Книга - Кольт

a
A

Кольт
Юлия Александровна Фадеева


Мир сильных мужчин #1
Катерина обычная девушка, желающая помочь своей умирающей от страшной болезни матери, но случилось так, что она попала в крупный переплет и оказалась должна своему работодателю очень крупную сумму денег. Казалось бы, выхода нет, но неожиданно на помощь приходит тот, кого все боятся и перед кем трепещут враги: профессиональный убийца. Жестокий и беспощадный. Но так ли он неприступен, каким кажется, или же Катерине удастся найти "ключик" к его сердцу? Давайте узнаем!

Содержит нецензурную брань.





Юлия Фадеева

Кольт





Пролог




– Вы шутите? – осипшим от волнения голосом поинтересовалась я.

– С чего бы это? – усмехнулся полноватый рослый мужчина в темно-сером костюме. – Твой паспорт у меня, бежать тебе в чужом городе некуда, бабки я за тебя уплатил нехилые.

– Но я же…

– Слушай ты, овца, бля, я тебе сказал, отработаешь долг и можешь хуярить хоть на все четыре стороны, а нет, значит, станешь моей девочкой, которая будет обслуживать клиентов, приезжающих отдохнуть в мой клуб.

– Но Амир, ты же понимаешь, что я не смогу за пару часов собрать такие деньги – это слишком большая сумма, – мой голос дрожал, а внутри все клокотало от страха.

– Блять, Катька, пара штука зеленых – это немного, и эту сумму реально собрать. – Рыкнул Амир, крутя в руках сигарету.

– Но как?! – в отчаянии воскликнула я.

– Сука, тебя че, ещё и учить всему нужно? Ноги свои пошире раздвинь и пусть тебя ебут во все щели, глядишь, пару штук зеленых за пять часов и заработаешь. Но сама понимаешь, проебываться не получится. – Хмыкнул мужчина, закуривая и делая затяжку. – Всё, пошла нахуй отсюда.

– Но Амир, я же… – в голосе паника, а в глазах застыли слезы.

– Ну чего ещё? – раздраженно рыкнул он.

– У меня ещё не было мужчины. Я не знаю как…

– Тебя че, трахнуть, что ли? Так давай, я выебу тебя так, что встать потом не сможешь, зато каждую дырку твою распечатаю. Потом под всякими мудаками тебе уже не будет больно. Может быть неприятно, но точно не больно. Главное, не попадайся Кольту. У него хер огромный – порвёт тебя, нахуй, а мне тебя потом штопать. – Он снова сделал затяжку и, опустив руку с толстыми пальцами на свой пах, поинтересовался: – Ну, че, раздевайся, драть тебя буду.

– Н… не надо. – Испуганно пролепетала я, широко распахнув глаза.

–Тогда вали, нахер, отсюда, чтобы глаза мои тебя не видели. Через пять часов жду две штуки зелёных. Не принесёшь, будешь шлюхой в моем клубе работать. Усекла, Калинина?

Кивнула, понурив голову.

– Всё, не выводи меня из себя, пока я тебя тут же на своём столе не разложил и не выебал.

Снова кивнула и, резко развернувшись, стремглав выбежала из кабинета Амира. Слезы душили, а перед глазами все расплывалось. Что же мне делать? Что?! Эти вопросы не давали покоя, тревожа душу и сердце.

Вот зачем я только связалась с ним? Зачем пошла именно сюда? Понятное дело – нужны были деньги на лечение матери, которую я оставила дома. У неё онкология. Нам дали полгода. Если не успеем собрать нужную сумму на лечение, то потом уже нужно будет готовиться к трауру, потому что помочь ей уже никто не сможет. Нет, сама операция бесплатная, но вот лекарства…

Я уехала в другой город в надежде, что найду хорошую работу, немного поднакоплю денег, через месяц-другой смогу взять кредит, чтобы полностью уплатить мамино лечение, но…

Все пошло не по плану.

Увидела в объявлении, что нужна девушка для работы в клубе на должность VIP-бармена, зарплата высокая, график подходящий – всего 8 часов в сутки – правда, работать придётся в ночную смену. С десяти вечера до шести утра.

Меня взяли на испытательный срок… Ох, лучше бы я вообще никогда не приходила в этот злосчастный клуб!

Я умудрилась разнести стеллажи с дорогими алкогольными напитками. И надо же было споткнуться… Оступилась. Налетела на одну полку, а они, одна за другой, словно карточный домик, посыпались вниз, разбивая дорогую тару со спиртным.

В первый же официально рабочий день влетела на крупную сумму! Да, только мне может так "повезти"!

За грустными думами не заметила, как на моем пути возникла высокая, мощная фигура какого-то мужчины.

– Оппа! А что это за симпатичная птичка попала в мои цепкие коготки? А ну-ка, посмотри на меня, крошка.

Даже испугаться не успела, лишь слегка отпрянула и воззрилась на этого верзилу, прошептав:

– Извините, я вас не заметила.

– Зато я тебя заметил. – Усмехнулся незнакомец. – Гамбит, скажи Амиру, что забираю эту крошку с собой. Деньги, как всегда переведу на его личный счет. За такую малышку – не обижу.

– Как скажешь, Кольт. – Криво усмехнулся амбал со шрамом на щеке и удалился в сторону кабинета Амира.

– Вы – Кольт? – дрогнувшим голосом, спросила я.

– Верно, крошка.

Мужчина наклонился ко мне так, что я сумела почувствовать запах его дорогой туалетной воды – нотки цитруса и крепкого кофе.

– Ты такая маленькая и милая, что я отныне буду называть тебя Колибри. Моя прекрасная маленькая пташка.

– Я не… – попыталась отойти от него, но этот мужчина не дал – ухватил за предплечье с такой силой, что я непроизвольно поморщилась.

– Отказов не принимаю. – Он нахмурился, и я поняла, что ТАКОМУ мужчине перечить не стоит – опасно. – Теперь ты принадлежишь мне, детка.




Глава 1




За сутки до недавних событий

– Мама! – плакала я, сидя у больничной койки своего самого близкого и родного человека. – Мамочка, я что-нибудь придумаю. Я найду эти проклятые деньги, и сделаю все, чтобы ты жила! Мамочка, только держись!

Я рыдала, уткнувшись лицом в ее руку.

Бледная, обессилевшая женщина с темно-синими кругами под глазами, впалыми щеками и потускневшим взглядом, смотрела на меня и безмолвно плакала.

Врачи вынесли страшный приговор – рак! Рак горла. Две недели назад маме резко стало плохо, и она упала в обморок. Анализы и обследования дали четкий ответ на причину плохого состояния – злокачественная опухоль в области гортани. Надежды на чудо почти нет – нужна операция! Ее сделают, пропишут химию-терапию, но этого мало – для восстановления нужны очень дорогие лекарства, если их не будет, то шанс на выздоровление будет равен нулю.

– Катюшенька, дочка, – кое-как прошептала мама, – не плачь.

– Мама! – подняла голову и посмотрела в родные и любимые глаза. – Я обещаю, что найду средства! Я их найду!

– Милая моя, – из горла вырвался сдавленный сип, и мама закашлялась, поморщившись от боли.

– Дядя Коля отказал. Передал свои соболезнования, но денег не дал, сказал, что у самого проблем хватает. Я понимаю, конечно, но все же… Надеялась, что он хоть чем-нибудь сможет помочь. – Вытерла скатившуюся по щеке слезинку и поцеловала мамину руку. – Я найду выход. Обещаю!

Мама промолчала – сил говорить не было.

– Мам, – начала я, но договорить не успела – в палату вошла медсестра.

– Время для посещений вышло, попрошу покинуть палату.

Кивнула. Да, маме нужно как можно больше отдыхать и набираться сил.

– Я завтра приду, – пообещала ей.

И, поцеловав впалую щеку, удалилась.

Выйдя из пропахшего медикаментами помещения, глубоко вдохнула свежего, насколько это возможно в городе, воздуха.

Куда идти? Домой? Нет, не хочу. Не хочу и не могу – тяжело там оставаться одной, без мамы. Зайти в кафе? Возможно. Как раз и на улице погода не самая приятная: темные тучи скрыли небо, не пропуская ни единого лучика солнца, осенний ветерок развевал мои волосы, которые я распустила, как только вышла из здания; где-то вдалеке послышались первые раскаты грома – значит, скоро пойдет дождь.

Что ж, находится на улице в такую погоду – не вариант, значит, иду в кафе. Как раз закажу себе немного перекусить и горячего кофе.

Спустя пару минут, повесив на вешалку коротенькое темно-коричневое пальто, уселась за небольшой круглый столик с двумя стульями. Буквально через пару мгновений ко мне подоспела официантка и приняла заказ, а я, пока его не принесли, посижу в телефоне и поищу вакансии.

Понимаю, для студентки ПТУ найти что-то стоящее довольно сложно, но я обязана постараться – любая копейка могла помочь!

Мне девятнадцать лет, уже перешла на третий, последний, курс – осталось доучиться еще пару месяцев и тогда получу диплом об окончании. Профессию получу не самую востребованную, но она у меня хотя бы будет, а это уже немало.

В школе была хорошисткой, закончила без единой "тройки", а вот поступила лишь в местное училище. Почему? Да потому, что не хотела оставлять маму одну. Ей ведь и так было непросто.

Когда я была совсем маленькой, отец, как сейчас помню, поцеловал меня на прощание и сказал, что скоро вернутся, но сперва добудет такую рыбину, каких я еще никогда не видывала, сказала маме, что безумно любит и уехал с коллегами по работе на зимнюю рыбалку в другой город. На следующий день маме позвонили и сообщили страшную новость – Сергей Калинин провалился под лед. Вытащить не успели – унесло течением.

Для нас с мамой это было настоящим ударом! Именно тогда я поняла, что жизнь может ударить. Бить по сердцу и душе! Больно… Наотмашь…

У мамы началась сильная депрессия, из которой, я думала, ее невозможно будет вывести, но, к счастью, она не закрылась в себе, ведь на руках осталась малолетняя дочь – единственное, что осталось ей от любимого мужчины.

Похоронить отца нам, увы, так и не удалось – тело до сих пор не было найдено.

Время шло, все более-менее наладилось, я закончила школу, поступила в местное училище на повара, а мама продолжала работать уборщицей в кинотеатре и содержать нашу семью. Когда была возможность, помогала ей: приводила в порядок залы после сеанса, мыла полы в фойе, протирала пыль с поверхностей, даже в туалетах убиралась, пока мама отдыхала от сложной работы. Для меня помочь самому родному человеку – не является чем-то зазорным, наоборот, считаю, что так должны поступать все дети, у которых есть родители. Если ты можешь помочь, то так и сделай, а не шляйся по ночным клубам да барам с друзьями. Не стоит прожигать жизнь впустую.

За все свои небольшие прожитые годы я ни разу не была на танцах, никогда не ходила гулять с девчонками допоздна, ни разу не брала в рот алкоголя, не курила – была примерным ребенком, ведь знала, что маме очень тяжело поднимать мня в одиночку.

Я всегда старалась вести себя разумно, хотя иногда хотелось взбунтоваться и сделать что-нибудь запретное, но в последний момент всегда останавливала себя – нельзя, ведь это огорчит маму.

Слегка тряхнула головой, прогоняя непрошенные воспоминания; достала телефон из кармана джинсов и подключилась к Wi-Fi – нужно посмотреть вакансии.

1. Повар в школе – зарплата до 15т.р., график 6/1

Нет уж, это точно не походит.

2. Уборщица складских помещений – зарплата до 22т.р. – график 3/1

Нет, я такими доходами я маме не помогу

3. Требуются молодые девушки от 18 лет, без в/ п, можно без опыта работы – зарплата от 70т.р и выше, карьерный рост, график 1/3

Смешно! Нашли дуру. Тут ведь почти прямым текстом написано, что требуется проститутка.

Неодобрительно покачала головой, продолжая поиск.

4. СРОЧНО! В новый дорогой ночной клуб "Элегия" требуется бармен в VIP зону. Требования: не моложе 18 лет, опрятный внешний вид, воспитанность, чувство юмора и такта, коммуникабельность, без в/п, пунктуальность. – зарплата от 100т.р. + чаевые

Примечание: звонить после 20:00

Опа! А вот это уже интересно. Так, где тут номер?

Ага, нашла! Сделала скрин, чтобы не забыть и не ненароком не потерять данное объявление.

Так, вроде, по всем требованиям подхожу, осталось только дождаться вечера и позвонить им. Ух, зарплата от ста тысяч! Блин, хоть бы меня взяли! График отличный! Если у меня получится устроиться в этот клуб, то буду работать сверхурочно, чтобы как можно быстрее собрать нужную сумму. Если буду выходить на смену сутки через сутки, то и оплата будет в два раза выше. А это уже от двухсот тысяч! Да плюсом еще и чаевые! Блииин! Хоть бы меня взяли!

Но тут на меня словно ушатом холодной воды окатило! А когда было размещено это объявление? Что, если оно старое? Тогда сильно сомневаюсь, что вакансия до сих пор свободна – такое лакомое и заманчивое предложение не останется без внимания. Покопалась и нашла… Выдохнула – его разместили всего несколько часов назад! Фу-х, значит, шанс есть!

Принесли мой заказ и я, приободренная, с удовольствием перекусила. Ну, хоть какая-то надежда замаячила на горизонте!..




Глава 2




– Здравствуйте, я по объявлению, – неуверенно начала я, говоря в трубку сотового.

Я, подобрав ноги под себя, сидела в гостиной на небольшом диванчике, рядом с которым стоял журнальный столик. На его поверхности были разложены блокнот, шариковая ручка черной пастой, кружка почти остывшего кофе с молоком, вазочка с песочным печеньем и маленькое ведерко с подтаявшим шоколадным мороженым.

– Еще одна, – недовольно раздалось на другом конце провода. – Возраст?

– Девятнадцать…

– Образование?

– Заканчиваю…

– Сгодится, – довольно грубо перебили меня. – Вредные привычки?

– Не имею.

– Отлично. Статус?

– Что, простите? – не поняла я, слегка опешив.

– Замужем, спрашиваю? – Снова этот недовольный тон, аж мороз по коже.

– А, нет. Не замужем, детей нет. Даже кошки не…

– Не замужем. Прекрасно. – Не стали слушать мой лепет. – В какой местности проживаете?

Назвала свой город.

– Хм, в трех часах езды от нашего города. – На том конце задумчиво промолчали, а затем продолжили: – Завтра ждем на собеседование. Предварительно вы нам подходите, но нужно пообщаться лично.

– Д… Да, конечно, я приеду.

– Приходите по этому адресу. – Незнакомец, а это был мужчина, назвал место и время, куда я должна буду прибыть.

– Записала. – Кивнула. Только вот зачем, если он все равно этого не видит? А, все равно. Главное – есть адрес, по которому я завтра поеду на собеседование.

На другом конце связи раздались короткие гудки.

– Трубку бросил. – Пожала плечами, убирая сотовый в карман джинсов. – Так, ладно, нужно подготовиться. Сперва соберу самое необходимое, что может пригодиться, а затем уже займусь собой. Еще нужно подобрать что-то для собеседования.

Поднялась с дивана и направилась в свою небольшую, но довольно уютную комнату. Светлое помещение с аккуратно заправленной односпальной кроватью, рядом с ней светло-бежевая тумбочка с тремя выдвижными ящичками. На тумбе расположилась недочитанная художественная книга с закладкой почти на середине. На стене висят старенькие часы с потемневшим циферблатом. У занавешенного светлыми занавесками окна высокий, но неширокий шкаф-купе, а на полу обычный темно-синий ковер с витиеватым орнаментом. Скромно, но мне нравится.

Через час копания в вещах, впихнула в небольшой рюкзак нижнее белье, пару кофточек, джинсы, юбку-карандаш, блузку, зубную щетку, средства гигиены, расческу. Во внутренний карман положила немного денег, а то мало ли, что может произойти. Туда же отправились документы: паспорт и студенческий билет, доказывающий, что я обучаюсь на последнем курсе в ПТУ по специальности повар-кондитер.

После того, как сборы были завершены, отправилась в ванную – нужно немного освежиться. Сегодня следует лечь пораньше, потому, как вставать придется рано, чтобы приготовить себе завтрак, затем заехать к маме в больницу, немного побыть с ней, а затем уже поехать на автовокзал, купить билет и отправиться в другой город. Да уж, дел завтра будет просто невпроворот!

Что несет нам день грядущий?.. Я не знала, чего ожидать, но надеялась, что у меня все получится. Я должна постараться ради мамы! Ради нас обеих.

Приняв водные процедуры, вытерлась насухо, надела ночную сорочку из нежно-розового шелка, высушила феном волосы и забралась в постель под одеяло.

Уставшая за день, не заметила, как уснула без сновидений.




Глава 3




Как и планировала, с утра позавтракала, съездила навестить маму, немного рассказала о вчерашнем дне, но почему-то промолчала о возможной работе – мало ли, может быть меня и не примут, тогда не вижу смысла обнадеживать ее. Поэтому пришлось немного слукавить – сказала, что поеду в другой город, чтобы навестить школьную подругу. Мама лишь слабо улыбнулась – говорить сил у нее не было.

У меня сердце разрывалось из-за нее от тревоги – боюсь не успеть собрать нужную сумму. Через два дня ей проведут операцию, затем назначат лечение, химию-терапию и прочую лабудень, от которой не будет никакого толку. Конечно, все это бесплатно, но мы все прекрасно знаем, что после операции есть куда более эффективное лечение для восстановления и вот тут-то и нужны дорогостоящие лекарства. И на них потребуется не сто и не двести тысяч, а гораздо более крупная сумма. И я буду стараться – сделаю все, чтобы заработать нужные средства. Мама – единственная, кто у меня остался!

Поцеловав маму в щеку, вышла из палаты и быстрым шагом покинула больницу – нужно спешить на автовокзал, ведь у меня даже билет пока не куплен.

Через пару часов, удобно устроившись на пассажирском сидении, мчалась туда, где, возможно, я и найду выход из сложившейся ситуации.

В автобусе, как ни странно, ехали всего пару человек, поэтому, заняв свободное сиденье на заднем ряду, подсоединила наушники к телефону и включила музыку. С хорошей песней, и дорога проходит быстрее.

Автобус мчался по проезжей магистрали, сворачивал и петлял, а за окном сменялся ландшафт – то бескрайние поля, то густые леса, через которые была когда-то давно проложена данная дорога, иногда появлялись небольшие деревеньки со стареньким домами, но чаще всего дорога была однообразна. Когда мне наскучило пялиться в окно, просто прикрыла глаза, и не заметила, как задремала – музыка убаюкивала.

Проснулась резко, словно от толчка. Тут же встрепенулась и посмотрела в окно – мы подъезжали к автостанции. Ну что ж, еще немного, и я прибуду на место, возможно, своей будущей работы.

Когда автобус остановился, вышла из него, и первое. Что пришло на ум – вызвать такси, потому что сама вряд ли сумею найти то место, что мне казали.

Буквально минут через десять такси везло меня по адресу. Ехали, наверное, минут сорок – пробки, чтоб их!

В итоге мы доехали до места назначения.

Трехэтажное здание с яркой вывеской на входе "Элегия", на входе стоят двое охранников, скрестив руки на груди, точно под копирку – оба высокие и мощные, точно быки. Иначе их назвать даже язык не поворачивается.

Расплатилась с таксистом и несмело направилась к этим верзилам.

– Здравствуйте, – робко пролепетала я, немного вжав голову в плечи, – я на собеседование. По объявлению пришла.

Один из охранников оглядел меня с ног до головы, чему-то усмехнулся и открыл передо мной дверь.

– У бармена спросишь, куда идти дальше. Шагай.

У бармена? Я вся похолодела внутри. Неужели уже кого-то взяли на эту должность? Неужели не успела? Внутри начала подниматься паника, но я постаралась успокоиться, ведь, в конце-то концом, клуб большой, мало ли. Может, им нужен не один бармен, а несколько.

Слабо освещенный проход до двери, ведущей в зал, из которого доносилась спокойная приятная мелодия. Отворила двери.

Шикарное убранство зала поражало!

Первое, что бросилось в глаза – сцена! Красивая, украшенная тяжелыми темно-бардовыми портьерами, над сценой прожектора с разноцветной подсветкой.

Огляделась по сторонам.

Мягкие кожаные диванчики и кресла, стеклянные, начищенные до блеска толики, на самой середине которых расположились потрясающей красоты пепельницы. Ага, если в этом заведении можно курить, значит. Оно приносит огромные доходы, ведь клубы, в которых допустимо курение, платят огромные налоги за это!

Диваны и столики по бокам были обнесены драпированными невысокими ширмами, из-за чего создавалось ощущение уединения, над каждой зоной отдыха точечные светильники, которые можно было приглушить, если требовалось.

Подняла голову наверх и увидела огромный стеклянный шар. Красиво.

Снова огляделась. Лестница на второй этаж вела в другую зону отдыха – уединенные балконы с более комфортными креслами и совершенно невообразимыми столиками – полностью состоящие из черного стекла поверхности и красивые ножки с узорами по поверхности. Красивые.

– Эй, – раздалось со откуда-то со стороны, – ты кто?

От этого окрика даже вздрогнула. Огляделась, и заметила долговязого парня за барной стойкой, натирающего бокалы.

– Ой, здравствуйте. Я на собеседование пришла.

– А-а, – протянул он, окидывая оценивающим взглядом с головы до ног. – Тогда тебе наверх, прямо по коридору и до конца. Прежде чем войти, постучи, а то мало ли чем Амир может быть занят.

– Спасибо, – кивнула ему и направилась наверх по лестнице.

Через пару минут, как и сказал тот парень, я стояла возле нужно двери. Было очень волнительно. Сделала пару глубоких вдохов, постучала.




Глава 4




– Ну, кого там еще принесло? – раздался за дверь мужской раздраженный голос.

У меня от него почему-то мороз по коже прошелся, но я пыталась себя переубедить, что все хорошо. В конце-то концов, не съест же он меня.

– Н, кто там такой смелый? Заходи, какого хера на пороге топчешься!

Боже мой, у меня даже руки вспотели!

Отерев ладони о черную юбку-карандаш, взялась за ручку и повернула ее, открывая дверь.

– Здравствуйте, – поздоровалась с сидящим за столом тучным мужчиной.

– Ну, привет, коль не шутишь. – Усмехнулся он, приподняв вверх правую бровь. – Ну, и кто ты такая?

Он оценивающе прошелся по мне взглядом и довольно причмокнул языком, из-за чего у меня в душе шевельнулось неприятное предчувствие, но я его тут же отогнала от себя.

– Я к вам по поводу работы. В объявлении…

– А-а, – разочарованно протянул он, беря сигару из небольшого ящичка и, обрезав ее какой-то штуковиной, прикурил, глубоко затянувшись и выпустив изо рта густой дым. – На вакансию бармена пришла пробоваться?

– Д… Да. – Почему-то начала заикаться я.

– Паспорт дай, гляну.

Просить дважды меня было не нужно, я вообще понятливая. Тут же достала из рюкзачка документ и протянула ему.

Он, приняв его, снова глянул на меня, словно что-то прикидывая, а затем уткнулся носом в мой паспорт, из-за чего на его шее тут же выскочил второй подбородок. Н-да уж, не красавец.

Не очень высокий, может, на пять-десять сантиметров выше меня, тучный, с толстыми пальцами-сардельками, на голове проплешины с седыми прядками по вискам. Одет этот странный индивид был в деловой костюм с кораллового цвета рубашкой, на поясе вместо ремня подтяжки, видимо, только они могли сдержать рвущийся наружу немаленький живот.

Пипец! И как можно было довести себя до такого отвратительного состояния?

– Так… Екатерина Калинина, значит… – бубнил он себе под нос. – Ага, место рождения… угу… место жительства… понятно… семейное положение… отлично… дети… отсутствуют… возраст… девятнадцать… чудесно. То, что нужно. Ну что, красавица, могу тебя поздравить, ты подходишь. – Наконец-таки обратился он ко мне, поднимая голову от документа. – Я пока приму тебя на испытательный срок. Как раз познакомишься тут со всеми, узнаешь, где и что лежит, как вести себя с клиентами… Форму тебе выдадут. Тебе есть, где жить?

О как! Сразу вот так вот, прямо в лоб! Я даже толком не сообразила, что происходит.

– Н… нет. Я недавно приехала из своего города, и сразу же направилась сюда.

– Ну, это не беда. На первое время можешь и тут пожить. У нас есть несколько комнат для персонала. Разместишься на время там, а потом найдешь себе что-нибудь подходящее. Так, смотри, Катя, ничего, что я так к тебе обращаюсь?– он вопросительно приподнял бровь, а я лишь кивнула, не возражая. – Так вот, так как ты будешь на стажировке, то и зарплата будет в разы меньше, чем та, которая последует после официального трудоустройства. Пока ты будешь получать в день по три тысячи, плюс чаевые. Работа не каждый день, а через сутки. Работать будешь с десяти вечера, потому что вся жизнь в клубе начинается именно в это время, и до шести утра, когда все посетители расходятся кто куда.

– Поняла,– кивнула.

– Всему необходимому тебя обучит Александр, возможно, ты его уже видела – это наш бармен. Долговязый парень, находчивый. Одним словом – молодец!

Снова кивнула. Видела его, да. Он меня сюда и направил.

– Хорошо. Так… Что-то же еще хотел сказать… А, точно! У тебя парень есть?

Ого! Вот такого вопроса я точно не ожидала!

– Нет, – мотнула головой, озадачено глядя на мужчину.

– Чудесно! Просто чудесно! А родственники?

– Только мама.

– Мама, значит. – Он задумчиво почесал подбородок, словно что-то прикидывая. – Ясно. Ну ладно, ты иди пока, обустраивайся. Спустись вниз к Саше, он покажет, где ты сможешь на время разместиться. Все, ступай.

– А… – начала, было, я.

– Ну что еще? – раздраженно передерну плечами, вздохнул он.

– А мой паспорт?

– Он пока побудет у меня. Пройдешь стажировку, устроим тебя, тогда и получишь его назад. Все, ступай, а то у меня еще дел невпроворот.

Ой, что-то меня дела с паспортом немного насторожили, но я снова отогнала от себя плохие мысли. Что ж, как говорят, в чужой монастырь со своим уставом… Вот и я так же, не буду лезть на рожон.

– Ну, – неуверенно пробормотала я, – ладно. Тогда, я пойду?

– Иди, – махнул он рукой в мою сторону и уткнулся носом в какие-то документы, давая понять, что на этом разговор закончен.

Развернулась, и вышла из кабинета – нужно еще заселиться в одну из комнат в этом клубе.

Вздохнув, направилась вниз к Александру – пусть покажет, где мне первое время предстоит обитать, пока не сниму более подходящее жилье.




Глава 5




Заселилась довольно быстро – Саша показал комнату, в которой мне предстоит жить в течение первого месяца.

Небольшое помещение с односпальной кроватью, накрытой чистым покрывалом темно-бардового цвета, рядом из темного дерева тумбочка с двумя выдвижными ящичками, у стены небольшой шкаф для одежды.

Странная, конечно, обстановка, но другой, видимо, нет.

– Как обустроишься, приходи ко мне вниз, покажу и расскажу что к чему, заодно познакомишься со своим будущим рабочим местом. – Спокойно произнес парень, выходя из комнаты.

– Саш, постой! – окрикнула его.

– Ну, чего? – остановился он, обернувшись.

– А где тут душ или ванная?

– Душевая тут для девочек общая – она в конце по коридору налево. Выйдешь из своей комнаты и свернешь влево, потом прямо и снова налево. Поняла?

– Вроде. – Кивнула.

– Ну и молоток. – Подмигнул мне и продолжил свой путь. Через мгновение, он уже скрылся из вида.

Я же, оставшись одна, разобрала вещи и, усевшись на кровать, взгрустнула.

Как там мама без меня? Скоро операция, а я буду тут. Может, ну его? Брошу все и отправлюсь обратно к ней – ей ведь будет нужна моя поддержка. Но тут же себя одернула – если уеду, то исчезнет тот мимолетный шанс, что получится заработать нужную сумму на лекарства. Нет, пусть я пока не увижу ее, но это все временно.

Кивнула своим мыслям. Да, так будет правильно. Наверное…

Тряхнула головой, поднимаясь с кровати.

Нужно переодеться. Ну в самом-то деле, не пойду же я на работу в юбке-карандаше и белой блузке с длинный рукавом.

Переоделась довольно быстро: джинсы и черная футболка с изображением Нью-Йорка, удобные туфли-лодочки. Волосы расчесала и сделала высокий "конский" хвост.

Украшений на мне не было, а краситься не любила, поэтому, посмотрев в зеркало, которое, как оказалось, было встроено с внутренней стороны в дверце шкафа, улыбнулась своему отражению. На меня оттуда смотрела довольно миловидная девушка с длинными волосами цвета темного шоколада, янтарными глазами и нежными чертами лица. Невысокая – всего сто шестьдесят сантиметров, с ладной фигуркой, почти третьим размером груди и округлой аппетитной попкой. Да, симаптюлька! Еще немного полюбовавшись на себя в отражении, закрыла шкаф и вышла и комнаты, прихватив с собой свой сотовый и запихнув его в карман джинсов.

Ну что, сегодня будет мой первый день стажировки. Что-то даже немного боязно…

Дорогу в зал, где обитал Саша, нашла быстро, благо, запомнила, как сюда идти. Спустившись по лестнице вниз, заметила, что бармен что-то пишет, проверяет на полках. Хм, учет? Вполне возможно.

– Привет еще раз, – доброжелательно улыбнулась ему, усаживаясь на высокий барный стул.

– Чего расселась, тащи сюда свой зад, буду учить тебя.

О, как! С места – в карьер! Ну, ладно.

Пожала плечами и зашла за стойку.

– Смотри, видишь эту колонку? – Он указал на одну из четырех колонок в листе.

Кивнула.

– Это то, что нам должны привести поставщики. А вот эта колонка, – он указал на другую, – отражает то, что осталось невостребованным. Этот товар идет на списание. А вот эта колонка, – он снова ткнул пальцем в листок бумаги, – это то, что оказалось браком.

Я удивленно посмотрела на него.

– Чего уставилась? – приподнял он светлую бровь. – Да, брак, бывает, тоже попадается. И вот за этим нужно строго следить, потому что клиенты у нас не простые, а очень влиятельные в определенных кругах – подделки они не потерпят.

– Ага-а, ясно. – Протянула я, понимая, что мозг сейчас закипит от новой информации. – Слушай, а как отличить подделку от оригинала? Я ведь в этом совершенно ничего не понимаю.

– Не переживай, со временем всему научишься, втянешься и сможешь легко определять фальшивый товар от качественного.

В общем, мы весь вечер провозились с бумагами, пока на часах не показало половину десятого.

– Ого! – почесал затылок парень. – Долго же мы провозились. Так, Кать, ты ступай к себе и отдыхай, завтра после обеда продолжим. Пока тебе рано выходить к клиентам. Все, ступай, а то скоро клуб откроется.

– Ну, ладно. – Пожала плечами и поднялась к себе в комнату.

Чем заняться? Времени совсем немного. Может, пошариться в интернете и что-нибудь почитать про барменов и их обязанности?

На том и порешила, но, как оказалось, деньги на телефоне у меня закончились, поэтому доступ в интернет ограничен, а пароль от местного Wi-Fi я не знаю.

Огорченно вздохнув, закрыла двери, на замок и, переодевшись в ночную рубашку, легла отдыхать. Сама не заметила, как уснула.




Глава 6




Проснулась рано утром, потянулась до хруста в косточках и улыбнулась новому дню.

Удивительно, если бы не знала, что ночую в ночном клубе, то подумала бы, что эту ночь я провела в какой-то гостинице – так тихо оказалось. Может, тут все звука изолировано? Вполне. Скорее всего, это для того, чтобы дать отоспаться подчиненным. Ладно, не важно, главное – я выспалась.

От души зевнув и потерев глаза ото сна, приподнялась и взяла с тумбочки телефон. На экране высветилось время: 05:15

Ого! Чего это так рано я глаза разлепила?!

Озадаченная этой мыслью, встала и, накинув на себя легкий халатик, решила выйти из комнаты – пить хотелось.

Взглянула на себя в зеркало. Ну, нормально, единственное – волосы торчат во все стороны. Быстренько пригладив их рукой (все равно ведь меня никто не увидит), открыла двери и вышла.

Так, интересно, а тут есть вообще кухня? Как-то совершенно вылетело из головы спросить об этом у Саши. Ладно, надеюсь, сама как-нибудь найду.

Решила пройтись вглубь коридора, может быть, раз уж жилые комнаты для персонала находятся на этом этаже, то и кухня тоже?

Но, как оказалось, ничего даже близко похожего на нее не оказалось. Пожала плечами. Как же быть? Спуститься вниз? Нет уж! Не дай бог его клиенты увидят, меня же за это точно по голове не погладят.

Постояв в коридоре, решила уже вернуться обратно, как вдруг, одна из комнат отворилась и из нее вышел высокий мускулистый мужчина со шрамом на щеке, застегивая на себе рубашку, а рядом с ним, глупо хихикая и запахивая полупрозрачный халатик, стоит девушка с длинными волнистыми волосам цвета спелой вишни.

– Гамбит, – ласково мурлыкнула она, прижимаясь к мужчине пышным бюстом, – ты как всегда был на высоте. Сегодня ты был щедр, как никогда прежде.

– Сегодня у меня хорошее настроение, детка. – Ухмыльнулся он, чмокнув ее в щечку. – Ладно, мне нужно идти, а то Кольт порвет меня на части, если я вовремя не вернусь. Если получится, то заскочу к тебе в конце недели.

– Буду с нетерпением ждать, – привстав на цыпочки и чмокнув его в искаженную шрамом щеку, выдохнула она.

Верзила, засмеявшись грудным голосом, шлепнул девушку по попке и шагнул за порог, чуть не сшибив меня.

– Эх, – нахмурился он. – Какого черта ты тут делаешь? Подслушиваешь?

– Н… Нет, – начала, было, я оправдываться, но, благо, незнакомка вмешалась.

– Гамбит, – ласково улыбнулась она этому жуткому типу. – Не надо. Она новенькая. Сегодня первый день, как тут находится, еще даже не приступила к своим обязанностям.

– Да неужели? – подозрительно прищурившись, спросил он.

– Да, Амир ее сегодня нанял на должность бармена в VIP зону.

– В VIP? – удивился он.

– Ага. Нам как раз требовался бармен. Сейчас эта девочка на испытательном сроке. Если справится, то останется на постоянку.

– Любопытно. – Слегка прищурившись, он прошелся по мне взглядом, осматривая с ног до головы, из-за чего я тут же пожалела, что не оделась иначе. Сейчас мне казалось, что я стою перед этим амбалом почти обнаженная. – Хм, а симпотная ты деваха. Как раз во вкусе Кольта – он таких любит.

– Ой, да твой Кольт трахает все, что движется! – фыркнула девушка. – Ни одной юбки с красивой задницей не пропустил. Вон, Дашу затрахал так, что та потом тря дня не могла с постели встать. Отрастил себе член, а девчонки из-за этого должны мучиться. Вику так вообще штопать пришлось – порвал! Бедная, она рассказывала, что чуть не сдохла под ним! У него же сантимов тридцать, если не больше, а толщина с мое запястье! Нет уж, с ним связываться – себе дороже.

– Рот закрой! – рявкнул мужчина, заметив, как мои глаза в испуге приобрели форму блюдца.

– Прости, – тут же смирено опустив глаза, прошептала незнакомка.

– Еще раз услышу, что ты что-то про Кольта говоришь, голову оторву и прикопаю твое бездыханное тело в лесу. Усекла?

– Да, – еще тише прошептала она, сжавшись.

Больше ничего ей не говоря, он, еще раз окинув напоследок меня взглядом, удалился.

Стоило ему только скрыться из виду, как незнакомка показала ему вслед язык и прорычала:

– Ублюдок чертов! И Кольт его сволочь редкостная! Чтоб они все сдохли! – Она перевела взгляд на меня. – Ну, привет.

– Привет. – Озадачено ответила я, непроизвольно сделав шаг назад.

– Заходи, – улыбнулась она, заметив мое движение. – Будем знакомиться. Я, кстати, Ольга. А ты?

– Катя, – представилась ей, продолжая стоять на месте.

– Да заходи, – хмыкнула она. – Не боись, не укушу. Просто познакомимся, пообщаемся немного. После клиента у меня есть свободный час на отдых. Так что можно не бояться, что нас прервут.

Клиент? Господи, куда я попала? Неужели же ночной клуб это, на самом деле, хорошо замаскированный бордель? Нужно обо всем разузнать!

Тяжело вздохнув, вошла в комнату Ольги.




Глава 7




– Погоди, сейчас я постель заправлю, а то как-то неприлично будет, если мы на нее сядем, сама должна понимать, что мы тут не разговоры говорили, – хохотнула Ольга, быстренько поправляя простынь и заправляя кровать покрывалом из бледно-розовой плотной ткани. – Ну все, теперь можно и присаживаться. Ты что будешь? Виски, водку, вино?

– А… А можно просто воды.

– Воды? – удивилась девушка. – Ну, вода, вроде, тоже где-то тут была.

Она открыла шкаф и немного склонилась над чем-то. Оказывается, у нее там настоящий мини-бар имеется!

– Ага! Вот, нашла! – лучезарно улыбнулась девушка, обнажая ряд ровненьких белых зубов. – Держи свою воду. А я, пожалуй, открою бутылочку безалкогольного. Амир не любит, когда его девочки выпивают в рабочую смену. Он за это может наказать рублем.

– Чего? – не поняла я, открыв бутылку и делая первый глоток. Вода оказалась без газов довольно прохладной.

– Говорю, что он штраф может нехилый за это влепить. Вплоть до того, что забрать всю выручку за ночь. А это, знаешь ли, немалая сумма. Нет, разумеется, конкретно нам клиент не платит – все идет через руки Амира. Мы точно знаем, сколько стоит перепихон с одной из нас за час, там такое бабло крутится, что просто дух захватывает. Амир забирает себе семьдесят процентов, а нам отдает тридцать.

– Так мало? – снова удивилась я.

– Поверь, даже того, что нам отдает босс, хватает жить и не париться по поводу денег.

– И много ты за ночь можешь заработать?

– Ну, тут зависит от того, сколько клиентов за ночь ты можешь обработать. Вот у меня один раз было, что десятерых окучила. Правда, потом отсыпалась почти сутки. Но!.. Я тогда нехилую прибыль клубу принесла. Амир был жутко доволен мной. А когда он доволен, то той, кто его порадовала, сыпятся крутые плюшки.

– Какие?

– В тот раз, ну, когда я десятерых то, ну, сама понимаешь, – она подмигнула, улыбнувшись, – Амир отправил меня на недельку погреть косточки на Мальдивах. Ох, как я там отдохнула! Такой красоты я еще никогда в жизни не видала! Кать, там просто рай для человека!

– Охотно верю, – улыбнулась, снова делая глоток из бутылки.

Ольга же, открыв баночку пива, глотнула из нее и увалилась на постель, чуть было, не расплескав содержимое тары.

– Оль, – осторожно обратилась к девушке, вальяжно развалившейся на кровати, – извини, если покажется бестактным, но почему ты занимаешься ЭТИМ?

– Сексом, что ли? – ухмыльнулась она.

Я кивнула, предполагая, что она может и не ответит на данный вопрос.

– Да все просто – я ничего, кроме как раздвигать ноги под мужиками, не умею делать. Да, собственно, и не хочу. Трахаться я люблю, да ее и бабло за это нехилое стригу. На жизнь хватает. Вот, уже подумываю хату себе прикупить, чтобы не снимать квартиру. Потом, глядишь, машину приобрету.

– Квартиру? – удивилась я. – Неужели ты так много зарабатываешь?

– Конечно! Ты на меня-то глянь, глаза раскрой. Я же красавица. У меня от клиентов отбоя нет. Я с одним из них за час зарабатываю от штуки зеленых, иногда, если уж больно щедрый попадется, то и больше. Намного больше. Меня тут как-то втроем жарили. Ух, Катька, знала бы ты, какой от этого адреналин в крови поднимается! Три мужика с шикарными фигурами, симпатичными мордами лица, – она хохотнула, – и приличными размерами членов… Двойное проникновение… Блин, это чистый кайф! Вот они мне пять штук заплатили. Разумеется, большую часть я Амиру отдала. И это, Катюх, помимо того, что они и так уже за меня заплатили. Богатые клиенты попались. Правда, бывают и такие толстосумы попадаются, что он одного только вида блевать тянет, но, увы, выбора у меня нет, а если бы и был, то кроме Гамбита я никого бы не стала принимать. Нравится мне этот суровый мужчина. – Она печально улыбнулась, снова делая глоток из банки.

– Гамбит? Это тот, что вышел от тебя?

– Да, он. Красивый, падла, Ольга мечтательно кивнула.

– Падла?! – шокировано уставилась на нее, не веря своим ушам.

– А, не обращай внимания, это я его так за глаза из-за большой и чистой любви, как говорится, называю. Так, ладно, хватит пока обо мне, давай-ка о себе расскажи. Какими судьбами ты к нам?

Я вздохнула, сделав небольшой глотов воды из бутылки, и рассказала все, как было в моей жизни до этого самого момента. Впервые в жизни мне с кем-то захотелось поделиться своими проблемами и переживаниями.




Глава 8




– Да-а, – протянула девушка, сидя на кровати и держа в руке недопитую бутылку безалкогольного, – дела. Сочувствую по поводу твоей мамы.

– Спасибо, – в глазах защипало, а в горле появился ком. Надо срочно переключиться, иначе я позорно разревусь на глазах у фактически незнакомого человека.

– Оль, – проморгавшись, обратилась к девушке.

– Че? – кивнула она, убирая баночку пива на тумбочку.

– А много вас таких… – я замялась, не зная, как назвать род деятельности этой особы, чтобы ненароком не обидеть. – Ну… Таких… Блин!

– Девочек Амира? – поняла Ольга, усмехаясь.

Я кивнула. Фу-х, избавила меня от неловкости.

– Ну как тебе сказать… – она ненадолго задумалась. – Так, ща посчитаю. Эм… Пять… угу… эм… девять… тэ-кс… Ага, нас четырнадцать девочек.

– Так много?! – изумилась я.

– Не, это уже мало – раньше было тридцать семь.

– Сколько?! – мне показалось, что глаза сейчас вылезут из орбит. Это же надо, столько девиц раньше работало и до сих пор еще работают в этом месте… Уму непостижимо!

– Ага, – как ни в чем не бывало, ответила она, доставая из верхнего ящичка прикроватной тумбочки пачку сигарет и навороченную зажигалку. – Много было, но через некоторое время одна за одной стали сливаться. Не знаю почему – не спрашивай. Может денег поднакопили, а может еще что – не в курсях. – Ольга пожала миниатюрными плечами и, прикурив, сделала первую затяжку.

Я не перебивала, внимательно слушая ее.

– Вообще, не все, например, как я, сразу идут в проститутки. – Кажется, я вытаращила глаза. – Чего так уставилась? Я просто называю вещи своими именами – сама понимаю, что не принцессой тут подрабатываю. Так вот, некоторые так же, как и ты, сперва работали в баре, но… – Она сделала очередную затяжку, а затем медленно выдохнула облачко полупрозрачного дыма изо рта. – Там зарплата куда меньше, чем тут. В VIP зоне очень большая нагрузка и ответственность, если что не так, то тебя тут же наказывают рублем. И штрафы, Катюх, там пиздец, какие громадные. А тут что – раздвигаешь ноги перед мужиком и получаешь не только удовольствие, но и дохера бабла, а иногда и подарки – если клиент больно щедрым окажется. Почти все девчонки из барменов перешли в проститутки. Сперва это тяжело – принять такой образ жизни, а потом ничего, втягиваются. Мне вот, к примеру, нравится трахаться сразу с двумя мужиками и, желательно, чтобы у них и фигуры, и члены были как надо! – Ольга хохотнула, снова затянувшись.

– А тебе не бывает противно, что за день у тебя в постели побывало немало мужчин? – осторожно, чтобы как-то не обидеть ее, поинтересовалась я.

– Ну, лишь изредка. Когда припрется какой-нибудь боров с таким пузом, из-за которого ему собственного члена не видно. Вот где мерзость-то! – Девушка передернула плечами, словно этот самый боров уже тут, перед ней. – Ведь приходится тогда имитировать крики удовольствия, чтобы умаслить его и заставить как можно скорее кончить.

– Я не представлю, как можно заставить лечь с тем, кого не любишь.

– Ой, я тя умоляю, – закатив глазки, фыркнула Ольга, стряхивая пепел с сигареты с баночку из-под пива. – Когда знаешь, что за секс, который, между прочим, может быть очень и очень приятным, получишь кругленькую сумму на счет, то особо не задумываешься на эту тему. Так что, Катюх, легко под мужика лечь.

– Все равно… Для меня это недопустимо…

– Знаешь, многие девочки так говорят, а потом раз, и уже лежат под очередным клиентом, крича от удовольствия и кончая так, что крышу сносит. Уж поверь моему опыту, тут приходят такие мужики, что начинаешь кипятком ссать! Вот ты когда в последний раз получала крышесносный оргазм?

– А… Я… Я не… – замялась, непроизвольно покраснев.

– Постой, – подскочив, точно ошпаренная, Ольга уставилась на меня, как на некую диковинку. – Ты че, девственница, что ли?

– Я… Да. – Почему-то мои слова прозвучали так тихо, что я сама их еле разобрала.

– Ну, ты ваще! – ошарашено выдохнула девушка. – Ты как умудрилась-то? И вообще, сколько тебе лет?

– Девятнадцать.

– Блять, да ты же еще совсем молодая! И куда Амир смотрит, когда принимает на работу совсем еще не оперившихся птенцов? Ему что, мало других девочек? Блять! Знаю, куда этот толстосум смотрит – на сиськи и жопу! А если к ним еще и симпатичная мордашка прилагается, тогда это стопроцентный прием на работу. Извращенец хренов!

– Я не…

– Я не к тебе обращаюсь, а просто вслух рассуждаю. – Перебила меня Ольга, нахмурившись. – Короче, Катюх, дело, конечно, твое, но не советую я тебе лезть в эту кабалу – затянет так, что потом хрен выберешься. Пришла сюда работать барменом, тогда и держись за это место. Понимаю, что бабла меньше, чем когда под мужиками ноги раздвигаешь, но зато никакой грязи. Ты еще неиспорченная девочка, и я не хочу, чтобы из тебя сделали прожженную суку, Кать.

– Но я и не собиралась…

– Честно говоря, я бы тебе советовала бежать, нахрен, отсюда. Если Амир вцепится в тебя, то уже просто так не отпустит. У него хватка бульдога, девочка.

– Бежать? Почему?

– Потому что такому, как Амир, лучше дорогу не переходить – натравит на тебя своих цепных псов, и пиздец тебе тогда. И не только тебе, но еще и твоим близким. Закопают где-нибудь в лесу, и поминай, как звали.

От ее слов по спине пробежал холодок. Черт, ну вот не зря моя интуиция подсказывала, что Амир не так прост, как может показаться на первый взгляд. Черт! Черт!! У него мой паспорт! ЧЕРТ!!!

– Короче, Катюх, я тебя предупреди, а там дело твое. – Ольга поднялась с кровати. – Ладно, некогда мне тут с тобой долго рассиживаться – скоро должен клиент прийти, а я еще себя в порядок не привела и кровать не перестелила. Все, давай, иди к себе.

Ничего ей не говоря, просто молча вышла из комнаты и направилась к себе, погруженная в нелегкие думы. Кажется, я вляпалась в такое дерьмо, из которого так просто не выберусь. Черт! Что же делать, как быть? К сожалению, ответы на свои вопросы я уже знала. У меня две причины, чтобы остаться: первая – мой паспорт сейчас у Амира, вторая – нужны деньги, чтобы помочь маме, и сумма, между прочим, немалая. Эх, продержаться хотя бы пару месяцев, подзаработать, взять кредит и, найдя что-то попроще и в шаговой доступности от дома, уйти из этого борделя, замаскированного под ночной клуб.




Глава 9




Дни летели, как сумасшедшие – я почти безвылазно торчала в баре, постигая нелегкую науку. Оказывается, профессия бармена совсем непростая, как может показаться на первый взгляд. Вот казалось бы, ну что сложного, чтобы наливать клиенту выпивку? Нет, это, разумеется, не сложно, но вот запомнить точные пропорции и рецепты тех или иных коктейлей – вот где настоящий ад! А еще постоянная волокита с бумажками!

Поставка товара происходит каждые два дня, а перед ней переучет – подсчитываем прибыль и убытки! Господи, это такая рутина, что хочется сдохнуть в первый же час работы! Ну почему именно бармен должен заниматься этим?! Оказывается, потому, что иначе на этом месте не платили бы ТАКИЕ деньги. Ага, ты не только бармен, но еще и некое подобие администратора и бухгалтера в одном лице! Же-есть!

С десяти утра до десяти вечера я торчала у барной стойки, смешивая коктейли, запоминая рецептуру и пропорции, заполняя бланки и прочую бумажную лабуду – времени присесть не было вообще. Даже обед, и тот второпях!

С Ольгой после того памятного разговора я больше не виделась – она словно в воду канула. Поинтересовалась на ее счет у Саши, но тот лишь пожал плечами, мол, ничего не знаю, поэтому не приставай с глупыми расспросами.

Я не допытывалась – не говорят, значит, мне этого знать не нужно.

За работой забывала обо всем, кроме одного – мама. Ей должны уже были сделать операцию. Мне не терпелось позвонить лечащему врачу и поинтересоваться, как же все прошло? Как мамочка себя чувствует? Вчера не было времени ни на что – устала, как собака и без задних ног свалилась в небытие до самого утра, а затем все с самого начала, словно я проживала один и тот же день… День сурка, ей богу!

Вот и в этот раз, умаявшись за день, пришла в свою комнату, еле волоча ноги от усталости. Достала из кармана мобильник и включила его – на работе запрещалось пользоваться сотовой связью в личных целях, поэтому требовали мобилу отключать.

Тут же получила сообщение о пропущенном звонке. Посмотрела на цифры и поняла, что звонили из больницы. В груди все похолодело. Просто так они сами бы не стали меня тревожить, значит, что-то произошло. Господи, лишь бы с мамой все было хорошо!

Нерешительно нажимаю на дисплей, а затем на кнопку вызова. В трубке раздаются длинные гудки… Мне кажется, что время тянется, точно патока – медленно, тягуче, будто специально мучая меня. На десятый гудок в трубке все раздалось сонное "алло".

– Здравствуйте. Я по поводу одной из пациенток, ее зовут Елизавета Калинина…

– Девушка, – перебил меня недовольный голос медсестры, – вы на время смотрели вообще? На часах почти одиннадцать. Позвоните завтра с утра с восьми часов. На все вопросы вам ответит лечащий врач.

И в трубке раздались короткие гудки.

– Зараза! – сквозь зубы проскрежетала я, зло уставившись на погаснувший экран. – Так сложно было ответить?! Да что б у тебя смена тяжелой выдалась!

Да, я была сейчас разгневана! Ну что ей стоило посмотреть по компьютеру информацию о пациенте?

Со злости швырнула телефон на кровать и начала раздеваться, фактически срывая с себя одежду. Оставшись в одном нижнем простеньком белье, глубоко задышала, пытаясь успокоиться.

– Так, Кать, – обратилась сама к себе, – перестань. Позвонишь завтра с самого утра и обо всем узнаешь.

И все же какое-то предчувствие е давало мне до конца успокоиться, я сердцем чувствовала, что что-то случилось. Что? Надеюсь, это никак не связано с мамой. Очень на это надеюсь.

Тряхнула головой, прогоняя плохие мысли и, надев халат, прихватила принадлежности для душа и вышла из комнаты – нужно освежиться.

Через полчаса, приняв все водные процедуры, насухо вытерла волосы полотенцем и завалилась спать. Перед завтрашним днем нужно как следует выспаться – у барной стойки я буду работать самостоятельно! От завтрашнего дня будет зависеть примут ли меня на постоянной основе с официальным трудоустройством, или же придется покинуть это место разврата и похоти, замаскированное под дорогой ночной клуб.




Глава 10




– Доброе утро, – поздоровалась с девушкой, приложив телефон к уху.

– Доброе, – раздалось с того конца.

– Я по поводу пациентки.

– Имя и Фамилия?

– Елизавета Калинина.

– Минуточку.

С той стороны послышалось неторопливое щелканье по клавиатуре и тихий, еле слышный бубнеж, которого я не разобрала.

Через некоторое время в трубке снова раздалось:

– Алло, вы еще тут?

– Да. – Тут же отозвалась, нервно теребя край своей черной футболки с надписью "My life".

– Елизавета Калинина, 1970 года рождения, проживающая по адресу…

– Да, это она. – Зачем-то кивнула я, прекрасно понимая, что меня все равно никто не видит.

– Вам следует немедленно связаться с лечащим врачом, он вам все разъяснит. Записывайте номер. – Она озвучила цифры сотового и, сухо попрощавшись, положила трубку.

– Ничего не понимаю. – Встревожено произнесла я, похолодевшими пальцами набирая номер.

Раздались длинные гудки.

– Слушаю.

– Здравствуйте, мне в регистратуре дали ваш номер и сказали позвонить…

– А, вы на счет Елизаветы Калининой?

– Да. Я ее дочь.

– Дочь. – Кажется, мужчина на том конце тяжело вздохнул. Или мне показалось? – Девушка, слушайте меня внимательно, не перебивайте и просто примите как данность – не всё подвластно врачам.

Что-то не нравится мне начало разговора. Совсем не нравится.

– Понимаете, вчера пришли новые анализы… К сожалению, вашу маму мы оперировать не можем – опухоль разрослась настолько, что… – Он снова вздохнул. – Сожалею, но мы бессильны что-либо сделать. В данном случае операция и какое-либо лечение окажутся бессильными. Советую подготовиться – осталось совсем немного. Максимум две недели.

Эти слова прозвучали для меня, точно приговор! Доктор говорил что-то еще, но я его уже не слышала – меня точно оглушило, а в груди пробили огромную зияющую дыру. Мне казалось, что я начинаю задыхаться, в глазах потемнело, и телефон выпал из ослабевших рук. Если бы не сидела на кровати, то точно свалилась бы на пол – ноги стали словно ватными.

Мамочка – единственный родной человек во всем мире сейчас лежит на больничной койке, умирая от страшной болезни, и я не в силах что-либо сделать, чтобы хоть как-то облегчить ее страдания.

Нужно срочно возвращаться домой!

Кое-как поднялась с кровати и, пошатываясь, точно пьяная, вышла из комнаты – нужно сходить к Амиру и забрать свой паспорт.

Шла, будто в тумане, ничего и никого не замечая, а в голове, как набатом раздавалось: "домой-домой-домой!"

Оказавшись у двери Амира, постучала, но ответа не последовало. Постучала еще, но уже громче, результат тот же – полная тишина. Подергала за ручку – закрыто.

Еще немного постояв у двери, решила спуститься вниз и поинтересоваться у Саши на счет босса.

Бармен был на своем месте, снова погрузившись в мир колонок и цифр.

– Привет, – поздоровалась с ним, на что тот лишь кивнул. – Саш, а ты не знаешь, где сейчас Амир? Я пошла к нему, а того нет на месте.

Парень тут же оторвался от своих дел и переключил все внимание на меня.

– К Амиру ходила? Зачем? – он подозрительно прищурился, поджав губы.

Хм, странная какая-то реакция.

– Хотела паспорт свой забрать.

– Он же сказал, что вернет его тебе, но позже. К чему такая спешка?

– Мне домой нужно. Срочно. По семейным обстоятельствам.

– Катя, – начал он, отложив калькулятор и шариковую ручку в сторону, – ты сюда что, на танцы пришла? Ты вообще понимаешь, что это элитное заведение, куда берут далеко не каждого? Ты что, хочешь сытное место профукать?

– Да срать я хотела на сытое место и деньги! У меня мама умирает! – не выдержала я, вспылив. На глаза навернулись слезы.

– Ну, – пожав плечами, произнес он, – никто не вечен. Это нормально, что люди дохнут как мухи.

– Ты вообще себя слышишь? – отшатнулась от парня. – Откуда такой цинизм, Саш?

– Оттуда! – недовольно скривившись, отчеканил он. – Советую вообще про свою родительницу забыть. Так будет лучше, Катюх.

– Знаешь что, пошел ты со своим советами куда подальше! Без тебя разберусь, что мне делать! – Развернулась, чтобы уйти, но щелчок пальцев, и на моем пути препятствие в виде здоровенного перекаченного охранника.

Что-то я его не припомню.

– Катя, сядь обратно, – послышалось за спиной.

Повернулась. По спине прошелся неприятный холодок, а сердце, пропустив удар, зашлось, как ненормальное.

На меня, казалось, сейчас смотри совершенно незнакомый человек, во взгляде которого сквозит уверенность и такой лед, что я непроизвольно поежилась.

– Сядь, я сказал! – И голос такой, что я поняла – лучше подчиниться.

И я, разумеется, выполнила его приказ.




Глава 11




– Значит так, девочка, – размеренно проговаривая каждое слово, произнес Саша, – слушай внимательно, и запоминай: отсюда ты выйдешь только вперед ногами – это первое, второе – выбирай, либо спокойно работаешь барменом и никуда не лезешь, либо становишься одной из девочек Амира. Я лично прослежу, чтобы он тебя как следует определил.

Я молчу, пытаясь не дрожать всем телом, хотя конкретно уже начало знобить. Боже мой, куда же я вляпалась-то? Ну, зачем я пришла сюда? Захотелось быстро навариться – вот и получаю теперь по полной программе.

– Саш, – неуверенно начала, но он меня перебил:

– Рот свой закрой, Калинина! Я тебе сказал слушать, значит сидишь и не отсвечиваешь! Поняла?

Быстро закивала. Как же страшно!

– Так вот, Катерина, я настоятельно советую сидеть тихо. Не высовывайся, не говори ничего лишнего, не суй нос не в свои дела, и будет тебе счастье.

Меня всю трясет изнутри, даже ноги уже подрагивают.

– Саша, – предприняла еще одну попытку, – послушай, пожалуйста…

– Вот ведь неугомонная, – зарычал он, выходя из-за барной стойки и подходя к мне вплотную, из-за чего пришлось задрать голову вверх, чтобы видеть этого парня. Лишь сейчас начала отмечать, что он не так молод, как кажется: морщинки вокруг глаз, идеально выбритое лицо (видимо, бреется каждый день, чтобы даже намека не щетину не было), у губ залегли глубокие складки. – Ладно, говори.

– Отпусти меня к маме. Она умирает, Саш. Я нужна ей. – Голос дрожит, а из глаз начинают литься слезы. – Я и сюда-то пришла работать только из-за нее – нужны были деньги на лечение. А сегодня узнала, что…

Не могу говорить, в горле встает ком и я начинаю заходиться в истерике, горько рыдая в собственные ладони.

Александр молчит, не сводя с меня своего ледяного взгляда – дает время прореветься, а затем спокойно произносит одно-единственное слово:

– Нет.

Не хочу верить, что он это говорит серьезно. Но на невозмутимом лице не дрогнул ни один мускул, и только в этот самый момент до меня начинает доходить, что передо мной очень опасный и жестокий мужчина. Не Амира нужно было бояться, а именно его – Александра. Он не просто бармен в этом клубе – он его владелец. Жестокий и беспощадный хищник, которому приглянулась молодая глупая девочка, толком не знающая жизни.

И точно в подтверждение моих догадок, четко проговаривает:

– Если станешь стелиться под меня, как верная и ласковая кошечка, дам повидаться с матерью перед ее смертью, но на этом все, Катюша. У тебя на раздумья есть ровно неделя, затем я улетаю в другой город, и шанса на то, чтобы в последний раз увидеть свою родительницу, уже не останется. Управление я оставлю на Амира, он – моя правая рука. А уж он, девочка, любезничать с тобой не станет – разложит в своем кабинете прямо на столе и трахнет. Жестко и больно. А я… – Он хмыкнул. – Если сделаешь правильный выбор, то будешь, как сыр в масле кататься. Выбор за тобой, Катерина. Неделя – срок на думки, а затем все – шанс будет упущен. Пока можешь продолжать спокойно работать в баре, никто не тронет. Старайся все учитывать – за каждую промашку буду наказывать, и сильно. А теперь ступай.

Я, точно заторможенная, поднялась с высокого стула и направилась к лестнице, ведущий наверх. Нужно побыть наедине с собой и все как следует обдумать.

Страшно. Противно, даже мерзко от того, что из меня банально хотят сделать очередную шлюшку для низменных увеселений.

Дохожу до своей комнаты и, закрывшись на ключ, без сил падаю на кровать, забываясь тревожным сном.




Глава 12




Проспала, наверное, пару часов, а проснулась от того, что мне показалось, будто меня кто-то толкнул. Открыла глаза – в комнате никого. Вдоль позвоночника прошелся неприятный холодок. Села, потерев лицо руками и начала рассуждать вслух:

– Так, в Элегии главный, как оказалось, не Амир, а Александр – это он тут всем управляет. По каким-то причинам Саша не желает отпускать меня к маме. Почему? Не думаю, что дело только в похоти, тогда в чем еще? Не пойму.

Прислонилась спиной к изголовью кровати, зарывшись пальцами в волосы.

– Паспорт мой находится у Амира. Что ж, можно, конечно, и без документов слинять, а потом просто восстановить, но… слова Саши вызывают страх, почему-то мне кажется, что это была не метафора, когда он пригрозил, что уйду я отсюда вперед ногами. Конечно, можно попытаться сбежать и надеяться, что меня не схватят. – Взъерошила волосы. – А-а-а, черт! Везет, как утопленнику! Да лучше бы я никогда сюда не приезжала! Чертов клуб и чертовы люди! Сволочи! Надо думать, как отсюда выбраться!

И тут меня отвлек сигнал мобильника, извещающего, что пришла смс-ка.

Подорвалась с места и схватила мобилу, открывая сообщение:

"Ваш баланс менее 30р. Пополните…"

Дальше читать не стала, и так знаю, что там мало средств. Надо бы закинуть через номер 900.

Покрутила телефон в руке, обдумывая, как поступить дальше… и придумала!

– Полиция! Я позвоню и сообщу, что меня удерживают насильно! Они помогут!

Тут же набрала номер… Длинные гудки… Один… Два…

От нетерпения даже встала с кровати и начала расхаживать по небольшой комнатке – не могу сидеть.

… Три…

– Полиция, капитан Каверин, чем могу помочь?

– Здравствуйте! – Почти закричала я в трубку. – Прошу, помогите, меня удерживают насильно в…

Пип… пип…пип…

– Что за черт? – возмутилась я, отняв трубку от уха. И опешила: "Нет сигнала". – Что?! Как это не сигнала?! Как?!

Хожу по комнате, в попытке найти его, но палочек нет, а рядом стоит крестик. Сигнал пропал!

– А-а-а-а!! – Закричала, в бессилии, и хотела уже бросить, вмиг став ненавистным, телефон о стену, но в последний момент разум возобладал над эмоциями – мобила мне еще пригодится! – Я все равно выберусь из этого проклятого места!

Засунула сотик обратно в карман джинсов и вышла из комнаты. Надо действовать! Сперва, каким-нибудь образом нужно пробраться в кабинет к Амиру, вдруг получится забрать свой паспорт, затем, дождавшись, когда внизу никого не будет, а охранник у главного входа отлучится, сбежать. Если не получится через главный вход, тогда через черный. Как я это все проверну – не имею понятия, но если не попытаюсь, то грош мне цена! Мама для меня – все!

Потихоньку, крадучись, добралась до кабинета жирдяя и тихо постучала – ответа не последовало. Нажала на ручки. Закрыто. Собственно, как я и думала – Амира на месте нет, кабинет заперт! Значит, придется уходить без паспорта.

Чертыхнулась.

Так же тихо, чтобы никто не увидел и не услышал, направилась вниз, но остановилась наверху, почти у самого спуска с лестницы. Зачем? Наверное, интуиция подсказала. Присела так, чтобы меня не было видно снизу.

За барной стойкой стоял хмурый Александр и на повышенных тонах с кем-то разговаривал. Поставки, сроки, содержание… Это он про алкоголь? Но какое там содержание? Продукты для кухни? Хм, возможно. Наверное, он говорит о нормах содержания продуктов в холодильнике? Не знаю, не пойму.

– Дамир, мать твою! – меж тем рявкнул Сама, ударив кулаком по поверхности. – Ты говорил, что заберешь девочек в среду, а сегодня уже пятница, мать твою! Два дня! Из-за тебя произошла задержка товара в Турцию! А мне этих блядей, между прочим, содержать приходится! Короче так, Дамир, забираешь пятерых, а сверху платишь еще двадцать косарей зеленью.

В телефоне что-то ответили, но что именно – не знаю, – с моего расстояния не слышно. Притаилась, внимательно вслушиваясь в разговор.

– Это не мои проблемы! Я сбыл ее тебе на руки, а там уже сам разбирайся, как с ней поступить, хочешь трахай, хочешь, под других подкладывай, а можешь и вовсе прикончить эту дрянь!

Александр снова замолчал, слушая собеседника.

– Мне че, блять, делать нехер, еще эту овцу трахать? Не-ет, друг мой, ее я тебе отдал потому, что эта Оля рот открывает там, где не нужно. Слишком много лишнего новенькой девочке рассказала.

– …

– Нет, она пока не продается. Еще не обструганная.

– …

– Да.

– …

– Ну ты и урод, Дамир! – засмеялся Саша, а у меня по коже мороз прошел – столь жутким показался мне этот смех. – Тебе лишь бы целок портить. Ну хорошо, если я выставлю ее на продажу, то тебе это обойдется в бешенную сумму.

– …

– Да, крошка очень недурна собой.

– …

– Фото? Нет, приедешь и сам ее увидишь, а уж потом и поторгуемся. Правда, далеко не факт, что я тебе ее отдам.

– …

– Имя? – мужчина хохотнул. – Катерина… Согласен, красивое имя, как, собственно, и девочка… Хорошо, значит, через три дня жду тебя в своем клубе, и не забудь про долг. – Произнес он и сбросил вызов, убирая телефон в карман брюк.

Я сидела ни жива, ни мертва – липкий страх сковал мое тело, а в душе поднялась такая паника, что мне стало тяжело дышать.

Боже мой! Это же… Он же говорил про торговлю живым товаром! Он же… Ольга! Боже мой, бедная девушка! А я?! Меня хотят кому-то продать?

В глазах защипало. Черт! Черт!! ЧЕРТ!! Если я не сбегу, меня ожидает та же участь, что и Ольгу.

Не знаю точно, сколько так просидела, погруженная в тяжелые думы, но почувствовала, что ноги начало покалывать из-за долгого пребывания в неудобной позе. Кое-как поднялась на ноги и, пошатываясь, повернула назад, чтобы вернуться к себе в комнату. Так просто отсюда сбежать не получится, поэтому нужно все как следует продумать, и…

– Ну привет, крошка, – услышала насмешливое. – И много ты успела услышать?




Глава13




Передо мной стоял хозяин этого чудовищного места – Александр.

– Я… Я никому не скажу, Саш, честно. Я клянусь, что от меня никто и ничего не узнает, только отпусти к маме! Я должна к ней прийти! Врач сказал, что ей осталось совсем недолго! Умоляю, будь человеком! Дай мне побыть последние мгновения с ней!

– Ой и дура же ты, Катенька. Самая настоящая дура. Вот сидела бы ты смирно на заднице, работала спокойно барменом, подо мной бы раз в неделю или реже, это уж как получится, ножки бы свои стройные раздвигала, тогда жила бы так, как ни одна из здешних девочек, а так… Как уже говорил, детка, это место ты покинешь только при одном условии – вперед ногами, если не согласишься на мои условия, но ты, как я вижу, не вняла моему совету, пренебрегла им. Глупо. Очень глупо.

– Александр, – обратился к нему подошедший амбал с пистолетом в кобуре, пристегнутого к поясу брюк.

– Чего тебе, Глеб? – недовольно отозвался мужчина, не поворачивая головы и неотрывно глядя на меня.

– Эта, – тот кивнул в мою сторону, – по телефону пыталась полицию вызвать, но я вовремя успел включить глушилку сигнала в ее комнате.

– Телефон, говоришь? – мужчина гневно сощурил глаза и поджал губы. – Жить надоело, да, Катенька? А говорила, что никому и ничего не скажешь, даже клялась. И вот как же мне тебе верить-то, Калинина, а?

– Ты сам виноват, – еле выдавила из себя. – Если бы отпустил, то ничего этого не было бы.

– Ты сама пришла сюда, тебя никто не звал и не заставлял. Насколько я помню, ты с радостью согласилась работать в "Элегии".

– Барменом! – попыталась возразить – внутри все дрожало от страха.

– Глеб, забери у нее телефон, а то мало ли какие еще мысли придут этой крошке в ее симпотную голову.

– Давай сюда. – Пробасил тот, подходя ко мне.

– Нет, – отрицательно покачала головой, машинально делая шаг назад.

– Дура. Лучше отдай, иначе пожалеешь.

– Нет!

Глеб, хмыкнув, начал наступать. Вы даже не представляете, как это страшно, когда на тебя надвигается здоровяк с размером бицепсов, как моя голова.

– Глупая ты, Катя. Очень глупая, другая на твоем месте согласилась бы на все что угодно, лишь бы ее не трогали, а ты артачишься.

– Я не хочу быть шлюхой! Не хочу, чтобы меня пользовали, как вещь! Я человек, а не кусок мяса на рынке! – со злостью прошипела, отступая назад, пока не наткнулась спиной на стену.

– Бежать все равно некуда, девочка. – снова пробасил бугай. – Отдай мобилу, а то руки вырву.

– Глеб, не пугай ты так крошку, а то еще в обморок хлопнется. – усмехнулся блондин.

– Так а че она ломается стоит? Слушай, может, ее проще будет пристрелить, а? Ни забот, ни хлопот. Пацаны в лес вывезут и закопают так, что ни одна собака не найдет.

– Согласен, этот вариант проще, но если так поступить, то я ничего с этого не получу.

– Вот тут не соглашусь, – парировал Глеб, оборачиваясь к Саше. – Без нее не будет геморроя. Сань, я те отвечаю, с этой телкой ты еще намучаешься. Лучше грохнуть ее, к херам собачьим, и дело с концом.

Александр сделал вид, будто задумался, а затем перевел взгляд на меня и спокойно произнес:

– Ну что, Катерина, выбирай, либо сидишь на жопе смирно и продолжаешь работать барменом в VIP-зоне, либо тебя Глеб прихлопнет, как надоедливое насекомое.

– Я… я… – в горле пересохло от страха. – Я буду сидеть тихо. Обещаю. Только не убивайте и не делайте шлюхой.

– Хорошо. – Смилостивился он. – Со своей стороны, так и быть, пойду тебе на уступки, через неделю, если будешь хорошей девочкой, позволю увидеть свою мать, но с тобой будет один из моих парней – он проследит, чтобы ты не натворила глупостей, а после визита к родительнице вернулась обратно в клуб.

– Я согласна, – прошептала, опустив голову.

Господи, ну за что мне эти ужасные испытания?

– Вот и умничка. А теперь отдай Глебу телефон, затем возвращайся к себе и немного отдохни. Я уверен, что ты сегодня испытала массу впечатлений, пусть и не самых приятных.

Кивнула, выуживая из кармана мобилу и отдавая охраннику, а затем, на негнущихся ногах, ушла к себе, попутно раздумывая о том, как Глеб узнал о том, что я звонила в полицию?

Ответ напрашивался сам собой: в комнате находится камера наблюдения. Другого варианта я не видела. Что ж, впредь нужно быть более осторожней, и думать, прежде чем что-либо сказать.




Глава 14




Я сидела в своей комнате, прекрасно понимая, что за мной наблюдают через скрытую камеру – еще бы точно знать, где она расположена, а то я ведь даже и переодеться не сумею спокойно.

Мысли роились в голове, перескакивая с одной на другую – шанс увидеться с мамой, знание того, что на самом деле происходит в этом клубе – не просто проституция, а реальная продажа девочек в другую страну. Это незаконно, значит, криминал чистой воды. Все сделки проходят через Александра, а Амир его правая рука, если Саша уедет, как и обещал, то что ждет девочек? Я нутром чувствовала, что ничего хорошего.

Тяжело вздохнула, закрыв лицо руками. Мыли переключились на Ольгу. Алекс сказал, что она слишком много болтала лишнего, напугала новенькую…Новенькую… И вот тут до меня дошло, что этой самой новенькой являюсь я сама! Получается, именно из-за меня Ольгу отдали какому-то Дамиру!

Застонала в голос. Боже, я попала в самый натуральный Ад!

Как быть? Я пообещала Саше вести себя хорошо, не лезть не в свои дела и тогда, возможно, он позволит все же увидеться с мамой.

Что ж, ради этого, пусть и призрачного шанса, постараюсь вести себя как можно более незаметно.

Дни пролетают, точно кометы в космосе, время уплывает сквозь пальцы, а я до сих пор не могу решиться на предложение Александра. Мерзко… А он каждый раз, будто невзначай, кидает намеки и сальные шуточки на эту тему.

Противно до тошноты, что придется ложиться под это бездушное животное, лишь бы выторговать один-единственный визит к маме. Один, мать его, визит! Да что я смогу сделать-то? Ответ очевиден: ни-че-го!

Хожу, точно во сне, не замечая никого и ничего вокруг. Мне кажется, что весь мой мир рушится на глазах, как карточный домик, рассыпается, как замок на песке под морской волной. Каждый мой вдох – предсмертная агония, каждый выдох – смерть. Не могу на чем-то сосредоточиться – все делаю на автомате. Бутылки, шейк, коктейли, бокалы, стопки, стаканы… Прорва клиентов, которым улыбаюсь через силу, и не реагирую на сальные шуточки, которые те постоянно отпускают в мою сторону. Я закрылась в своем внутреннем мире, спряталась в хрупкую скорлупу из боли и жалости к себе и моей единственной родной душе – маме.

Каждый день приносит лишь боль. Каждый миг отдаляет меня от мамы… Время утекает. Я это прекрасно осознаю, но не могу переступить через себя – не этому меня учила мама. С мужчиной в кровать можно лечь только в том случае, если любишь, а в моем случает речи о любви не идет. Только похоть со стороны мужчины, который казался мне добрым и заботливым другом.

Ошиблась. Глупая, наивная девочка, совершенно не знающая жизни.

Хочется выть белугой, но я молчу – вся боль внутри.

– Катерина, – обратился ко мне один из охранников после ночной смены, когда я возвращалась к себе в комнату.

Остановилась. Желания с кем-либо разговаривать не было.

– Катя, – снова он.

– Что? – устало выдохнула я, взглянув на Глеба.

– Александр просил передать, что у него возникли безотлагательные дела в Нью-Йорке, сегодня утром он улетел и, скорее всего. все дела будет вести уже оттуда. Клуб переходит под полный контроль к Амиру.

Внутри что-то екнуло, а по спине прошелся холодок – кольнуло неприятное предчувствия.

– В общем, – Глеб на миг замялся, но все же решил сказать: – Ты больше не под защитой Александра и… свою мать ты не увидишь. Сожалею.

– Не увижу? – как в тумане прошептала я. – Но… Но прошло всего три дня, как Саша…

– Он улетел, Катюх. Хватит уже вести себя, как принцесса. Он и так тебя не трогал, давал время подумать, надо было соглашаться, тогда сейчас не мучилась бы, а так… Извини, но ты сама во всем виновата. Ты глупо поступила. Блять, ну раздвинула бы перед ним ноги, и жила бы в "шоколаде", мать свою навестила, возможно, Саня бы тебе чем-нибудь и помог бы, но нет, ты заартачилась…

Я молча слушала Глеба – просто не было сил что-то произнести, понимала, что потеряла последний шанс увидеться с самым родным мне человеком!

– Знаешь, как только Амир даст отмашку, я первый тебя трахну. Да так, – он навис надо мной, точно скала, запустив свою огромную ладонь в волосы и заставив смотреть на себя, – что ты пожалеешь, что не согласилась на предложение босса. Так что, сладкая, в скором времени я засажу тебе по самые яйца, а ты, извиваясь подо мной, будешь не переставая кончать и вымаливать еще и еще. Ждать осталось недолго.

Испуганно смотрю на Глеба, не в силах пошевелиться – страх сковал тело, а он, склонившись ко мне еще сильнее, из-за чего наши лица стали на одном уровне, а дыхание смешалось, глубоко вдохнул мой запах и, проведя языком по моей губе, из-за чего меня чуть не стошнило, пообещал:

– Завтра ночью я приду к тебе, крошка. Попробуешь на вкус мой член.

И, тут же отпустив, удалился, оставив меня стоять посреди коридора второго, где располагались жилые комнаты для клубного персонала.

Если до этого я считала, что моя жизнь превратилась в сплошной ночной кошмар, от которого я не могу проснуться, то я глубоко заблуждалась – он начался именно с этого момента.




Глава 15




– Екатерина, – услышала мужской голос и повернула голову, увидев стоящего в дверях кабинета Амира, – зайди ко мне.

– Зачем? – настороженно поинтересовалась я, не двигаясь с места.

– Если я сказал "зайди", значит, ты делаешь то, что тебе велено! Живо! – рявкнул он и, развернувшись, громко хлопнул дверью.

От столь резкого звука подпрыгнула на месте. Идти в кабинет к этому борову совершенно не хотелось, но и выбора у меня не было. Тяжело вздохнув, все же направилась в сторону кабинета, задаваясь вопросом "зачем я понадобилась Амиру, для чего?"

Подошла к двери, не решаясь войти, но онатут же распахнулась и из кабинета вылетела полуголая девчонка, поправляя прическу и вытирая губы салфеткой.

– Заходи, – услышала приказ.

– Давай-давай, – усмехнулась девушка, виляя задом, – докажи, что тебя не зря тут держат.

– В каком…

– Катя! – снова рявкнул Амир, и я поняла, что не стоит заставлять его ждать.

Шагнула в кабинет, прикрывая за собой дверь.

– Садись! – Снова приказ и кивок на один из стульев, расположенных у стола.

Подчинилась.

– Итак, Калинина, думаю, тебе уже известно, что Александр Викторович переехал в другую страну на пмж, а клуб оставил на мое попечительство. – Неуверенно кивнула. – Хорошо. Все дела перешли ко мне, а это значит, что теперь тут я – власть! Ничего не будет происходить без моего ведома.

Мужчина сидела за столом, покуривая сигару и выпуская изо рта густые клубы табачного дыма.

– Короче, Калинина, как женщина, ты меня не привлекаешь – люблю более раскрепощенных и фигуристых девочек, поэтому ПОКА будешь работать обычным барменом, но… – он сделал многозначительную паузу, – из клуба ни ногой. Пока я не улажу все формальности, будешь сидеть тут и спокойно работать. Думаю, через неделю, отпущу тебя к матери. Я не столь категоричен, как Алекс.

– К маме? – тут же оживилась я. – Амир, а можно мне пораньше? Прошу, пожалуйста!

Я даже подскочила с места опрокинув стул.

– Обещаю, я только повидаюсь с ней, а затем тут же вернусь!

– Нет, Калинина, – отрицательно покачал он головой, снова делая затяжку. – Так рисковать я не могу – один из клиентов положил на тебя глаз. Выйдешь за пределы клуба, тебе пиздец. "Элегия" – моя территория, за пределами клуба ты уже будешь не под моей защитой. Если хочешь, чтобы тебя похитили и сделали своей постельной игрушкой, то можешь прямо сейчас валить. Паспорт тебе верну. Он мне нахрен е сдался. А если останешься, то даю гарантию, что тебя никто не тронет, будешь спокойно работать барменом, но уже на постоянной основе, то есть, девочка, официально трудоустроено.

– Официально? Барменом? – тихо переспросила я, не веря в происходящее.

– Да, – кивнул он, делая глотов из прозрачного стакана, в котором плескалась янтарная жидкость. – Но, Катюха, предупреждаю, один косяк. и ты будешь работать не барменом, а как и остальные девочки в этом клубе – обслуживать богатеньких клиентов.

– В смысле…

– Ноги перед ними раздвинешь, Калинина. – Амир снова сделал затяжку. – И нечего на меня так смотреть.

– Я поняла, – кивнула, подняв оброненный стул. – Я не буду совершать глупостей, если ты и правда обещаешь, что я увижу маму.

– Во-первых, можешь называть меня по имени, но, прояви уважение, я, как-никак, все же намного старше тебя, поэтому требую, чтобы ты обращалась ко мне на "вы", во-вторых, ты не вправе что-либо требовать, посмотрим на твое поведение и в-третьих, пока не уходи к себе в комнату. – Вопросительно приподняла брови, стоя на месте. Амир пояснил:– Привезли новую партию алкоголя – нужно произвести учет и расставить все по своим местам, а потом можешь идти к себе и отдыхать. С этого моменты ты, Калинина, официально трудоустроена. Паспорт получишь вечером – сейчас он в отделе кадров. Так, ну, вроде, все, можешь идти вниз, принимать товар.

– Спасибо, Амир. – Кивнула я, поворачиваясь, чтобы удалиться, когда в голове, точно выстрелом прозвучали слова Глеба: "Завтра ночью приду к тебе". – Амир, – тут же повернулась к своему боссу, – я тут хотела попросить, чтобы ты…

– "Вы", – поправил меня мужчина, делая глотов из стакана.

– Прости…те, вы правы. Я хотела сказать, что один из ваших охранников…

– Так, Катерина, тебя никто не тронет без моего разрешения, поэтому еще раз говорю: не совершай глупостей, не косячь, и все у тебя будет хорошо. Все, – махнул он рукой, – вали уже отсюда, пока я не разозлился.

– Хорошо, – пискнула я, и тут же выскочила за дверь.

Ну что ж, сегодня будет моя первая смена с официальным трудоустройством. Кажется, все по чуть-чуть начинает налаживаться. Но где-то глубоко внутри меня терзали неприятные предчувствия. Что ж, как оказалось, не зря…




Глава 16




Кольт



– Гамбит? – обратился к нему, засовывая за пояс пистолет. – Ты все взял?

– Обижаешь, – протянул тот, закидывая огромную спортивную сумку с оружием в багажник. – ТТ, Ак-47, а СВД-шку я уже давно упаковал, разрывные гранаты, дымовые шашки – все, что нужно.

– Хорошо, – кивнул я, забираясь в внедорожник и поворачивая ключ зажигания. – Прыгай уже – босс ждать не любит.

– Ща, – отозвался громила, закрывая багажник черной тачки и прыгая на переднее пассажирское сидение, тут же достав из внутреннего кармана пачку сигарет и зажигалку.

– Только попробуй закурить, – пригрозил другу, выворачивая руль и выезжая на трассу.

– Да не, я так, – отмахнулся Гамбит, доставая сигаретку из пачки, – курить не собираюсь, ты же знаешь – я бросил, но вот иногда так и тянет сделать затяжку, а если не затяжку, то хотя бы запах табака и дыма вдохнуть.





Конец ознакомительного фрагмента. Получить полную версию книги.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/uliya-aleksandrovna-fadeeva/kolt/) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.



Катерина обычная девушка, желающая помочь своей умирающей от страшной болезни матери, но случилось так, что она попала в крупный переплет и оказалась должна своему работодателю очень крупную сумму денег. Казалось бы, выхода нет, но неожиданно на помощь приходит тот, кого все боятся и перед кем трепещут враги: профессиональный убийца. Жестокий и беспощадный. Но так ли он неприступен, каким кажется, или же Катерине удастся найти "ключик" к его сердцу? Давайте узнаем!

Содержит нецензурную брань.

Как скачать книгу - "Кольт" в fb2, ePub, txt и других форматах?

  1. Нажмите на кнопку "полная версия" справа от обложки книги на версии сайта для ПК или под обложкой на мобюильной версии сайта
    Полная версия книги
  2. Купите книгу на литресе по кнопке со скриншота
    Пример кнопки для покупки книги
    Если книга "Кольт" доступна в бесплатно то будет вот такая кнопка
    Пример кнопки, если книга бесплатная
  3. Выполните вход в личный кабинет на сайте ЛитРес с вашим логином и паролем.
  4. В правом верхнем углу сайта нажмите «Мои книги» и перейдите в подраздел «Мои».
  5. Нажмите на обложку книги -"Кольт", чтобы скачать книгу для телефона или на ПК.
    Аудиокнига - «Кольт»
  6. В разделе «Скачать в виде файла» нажмите на нужный вам формат файла:

    Для чтения на телефоне подойдут следующие форматы (при клике на формат вы можете сразу скачать бесплатно фрагмент книги "Кольт" для ознакомления):

    • FB2 - Для телефонов, планшетов на Android, электронных книг (кроме Kindle) и других программ
    • EPUB - подходит для устройств на ios (iPhone, iPad, Mac) и большинства приложений для чтения

    Для чтения на компьютере подходят форматы:

    • TXT - можно открыть на любом компьютере в текстовом редакторе
    • RTF - также можно открыть на любом ПК
    • A4 PDF - открывается в программе Adobe Reader

    Другие форматы:

    • MOBI - подходит для электронных книг Kindle и Android-приложений
    • IOS.EPUB - идеально подойдет для iPhone и iPad
    • A6 PDF - оптимизирован и подойдет для смартфонов
    • FB3 - более развитый формат FB2

  7. Сохраните файл на свой компьютер или телефоне.

Книги автора

Последние отзывы
Оставьте отзыв к любой книге и его увидят десятки тысяч людей!
  • константин:
    12.08.2022
  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *