Книга - Три шага до магии. Шаг третий. Университет Полной Магии

410 стр.Правообладатель:АвторОглавлениеКнига нарушает законодательство?Пожаловаться на книгуЖанр: боевое фэнтези, магические академии, попаданцы
16+
a
A

Три шага до магии. Шаг третий. Университет Полной Магии
Михаил Александрович Швынденков


Попаданец в магический мир. Это третья книга серии и последняя. До этого были «Три шага до магии. Шаг первый. Обучение» и «Три шага до магии. Шаг второй. Барон де Дрон». Главный герой уже многого достиг в этом мире, он дворянин, довольно богат, он сильный маг, у него есть друзья и любимые женщины. Но есть много желающих отобрать и поделить все его достижения. Теперь ему предстоит готовиться к войне и воевать. А тут ещё сложные отношения с богами и с женщинами… И дети подрастают, а они очень одарённые, только и жди, что чего-нибудь да отмочат. Очень своеобразная система магии. Стиль написания – книга для взрослых, которые в школе хорошо учились. Мата нет, порнухи нет. Немного юмора. Просто – развлекательное чтиво.





Михаил Швынденков

Три шага до магии. Шаг третий. Университет Полной Магии





Пролог


Эта речка очень небольшая, во многих местах её можно переехать на коне, не разыскивая специального брода. Называется эта речка Радужная, а неофициальное название – Запрудная. Дело в том, что в русле реки, через каждые два – три километра устроены запруды, высотой не более метра, но этого достаточно, чтобы образовалось небольшое озерцо или прудик. Речка с таким профилем русла очень понравилась рыбе, местному аналогу радужной форели. Недалеко от устья русло реки перегорожено каменными блоками так, что поток воды бьёт в противоположный берег, образуя приличных размеров омут.

На берегу этого омута оборудовано место для отдыха, сделаны скамеечки, кострище обложено камнем. Костёр в кострище прогорел до углей, а над углями на железных прутьях жарятся тушки радужной форели, пойманной в этом омуте. У костра сидит мужчина среднего возраста, с приятными чертами лица, с большим количеством седых волос. Руки и движения выдают в нём опытного воина, не забывающего о тренировках. Рядом с ним, приобняв его, сидит ребёнок, девочка, лет трёх-четырёх. Она с интересом смотрит как второй ребёнок, мальчик, чуть старше возрастом помогает мужчине готовить рыбу. Он, высунув от усердия язык, переворачивает нанизанные на шампуры куски и целые тушки рыбы.

– Деда, ласкази, ну ласкази…

– Что рассказать, Катя!

– Ну, как ты стал самым главным!

– Я не самый главный!

– А мама сказала, что в семи голях ты самый главный! Мама знает!

– Не голях а горах. Скажи горы!

– Гор-р-ры! Деда, ну р-расскаж-жи!

– Ну, слушайте. Было в этом мире большое Росинское королевство. В королевстве была Академия Магии. Большая Академия, в ней училось много будущих магов. И учился один молодой человек. Однажды с ним случалась беда, его почти убили. Он лежал, а из его тела уже улетели и память, и сознание. За больным ухаживала молодая девушка. Парень ей нравился, и она молила всех богов, чтобы они помогли вернуть его к Жизни. Она была целительница, и, кроме богов, она просила ещё свою наставницу помочь ей исцелить этого парня. И они его исцелили, но и боги им помогли, и у парня теперь были и память и сознание, может быть не совсем такое, как было до этого, но главное, что он выжил.

А сам подумал: «Не могу же я внукам рассказать, что моё сознание, это сознание пожилого человека с планеты Земля»

– И они с этой девушкой полюбили друг друга. Учились они дальше в этой Академии. Те молодые люди, которые почти убили этого парня, они были аристократами. А парень не был аристократом, поэтому он не мог им отомстить, даже на дуэль вызвать не мог, так как не был сильным магом, а шпагу носить он не имел права. Такой вот этот мир несправедливый, простые люди не имеют никаких прав. Поэтому парень все свои силы направил на то, чтобы стать сильным магом. И боги помогли ему тем, что дали способности более высокие, чем у большинства других разумных. И этот парень очень много трудился. Он сказал своим друзьям: «Я хочу подняться по социальной лестнице настолько высоко, стать настолько сильным, чтобы никто не посмел убивать меня или моих близких ещё раз. И ещё я хочу, чтобы вы все шли не за мной, а чтобы мы шли вместе, шли рядом». Поэтому у него не было времени отдыхать, вот как мы сейчас сидим. А потом началась большая война, и им пришлось уехать из столицы королевства в герцогство Загорское. И пока они преодолевали всякие жизненные трудности, в парня влюбилась подруга этой девушки, графиня, и стало их трое влюблённых. Но в жизни не бывает, чтобы всё было только хорошо. Вы ведь читали сказки и знаете, что принцессы бывают добрые и злые. Так вот этим троим, попалась на жизненном пути злая принцесса, и парню с первой девушкой пришлось уехать. Много трудностей возникало на их жизненном пути, и спасали их от несчастий их любовь, магия, и вот этот меч, он называется Сумрак.

Мужчина извлёк из ножен свою шпагу. Это было примечательное оружие. Узкое лезвие в два пальца шириной у гарды, и в один палец ближе к концу клинка. В сечении клинок напоминал узкий ромб, грани которого вогнуты внутрь ромба. Клинок был серого цвета, но ребро в середине лезвия было тёмно-серым, почти чёрным, а к кромке лезвия цвет становился светло-серым. Гарда в виде чаши с дугой, закрывающей пальцы, была фиолетовой, а рукоять – чёрной.

– Ещё у парня был просто замечательный конь, он называл коня Ужас, сейчас у нас в анклаве целый табун потомков Ужаса.

Мужчина помолчал и продолжил.

– Пока они преодолевали всякие трудности, встретился им один хороший человек, барон. Он усыновил этого парня, и парень стал бароном. Он женился на своей возлюбленной, и она стала баронессой. Они жили в большом городе, лечили людей, сражались с бандитами и плохими магами. А потом узнали, что плохая принцесса угрожает их друзьям. Тогда молодой барон собрал команду опытных воинов, и они прорвались в Загорье через почти непреодолимый перевал. Это сейчас там стоят заставы, и идёт нормальная дорога, а тогда там была полуразрушенная тропа и очень злые хищники в Долине Злого Мага. Забрал он всех друзей в город, и они организовали там Школу магии. Другой такой в королевстве не было, ведь Академия была разрушена во время войны, и королю очень захотелось, чтобы Школа стала Королевской. Друзья решили подарить Школу королю, ведь они тоже были подданными этого королевства. Король в знак благодарности убрал злую принцессу из Загорья, и друзья вернулись сюда. Много было трудностей и проблем в их жизни, но дружба и любовь помогли им всё преодолеть. Вот, например, когда они хотели передать магическую Школу королю, в процесс передачи попытались влезть очень нехорошие разумные, они хотели обмануть парня и его друзей, но наши друзья смогли разобраться в их коварных замыслах, и всё сделали, как должно было быть по законам королевства. В соответствии с приказом короля, барон стал графом, а мошенники остались ни с чем. Теперь он мог жениться и на второй девушке, что он и сделал.

И со временем стал этот парень вашим дедушкой, а его жёны, это ваши бабушки: баба Аня и баба Ира.

– Серж, снимай рыбу! Давайте кушаем и идём домой, а то мамы вас потеряют, будут волноваться.

– Деда, а баба Илиана?

– А про бабушку Ириану расскажу в следующий раз, кушай!




Глава 1. Возвращение в Загорье


Говорят, что развитие общества идёт по спирали. Применительно к нам, это будет верно на сто процентов. Мы готовимся вернуться в Загорье. Вся наша команда, кроме погибшего графа де Вулар, снова вместе.

Я собрал всю нашу команду: моя и Анейры наставница герцогиня Ириана де Брюлен, маркиза Розалия де Горса, графиня Ирена де Лафер, виконт Николь де Борзон и его жена Лилия, барон Маркус де Бриль и его жена Талия, моя жена Анейра и ваш покорный слуга, граф де Дрович. Мои знакомые ещё не знают, что я уже граф, считают меня бароном де Дрон.

Эта команда сформировалась и сдружилась, когда мы готовились к Турниру Магического Совершенства в Росинской Магической Академии. С тех пор прошло одиннадцать лет. Уже нет той Академии, Росинское королевство уменьшилось на две трети территории, новой столицей стал город Годунград, названный так в честь нового короля. Мы все повзрослели, обзавелись детьми, существенно повысили своё магическое мастерство, работая в созданной нами Магической Школе Дрона. Я обзавёлся своей дружиной. У меня сейчас восемь детей, но старший сын считается сыном герцога де Брюлен, и претендует на титул герцога. Поэтому считается, что у меня семь детей: трое от Анейры, двое от Ирены и двое от Ирианы. Анейра стала моей женой, когда я стал баронетом. Графиню Ирену де Лафер я возьму в жёны в ближайшее время. А с Ирианой мы не можем пожениться пока я не стану герцогом, или хотя бы маркизом. Здесь сословное общество, и терять титул герцогини для Ирианы очень нежелательно.

Все мы уже не те наивные, ничего не знающие о реальной жизни адепты и выпускники Магической Академии. И дело не только в том, что мы повзрослели, что некоторые из нас поженились и даже завели детей. Мы уже битые жизнью, знаем, чего можно ожидать от разумных вообще, и от власть имущих в частности. Мы не сражались лицом к лицу со злой принцессой, но её удалили из Загорья, то есть в этом вопросе победа за нами. Мы наработали большой опыт по обучению местных одарённых и собираемся продолжать эту деятельность. У меня запущены несколько весьма доходных предприятий, и финансовое обеспечение нашей команды не представляет затруднений.

Кроме того, король надеется через нас восстановить нормальные торговые отношения с гномами. И для этого сделал меня графом, а для нашей семьи в этом вопросе главное, что я смогу предложить свою руку графине Ирене Де Лафер.

Но я в своём повествовании вернусь на год назад.

Мы жили в Холмограде, на нашей вилле. Вся наша команда трудилась в Магической школе Дрона. Моя жена Анейра и наставница, герцогиня Ириана де Брюлен, часто бывали в нашей городской больнице Дрона. Я сам постоянно разъезжал по своим предприятиям по производству оружия, инструментов, бытовых вещей, письменных принадлежностей, посуды.

Как-то раз жена и Ирена настояли съездить в город к портному, у меня, видите ли, костюм не свежий! После всех этих примерок у меня было отвратительное настроение. А ту ещё заехали в салон к Розалии, было начало дня, салон ещё не работал, а музыканты вымучивали какую-то новую мелодию.

Подошёл к ним:

– Вы должны сыграть вот это! – и выбивая ритм на барабане, спел куплет из песни Булата Окуджавы про «Десятый батальон».

– «Здесь птицы не поют, деревья не растут.

И только мы к плечу плечо врастаем в землю тут.

Горит и кружится планета, над нашей Родиною дым.

И, значит, нам нужна одна победа,

Одна на всех. Мы за ценой не постоим!

Одна на всех. Мы за ценой не постоим!

Нас ждет огонь смертельный, И все ж бессилен он.

Сомненья прочь: уходит в ночь отдельный,

Десятый наш десантный батальон.

Десятый наш десантный батальон».

Музыкантов Анре подобрал, что называется «от бога», уже на втором куплете, они уверенно мне подыгрывали. Через пять минут наш ВИА совершенно уверенно играл мелодию под эту песню.

– Теперь вот эту, – спел куплет из песни Владимира Высоцкого «Альпийские стрелки»:

– «Мерцал закат, как блеск клинка.

Свою добычу смерть искала.

Бой будет завтра, а пока,

Взвод зарывался в облака

И уходил по перевалам.

Отставить разговоры.

Вперед и вверх, а там –

Ведь это наши горы,

Они помогут нам!

Они помогут нам!»

Музыканты прекрасно справились и с этой мелодией.

– Теперь вы должны написать балладу о восьми воинах!

Сам не знаю, почему именно восемь, но вот как-то крутилась в сознании мысль, что хорошо бы иметь такую песню. Даже пытался сам слова придумывать. Баллады в этом мире это заунывный пересказ любовных страданий или похождений славного рыцаря под музыку, такую же заунывную.

– Это должна быть песня вот в таком ритме, как я вам напел. Не обязательно на эти мелодии. Но в таком духе, как я пел, жёстко, ритмично, достаточно быстро. Теперь о тексте баллады. Жил молодой принц, был вполне порядочным разумным, человеком. И были у него друзья, восемь молодых дворян, все отчаянные рубаки, и все – люди чести. Принц стал королём, и у его друзей стало много завистников, все хотели ходить в друзьях короля. Однажды, молодой король совершил неблаговидный поступок, объясняя это интересами короны, его друзья не приняли этого, и уехали из столицы. Поскольку они все были в гвардии, они должны были продолжать службу, а их недруги поспешили отыграться на них, и их заслали служить на дальний перевал. Он считался непроходимым, и они тут были всего лишь ввосьмером. Но однажды враги сумели пройти к этому перевалу. Врагов было двести, а их – восемь, но они приняли бой. У друзей было принято не кичиться титулами, и они называли друг друга по номерам. Вот упал один из восьми, другой. Убили Первого, что стоял на острие обороны, упал Второй номер, потом Седьмой.

Я, пытаясь, выдержать ритм песни Высоцкого пропел:

– « Но крикнул Третий: «Спина к спине», -

И снова схватка завертелась!»

И как-то так проникся сам своим рассказом, что на глаза навернулись слёзы. Музыканты вздрогнули, они смотрели на меня, как на сошедшего с небес Сияющего. А я продолжил диктовать содержание баллады.

– Потом предводитель нападавших остановил бой: «Их было восемь, нас двести. Их осталось трое, а нас лишь половина. Если там за перевалом такие же воины, никто из нас не вернётся домой. Мы должны рассказать вождю, что здесь нам не пройти. Мы уходим!»

– А воины упали на землю, так как были избиты и изранены. Выжил один Третий. Когда он спустился с перевала, это был молодой человек со взглядом старика. Так как он был весь изранен, его легко уволили из гвардии, а генерал доложил королю, что было нападение на перевал, погибло всего восемь гвардейцев, а неприятель был отбит.

Как-то сама сложилась рифма:

– « Мы сами будем

Героев помнить,

А кто не хочет,

Тех и не просим.

Они стояли

На перевале,

Их было восемь,

Их было восемь!»

– Если сложится у вас баллада, спойте сначала мне!

– Обязательно. Ваше Благородие, а ваш меч, он откуда?

– Не знаю, у меня была потеря памяти. Меч старый и был сломан, я его потом магией правил, но откуда он не скажу.

И лишь по дороге домой, я сообразил, что музыканты связали меня с этими восьмью воинами. Пожалуй, даже посчитали меня эти Третьим. Ну вот, ещё одна легенда вокруг моего имени.

Через два дня Павел уговорил меня съездить посмотреть на его конный табун в деревне у моего приёмного отца, барона де Дрон старшего. Взял с собой жену, Ирену и всех детей. В деревне задержались на целую десятку, это так здесь называют десятидневную неделю, рыбачили, купались. Старшие дети учились ловить рыбу, младшие не слезали с колен деда и Зинаты. Старики словно помолодели, от общения с ребятнёй. Когда уезжали, барон обнял меня и сказал:

– Спасибо тебе, сын! – видимо старый капитан, до последнего момента сомневался, буду ли я до конца выполнять свои обещания, которые я давал, когда он меня усыновлял.

А когда мы вернулись в город, оказалось, что баллада «О Восьми» не только уже написана, она уже звучит во многих домах и разошлась по стране. Жёсткий стиль текста, ритмичная музыка, грубый, низкий голос исполняющего обеспечили этой песне дикую популярность. Ну и ладно, я же не собирался претендовать на авторство.

Прошёл ещё год.

В середине лета ко мне подошёл мой «чекист», Амир Кунак.

– Ваше благородие, я не сумею объяснить, но меня тревожат новости из столицы. Поговорите с маркизой, она наверняка тоже что-то почувствовала.

Предчувствие, это то, что не раз спасало мне жизнь, поэтому не собираюсь пренебрегать предупреждением. Едем с Иреной, она была свободной, в салон к Розалии. Там в разгаре музыкальный вечер. Когда посетители натанцевались и расселись за столики, кто-то заказал музыкантам балладу «О Восьми». Музыканты долго шептались, потом старший подошёл к нашему столику.

– Ваше благородие, позволите спеть балладу?

– А почему ты спрашиваешь? Пойте.

И они выдали, так выдали, что даже у меня на глазах слёзы наворачивались. Баллада реально брала за душу. Многие женщины в зале плакали, а мужчины сжимали рукояти шпаг. Среди этого восторженного восприятия обращал на себя внимание один щёголь с тонкими усиками. Он ехидно улыбался и посматривал на всех свысока.

– Розалия, что за тип? Что он делает в салоне? Что вообще готовится за нашей спиной?

– Мики, это не здесь! Через час закончится вечер, тогда поговорим.

До конца вечера этот тип ни с кем не общался, а в конце к нему присоединился один из наших недоброжелателей из числа магов города.

Сидим в кабинете Розалии. Маркиза задумчиво гладит кубок, изредка делая маленькие глотки, наконец, начинает говорить.

– Мики! Ничего конкретного нет, но общее впечатление такое, что столица недовольна тем, что в Холмограде слишком много такого, чего у них нет. Кто именно не доволен тоже непонятно. Говорят, королю очень понравилась баллада «О Восьми». А поскольку идёт слух, что ты и есть Третий из баллады, король запретил тебе вредить. Но общее напряжение растёт.

– Что именно столица мечтает отобрать у нас? Не переманить к себе, а именно отобрать!

– Да практически всё. Сейчас у нашей школы авторитет не ниже, чем у Магического Университета гномов. И она в подчинении не у короля, а у какого-то барона. Мой салон так расхвалили в столице, что они готовы меня туда переманить. Но при дворе уже строят конкретные планы, как у меня салон будут отбирать в пользу фаворитки министра финансов. Твои производства не дают спать тем, кто привык считать чужие деньги, а потом их отбирать. А этот «тип», это маркиз де Ротан, магистр магии Природных Стихий, по-моему, он приехал всё разнюхать по поводу Школы.

– Розалия, если начнут нагло отбирать, нам не отбиться. Поэтому, езжайте в столицу, прорывайтесь на приём к королю, я найду вам красивые безделушки, которые можно и королю подарить. А там торгуйтесь, как торговка на базаре, типа, если не дадите нормальную цену, разобью на мелкие осколки, но за бесценок не отдам. Скажи, если мы будем всей командой возвращаться в Загорье, поедешь с нами?

– Куда же я денусь, конечно, поеду!

– Тогда у короля надо выторговать несколько вещей. Первое, герцогиня де Брюлен – полная хозяйка Загорья. Никаких Наместников! Второе. Между герцогством и владениями северян есть долина среди семи гор. Сейчас это владение северян. Долине присваивается название «графство Семигорье». Мне даётся титул графа Семигорья, при условии, что я договорюсь с северянами на совместное владение этой долиной. Это укрепление отношений с северянами, а через них и с гномами. Мне и герцогине даётся право привлекать всех желающих разумных в наши владения, иначе там экономику не поднять.

– Мы королю можем пообещать следующее. Наша команда уедет, но Школа останется, все преподаватели, кто захочет остаться в школе, могут остаться. Дело нового директора, назначенного королём, обеспечить преемственность, чтобы школа не развалилась. Больница останется, целители и врачи, кто пожелает остаться, пусть работают и дальше. Производства будут работать, пока их не начнут давить и притеснять. Но передавать их я никому не буду. Твой салон: пусть кто-то приезжает на стажировку на месяц, пока идёт передача школы. Потом сами организовывают по образу и подобию. Здание останется, а начинку мы всю вывезем, или пусть оплатят.

– Ты уже всё продумал!

– Далеко не всё, очень жду ваших предложений и советов.

Ещё раз обсуждали всё в присутствии Ирианы. Я им выдал тройку ювелирных перстней из коллекции Линеэлю Пронара, пару перстней накопителей, и меч классической формы с крестовидной гардой. Весь клинок, кроме самой кромки лезвия, был покрыт очень тонким слоем серебра, поэтому блестел как зеркало. По серебру золотом шла надпись: «Доблесть и сила». Навершие рукояти меча и крестовина были украшены рубинами и зелёными бриллиантами.

Женщины уехали под охраной виконта де Борзон и барона де Бриль. А к нам в школу заявился маркиз и магистр де Ротан. Сопровождавшего его мага в школу не пустили. Маркиз ворвался в кабинет директора Школы с криком:

– Да как вы смеете?

– Первое, вы кто? Второе, почему вы кричите?

– Я маркиз де Ротан! Почему не пропустили моего сопровождающего?

– Я повторю вопрос, вы кто? Что маркиз и магистр я слышал, но какого нечистого вы сюда заявились? В каком качестве, вы ворвались в нашу Школу? Что вам здесь нужно?

– Вы правильно заметили я магистр Природных Стихий! Я аристократ, маркиз, что, этого вам, барон, недостаточно?

– Достаточно или недостаточно для чего? Это Магическая Школа! Вы считаете, что любой маркиз может шляться по нашей школе в своё удовольствие? Что вам здесь нужно?

– Я не «любой маркиз», я посланник короля!

– В таком случае, приношу свои извинения! Предъявите, пожалуйста, свои грамоты!

– Какие грамоты?

– Если король послал вас без грамот, значит, он вас просто послал. Подсказать, куда?

– Да как вы смеете?

– Вы, Ваше Сиятельство, заявились на территорию моей школы в сопровождении злейшего врага этой школы и спрашиваете, почему его не пустили? Вы заявляете, что вы посланник короля, но ничем не можете это подтвердить. На вопрос, что вам нужно, вы упорно не отвечаете. Видимо, вы в столице привыкли, что перед маркизом все бороны должны стоять на коленях? А у нас тут провинция, и всех, даже аристократов, оценивают по их собственным делам, а не по родословной! Или вы говорите, что вам нужно, или уходите!

– Ты барон, жестоко пожалеешь! – и столичный хлыщ покинул «скорбную обитель».

Женщины вернулись через месяц. Они сумели решить все вопросы. Наместника короля отзывали в столицу. Герцогиня де Брюлен становится единоличной и полновластной хозяйкой Загорья. Король даровал мне титул графа и звание графа Семигорья, независимо от того, сумею ли я договориться с северянами о дипломатических отношениях. Видно было, что он порывался спросить, действительно ли я легендарный Третий. Чтобы не мучать монарха Розалия рассказала, что я от многочисленных травм потерял память, и теперь никто не знает, кто я и откуда. Но то, что я великолепный боец, и у меня удивительный меч серого цвета, это правда. Короче оставили короля в твёрдой уверенности, что он облагодетельствовал героя. Но бумаги на всё это привезёт новый директор школы.

И мы стали готовиться к отъезду. Решили ехать общеизвестным путём, ибо не пристало герцогине въезжать в свои владения верхом с вьючной лошадью в поводу. Заказали добротные кареты, красивые, но, главное, удобные и прочные, чтобы выдержали дальнюю дорогу. Павел едет со мной, и ведёт весь свой табун потомков Ужаса. В табуне двенадцать лошадей, и все они пятнистые, как их патриарх.

За прошедшее время всех ветеранов из того приюта, где я набирал команду для броска в Загорье, подлечили, большинство из них вернулись к трудовой деятельности, четыре десятка вошли в мою дружину. Сейчас я дал команду, опросить и пригласить в Загорье всех, за кого мои дружинники могут поручиться. Набирался отряд в семьдесят воинов. Тоуру Топору дал команду всех экипировать оружием и простейшей защитой: нагрудник, наручи, наплечники, шлем.

В школе объяснили ситуацию всем преподавателям. Им необходимо начать работу с новым директором школы. Довести уже набранные учебные потоки до выпуска, а дольше пусть решают сами. Через два – три года мы попробуем восстановить работу Загорского Колледжа, и мы были бы рады их там видеть, но пока ничего определённого сказать не можем. Там глухая провинция и набор учеников под большим вопросом.

Через два месяца заявился тот же маркиз де Ротан и с ним граф де Ислан, магистр магии Огня.

– Надеюсь теперь вы, барон, не будете нас выгонять, а выполните приказ короля и передадите нам школу в полном объёме.

– Господа, я деревенский барон, не приученный к куртуазному обращению, поэтому давайте говорить по существу! – Ириана чуть не заржала в полный голос от моего пассажа.

– Ваши верительные грамоты господа, приказ короля, и все остальные документы для передачи вам дел по школе?

– Барон, ваши посланники были у короля, он согласовал все ваши предложения, что вам ещё нужно?

– Всего лишь документы, удостоверяющие то, что вы говорите.

– Вы не верите слову короля?

– Очень даже верю! Дайте мне в руки слово короля, то есть его Приказ! Сколько можно болтать впустую?

– Вы что, отказываетесь выполнять приказ короля?

–Ваше Сиятельство, маркиз де Ротан! Я вам заявляю официально, вы непорядочно ведёте дела! Можете за эти слова вызвать меня, но вы приезжаете в эту Школу второй раз, требуете от нас, от меня каких-то очень серьёзных шагов, но ничем не подтверждаете свои требования. Разговаривать будем только при наличии всех документов. Мне это надоело, прошу вас, господа, на выход!

Два магистра начали было активировать какие-то плетения, но в этом кабинете стояли поглотители магической энергии, и у них вышел пшик! Скрипя зубами, аристократы покинули школу.

На другой день пришёл один граф де Ислан, принёс Приказ короля о том, что он назначается директором школы, и ему надлежит принять дела у директора Школы герцогини де Брюлен.

– Граф, вот здесь сидят директор школы и владелец школы, которые эту школу создали с нуля, а сейчас в ней заинтересован сам король. Вы считаете нас дураками?

– Что вы говорите барон, я к вам со всем уважением!

– Где Приказ короля, о присвоении мне титула? Где приказ, о создании графства?

– Может быть у маркиза? Я не в курсе!

– Пока я не получу те документы, что я вам назвал, никакой передачи дел не будет! Без этих документов ни вас, ни маркиза сюда больше не пропустят. Если их нет и у маркиза, вам лучше вернуться в столицу.

Когда граф ушёл, я обратился к Ириане.

– Уважаемая наставница, видите, насколько непорядочными могут быть аристократы?

– Майкл, может я и дура, но признаюсь, я так и не поняла, почему ты их выгнал.

– Ириана, представь себе, что мы передали все дела и школу, но документы о присвоении титула графа и создании графства, которое я, как граф, должен занять, остались на руках у того маркиза. Тут можно столько дел крутить, просто кошмар!

– Да какие тут дела? Ведь король может и проверить?

– Простейший вариант, меня убить, документы на титул и графство вручить своему человеку, и он становится графом. А можно продать эти бумаги за очень большие деньги. Ты говоришь, король проверит, а что он проверит? Школу передали, титул кто-то получил и графство занял. Даже если графа вызвать в столицу, так там меня никто не знает, кто скажет королю о подмене?

– Но как так можно?

– В окружении короля так и живут, спроси у Розалии!

Вечером в комнате Розалии сидят Ириана и хозяйка комнаты.

Розалия подтвердила все опасения барона.

– Ну, ты крутилась в этой среде, ты можешь это знать, а откуда он может это знать? Может он действительно этот Третий?

–Ириана, когда твой де Вулар обучал его бою на мечах, что он говорил о парне?

– Он говорил, что парня кто-то учил из мастеров. И учили его не на дуэлях драться, а выживать на поле боя.

– Вот ведь! Хотела доказать, что это не он, а тут ещё больше сомнений. Может, как одна из жён поговоришь с ним откровенно? Только вот нет аргументов, зачем нам это знать, только наше любопытство.

Через десятку приехал настоящий Представитель Короля. В городе был фурор, встречали его как самого короля. Через два дня всяких обязательных церемоний он добрался до нашей Школы. С ним, как ни странно, был граф де Ислан, которого нам представили как будущего директора. Будущий директор дрожал мелкой дрожью, видимо представлял себе, что с ним будет, если я расскажу об их попытках отобрать у меня Школу. А мне это зачем, пусть будет директором, его я уже знаю. А маркиз, видимо настолько ловкий махинатор, что его и обвинить не в чем!

Представитель Короля передал мне два документа. Первый документ о выделении территории, граничащей с юга с герцогством Загорским, с севера с землями Северного анклава Царства Гомов, в территорию двойного подчинения с присвоением ей статуса графства Семигорского. Второй документ, это Приказ короля о жаловании барону Мики де Дрон за заслуги перед короной титула графа. Граф становится владетелем земель графства Семигорского и наделяется полномочиями по установлению дипломатических отношений с Северным анклавом Царства Гномов. Хитрость заключалась в том, что после присвоения мне титула графа, я должен был получить новое имя. Но оно не было вписано в документы, мне предложили самому выбрать имя, так как Семигорский, это имя по территории, как герцог Загорский. А нужно ещё и дворянское имя.

Я попросил писаря Представителя Короля вписать мое новое имя в документ, и теперь приказ звучал так: Приказ короля о жаловании барону Мики де Дрон за заслуги перед короной титула графа и имени Мики де Дрович Семигорский.

Сдали дела в школе, сформировали караван, готовимся к отъезду. Тоуру Топору тоже выдал Сумку путешественника, только со встроенным накопителем, если накопитель разрядится, то Тоур ничего из неё достать не сможет. Зато он всю кузнецу везёт с собой и ещё весь арсенал. С передачей школы и музыкального салона провозились почти два месяца. Собственно мы сами тянули время. Нам было нужно, чтобы закончились зимние дожди, иначе через ущелье нам не проехать.

Из беседки – часовни забрал оба кристалла. Усадьбу продаём за те же три тысячи, но мы забрали почти всю мебель, всю посуду, оборудование кухни, поваров и служанок. Горничные ехать отказались, так же как и десяток женатых дружинников. А вот владелец магической лавки, маг с выжженным источником и моим амулетом, забрал семью и едет вместе с нами.

Ещё с нами напросились двое выпускников нашей Школы. Один из них, барон, маг земли, тот самый, что не хотел идти к кузнецам в помощники. А вторым, точнее второй была девушка, маг Природных стихий. Они тайком от родителей обвенчались и хотели уехать куда подальше. Это барон Борель де Филат и дочь баронета Талая де Лонар. Оба обещали вести себя в соответствии с моими требованиями, уважать всех разумных и не кичиться титулом и званием мага.

А ещё я уговорил настоятеля храма Святой Анюты поехать с нами.

– Куда мне ехать, мне в гости к Сияющему пора?

– Пока мне не поможете обустроить Загорье и Семигорье он вас не примет. А не хотите построить Храм Всех Святых этого мира?

Священнослужитель долго смотрел на меня. И в глаза смотрел, и с головы до ног осматривал, потом произнёс:

– Да это многое объясняет. Хорошо Странник, барон де Дрон, Третий, я поеду с тобой.

Кстати, тех молодых служек, что чистили храм Святой Анюты в Холмограде после нашего первого визита, он взял с собой.

А я надолго завис от того, что он назвал меня Странником.

Так что караван у нас набрался почти на четыре десятка повозок. Еще шесть десятков дружинников, и все мужчины на конях. При построении в колонну по одному караван вытягивается более чем на полкилометра.

Выехали, когда дожди полностью прекратились, и погода стала более тёплой. До этого сгонял к приёмному отцу, объяснил ситуацию, обещал бывать не реже раза в год. Мариша родила уже двух ребятишек отцу, теперь у него дети, ровесники внуков. Ничего, есть стимул дольше пожить.

Кстати, в числе вылеченных ветеранов оказался сержант Роман Солдат, который был в свите принцессы, а потом его свои же гвардейцы ударили кинжалом в спину. Он уезжал с графом де Вулар, но остался жив, только был весь изранен. Сейчас он в нашей дружине, и активно поддерживает слух, что я и есть Третий из баллады «О Восьми». Он, дескать, видел, как мы с графом положили семь десятков врагов. И меч мой легендарный тоже видел. В балладе, кстати, мой меч назвали Серой Молнией.

В одном из городков по пути следования, подъехали мы к трактиру. Вхожу первым и вижу интересную картину. У боковой стены, два парня, почти юноши, стоят в боевой стойке, с обнажёнными шпагами, а на них надвигаются шесть, судя по всему, наёмников. Парни явно аристократы, но не выглядят мажорами. Одежда дорогая, но сильно поношенная, видимо давно в дороге, оружие не дешёвое, но без драгоценностей.

– Эй, молодые спина к спине, иду на Вы! – перекатываюсь через ближайший стол и встаю так чтобы быть на острие стрелы из нас троих, и не важно, что в этом мире нет выражения «Иду на Вы!», все поняли, на чьей я стороне.

Серой молнией мелькнул Сумрак, словно кобра, готовая к броску, застыла дага в левой руке. В зале повисла тишина, и тут начали входить мои товарищи, слегка удивлённые подобным пердимоноклем: мой меч обнажен, а трупов нет.

Из наемников выдвинулся пожилой мужчина. Точнее, мужчина был средних лет, но выглядел, как пожилой.

– Мы это, Третий, ну, мы это несерьёзно, просто молодёжь вежливости поучить.

– Дай угадаю, они сидели, кушали, а твоим дуболомам было скучно, и они решили развлечься, верно?

– Ну не вежливые они!

– То есть, они должны были вам кланяться, аристократы кланяться наёмникам, да? – и заканчиваю разговор:

– В общем, так, уходите, и возвращаетесь не раньше чем через час. У нас большой караван, пока все поедят, а потом мы уедем.

Наёмники быстро растворились в дверном проёме. Поворачиваюсь к парням.

– Представьтесь!

– Мы, это, Третий, пожалуйста, не сообщайте про нас.

Наклоняюсь к их головам и шепчу.

– Тихо, чтоб никто не слышал, полный титул и имя.

– Маркиз Юлий де Горса.

– Принц Серж де Торон Тур.

Бляха муха, принц гномов в бегах, и что с ними делать?

– Розалия, подойди, пожалуйста! – опять я забылся с субординацией.

– Господин барон, вас обслужить, или вы сами? – ерничает маркиза.

– Ваше Сиятельство! Вот эти два молодых человека, ваша свита и ваша головная боль до конца похода! Вы им и мама, и папа, и злой сержант, что в караулы ставит! Вопросы?

– Никак нет Ваше Благородие!

– А у вас молодые люди? Идёте в нашем караване в Загорье. Хватит вам приключений искать на популярное место. Это маркиза Розалия де Горса.

– Тётя? – пискнул маркиз.

– Для вас она и командир и святой дух. Вопросы?

Оба новых бойца нашего отряда вытянулись по струнке.

– Никак нет, Ваше Благородие!

Маркиза де Горса с полной серьёзностью отнеслась к моему поручению. На привалах парней гонял лейтенант ан Тур, а ночью…

Маркиза потребовала ставить ей отдельный шатёр, и, если её родственник, ночевал в шатре с дружинниками, то принц ночевал в шатре Розалии. Я был даже рад этому, а то как-то неудобно было, она всё время рядом с нами, прямо как четвёртая жена. Только, если три женщины получали какое-то количество ласки, то у неё шансов не было. А тут всё утряслось, глядишь, и выйдет замуж за принца, или царя.

Хотя наш гость, он младший сын царя гномов, там до него ещё два брата в наследниках. Так что не быть Розалии царицей гномов.

Вот караван приблизился к входу в ущелье, что ведёт в Загорье. Беру с собой двух магов Земли: Лилию и Бореля, и выдвигаюсь в голову каравана.

Кое-где подчищаем тропу, где-то расширяем её. Вот мы достигли того моста, что строила Лилия. Мост почти выстоял всё это время, разрушен только дальний пролёт.

– Господа мостостроители, что, по-вашему мнению, нужно сделать?

– Восстановить дальнюю секцию, – это торопиться высказаться Барель.

Лилия довольно долго смотрит на творение своих рук.

– Надо бы сделать на дальнем конце два пролёта, но они упрутся в скалу.

– А чтобы не упирались в скалу, что сделать?

– Это надо весь мост переделывать, задавать ему другое направление.

– Лилия, ты же очень умная, думай!

– Ну не изгибать же мост?

– А почему нет?

– Но так никто не делает!

– Лилия, скажи, сколько в мире магов, у кого есть амулет для строительства под ключ?

– Ну, наверное, я одна, – смотрит на меня и догадывается, – Нет! Двое.

– Правильно, теперь у нас будет единственный маг, который строит мосты с изменением направления над опорой.

– Да! Мики, да! – Лилия визжит и бросается мне на шею.

Тут же рядом нарисовываются блюстители нравственности: муж Лилии и Ирена, видимо, делегированная от трёх женщин. Лилию оттаскивают от меня, и они вдвоём с Барелем идут к разрушенному пролёту моста.

Я как обычно сажусь на берегу и бездумно смотрю на воду. Первым до меня добрался Ужас, потом Анюта, следом за ней Микаэль.

Пришлось засунуть бездумность в далёкое неведомое место, и начать рассказывать, как мы проходили ущелье в прошлый раз. Как-то незаметно вокруг меня образовался плотный круг слушателей, все внимали, словно я какой-то гуру.

Наконец раздался крик Лилии:

– Ваше Благородие, принимайте работу.

А вот не угадали вы, барышня! Дал старшим детям в руки полоску красной ткани, они встали по краям моста, растянули эту ленту, а я на вытянутых руках преподнёс ножницы герцогине де Брюлен, и кивнул ей на ленту.

Ириана подошла к ленте, видно было, что она сильно волнуется.

– Одну минуту! – я сообразил, что нужно поменять кое-что.

Микаэля поставил рядом с матерью, Анюту отправил к Анейре, а ленту натянули я и Лилия.

Когда герцогиня де Брюлен перерезала ленту, я закричал: «Во славу Сияющего!» и все подхватили мой крик. Дело в том, что здесь нет аналога нашего «Ура!», воины в бой идут или молча, или с матом. Надо будет ввести что-то такое, ведь нужная вещь, возглас, означающий душевный подъём.

В этот раз мы поехали по левой дороге, через многие деревни, постепенно приближаясь к Реке. Во всех деревнях нас встречали стоящие вдоль дороги разумные: мужчины, женщины, дети. Кто-то что-то выкрикивал, кто-то молчал, но общий говор: «Герцогиня вернулась», – вызывал улыбки на лицах.

При приближении к Загорску наш караван стали встречать более организованно. Навстречу выходили старосты и уважаемые граждане: кузнецы, знахари. Среди них были и выпускники нашего Колледжа, эти особо тепло приветствовали нашу группу преподавателей. В подобных случаях приходилось останавливать караван, и герцогиня выходила «общаться с народом». Поэтому до Загорска мы ехали целых четыре дня. Весь караван зашёл в крепость, заранее предупреждённый управляющий организовал размещение всех, согласно статусу и титулам. Меня хотели опять засунуть на третий этаж, мне-то всё равно, но герцогиня поставила жёсткое условие, что наша «семейная ячейка» будет жить рядом. Про ячейку никто вслух не говорил, герцогиня сказала, что мы её самые близкие друзья и наши дети, как сёстры и братья, поэтому мы будем жить в соседних комнатах. Анюта тут же организовала общий детский проход по всем комнатам, где нас разместили, и каждый из детей был уверен, что лучшая комната, это та, где живёт его или её мама.

Амир Кунак сразу же организовал сбор информации о Наместнике Короля бывшей принцессе Лазорине де Романо. Оказывается, до этого времени вместе с ней здесь продержались только шестеро гвардейцев, остальные кто погиб, кто сбежал. Так вот, Наместник Короля, две её компаньонки и шесть её гвардейцев убыли в столицу ещё до начала зимних дождей. Четверо местных, что особенно крутились возле гвардейцев и старались им во всём услужить, сезон дождей почему-то не пережили. Три женщины, что оказывали им особые услуги, делали это не по доброй воле, и местные к ним особых претензий не имели, но жили они теперь в нищете. Герцогиня дала команду устроить всех троих на работу в крепости, чтобы дети не голодали. Они-то ведь не виноваты, что их отцы негодяи.

Итак, мы вернулись в Загорье. Общая территория Загорского герцогства около 70 тысяч километров квадратных. Это чуть меньше, чем Чехия начала 21 века на Земле, но больше Латвии или Литвы и равно территории Ирландии. Но Ирландии оно соответствует не только размерами территории. Считается, что в Ирландии низкая плотность населения, так здесь плотность населения значительно ниже, чем даже в Ирландии. Удобная для проживания разумных равнинная часть герцогства составляет половину от общей площади. Её площадь соизмерима с территорией Швейцарии или Бельгии. Вторая половина территории это непроходимые горы.

На сегодняшний день в Загорье всего один город, возле замка или крепости герцога, который так и называется – Загорск и имеет население около 30 тысяч разумных. Ещё две или три сотни деревень, разбросанных по всей территории.

А самая северная часть Загорья, это моё баронетство. Там, возле места слияния рек: Западная, Средняя и Восточная, – уже должно быть создано поселение Трёхречье.

Отпросился у жены и подруг, и рванул с парой молодых «странников» и сержантом Романом Солдатом в Трёхречье. Шли одвуконь и к концу второго дня были в таверне Турана. Встречал он меня, как потерявшуюся маму: и упрёки, и жалобы, и доклады об успехах, – всё вывалил на меня за один час.

Он уже обосновался здесь капитально. Большой собственный дом, жена, двое детей, двенадцать разумных в качестве обслуги в таверне и на «пересылке». Пересылкой они назвали услугу караванщикам, заключающуюся в том, что по сигналу приближающегося каравана к входу в ущелье выдвигались подводы. Груз перегружался на них и перевозился до Озёрного. С лодками решили не связываться. База в Озёрном теперь называлась не база контрабандистов, а караван-сарай Тура. Сделали несколько вылазок, осматривая мои владения, сначала прошлись по периметру баронетства, я убедился, что в ущелье с выходом на перевал никто не ходит, потом поехали в долину с Деревом Жизни.

В этой долине встретили очередной караван Торона ан Тур. Принц прятался за мою спину, но бдительный хозяин каравана его рассмотрел, и поманил к себе.

– Баронет, откуда здесь это чудо?

– Ан Тур, ставь караван на ночную стоянку, будем говорить!

– Не могу, нас ждут с товаром.

– Тогда отправляй кого-то старшим, говорить нам с тобой нужно здесь!

Когда караван ушёл, мы приготовили ужин, парни очень быстро уловили, как ловить рыбу на удочку, и у нас была свежая уха и жареная рыба.

Было ещё светло, и я протянул Торону бумагу, удостоверяющую, что Росинский король присваивает мне титул графа и поручает на этой территории установить дипломатические отношения с северянами.

– Да-а-а! А говорил, что у тебя только невеста да корчмарь.

– Так сколько времени прошло! У меня семеро детей, жена, вторую брать собираюсь.

– Ну, ты ловкач! Я от своих слов не отказываюсь. Считай, что это твоя долина. Так откуда у тебя мой троюродный племянник?

– Подожди ан Тур дойдём до него. Про дипломатические отношения читал? Что и как будем делать? Я готов здесь построить хороший дом для ваших представителей. А кого вы хотите видеть со стороны Королевства?

– Пока нам будет достаточно тебя, нам ведь нужна только торговля. В Загорье у нас с торговлей проблем нет. А королевство далеко.

– А если я дорогу построю?

– Какую?

– Помнишь, ты мне говорил о дороге через Долину Злого Мага?

– Как ты её назвал?

– А как её называть, если там все животные магически изменённые и агрессивные?

– А, пожалуй, и верно – Долина Злого Мага. Помню, конечно.

– Я восстановил древнюю Тропу. Хочу превратить её в дорогу, чтобы повозка могла пройти, тогда для вас будет прямая дорога в королевство.

– Тогда нам надо и нашу тропу расширять. Я говорил с нашими магами, говорят очень дорого встанет.

– Признавайте меня как ан Дрович, я вам сделаю дорогу. Не сразу, но года за два сделаю.

– Я поговорю с Советом Старейших. Так что с племянником?

– Я думаю, что пацаны решили, что они очень крутые, и им по плечу самим по миру попутешествовать. Я их встретил в трактире, где на них насели наёмники. Наёмников отогнал, пацанов забрал с собой. Сейчас у твоего племянника любовь с одной знатной дамой, маркизой, между прочим. Пусть пока у меня побудет, просто родственников предупреди, чтобы не волновались.

– Очень хорошо! Я думаю сейчас его и не надо домой гнать, что-то у них там с наследованием престола, какие-то разборки. Пусть с тобой пробудет.

– Как мне утвердиться в правах на эту долину. Король вот бумагу выдал, всё по законам королевства. А как у вас?

– Если Совет утвердит, будет тебе бумага! А если не утвердит, так владей! Я сказал!

– Я услышал!

Пожали друг другу руки.

– Торон, подойди! Поживи пока у графа де Дрович, Слушаешься его как меня, понял?

– Я тебе дядя потом расскажу, почему я его слушаюсь. Но тебя понял!

– Смотри-ка, огрызается, повзрослел! Жениться без моего согласия не вздумай, или без согласия ан Дрович, понял?

– Понял, – а сам на меня смотрит как на чудо морское.

– Ан Тур! Так ведь не утвердили же ещё?

– Ты дорогу пообещал, утвердят, куда денутся!

– Ну, тогда давайте спать, и с утра – в Загорск.

Когда мы вернулись в Загорск, в доме герцогини были гости. После бани, обеда, прочих процедур, собрались в зале для приёмов. Здесь стояло пианино, и было многое оборудовано, как в музыкальном салоне Розалии. Присутствовали все аристократы и дворяне, приехавшие с нами. Были ещё двое разумных, чем-то похожие на маркиза де Ротан, мошенника и негодяя.

Нас представили друг другу. Граф де Колюч и барон де Склиз. Граф был весьма симпатичен, что-то в нём было от эльфов. А барон своими манерами напоминал карточного шулера. Когда представляли меня, как барона, граф скорчил рожу, как будто выпил кислого вина. Потом все расселись недалеко от рояля, Ирена приготовилась играть, но я дал ей знак подождать.

– Ваше Сиятельство, граф де Колюч, не могли бы вы для меня озвучить цель вашего пребывания в Загорье.

– Граф приехал в гости к герцогине, что вам объяснять, барон?

– Какой-то граф припёрся к владетельнице огромной провинции, очень даже надо объяснять такой афронт! Так что вы здесь забыли?

– А вы, барон здесь при чём?

– Давайте будем считать, что я возглавляю местную службу безопасности, так что вам придётся отвечать на мои вопросы!

– Ваша Светлость, как это понимать? – это он к герцогине, дескать, заткните рот этому барону.

– Буквально, Ваше Сиятельство. Если барон де Дрон спрашивает, ему нужно ответить, – Ирена смотрит с иронией, видимо, они тут специально мариновали графа до моего возвращения.

– Я приехал сюда по просьбе министра финансов, чтобы оказать помощь герцогине в управлении провинцией.

– Вы готовы работать управляющим? – специально вывожу на недипломатическое объяснение.

– Чтобы управлять хозяйством, не обязательно работать управляющим!

– Ну, а конкретно, как вы это себе представляете, как вы будете помогать управлять?

– Любой одинокой женщине не помешает крепкое мужское плечо! – с пафосом глаголе граф.

Наши женщины едва сдерживаются, чтобы не засмеяться.

– Знаете граф, в столице у меня есть знакомый, каждый раз, когда женщина готова опереться на его крепкое плечо, его ловкие ручки оказываются в её кошельке!

– Да как вы смеете?

– Да, вот как-то смею! Вы так и не ответили на мой вопрос! Мы все с нетерпением ждём ответа, как вы собираетесь помогать управлять герцогством?

– Да хотя бы добрым советом!

– Ну, чтобы ваш совет был добрым, вы должны владеть информацией, и уметь с ней работать. Вы очевидно хорошо знаете Загорье?

– Не то чтобы хорошо, ведь Загорье – самое большое герцогство в королевстве, но я надеюсь изучить его в ближайшее время.

– А каков годовой доход герцогства, как вы считаете?

– Конечно, я не знаю точных цифр, но думаю, где-то около полумиллиона золотых, – это он так понял знаки барона, который показывал ему знак пятьсот.

Вы бы видели глаза Ирианы! Приговор графу был подписан.

– И вы считаете, что справитесь с таким объёмом денежных средств?

– Можете не сомневаться, доходы с моего графства, конечно, скромнее, но опыт у меня большой, я стажировался у министра финансов.

– А какова численность населения провинции, если у нас такие доходы?

Граф увидел отчаянные знаки барона, и захотел на минутку выйти. Барон вышел вслед за ним. Я открыл окно.

– Лейтенант, охрана здания по режиму «красный».

Лейтенант что-то рявкнул, забегали сержанты, дружинники цепочкой стали забегать в здание и растекаться по этажам. По сигналу «красный» часовой выставлялся около каждого жилого помещения, а также возле столовой, кухни, кабинета герцогини, так далее.

Минут через десять вернулись граф и барон, в это время девушки пели под аккомпанемент песню про любовь. Когда они закончили, я снова спросил.

– Уважаемый граф, так всё-таки, зачем вы здесь? Вы собрались обаять нашу герцогиню? Это возможно, вы очень красивый мужчина. Но вот к управлению герцогством она вас не допустит.

– Что значит, не допустит? Женщина должна заниматься детьми, а мужчина – финансами.

Даже барон приложил руку ко лбу, словно хотел сказать: «Ой, дурак!»

Ириана, обворожительно улыбнулась графу.

– Майкл! Ну что ты замучил граф вопросами, зачем ему это? Он завтра уезжает, не правда ли, Ваше Сиятельство?

– Я ещё не передал вам, герцогиня, письмо министра финансов!

– Вы живёте в моём доме четыре дня, и до сих пор не смогли передать письмо? И при этом вы хотите мне советовать, как управлять герцогством? Граф, это уже выходит за рамки приличия, покиньте нас сейчас, а мой дом – завтра!

Выставив навязчивых визитёров, мы прекрасно провели вечер.




Глава 2. Вторая свадьба и большая стройка


На другой день утром я встретил Розалию:

– О маркиза, вас я и искал, собирайте нашу команду вот в этой беседке, пригласите ещё настоятеля храма, что приехал с нами, и ваших подопечных молодых людей. Сбор сразу после обеда.

– Майкл! А ты не обнаглел?

– Не Майкл, а господин сержант, и задачи будут боевые! Вперёд, Ваше Сиятельство!

В указанное время все, кто должен был быть, собрались в большой беседке возле дома. Убедившись, что граф с бароном уехали, и за нами никто не шпионит, я озвучил «Апрельские тезисы», то есть свою программу развития.

– Чтобы нам хоть как-то сдвинуть вперёд развитие региона, нам нужны дороги. Нужна дорога в королевство. Какие бы мосты мы не строили, через ущелье во время дождей не пройти. Значит, ту тропу, по которой мы уходили из Загорья надо превратить в дорогу. Даю на это полгода. Все, кто владеет магией Земли, будут привлечены на эту стройку. Лилия главная по проектированию и самому строительству дороги. Её муж Николь – главный по организации процесса работ. Кого, когда, как подвозить к месту работ, чем кормить, что с погодой? Николь понятно, чем тебе заниматься?

Самое удивительное, что никто не спросил, «А чего это ты раскомандовался?» Все восприняли это как должное, такое отношение сформировалось еще во время подготовки к турниру в Академии и позже, когда мы ехали в Загорье через всё королевство. Я никогда не пытался из своего «командирства» извлечь какую-то выгоду для себя.

– Ваша Светлость! На вас опять Колледж. Не думал, не занимался, ничего не готов советовать. Вы директор, все в вашем распоряжении кроме «землероек»!

– Я не «землеройка»!

– Лилия, твой муж не разрешает мне тебя целовать, так что зря напрягаешься!

Все посмеялись, и я продолжил.

– Здесь в Загорске предлагаю построить небольшой храм Святой Анюты. А то мне надо жениться, а негде!

– Как жениться? – это моя жена, Анейра испугана и удивлена.

– Анечка всё объясню на семейном совете, через полчаса.

– А теперь вам, уважаемый Настоятель.

Начинаю показывать картинки на стенке беседки.

– Вот смотрите, эта долина – графство Семигорское, попросту Семигорье. Вот почти в центре долины стоит Дерево Жизни. Объясните, какое отношение у священнослужителей к такому явлению природы и можно ли строить рядом храм?

– Так вот о чём ты говорил? Да, можно! Возле Дерева Жизни нужно строить именно Храм Всех Святых. Это ты угадал, или ты знал?

– Нет, не знал, наверное, подсказали! Вы привлекайте наших аристократок, у них развито чувство прекрасного, они вам помогут составить проект Храма. Или есть какие-то строгие требования в виду Храма?

– Я сначала подумаю сам!

– Все поняли по поводу храма? Помогать в меру сил и возможностей. В первую очередь дорога в королевство. На перевалах построить укрепления типа крепостей, подробности у военных. Потом построим дорогу в Семигорье. Затем там построим Храм. А после Храма – дорогу к северянам. Как будет дорога в королевство, будем тянуть сюда всякий народ, крестьян, ремесленников, военных, учёных, магов, врачей и так далее.

– А аристократов?

– А этого добра у нас своего хватает!

Громкий и продолжительный смех разрядил обстановку.

Ну и прекрасно, задач поставлены, пока в общих чертах, но дальше оно само всё конкретизируется.

Теперь надо всем сообщить, что я стал графом. А вот производить эффект, это мне нравится, совместим полезное с приятным. Дело в том, что в Росинском королевстве маги могут иметь три жены. Анейра это моя жена и баронесса, пока. Её лучшая подруга Ирена любит меня и готова была выйти за меня замуж. Но, пока я не стал графом, я не хотел жениться на графине де Лафер. Сейчас сын графини имеет титул виконта, а это выше барона, зачем же терять статус? Но сейчас всё изменилось, я стал графом. Ну, начинаем спектакль?

После совещания впятером прошли в кабинет герцогини. Пятой была Розалия, но я не стал её гнать. Все расселись вокруг стола.

Я поцеловал Анейру в щёку.

– Анечка терпи, это не в последний раз, – удивлённый взгляд жены проигнорировал.

Поднял из кресла графиню Ирену, встал пред ней на колено.

– Ваше Сиятельство, уважаемая графиня Ирена де Лафер, я граф Мики де Дрович – Семигорский, прошу вас стать моей женой!

Несколько секунд полной тишины. Первой отмирает Ирена, обнимает меня и тихо шепчет: «Я согласна!»

– Ну что, девочка, вот ты и дождалась того, чего хотела, – это наставница обнимает Ирену, с другой стороны на ней виснет Анейра. Все при деле, кроме меня. Подхожу к погрустневшей Розалии:

– А что у тебя с этим мальчиком, принцем?

– Замуж зовёт.

– А ты пойдёшь?

– Знаешь, а вот пошла бы, да кто же ему разрешит?

– Ты ведь понимаешь, что он не наследник, денег у него нет, и не будет.

– Майкл, но ты ведь не дашь бедной маркизе пойти к храму Сияющего, милостыню собирать?

– Конечно, нет! Но салон здесь пока не актуален. Помнишь ювелира эльфу? Надо её вытащить, вместе вы что-нибудь да придумаете для женщин, что-то такое, что легко перевозить и стоить будет дорого. Вот и разбогатеете. Так что пойдёшь, за принца замуж?

– Кто ему разрешит?

– Я!

– Врёшь!

– Его дядя сказал, что я могу ему разрешить. Ну, чтобы совсем легитимно было, мы его дядю тоже уговорим.

– Майкл! – и Розалия впилась поцелуем мне в губы.

– Девоньки, а вашего мужа уже увели, – вот ведь ехидна какая, это герцогиня, хорошо хоть посудой в меня швырять перестала.

– Ириана, прекрати и не завидуй! Меня Майкл замуж выдаёт, как и обещал, за принца. А вот где он тебе короля искать будет, я не знаю.

Немая сцена, как на картине: «Монахи. Не туда заехали». Все ведь собрались меня бить, подозревая заигрывания с Розалией, а получается, что я ей вроде старшего родственника, раз замуж выдаю.

– Девушки, раз такой расклад, предлагаю этих ребят: принца и маркиза, – включить в нашу команду. Тем более, что они оба маги, очень плохо обученные, но маги.

Возражений не было, тем более, что женские мозги тут же вернулись к теме свадьбы, я ведь только что предложение сделал. И началось…

Через два дня, я, не выдержав этой круговерти, пришёл в кабинет к герцогине. Там шло бурное обсуждение платья невесты!

– Аня! С герцогиней вы основное решили, а дальше – без неё. Забирайте Розалию, и вперёд, к ювелиру эльфе, на консультацию, Розалия всё знает, – и вытолкал всех из кабинета.

– Ваша Светлость! Прошу простить, что всех переключил на решение задач, решение которых нужно мне! Но вам нужно первым делом получить полную информацию о делах в герцогстве, после того как тут повеселилась бывшая принцесса. Забирайте под своё начало нашего следователя, Амира Кунака. Вот список сотрудников мэрии, с кем я считал возможным работать, запрягайте их всех. Пусть представят вам развёрнутый доклад о реальном состоянии экономики региона. Нищенское состояние герцогства, это правда, или нет. Это они Наместника дурачили, или она действительно довела герцогство до ручки. Если последнее, то кроме дорог, надо заниматься и хозяйством. Нужна информация, почему упадок, на чём можно подняться. Задача совсем простая: в герцогстве не должно быть голодных и замерзающих. Построим дорогу, будем решать вопросы с продажами продукции на внешнем рынке. Вопрос, а какую продукцию мы можем продавать? Что у нас северяне вывозят? Можно ли развернуть выращивание чего-то такого, чего сейчас нет в Росинском королевстве.

– Второй вопрос, кто будет управляющим? У вас конечно мозгов хватит, во всём разобраться, но не дело это, герцогине самой лезть в детали и тонкости. Пусть управляющий руководит делами, а ваше дело контролировать, и задавать стратегическую линию.

– И какую же стратегическую линию надо задавать?

– А вот это – после получения полной информации. Ну, например, делаем герцогство сельскохозяйственной провинцией. Значит, надо крестьян учить земледелию не только для прокорма семьи, а для производства товарной продукции. А ещё эту продукцию надо сохранить, чтобы собранный урожай не сгнил на складах. Ещё это всё надо вывозить, а куда? Туда, где есть спрос, значит, нужна разведка во внешнем мире! Нужен транспорт для вывоза товара.

– А ещё я вам очень рекомендую во всех деревнях открыть школы. Можно при храмах, где они есть, или строить школы. Обучение минимальное, но для всех. Все в герцогстве должны уметь считать, читать и писать, пусть и с ошибками. А у кого хорошо пойдёт учёба, учить до уровня младшего клерка мэрии. Это совсем не очевидно, но поверьте, я знаю, что это через пять или десять лет полностью окупится. Развитие в герцогстве пойдёт значительно быстрее. Ещё придётся типографию открывать, чтобы книги печатать.

– Майкл, ты фантазёр!

– Напомню ваши слова: «Все твои дурацкие задумки потом реализовывались с блеском». Я знаю совершенно точно, что человек получивший образование делает работу лучше, чем неграмотный. Просто неграмотными и тупыми легче управлять, поэтому многие руководители не хотят учить своих подчиненных, а владетели – подданных. Но это те руководители, которые живут одним днём, или очень ленивые и жадные. Сегодня получил доход, а что завтра будет, завтра и посмотрим.

– А кроме сельского хозяйства, что можно сделать?

– Ириана, а вы готовы к широкому сотрудничеству с гномами?

Герцогиня вздохнула, когда я назвал её по имени. Это бывает очень редко, обстоятельства обычно не позволяют, а ведь у нас трое детей, мы не зарегистрированы, но мы муж и жена.

– Честно говоря, не очень, не люблю эльфов и гномов!

– Мы окружены горами, я уверен, если поискать, найдётся и железная руда и что-нибудь ещё. Тут не обойтись без гномов. Не обязательно ведь только серебро и золото добывать.

– Ты мне поможешь? И не надо меня выдавать замуж! Я хочу жить рядом с вами. Если бы ты не сосватал меня за герцога, мы бы сегодня играли две свадьбы.

– Ириана, не переживай, я уверен, всё у нас сложится. Может быть не скоро, но сложится! Живём большой семьёй, и дальше так будем жить. Самое сложное будет, это объяснить Микаэлю наши отношения, когда у него будет возраст бескомпромиссного отношения к миру, лет в 14-15. Ты наплюй на великосветский этикет и люби его как простая мать. И пусть он это чувствует. Раз уж нам приходится его воспитывать как сына погибшего отца, то пусть хотя бы любящая мать у него будет.

На следующий день разговаривал со своими «крестниками», я за них заступился в трудной для них ситуации, и теперь они будут в нашей команде.

– Серж, Юлий, давайте поговорим. Мы прибыли на место постоянного проживания. Потом я переберусь в Долину Семи Гор, но пока там пусто, живу здесь. Здесь живут все те, с кем я буду строить дорогу в королевство, а потом к северянам. Потом я вам что-то предложу, но вы сами чего бы хотели?

– Ваше Сиятельство, я прошу вас разрешить мне взять в жены маркизу Розалию де Горса, – принц встал предо мной на одно колено.

– Серж, встань, и больше так не делай, пока я не стану анд Дрович! Только перед отцом и дядей можешь вставать на одно колено. А на два – ни перед кем и никогда! Запомни это!

– Я запомнил, Третий!

– Ну а кроме женитьбы, какие планы?

– Даже не думал, все мысли о любимой.

– Ну а вы маркиз, у вас есть планы?

– Пока Серж не надумал жениться, я рассчитывал, что мы с ним вместе будем идти по жизни, а сейчас и не знаю.

– Я вам предлагаю войти в нашу команду. У нас в планах поднять это герцогство, но у нас мало населения. Если я найду здесь какие-то руды, нужны будут мастера, нужен будет целый город мастеров. Я готов привлекать любых разумных, в том числе и гномов. Вы принц стали бы для них примером. Кроме того вы маг, хоть и необученный почти.

Принц вскинулся.

– Почему же не обученный?

– У тебя магия Земли. Когда сможешь магией создавать мосты и дороги, крепостные стены и здания, укреплять оружие вот тогда я скажу, что ты настоящий маг Земли. В нашей команде ты будешь обучаться практическим навыкам, а потом герцогиня откроет школу или колледж, будешь учиться вместе с другими необученными магами. Зато потом твоей жене не будет стыдно за тебя, а твои подданные будут тобой гордиться.

– Какие подданные, Ваше Сиятельство, я третий сын, мне ничего не светит.

– Серж, ты веришь Третьему?

– А кому же ещё верить?

– У тебя будут подданные. Может, не целое царство, а только баронство, или графство, но они будут.

– Третий, я с тобой!

– Маркиз, вернёмся к вам. У вас магия Огня, источник слабый, но его нужно развивать! Предложения те же, включайтесь в команду. Будет школа – будете учиться. А как у вас дела с наукой управления, бухгалтерией, этикетом.

– Ну, всему этому меня учили, но практики не было.

– А если вам герцогиня предложит попробовать себя в роли управляющего герцогства, это не будет для вас унижением, не скажете, что вы целый маркиз, а тут работать предлагают!

– Нет, конечно, но я не уверен, что справлюсь!

– Тут как в любви, пока не попробуешь, не узнаешь. Я предложу вашу кандидатуру герцогине, а уж как она решит, так и будет! Но не вздумайте отказываться!

– Серж, вытаскивай сюда дядю, знакомь его с невестой. Скажешь, что я одобряю ваш брак, но без него решать не стал.

Потом была наша свадьба. Сложнее всего было священнику, он в первый раз женил мужчину, у которого уже есть жена. Но оказалось, что в инструкциях у него подобное расписано, так что мы с ним вдвоём штудировали эту инструкцию, а потом я тренировал своих жён в нашей комнате. Оказалось, что я должен выходить к алтарю под ручку с первой женой. Когда я скажу «Да», Анейра должна сказать «Я согласна». Потом Ирена встаёт между нами, и уже так мы идём к алтарю, а потом и на выход из храма.

Потренировались, и на бракосочетании у нас всё получилось. Потом нам дарили подарки, затем была пьянка. Кто-то из наших придумал кричать «Гусару – слава», а я придумал делать так, как будто нам кричат «Горько», то есть мы вставали и целовались. А потом я поворачивался и чмокал Анейру. Народ заходился в экстазе, свистели, улюлюкали и хлопали в ладоши. В конце мы так устали от всего, что когда пришли в спальню, и девушки задумались, как им поступить, кому остаться с мужем, и я им предложили: «А давайте просто поспим», – они с радостью согласились. И спали мы сном праведников до самого завтрака. А в последующем, девушки сами решали, кто будет меня «согревать» в эту ночь. А иногда и хозяйка провинции навещала бездомного графа.

Через три дня мы начали строительство дороги от Трёхречья на перевал. Трёхречье это будущий посёлок, узловой центр в инфраструктуре герцогства. Сейчас здесь стоит корчма, большая конюшня и дом моего компаньона и корчмаря. Здесь же сливаются три речки, поэтому и Трёхречье.

Через десятку, это местная десятидневная неделя, появился Торон ан Тур, троюродный дядя нашего принца. Я предложил дяде и племяннику вместе съездить в дом герцогини и познакомиться с невестой. Откровенно описал наши отношения, а то наслушаются каких-нибудь сплетен и надумают что-то не то.

Через семь дней они вернулись вместе с Розалией и мы устроили официальную процедуру благословения на брак. Получилось, что я как бы выступаю в роли старшего родственника Розалии, а Торн ан Тур – в роли старшего родственника принца. Происходило всё это в присутствии почти всей нашей команды, и все это приняли как должное. Вот как это всё понимать? За кого они все меня принимают? Ведь с самого начала я вообще шёл как простолюдин, потом меня выдвинули в «сержанты». И понеслось… А теперь маркизу выдаю замуж, куда катится мир? Единственное попросил Розалию свадьбу делать хотя бы через месяц, а то весь график работ будет сорван. А через месяц сделаем паузу, каникулы, и свадьбу сыграем.

А потом я поехал смотреть, как идёт строительство дороги. Лучше бы не смотрел!

– Уважаемый виконт де Борзон, вот скажите мне, кто должен определять, как пойдёт дорога по склону горы? В каких местах делать повороты, площадки для отдыха и так далее? То есть, кто должен спроектировать дорогу?

– Ваше сиятельство, а что её проектировать, как мы шли, так и строим.

– Лилия, а ты как поняла моё указание, что дорогу нужно спроектировать.

Стоит девушка, глазки опустила, понимает, что что-то не так, а что именно не понимает.

– Господа маги, кто из вас умеет управлять конной повозкой в горной местности?

– Меня учили, – это принц Серж де Торон Тур.

– Отлично, Серж. Представьте себе, что вы управляете гружёной повозкой, полностью загруженной повозкой. Как бы вы стали подниматься вверх по дороге, часть которой вы уже построили?

– Здесь очень крутой подъём, пришлось бы запрягать дополнительных лошадей, одна лошадь не вытянет.

– А теперь скажите Серж, а как бы вы спускались вниз по этой дороге на той же повозке.

– Здесь не спуститься, слишком крутой спуск.

– То есть вот вы трое, потратили четыре дня, на то, чтобы построить кусок дороги, по которому ни вверх, ни вниз гружёная повозка не проедет. А для кого же вы её строите?

– Ну, мы же никогда не строили таких дорог! – это Лилия пытается оправдаться.

– Лилечка, а ты думаешь, я строил, ты думаешь, что я всё знаю? Просто я как увидел, что вы настроили тут, то попробовал представить себе, что я на своём фургоне еду по этой дороге. И сразу понял, что что-то не так!

– Николь, зови сюда всех наших возниц.

– Уважаемые труженики рогов и копыт! Мы тут все маги, но без вас нам никак не обойтись. Вот мы попробовали строить дорогу для повозок, и понимаем, что она получилась слишком крутой. Подсказывайте, как должна пойти дорога отсюда к перевалу, между вот этими двумя вершинами?

– Дык, Ваше Сиятельство, надо это, ну как жеребец на ходу пописал.

Все буквально заржали, а Лилия и говоривший возница покраснели.

– Возницы, вы все согласны?

– Селан, он умный, он лучше всех скажет.

– Серж, берёшь Селана, если надо, ещё кого возьмите, и ножками, ножками по склону. Идёте и колышки ставите, на каждом повороте, на любом сомнительном месте, чтобы наши строители сразу видели, откуда и куда тянуть дорогу. Селан, смотри, видишь, какую дорогу могут сделать наши маги? Теперь представь себе, что она извивается, как ты сказал по склону. Вот этого аристократа зовут Серж, можешь называть его Ваша Светлость. Идёте с ним по склону и намечаете, как направить дорогу, чтобы и наклон был нормальный, и развороты нужной ширины, и площадки для отдыха коней. Одну площадку делайте где-то недалеко от ручья. И ещё, дорога строится на много лет. Там где есть каменные осыпи, её будет засыпать после сильных дождей, постарайтесь обходить стороной такие места. Николь, организуй первопроходцам колышки с цветными тряпками, чтобы издалека видно было.

Сам поворачиваюсь к остальным возницам.

– А вам всем задача такая. Видите, какой длинный спуск получается? Лошади не удержат повозку столько времени. Они на спуске будут уставать сильнее, чем на подъёме. Вы должны придумать, как тормозить повозки и фургоны на спуске. Причём захлестнуть одно колесо цепью, чтобы оно не крутилось, здесь не подойдёт. Пока сверху до низа спуститесь, железный обод колеса сотрётся полностью. Думайте, не графу же решать такие задачи!

– Маркиз де Горса, пожалуйста, пройдите со мной вон туда.

– Вот Юлий, это и есть работа управляющего. Невозможно всё знать самому, но всегда можно найти разумных, которые о проблеме хоть что-то знают. Вот пусть они её и решают. А твоя задача их простимулировать. Кому-то заплатить, кого-то просто похвалить, а кого-то и наказать. Смотри, виконт де Борзон сосредоточился на внешних вопросах, подвезти, отвезти, что закупить и так далее. А лагерь не оборудован. Ты ведь видел, как мы оборудовали лагерь на каждый ночлег, когда ехали в Загорье. Туалеты, шатры, место приготовления и приёма пища, где воду брать для питья, а где лошадей купать. Бери всех вот этих зрителей бесплатного развлечения и организуй нам приличный лагерь. Мы под этим склоном простоим дней десять, пока все технологии отработаем. Сержанту охраны скажешь, что я приказал.

И строительство дороги сдвинулось с мёртвой точки.

На третий день чуть не произошло несчастье. На стоящих толпой наших «строителей» со склона пошёл оползень. Пришла в движение каменная осыпь выше по склону. Услышав крики и шум, я выскочил из шатра, и увидел группу разумных на склоне горы, и надвигающийся на них каменный поток.

Плетение «Бинокль», кто там у нас, ага, Лилия там.

Усиливаю голос магией до максимума.

– Лилия, делай плетение «Бетон», свяжи эти камни, Бетон Лилия, Бетон!

Девушка отмерла от ужаса, сковавшего её и лишившего способности соображать. Врезала по каменному потоку всеми своими силами, и склон горы метров на сто вверх превратился в монолит. Движение каменного потока сразу прекратилось, а виконтесса свалилась на землю от полного истощения магических сил.

– Ужас, ко мне! – запрыгиваю на своего коня, – Давай вон туда вверх, постарайся.

И он постарался, нёсся в гору, как по равнине. Когда мы достигли группы магов, обступивших девушку, и я спрыгну с коня, он отошёл в сторону и лёг.

– Серж, не давай моему коню лежать, выгуляй его, прошу Серж! – а сам бросаюсь к девушке.

Налицо истощение магических сил, источник почти погас, если его немедленно не восстановить, Лилия станет выгоревшим магом. Со своим жёнами я бы эту процедуру проделал элементарно. Ещё в самом начале, когда только моё сознание оказалось в этом мире, я обнаружил, что если внутренний источник мага заряжать пульсирующей двунаправленной волной энергии, то его заряд происходит намного эффективнее. Со своим девушками я такую процедуру проделывал во время любовных игр, но тут не тот случай. Лилия жена моего боевого товарища, да и запретила Зината «блудить» или «гусарить». Зината, это старая женщина в баронстве моего приёмного отца барона де Дрон. А её устами, я думаю, говорили местные боги.

Быстро расстёгиваю на девушке одежду.

– Ну-ка, все кроме мужа отвернулись!

Добравшись до обнажённого женского тела, накладываю ладонь на область солнечного сплетения и начинаю гонять магическую энергию от моего источника, через ладонь в источник девушки, потом как бы забираю её обратно, но чуть меньше, чем загнал туда. И так цикл за циклом.

– Накрой её курткой, – это я стоящему рядом Николю, виконту де Борзон, мужу Лилии.

– Что ты делаешь? – с подозрением спрашивает молодой мужчина.

– Ты видишь её источник?

– Нет – с ужасом произносит муж Лилии.

– Если немедленно не восстановить источник, то она выгорит. Поэтому обеспечь, чтобы мне не мешали.

– Серж, что с моим конём? – кричу принцу.

– Уже лучше, но я его ещё погуляю.

– Спасибо, Тур! – мне не видно за спиной, но все вдруг замолчали.

Но вот снова равномерно зацокали копыто, Серж выгуливает моего коня, которого я чуть не запалил, то есть, чуть не загнал. А Тур, это приставка к фамилии царствующей династии в государстве у гномов. То есть все поняли, что я слегка командую принцем, и он слушается.

Минут через пятнадцать источник молодой магессы начал отзываться, а потом стал быстро заполняться энергией. Загнав его в зону жёлтого свечения, что означало, что он начал переполняться, я прекратил лечебную процедуру.

– В шатёр её, напои теплым бульоном и пусть спит до утра, – это мужу Лилии, а сам пошёл к Ужасу, молча пожал руку принцу, и прижался к морде коня.

– Прости, перегрузил я тебя, зато мы спасли девушку, вон она просто спит, а так уже здорова, – и в поводу повёл коня вниз по склону.

Через пять дней бригада строителей дороги вышла на перевал. Стою наверху, смотрю вниз. Открывается прекрасная картина, дорога словно серпантин, вьётся по склону горы.

На перевале вначале просто выровняли проход через весь перевал, но спускаться пока не стали. Я потребовал вызвать опытных вояк: лейтенанта Таруна ан Тур и сержанта Романа Солдата. А перед ними поставил задачу, спроектировать непреодолимые укрепления типа крепости.

– Ваше сиятельство, а как вы себе представляете непреодолимые укрепления? Любые укрепления можно преодолеть, это лейтенант у меня такой умный.

– Ну, например, так. От той скалы до этого склона стена, как в крепости Загорья. В центре башня, типа надвратной в Загорье. За этой башней такой же каменный мешок, и ещё одна башня. Любой караван загоняется в этот каменный коридор, решётки опускаются, и производится досмотр каравана. Потом мы его пропускаем.

– Ваше Сиятельство! Это же строительство на годы, на несколько лет. И сколько каменотёсов надо?

– Лейтенант, а если магией строить?

– Так это в несколько раз дороже!

– Ладно, Ваша Светлость, Серж де Торон. Вот здесь сделайте макет вот этих двух склонов, хоть из глины. А потом вместе с лейтенантом и сержантом сделайте в масштабе макет крепостной стены и форпоста, или просто форта. Пусть он называется Первый, а на следующем перевале – будет Второй. Время вам до вечера.

– Маги строители! Пока наши архитекторы разрабатывают макет форта, давайте сделаем две большие площадки. С этого края перевала, и с другого края.

– А зачем?

– Представьте себе, прошло лет десять, караваны идут сплошным потоком. Один из них стража перевала досматривает, а другим, что на дороге стоять? Потом здесь сделают навесы, коновязь, а пока просто площадку.

– Мики, у нас практически все накопители разряжены!

– Выдаю всем по накопителю большой ёмкости. Делаем площадки, и завтра начинаем строить форт. Три дня на форт и едем выдавать замуж маркизу Розалию.

– Хава-а-ар! – это я местных научил кричать имя Бога Удачи и Счастья вместо нашего земного «Ура-а!». Понимаю, что разумные в моей строительной бригаде устали, слишком высокий темп работ я задал. Фактически за половину месяца сделали пятую или даже четвёртую часть работы, на которую сам же отвёл полгода, то есть пять месяцев.

На форт запасов в амулетах хватило едва-едва.

Склоны справа и слева обрубили, там получились вертикальные стенки высотой по десять метров. Стену от края до края перевала это около ста метров сделали вертикальной и широкой, поверху можно бегать. Там же бордюр и зубцы, для защиты стрелков. В середине стены стоит надвратная башня, с полостями для ворот и решётки. Самих ворот пока нет, не из камня же их делать. На стену попасть можно только из башни. Далее за башней идёт тот самый каменный мешок, вытянутый на семьдесят метров двор, заканчивающийся такой же башней. Поручил лейтенанту выставить сюда гарнизон пока из пяти дружинников, с периодической заменой, и найти мастеров гномов, чтобы привезли материалы и на месте сделали ворота и решётки. Не очень тяжёлые, так как поднимать их будет небольшой гарнизон. Но будучи опущенными, они фиксируются стопорами, и поднять их снаружи невозможно.

А сами всей компанией двинулись в Загорск, по пути передали весточку для Торона ан Тур. Наш корчмарь Туран сказал, что ан Тур должен быть через два дня, и он просил, чтобы я и принц его дождались. Отправив всю группу магов домой, попросил Лилию успокоить моих жён, сказать им что я их люблю, но вот, дела задерживают. Подъеду на три дня позже. Девушка чувствует себя обязанной мне, поэтому постарается всё выполнить идеально.

А мы с принцем погнали коней к Дереву Жизни. Амулетов у меня накопилось много, так что заряжал их все целых полдня. А к вечеру подъехал ан Тур. Был он мрачен и печален. Молча дождался, когда я закончу заряжать свои накопители, потом предложил поговорить.

– Уважаемый Торон, о том, что вы хотите нам сказать, мы конечно поговорим, но сначала ответьте, пожалуйста, на мои вопросы. Принц у нас Серж де Торон Тур. Если перевести на понятия людей, то Серж – это имя, Торон – это фамилия, Тур – это клановое определение, показывает, что он принадлежит к правящему клану. А что же означают ваши имена Торон ан Тур?

– Заметил всё-таки. У нас даже гномы не замечают. Имя у меня Настал, в переводе на язык людей – Копьё. Представляться копьём, как-то не очень комфортно. Получается я Настал анд Торон Тур. Прямой наследник клана Тур. Но в молодости не захотел связывать себя обязанностями главы клана и удрал из дома, как вот этот молодой обормот. А там случилась заварушка, погиб отец, нужно было срочно кого-то сажать на трон. Вот и посадили моего двоюродного брата. Когда я узнал, даже обрадовался, и только вот сейчас понимаю, что поступил крайне безответственно. Ты доволен ответом?

– Вполне.

– Тогда о наших делах. В царстве опять мутная возня около престола. Отца Сержа, видимо отравили, умер он, молодой здоровый мужчина взял и умер. Сейчас там идёт грызня за трон. Ищут Сержа. Его старший брат куда-то исчез, а средний очень сильно дружит кое с кем.

– И тут эльфы! Даже до гномов добрались! – не выдержал я.

– Вот учись, Серж! Я ведь не сказал, с кем он дружит, но умный разумный уже по почерку узнаёт этих мерзавцев. Ан Дрович, я много думал, как быть. Решил племянника пока спрятать, а где прятать? Ты рассказывал, как сменил имя, когда тебя усыновили. Я прошу тебя, усынови Сержа, пусть побудет ан Дровичем. Я привёз бумаги о признании Советом Старейших Северного анклава тебя полноправным владетелем долины семи гор и присвоении тебе титула графа царства гномов, с именем ан Дрович. Так что, присваивая ему имя ан Дрович, ты ничего не нарушаешь, и в то же время, ты у людей де Дрович, а он будет ан Дрович. Вроде, как и не родственники.

Ну, куда же бедному крестьянину податься? Это опять мой юмор торжествует. А друзей принято выручать, так что едем в Загорск в мэрию.

Через три дня в мэрии в торжественной обстановке, но при минимальном количестве свидетелей я был назван приёмным отцом, а Серж де Торон Тур был признан моим приёмным сыном с именем Серж ан Дрович. Сынуля меня моложе на целых восемь лет, он гном и женится на женщине, которая меня старше на пять лет. Правда выглядит она как двадцатилетняя девочка, и организм у неё соответствует этому возрасту, это Ириана постаралась, омолодить новобрачную. Так что рожать им и рожать, а мы будем ржать (шутка).

Сильнее всех были поражены мои жёны Анейра с Иреной, у их мужа сын совсем взрослый, и как с ним общаться, с учётом того, что он недавно был принцем, а теперь всего лишь граф.

А потом была свадьба. Тут вообще не разобраться, я давал согласие на замужество Розалии, то есть я как бы её старший родственник, а теперь я папа жениха, это всё – натуральный пердимонокль. Поэтому к алтарю Розалию выводила Ириана, а Сержа – Настал анд Торон Тур. Наши женщины решили отомстить нам за две «загубленные» свадьбы: Ирианы и Анейры. Поэтому на свадьбе Розалии гуляли три дня. Вся крепость и половина Загорска, что называется «стояли на ушах». Хотя эльфа там была в единственном числе. Кстати она перестала прятаться и дичиться. Благодаря тому, что её изделия носили самые именитые люди Загорья, и на свадьбы в крепость её неоднократно приглашали, её изделия стали пользоваться необыкновенным спросом. После возвращения я ей еще «подбросил» ювелирных кристаллов, и она честно переводила на мой счёт в гномьем банке половину прибыли от продаж изделий с этими камнями.

Мне пьянствовать надоело уже на второй день свадьбы. Пошёл побродить по крепости, как-то до сих пор не все уголки обследовал. И наткнулся в беседке на Розалию.

– А почему Ваше Сиятельство не занимается увеличением народонаселения нашего Загорья?

– Майкл, вот ты ведь гад какой, обманул несчастную девушку, обещал принца, а выдал замуж за графа. Я теперь даже не маркиза, а всего графиня, сейчас заплачу, – а у самой рот до ушей и довольная такая.

– А про детей ещё и не решили. Я хочу, а Серж просит подождать, пока у него что-то там решиться.

– Розалия, мы ведь с тобой, почти как брат с сестрой, помогаем, доверяем друг другу. Так вот, рожай! У Сержа жизнь очень опасная, если что-то случиться у тебя хоть ребёнок останется. И я тебе могу открыть один секрет, но ты поклянёшься своей магической силой, что его никто никогда не узнает.

– Майкл, если это то, что я думаю, конечно, поклянусь. Клянусь своей магической силой перед лицом Сияющего, что этот секрет никто от меня не узнает.

– Когда Серж будет тебе делать ребёночка, сделай вот так. Дай руку, вот почувствуй, я гоняю энергию из моего источника в твой, и обратно. Туда – сюда, туда – сюда. Только перегонять её нужно не через руку, а через те места, где делают детей, в такт движениям. Сержу не говори, сделай всё сама, а если спросит, скажешь, что вычитала в древнем трактате, что так женщина больше удовольствия получает. Всегда хотел продемонстрировать это тебе на практике, но с сестрой нельзя этим заниматься.

– Ах ты, коварный соблазнитель, но я тебе не дамся, я буду верна своему мужу, – и оба весело рассмеялись. Всё–таки как легко общаться с этим человеком!

Позже встретился с Насталом анд Торон Тур.

– Настал, как ты относишься к тому, чтобы тебе занять престол гномов?

– С одной стороны, мне это вроде бы и не надо, а с другой сторону, наш народ, кажется, опять хотят ввергнуть в пучину войны. Дело идёт к тому, что среднего племянника посадят на престол. Он будет делать всё, что ему скажут ушастые. Нельзя этого допустить. Если старшего племянника убили, как и брата, то надо занимать престол. Только ума не приложу, как это делать. Это же гражданская война. Это хуже, чем, если нас втравят в войну с людьми.

– Анд Торон, ты прямо, как маленький ребёнок. Твоего брата убрали, а гражданской войны не было. Твоего старшего племянника убрали, а гражданской войны не было. У тебя есть команда головорезов? Надо просто попасть во дворец, и чтобы оттуда не вышел ни племянник, ни один из его советников. Потом занимаешь престол, а через пару лет я верну тебе младшего племянника. Просто ему нужно поучится магии, способности хоть и слабенькие, но они есть, их надо развивать. Если посчитаешь нужным, забирай его сразу, но лучше сам укрепись на престоле, потом его приблизишь, поднатаскаешь, и посадишь на престол. А мы с тобой старые и мудрые будем в Семигорье ловить рыбу и воспитывать внуков.

– Красиво говоришь, а сам пойдёшь со мной во дворец?

– А куда же я денусь. Долги надо платить!

Жёнам сказал, что еду к северянам, надо уточнить мой статус в связи с общими интересами в Семигорье.

Собрал бригаду строителей и командиров дружины.

– Уезжаю дней на двадцать. После перевала идёт Древняя тропа. Чуть расширить её до ширины дороги. Сделать площадки для разъезда встречных караванов. В том месте, где мы сражались с пантерами, лейтенант вам покажет, или провести дорогу значительно выше, или же выжечь тот овраг, по которому пантеры к нам подбирались. Я не смотрел на предмет прокладывания дороги выше скалы. Поэтому решение примете на месте. Всё, как и было: проектирование на Лилии, обеспечение на тебе, Николь. Маркиз Юлий де Горса готовится стать управляющим в Загорье, пусть на вас потренируется, то есть, на нём общее руководство. Его работе не препятствовать, но советовать вполне допускается. В общем, принимайте его и графа ан Дровича в свой коллектив.

В царство гномов мы пробирались через земли Северного анклава. Ужаса пришлось оставить дома, слишком он приметный. Подвёл жён к нему, сказал, чтобы выгуливали, или выкатывали, не знаю как правильно, но пусть на нём катаются регулярно. Пообщался со всеми детьми. Все воспринимали мою поездку нормально, только Микаэль стал проситься со мной. Объяснил, что нельзя, будем ехать очень быстро, только взрослые могут выдержать. А Анюта, старшая и любимая дочь, прижалась ко мне и прошептала на ухо: «Убей всех врагов». Я ей в ответ: «Не давая маме грустить».

Выехали с утра, одвуконь, без багажа, только у меня чересседельные сумки. Через два дня были в Семигорье, а еще через два дня в «Южном приюте» на территории Северного анклава гномов, это что-то типа нашего караван-сарая. Отсюда караваны идут к нам в Загорье. Я остался в «приюте», а Настал исчез на два дня.

А я занялся изготовлением гранат. Да-да, именно гранат, таких небольших взрывающихся штучек. Мир магический, многое делается магией, но далеко не всё. Так рудознатцы широко используют взрывчатые вещества типа пороха. Взрывчатка используется для получения доступа к нужной руде или породе. Например, на склоне, где предполагается наличие полезной породы оползнем эту породу засыпало толстым слоем грунта. Маги очистили бы это место плетениями типа «Яма» или «Траншея», но это будет стоить довольно дорого. Для рудознатцев гораздо дешевле заглубить в грунт бочонок с взрывчаткой и подорвать его. От такого взрыва образуется большая яма, и просто сбросит весь лишний грунт вниз по склону. В боях подобные устройства не применяются, потому, что сильный маг может такое устройство взорвать на расстоянии. Ему нужно лишь знать, что такое устройство есть в наличии у врага, ну, и точное месторасположение этого заряда. Я же рассчитываю на неожиданность. Раз в боях такая взрывчатка не применяется, то никто не будет ожидать, что мы можем применить подобную взрывчатку. Конечно, такое сработает только один раз, но нам этого должно хватить. Если не хватит, мы сами погибнем, и второго раза, опять же, не потребуется. Из кусков металла сформировал, вытянул корпуса по типу известной русской гранаты «лимонки» или Ф-1, только насечки сделал значительно мельче, а корпус гранаты чуть больше, так как эта взрывчатка слабее тротила, который используется в «лимонках». А запалы сделал простейшие тёрочные, это как спичку потереть о боковую поверхность спичечного коробка. Спичка загорится, за ней вторая и третья, от которой воспламенится и взорвётся основной заряд. Получается срабатывание с замедлением в две – три секунды.

А зачем это, если у меня много накопителей и можно организовать магический взрыв? Тут уже начинаются тактические хитрости. Дело в том, что для повышения безопасности занятий в Школе, Колледже и просто тренировок с детьми мне удалось сделать амулет, который глушил любые проявления магии. Я сейчас эти амулеты доработал, чтобы они срабатывали как гранаты, будучи брошенными под ноги врагу, с замедлением на пару секунд. Эти антимагические гранаты действуют на магов, как свето-шумовая граната на простого человека. Он на несколько десятков секунд глохнет и слепнет в магическом плане.

Я приготовил несколько таких сюрпризов для врагов. Три гранаты против магов, и три гранаты с взрывчаткой осколочного действия. Вот когда я их использую, станет ясно, зачем они были нужны.

Настал анд Торон Тур появился с полусотней воинов, по ним было видно, что они побывали во многих сражениях. Отлично подогнанная экипировка, натруженные руки и потёртые ножны мечей, шрамы у многих, всё говорило, что это не новички. В столицу гномов, город с незамысловатым названием Северный, мы добирались малыми группами, а в самом городе просто остановились в одном и том же трактире. На встречу с нами пришли два офицера охраны дворца. Сначала разговор шёл нормально, но когда Настал анд Торон Тур назвал эльфов ушастыми, лейтенант непроизвольно сжал рукоять меча. Мне это очень не понравилось.

– Лейтенант, я хочу убедиться, что вы с нами, у нас есть пленный эльф, вы его сейчас убьёте.

Офицер вскочил из-за стола и выхватил меч. Плетение «Бух!» И мой нож вошёл ему в глаз. Все вскочили с мест.

– Капитан, на какой день назначено нападение на дворец?

– На послезавтра! Там будет стоять рота лейтенанта.

– А сегодня, чья рота стоит в карауле?

– Моего родственника, брата жены. Он с нами!

– Про лейтенанта вы тоже думали, что он с нами.

– Настал, нападать надо немедленно. Капитан должен провести нас внутрь, а потом просто снять роту родственника с постов и отвести в казарму. Капитан, мне нужен план дворца.

Офицер быстро набрасывает схему первого и второго этажей дворца.

– А подвалы?

– Они все закрыты, и никто из гвардии не знает, что там.

– Очень плохо! Там может быть целая армия. Единственная надежда, что они готовятся к послезавтрашнему нападению.

Авантюра, но мы пошли. Наше нападение не подготовлено, расчёт только на внезапность. Воины разбежались по первому этажу, убивая всех, кто им попадался, иначе кто-то приведёт сторонников принца и нам ударят в спину.

О нашем появлении принц и его окружение узнали, когда мы вошли на второй этаж. Поэтому, когда мы вошли в тронный зал, принц сидел на троне, и полукругом к нам стояли около десятка эльфов, столько же гномов и несколько людей.

– О, вот и дядюшка пожаловал, – это принц ёрничает, что-то он ещё хотел добавить, но не успел.

– Нам конец, эльфы – архимаги, – прошептал гном помощник Настала у меня за плечом.

Как там Чапаев в анекдоте говорил «Куда же он с голой пяткой на шашку прыгает?»

Я бросаю к самому трону два амулета против магов, ощущение такое, как будто действительно ударили по ушам, и пропала магия. Сейчас не действуют магические амулеты защиты, и никто не сможет атаковать нас магией. Теперь я бросаю свои гранаты, и они срабатывают, как им и положено, как осколочные гранаты, нанося многочисленные раны тем, кто оказался поблизости. Прилетело и кому-то из наших, слышу матюги за спиной, но мы стояли значительно дальше, не должно быть сильных повреждений. Да и минимальное количество доспехов на всех наших было.

– Руби! – бросаюсь в гущу врагов, выхватывая на бегу Сумрак и дагу. отряд анд Торон Тур бросается за мной. Многие из врагов серьёзно ранены, и еле защищаются, но вот те двое эльфов, что стояли возле трона практически не пострадали, только лица поцарапаны. Видимо у них под одеждой очень прочные кольчуги или одежда магически укреплена. То есть не магическая защита на одежде, а магией приданы такие свойства ткани, что её почти невозможно разрезать или проткнуть. На мне самом именно такая одежда. Схватился с ними, сразу с двумя. Мечники они отличные, мне приходится весьма туго, пару раз их клинки нанесли мне секущие удары и, если бы не укреплённая одежда, был бы я серьёзно ранен.

Мне на помощь пришёл один из наших воинов, и переключил на себя внимание одного из эльфов.

Мой противник отлично знает, с кем он сражается, интересно, откуда, я вот его вижу в первый раз.

– Проклятый Третий, сейчас ты сдохнешь. Я твои кишки… – продолжить он не смог, так как мой меч рассёк ему горло.

Быстрыми движениями отсекаю руку со шпагой и наношу ещё один удар по шее, так что голова почти отвалилась, думаю, что теперь он умер. Бросаюсь на подмогу тому воину, который отвлёк первого эльфа. А тот уже почти расправился с гномом. Но тут у него случился противный я. Удалось поймать и на мгновение зафиксировать дагой его шпагу, этого оказалось достаточно, чтобы надрубить кисть руки держащей шпагу. Шпага эльфа ещё не упала на пол, а вслед за ней покатилась его голова, так как была возможность ударить с широким замахом. Быстро делаю уход влево и прокручиваюсь вокруг, осматривая поле боя. Все враги повержены. Вот трое гномов добивают своих противников, и всё врагов больше нет. Подхожу к трону, принц лежит около трона с распоротым животом. Дядя что-то пытается у него спрашивать, тот лишь мычит, но вдруг он поднимает голову и чётко говорит: «Да, я сам отрубил ему руки, которыми он меня бил, когда я был ребёнком». Потом он дёрнулся и затих. Оказывается, детские обиды переросли во взрослую ненависть, которую успешно взрастили эти ушастые селекционеры.

– Быстро всех обыскать. Кошели берёте себе, мне все амулеты, перстни кулоны, знаки, непонятные вещи. Оружие можете забрать, и выходим на первый этаж. Здесь сейчас нет магии, и я не могу подлечить раненых.

Спустились этажом ниже, я быстро остановил всем кровотечения, на порезы и колотые раны наложил Малые Исцеления, и мы пошли к подвалу. Я в подвал не пошёл и оставил рядом с собой десяток воинов, а то они все ринулись туда. Стоит закрыть дверь и все окажутся в ловушке. В подвале оказалась тюрьма, как я и ожидал, нашёлся там и старший принц, у него были отрублены кисти рук. Одного из воинов послали за тем капитаном, приказали ему немедленно построить всю охрану дворца, все четыре роты.

Перед строем вышел Настал анд Торон Тур.

– Враги нашего царства – это верхушка империи эльфов. Они втравили наш народ в прошлые воины. Они и в этот раз хотели подмять нас, ограбить и разорить, чтобы не было у нас сильного государства. Они сумели получить такое влияние на среднего принца, что он пошёл против своего народа, против своей семьи. С его согласия убили нашего царя, он сам отрубил руки и бросил в темницу своего брата, законного наследника престола. Это всё он делал по совету тех, кого он называл своими друзьями, этих самых эльфов. И кое-кто из аристократов, пошёл за ним. Командир третьей роты лейтенант де Ковон хотел заманить наш отряд в ловушку, но у него это не вышло. Мы вышвырнули эльфов из дворца. К сожалению, средний принц при этом погиб, но наследник Тимур де Торон Тур жив, хотя и пострадал.

– Наследник жив! Это значит, в царстве есть законная власть, и любой, кто сейчас будет требовать посадить кого-то другого на престол, кроме законного наследника – это предатель и преступник. Надеюсь, среди вас таких нет! Сейчас взять дворец под охрану по нормативам военного времени, а через два часа во дворец вызвать всех командиров воинских частей, расположенных в столице или её окрестностях!

Итогом двухдневного марафона совещаний, арестов, допросов, истерик некоторых аристократов было следующее.

Выявлено и снято с должностей два десятка военачальников и чиновников, занимающих важные посты в царстве. Эльфы просто мастера интриг и дворцовых переворотов. На всех должностях, от исполнения которых, зависела безопасность монарха, были разумные, находящиеся под влиянием длинноухих. Кто не желал выполнять их волю, убирали с должностей с помощью дискредитации, подлогов, шантажа, и даже убийств. Теперь все эти должности занимают гномы, пользующиеся доверием у нового монарха и его наставника. Сразу же начались перестановки на должностях, уровнем ниже. Многие военные и чиновники среднего уровня сами уходили в отставку, а некоторые, даже, срочно уезжали из царства гномов. Ворьё разбегается, а на должности становится нормальные разумные, готовые работать во славу царя и своей Родины.

Царство гномов восстанавливает связи с Северным анклавом в полном объёме. В царстве гномов возвращается система титулования, что была до прошлой войны. Титулы маркиз, граф, виконт и барон обозначаются приставкой «ан» перед фамилией. Титул герцог и звание главы клана, независимо от титула обозначаются приставкой «анд» перед фамилией. Глава клана и мой хороший знакомый Настал анд Торон Тур назначается наставником и опекуном наследного принца Тимура де Торон Тур, до его излечения, и обладает всей полнотой царской власти.

Отдельным пунктом было отмечено, что за заслуги перед кланом Тур, графу Мики ан Дрович даётся разрешение на создание собственного клана.

После этого я под охраной десятка ветеранов отправился в обратный путь. А Настал анд Торон Тур остался в столице помогать принцу.

Младшего принца решили пока не светить.

Через пять дней я вернулся в Трёхречье, отправил посыльного домой с вестями, что у меня всё хорошо, но я задержусь, а сам поднялся на перевал. Форт функционировал в полном объёме, здесь дежурили шесть дружинников. Ворота были установлены и могли закрываться, решётки собирались и монтировались в подъёмные механизмы, над этим работала бригада кузнецов гномов.

Мои друзья дорожные строители прошли уже половину пути от одного перевала до другого. Древнюю тропу расширяли до ширины дороги, по которой свободно может катиться коляска или фургон. Тропу под скалой переносить не стали и дорогу проложили именно там, ниже скалы. Просто выжгли верхнюю часть ущелья, из которого на нас нападали пантеры, а потом сделали обрыв с вертикальной стенкой, высотой около десяти метров. Теперь ни один зверь из ущелья не сможет подняться по склону в сторону дороги.

Отдал Лилии большую часть своих накопителей и поехал домой, они здесь и без меня прекрасно справляются.

Лилия ещё так с ехидцей спрашивает:

– Ваше Сиятельство, а вы граф, или строитель? – мол, катись, руководи графством, и не мешай нормальным людям работать.

Отпросил у них принца, то есть моего приёмного сына графа ан Дрович, на побывку к молодой жене, за что он был мне благодарен. Всю дорогу до дома он с восхищением рассказывал как слаженно, и профессионально работают наши строители дороги.

– Серж! А в чём секрет такой успешности в этом строительстве?

– Не знаю. Может быть в том, что они все сильные маги, и у них огромное количество энергии в накопителях?

– Молодец, ты заметил главное! Никто другой не стал бы строить такую дорогу, потому, что при пересчёте магических затрат на деньги, по стандартным расценкам, стоимость такой дороги была бы дороже всего нашего герцогства. Это наш главный секрет, никогда никому об этом не говори. Даже своим родственникам, потому, что мы с ними будем торговать, а в торговле у каждой стороны свой интерес и свой карман. Конечно, они твои родственники, и мои друзья. Мы только что воевали с ними плечом к плечу, я никогда не сделаю по отношению к ним какую-либо подлость, но в торговле всё должно быть взаимовыгодным. Вот я им построил мосты, и дорогу построю без всяких денег, а они мне отдали Долину Семи Гор во владение. Как это измерить деньгами? Это дружба и сотрудничество. Но у твоих родственников ведь есть от меня секреты. И у меня есть вот этот секрет, и это нормально, даже от жены могут быть секреты. Вот я своим жёнам никогда не расскажу, что и как мы делали с твоим дядей во дворце твоего отца, а теперь во дворце брата. Не потому, что не доверяю, а потому, что там было очень опасно, зачем женщин волновать, всё уже позади, и они всё равно уже ничего не изменят.

Когда подъехали к крыльцу дома герцогини, из дома вылился целый поток ребятни, с криками: «Папка приехал!» – они бросились ко мне. Пообнимался с каждым, честное слово, чуть не расплакался. С Микаэлем поздоровался за руку, как с взрослым мужчиной. Потом взял на руки младших: Влада и Катрин, – и вошёл в дом. Где же мои любимые женщины?




Глава 3. Дети, магия, проблемы


Итак, суровый муж вернулся из дальних странствий, дети меня встретили, как положено, а где мамочки этих детей?

В зале для приемов находились четыре дамы три мои жены и одна принца гномов. Принц уже около своей жены сидит за ручку держит. Дети побежали каждый к своей маме: Мики и Роза к Ирене, Анюта, Рондал и Катрин к Анейре, Алина и Влад к Ириане. Микаэль не спеша тоже подошёл к Ириане. И все смотрят на меня с вопросительным ожиданием.

– Здравствуйте мои дорогие! Как-то вы не радостно меня встречаете.

– Майкл, а ты где был? – это герцогиня решила начать «расстрел».

– У гномов, как и обещал!

– А что делал у них в столице?

– Дети, все вышли из зала и закрыли дверь. Микаэль, пожалуйста, проконтролируй, чтобы никто не подслушивал, и особенно Анюта.

Когда дети вышли, я посмотрел на своих женщин. До них пока не дошло, по-прежнему на лицах выражение «мы стоим руки в боки».

– Розалия, если не трудно, скажи им, в чём они неправы, после того, как я уйду, – и вышел вслед за детьми.

– Кто поедет на речку ловить рыбу?

Этого захотели все дети. Идею встретили с восторгом.

Пошли все вместе на конюшню. По дороге отловил няню Катрин, дал пятнадцать минут на сборы. А мы начали запрягать лошадь в фургон. Прибежал Павел, старший конюх и коневод, запряг быстренько другую лошадь, точнее молодого коня ужасной породы. Ну, в смысле новой породы, выведенной от моего Ужаса. Ещё запрягли карету и оседлали моего коня. К этому времени прибежали две няни с узлами и корзинками с едой. Загрузили нянь и всё это в карету, детей всех усадили в фургон. Павел сел за кучера, а я сел у задней стенки фургона, чтобы видеть всех детей, и мы тронулись в путь. За фургоном спокойно шёл Ужас, в его чересседельных сумках было много всего, но главное, там были рыболовные принадлежности. А за ним ехали четыре дружинника. Приехали мы к источнику силы на берегу реки. Я быстро настроил четыре удочки. Дружинники, по моей просьбе накопали на полянке червяков. Старшим детям Анюте и Микаэлю дал задание научить ловить рыбу Алину и Рондала, которым было по шесть лет. Они это делали под присмотром двух дружинников. Трёхлетние Катрин и Влад были на попечении няней. А с шестилетним Мики и пятилетней Розой мы стали строить кораблики и пускать их по течению. Потом Мики тоже захотел поймать рыбу. Поменял его местами с Алиной, с ней и Розой пустили ещё по два кораблика. К этому времени было поймано уже около десятка рыб весом от трёхсот грамм до килограмма. Выдал стражникам котёл, а нянькам посуду. Мужчины рыбу чистили сразу, по мере её поимки, поэтому рыбу сразу загрузили в котёл, и я вскипятил воду магией, подержали котёл минут десять на костре, и сняли с огня. Няни наполнили детям чашки бульоном, выдали ложки, предупредили, что всё очень горячее. Сколько же было интереса и радости у детей, которых воспитывали как аристократов, когда они, сидя на коврике, дули на бульон в чашке, стоящей на земле. Потом ложками хлебали этот бульон, закусывая его кусочками рыбы. Маленький Влад подавился косточкой, но ему удалось прокашляться, так что всё обошлось нормально. Прочитал им целую лекцию, как есть рыбу. Тем более, что пример Влада был перед глазами. Бульона было много, поэтому его ещё разлили по кружкам, и им запивали бутерброды, что привезли с собой няньки. Мы уже начали собираться домой, когда на дороге показалась пятёрка всадников. Запитал руну с плетением «Бинокль», и почти сразу убрал его. Это были наши мамы, а с ними Розалия и Серж. Подъехав и убедившись, что все живы и здоровы, мамочки попытались подключиться к общему веселью. Но мы уже уложили всё в сумки, и загрузились в карету и фургон. Разрешил женщинам прокатить на лошадях детей по очереди. Так что пока доехали до дома, каждый ребёнок прокатился с мамой. Микаэль отказался ехать с мамой, тогда я их с Анютой посадил на Ужаса. Мама «Аня» и мама «Илианя» пришли в ужас, но мой Ужас проигнорировал их страхи и вёз детей так осторожно, что им даже стало скучно, и они начали вертеться в седле. Тогда я их загнал в фургон, и потребовал, чтобы они мне рассказывали, чем они сегодня занимались.

– Папа, но ты же сам всё видел?

– Я не только видел, я ещё и рассказать могу, а вот вы сможете рассказать?

Загрузил, короче, детей. Даже малышня пыталась что-то рассказывать. И обнаружил, что рассказывать дети не умеют. Не выделяют главные события, не помнят, что делали другие.

Какой вывод? Предстоит новая битва, битва за моих детей, их интеллект, мировосприятие, отношение к другим разумным.

Дома жёны попытались потребовать от меня, чтобы я отчитался о поездке в столицу гномов. А я смотрел на них, и не понимал, ну почему женщин не устраивают нормальные отношения. Почему они всегда пытаются что-то сделать по-своему. Вот Розалия, отношения с ней, как с сестрой. Она что, не переживает за меня? Уверен, что переживает, но никогда меня этим не попрекнёт. А мои жёны сейчас начнут это выпячивать, ах, как им было тяжело, ах, как они переживали, а я такой чёрствый!

И что-то мне от всего этого стало так грустно, что даже захотелось напиться. Пить я, конечно, не стал, но пошёл на конюшню к своему Ужасу, поплакаться о горькой моей судьбе. Там встретил Павла, разговорились о лошадях, о повозках, и я вспомнил одну проблему.

– Павел, а как тормозить повозку, которая спускается с горы.

– Её конь сдерживает.

– Мы строим дорогу на перевал. Он не очень крутая, так как извивается по склону, но зато она получилась длинная. Конь столько времени сдерживать гружёную повозку не сможет, устанет. Надо придумывать, чем и как тормозить! Если какой-то железный рычаг в землю упирать, то мы всю дорогу испортим очень быстро. Может, колёса как-то подтормаживать? Думай сам. И пусть все твои подумают.

Так за делами я и отвлёкся.

Пришёл к себе, помылся и лёг спать. Через некоторое время ко мне пришли обе официальные жены, Анейра и Ирена. Легли рядом, полежали и попытались меня раздевать.

– Девочки, то, что скажу, это не потому, что я обиделся, или ещё что-то такое. Это независимо ни от чего. У нас так сложилось, что я один, а жён у меня три. Но если мы начнём на супружеском ложе кувыркаться вчетвером, это будет самый настоящий разврат, не любовь, а похоть. Не будем вспоминать приключения под Деревом Жизни, там были особые обстоятельства. А вот так, в повседневной жизни должен быть один мужчина и одна женщина. Раз вы сегодня пришли двое, значит, просто спим. Ложитесь ко мне на плечи и будем спать.

Через некоторое время Ирена не выдерживает:

– Майкл, ты обиделся, да?

– А что вам Розалия сказала?

– Она много чего наговорила. А еще она сказала, что ты назвал её своей сестрой. А так разве можно? Захотел и принца усыновил. Захотел и сделал маркизу сестрой. Почему другим так нельзя, а тебе можно?

– Ира, а разве это главное в том, что она вам говорила?

На мой вопрос Ирена повернулась ко мне всем телом, вцепилась в меня и заревела в полный голос. Я прижал её одной рукой к себе и просто лежал, давая женщине выплакаться.

– Майкл, а почему Ира плачет? – спросила Анейра.

– Она долго ждала, когда же станет моей законной женой. Дождалась, стала почти счастливой. А тут вдруг почувствовала, что что-то делает неправильно, и ей стало страшно, она боится меня потерять.

Ирена, словно подтверждая мои слова, опять заревела в полный голос.

– Ира! Если ты перестанешь плакать, я тебе что-то расскажу.

Молодая женщина кивала головой, глотая слёзы, пытаясь быстрее успокоиться, но у неё не очень получалось. Наконец она успокоилась.

– Ириана де Лафер, вы стали де Дрович, но это не отменяет того, что у вас порода де Лафер. Вспомни, как ты вела себя в Академии! В вашей дружбе с Анейрой ты была ведущей. Я вас таких и полюбил. Анечка добрая и душевная, а ты слегка надменная, гордая, но и нежная. А сейчас ты расклеилась, ещё и плохие разумные нагнали на тебя страхов, то эта психованная принцесса, то какие-то слухи. Помни, я буду любить вас всегда. Буду любить тебя любую, какая ты будешь. Но мне бы хотелось, чтобы ты вернула себе уверенность в своей значимости, в своих силах, своём обаянии. Ты позже Ани и Ирианы начала рожать детей и видимо боялась, что что-то не успеешь. У них по трое детей, а у тебя только двое. Вроде как ты и тут боишься. Так вот, поверь в себя! Вспомни, что ты магесса, стихийница. Научись, например, разгонять облака над горами, с которых вода идёт в ущелье, через которое мы ехали. А потом наоборот, сгонять облака и тучи к этим горам. И тогда проход в Загорье через то ущелье будет полностью под твоим контролем. Когда надо, пропустишь караван, а когда не надо, никто там не пройдёт. Поговори с Ирианой, а потом с маркизом Юлием де Горса, может, где-то в провинции нужны дожди, а в другом месте наоборот, не нужны. На строительстве дороги через перевалы дожди точно не нужны. Может там и розу ветров надо подправить на время работ. Давайте поедем туда вместе с детьми, раз вы боитесь их без присмотра оставлять. Да и полезно это для детей, увидят, что магия это не баловство, это работа. Ещё давайте подумаем, какие вам нужны амулеты, ведь с амулетами любая из вас и дорогу строить сможет, и исцелять, и погоду регулировать. А ещё я у вас ни разу не видел альбомов для рисования. А кто будет проект нашего дома в Семигорье разрабатывать? А интерьер продумывать, что опять на кого-то надеется? Вот, мол, приедет Розалия и подскажет, а вы сами?

– Ирочка, верни мне Ирену де Лафер. Я точно знаю, что ты это сможешь. Кстати старших детей пора учить магии. Я думаю, они украдкой уже сами пробуют, а там и до беды недалеко. И Мики скоро надо будет учить. Аня, ты Анюту ни чему не учишь?

– Одежду очистить умеет, Малое Исцеление может наложить.

– Анюта! Зайди в комнату, спросить тебя хочу, – крикнул громко и зажег слабенький светляк.

Как я догадался, что дочь под дверью стоит? Так у меня же есть «Сканер», а отклики близких людей Комп давно зафиксировал.

– Папа, а вы помирились?

– Конечно, доченька, мама меня любит, я её люблю, как же мы не помиримся? Знаешь, когда разумные долго не мирятся? Когда каждый из них себя любит сильнее, чем другого. Про таких говорят, что разумный – эгоист. Ты мне лучше расскажи, какие плетения ты знаешь.

Тишина в ответ.

– Что все двенадцать знаешь?

– Нет, только семь.

– Давай ты сейчас иди спать, и мы будем спать, а завтра мне на полигоне все семь покажешь, хорошо?

Девочка перегнулась через маму и чмокнула меня в щёку.

– Хорошо папочка!

– Вот это да, Майкл, ты великий воспитатель! – это Ирена надумала мной восхититься.

– Да где там, вот, сколько не пытаюсь вас воспитать, так ничего и не выходит! Нет! Не-е-ет! Не надо меня бить подушками! Они порвутся, убытки будут.

Уснули всё-таки. Утром встал, выскользнул из постели и побежал на тренировочную площадку дружинников. Я уже заканчивал и разминку, и тренировку, когда сержант стал выгонять на тренировку молодых дружинников. А я пошёл будить Аню с Ирой.

Ближе к полудню все взрослые были на полигоне, условном, конечно. Просто вышли за территорию крепости в сторону противоположную расположению города. Аня привела Анюту, девочка чувствовала себя очень скованно. В таком состоянии она нам такое покажет!

– Анюта, а с кем ты пробуешь плетения запускать, наверно, с Микаэлем? И у кого из вас лучше получается?

– Конечно у меня! Микаэль торопыга, ему всё побыстрее нужно, а магия суеты не терпит! – интересно, чьи это слова она повторяет?

– Ну, сбегай, приведи Микаэля.

Когда старшие дети пришли вместе, устроил им соревнование, кто сумеет правильно выполнить то или иное плетение. Начал со Светляка, оба спокойно справились, только Микаэль зажёг очень яркий светляк. В результате его резерв израсходовался наполовину.

– Микаэль, что скажешь про свой резерв, что с ним стало, как-то он потускнел? – провоцирую ребёнка на то, чтобы сам включил мозги.

Молчит, но видно, что сожалеет о сделанном. Положил руки ему на плечи, и подкачал его резерв. Хотел сделать ему внушение, но вдруг понял, что этого делать не нужно. Не важно, перед кем мальчик хотел себя показать, может перед вечной соперницей Анютой, может перед мамой, но «пилить» его сейчас будет неправильно.

– Теперь показываете Воздушный кулак. Вон лежит чурбак, нужно его сдвинуть ударом воздушного кулака.

Анюта всё выполнила правильно, но кулак у неё оказался несколько размазан, и чурбак сдвинулся на полшага. Зато у Микаэля чурбак откатился на полтора метра. Следующим было плетение «Сосулька». Оба ребёнка его выполнили правильно, но Анюта попала точнее. «Чистка одежды» у Микаэля вышла идеально, видимо часто тренируется, когда испачкает одежду, чтобы мама не узнала. Анюта тоже выполнила правильно, но похуже, чем мальчик. Плетения «Роса», «Малое Исцеление» и «Очищение раны» демонстрировала только Анюта. Медленно и не очень уверенно, но всё сделала правильно. А Микаэль показал «Огненный шар», это плетение забрало у него весь запас энергии во внутреннем источнике. Пришлось его срочно подпитывать.

– А как же ты Анюту находишь?

– Метку ставлю, – насуплено проговорился мальчик.

– Ну, метку поставить, это полдела, а как её по метке найти?

– Не знаю, когда метку поставлю, я её чувствую.

– А если сразу несколько меток поставить, не пробовал?

– Нет.

– Давай ставь, на меня, на маму и на Анюту.

Мальчик выполнил это действие, чем привёл меня в состояние ступора. Он ставил метки, совсем не так, как меня учили в Академии. Дальше выяснилось, что он чувствует все три метки, но идентифицировать их не может.

– А где ты научился такие метки ставить, я и мама ставим по-другому?

Оказывается, мальчик подсмотрел, как метки ставить Серж. Выходит у гномов это плетение выглядит по-другому. И сразу вопрос, а на кого это Серж ставил метки?

– А защиту или «Щиты» умеете ставить?

Нет, не умеют. Надо учить!

– Мама Аня и мама Ириана! Разберитесь сами, кто из вас этих отроков будет учить ставить Щиты.

– Ребята, а вы прекратите эту самодеятельность! Это очень опасно! Вы помните, как Анюта сожгла плохого мальчика в деревенской школе? А ведь если вы что-то сделаете неправильно, когда изучаете новое плетение, можете убить кого-то совершенно невиновного, или кого-то из братьев и сестёр. А можете сами очень сильно пострадать, даже умереть. Раз уж вы начали изучать магию, будете ходить в школу для взрослых, как только она заработает.

Все три мамы в голос:

– Ты с ума сошёл!

– Девушки, вы совершаете ошибку, которую делают очень многие взрослые, они считают, что они могут полностью управлять своими детьми. Но ваши дети только что продемонстрировали вам, что никем вы не управляете. Вы знали про все эти плетения, что они могут исполнять? Нет! Но всё ещё уверены, что вы любое неправильное действие детей можете предотвратить.

– Вот захочет Микаэль перед кем-нибудь похвастаться, ка-а-а-к жахнет, и израсходует весь источник, и выгорит! Хотите этого? Нет? Тогда надо просто понять, что они уже практикуют магию, при этом ничего не зная о мерах безопасности! Им нужно не запрещать, а учить, на примерах показывать, к чему ведёт самодеятельность!

– А теперь вы, дети, смотрите. Вот этот чурбак, который вы толкали плетением «Воздушный кулак».

Я подошёл и поставил чурбак вертикально. Получился столбик толщиной сантиметров 40 и высотой около метра.

– Представьте себе, что кто-то стоит за этим чурбаком, например, малыши играют в прятки. Тот, кто спрятался, ничего не знает про вас, а вы его не видите. И вот вы решили отработать максимально сильный удар. Показываю.

И я ударил по чурбаку воздушным копьём, причём вложил в него почти максимум своей силы. Чурбак словно взорвался. Дальнейшее произошло мгновенно, но я описываю последовательно, чтобы было понятно. Входное отверстие получилось диаметром сантиметра три, но, далее, внутренности бревна смялись и расширяющимся конусом были вырваны и выброшены с большой силой, так что улетели и рассыпались веером. На остальную часть бревна это произвело эффект взрыва изнутри, и чурбак разлетелся на десяток крупных щепок.

Шок это по-нашему? Нет, не по-нашему! Потому, что на меня это тоже произвело шоковый эффект. Не ожидал такого результата! Я, конечно, часто использую воздушное копьё, но никогда не видел подобного эффекта. Подозреваю, что мои магические силы существенно увеличились! Понять бы, в результате чего?

Но главное в этой ситуации, это покер фейс, то есть, сохранить лицо без эмоций, если ещё проще, то делаю вид, что всё так и было задумано. Все эти мысли пролетели мгновенно. А теперь смотрю по сторонам. Дети в восторге – вот это бабахнуло! Женщины в шоке, даже Анейра и Ирена, которых я обучил плетению «Воздушное копьё», не понимают, чем это я так приложил бедный чурбак. Ириана вообще смотрит с каким-то подозрением. Всё потом, а сейчас – работаем!

– Отроки, а чему это вы так радуетесь? Наверное, тому, что стало с тем малышом, который прятался за чурбак?

На лицах детей сначала непонимание, потом ужас, но постепенно до них доходит, что ребёнок «был условный». Они немного успокаиваются.

– Папа, но мы же так не умеем?

– Ну, это я вам для наглядности показал, а смысл остаётся тот же, неосторожное применение магии может привести к чьим-то увечьям и даже гибели. Я уж молчу, что можно натворить магией Огня, можно устроить пожар, и сжечь полгорода. Итак, Микаэль, Анюта, если не всё показали, показывайте, прямо сейчас, пока мы на полигоне.

Оба насупились и молчат.

– Ребята, вы ведь слышали, что я вашим мамам сказал. Мы не запрещаем вам заниматься магией, просто необходимо, чтобы новые для вас плетения вы отрабатывали под присмотром кого-то из нас. И ещё ребята, очень важно, чтобы чужие люди не знали, что вы владеете магией. Иначе начнётся то же, что было в деревне, когда вас специально дразнили, чтобы вы кого-нибудь покалечили. Когда вы будете ходить на занятия в школу вместе с взрослыми, это будет совсем другое, там все будут учиться магии. Ну, что, надумали довериться своим родителям?

Микаэль вскинулся на эти слова, потом перевёл взгляд на свою маму.

– Я ещё умею костёр зажигать, а Анюта его дождиком заливает.

– Дождиком или росой?

Я принёс несколько щепок от чурбака.

– Зажигай.

Мальчик создал маленький огненный шарик и опустил его на край щепки. Щепка вспыхнула, но погасла, как только шарик исчез.

– Микаэль в костре никогда не горит одно полено. Обязательно должно быть хотя бы два, и они друг от друга греются. Положи свой шарик туда, где три щепки касаются друг друга.

Мальчик выполнил это и дрова весело загорелись.

– Ира, давай лёгкий ветерок, – Ирена создала ток воздуха, и огонь охватил щепки целиком.

– Анюта туши!

Девочка запустила плетение «Роса», но в конце выполнения жестов руками, она выполнила движение, как бы сдвигая что-то в кучку. Такого движения нет в стандартном плетении, но плетение девочки сработало, причём именно так, как ей хотелось. В воздухе над костром возникла сфера густого тумана, который быстро сконденсировался и пролился небольшим мелким дождиком на костёр. Дрова зашипели, задымили и погасли, будучи охваченными влагой со всех сторон.

Вы знаете такого зверя – северный лис, очень пушистый, светлого цвета, почти белый? Знаете? Вот он к нам и пришёл! И, похоже, что кроме меня этого никто не понял.

– Ещё что-нибудь? – дети отрицательно качают головами.

– Ну, тогда все домой, детям привести себя в порядок, взрослым – совещание.

Когда мы добрались до кабинета герцогини, к нам непостижимым для меня образом присоединилась Розалия. Из их с Иреной жестов я понял, что сейчас мне предъявят очередную претензию, что я тут пытаюсь командовать. Ну, это дело легко поправить! Задерживаюсь перед дверью кабинета, и когда все вошли и расселись, демонстративно заглядываю в дверь.

– Ваша Светлость! Разрешите присутствовать на совещании?

В меня привычно летит какой-то предмет со стола герцогини. Я прикрываю дверь, когда статуэтка медведя ударяет в дверь и падает на пол, вхожу.

– Спасибо! Я готов вам поведать, зачем просил вас собраться на совещание родителей одарённых детей. Разрешите, Ваша Светлость?

Герцогиня грязно ругается и жалуется Розалии:

– Тут и бросить то нечем!

– Уважаемая Розалия! Нам только что Микаэль говорил, что подсмотрел, как Серж ставит метки, и научился у него, хотя и не полностью. Вопрос первый, у гномов, что другая магия, другие плетения? Та метка не такая, как меня учили в Академии. И второй вопрос, а на кого в крепости Серж ставил метки, и зачем?

Розалия густо покраснела, и произнесла:

– Да, некоторые плетения, что дают в университете гномов, отличаются от наших. А метки, ну, Серж, он ревнивый, как все мужчины, а про нас с тобой ходили всякие сплетни…

– Ладно, это проехали. Теперь вопрос ко всем мамочкам, что особенного вы заметили за нашими старшими детьми?

– В таком возрасте уже знают по несколько плетений. Это необычно, очень уж рано, – это Ирена.

– Так ведь самые простые плетения, – это Анейра.

– Ну, давай выкладывай, – это Ириана.

– А сама ничего не заметила, ты ведь мама, мама за сыном всегда всё замечает! Нет? Жаль.

– Так вот девушки, дело не в том, что дети рано освоили какие-то плетения, а в том, что они их освоили, просто подглядывая за кем-то!

– Ну не совсем уж подглядывая, я дочери Малое Исцеление раз пять показывала.

– Вы, когда учились в Академии, сколько раз вам преподаватели показывали каждое плетение, прежде, чем оно у вас начинало получаться? А кто сказал, что Малое Исцеление, это простое плетение? И кто из вас может сам взять и подправить плетение?

– Как это подправить? – спрашивает Ириана, магистр, бывшая декан факультета Целительства.

– Твой сын зажёг костёр не плетением «зажигалка» а плетением «Огненный шар». Но этот шар у него никуда не летел, он шар просто положил на дрова. Понимаешь, взял и положил. И размер шарика сделал достаточным для розжига костра и не больше.

– Розалия, скажи, выпускник факультета Огня может задавать любые размеры огненного шара?

– Хороший выпускник может, но не каждый, обычно ограничиваются тремя размерами: малый шар, средний и максимальный, на сколько сил хватит.

– Ирена, а ты сможешь плетением «Роса» создать туман в строго ограниченном объёме, но с большой насыщенностью влагой?

– Думаю, что это под силу только магистру, или архимагу.

– Так ты перенимай опыт у молодёжи! – на эту реплику все засмеялись.

– А чего вы смеётесь? Если кто-то из правителей узнает, что наши дети запросто корректируют известные плетения, нам всем будет очень не смешно! А ты, Ирена, на полном серьёзе, подходи к Анюте, и разбирайте до каждого пальчика, как это она сумела ограничить область тумана? Если поймёшь, вот и станешь магистром. А ты Розалия разузнай у Микаэля, как сделать, чтобы огненный шар не летел вдаль, а спокойно ложился, куда нам надо?

– Так что этих двоих, наших старших детей, под строгий контроль. Не в том плане, что шагу не давать ступить, а заниматься с ними как можно больше, и не просто чему-то новому учить, а в первую очередь изучать технику безопасности. Но не надо запрещать что-то изменять в плетениях, только обеспечить их безопасность.

– И ещё, перестаньте считать, что детям надо только детские игрушки, соску, и чистые штанишки. Когда мы ездили на речку, все, кроме трёхлетних малышей, ловили рыбу. Сами ловили, они и магии будут сами учиться, а потом ещё и трёхлетних научат. Так что кроме взрослой школы давайте создавать и детскую магическую школу. Правда в ней будут только наши дети, да ещё и разного возраста, но что-то делать надо. Я, честно говоря, не думал, что будет столько проблем, ещё и Семигорье надо осваивать, и дорогу к северянам пообещал. Единственный выход – это всё совмещать, и здесь труднее всего с детьми Ирианы. Детей Ани и Иры мы можем таскать с собой и попутно обучать. А вот как быть с твоими, Ваша Светлость?

– Со своими детьми я и сама справлюсь! Ты же у нас весь в делах, у тебя не только для детей, для жён времени нет!

– Я тебе готовлю управляющего. Это маркиз Юлий де Горса. Он сейчас стажируется у строителей дороги. В любой момент можешь забрать его себе, ну в том смысле, что переключить его на задачи управления герцогством. Немножко подучишь, и он справится.

– Ах, какой ты молодец, всё продумал, всё решил, и что с детьми делать тоже знаешь!

– Ревнуешь, что ли? Так я ведь тоже родитель! Зачем же детей делить между родителями. Мама, это мама, никто маму не заменит для ребёнка, она самая родная ещё с грудного возраста! А папа, он начальник, строгий, но справедливый. К нему больше уважение, чем любовь. Так чего ты начинаешь ехидничать? Что-то не так, по твоему мнению, прямо скажи! Я что, против замечаний? А будешь так ехидничать, и дочка такая же будет, кто её замуж возьмёт? – решил пошутить.

– Да если хочешь знать, Алину ещё в Холмограде сватали, вполне приличная семья, графы! – Ириана гордо выпрямилась, мол, мы сами с усами.

– А почему я об этом не знаю?

– А ты тут причём?

Я начинаю закипать, чувствую, лицо краской наливается, внутренний источник начинает пульсировать.

– Я вам всё – девушки, девушки. А вы тупые бабы! Вам раз в месяц морды бить надо, тогда будете вести себя адекватно! – ярость захлёстывает сознание.

– Одна вообще ребёнка решила рожать, не ставя меня в известность, а тут дочь сватают, меня опять в известность не ставят! Да вы вообще меня за кого держите! За племенного бычка? Или за ходячий кошелёк? А вы сами способны детей нормально воспитать?

– Да ты знаешь, целый факультет как-то воспитывала, и справлялась!

– Там у тебя были чужие дети, у тебя из детей там была одна Анейра и ту ты не уберегла, она влюбилась в неизвестно кого! А что ты сейчас про детей знаешь? Какие плетения Алина знает? – не так бы надо этот разговор вести, но я сейчас только злиться готов.

– Ты что, придурок? Ей всего шесть лет, какие плетения?

Меня сильно трясут за плечо. Это Розалия.

– Майкл, успокойся, ты сейчас всё Загорье разнесёшь! Прошу тебя, успокойся!

– Хорошо сестрёнка, успокаиваюсь. Ира сходи, пожалуйста, приведи Алину. Можно и Рондала, и Мики прихватить, но главное – Алину.

Пока Ирена ходит за детьми, постепенно успокаиваюсь.

– Алина, я хотел наказать твою маму, за то, что ты учишь магию без разрешения, – девочка сжалась от моего тона и моих слов.

– Но мы решили сделать по-другому. Вы будете заниматься вместе со старшими ребятами, но сначала ты нам расскажешь и покажешь, что ты уже изучила.

– Я только Малое Исцеление выучила. А Огненный шар у меня не получается, Микаэль плохо объясняет, говорит: «Смотри сама!».

Ножом прокалываю безымянный палец на левой руке так, что начинает капать кровь.

– Алина, лечи папу, исцеляй! – а сам готов в любой момент перехватить неправильное плетение, или поток силы.

Девочка создаёт плетение медленно, от усердия высунув язычок, но справляется без ошибок, и сама напитывает плетение энергией. Кровотечение останавливается, и края ранки начинают сходиться, через три минуты, от пореза не осталось и следа.

Открываю окно.

– Смотри, вон под стеной куст. Направь в него небольшой огненный шар, только небольшой, а то у тебя уже энергии в источнике мало осталось.

– Ты что творишь? – это Ириана налетела на меня коршуном.

– Вы госпожа, директор Школы, посидите в кресле, и не прерывайте учебный процесс. А то, как чужие дети, то пусть учатся, а как мои, так не пущу, а то поранятся. А для меня они все мои! Поняла! – кричу в лицо женщине.

Ириана от такого напора падает в кресло.

– Давай, – это я уже дочке, совершенно спокойным голосом.

Она начинает плести вязь движений.

– Стой, вот здесь чуть по-другому. Вот так! Повтори! Теперь всё с начала! Дальше, продолжай. Давай энергию в шар и задай направление. Бей!

Девочка делала медленно, но правильно, и маленький огненный шар улетел точно в куст, отчего тот слегка задымил.

– Молодец дочка! – поднял её вверх и поцеловал в носик, – С завтрашнего дня ты, Рондал и Мики ходите на занятия по магии вместе с Анютой и Микаэлем.

– Хава-а-ар! – С воинственным кличем девочка убегает к братьям и сёстрам.

– Конечно, мы его не предупреждаем, это плохо, а он всё решает без нас, это хорошо! – Ириана почему-то никак не может успокоиться.

– Ириана, так сложилось, что я могу кое-что, чего вы не можете. Это не беда, даже не проблема. Просто с этим нужно считаться. Я вот не могу детей рожать, но ведь не злюсь на вас за это! – невесёлый смех мне в ответ.

– Вот у Алины предрасположенность к Природным стихиям, у неё источник голубоватый, – женщины смотрят на меня с открытыми ртами, все, кроме Розалии, – а она спокойно плетёт Малое Исцеление и Огненный шар. А что она будет делать, если пройдёт полный курс у Ирены? Вы, Ваша Светлость, не о том думаете! У нас очень талантливые дети, но нам придётся их прятать до тех пор, пока мы сами не станем непобедимыми. Так давайте направим все силы на то, чтобы стать таким, что все будут бояться нас трогать!

Все мои показы и увещевания возымели действие и через два дня мы всей семьёй целым караваном двинулись к месту главной стройки. С нами ехали чета ан Дрович – младшие, то есть Серж и Розалия, две няньки, повар и взвод дружинников. На привалах я учил всех детей, кроме трёхлетних, создавать плетения «Траншея» и «Бетон».

В Трёхречьи задержались на два дня. Оставив детей с няньками и половиной охраны, проехали до входа в Долину Семи Гор. Показал, что проехать сюда можно только верхом, что нужна дорога. На входе в долину стояли около часа, все восхищались красотой этого места.

Семигорье, это Загорье в миниатюре, но Семигорье можно целиком охватить взглядом. Длина долины сорок километров, а ширина – тридцать. По периметру – стена гор, среди которых сильно выделяются семь вершин покрытых вечными снегами. В хорошую погоду вся долина видна от края до края. Дерево Жизни на фоне общей зелени отсюда не видно, но пока про него я молчу.

Возвратились в Трёхречье, а утром поехали по новой дороге. Впечатление было почти как от Семигорья. Долина здесь дикая и даже мрачноватая, лес только внизу, вдоль реки, а выше на склонах лишь травы да кустарники, а от середины склона и выше только голые камни и скалы. Зато здесь, в этом суровом месте, великолепно смотрелось творение рук разумных. Серпантин дороги извивался по склону горы, забираясь всё выше и выше.

На некоторых поворотах были устроены довольно большие площадки с перилами для остановок, чтобы дать отдых лошадям. Караван полностью располагался на таких площадках. Здесь были стационарные туалеты, и недалеко протекал ручей, можно было напоить лошадей.

Вот, кстати о туалетах, как-то раз наши строители насели на меня, что я слишком много внимания уделяю отхожим местам. Это мол, ну, далеко не самое главное, и вообще, никто из нормальных строителей дорог, никогда не заморачивается эти вопросом. А мы что, самые засранцы, что ли?

Я дождался наступления глубоких сумерек, потом построил всех магов строителей в одну шеренгу и поставил условие, что они должны пройти вот в этом направлении сто шагов. Шаги считать громко и вслух! Все и сосредоточились на громком счёте. Потом раздалась брань и ругань, все развернулись и пошли обратно. Итог этого захода, трое разумных наступили на мины, то есть кучки экскрементов, и теперь вынуждены идти к ручью, чтобы отмыть обувь и устранить эти ужасные запахи.

Когда все немного успокоились, я пригласил всех к костру. Повара раздавали чашки с овощным гуляшом и кусочками нарезанной ветчины. Недавняя ходьба по «минному полю» комментировалась уже беззлобно и с шутками.

– Послушайте меня, друзья. У меня есть хорошие знакомые в армии. Так вот они говорят, что проверку любого воинского подразделения можно провести очень быстро, достаточно посмотреть, «где всё начинается, и где всё заканчивается». Имеется в виду столовая и туалет, – громкий смех всех присутствующих прервал мою речь.

– Вот вы смеётесь, а я вам скажу, что это на три четверти соответствует действительности. Если в столовой нормальные продукты и вкусная еда, а в туалетах чистота, значит, командир заботится о подчинённых. Скорее всего, у него и всё остальное тоже в порядке. Теперь, что касается нас, нашего строительства. Есть такое понятие, культура производства. Если в кузнице у кузнеца грязь, всё разбросано, инструменты разбитые и расхлябанные, я ничего не буду заказывать в этой кузнице. Раз там нет порядка, там не будет и хорошего качества. И, наоборот, если в кузнице чистота и порядок, туда и зайти приятнее, и, скорее всего, там и качественное изделие это норма, а не исключение.

– Когда вы на повороте дороги делаете бордюр, а на мосту перила, вы проявляете заботу о тех, кто будет ехать по этой дороге, об их безопасности. А когда в местах остановки вы заранее делаете место для приготовления пищи, туалеты, навесы от дождя, вы проявляете заботу об их удобстве и комфорте. Это и есть культура производства. И я настаиваю на том, чтобы вот таких полей с «сюрпризами», как здесь, больше на нашей стройке не было, и у тех, кто будет ездить по нашим дорогам, чтобы тоже не было!

Ладно, отступление про туалеты закончил.

Поднявшись на перевал, мы уткнулись в закрытые ворота Первого форта, это название прижилось. После недолгих выяснений кто есть кто, поехали дальше. Вот дорога пошла вниз, и перед нами открылась Долина Злого Мага. Древняя тропа была расширена до трёх метров и сделаны площадки, где могли бы разъехаться два каравана. Этот участок преодолели за один переход и поднялись на второй перевал. Здесь шло строительство второго форта. Вот построят, и слово «Второй» станет его названием. Около стройки был развёрнут лагерь строителей. Нам очень обрадовались. Для строителей это и новые лица, и новости, и заряженные накопители энергии, которые я привёз, и продукты мы им привезли свежие. В Загорье лето, свежие овощи и ягоды уже созрели, фрукты будут чуть позже. Познакомил Лилию де Борзон со своими детьми, попросил на неответственных участках стройки дать им возможность применить свои силы. Два плетения освоили все, кроме пятилетней Розы. Ей магия Земли давалась с трудом. Зато со своим минимальным внутренним источником она легко выдавала штук шесть Малых Исцелений подряд, и склонность у неё была к целительству, в магическом зрении её источник светился зеленоватым светом. Но плетение «Бетон» даже она освоила. Лилия очень переживала за своих детей, у неё были мальчик пяти лет и девочка трёх лет. Они тоже были здесь, играли с нашими ребятами, но они не были одарёнными. Сочувствую нашим друзьям, но делится секретом одарённости детей я не готов, так как не представляю последствий.

Я решил посетить графа де Гадон. Взял с собой Юлия и двадцать дружинников, и мы устремились вниз с перевала. Сначала пришлось коней вести в поводу, но тропа везде сохранилась, и даже наш мостик был жив. Там где трава и кусты скрыли тропу, легко находил дорогу по крокам из Компа. Через два дня мы подъехали к замку. Ворота замка открыты настежь, народ какой-то суетливый, поклонятся и бегут дальше, даже спросить некого. Только когда подъехали к главному зданию, на навстречу вышел кто-то типа управляющего. Поздоровался, представился, спросил, что происходит. Оказывается месяц назад граф де Гадон оправился в палаты Сияющего, то есть умер. Его правая рука и начальник охраны шевалье де Пес забрал кассу графа, почти всю охрану и исчез в неизвестном направлении. Десять дней назад в замок приехал наследник и новый граф Долис де Гадон. Позавчера он уехал в город, в мэрию, сегодня должен вернуться.

Решили дождаться нового графа. Управляющий нас разместил и долго жался, не зная как сказать, что в замке совсем нет продуктов. Поняв проблему, выдал ему десять золотых и сказал, что когда приедет новый граф, ему не должно быть неудобно принимать гостей.

Граф приехал на следующий день после обеда. Молодой мужчина, со слабым источником, раскланялся передо мной, от чего я опешил, он же тоже граф? Потом вспомнил, точнее, вытащил из Компа. Нынешний граф де Гадос, будучи баронетом Долис де Прадо, учился в нашей Магической Школе Дрона два года назад. Так что встреча вышла достаточно душевной, и продуктивной.

– Мы строим дорогу с гор в Холмоград, и она пойдёт через вашу территорию. Мы можем по-разному решить вопрос о получении разрешения пройти по вашей территории. Я вам предлагаю следующий вариант. Дорога пойдёт по глухим местам, мои люди могут показать вашим уполномоченным, где именно. Вы даёте поручение крестьянам ближайших деревень, чтобы они прорубили просеку. Надо им нарезать участки и они вырубят там лес. Из этого леса они поставят на дороге харчевню и конюшню возле неё. Всё что останется сверху этого, вы им разрешаете использовать для себя. Это будет платой за работу. В харчевню вы сажаете разумного, которому доверяете, и заключаете с ним договор. Сначала у него не будет дохода, но потом дорога заработает в полную силу, и харчевня станет доходной. Вот тогда, он, по договору, часть прибыли будет отдавать вам. Советую брать или половину прибыли, или одну десятую часть дохода, смотрите как вам надёжнее. Дорога должна быть прорублена к концу этого лета. Сумеете организовать?

– Кроме дохода от таверны, вы получаете хорошую дорогу в своих владениях, мосты на этой дороге мы построим сами. И ещё, пусть ваши крестьяне часть молодых семей переселяют к таверне, образуя новую деревню. Когда дорога заработает, они будут снабжать продуктами и товарами харчевню и проходящие караваны.

Написали документ «Взаимные обязательства графа де Дрович и графа де Гадон», подписали его, пожали друг другу руки, и мы поехали обратно. За эти пять дней, что мы отсутствовали, дорога уже спустилась на полгоры. Причем все шестеро детей старше трёх лет принимали активное участи в строительстве. У них быстро иссякали источники, и мамочки тщательно следили, чтобы они не перегружались, но все были при деле. А сколько потом было восторгов и обсуждений, кто и что сделал!

Ко мне подошла Ириана.

– Майкл, ты извини, я была неправа по поводу детей.

Я притянул её к себе и поцеловал в губы, совсем чуть-чуть, только прикоснулся. Она дернулась, отстраняясь, и шальными глазами посмотрела на меня.

– Что, непривычно быть женой? Мы ведь муж и жена, просто у нас брак не оформлен. Я работаю над этим вопросом, но это будет не скоро, потерпи.

Женщина положила руки мне на грудь и долго смотрела мне в глаза. Не знаю, до чего бы мы дальше договорились, но тут до Ирианы добрался трёхлетний Влад, обхватил её ногу и заявил:

– Мама, я тозе хосю петон делать, как Лоза.

Я поднял его на руки.

– Значит, хочешь делать бетон как Роза? Вот исполнится тебе осенью четыре года, и я тебя научу. Только мы будет учить на «Бетон», а «Кирпич». Это тоже очень нужное плетение, вот спустимся в долину, увидишь сам.

Вручил сына маме и пошёл заниматься другими делами.

А Ириана смотрела Майклу вслед и задумчиво улыбалась.

Закончили мы дорогу в той долине, где когда-то видели волков, потом наши охотники поджарили медведя. Только не в верхней её части, а ближе к устью ручья, около реки. И построили здесь то ли корчму, то ли караван-сарай. Здесь уже не было скал, и плетение бетон здесь «не стреляло». Обучил ребят плетению «Кирпич», которое позволяло делать прочные блоки из обычного грунта. Причем, если за исходное брать песок и глину, то получаются блоки, похожие на обожжённый кирпич. Тут нужна была мужская сила, и пришлось дружинников использовать в качестве грузчиков. А они и не возражали, так как работы по профилю у них не было. Они заполняли форму грунтом, песком, глиной. Кто-то из ребят или из магов спекал грунт в прочный кирпич, размером 50 на 40 и на 30 сантиметров. Его доставали и укладывали в стену, когда блоков набиралось много, я или Лиана спекали эти блоки в одно целое. За десять дней построили корпуса трёх зданий: корчмы, или таверны, гостиницы и большой конюшни. Мы поставили стены и накрыли их черепичными крышами. Это тоже было что-то с чем-то. В городах есть здания с черепичными крышами, но там черепицу делают гончары, она имеет довольно сложную форму, которую получают путём прессования глины в специальных формах. Для нас это слишком сложно и долго. Поэтому я пошёл по пути максимального упрощения технологии. Все крыши приказал строить двускатными, то есть, с точки зрения требований к черепице, нужно накрыть черепицей наклонную плоскость в форме прямоугольника так, чтобы вся дождевая вода скатывалась только вниз. Поэтому и черепицы мы делали простейшей формы в виде плоских прямоугольников с бортиками с двух сторон. Ну, ещё сзади в верхней части делался выступ, который цеплялся за брус перекрытия крыши. А бортики накрывались лотком с обратным изгибом. В деревянную форму накладывали грунт. Его маги превращали в керамическую черепицу, извлекали из формы и всё повторялось. Главный прикол был в том, что всю черепицу магически укрепляли дети. Работать «на склад» им было бы совершенно не интересно. Но мне удалось организовать дело так, что изготовленная черепица сразу поднималась на крышу и там устанавливалась на перекрытия. И дети сразу видели реальный результат своего труда. Кроме того, им приходилось считать изготовленные черепицы и записывать результат. Старшие смотрели на средних свысока, мол, мелюзга, взрослые вас озадачили, вы и рады стараться. Но средние дети: Мики, Алина, Рондал, – действительно старались. Даже Роза старалась от них не отставать. А когда их источники разряжались и они уходили к мамам, которые помогали им восстанавливаться, за работу приходилось браться старшим, Микаэлю и Анюте.

Стены стоят, крыши накрыты, теперь сюда нужно нагнать плотников, и сделать полы, окна и двери. Трёх бойцов из старого отряда оправил к графу де Гадон, показывать, где должна пройти просека под дорогу. А мы поехали домой на очередные каникулы.

Я решил немного сбавить командный напор, и привнести чуток демократии. Провёл то ли собрание то ли совещание, где нужно было решить, что и когда делать дальше. А дальше «мы подумали, и я решил», именно так, потому, что обсуждение пошло в противоположных направлениях. Понял, что в наших условиях от демократии только вред. Но раз уж сам затеял этот «референдум», пришлось держать штурвал, убеждать, доказывать, настаивать, где-то, даже просить или обещать. Наконец, получил желаемый результат. Будем считать, что это собрание решило: десять дней отдыхаем, потом строим дорогу в Долину Семи Гор, начинаем там строительство храма и дворца правителя. А как только получаем сигнал, что готова просека под дорогу в Холмоград, возвращаемся туда и проходим эту дорогу из конца в конец, делая, где нужно, мосты или участки плотной дороги. Но туда поедут только маги Земли. Остальным пора восстанавливать учебный процесс в Колледже.

И тут грянул гром, Микаэль заявил, что берёт в жёны Анюту, и он сам будет управлять герцогством. Мамы в панике, остальные ржут над нами, а детки полны решимости бороться за свои права.

– Юлий, тебе очень важное поручение. Берёшь Микаэля и таскаешь его целый день с собой, заставляя пытаться решать абсолютно все вопросы, которые тебе приходится решать. Обрисовываешь ему проблему, без особых подробностей и предлагаешь выдать решение. Потом добавляешь детали, снова подумать и выдать следующее решение. Если он где-то скажет глупость, терпи, если решит задачу правильно, слегка похвали. Главное, чтобы он был занят с утра до вечера. Хочет управлять герцогством? Это выглядит именно так, работа, работа и работа.

– Анечка, а Анюте скажи, что сниму с неё панталоны, и по заднице крапивой нахлещу, чтобы парню голову не дурила. Будет восемнадцать лет, вот тогда пусть изображает из себя невесту. А сейчас пусть об учёбе думает, а не о женихах. Розалия, а когда у тебя ребёнок будет?

– А причём здесь мой ребёнок?

– Надо девочке показать, что взрослая жизнь, это куча обязанностей. Вот пусть ночью встаёт малыша укачивать, пелёнки за ним стирает, обеды для семьи готовит, ещё что-нибудь. Нужно, чтобы они поняли, что став взрослыми, они потеряют право проводить время так, как им хочется. Они-то думают, что это только им, детям, куча запретов, а взрослые делают, что хотят. Вот и надо их завалить взрослыми проблемами, чтобы было не продохнуть!

В Долину Семи Гор поехали уменьшенным составом: Лилия со всей семьёй, мы с Анейрой, Ирена, из детей Анюта, Алина, Рондал, Мики и Роза. Повара не взяли, но возницы повозок прекрасно готовили, без разносолов, но вкусно. Когда встали на стоянку в начале ущелья, я им выдал удочки, и они нас закормили рыбными блюдами. Уха, рыба жареная, и печёная, и копчёная, и солёная. Анюту заставлял мыть посуду, помогать поварам, стирать одежду себе и остальным детям, так как она самая старшая.

Однажды, после ужина, я сидел на берегу, отдыхая, и бездумно глядя на воду. Недалеко крутился Ужас, и его очередная подруга, такой же окраски, я их называю – ужасной породы. Павел назвал выведенную им породу лошадей Загорские Северные.

Вдруг Ужас предупредительно рыкнул, я тут же «включил» Сканер и обнаружил, что ко мне подходит Анюта.

Девочка села рядом со мной, как-то по-взрослому вздохнула и спросила:

– Папа! А можно я снова ребёнком буду? Я уже поняла, что с женитьбой Микаэль намудрил, а я ему подыгрывала. Я больше не буду.

Поцеловал дочь в щеку и посмотрел её в глаза. Там и вина, и неудовлетворённое самолюбие, и ещё что-то трудноуловимое.

– Хорошо! А что у тебя с магией?

– Всё по-прежнему, некогда было заниматься.

– Анюта, ты у меня старшая дочь, и у тебя большие способности. Поэтому с тебя спрос всегда больше, чем с младших. Ты никогда не прекращай заниматься магией. Мне много раз спасало жизнь именно то, что я знаю и умею чуть больше, чем мои враги. Я тебе что-то покажу. Смотри, вот камешек, я его сейчас запущу вон в тот куст за речкой, там кто-то шевелиться. Бух! – и камень врезался в куст на другом берегу.

«Бух» – это у меня команда на включение моего умения магией ускорять предметы до скорости автоматной пули. Предметы типа камешка или лёгкой стрелы могут лететь на 200-300 метров, Предметы весом тяжелее 40 граммов, летят метров на 100.

Из кустов выскочил местный заяц, и пустился наутёк.

– Так получилось, что мне подарили такое умение. То есть я так делать умею, а как я это делаю, я и сам не знаю. И кого-то другого научить не могу. Но я знаю, что такое плетение существует. А ещё существует такое плетение, когда этот камешек можно не швырять, как я, а просто переместить, причём переместить мгновенно. Вот он был здесь, на ладони, и вот он уже там. Это называется телепортация. Вот, мечтаю этому научиться. Это я хочу тебе показать, что в магии очень много всего неизученного и просто неизвестного. Но ещё нужно помнить, что есть нехорошие разумные, которые сами не могут чего-то достичь, или не хотят много трудиться, но считают возможным отобрать у других. И они очень завистливые. Поэтому о том, что ты умеешь можно рассказывать только самым близким людям, которые не будут болтать и не предадут. Иначе сама попадёшь в беду и мы вслед за тобой.

– А почему и вы?

– А ты думаешь, мамы или я оставим своих детей в беде?

После этих слов девочка бросилась ко мне на шею и прижалась изо всех своих сил. Посадил её на колени, и мы долго так сидели, обнявшись.

Почему-то вспомнилось, что в своей первой жизни там, на Земле имел двух дочерей, и всегда не хватало времени, чтобы уделить им чуть больше внимания. Если бы удалось не сюда попасть, а там, на Земле вернуться в свою молодость, многое бы сделал по-другому. Так вот, решаю, надо здесь прожить так, чтобы не было желания вернуться и сделать по-другому. Это ведь и так вторая попытка, третьей может и не быть.

Потом сели вдвоём на Ужаса и поехали в лагерь. И я даже не предполагал, какие последствия будут у этого разговора.




Глава 4. Снова в Холмограде


Дорогу по ущелью, соединяющему Загорье и Семигорье, я решил сделать в одном уровне, без спусков и подъёмов. При этом дорога будет извиваться по склонам гор, повторяя все изгибы реки над которой она проходит, и, соответственно, её длина увеличится. Несмотря на увеличившуюся длину, эту прекрасную дорогу в Долине Семи Гор сделали за пять дней. На маршруте длинной в девять километров, сделали три площадки для разъезда встречных караванов. Лилия ещё и мост через речку Восточную расширила до четырёх метров. И вот мы вступили в Долину Семи Гор. В этом месте всё же нужно пересечь реку Среднюю. И все вместе мы строим большой мост. Этот мост – это лицо долины, лицо графства, престиж графа! Поэтому мост у нас получился большой и широкий. Длина моста получилась сто двадцать метров, правда почти половина из них – это подъездной виадук, то есть мост над сушей. Ширину моста сделали шесть метров, так что встречные кареты разъезжаются без проблем. За мостом сделали большую площадку и причал, и на этом работы закончили.

Здесь можно построить большой город, но если на небольшой реке будет большой город, то можно будет забыть об экологии и о рыбалке в этой реке. Поэтому место под город пока выбирать не буду. Приглашу специалистов, рассмотрю варианты. Пока будем готовить место под храм и наш дом, или дворец графа, называйте, как хотите. Послал посыльных, чтобы вызвали сюда моих жён с детьми и Розалию с мужем. А сами начали обследовать территорию вокруг Дерева Жизни. Пока вырисовывалась такая картина, и это не я придумал, а это плод совместных «мозговых штурмов». Вокруг Дерева Жизни очерчиваем круг диаметром сто метров. Это зона его корней, здесь можно вырубить кустарник и сделать газон, дорожки с гравием, но не бетонные, посадить многолетние цветы. И больше почву не тревожить!

Между Деревом и рекой расстояние в полкилометра, это будет территория графской виллы. А южнее Дерева можно будет строить Храм Всех Святых.

Круг под Деревом, обозначили колышками. Тут приехали все мои близкие. Даже Юлий с Микаэлем посчитали необходимым приехать, ознакомиться с новой территорией.

Назначил Ирену начальником группы по разработке проекта Виллы графа. А сам занялся рыбалкой с младшими детьми. Даже Влад и Катрин пытались тащить клюнувшую рыбу из воды. Им через два месяца будет по четыре года. В какой-то момент Анюта притащила Микаэля, и он, запинаясь, через силу, попросил освободить его от обязанностей управляющего герцогством.

– Микаэль, а почему тебе так трудно даётся эта просьба, как будто тебе очень не хочется, но ты заставляешь себя?

– Я герцог!

– Ну да, а я всего лишь граф, правда? А представь себе ситуацию, в армии генерал и он простой барон. Он своим умением, своими талантами добился такого положения, стал генералом. И ему обязаны беспрекословно, подчёркиваю, беспрекословно подчиняться все офицеры его части, будь они хоть графы, хоть герцоги. Мы с тобой не в армии, но я изо всех сил стараюсь укрепить герцогство твоей мамы и твоё, собственно говоря. А ты начинаешь чудить, и противится моему влиянию на твою маму. А ты подумай ещё вот о чём. Алина и Влад твои сестра и брат, но они мои дети. Получается мы все одна семья. А я старший мужчина в семье, и я несу ответственность за всех вас и за нашу общую жизнь. Я ведь не требую, чтобы ты называл меня папой, не пытаюсь тобой командовать в мелочах. Но есть такие вопросы, в которых нужно принимать единоличное и быстрое решение. Если я по каждому поводу буду тебе что-то доказывать, убеждать, что это правильно, многие решения не будут приняты вовремя, и от этого всем будет плохо, и тебе в том числе. И ещё, ты любишь свою маму, но при этом ты на неё обижаешься, что она больше с малышами возится, но так бывает в каждой семье. Мама Аня тоже больше внимания уделяет младшим детям, но Анюта ведь на неё не обижается. Конечно, у Анюты есть и мама, и папа, а у тебя только мама, тебе труднее. Но давай попробуем сделать вот что. Ты согласись с тем, что я у тебя буду вместо папы. Он был умный человек, и он мне доверял, он просил позаботиться о его семье, если вдруг он погибнет. Даю тебе слово, что я не буду претендовать на твоё герцогство, на твой титул. Но буду изо всех сил укреплять и поднимать Загорье. И пока ты растёшь, и достигаешь совершеннолетия, считай, что я как бы твой папа. Это будет не трудно, потому, что в нашей большой семье меня все дети считают папой. Ты можешь называть меня «господин граф», или «Ваше Сиятельство», это не имеет значения, главное, чтобы ты относился ко мне так, как бы ты относился к отцу, если бы он был жив. И я очень хочу, чтобы ты считал меня своим другом, не конкурентом, а другом. Сейчас ничего не говори, иди, занимайся своими делами. А твой ответ, он будет в твоих поступках.

А сам я сел на своего коня и уехал в лес, а там изрубил мечом полгектара кустарника, и опять разбил в кровь свои кулаки об деревья.

Ну почему я не могу своему сыну сказать, что он мой сын? Проклятое сословное общество! Пропади они пропадом все эти титулы, звания, и прочая мишура!

К своим вернулся уставший и грустный. Злость прошла, но грусть осталась. Анечка, как наседка стала хлопотать вокруг меня: присядь, покушай, что-то ты уставший, отдохни. А Ирена и Розалия почувствовали тревогу, но держались в стороне.

– Ну, что у нас с проектом виллы и дворца? Кстати вы Настоятеля не привезли? Пора ему давать нам какие–то рекомендации или целиком проект.

– Майкл, мы посоветовались и решили нанять архитектора.

Как же мне самому столь очевидная мысль в голову не пришла?

– Кто поедет искать архитектора? Нам не нужен именитый, нам нужен талантливый. И ещё, предложите ему спроектировать и построить город, от начала и до конца. Чистый и светлый город с водопроводом, канализацией, широкими улицами. Город, в котором не будет трущоб и бедных кварталов.

– Мы все в скором времени двинемся в сторону Холмограда, дорогу править и прокладывать. Можете все съездить в город, повидаться со знакомыми. Розалия, если переманишь к нам музыкантов, которые играли у тебя в салоне, будет здорово.

Словом, решили не спешить, решать вопросы по мере созревания их решений, не портить природу Семигорья непродуманными стройками. И двинулись всем табором в сторону Трёхречья. Из дружины взяли десяток бойцов, желающих посетить город, и переодели их как простых наёмников. В Трёхречье переночевали, а на следующий день, за один день достигли долины у реки, где мы поставили корпуса для будущего пункта остановки караванов, преодолев два перевала и пройдя Долину Злого Мага. А здесь мы наткнулись на крестьян, которые шарили здесь, пытаясь что-нибудь стащить. Дружинники хотели их поколотить, но я потребовал, чтобы, в качестве наказания они привезли сюда брёвна и плотников, чтобы сделали хотя бы двери. На другой день, как я и наказал крестьянам, они двигались нам навстречу, с пиломатериалом и плотниками. Я решил плотникам заплатить за работу, но они должны сделать двери и окна во всех зданиях. Плотников было всего двое, и они сказали, что до дождей не успеют, и стекла у них нет. Ну, пусть хоть двери сделают!

Проехали всем табором по дороге до Холмограда. При этом укрепляли полотно дороги в низинах, где обычная дорога раскиснет в сырую погоду и станет непроезжей. Ещё построили три моста, и расширили один, ранее построенный. Оказалось, что крестьяне графа де Гадос построили не одну, а две корчмы. Одну поставили в начале дороги почти сразу после моста, а вторую посередине между первой корчмой и нашим караван-сараем. Ну, как хотят, хотя, на мой взгляд, это избыточно, только если караван будет сильно перегружен, тогда он сделает две остановки. Видимо крестьяне ориентировались на привычное для них состояние дороги, а мы сделали дорогу значительно лучше, то есть более скоростную. Хотя для гужевого транспорта, термин «скоростная дорога» как-то не звучит.

И вот мы въезжаем в Холмоград. Заранее посланный сержант снял целиком трактир Старого Эльфа. Направляемся к трактиру, я еду впереди, с Розой на руках, точнее, она сидит передо мной на специальном приспособлении для перевозки малышей. И вдруг на дорогу выходит какой-то щупленький тип, а на обочине, с обеих сторон от дороги стоят шесть мордоворотов с палками, похожими на дубины.

– Я искренне извиняюсь, милостивые господа, но у нас въезд в город платный.

– Почему же плату взымает не стража на воротах?

– Стража в подчинении у муниципалитета, а мы горожане, у нас свой сбор.

– Скажешь своим старшим, чтобы пришли в трактир к Старому Эльфу и спросили приезжего графа, там с ними и поговорим. А тобой мне говорить не о чем!

Щуплый подал знак, и мордовороты перекрыли дорогу, поигрывая дубинам. Я оглянулся назад:

– Всем поднять щиты.

На громил бросил лёгкий паралич, а щуплому проникновенно сказал:

– Ты милостивый горожанин ошибся, скажешь своим уродам, барон де Дрон вернулся, пусть прячутся.

Ужас пошёл вперёд, двумя кивками головы повалил в разные стороны, словно кегли, стоящих неподвижно бойцов теневой экономики, и мы проехали дальше. Разместив наш отряд в трактире, взял с собой Розалию и поехал к мэру. С нами увязался Серж, так как Розалия ждала ребёнка, и, хотя срок был ещё небольшой, Серж, как истинный гном, трясся над ней, как нянька над дитём. До мэрии добрались без происшествий, но в мэрии оказался другой мэр. Нашего знакомого Николя де Камен сместили и поставили мелким клерком в той же мэрии.

Выяснили где его найти, прошли в этот отдел, и я пригласил Николя сходить с нами пообедать. Он как-то замялся, в это время в отдел ворвался какой-то лохматый разумный, и начал кричать, что Николь опять бездельничает, на нас стал кричать, что в этом отделе посетителей не принимают, и начал нас выталкивать из комнаты. Когда он толкнул Розалию, не сильно, но толкнул, Серж развернулся и врезал чиновнику по физиономии. Тот упал, заскулил и пополз к окну. Когда он до этого окна добрался и выглянул наружу, видимо, чтобы позвать стражу, я был уже рядом и помог ему выпасть из окна. Видя ужас на лице Николя, взял его за плечо и сказал:

– Тебя уже уволили, так что идём с нами. А мы своих не бросаем!

Прошли в тот же трактир, куда нас водил мэр в прошлый раз, но Николь резко затормозил перед входом.

– Туда теперь нельзя, там только для начальства.

– А мы и есть, начальство, – и зашли, втащив упирающегося бывшего мэра.

Нам навстречу метнулся то ли официант, то ли бармен.

– Господа, мест нет, – хотя в зале было почти пусто.

Взял его за шею, слегка придушил, притянул к себе.

– Для нас места есть, обслужишь по высшему разряду, а попробуешь отравить, или ещё что-нибудь устроить, посажу на кол. А то в этом сраном городишке давно никого не сажали. Бегом!

Обслуживали нас очень быстро. Я знал, что у Розалии есть амулет, распознающий большинство ядов. А я себе сделал по воспоминаниям полуэльфа амулет распознающий, эльфийские яды. Так что пищу мы предварительно проверяли.

– Николь, рассказывай, что произошло со времени нашего отъезда?

– В начале года, почти сразу после вашего отъезда, приехала комиссия из столицы, и старшим в ней был эльф. Они пытались разобраться, почему четыре года назад погиб эльф, один из руководителей бандитов из трущоб. Директору Магической Школы поставили задачу, поддерживать во всём гильдию кузнецов. Мне просто объявили, что я больше не мэр. При этом никаких мандатов или бумаг от короля они не предъявляли.

– А что с больницей?

– Она их не заинтересовала.

– У тебя семья есть?

– Да, жена и двое детей.

– Готовься к переезду. Срочно всё продавай, вот прямо за два дня, и приезжай на конной коляске в трактир Старого Эльфа. Когда мы покинем город, не знаю, но возможно придётся делать это в спешке. Поживёшь с нами, а потом уедем в Загорье. Здесь тебя просто убьют. Розалия, Серж, сейчас выходим, и все перемещения по городу только под щитами от арбалетных болтов. На атаку отвечать, только если меня чем-то отвлекли. Официант, у вас есть рыбный клей?

Мне принесли рыбный клей, я достал из сумки пять арбалетных болтов и крыло убитой в лесу птицы. Она была похожа не земного филина, и я отрезал крылья, хотел ребятам на поделки отдать. Большое перо разрезал ножом на пять частей, потом каждую часть вдоль, по сердцевине, и полученные части пера наклеил на арбалетные болты. Мои собеседники смотрели с недоумением, но ничего не спросили. А я готовился к войне.

– Николь, а сейчас в городе эльфы есть?

– Да, после отъезда комиссии, приехал один и обитает где-то в квартале кузнецов.

В это время дверь в трактир открылась и вошёл эльф, такой же важный и надменный, как тот, что получил золотой в голову и умер четыре года назад. Я мог и этому подарить золотой, но это уже почерк, ведущий к киллеру, то есть ко мне.

– Эй, трактирщик, почему здесь посторонние? – оказалось это не официант, а трактирщик.

– Ну что ты на маленьких людишках отыгрываешься? Это же мелко и подло! – специально провоцирую на разговор на повышенных тонах.

Но этот эльф – тёртый калач, на подначку не поддаётся, и даже не поворачивает головы.

– Серж, ты только не вмешивайся.

Трактирщик что-то лепечет в своё оправдание. Но Эльф, вдруг выхватывает шпагу и отрубает трактирщику голову. Потом разворачивается и идёт к двери, проигнорировав нас.

– Эй, эльф, ты забыл вот эту безделушку, – у меня на ладони лежит арбалетный болт с наклеенными крылышками из пера филина.

На эльфа он дёрнулся, но продолжал идти, я уж подумал, что придётся бить в затылок, но на «безделушку» он повернулся. Ага, любопытство сгубило кошку!

– Бух! – и болт вошёл в глаз эльфа.

– Платить некому, да и аппетит нам испортили, уходим без оплаты.

– Я бы положил пару монет, – это Серж.

– Нет, Серж! Это след, сразу будет видно, что обедал порядочный человек, а нас в городе всего трое, так что не нужно! – жизнерадостный смех Сержа и улыбка его жены были мне наградой.





Конец ознакомительного фрагмента. Получить полную версию книги.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=68503225) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.



Попаданец в магический мир. Это третья книга серии и последняя. До этого были «Три шага до магии. Шаг первый. Обучение» и «Три шага до магии. Шаг второй. Барон де Дрон». Главный герой уже многого достиг в этом мире, он дворянин, довольно богат, он сильный маг, у него есть друзья и любимые женщины. Но есть много желающих отобрать и поделить все его достижения. Теперь ему предстоит готовиться к войне и воевать. А тут ещё сложные отношения с богами и с женщинами… И дети подрастают, а они очень одарённые, только и жди, что чего-нибудь да отмочат. Очень своеобразная система магии. Стиль написания – книга для взрослых, которые в школе хорошо учились. Мата нет, порнухи нет. Немного юмора. Просто – развлекательное чтиво.

Как скачать книгу - "Три шага до магии. Шаг третий. Университет Полной Магии" в fb2, ePub, txt и других форматах?

  1. Нажмите на кнопку "полная версия" справа от обложки книги на версии сайта для ПК или под обложкой на мобюильной версии сайта
    Полная версия книги
  2. Купите книгу на литресе по кнопке со скриншота
    Пример кнопки для покупки книги
    Если книга "Три шага до магии. Шаг третий. Университет Полной Магии" доступна в бесплатно то будет вот такая кнопка
    Пример кнопки, если книга бесплатная
  3. Выполните вход в личный кабинет на сайте ЛитРес с вашим логином и паролем.
  4. В правом верхнем углу сайта нажмите «Мои книги» и перейдите в подраздел «Мои».
  5. Нажмите на обложку книги -"Три шага до магии. Шаг третий. Университет Полной Магии", чтобы скачать книгу для телефона или на ПК.
    Аудиокнига - «Три шага до магии. Шаг третий. Университет Полной Магии»
  6. В разделе «Скачать в виде файла» нажмите на нужный вам формат файла:

    Для чтения на телефоне подойдут следующие форматы (при клике на формат вы можете сразу скачать бесплатно фрагмент книги "Три шага до магии. Шаг третий. Университет Полной Магии" для ознакомления):

    • FB2 - Для телефонов, планшетов на Android, электронных книг (кроме Kindle) и других программ
    • EPUB - подходит для устройств на ios (iPhone, iPad, Mac) и большинства приложений для чтения

    Для чтения на компьютере подходят форматы:

    • TXT - можно открыть на любом компьютере в текстовом редакторе
    • RTF - также можно открыть на любом ПК
    • A4 PDF - открывается в программе Adobe Reader

    Другие форматы:

    • MOBI - подходит для электронных книг Kindle и Android-приложений
    • IOS.EPUB - идеально подойдет для iPhone и iPad
    • A6 PDF - оптимизирован и подойдет для смартфонов
    • FB3 - более развитый формат FB2

  7. Сохраните файл на свой компьютер или телефоне.

Книги автора

Рекомендуем

Последние отзывы
Оставьте отзыв к любой книге и его увидят десятки тысяч людей!
  • константин:
    12.08.2022
  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *