Книга - Жаркое свидание в Майями

a
A

Жаркое свидание в Майями
Надин Гонсалес


Соблазн – Harlequin #414
Работницу галереи Энджел Луис и кинозвезду Алессандро Карденеса связывает не только кубинское прошлое их предков, но и кубинское искусство. Вокруг картин дедушки Алессандро разворачивается почти детективная история. Знает ли работница галереи, что продает подделки? Выяснит ли Алессандро, кто подделывает картины его деда? И главное, смогут ли эти двое противостоять невероятному любовному притяжению?





Надин Гонсалес

Жаркое свидание в Майами

Роман



Nadine Gonzalez

What Happens in Miami…


* * *

Все права на издание защищены, включая право воспроизведения полностью или частично в любой форме.

Это издание опубликовано с разрешения Harlequin Books S. ?.

Товарные знаки Harlequin и Diamond принадлежат Harlequin Enterprises limited или его корпоративным аффилированным членам и могут быть использованы только на основании сублицензионного соглашения.

Эта книга является художественным произведением.

Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

Охраняется законодательством РФ о защите интеллектуальных прав.

Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя.

Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.



What Happens in Miami…

©2021 by Nadine Seide

«Жаркое свидание в Майами»

© «Центрполиграф», 2022

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2022




Глава 1


Энджел редко позволяла себе прогулки на лодке среди недели, и все же сейчас, в среду вечером, она была на палубе быстроходного катера. Катер пересекал залив, отделяющий от Майами-Бич небольшой остров с жилым комплексом непристойно богатых людей. Моста к этому острову не было, и добраться до него можно было либо на катере, либо на самолете.

Закат разливался над теплыми водами, ветер трепал легкое льняное платье и распущенные волосы Энджел. Эта поездка была чистым везением. Не так давно Энджел устроилась работать в художественную галерею, и вот, в самую загруженную неделю ее начальница Жюстина Kapp попала в аварию. Травмы были несерьезные, и Жюстина осталась у руля Шестой галереи, но часть работы, в том числе и эта поездка, свалилась на Энджел.

Катер причалил между дорогих яхт, и матрос поспешил помочь Энджел спуститься на пристань. Энджел лишь попросила его подержать металлический тубус, содержимое которого стоило целое состояние, и сама спрыгнула на пристань. В конце концов, она всю жизнь жила во Флориде.

Дорога на гольф-каре до нужной виллы заняла совсем немного времени. Вилла Параисо была комплексом с видом на залив. За воротами тянулась дорожка с пальмами по обе стороны. После краткого общения с начальником службы безопасности ей разрешили войти в главное здание. На нужном этаже ее встретила экономка и попросила подождать.

Она посмотрела в окно на прекрасные виды. Всего лишь залив отделял это райское место от ее повседневной жизни. Сама комната, где она ожидала своего клиента, представляла собой небольшую частную коллекцию картин.

Энджел посмотрела на себя в зеркало. Платье было помято, волосы растрепаны, но ее кожа просто сияла, а глаза блестели живым ярким огнем. Свежий воздух пошел ей на пользу. Все же ей надо бы чаще выходить из дома. Было много вещей, которые ей стоило делать чаще: свидания, секс, утренние пробежки, да хоть исследование морских глубин в акваланге. Но она была слишком сильно сосредоточена на карьере и обещала себе заняться всеми этими прекрасными вещами позже.

Откуда-то доносились веселые голоса и вкусные запахи. Похоже, у ее клиента была в разгаре вечеринка. Конечно, она тоже не скучала, ожидая его: поглощая крекеры, она ждала, когда на YouTube появится новая трансляция ее бывшего. Он прекрасно жил без нее… Нет, все же пусть клиент поторопится. Энджел хотела домой.

Она рассчитывала на быструю встречу в домашнем офисе, как это и происходило обычно с коллекционерами. Но все же сердце Энджел колотилось все сильнее. Сегодняшний ее клиент не был обычным коллекционером. Он был богатым, красивым и знаменитым.

Энджел заставила себя сосредоточиться. Она была в самом начале нового карьерного пути. Ее мечта стать художницей умерла. Но если она не могла продать свои работы, что мешало продавать работы других, более успешных художников? Сегодняшняя сделка была очень важна для нее. Она рассчитывала не только на комиссионные, но и на одобрение своей начальницы.

Чтобы вернуть себе рабочее настроение, Энджел стала рассматривать картины на стенах. Она подошла к двум картинам в рамках на дальней стене. На одной из них было изображено красное яблоко, свисающее с ветки. На другой – нагая женщина, спящая в саду. Энджел пыталась расшифровать подпись художника, когда услышала шаги его босых ног по кафелю. Она оглянулась через плечо.

Он стоял у дверей, ведущих на террасу. Последние лучи солнца освещали его торс. Тело его было рельефным, как у профессионального пловца, и по его коже стекали капельки воды. На нем не было одежды, если не считать намокших плавок. Короткие черные волосы блестели.

Лицо же его не выражало ровным счетом ничего. Похоже, он был озадачен, но старательно скрывал это. Энджел подумала, что он ждал Жюстину и поэтому удивлен другой сотруднице. Неужели никто не предупредил его?

– Простите, я не ожидал, что приедет девушка. – Он торопливо стал надевать мятую рубашку. – Мне сказали, приедет Энджел…

Теперь все встало на свои места. Вариант имени, который она использовала, – Энджел – означает «ангел» и может принадлежать как мужчине, так и женщине. И мужской вариант, похоже, был более знаком ее клиенту. Он ждал мужчину, поэтому совершенно не озаботился внешним видом.

Чтобы внести ясность, Энджел шагнула вперед и представилась должным образом:

– Анджелина Луис, торговый агент Шестой галереи. – С этими словами она протянула визитную карточку.

Он взял карточку и провел большим пальцем по тисненому логотипу галереи. Потом шепотом повторил ее имя: «Энджел». Она не могла понять, почему это так тронуло ее. Затем он представился: – Алессандро Карденас.

Ей очень хотелось сказать: «Я знаю, кто ты». Она и правда знала его имя, возраст и национальность: Алессандро Д. Карденас, тридцать два года, американец кубинского происхождения, киноактер. Она смотрела большинство фильмов с ним, в том числе и «Теням нужен свет», за который он получил премию «Независимый дух», «Золотой глобус» и «Оскар» за лучшую мужскую роль второго плана. Она была знакома с брендами, которые он продвигал, с его политическими пристрастиями и могла назвать несколько его знаменитых бывших. Он был секс-символом, звездой социальных сетей и любимцем критиков. И похоже, был крупным коллекционером произведений искусства. Да, это очень много – знать столько о человеке, которого никогда не встречал. Пожалуй, о своих соседях Энджел знала меньше.

– Приятно познакомиться, мистер Карденас.

– Пожалуйста, зовите меня Сандро. И никогда не зовите Али.

– Можно узнать, почему? – Такая нелюбовь к самому популярному сокращению его имени заинтриговала Энджел, и она невольно нарушила рабочую дистанцию.

– Когда я был маленьким, у меня была кошка по имени Али. Это так я сократил тогда, в детстве, слово «аллея», где и подобрал котенка. Хотя, возможно, моя детская самовлюбленность подтолкнула назвать кошку своим именем.

Пока он говорил, Энджел невольно рассматривала его. Алессандро наконец накинул рубашку. Еще пять минут назад она нервничала перед встречей с ним. Теперь они болтали на отвлеченные темы, словно встретились у стойки в баре. Наверное, во вселенной должен быть вечер среды, где Энджел будет более профессиональной, а ее клиент менее мокрым. Но этот вечер явно не сегодня.

Сандро заметил ее внимательный взгляд, исследующий его тело.

– Искушение, – сказал он, глядя ей в глаза.

Кейт словно окатили ледяной водой. Что он имеет в виду?

– Простите – что?

– Диптих. – Он, словно не заметив ее мимолетной растерянности, показал на картины за ее спиной. – Это – «Ева и райское яблоко»… Такое недостижимое.

И все же Энджел четко уловила намек. Пора возвращаться к делам, пока она не попала в совсем уж неловкое положение. Она взяла в руки металлический футляр с картиной.

– Как вы и просили, у меня здесь…

Сандро перебил ее:

– Вы голодны?

– Что, простите? – в очередной раз растерялась Энджел.

– Мы только вернулись из бассейна и собирались поужинать. Не хотите присоединиться?

Запахи еды, все это время проникающие в комнату, уже заставили ее желудок урчать. Пахло божественно. Но она была на работе. В ее должностные обязанности не входило болтать с клиентом, пялиться на него и тем более ужинать с ним.

– Извините, мне нужно успеть на катер.

– Я смогу переправить вас с острова в любое время. Но если у вас дела, не смею задерживать.

Завтра начинался Арт Базель – международная выставка-ярмарка современного искусства. Она должна была за ночь подобрать одежду для этого мероприятия. Первая крупная выставка в ее новой должности заставляла ее отнестись ответственно к своему виду.

– Простите, я правда занята.

– Жаль. Шеф-повар из «Дьябло» уже приготовил свое классическое меню на гриле.

Туба с картиной чуть не выпала из рук Энджел. Она не ослышалась? Майлз В. Пакуин, он же МВП, был кулинарной сенсацией Майами. Как же она хотела отпраздновать в этом году свое тридцатилетие в этом заведении! Но ей не повезло.

– Вы проделали ради меня этот путь на остров. Позвольте в благодарность хотя бы покормить вас.

Энджел потеряла остатки решимости. Если так пойдет и дальше, она скоро будет есть у него из рук.




Глава 2


Энджел словно попала в рай. Они сидели на открытой террасе, прямо под звездами. Изысканная кухня, которую ей так и не удалось попробовать в ресторане, сводила ее с ума. Среди гостей Алессандро были, помимо шеф-повара МВП, диджей Джордан, обладатель премии «Грэмми», и две фотомодели – Дженни Си и Роуз Рашид.

Центром вечера был Алессандро. Он успевал поддерживать разговор с Дженни и Роуз об инвестициях в недвижимость, нахваливать блюда Майлза, смеяться над шутками Джордана и поддерживать бокал Энджел полным.

Во время десерта Алессандро придвинул свой стул к Энджел. Он уже высох после бассейна, но рубашка на нем по-прежнему была не застегнута.

– Тебе нравится работать в Шестой галерее? – спросил он.

Энджел понимала, что Сандро просто поддерживал разговор, но он попал в больное место. Конечно, Шестая галерея была одной из двух ведущих галерей Южной Флориды, но для Энджел работа там означала смирение с провалом своей мечты – стать художницей.

– Там достаточно интересно работать, – сказала она.

– И давно вы там работаете?

– Меньше года.

Энджел хотела сменить тему:

– Мне понравилось, как вы играли в «Теням нужен свет», – сказала она.

– А я сам вам нравлюсь?

Вопрос был слишком прямолинейным, поэтому Энджел решила подразнить его:

– Ну, вы же знаете, что говорят о встрече со знаменитостями?

Сандро прищурился, глядя на нее:

– Я должен быть польщен тем, что ты считаешь меня знаменитостью, или разочарован тем, что не оправдал твоих надежд?

Нет, Энджел не была разочарована. Он был красивее на большом экране, но намного интереснее было на него смотреть в реальной жизни.

– Мои ожидания вы давно превзошли. Ужин шикарный. Если можно, нескромный вопрос: как вы уговорили Майлза приготовить этот ужин?

– Майлза? – Сандро ухмыльнулся. – Он мой друг детства.

Энджел не могла найти внешнего сходства между Сандро и Майлзом, чья кожа была цвета коричневого сахара, а черные длинные волосы спускались на плечи крупными волнами. Но чего только в жизни не бывает.

– И вы дружите с самого детства?

– Я не могу от него избавиться, – усмехнулся Сандро.

Вскоре ужин закончился и гости начали собираться – настолько одновременно, что Энджел это озадачило. Перекинувшись дружественными репликами на прощание, Джордан, за ним Роуз с Дженни и, наконец, Майлз удалились внутрь дома. Тогда у Энджел не осталось сомнений, что друзья Сандро намеренно оставили их наедине.

– Почему вы выглядите настолько озадаченной? – спросил Сандро. – Они знают, где выход.

Футляр с картиной стоял по-прежнему в той комнате, где Энджел его оставила. Если бы кто-то из гостей прихватил его, Энджел никогда бы не рассчиталась с долгом перед галереей. Но даже не это волновало ее.

Алессандро изучал ее в своей спокойной манере.

– Давайте сыграем в игру?

Единственная игра, в которую она должна была играть, заключалась в том, что она передавала право собственности на картину, а он переводил деньги на счет галереи. Однако профессионализм был отодвинут на второй план. Может быть, все дело в еде, вине и всей этой атмосфере, но да… Она была не против поиграть.

– Расскажите мне хоть одну тайну о себе, и я сделаю то же самое. Не нужно копаться в детских травмах. Просто кое-что. Ладно?

Она потянулась за бокалом. Эта игра не казалась забавной.

– Хорошо, – кивнула Энджел, – но первый ход ваш.

– Ладно, – сказал он. – Когда мне было пятнадцать, я украл машину, снял с нее шины и продал. На эти деньги я купил плейстейшен.

Выражение ее лица, должно быть, было достаточно красноречивым.

– Боже! – воскликнул он. – Я не могу поверить, что вы купились на это!

– Это неправда? – Энджел была в замешательстве. Правила игры явно были ей рассказаны не полностью. – Это игра в блеф?

– Я никогда не угонял машины, – сказал он. – Я никогда ничего не крал. Я ходил в среднюю школу театрального искусства и в общественный театр!

– Тогда в чем смысл этой игры?

– Я знаю, как выгляжу и что думают люди, когда видят меня.

Должно быть, он знал про окружающих людей не все, потому что в глазах Энджел он был Искушением.

– Общественный театр? – спросила она, пытаясь говорить легким тоном. – Вы теряете авторитет в моих глазах.

– Разве это плохо? Зато со мной вы в безопасности.

Как Энджел должна была это понимать? Мужской пентхаус по определению не мог быть безопасным местом для женщин. Однако она больше переживала о неловкости момента, чем боялась распространенного в таких случаях развития событий. Она не понимала, как себя вести в такой ситуации. Когда он ухаживал за ней во время ужина, она была убеждена, что он красуется перед друзьями. Однако теперь его аудитория разошлась. Они были одни, и он не сдавался. Алессандро Карденас все еще флиртовал с ней, и она не знала, что делать.

– Хорошо, – сказала она. – Я сознаюсь в чем-то плохом.

Его взгляд блеснул, Энджел продолжила:

– Когда мне было четырнадцать, я украла синий лак для ногтей в долларовом магазине.

– Подождите минутку, – сказал он. – Я признался в крупном угоне автомобиля. В некоторых штатах это уголовное преступление. И вы в ответ рассказываете мне про лак для ногтей из долларового магазина?

– Вы ни в чем не признались! – воскликнула она. – И, к вашему сведению, меня не шокировало ваше выдуманное преступление.

Он наклонил голову и посмотрел на нее сквозь длинные густые ресницы. Его глаза задержались на ее лице. Впервые за эту ночь Энджел услышала тихий рокот прибоя. Он всегда был там, за их болтовней и смехом. Вопрос, который вертелся у нее в голове, всплыл на поверхность. Она осмелилась сказать это.

– Почему мне кажется, что вы не хотите, чтобы я уходила?

Его взгляд мерцал, как рябь на море.

– Не знаю, почему. – Он встал и протянул руку. – Ну ладно. Я куплю у вас картину и отвезу вас домой.

Ее сердце упало. Он пришел к выводу, что она не та, кто может играть на его уровне?

Она проигнорировала его протянутую руку и встала сама. Время для веселья и игр кончилось. Она снова перешла на официальный тон.

– Вы не обязаны ее покупать, – сказала она. – Вы даже не видели картину.

– Но я имею некоторое представление о ней.

Они прошли в зал, где Энджел оставила картину.

Сандро сел на подлокотник дивана.

Энджел достала картину. «Секретный сад» Хуана Давида Валеро. Маленькая картина была не такой претенциозной, как «Искушение». Заслуживала ли она поездки на скоростном катере через залив для личной доставки? Может, и нет. Хуан Давид Валеро был уважаемым, но малоизвестным кубинским художником, скончавшимся чуть более десяти лет назад. Перед поездкой босс Энджел прислала готовый текст презентации картины. Она вытащила телефон и прочитал текст вслух:

– Кубинский художник середины прошлого века, наиболее известен своими изображениями повседневной жизни Гаваны пятидесятых годов.

Она взглянула на Алессандро, чтобы оценить его реакцию. Сжатые челюсти заставили ее отказаться от заранее подготовленного текста. Она положила телефон в карман.

– Это не диптих, – сказала она. – Но мне нравится, что единственной мечтой художника было поделиться нежными воспоминаниями.

Выражение лица Сандро смягчилось. Ободренная, Энджел продолжила:

– Художник рисует пейзажи в приглушенных оттенках зеленого, желтого и синего. Это необычно в карибском искусстве, которое обычно пышет красками. Валеро был кубинским эмигрантом. Я думаю, что он использовал цвет, чтобы выразить свою ностальгию.

– У него была депрессия, – отрезал Алессандро.

Энджел посмотрела на маленькую картину новыми глазами. В саду росли красные бугенвиллеи, но они всегда прятались в тени. Вся красота мира была покрыта мраком.

– Возможно. Признаюсь, я не слишком хорошо знакома с творчеством этого художника.

– Все в порядке.

– Простите, я действительно не успела подготовиться к презентации. Сюда должна была ехать моя начальница, но в последнюю минуту отправили меня.

– Энджел, поверьте мне. Все в порядке, – сказал он.

– Хорошо.

Она протянула ему холст, и, к ее разочарованию, он отложил его в сторону, даже не взглянув на него.

– Галерея просит за эту картину сорок пять тысяч.

– Вы получите эти деньги.

По ее мнению, он переплачивал десять тысяч. Он потянулся к телефону и перевел деньги. Она получила подтверждение по электронной почте. Тут же получила сообщение от своего босса, состоящее из единственного знака: большой палец вверх.

Она протянула конверт с купчей и удостоверением подлинности. Он присоединился к картине на столе.

Теперь Энджел согласилась с распространенным мнением, что слухи о высоких вкусах Алессандро Карденаса были сильно преувеличены. Скорее всего, он собирал случайные кусочки по тем же причинам, по которым богатые люди делают все, что угодно: налоговые льготы. «Секретный сад», вероятно, окажется похороненным в художественном хранилище Фрипорта в Делавэре.

– Мы закончили, – сказала она.

– Похоже на то, – откликнулся он.

– Но в чем дело? Вы не выглядите счастливым.

Она захлопнула футляр.

– Я в восторге.

– Просто… искусство для меня – личное, – вымолвила она. – Я понимаю, что для некоторых это только инвестиции.

Он сцепил пальцы.

– Продолжай.

– Я предпочла бы продать вам вещь, которая… – Она пыталась подобрать нужное слово. – Не знаю…

– «Искру радости»?

Его язвительный тон вывел ее из себя.

– Почему бы и нет?

Энджел одернула себя. Какая разница, любит он картину или нет? Продаст ли он ее или повесит в ванной, ее это не касалось.

В кармане ее платья зажужжал телефон. Энджел потянулась к нему, нуждаясь в предлоге, чтобы отвести взгляд. Была вероятность, что это сообщение от ее босса с последующим вопросом. Но это было не так. На экране высветилось оповещение о новом видео на канале «Глубокое погружение, исследование пресных вод».

Энджел уставилась на экран. Глаза защипало, она удалила с экрана оповещение. Вдруг она разозлилась на себя. Ее бывший жил своей жизнью. Она была здесь с мужчиной, который ясно давал понять, что хочет ее. Все, что она хотела сейчас сделать, – это придумать предлог, чтобы сказать «нет».

Неужели она хотела быть такой? Женщиной, которая бросилась домой к попкорну, коробочному вину и YouTube? Женщина, которая спустя десятилетия будет сидеть в кресле-качалке и рассказывать своему вязальному кружку о той ночи, когда она встретила красивую кинозвезду и была слишком трусливой мышью, чтобы сделать шаг? Она все еще боялась потерять работу, только это уже не казалось ей таким важным.

Алессандро выудил связку ключей из медной чаши на кофейном столике.

– Я отвезу вас домой.

– Нет.

Он замер.

– Нет?

– Я никуда не спешу.

Серия необычных событий привела ее сюда сегодня вечером. Завтра она уйдет, убежит. Но сегодня сыграет свою роль, станет той, кем ей нужно быть, чтобы воспользоваться этим шансом.




Глава 3


Сандро жил по-голливудски в Лос-Анджелесе. Может быть, он забыл, как быть рядом с нормальными людьми. Люди, которые не прыгают в постель с первым попавшимся привлекательным мужчиной. К сожалению, у них с Энджел не было времени узнать друг друга получше. Он пробыл в городе всего несколько ночей. В понедельник он летел обратно в Калифорнию, чтобы начать репетиции своего следующего фильма. Сандро приехал домой отдохнуть и пообщаться с друзьями, а не найти любовницу. Но с тех пор как он увидел Энджел, он хотел знать, есть ли такой вариант.

Теперь она хотела остаться, но почему он не мог решиться? Это вернуло его к первому впечатлению: она была нормальным человеком и приехала сюда, чтобы делать работу. Разве он не должен оставить ее в покое?

«Прими дары этого часа» – это был его девиз. Просто возьми ее! Всю ночь ему так не терпелось прикоснуться к ней, почувствовать ее сияющую кожу. Если она могла зажечь его одним взглядом с другого конца комнаты, интересно, какие еще трюки она могла проделать? Он хотел прикоснуться к ней, почувствовать ее запах. Но он видел, что с ней что-то не так.

Сандро указал на ее телефон.

– Что это было?

Энджел притворилась невинной.

– Ты о чем?

– Это сообщение расстроило тебя. Это же очевидно.

Она сунула телефон в карман платья, словно собираясь спрятать улики.

– Это был мой будильник, – не раздумывая, соврала она.

– Мне следовало спросить, не ждет ли тебя кто-нибудь дома.

– Никто меня нигде не ждет.

– В таком случае…

Сандро вывел ее обратно на улицу, но не на террасу, где они ужинали, а на крышу с баром, бассейном, гидромассажной ванной, душем на открытом воздухе и шикарным видом. Он вытащил свежую бутылку из холодильника под баром и налил два щедрых бокала. Они подошли к перилам и встали лицом к ночи.

– Здесь самый лучший вид, – сказала она.

Ночь была тихая. Сандро повернулся к ней: взъерошенные волосы, глаза, похожие на топазы, губы, влажные от вина, – этот вид нравился ему все больше.

– Я давно положил глаз на это место, – сказал он. – Купил его через несколько дней после того, как подписал крупную сделку. Печальная правда заключается в том, что я не могу провести здесь больше двух недель подряд. Я либо в Лос-Анджелесе, либо на съемочной площадке. Большую часть времени моя племянница ночует здесь.

– Я хочу пожалеть тебя, – сказала Энджел с улыбкой. – Но это чертовски трудно.

– Я не ищу жалости, – сказал Сандро. – Я пытаюсь тебе кое-что сказать.

Она сделала глоток вина.

– Что же?

На мгновение его отвлекла тонкая золотая цепочка, которую она носила на шее. Ему хотелось наклониться и поцеловать это место. И впервые за весь вечер он заподозрил, что она этого тоже хочет. Прежде чем что-то предпринять, Сандро должен был кое-что прояснить.

– Это путешествие будет короче, чем большинство других, и я уеду через несколько дней.

Она резко взглянула на него:

– Зачем мне это знать?

– Потому что я хочу, чтобы у тебя были все факты. Есть и обратная сторона: ничто из того, что ты сделаешь или скажешь сегодня вечером, не будет иметь значения. Можешь отбросить осторожность.

– Во-первых, все имеет значение. Во-вторых, как ты думаешь, что я здесь делаю?

Сандро на это не купился. Он указал на телефон, который она спрятала.

– Я думаю, ты прячешь правду в кармане.

От усталости Энджел откинула голову назад. И на этот раз он не смог сдержать себя.

– Можно мне прикоснуться к тебе?

Она пристально посмотрела на Сандро. Он ожидал, что она выплеснет содержимое своего бокала в его лицо, и собрался с духом. К его облегчению, она кивнула.

Он наклонился и поцеловал то место, где тонкая золотая цепочка задела ее воротник. Она не отстранилась. Вместо этого поднесла ладонь к его щеке, прижимая к себе.

– Ты можешь говорить со мной, Энджел, – прошептал он, уткнувшись в ее теплую кожу. – Я никому не скажу.

– Но ты сам можешь меня осудить, – прошептала она в ответ.

Она вся дрожала. Сандро уткнулся носом ей в шею.

– Ты меня не знаешь. Я не осуждаю.

– И я никогда не узнаю тебя, – сказала она. – Разве дело не в этом? Через несколько дней ты уедешь.

«Через несколько дней ты меня забудешь». Наверное, так сказать было бы правильнее.

Энджел прерывисто вздохнула, а когда заговорила, голос ее был хрупок, как травинка.

– Мой бывший парень следовал за своей целью через полмира. Теперь он размещает свои приключения на YouTube.

– Ты любила его?

Когда можно было уточнить столько деталей, почему это был его первый вопрос?

– Раньше любила.

– В чем его цель?

– Морская биология, в частности, экология кораллов.

Сандро даже не мог обидеться на этого парня. Коралловые рифы были в опасности, и этот придурок делал свое дело. Что-то в этом есть.

– Я проследовала за ним от Центральной Флориды до Майами, чтобы он мог закончить исследования для своей докторской диссертации. Потом он собрался в Австралию на постдокторскую резидентуру.

– И оставил тебя.

– Что-то в этом роде.

Сандро не хотел знать ответ на свой следующий вопрос, но должен был спросить.

– Это было сообщение от него только что?

Энджел отодвинулась от него, пятясь назад.

– Если бы я просто уклонялась от его сообщений, здесь не было бы ничего постыдного.

– Но ты смущена. Теперь мне нужно знать.

– Хорошо! – Она сделала еще глоток вина. – Он открыл YouTube. Я получаю оповещения каждый раз, когда он размещает новое видео.

Сандро расхохотался.

– Ах ты, маленький хакер!

У нее отвисла челюсть.

– Я не хакер!

– Но ты преследуешь своего бывшего в кибер-пространстве.

Она застонала и прижала бокал ко лбу. Он взял у нее бокал и приподнял ее подбородок.

– Признать, что у тебя есть проблема, – это первый шаг к выздоровлению.

– О, заткнись! – Она оттолкнула его. – Его канал не является чем-то таким личным… Он исследует пещеры и берет образцы… Не знаю. Его жизнь казалась такой интересной. Может быть, я слежу за ним поэтому.

– Эй! Не ты одна этим занимаешься.

– Неужели? Кого ты преследовал в последнее время?

Сандро покачал головой.

– В интересах конфиденциальности я не буду называть имен.

Она уставилась на него широко раскрытыми глазами:

– Интересно.

Но Сандро промолчал.

Энджел рассеянно скинула туфли и тут же стала ниже.

– Раз уж ты эксперт, каков следующий шаг? – спросила она. – Помимо обычной блокировки, отмены подписки и удаления приложения.

– Все меры предосторожности хороши, – сказал он. – Что ты думаешь о лечебном сексе?

Она кашлянула. Нервный тихий звук эхом отозвался в ночи.

– Я не думала об этом.

– Это и есть лекарство, – поддразнил он. – Подумай хорошенько.

Сандро подошел к бару и поставил бокалы в раковину. Она зациклилась на своем бывшем. Неужели он хочет впутаться в это дело? С другой стороны, какое ему до этого дело? Если следовать его логике, через несколько дней все это перестанет иметь значение. Но для нее все имеет значение.

Энджел стояла, засунув руки в карманы.

– Ты предлагаешь свои… услуги?

Он подошел к ней и наклонился ближе. На этот раз он поцеловал ее в уголок рта.

– Когда ты так выражаешься, это звучит так же грязно, как и должно быть.

Она стояла совершенно неподвижно. Он вдохнул ее сладкий цветочный аромат и получил ответ. Он хотел ее во что бы то ни стало.

– Я бы не отказалась, – сказала она.

Это было только начало.

– Мне нужно, чтобы ты сказала «да».

Она шагнула ближе и прошептала свой ответ:

– Да.

Энджел взяла паузу, чтобы привести себя в порядок и собраться с мыслями. Она уединилась в ванной комнате. Из-за этого она может потерять работу. Если станет известно, что она спит с клиентами, какая еще уважаемая галерея возьмет ее к себе? Ее профессиональная репутация будет уничтожена прежде, чем успеет появиться. Энджел ополоснула лицо и шею, чтобы остыть от этих мыслей. Затем дотронулась до губы, которую он поцеловал, и снова вспыхнула огнем – только совершенно иным. Она не отступит.

Не то чтобы она не думала о сексе до того, как он предложил это. Это был пункт номер один ее плана из пяти пунктов «Забыть Криса». Только она даже не добралась до пункта номер два: «Воссоединиться со старыми друзьями», так что это было похоже на поспешный выстрел. С другой стороны, пункт номер один звучал так: «Сделать себе приятно», и предстоящий секс вполне подходил для этого.

Боже, но когда он поцеловал ее… то, как он произнес ее имя… Она никак не могла сказать «нет».

А пока они собирались искупаться. Энджел собрала волосы в пучок и разделась. Быстро посмотревшись в зеркало, она обреченно вздохнула. Ее тело было сильным, с изрядным количеством изгибов, так как она занималась бегом в школе. Однако сейчас она могла бы пожалеть, что съела еду шеф-повара Майлза, если бы она не была такой чертовски вкусной! В корзине из ротанга Энджел нашла коллекцию купальников, все новые, с бирками, для гостей. Она выбрала однотонное черное бикини с завязками, надела его и направилась к двери, пока у нее не сдали нервы.

Его нигде не было. На крыше было пусто. Звук льющейся воды привлек ее внимание. Она последовала за ним к искусственному водопаду, спрятанному в нише. И вот он, голый, наклонился вперед, прижав руку к мощенной камнем стене, а вода стекала по его спине.

Ей больше не нужно было ничего воображать.

Она не смела пошевелиться.

Сандро заметил ее и вышел из потока воды. Протянул руку и положил на ее бедро. Он был теплым и влажным, и она не осознавала, пока не стало слишком поздно, что он дергает за шнурок, удерживающий бикини вместе.

– И ты решила, что тебе это понадобится?

Один резкий рывок, и кусок треугольной ткани упал. Затем Сандро снял с нее лиф.

Ее сердце бешено колотилось в груди, когда он повел ее в душ. Мужчина держал ее за талию под сильным потоком. Вода стекала по спине и между грудей. Он привлек ее к себе, поцеловал и осторожно опустил обратно в ручей, позволив воде окатить ее. Давление обрушилось на нее. Сандро снова привлек ее к себе и пригладил волосы. Его лицо было в нескольких дюймах от ее.

Капли воды прилипли к его ресницам и заблестели, как стеклянные бусинки. Она понятия не имела, что думают другие люди, когда видят его, но считала, что он потрясающе красив. Запреты были полностью смыты, он переплел ее пальцы со своими и провел рукой между ее бедер. Вода стекала по их телам, но она хотела, чтобы он ощутил ее влагу. Она закрыла глаза и откинулась назад.

Сандро притянул ее к себе и крепко обнял.

– Держись поближе.

Энджел застонала. Он поцеловал ее в ухо и хриплым голосом прошептал:

– Что тебе нужно?

Это! Все это! Теплая вода, прохладный ветерок, лунный свет, его прикосновения, все это! Слова застряли у нее в горле. Она не могла говорить.

Мужчина собрал ее волосы и потянул за них.

– Поговори со мной.

– Ты мне нужен.

– О, девочка… Что ты сказала?

Времени на сожаления не было. Он раздавил их все своим поцелуем.




Глава 4


И вот Энджел оказалась в постели известного голливудского сердцееда. Внутренний голос, который еще вечером подстрекал ее на такой опрометчивый поступок, утром стыдил ее.

Она явно сошла с ума. Неужели она рисковала своей работой ради любовника на одну ночь? Эти мысли вторглись в ее сознание еще до того, как она открыла глаза. Было шесть утра, она знала это, даже не сверяясь с часами. Энджел раньше всегда просыпалась каждое утро в шесть, чтобы начать свой день с быстрой пробежки или подготовить холст к вечеру. Прошло уже несколько месяцев с тех пор, как она делала что-то подобное, но привычка осталась. Алессандро спал рядом с ней, его дыхание вырывалось ровными волнами.

Энджел плыла по опасным водам. Звуки его дыхания, его тепло, цитрусовый запах его простыней – вместе они обладали силой эмоционального прилива, достаточно сильного, чтобы утопить ее. Ей хотелось прижаться к нему и снова заснуть. Может быть, позже он разбудит ее требовательными поцелуями. Она хотела продолжения. Именно по этой причине она должна была убираться к чертовой матери. Бегство всегда было частью ее наспех составленного плана.

По плану она должна была покинуть Алессандро максимум часа в два ночи. Но после того, как они занялись любовью на полу его спальни, он подхватил ее на руки и отнес в постель. Она погрузилась в глубокий сон.

Благодаря затемненным шторам комната была погружена в сумрак. Не глядя на Сандро, Энджел выскользнула из-под простыни. Где она оставила свое платье? А туфли? Все, что у нее было в пределах досягаемости, – это большое белое полотенце. Она обернулась им, прежде чем они побежали с террасы на крыше в его спальню к тайнику с презервативами. Скомканное полотенце лежало теперь на деревянном полу как жестокое напоминание о прошлой ночи. И о том, насколько веселее прошло бы это утро, если бы она смогла заставить себя остаться.

Но надо придерживаться плана.

Энджел схватила полотенце, обернула его вокруг тела и на цыпочках вышла из комнаты. Некоторое время она колебалась, взявшись за ручку и прижавшись лбом к закрытой двери. Про себя она поблагодарила его, пожелала удачи и попрощалась. Так было лучше. Под «лучше» она подразумевала «легче» для нее.

Энджел отвернулась от двери и попыталась вспомнить, где оставила вещи. Она переоделась в ванной на крыше, но перед этим сняла туфли на каблуках. Где она их оставила? Осторожно прошла по коридору в гостиную. Как попасть на крышу? Она не могла вспомнить. И как ей вообще выбраться с этого проклятого острова?

Подоспела помощь в виде домработницы. В этот ранний час она напевала себе под нос, поливая цветы в кашпо.

– Доброе утро, – сказала Энджел, ее достоинство было разодрано в клочья.

– Пойдем, – сразу же ответила помощница. – У меня есть все, что тебе нужно.

Ее звали Марица. Она отправилась на охоту за мусором и собрала вещи Энджел, включая металлический футляр, о котором та совсем забыла. Он стоил около двухсот долларов, и галерея вычла бы его из ее зарплаты.

Сгорая от равных частей благодарности и унижения, Энджел переоделась в дамской комнате в холле. Выйдя, она спросила Марицу, как ей добраться до парома.

– Я могу устроить так, чтобы водитель встретил вас в вестибюле. Подойдет?

Энджел была на грани слез.

– Это здорово. Большое вам спасибо. За все.

Марица проводила ее до лифта и вышла, похлопав Энджел по плечу.

Дальше последовала поездка на гольф-каре к пристани, гонка вдоль причала, чтобы успеть на паром, который уже отчаливал, быстрый прыжок на борт, и Энджел выбралась из рая. Она села на деревянную банкетку и не отрывала взгляда от горизонта Майами. Ее попутчики были должным образом одеты и, вероятно, возвращались домой с ночных дежурств в качестве нянь и охранников. Из уважения Энджел едва удержалась, чтобы не разразиться истерическим смехом.

Это была первая ночь. Первая связь на одну ночь… со знаменитостью. Впервые в жизни она ушла от мужчины, даже не поцеловав его на прощание. Первый в жизни оргазм в душе на открытом воздухе. Первый полноценный ночной сон после отъезда Криса. Впервые она открылась кому-то о Крисе.

Энджел никому не рассказывала о своем расставании, главным образом потому, что потеряла связь с большинством друзей, которых оставила в Орландо. Что же касается семьи, то это было рискованно. Ее старшая сестра Бернадетт была крайне осуждающей. Только что выйдя замуж, она предупредила Энджел, чтобы та не ездила за Крисом в Майами. «Он не женится на тебе», – заявила она, как будто брак был конечной целью жизни. Когда стало известно об их разрыве, Бернадетт, не теряя времени, отправила сообщение: «Я же тебе говорила».

Крис Мойер, уроженец штата Небраска, не имеющего выхода к морю, всю жизнь увлекался морем. Это привело его во Флориду изучать морскую биологию. Уроженка Флориды, Энджел всегда считала пляжи чем-то само собой разумеющимся. Они с Крисом познакомились в аспирантуре. Он получал докторскую степень, она заканчивала аспирантуру. Прагматичный и целеустремленный парень Крис никогда не соглашался с изменчивыми взглядами Энджел на жизнь и карьеру. У него были не только краткосрочные цели, но и долгосрочные, которые простирались на следующее десятилетие или два. Энджел не могла заглядывать слишком далеко в будущее и принимала каждый день таким, какой он наступал.

В день ее тридцатилетия произошли две вещи. Энджел не смогла забронировать столик в «Дьябло», и галерея отказала ей в групповой выставке. Крис терпеливо ждал до следующего дня, чтобы объявить, что он принял постдокторскую должность в Австралии и не думает, что это хорошая идея для нее.

– Это было весело, – сказал он, тремя односложными словами отметая три года преданных отношений.

Это. Было. Весело.

Нет. Весело – это ужинать под звездами, играть в игры с блефом, говорить до такой степени, что можно было раскрыть слишком много, сдерживаться только для того, чтобы выплеснуть все без сожаления. Веселье – это первый поцелуй под искусственным водопадом, за которым следует безумная гонка в спальню босыми мокрыми ногами.

Энджел опустила голову на руки. Бернадетт была права. Последнее, что ей было нужно, – это веселье. Ее веселая карьера в искусстве провалилась. Веселые отношения рухнули. Ради ее здравомыслия все веселье, которое она испытала прошлой ночью, должно было быть отложено в долгий ящик.

«Через несколько дней ты забудешь меня».

О, как бы ей хотелось, чтобы это было правдой!




Глава 5


Энджел исчезла. Сандро понял это еще сквозь сон.

Он вскочил, отшвырнул простыню, вскочил с кровати и отдернул плотные шторы, чтобы впустить немного света. Из спальни ему была видна пристань. Он увидел ее крошечную фигурку, бегущую босиком по причалу, туфли в руках, волосы на ветру.

Энджел, Ангел… Ангелок сбегает из рая. Плохой ангелок.

Он посмотрел, как паром исчезает вдали, и вздохнул. Это было к лучшему. Сандро был падок на красоту, и иногда она сбивала его с пути истинного. Сейчас он не мог позволить себе отвлекаться. У него было дело в Майами, неприятное дело, которое требовало хладнокровия.

И все же какой бы потрясающе красивой ни была Энджел, она не тратила его время впустую. Она доставила картину и сертификат подлинности, который не стоил той бумаги, на которой был напечатан.

Его удивило, что, несмотря на все свои проницательные наблюдения, она ничего не знала о характере своего поручения. Она не соединила точки между ним и художником Хуаном Давидом Валеро. За это Сандро любил ее еще больше.

Алессандро Давид Карденас был внуком Хуана Давида Валеро.

Судя по всему, Сандро был любимым внуком. После смерти деда Сандро унаследовал большую часть картин. Пожар уничтожил половину, и Алессандро поставил цель сохранить остальное. Он выкупил все, что смог найти на рынке, а это было не так уж много. Его дед не имел коммерческого успеха. И все же новые частички коллекции продолжали появляться.

Только когда один из друзей с гордостью представил оригинал Валеро, купленный во время рыбалки в Майами, Сандро начал подозревать, что эти новые картины – подделки.

Картина, изображающая гаванскую гавань в сумерках, имела все атрибуты работы его покойного деда – широкие мазки и приглушенную цветовую палитру, которую так красиво описала Энджел, – но в ней было что-то не то. Это было все, что он мог сказать.

У друга Сандро, кубинского адвоката из Нью-Джерси, были самые лучшие намерения. Он не хотел смущать парня, поэтому держал свои подозрения при себе. Он узнал название художественной галереи на Линкольн-Роуд, которая продала ему картину, и навел кое-какие справки.

Какую роль в этом сыграла Анджелина Луис, если эта роль вообще имела место? Никакую, решил он и закрыл дверь к любым сомнениям.

Сандро подошел к старому деревянному столу, который когда-то принадлежал его деду, открыл блокнот и нарисовал чернильной ручкой по памяти ее лицо.

Он выронил ручку, и воспоминания нахлынули на него. Он с самого начала считал ее красивой, но, как только она начала описывать работы его деда, от приглушенной цветовой палитры до эмоциональных оттенков, он обнаружил, что она завораживает.

Написанная по сценарию речь раздражала его. Он держал руки, которые смешивали эти краски, и не нуждался в нотациях. И все же он оценил то, как она продолжала представлять его деда как личность, а не просто подпись на холсте. Она искала нюансы и смысл в композиции, цветовой палитре и даже мазках кисти. Затем он напомнил себе, что то, что она так поэтично описывала, было, по всей вероятности, дешевой подделкой. Его реакция расстроила ее. Ему нравилось, что она так заботится о нем.

Она ему просто нравилась.

Несмотря на все ее благие намерения, Энджел ошибалась насчет его деда, которого она рисовала как романтическую фигуру, пораженную ностальгией – классическим недугом кубинского изгнанника. Хуан Давид, младший сын семьи Кастро, бежал с Кубы в 1970 году, оставив свою страну, семью и невесту, которую любил. Этого было достаточно, чтобы искалечить любого человека. Сандро потребовались годы, чтобы осознать более глубокую истину: его дед был совершенно подавлен. Старик чувствовал себя неудачником. Посвятив свою жизнь искусству, он никогда не зарабатывал на нем ни пенни. Вот почему Сандро был полон решимости помешать кому-либо эксплуатировать его работу после его смерти. Он будет защищать свое наследие, несмотря ни на что.

Сандро натянул шорты, схватил телефон и пошел на кухню пить кофе. Марица была там и уже налила ему чашку.

– Твоя подруга ушла.

– А! – сказал он. Так вот как ей это удалось! С помощью Марицы.

– Она очень милая девушка, очень красивая, очень вежливая.

В ее голосе прозвучал не такой уж и тонкий упрек.

– А я нехороший?

– Ты – голливудский плейбой.

Неужели она думает, что он вышвырнул из постели очень хорошенькую, очень вежливую девушку?

– Она бросила меня! Она ушла, пока я спал.

Марица сложила руки, словно в молитве.

– Я не говорю тебе, как жить дальше. Я только сказала, что она хорошая девушка.

– Кто такая милая девушка? Ты же не меня имеешь в виду. – В кухню вошла племянница Сандро, Сабина. – Что я пропустила? У дяди была девушка?

– Доброе утро, – сказал Сандро.

Марица налила Сабине кофе и незаметно вышла из кухни. У него было подозрение, что экономка не считает его племянницу «милой».

Сабина размешала сахар в кофе и повернулась к нему:

– А что это в гостиной?

– Что? – спросил Сандро.

Она убрала с лица прядь черных волос.

– Картина Валеро. Где ты ее взял?

Сабина была дочерью его сводного брата Эдди, но она все больше и больше походила на свою мать, которая трагически скончалась, когда девочке было двенадцать лет. Эдди снова женился и переехал в Тампу. Сабина не ладила со своей мачехой и всякий раз, когда бывала в Майами, оставалась на Фишер-Айленд. Она была неплохим блогером, чем и зарабатывала себе на жизнь.

Сандро поставил кружку.

– А зачем тебе это знать?

Сабина продолжила допрос:

– Зачем ты его купил? Каков твой план? Чтобы положить его вместе с остальными?

Остальные картины хранились на складе, за исключением нескольких в его лос-анджелесском доме.

– Тебя это беспокоит?

– Искусство должно быть выставлено на всеобщее обозрение, чтобы люди любили его и восхищались им, – сказала она. – Валеро не хотел бы, чтобы ты вот так хранил его работы.

И что она об этом знает? Его дед умер через два года после ее рождения.

– Папа считает, что с твоей стороны эгоистично скрывать работы вашего деда, и я согласна.

Значит, теперь это был папа? Она уже давно так не называла отца.

– Получается, я эгоист, – сказал Сандро. – Я могу жить с этим.

Она со стуком положила свою крошечную ложечку.

– Ты теперь большая шишка! Почему бы не использовать это, чтобы продвигать его работы? Пусть люди откроют его творчество для себя. Ты удивишься, узнав, сколько они заплатят…

– Нет.

– Ладно, – махнула она рукой. – Если тебе не интересно, давай я попробую. Я никогда не буду такой большой, как ты, но…

– Нет.

Будучи старшим внуком, Эдди счастливо унаследовал дедушкину рыбацкую лодку. Сандро унаследовал это бесценное искусство. Официального оглашения завещания не было, но, будучи мальчиками, они согласились на это. Лодку продали на металлолом много лет назад. Однако искусство переживет их всех.

– Почему? – огрызнулась Сабина. – Ты делаешь это для своих друзей? Почему не сделать то же самое для своей семьи?

– О чем ты говоришь?

– Ресторан Майлза! Концерты диджея Джордана! Ты посещаешь их мероприятия, и они набирают рейтинг! Они стали знаменитыми благодаря тебе!

Если бы он был мелочным, то добавил бы к этому списку ее карьеру блогера о путешествиях.

– Я их не продвигаю. Я посещаю их мероприятия в свободное время. Я ничего не могу поделать, если мои друзья талантливы.

– А как ты назовешь прямые трансляции в своей соцсети их мероприятий? По-моему, это называется рекламой.

– Я называю это «жить своей жизнью». Какой смысл рекламировать картины моего деда? Он не собирался их продавать. Он надеялся передать их своим детям… и племяннице.

Она схватила банан из вазы с фруктами, которую Марица держала полной, и вихрем вылетела из кухни.

– Увидимся позже, дядя!

Дверь в спальню Сабины захлопнулась. Что он собирается делать с растущей пропастью между ним и его семьей? После того как он два года назад привез домой «Оскар», его отношения с немногими оставшимися членами семьи ухудшились. Его брат редко звонил, и теперь он забивал голову Сабины странными идеями. Это опечалило его. Поскольку их отец давно умер, а две трети его родственников вернулись на Кубу, Сандро не воспринимал семью как нечто само собой разумеющееся.

Его отвлек телефон. Сандро был рад переключиться от грустных мыслей.

Сначала ему написала Джорджина Гарсиа, известная как Джиджи, его близкая подруга. Благодаря ей он в свое время получил роль в фильме «Теням нужен свет». Она прилетела в Майами на неделю Арт Базеля и приглашала Сандро посетить мероприятия вместе.

Практически сразу же после сообщения Джиджи ему позвонила Лесли Чепмен, его агент, и сообщила, что начало съемок откладывается на несколько недель. Новость выбила Сандро из колеи, так как он привык работать и совершенно не знал, что делать со свободным временем. К тому же роль в масштабном фантастическом фильме была важной следующей ступенью в его карьере.

Будучи чернокожей женщиной в Голливуде, Лесли понимала этот бизнес лучше, чем кто-либо другой. Она знала, как трудно сломать былые стереотипы и получить те роли, которые привлекают внимание актера. Сандро был опытным актером, но, если бы он не подписал контракт с Лесли, ему всю жизнь пришлось бы играть роли плохих парней или «каких-нибудь латиноамериканцев». Теперь, когда его карьера шла полным ходом, он пребывал в настроении «куй-железо-пока-горячо». Она надеялась, что его номинируют на «Золотой глобус», поэтому просила хорошенько отдохнуть перед предстоящими событиями.

Он растянулся в шезлонге и наконец ответил на сообщение Джиджи. Да, он в деле, он пойдет отдыхать. Но… У него на уме было что-то еще.

«Встретимся с вами в Базеле».




Глава 6


В течение четырех дней в декабре Майами-Бич был эпицентром мира искусства. Арт Базель привлек богатую, состоятельную толпу, у которой были деньги, чтобы тратить их впустую или инвестировать в современное искусство – так по-разному можно было назвать основное действие на ярмарке. Пикассо, гравюра Уорхола, Лихтенштейна, ослепленный Будда, миниатюрный фарфоровый унитаз или бюст Колумба, сделанный полностью из жевательной резинки, – все это считалось искусством.

Жаль, что Энджел была слишком рассеянна, чтобы оценить это в полной мере. В мыслях она снова и снова оказывалась в раю, целуя Алессандро Карденаса под водопадом.

Ее душевное состояние не ускользнуло от босса.

– Энджел! Ты дрожишь, как чихуа-хуа! Пожалуйста, успокойся.

Идеально! Ночь еще не началась, а Энджел уже успела разозлить Палому. Понятно, что Палома предпочла бы видеть здесь Жюстину, а не такого новичка, как Энджел. Но Жюстина лечила сломанную ногу, и заменить никем другим ее было невозможно.

– Мы конкурируем с галереями из Европы и всего мира. Мы должны соответствовать друг другу. Знаменитости чуют нервозность. Я знаю, что ты немного недотягиваешь до уровня. Это понятно. Степень в области изобразительного искусства не готовит вас к миру искусства. Но если ты не успокоишься, то заработаешь мне язву.

Энджел обиделась на это. Все с ее уровнем было нормально.

– Иди и выпей чего-нибудь в гостиной, пока не началась ночь и не пришли самые сливки общества.

По словам Паломы, существовала Европа и остальной мир, сливки общества и обычные люди, которые не стоили ее времени.

Энджел почти добралась до зала экспонатов, когда ее осенило: одним из этих долгожданных сливок общества вполне мог быть Алессандро. Конечно, он уже приобрел нужную картину, но, если в городе происходит такое грандиозное событие, он вполне может прийти сюда со своими друзьями.

Энджел направилась к бару, чтобы выпить вина. Ей был очень важен сегодняшний вечер как способ заработать. Только деньги помогут ей вернуться домой, в Орландо. Майами был городом, в котором она вряд ли когда-то построит карьеру. Ей нравилась местная атмосфера, но этот город никогда не был ее любимым местом. Она приехала сюда только ради Криса.

Из этих мыслей ее выдернул голос, прозвучавший очень близко от нее. Она обернулась и увидела его, в таком же виде, в котором он смотрел с рекламных плакатов. Вчера в мокрых плавках и мятой рубашке он был настолько близким, что она порой забывала о том, насколько он знаменит.

Сегодня вечером, в темно-сером костюме от Тома Форда, чисто выбритый, с ясными глазами, он обескураживал ее.

– Энджел?

– Черт возьми!

Алессандро сократил расстояние между ними.

– С тобой все в порядке?

Она была рассеянна и взволнованна, поэтому слова никак не хотели связываться в предложение.





Конец ознакомительного фрагмента. Получить полную версию книги.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=68498171) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.



Работницу галереи Энджел Луис и кинозвезду Алессандро Карденеса связывает не только кубинское прошлое их предков, но и кубинское искусство. Вокруг картин дедушки Алессандро разворачивается почти детективная история. Знает ли работница галереи, что продает подделки? Выяснит ли Алессандро, кто подделывает картины его деда? И главное, смогут ли эти двое противостоять невероятному любовному притяжению?

Как скачать книгу - "Жаркое свидание в Майями" в fb2, ePub, txt и других форматах?

  1. Нажмите на кнопку "полная версия" справа от обложки книги на версии сайта для ПК или под обложкой на мобюильной версии сайта
    Полная версия книги
  2. Купите книгу на литресе по кнопке со скриншота
    Пример кнопки для покупки книги
    Если книга "Жаркое свидание в Майями" доступна в бесплатно то будет вот такая кнопка
    Пример кнопки, если книга бесплатная
  3. Выполните вход в личный кабинет на сайте ЛитРес с вашим логином и паролем.
  4. В правом верхнем углу сайта нажмите «Мои книги» и перейдите в подраздел «Мои».
  5. Нажмите на обложку книги -"Жаркое свидание в Майями", чтобы скачать книгу для телефона или на ПК.
    Аудиокнига - «Жаркое свидание в Майями»
  6. В разделе «Скачать в виде файла» нажмите на нужный вам формат файла:

    Для чтения на телефоне подойдут следующие форматы (при клике на формат вы можете сразу скачать бесплатно фрагмент книги "Жаркое свидание в Майями" для ознакомления):

    • FB2 - Для телефонов, планшетов на Android, электронных книг (кроме Kindle) и других программ
    • EPUB - подходит для устройств на ios (iPhone, iPad, Mac) и большинства приложений для чтения

    Для чтения на компьютере подходят форматы:

    • TXT - можно открыть на любом компьютере в текстовом редакторе
    • RTF - также можно открыть на любом ПК
    • A4 PDF - открывается в программе Adobe Reader

    Другие форматы:

    • MOBI - подходит для электронных книг Kindle и Android-приложений
    • IOS.EPUB - идеально подойдет для iPhone и iPad
    • A6 PDF - оптимизирован и подойдет для смартфонов
    • FB3 - более развитый формат FB2

  7. Сохраните файл на свой компьютер или телефоне.

Книги серии

Аудиокниги серии

Рекомендуем

Последние отзывы
Оставьте отзыв к любой книге и его увидят десятки тысяч людей!
  • константин:
    12.08.2022
  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *