Книга - Шейн Мирт. Откровение первое

a
A

Шейн Мирт. Откровение первое
Елена Сирин


Мир будущего. Землянин Шейн Мирт уже 12 лет путешествует по планетам Нейянской Империи, работая ксенопсихологом и ксенобиологом. Он талантливый ученый, порядочный и ответственный человек, и просто обаятельный парень. На Най-Теире, третьей планете звезды Альбион, чья система является центральной для Седьмого Звездного тейта Империи, он живет уже 2 года. Однажды он попадает в странную историю и вынужден принять долг Жизни перед древним Орденом Древа. Эта структура является инструментом воли Императора. Как сложится его жизнь дальше? Что ждет Шейна Мирта в стенах Ордена и куда приведет его судьба?





Елена Сирин

Шейн Мирт. Откровение первое





Глава 1





Шейн открыл глаза. Окинув взглядом помещение, он пришёл к выводу, что находится в больничной палате. Чистая комната с аккуратно расставленными кроватями была освещена утренним светом. В палате он был не один. Помимо него здесь находились еще трое мужчин. Один лежал, а двое других о чем-то тихо переговаривались, стоя у окна. Все мужчины были чем-то неуловимо похожи друг на друга. Высокие, атлетически сложенные, с короткими стрижками, в длинных, полувоенного покроя черных камзолах на серебристых трико и в черных сапогах. Один из разговаривающих у окна повернул голову в сторону Шейна, и тот увидел удивительные, светящиеся неоновым синим цветом радужки глаз мужчины. Черные волосы, гладкая матовая кожа, лишенная морщин, мощное, но при этом стройное тело и властность во взгляде. Красивое, с яркими чертами лицо мужчины было совершенно без эмоционально. Шейн внутренне содрогнулся, но вежливо кивнул. Он осознал, что оказался в одном помещение с воинами Ордена Древа.

Это был древний орден, объединявший политические, военные и духовные структуры Нейянской империи, он подчинялся напрямую младшему брату Императора Шиантора Альфэа Нейяна, Арендилю Фэа Нейяну. И выполнял прямую волю и распоряжения Императора, а также отслеживал соответствие действий всех ветвей власти Империи интересам Императора и проводимой им политики. Представители Ордена, в обязательном порядке, находились на каждой обитаемой планете с населением более десяти миллионов разумных каждой звездной системы каждого Звездного Тейта. Всего в Нейянской империи существовало одиннадцать Звездных Тейтов, в каждый из который входило от семи до одиннадцати звездных систем. Каждый из Тейтов управлялся одним из Аварийских кланов, главенствующей расы Империи. Звездный Тейт, в котором была центральная система звезды Наири с планетой-столицей Нейянтой, управлялся Кланом Звездных Всадников, Кланом Императора. Седьмой Звездный Тейт управлялся Кланом Рассветных Теней. И центральной системой этого Тейта как раз являлась система звезды Альбион. Только высшие чины империи знали полную структуру Ордена, тайны Ордена свято соблюдались его посвященными. Все остальные знали лишь общую информацию, который было ничтожно мало. И поэтому, в Звездных Тейтах постоянно рождались разного рода слухи и домыслы про Орден и его адептов. Само их существование всегда было окутано тайной. Воины ордена выполняли миссии, которые для других подразделений были невыполнимы. Они обладали удивительными способностями, были телепатами, умели левитировать, умели телепортироваться, были невероятно развиты физически и интеллектуально. Наверняка, перечень их способностей включал в себя ещё многое. О них говорили шепотом. И вот, трое из этих элитных воинов находились с ним, с Шейном, в одной комнате.

Шейн Мирт был коренным землянином, 13 лет назад покинувшим родную планету, 35 лет от роду, высоким, ростом 2 метра 25 сантиметров, блондином со светло-русыми волосами, с выразительными серыми глазами и мягкой улыбкой, которая часто освещала его лицо. Он был талантливым, как про него говорили, ксенобиологом и ксенопсихологом, любимцем девушек и душой компании. Сама Земля, на которой шел 1020 год новой эры, уже более трехсот лет входила в состав Нейянской империи. И, хотя планета находилась на ее краю, земляне уже давно разбрелись по ее системам. Так и Шейн Мирт уже второй год жил на Най-Теире, третьей планете Альбиона. Имея позади более 12 лет научных изысканий и порядка 5 серьезных работ на тему ксенобиологии и ксенопсихологии гуманоидных рас центрального сектора, он работал в научной лаборатории при факультете ксенобиологии и ксенопсихологии университета Теира, столицы планеты. Помимо работы, увлекался водными видами спорта, отлично плавал и прыгал со скал в холодное Северное море Най-Теира, говорил на семи языках, включая основной язык Империи ней-лингву. Родители Шейна спокойно жили и работали на Земле, в коттеджном поселке среди карельских лесов Европейского континента, разменяв первую сотню лет. Мать занималась с детьми в пансионе, преподавая изящные искусства – живопись, музыку, танцы. Отец работал в генетической лаборатории в Европейском филиале Мирового университета. Они заслуженно гордились достижениями своего сына и конечно, скучали по нему. Он же, любя и бескрайне уважая их, всегда находил возможность связаться по подпространственной связи или отправить видео-сообщение на Землю. Удавалось это сделать не часто, но пару раз за год он с ними обязательно разговаривал.

Шейн приподнялся и спустил ноги с кровати. Его слегка покачивало, но он быстро приходил в норму. Он был одет в легкое трико с воротником стойкой, серого цвета, что плотно обхватывало его торс, закрывая руки и ноги, и оставляя открытыми кисти и ступни. И это была не его одежда. Про себя Шейн недоумевал, по какой причине он оказался в госпитале. Последнее, что он помнил, они с Виртом, Ани и Карой ходили в спортивный клуб, где, позанимавшись в тренажерном зале, хорошо поиграли в виртуальный теннис двое на двое. Потом они вышли из спортклуба, а дальше… Что было дальше, он не помнил…

Шейн прикрыл глаза, мысленно пытаясь пробить стену беспамятства. – Нет, не получается. – Он вздохнул и решил дождаться появления местного целителя. Может быть он будет в курсе, как Шейн Мирт попал сюда. И действительно, буквально через минуту в комнату заглянул мужчина в медицинском трико со значком старшего целителя, аватора, на груди.

– Приветствую вас, молодой человек, – улыбнулся тот, подходя, – вижу, вы уже пришли в себя.

– Приветствую вас, аватор, – вежливо улыбнулся Шейн.

– Меня зовут аватор Ксандр. Ваше имя я знаю, Вы землянин Шейн Мирт, 35 земных лет, работаете в университете Теира.

– Все верно, аватор. Скажите, почему я здесь оказался? Я не помню ничего с момента выхода из спортклуба.

Целитель почему-то кинул взгляд в сторону орденцев, стоявших у окна и потом ответил, – при выходе из спортивного клуба на вас с друзьями напали. По всей видимости, нападение было столь внезапным, что вы не успели отреагировать. Вас, видимо, ударили шоковым разрядом сразу. Также, как и вашего друга. Девушки закричали, и на их и ваше счастье, недалеко оказались представители Ветви Древа, нападающие были скручены в считанные минуты. Собственно, – он кивнул головой в сторону окна, – Шейн вновь повернулся лицом к орденцам, – позвольте представить вам Орден-генерала Седьмой Ветви Седьмого Звездного Тейта, Ареона Теир Харта.

Орденцы уже стояли лицом к нему, причем, даже тот, что раньше лежал на кровати. Мужчина совершил ритуальный поклон и приложил руку к сердцу:

– Я благодарю вас за спасение моей жизни и жизни моих друзей, – сказал он, – я в долгу перед вами.

Орден-генерал вышел вперед и также поклонился:

– Мы принимаем твою благодарность, Шейн Мирт, и признаем твой долг Жизни.

Шейн удивленно прищурился и вновь поклонился, прижимая руку к сердцу. Понимая, что его только что познакомили с главой Ордена Древа их Звездного Тейта и что сам факт присутствия Шейна рядом с этими разумными – что-то за гранью фантастики. Поскольку центральное командование Звездного Тейта находилось именно на Най-Теире, Орден-генерал фактически был здесь главным представителем воли Императора. Таких, как он, во всей империи насчитывалось лишь одиннадцать. Теир Харт в переводе означало Сердце Теира. Орден-генерал также ответил поклоном. – Позволь представить тебе, Шейн Мирт, Листья моей Ветви – Орден-полковник Свет Райн, первый Лист Седьмой Ветви, мой заместитель и Орден-капитан Свейр Тен, десятый Лист Седьмой Ветви. Названные им воины Ордена Древа также поклонились, прижимая руку к сердцу. Их лица были бесстрастны и лишь глаза ярко сияли неоновой синевой.

– Для меня огромная честь познакомиться с вами, – произнес мужчина. – Могу ли я узнать, что с моими друзьями и где они? – спросил Шейн, обращаясь к аватору Ксандру.

– Вы пробыли без сознания до утра, Ваши друзья не пострадали сильно, мы оказали им необходимую помощь, и они были отпущены по домам. Теперь я должен оставить вас, Шейн Мирт, – он кивнул в сторону Орден-генерала Ареона, – вам есть что обсудить.

Шейн кивнул и сердечно поблагодарил целителя. Когда тот вышел из комнаты, мужчина медленно повернулся к орденцам. Как ксенопсихологу, ему были хорошо известны основные традиции и обычаи миров Империи. И в частности, традиция долга Жизни.

Он обратил внимание, что в отличии от целителя, Орден-генерал обращался к нему на ты. В мирах Империи в ходу были различные формы обращения, и в зависимости от ситуации, а также от положения разумного, обращение также видоизменялось. То, что Ареон Теир Харт обратился к нему на ты, значило, что он, как ни странно, воспринимает Шейна, как разумного из ближнего круга или же ему что-то от него надо. И скорее всего, это второе. – подумал Шейн.

Шейн взглянул на Орден-генерала. Тот стоял и смотрел на него с некоторой задумчивостью. Потом, как будто внутри него что-то включилось, глаза вспыхнули и в голову Шейна потекла чужая мыслеречь.

– Шейн Мирт, мы признали твой долг Жизни, и обращаемся к тебе за помощью.

Шейн поморщился от непривычного холодного касания разумов. Он знал, что орденцы умели телепатически общаться, но никогда не испытывал на себе подобное воздействие.

– Какую помощь я могу оказать Ордену Древа?

– Один наш собрат пострадал при недавней операции. В него был введен специальный мутаген, но из-за несчастного случая мутации вышли из-под контроля. Наши ученые сейчас разрабатывают антидот. Но ситуация осложняется тем, что он, как и ты, землянин. И его геном нами не был в полной мере изучен.

Шейн удивленно вскрикнул, он даже представить себе не мог, что земляне могли быть членами этой закрытой организации.

– И мы не можем просчитать полностью последствия от работы мутагена и введения антидота. Ты, Шейн, ксенобиолог, и с физиологией и генетикой землян знаком отлично. Мы просим тебя помочь в нашей лаборатории с просчетом.

Потрясенный Шейн только согласно кивнул, – да, конечно, я помогу.

– Ты понимаешь, что никто не должен будет узнать об этом?

– Да, Орден-генерал Ареон Теир Харт, я понимаю.

– Хорошо, ты отправишься с нами прямо сейчас. Аватору дано распоряжение тебя выписать.

Шейн опять кивнул. Орден-полковник Свет Райн, красивый молодой человек, с темно-каштановыми волосами, и такими же синими глазами как у всех адептов Ордена Древа, протянул мужчине сверток, в котором оказался длинный темно-серый камзол из странной гладкой переливающейся ткани, слегка приталенный с боков, с прямыми рукавами и двумя отворотами на груди, пояс с серебряной застежкой в виде листа Древа и пару темно-серых сапог на нескользящей мягкой подошве. Все это отлично село на то трико, которое было на нем и идеально подошло по размеру. Когда Шейн переоделся, он вопросительно взглянул на Орден-генерала.

Свет Райн и Свейр Тен подошли к Шейну и встали по бокам от него, положив по одной руке ему на плечи, а вторую на плечо товарища. Ареон Теир Харт встал позади него и положил обе руки также ему на плечи, поверх рук его Листьев. И тут мир вокруг Шейна внезапно схлопнулся, ошеломив его до полного онемения. Мужчина широко раскрыл глаза, но ничего, кроме равномерного серого марева вокруг он не видел, также как не чувствовал больше рук орденцев на плечах. При этом он не мог пошевелиться и лишь размеренно дышал, стараясь унять бешено работающее сердце. На десятый удар сердца мир вокруг вернулся. Шейн потрясенно огляделся, вновь почувствовав руки орденцев на плечах. Они стояли в светлом, круглой формы помещении без окон. Потолок этого помещения конусом уходил вверх, теряясь в серых тенях наверху. В этот момент его плечи освободили и орденцы отошли от него.

– Ты в телепортационной комнате штаб-квартиры Ордена Древа на Най-Теире, – спокойно произнес Ареон Теир Харт. – Сейчас Свет и Свейр проводят тебя в лабораторию, где ты сможешь ознакомиться с нашими расчетами и выводами.

Шейн промолчал, все еще находясь под впечатлением первой в его жизни телепортации.

В стене комнаты открылся проем двери и Свет Райн приглашающе указал в сторону выхода, и первым же туда прошел. Шейн последовал за ним, а замыкающим был Свейр. Ареон Теир Харт остался в телепортационной комнате.

Они шли по матово сияющему овальному коридору, в который выходило несколько дверей в форме листьев Древа. У пятой по счету двери Свет Райн остановился и приложил руку к замку. Дверь засветилась зеленым и мягко ушла в стену. Они прошли внутрь.




Глава 2





Это была лаборатория. Большая светлая комната, эргономично поделенная на функциональные зоны. Ничего лишнего и все очень удобно. Отдельно изолированное помещение со стерильной зоной, отдельно закрытый колпаком силового поля с вытяжкой и фильтрами, стол для опытов. Длинный лабораторный стол со стойками с пробирками, мензурками, и различной химической посудой и нужными аксессуарами и приборами. Холодильный шкаф, сканирующий электронный микроскоп, термоциклер, спектрофотометр, станции для пробоподготовки и для выделения нуклеотидов и белков, счетчик клеток и многое другое.

Шейн с интересом рассматривал самое современное, какое он только видел, оборудование. Как ксенобиолог, он работал с подобной техникой, но никогда с настолько продвинутой.

Свет Райн впервые обратился к нему, произнеся мягким грудным голосом, – Шейн Мирт, на столе ты найдешь записи и выводы по мутагену. Если что-то тебе будет непонятно или потребуется уточнение, я буду готов предоставить информацию. Работай столько, сколько потребуется. В два часа дня у нас перерыв на обед. Туалетная комната находится слева от входа. – Шейн проследил взглядом указывающий жест Свет Райна и кивком поблагодарил. Потом он прошел к письменному столу, сел в кресло и пропал, зарывшись в записях.

Он как раз прочитал про то, что у подопытного вследствие воздействия фактора Т5 мутационный процесс стал развиваться направленно и стабильно, что в свою очередь исключает спектральность мутаций и приводит к фиксированному постоянному изменению в геноме. Причем фактор Т5 при внедрении в цепочки ДНК и РНК подопытного вызывает в разных комбинациях разные мутационные процессы, которые можно направлять с помощью ментального и биоэнергетического воздействия. Потрясенный сделанными выводами, Шейн откинулся на спинку кресла, когда на его плечо опустилась чья-то рука. Он заторможенно обернулся и увидел воина Древа.

– Шейн, пора сделать перерыв, – произнес Свет Райн. – Ты просидел здесь 5 часов. Настало время обеда.

– Да, конечно, – спохватился мужчина, – прости, я задумался. Он встал и потянулся. Мысленно он все еще перебирал записи. Его смущало, что очень подробно описывались механизмы действия мутагена, но вот какие конкретно мутации он вызывал, было не понятно. В записях очень аккуратно эта тема умалчивалась. Все еще раздумывая над этим, он проследовал за Свет Райном к выходу.

Выйдя из лаборатории, они прошли дальше по коридору, который плавно поворачивал налево и уперлись в его конце в очередную дверь в форме листа Древа. Свет приложил руку к замку, дверь засветилась зеленым светом и бесшумно отъехала в стену. Комната, открывшаяся перед ними, была небольшой, без окон, но также светлой. Свет лился равномерно из стен и потолка, мягко обволакивая сидевших за столиками на четверых орденцев. Всего в помещении находилось 5 разумных. Трое, сидевших за одним столом, относились к гуманоидным расам и мало чем отличались от людей. Двое относились также к гуманоидным расам, но их явно нечеловеческая природа, можно сказать, бросалась в глаза – земляне эту расу называли эльфами, в память о народе из древних легенд Земли. Сами же эльфы себя называли Авари, и были они одной из главенствующих рас Империи. Высокие, ростом до 3 метров, стройные и невероятно сильные, с удивительно красивыми и гармоничными телами и лицами, они очаровывали и покоряли. Присутствующие же в столовой Авари, как и все воины Ордена Древа выделялись неоново синей радужкой глаз, что превращало их в поистине мистических существ. Шейн застыл на пороге, изумленно оглядывая комнату. Потом неуверенно сделал шаг внутрь. Головы всех присутствующих, как по команде, одновременно повернулись в их сторону. Свет Райн успокаивающе положил руку на плечо Шейну.

– Братья, позвольте представить вам землянина Шейна Мирта. По распоряжению Орден-генерала он работает в генетической лаборатории.

Шейн скованно поклонился, ощущая себя не в своей тарелке.

– Шейн Мирт, позволь представить тебе моих Братьев по Ордену. – Свет Райн плавным жестом начал указывать на разумных, которые при представлении Шейна встали из-за столов, – Орден-генерал Арьен Теир Рэй, из Клана Рассветных Теней, Орден-генерал Нэриан Теир Винс, из Клана Поющих звезд, – поклонились Авари. Орден-подполковник Рэй Тарн, третий Лист; Орден-капитан Клэй Горн, шестой Лист; Орден-капитан Дан Квадр, четвертый Лист – поклонились трое гуманоидов, похожих на людей.

После чего все спокойно вернулись на свои места и деликатно не стали смотреть на смущенного человека. Свет Райн провел Шейна к свободному столику и набрал заказ на прозрачной панели в плоскости стола. Через минуту в столе открылось отверстие и на ножке с подставками пирамидкой выдвинулся их обед. Пока они размеренно ели, Шейн исподтишка поглядывал на присутствующих в столовой. Авари, которых представили, – Теир Рэй (Радуга Теира) и Теир Винс (Крылья Теира) – были внутренними военными орденскими званиями, первый явно отвечал за контроль над Службой Безопасности Тейта, а второй за контроль центрального командования военным флотом Звездного Тейта. Тогда, как Орден-генерал Ареон Теир Харт (Сердце Теира) был Верховным представителем Императора в Седьмом Звездном Тейте. Но, при этом он не был Авари. Из чего Шейн сделал вывод, что в Ордене смотрели первым делом не на происхождение, а на способности того или иного разумного.

За 20 минут Шейн и Свет закончили есть, поставили пустую посуду на пирамидку и та опустилась под стол. Другие также закончили с обедом. Но никто не торопился вставать из-за столов. Помещение заполнилось звуками неземной музыки, струнные и ударные инструменты сплетали ритм и стены комнаты мягко резонировали в такт. Шейн увидел, как все закрыли глаза, явно расслабляясь и наслаждаясь мелодией. Он последовал их примеру и постарался максимально отдаться звукам, что прокатывались мягкими волнами по всем его чувствам. Это было удивительно и необычно. Когда же мелодия стихла, он ощутил невероятный прилив сил и бодрости. Энергия в нем кипела и хотелось встать и куда-то идти, и что-то делать. Он открыл глаза и поднялся вслед за Свет Райном и остальными. Они вышли из столовой последними и направились обратно в лабораторию. Где Шейн и провел остаток дня, вчитываясь в наблюдения и делая выписки и заметки в блокноте. Со Свет Райном они за все время до окончания работы перемолвились разве что несколькими фразами. К вечеру Шейн устало потянулся и встал, чтобы немного размять мышцы тела. Мысленно он перебирал все, что прочитал про мутаген и про разрабатываемый антидот к нему. И задал вопрос Орден-полковнику:

– Свет, скажи пожалуйста, а землянин, который подвергся воздействию мутагена, он где?

– Он находится в специальной комнате, в стазис-камере, здесь, в лабораторном комплексе Ордена. – невозмутимо ответил воин.

– В записях указываются только механизмы действия, но не их результаты, почему?

– Высшая степень секретности, – также невозмутимо произнес Свет. – Мутации, вызванные данным мутагеном, в первые же сутки вышли из-под контроля, необходимо как можно скорее создать антидот, причем именно со спецификой для генома конкретного землянина.

– Но подобные мутации обычно необратимы, – возразил Шейн.

– Ты забываешь о дополнительном воздействии, Шейн Мирт, – холодно сказал Свет Райн, – при ментальном и биоэнергетическом воздействии возможно многое.

– Да, вполне вероятно, но я не разбираюсь в подобных воздействиях, и могу судить лишь с точки зрения науки. Вот если бы я мог в лабораторных условиях изучить подобные воздействия на мутационный процесс… – он замолчал.

Свет Райн оценивающе смотрел на него, и было в его взгляде нечто, от чего Шейну стало не по себе.

Потом воин Древа встал и подойдя к мужчине на расстояние в несколько шагов, сказал:

– Подобная возможность существует, Шейн Мирт. Но она зависит от твоей готовности помочь землянину.

Шейн вопросительно уставился на Свет Райна.

– Если ты согласишься подвергнуться воздействию мутагена и дополнительных факторов, проанализируешь все изменения в своем геноме и разработаешь антидот, опираясь на полученные данные. – воин смотрел прямо на мужчину, без вызова, явно не шутя.

Шейн сглотнул. Такого он не ожидал. И, честно говоря, готов к подобному точно не был.

– Я должен подумать, – тихо произнес он. – Сейчас я не готов к подобному.

Свет Райн понимающе кивнул.

– Видишь ли, Шейн Мирт, главный фактор правильного действия мутагена, о котором не написано здесь, – он кивнул в сторону записей, – добровольность принятия всех изменений, полная ментальная готовность реципиента идти до конца.

– Но что там, в конце? – задумчиво спросил Шейн.

– Поверь, сожалеть ты не будешь, – прямо взглянул на него Свет Райн.

Воин положил руку на плечо Шейну. Тот, не отрываясь, смотрел в синие гипнотические глаза воина Древа. Потом вздрогнул и отвел взгляд. Отступил на шаг. Свет опустил руку.

– Нам пора идти на ужин, – медленно сказал Свет Райн.

Шейн кивнул и молча вышел вслед за ним в коридор. Ужин прошел в том же стиле, что и обед. В столовой в этот раз были только они, да еще присоединился Свейр Тен, похожий на Свет Райна как родной брат, такой же высокий, со стройной мускулистой фигурой, темно-каштановыми волосами и невозмутимостью во взгляде. В конце опять зазвучала музыка, но в этот раз она была расслабляющей и успокаивающей. Шейн почувствовал сонливость, позволил проводить себя по коридору к двери в комнату, которую ему выделили для отдыха, совершил необходимые вечерние процедуры и лег в кровать. Усталость настигла его, больше эмоциональная, чем физическая, и он мгновенно отключился.




Глава 3





Утром Шейн проснулся как от толчка, несколько минут полежал с закрытыми глазами, ощущая в теле приятную расслабленность. Потом посмотрел на комнату, в которой ночевал. Она была небольшой, прямоугольной со слегка сглаженным углами. В ней также не было окна. С одной стороны комнаты была дверь в коридор, и дверь в санузел. С другой стояла его кровать, которая медленно въехала в стену, когда он с нее поднялся. А вешалка с одеждой, которую выдали ему в ордене, наоборот выехала из стены. Одежда была чистой и продезинфицированной, от нее приятно пахло морской свежестью. Впрочем, запах в скором времени совсем исчез. Шейн быстро проделал комплекс утренних упражнений, размяв и разогрев основные группы мышц, оделся и умылся, пригладив встрепанные после сна волосы влажной расческой. Он смотрел на себя в зеркало и видел красивого высокого мужчину, с атлетически развитым телом, точеными чертами лица и ясными серыми глазами. Форма Ордена ему очень шла, подчеркивая статность и добавляя загадочности его образу. Шейн всегда был доволен своей внешностью. Поколения его предков пронесли через столетия генотип скандинавских викингов, смягченный восточнославянскими корнями, сгладившими резкость черт лица. Он всегда притягивал взгляды девушек и у него не было проблем со знакомствами. Его подруга Кара, с которой он встречался уже более года, была вполне довольна их отношениями. Шейн не мог сказать, что любит ее, но она ему нравилась, с ней было интересно и приятно проводить время.

Так как срок жизни людей уже давно увеличился и средний землянин мог прожить до 200 лет, а некоторые доживали и до 260 лет, оставаясь в более-менее приличной форме, то с созданием семьи молодые люди не торопились, увлеченно учась, занимаясь наукой, спортом, исследованиями мира, работая и строя карьеру. Да и редко, когда в семье было трое и более детей. Мир давно изменился. Приемы регулирования популяции разумно ограничивали рождаемость на уровне восполнения, компенсируя естественную убыль и эмиграцию на другие планеты Империи. Эту политику поддерживало большинство планет, входящих в Нейянскую империю. При этом существовали и военный космический флот, подразделения которого базировались у каждой планеты Империи, и наземные силы быстрого реагирования, и военный резерв, в который набирались разумные, причем и мужского и женского пола, в возрасте с 25 до 300 лет (в зависимости от расы, и соответственно, продолжительности жизни). Например, Авари жили по 3000–3500 лет. И отдавали службе в армии не более ста лет от жизненного времени. Но все это было на контрактной основе. Профессиональные войска были основой стабильности в Нейянской Империи.

Конечно, были и Имперская Служба Безопасности, и Внешняя разведка, и Императорская Гвардия, и еще масса специфичных служб. И во всех этих структурах пророс корнями Орден Древа. Непосредственно адептов, посвященных Ордену, было не так уж и много, они были духовной, интеллектуальной и военной элитой. Орден включал в себя и структуры, в которых работали обычные наемные работники. Да, у них были особые пункты в контрактах, но они были вольны жить обычной жизнью. Орден Древа выполнял непосредственно волю Императора, связывал все структуры и корректировал их действия при необходимости.

И такая необходимость периодически возникала – на границах Империи были анклавы на подобии Независимого Союза, Вольных Планет Ольта, Арфейских Содружеств и так далее, которые поддерживали нейтралитет с Империей, имели торговые и политические связи, но всегда хотели большего. Да и внутри Империи иногда возникали очаги недовольства, которые было необходимо грамотно загасить, избежав распространения подобных настроений.

Тут Шейн подумал о напавших на них с друзьями у спортклуба. Кто это мог быть? Почему напали именно на них? И почему именно его вырубили настолько сильно, что он пробыл в беспамятстве до утра? Нет ли здесь какой-то связи с Орденом Древа?

В этот момент он ясно осознал, что то, что происходит с ним сейчас – переломный момент в жизни. Момент, когда еще не поздно свернуть с пути или надо шагнуть вперед, в неизвестность. Он никогда не был фанатиком от науки, и прекрасно понимал, что вероятнее всего, мутация того землянина была серьезной, а сбой, который произошел, явно не привел ни к чему хорошему. И он страшился того, что и с ним подобное может произойти. Но, с другой стороны, вряд ли Орден-полковник обманул его, сказав, что он никогда не пожалеет, если сможет принять изменения. Шейн стоял и смотрел через зеркало себе в глаза, как будто вел молчаливый разговор с тем, кто за стеклом. Искушение было велико. Генные модификации давно и прочно вошли в жизнь землян. Но все же, они вначале апробировались и полностью исследовались в лабораторных условиях, и лишь потом очень осторожно применялись в тех или иных случаях. Избавление от генетических заболеваний, улучшение зрения и слуха, укрепление костей, увеличение мышечной массы, скорости реакции и многое другое. Не для всех, и не повсеместно. Изменения точечные, которые постепенно, из поколения в поколение закреплялись в геноме. Если же судить по записям в журнале наблюдений, его ожидает глобальная мутация, и при этом сжатая по срокам. И во что он превратится в итоге, он не знал, хотя и был уверен, что его жизнь в Ордене опасности не подвергнут. А еще он очень четко понимал, что тому землянину нужна помощь. И, если существует шанс помочь ему, то может ли он упустить его? И Долг Жизни, да, древняя традиция Империи. Он, конечно мог бы ограничиться работой в лаборатории, разработать антидот на основании имеющихся данных и генного анализа. Но вот эффективность подобной работы его смущала. А Долг Жизни он обязан был отдать. Шейн в последний раз прошелся взглядом по своему отражению, глубоко вдохнул, выдохнул, и вышел из комнаты.

За дверью его уже ждал Свейр Тен, и поприветствовав его, Шейн последовал за тем в столовую. Легкий завтрак в компании молчаливых Свет Райна и Свейр Тена, а также двоих вчерашних знакомых – Квай Гона и Дан Квадра, прошел быстро. И в конце был завершен бодрящей мелодией, после которой ум стал ясен, и все мысли как-будто выстроились в определенной последовательности. Поднявшись, и выйдя со всеми из столовой, Шейн повернул в сторону лаборатории, но Свет покачал головой и сказал:

– Нас ожидает Орден-генерал Ареон Теир Харт. Следуй за мной, Шейн.

Мужчина кивнул и пошел по коридору за воином Древа, Свейр шел позади него, такой же молчаливый, как и всегда.




Глава 4





Ареон Теир Харт стоял у стены с визором, на который транслировался вид скалистого обрыва на берегу Северного моря. Он любил этот холодный суровый пейзаж. И всегда с внутренним восторгом наблюдал за мощью волн, разбивавшихся о крутые скалы.

Рано утром он прослушал доклад Свет Райна о наблюдениях за землянином Шейном Миртом. И знал, что слова первого Листа его Ветви упали на благодатную почву. Легкие телепатические касания Свет Райна мыслей Шейна прямо показывали его заинтересованность.

Ареон с затаенной грустью подумал о первом землянине в его Ветви, Майлзе. Он не смог принять мутацию полностью в первый же день, и процесс был нарушен. Теперь нужно было исправлять то, что произошло. И Шейн Мирт мог в этом очень помочь. Если мужчина решится на принятие мутации, то по подсчетам аналитиков, его шанс на успешное завершение процесса приближается к 97 %. Очень высокий шанс. Геном землянина был изучен еще полгода назад. Орден всегда отслеживал потенциальных рекрутов. И землянин стоял в списке Ареона в первом десятке. И тут такой шанс, нападение велатов Свиры, местных сектантов, и землянин здесь. Заодно был выявлен шпион в отделе сбора информации, который работал на велатов. Он им скинул данные о нескольких потенциальных кандидатах в Орден и их руководство решило таким образом навредить Ордену Древа на Най-Теире, и убрать хотя бы нескольких потенциальных Листьев Ветви. Шейну действительно повезло, что двое Листьев Ветви Ареона находились неподалеку от спортклуба в тот роковой момент. Он был первой намеченной жертвой. Его Листья скрутили три боевые четверки велатов за несколько минут. Остальные трое из намеченных жертв так и остались не в курсе того, чего избежали.

Вообще, в списках кандидатов в рекруты Ордена было довольно много землян. Молодая сильная раса, их геном подвижен и легко подвергается ментальному и биоэнергетическому воздействию. Только 10 лет назад по имперскому времяисчислению землян стали заносить в реестр Ордена. И пока в списках кандидатов находилось 36 выходцев с Земли, двое уже вросли в Древо и стали его Листьями. Майлз должен был стать третьим. Теперь придется разработать персональный антидот и провести обратную мутацию, а потом стереть всю память о времени пребывания в Ордене, создать новые воспоминания и внедрить их в мозг Майлза, а также организовать легенду для его дальнейшей спокойной жизни.

Ареон Теир Харт прошел к столу и сел в кресло. По ментальной связи пришел сигнал, что Свет Райн и Шейн Мирт будут у него через одну минуту.

Ровно через минуту дверь в его кабинет плавно открылась и внутрь зашли землянин и помощник Ареона, первый Лист Ветви.

Первый Лист приветствовал Орден-генерала традиционным жестом орденцев, относящихся к гуманоидным расам, правой рукой, прижатой кулаком к сердцу и полупоклоном. Землянин Шейн Мирт также повторил этот жест. Ареон внутренне усмехнулся. Шейн быстро перенял манеру общения орденцев. Он отлично впишется в команду.

– Приветствую тебя, Шейн Мирт. – Ареон легко поднялся и вышел из-за стола. Подойдя к стоящим на расстояние в несколько шагов, он остановился и внимательно посмотрел на землянина. Запустив ментальный щуп, Ареон убедился, что сегодня решимость мужчины укрепилась.

– Орден-полковник доложил о твоей работе вчера в лаборатории и о твоих вопросах, Шейн.

Он увидел, как мужчина внутренне собрался. Так собираются прыгуны со скал перед броском в морскую бездну.

– Да, Орден-генерал, – Шейн вновь слегка поклонился, – я внимательно ознакомился с дневниками наблюдений, и со сделанными выводами относительно мутационных процессов, причин их нарушения и возможного антидота. Поскольку я не владею всей информацией по внешним факторам влияния на процесс, я сделал предположение, что, имея возможность изучить его в лабораторных условиях, буду лучше понимать механизмы, а также реперные точки для запуска процесса обратной мутации. Конечно, было бы значительно удобнее понимать и результаты мутационных процессов, так как полная картина всех этапов серьезно облегчит и ускорит разработку антидота.

Ареон поощрительно кивнул, внимательно следя за выражением лица и глаз Шейна. Тот продолжил:

– И Свет Райн, – Шейн кивнул в сторону замершего в предвкушении воина. Это было понятно Ареону, его руководителю, но внешне Лист стоял невозмутимо. – сказал, что есть такая возможность, – землянин запнулся, потом вскинул голову и прямо посмотрел на Ареона, – если я соглашусь подвергнуться мутации и отслежу все реперные точки, то смогу на своем примере разработать антидот для вашего человека. Я верю, что Орден не предложит мне ничего опасного для жизни и я хочу уплатить Долг Жизни. – Он тихо выдохнул и увидел, как вспыхнули яркой синевой глаза Орден-генерала.

– Осознаешь ли ты, Шейн Мирт, что обратного пути не будет? – спокойно спросил Ареон.

– Да, Орден-генерал, я осознаю.

– Понимаешь ли ты, Шейн Мирт, что, приняв данную мутацию, ты более не сможешь существовать независимо от Ордена Древа? И должен будешь соблюдать тайны Ордена и подчиняться его правилам и установлениям?

Шейн явственно вздрогнул, но сжал руки в кулаки и ответил:

– Да, Орден-генерал, я понимаю.

– Шейн Мирт, отдав Долг Жизни, ты должен будешь оставить прежнюю жизнь, забыть прежние связи и связать себя с Орденом. Это обязательное условие принятия подобной мутации. Готов ли ты на это?

Ареон затаил дыхание, ожидая ответа землянина. Тот на несколько мгновений задумался, отведя взгляд в пол, потом тряхнул головой и спросил:

– Что скажут моим родителям?

– Что ты поступил на государственную службу, и откомандирован в дальнюю научную экспедицию. Поэтому будешь отсутствовать на связи длительное время. Мы не требуем полного разрыва связи с родителями, это было бы жестоко и неправильно. Для них будут подготавливаться видеозаписи, при общении по подпространственной связи твое изображение будет заменяться фантомом. Но будь готов к тому, что вживую ты с ними более никогда не увидишься и на Землю не вернешься.

Шейн прикрыл на мгновение глаза, потом кивнул своим мыслям и сказал, вскинув голову и смотря прямо на Ареона:

– Да, Орден-генерал, я готов.

– Ты трижды ответил согласием, Шейн Мирт. Наш Договор записан в сердце Древа. Я принимаю тебя в Орден. – Ареон не отпускал своим гипнотическим взглядом глаза Шейна, аккуратно проводя необходимые ментальные манипуляции и размещая метку Древа на его ауре. Землянин явно что-то чувствовал, но старался дышать размеренно и спокойно. Ареону импонировала эта черта Шейна – в стрессовых ситуациях тот был способен брать свои эмоции под жесткий контроль.

Потом Ареон кивнул Свет Райну, тот подошел к землянину и сказал:

– Шейн Мирт, оголи запястье. – И быстро, хотя очень аккуратно, ввел мутаген из шприца, который несколькими мгновениями ранее протянул ему Орден-генерал.




Глава 5





После того, как Шейну ввели мутаген, и Ареон Теир Харт их отпустил, Свет Райн и Свейр Тен провели его по коридорам обратно в лабораторный комплекс. И далее в ту самую лабораторию, где он изучал дневники наблюдений. Там его завели в изолированную комнату с чистой зоной, сами же воины Древа остались снаружи.

Свет Райн предупредил Шейна:

– Шейн, я напоминаю тебе, что ты должен полностью принять все изменения в твоем организме, ментально, духовно и физически, только тогда процесс мутации будет идти по правильному пути. В комнате на столе есть электронный дневник для записи наблюдений, он напрямую связан с группой аналитиков и врачей, которые будут отслеживать твое состояние. Также, по звуковому сигналу ты должен будешь сдавать кровь семь раз в сутки, – он указал на аппарат для забора крови. – Весь период мутации тебе нельзя принимать еду, пить воду можно начиная со вторых суток. Мы будем проводить анализ твоего генома после каждой сдачи крови. Ты должен записывать все изменения в своем состоянии в дневник. Первые сутки идет комплексная перестройка организма, здесь ты должен справиться сам, мы лишь будем направлять твою энергетику. Вторые и последующие сутки ты сможешь покинуть зону изоляции и в ограниченном режиме передвигаться по комплексу, пока не закончится перестройка. Все это время ты также должен записывать малейшие изменения в организме в дневник и сдавать кровь для анализа. Мы со Свейром будем рядом, и будем воздействовать в нужное время на тебя на ментальном и энергетическом уровнях. В самые ответственные моменты Орден-генерал Ареон Теир Харт будет принимать участие в процессе. Удачи, Шейн!

Шейн опустился на пол комнаты. Его слегка мутило, окружающее пространство плыло, звуки начинали искажаться. Он закрыл глаза, но легче не стало. Звон в ушах нарастал, пространство поплыло странными пластами. Мужчина сжал голову руками, но потом заставил себя расслабиться. Стало немного легче. Тогда он понял, что должен расслабиться полностью, и отдаться на волю процесса изменений. Он лег на пол, вытянул руки вдоль тела и постарался дышать размеренно, постепенно входя в трансовое состояние. Его лоб покрылся испариной, по телу стали пробегать судороги, но Шейн старался хотя бы краем сознания контролировать внешние проявления. Через час боль во всем теле усилилась, казалось, горела каждая клетка тела, спектр цветового восприятия сместился в синюю сторону. Волнами накатывали странные звуки и как-будто чужие мысли, его мотало из стороны в сторону. Были периоды затишья, когда он собирал себя по кускам и, постанывая сквозь зубы, находил силы записывать в дневник свое состояние и ощущения. Планшет дневника лежал рядом с ним, он скинул его на пол еще в первый просвет сознания. По звуковому сигналу Шейн засовывал руку в прибор для забора крови. Периоды потери сознания стали реже, и примерно через 16 часов он смог подняться на ноги. Его шатало, но он смог удержаться, и опираясь о стену, медленно дошел до стола и сел на стул. Видел он теперь в странном сине-голубом спектре, это было непривычно. Также он обратил внимание, что расстояние до пола как-будто увеличилось. При этом одежда растянулась и стала ему жать в плечах и бедрах, а рукава и штанины трико, в котором он оставался, стали ему коротки. Также он осознал, что четко воспринимает время. Он точно знал, что сейчас около часа ночи, вернее, без четырех минут час. Как будто внутри него поселились часы, которые отсчитывали каждую секунду. Это не мешало, но надо было привыкнуть. Шейн тщательно надиктовал свои наблюдения в дневник, отметив время. Потом, вытащив стилус из планшета, и положив его на стол, задумчиво на него уставился. Стилус дрогнул. Шейну внезапно захотелось поднять его в воздух, не прикасаясь. И вдруг стилус взмыл вверх, и завис на уровне его глаз. Разум мужчины просто обработал эту информацию, принял выводы и Шейн спокойно взял стилус из воздуха, чтобы записать и этот странный факт. Вообще, Шейн отметил, что его чувства ушли на задний план. Они не исчезли, но находились как бы за дверью разума. Теперь его снедал исследовательский интерес, и улыбаться хотелось, когда он открывал в себе нечто новое.

– Странные выкрутасы сознания, – подумал он.

Шейн больше не испытывал дискомфорта. Его движения приобрели выверенную четкость, мысли как-будто очистились от наносного мусора чувств и стали очень ясными. Синий спектр зрения стал восприниматься нормой. Вдруг, в его голове проклюнулся зеленый бутон, раскрылся и оттуда протянулась зеленая же ниточка мыслеречи Свет Райна.

– Приветствую тебя, Шейн. Как ты?

Шейн раскрылся навстречу бутону в его голове и мысленно ответил:

– Приветствую тебя, Свет. Нормально.

Нить его мысли была насыщенного синего оттенка.

– У тебя устойчивый канал, брат, – произнес Свет. – Ты хорошо справляешься.

У Шейна даже не возникло мысли, почему Свет Райн назвал его братом. Это было естественно, потому что он, Шейн, теперь тоже стал частью Мирового Древа. Он чувствовал, что у него есть много братьев и сестер, разных рас, но объединенных Орденом Древа, некой многоуровневой структурой, которая связывает всех, питает, дает силу, и которую, в свою очередь, питают они. Что он связан со всеми ними, духовно, ментально и энергетически. Он осознал, что при желании, сможет связаться с любым членом Ордена Древа, вне зависимости от их иерархического положения. Они высвечивались на его внутренней карте миров Нейянской империи, накладываясь схематичным рисунком с яркими или не очень огоньками. Его посетила мысль, а как он сам выглядит на этой карте? И тут все огоньки разом мигнули и на него хлынула лавина. Чувств, мыслей, ощущений, восприятия – и он понял, его приветствовали, и принимали. Теперь он никогда не будет одинок, всегда найдет поддержку и помощь. Здесь, в этом пространстве все мысли и чувства были словно оголенный провод. Их было не скрыть, не утаить.

К исходу первых суток, новоиспеченный воин Древа Шейн Мирт был готов выйти наружу возрожденным и полным сил. Он чувствовал, что его изменения еще не закончены, но теперь это были скорее изменения ментального и энергетического плана. Физические перемены, по его ощущениям, почти завершились. Он знал, что справился, что смог принять изменения так, как положено, полностью.

Как только его внутренние часы отсчитали последние секунды первых суток, дверь из комнаты в лабораторию открылась. Он встал, и вышел наружу, не забыв забрать дневник наблюдений.




Глава 6





Свет и Свейр ожидали его в лаборатории. Они с явным удивлением воззрились на него. Он ответил им непонимающим взглядом. Тогда Свет молча включил на стене лаборатории зеркало и кивнул Шейну в его сторону. Он медленно подошел к зеркалу и замер, внимательно рассматривая свое обновленное тело. Первое, что очевидно привлекало внимание – ярко-синяя радужка глаз. Теперь он понял, почему стал воспринимать мир в сине-голубом спектре. Но пока еще не понял, что это ему дает. Потом Шейн обратил внимание на свой рост, он вырос почти на полметра, его рост сейчас был около 2 метров 80 сантиметров. Вырос, слегка раздался в плечах. Нет, тело сохранило гармоничные пропорции, но теперь руки и ноги сиротливо торчали из коротких штанин и рукавов, тело стало стройнее, и он чувствовал, что стал сильнее. Кожа, раньше светлая, приобрела приятный равномерный золотистый оттенок. Лицо также претерпело изменения, ранее спокойные черты подбородка, носа, скул, лба – стали более строгими и четкими. Лицо немного вытянулось и сузилось. Глаза увеличились и приобрели легкий миндалевидный разрез, ресницы потемнели и стали еще гуще. Брови, также потемневшие и теперь четко очерченные, приподнялись к вискам. Ранее светло-русые, волосы потемнели на пару оттенков и приобрели явственный золотистый отлив, стали гуще и отросли ниже плеч. А потом Шейн посмотрел на уши, и его брови удивленно приподнялись – его обычные человеческие уши исчезли, вместо них были уши с заостренными кончиками, как у Авари. Он неверяще потрогал рукой одно ухо. Кончик был очень чувствительным.

Тут подал голос Свет:

– Шейн, у тебя что, Авари были в предках?

– Сам в шоке, – задумчиво ответил Шейн, – я ведь правильно понял, что мой геном изучался, прежде чем было сделано предложение? – его голос также изменился, стал на октаву выше, приобрел глубину и бархатистость звучания. Слова лились словно мелодия.

Свейр хмыкнул, а Свет ответил:

– Да, Шейн, но первичное изучение генома не предполагает глубинного исследования на кластеры наследования. Судя по изменениям, мутационный процесс включил наследственную память и вытащил наиболее характерные черты на поверхность.

– Было в нашей семье древнее предание, что один из далеких скандинавских предков взял в жены альву, эльфийскую женщину по нашему и увез ее далеко на земли Греции (существовала такая страна когда-то). Видно, это не легенда, а самая настоящая история, – пожал плечами Шейн, – даже моя фамилия – Мирт, имеет древнегреческое происхождение и означает вечнозеленый кустарник, ветвями которого, по легенде, украшала себя Богиня Любви и Красоты одного из наших древних пантеонов.

Свейр впервые заговорил:

– Красивая легенда, брат. И необычный эффект твоего преображения. Ты сейчас больше похож на Авари, чем на человека. Это, – он замялся, словно подыскивая слово, – интригует. Дождемся финала твоего преображения и посмотрим на конечный результат.

Свет Райн согласно кивнул, – не забывай заносить в дневник все изменения в твоем состоянии, Шейн. Также, каждые 4 часа сдавай кровь на анализ. Новая одежда уже подготовлена и доставлена, – он кивнул на зеркало, – пока ты рассматривал себя, были сняты мерки.

Шейн подошел к транспортному шкафу, открыл его и достал новый комплект одежды и обуви. После чего прошел в туалетную комнату, ополоснулся и переоделся. Новое трико было серо-серебристого цвета, с таким же воротником-стойкой. Камзол из черной гладкой струящейся ткани, длиной до щиколоток, был сшит из четырех клиньев с разрезами по бокам и сзади. На груди были два отворота, на левом в районе сердца был прикреплен знак Древа из серебристого металла. Неширокий пояс с пряжкой в виде Листа из такого же серебристого металла аккуратно перехватывал талию. И завершали образ черные сапоги до середины икр из похожего на кожу материала, плотно обхватывающего ноги, с нескользящей мягкой подошвой.

Смотря на себя в зеркало и оценивая свой внешний вид, Шейн припомнил, что Авари, с которыми его познакомили в столовой, имели, в отличии от остальных, длинные волосы, которые были заплетены сложным плетением в косу. Он провел рукой по волосам, которые за короткое время, что он находился вне изолятора, успели еще отрасти, и теперь достигали лопаток.

– Надо уточнить у кого-нибудь из Авари, что мне делать с этим богатством, – подумал он. И вышел наружу. Его братья по Ордену, Свет и Свейр, терпеливо ожидали у выхода из комнаты. Когда он появился перед ними, красноречивые взгляды и ментальный вздох от Свейра сказали ему больше слов, что выглядит он отлично.

– Мы сопроводим тебя к Орден-генералу, Шейн, – спокойно сказал Свет, – он должен это увидеть своими глазами.

Шейн кивнул, понимая, что Ареон Теир Харт уже предупрежден об их приходе по ментальной связи. Сам он пока стеснялся ей пользоваться, понимая, что наверняка существуют определенные правила и ограничения в подобном общении. И что впереди его ожидает долгий период обучения.

Они вышли в коридор. Шейн отлично чувствовал свое тело, его движения приобрели мягкость и какую-то хищную кошачью грацию. Пока было непривычно воспринимать мир с высоты нового роста. Но он решил не концентрироваться на этом, и уже перед входом в кабинет Главы Ордена Древа на На й-Теире неосознанно адаптировался к своему росту.

Дверь плавно скользнула в стену, Шейн шагнул внутрь первым, за ним шли Свет и Свейр. Пройдя на середину кабинета, они остановились. Орден-генерал Ареон Теир Харт стоял у визора, на котором беззвучно бушевало Северное море и смотрел на вошедших. Шейн поклонился, приложив кулак правой руки к сердцу, его братья по Древу синхронно повторили приветствие. Ареон подошел к ним на расстояние в несколько шагов, и также приветствовал Листья своей Ветви.

Потом он произнес, – Свет, Свейр, благодарю вас, сейчас оставьте нас наедине. Я сообщу, когда Шейн освободится.

Его Листья молча поклонились и вышли из кабинета. В комнате воцарилось молчание. Орден-генерал медленно обошел Шейна вокруг, внимательно рассматривая и подмечая мельчайшие детали в его новом облике. Шейн стоял спокойно и смотрел прямо перед собой.

Ареон отметил про себя, что мужчина теперь выглядит моложе, чем раньше. Безвременье, присущее всем Авари, отпечаталось в его облике. Он стал очень похож на них, так же потрясающе красив и мистически необычен. Не зная, кем он был раньше, любой принял бы его за представителя этого древнего народа.

– Судя по всему, мутаген вскрыл в твоем геноме наследственную память, Шейн. Поскольку сам мутаген и технология всего процесса были разработаны учеными Авари, то неудивительно, что они вытащили на поверхность спящие в твоем организме гены Авари. Хотя, насколько я знаю, подобное произошло в Ордене впервые. Поэтому требует особого изучения. Присядь, пожалуйста, – Ареон приглашающим жестом показал на пару кресел с высокими прямыми спинками и столик в дальнем углу помещения.

Шейн молча кивнул, прошел и сел в кресло. Спина была прямая, руки спокойно лежали на коленях. Ареон сел во второе кресло, так же прямо, расслабленно положив руки на подлокотники. Кресла были развернуты лицом друг к другу.

– Я дал задание аналитическому отделу еще раз изучить твой геном, но теперь с полным погружением, включая кластеры наследственной памяти. Все данные будут готовы ко времени окончания твоего преобразования. Ближайшие несколько дней тебе придется интенсивно осваиваться со своим новым телом. В твою память будет загружена необходимая информация по биологии и физиологии Авари, их языку аварину, также по их социальному укладу, правилам поведения и общения, этикету, родовым связям и многому другому. Также ты пройдешь мнемо-курс обучения законам, правилам и установлениям Ордена Древа. Ознакомишься с иерархией и внутренним этикетом. Мнемонический комплекс подключен к кровати в твоей комнате, обучаться будешь во сне. Тебе доступен учебный полигон Ордена, лабораторный комплекс и Сад Ордена – я рекомендую начать осваиваться в новом теле и изучить все свои физические возможности. По завершении своей перестройки и адаптации к новым возможностям, ты будешь допущен к созданию антидота для землянина. После чего мы обсудим твои ближайшие перспективы в Ордене.

Шейн признательно кивнул и произнес:

– Благодарю, Орден-генерал. Как и обещал Свет Райн, я ни о чем не жалею. Я завершу процесс изменения, отдам долг Жизни и с радостью приму от Ордена свое назначение. То, что я получил, намного превосходит мои ожидания.

Он ментально раскрылся навстречу Ареону, и послал импульс глубокой признательности, приятия и веры. И получил в ответ теплый импульс такого же приятия и доверия от Ареона Теир Харта. Не нужно было слов, улыбки, жестов. Он был цельным как никогда, и чувство принадлежности к чему-то большему теперь всегда будет согревать его сердце.




Глава 7





Когда Шейн Мирт, новоиспеченный Лист его Ветви, вышел из кабинета в сопровождении Свет Райна и Свейр Тена, Ареон вновь опустился в кресло и задумался. То, что он увидел, его потрясло. Он не слукавил, сказав Шейну, что подобное происходит впервые. Столь серьезные изменения в генотипе, изменения внешние и внутренние. Обычный, на первый взгляд, человек, с захолустной планеты на окраине Империи, пусть и заинтересовавший Орден своими талантами и научными достижениями, вдруг оказывается носителем генов Авари. А ведь те очень щепетильно относятся к родственным связям. Все Кланы Авари, включая правящий Клан Императора, ведут строгий учет своих сородичей, их архивы содержат информацию о нескольких десятках тысячелетий. И Ареон четко понимал, что Шейн Мирт не избежит их внимания.

И тут он вспомнил, что каждый Клан Авари имеет свою родовую метку, она проявляется после инициации на левом предплечье. И, раз в Шейне проснулись эти гены, то и метка должна будет проявиться в самом скором времени. Тогда он сможет проверить в Имперских архивах принадлежность метки Клану. Если тот существует в настоящее время, Ареон обязан будет уведомить его Главу о появлении нового родича. Если Глава Клана примет решение о принятии Шейна в Клан, тот станет его полноправным членом со всеми вытекающими. Если же Клан уже не существует, то все равно будет приниматься решение о принадлежности.

В любом случае, необходимо доложить о произошедшем Командору Ордена. Пусть Арендиль Фэа Нейян, младший брат Императора, решает, как поступить. А вот с Авари в его команде надо будет посоветоваться. Арьен Теир Рэй и Нэриан Теир Винс, представители Клана Рассветных Теней и Клана Поющих Звезд. Ему потребуется их помощь в обучении новичка. Раз уж так вышло, у Шейна будут учителя Авари.

Принадлежность Ордену Древа не означала для Авари отказа от родовых связей. Это было прописано в Уставе. В отличии от младших народов, для которых посвящение в Орден означало разрыв семейных и личных связей, в первую очередь потому, что члены Ордена Древа приобретали значительно более длинную жизнь, для Авари семья была священна, это было корнем их существования. Нет, представителям младших народов не запрещались отношения внутри Ордена. Если разумные начинали испытывать влечение друг к другу, они создавали пару. Дети от подобных союзов, после достижения ими определенного возраста, передавались на воспитание в школу-пансион Ордена и далее получали возможность выбора в зависимости от их способностей и возможной пользы для Ордена – вступить в Орден или же навсегда распрощаться с родителями и жить обычной жизнью. В таком случае на них накладывалась ментальная печать молчания, и они никогда не могли передать никакой информации об Ордене. К чести организации, они никогда не давили на воспитанников и предоставляли честный выбор. Тех, кто решал прожить самостоятельную жизнь, Орден обеспечивал жильем и работой. Зачастую такие разумные продолжали работать во внешних структурах Ордена.

Вступавшие в Орден Авари также подвергались мутации, но для них это было лишь приобретением некоторых специфических способностей. И, будучи до конца своей длинной жизни связанными с Орденом Древа, они тем не менее, были вольны после отдачи не менее 100 лет от своего срока жизни на благо Ордена, заниматься делами своего Клана. Пока же они были на службе Ордена, они не имели права действовать в интересах своих Кланов. Орден был инструментом Императора, и выполнял его волю.

Пока Глава Ордена Древа на Най-Теире предавался размышлениям в своем кабинете, воины Древа проводили Шейна в его комнату, чтобы он отдохнул. Он не испытывал голода, но вот жажда начала его преследовать. Когда он остался один в комнате, Шейн подошел к столу, налил воду в высокий хрустальный стакан и залпом выпил. До сдачи очередной порции крови оставалось еще два часа тридцать две минуты, автоматически отметил он. Шейн достал планшет и сел за стол, чтобы записать данные о своем самочувствии. Потом разделся, подошел к стене, включил зеркало и стал рассматривать себя более внимательно. К его удивлению, он понял, что на теле не было волос, совсем. Кожа стала гладкой, атласной. А вот волосы на голове опять отросли. И теперь их кончики доставали до низа лопаток. Потом он стал рассматривать руки, кисти стали более изящными, фаланги пальцев удлинились. И вдруг он заметил что-то странное на левом предплечье. Вглядевшись в отражение в зеркале, он увидел тонкую вязь странных символов, охватывающую предплечье как браслет. Тогда Шейн взял планшет и аккуратно перерисовал стилусом изображение в дневник. Символы переплетались в растительном орнаменте с тремя восьмиконечными звездами. После того, как он закончил с визуальным осмотром, мужчина вновь надел одежду и сел, скрестив ноги, на медитационный коврик, который обнаружил в одном из углов комнаты. Приказав интелкому пригасить освещение и включить музыку для медитации, он прикрыл глаза.

Странные видения поплыли перед его внутренним взором. Он ощущал себя сидящим на полу комнаты и одновременно находящимся в пространстве образов и смыслов, в некоем информационном поле. И он был в нем не один. Внезапно он почувствовал, что рядом с ним оказалась некая сущность. Он ощутил ее могучий нечеловеческий разум, – словно легендарный древний дракон, – подумал Шейн. И тут эта сущность соприкоснулась с его сферой восприятия. На удивление деликатно и будто спрашивая разрешение. Шейн выразил свое согласие, почему-то уверенный, что она не желает навредить и сущность проникла в его ментальную и чувственную сферы. Мужчина ощутил, как эта сущность что-то меняла в нем, настраивала, как музыкальный инструмент, проверяла его звучание на камертоне космических энергий. И все внутри него расправлялось, он стал чувствовать энергетические потоки, пронизывающие Вселенную, стал различать их настройку, цвет, вибрации, назначение, понял, что сможет при необходимости управлять ими, сплетая в узоры творения. Его душа на какое-то время расширилась и парила на крыльях озарения. Потом древняя сущность закончила работу и послав мощный импульс удовлетворения, отлетела от Шейна, словно любуясь издалека. Он мысленно обратился к ней:

– Кто ты?

– Ты узнаешь, когда придет время, – ответила сущность, – пока можешь называть меня Хранителем. Мы ждали тебя, и ты пришел, чтобы осуществить то, что предначертано.

– Что предначертано, и кем? – спросил Шейн.

Но сущность промолчала, мужчина лишь почувствовал, что она будто улыбается.

– Всему свое время, Шейн Мирт, прошептал в голове голос. – То, что я сделал с тобой сегодня, это лишь начало твоего обучения. Мы встретимся еще много раз. Я буду приходить к тебе во время твоих медитаций, учить и тренировать тебя. Ты не сможешь рассказать обо мне никому, пока я не посчитаю твое обучение законченным. До встречи! – Сущность отдалилась от Шейна и растворилась в информационно-энергетическом поле.

Потом мир вокруг мужчины вернулся в привычную сферу восприятия, и он медленно открыл глаза. Свет в комнате не горел, но он видел ее в мельчайших деталях, для его взора не было теней, лишь добавлялась легкая синева к спектру восприятия. А потом вернулось осознание того, что только что произошло, и у него появилась твердая уверенность, что все, чему научила его сущность, останется с ним до завершения физической жизни, когда же душа его уйдет на другие планы бытия, он сам сможет стать кем-то подобным. И путь на этом не кончается.

Шейн Мирт медленно поднял правую руку на уровень глаз, развернул ладонью вверх и ментально-волевым усилием создал на ладони шарик света. Он был пушистый и теплый. Мужчина улыбнулся, глядя на него. Потом ментальным посылом отправил шарик в полет по комнате, вернул в ладонь и впитал в себя его энергию.

Его внутренние часы показывали, что настало время для очередной сдачи крови. Он плавно поднялся, потянулся и размял ноги. Подошел к аппарату и получил очередной укол в палец. К его удивлению, ранки от предыдущих уколов исчезли, да и новая исчезала, зарастая буквально на глазах. Он взял планшет, сел за стол и продиктовал все, что с ним произошло. Единственное, о чем он умолчал, это о моменте общения с сущностью. Даже захоти он рассказать о ней, он не смог бы произнести ни слова. Но он не хотел. Он лишь описал момент единения с информационной сферой и видение энергетических потоков, а также эксперимент с созданием энергетического шара.

После этого, выпив еще стакан воды, он лег на кровать и приказал себе проснуться через 4 часа. Снов не было. Мнемокомплекс заработал, как только считал появление тета-волн его мозга.




Глава 8





Шейн проснулся ровно через 4 часа, его внутренние биологические часы показывали, что сейчас восемь часов вечера. Он быстро встал, сдал очередную порцию крови, размялся, ополоснул лицо, попытался заплести волосы, которые за время сна отросли еще и спускались уже до талии, и оделся. Потом вышел из комнаты. В коридоре за дверью никого не было. Он понял, что с этого момента и до окончания изменений, предоставлен самому себе. Поскольку принимать пищу ему было нельзя, то он решил провести вечернее время на учебном полигоне Ордена. После сна в его памяти осели новые знания, и он без труда ориентировался в комплексе штаб-квартиры. Поднявшись с третьего подземного этажа, где находился лабораторный комплекс на первый этаж, Шейн направился в сторону учебного полигона. По дороге ему также никто не встретился. Выйдя из помещения через послушно открывшуюся дверь в форме Листа, он попал на улицу. От двери вела неширокая дорога, с аллеей аккуратно подстриженных деревьев. Их кроны золотились закатным солнцем, и Шейн восхищенно остановился, совершенно по-новому воспринимая привычные ранее вещи. Его зрение стало невероятно острым, и, хотя цветовой спектр теперь навсегда стал для него сине-голубым, это не отменяло невероятную палитру красок и оттенков, которые он теперь наблюдал вокруг. Потом Шейн взглянул на закатный Альбион, местное светило. И не сдержал удивленного вздоха. Он мог, не моргая и не ослепнув, смотреть на горящий диск солнца. Различал его явственно и четко. А потом он вдруг перешел на внутреннее восприятие и увидел совершенно другую картину – светило состояло из невероятного количества энергетических линий, свивавшихся в безумный клубок. Линии пронизывали его, исходили из него и тянулись во все стороны, объединяя все вокруг в огромную энергетически насыщенную сеть с точками повышенной концентрации энергии в местах пересечения линий. Это было настолько завораживающее зрелище, что мужчина так бы и простоял на месте еще долгое время, но тут кто-то легко тронул его за плечо. Шейн вздрогнул и обернулся со все еще затуманенным взглядом. Потом его зрение вновь перестроилось в обычный режим восприятия, и он увидел слева от себя неизвестного авари в форме посвященного Ордена Древа. Придя в себя, Шейн приветствовал собрата:

– Светлого вечера, брат. Прости, я загляделся на небо.

– Светлого вечера, брат. Мое имя – Лессион Тай Нариэль, Клан Рассветных Теней, младший дом. Здесь я работаю в архивно-библиотечном блоке.

– Мое имя – Шейн Мирт, вне клана. – Шейн вновь слегка поклонился. Информация об этикете авари раскрылась в голове цветком знания. Вообще, как он понял, этикет у них был одним из столпов общества.

Авари также склонил голову, потом с любопытством посмотрел на Шейна.

– Прости, я не понял сразу, что ты тот самый землянин, что был принят в Орден вчера, – Лессион нахмурился, внимательно его разглядывая, – но ты не выглядишь как человек, я мог бы поклясться, что передо мной мой сородич.

– Результат мутации, – спокойно ответил Шейн, – по всей видимости, в моих дальних предках отметились авари, а мутаген вытащил эти гены и переписал мой генетический код. – Рано или поздно, но все это будет известно окружающим, так что он не видел ничего плохого в том, чтобы начать налаживать отношения с новыми коллегами уже сейчас.

Авари понятливо кивнул и предложил:

– Раз так, Шейн Мирт, наверняка Орден-генерал Ареон Теир Харт дал тебе указание освоиться со своим новым телом, и ты направляешься на учебный полигон, верно?

– Да, брат, это так.

– Мой вечер сегодня свободен, если желаешь, я могу сопроводить тебя и позаниматься с тобой в спарринге, – авари улыбнулся, – и смогу подсказать, на что стоит обратить внимание при тренировках.

Шейн согласно наклонил голову и произнес:

– Буду признателен, Лессион Тай Нариэль.

– Просто Лессион будет достаточно, – улыбнулся тот.

– Тогда зови меня Шейном, – не остался в долгу землянин.

Они пошли бок о бок по аллее, и обойдя здание комплекса, в котором оказалось семь наземных этажей, дошли до огороженной территории, укрытой высоким силовым куполом, с силовыми же дверями, которые раздвинулись перед ними, лишь Шейн и Лессион к ним приблизились, а затем бесшумно слохпнулись у них за спиной.

Территория полигона Ордена была внушительной. Это было открытое пространство, разделенное на зоны непроницаемыми силовыми стенами. Внутри каждой зоны находились соответствующие строения и спортивные объекты. Как понял Шейн, каждая зона несла определенный функционал. Например, первая по ходу их движения, была больше похожа на знакомый ему стадион с беговыми дорожками, большим полем посередине и террасой скамеек по периметру. А вот далее начинались зоны, где пришлось напрячь фантазию – странная площадка, усеянная различного вида препятствиями, на подобии тренажерных полигонов для десантников, потом зона с круглым полем, закрытым отдельным силовым куполом, тут Шейн с удивлением понял, что энергетические линии силового купола имеют высокую насыщенность и плотность переплетения. И слова Лессиона подтвердили его догадку:

– А это поле для энергетического спарринга и дуэлей. Особая защита.

– Дуэлей? – переспросил Шейн.

– Да, учебных дуэлей и сдачи экзаменов по бою с использованием энергетических и ментальных приемов.

Далее шел прекрасно оборудованный тренажерный зал, с зонами кардио- и силовых тренажеров, с несколькими татами для спаррингов. И там Шейн наконец увидел несколько разумных, которые сосредоточенно выполняли упражнения, а двое высоких авари плавно передвигались по татами, время от времени делая молниеносные движения в сторону друг друга, сходясь и расходясь. Шейн с удивлением понял, что легко отслеживает каждый выпад и понимает рисунок поединка. Вот, сейчас один из партнеров проведет серию из трех коротких ударов, – подумал мужчина, и действительно, один из сражающихся сделал три коротких удара, на что другой тут же их сблокировал с уходом из зоны поражения.

– Странно… – сказал он тихо.

– Что? – Лессион так же задумчиво смотрел на пару бойцов.

– Я понимаю, что и как они делают, знаю все эти приемы. Но я никогда не увлекался единоборствами.

– Ничего странного, – хмыкнул Лессион, – во время сна тебе были загружены в память библиотеки по многим дисциплинам, в том числе по видам единоборств, и приемам, которые используются в Ордене. Теперь эти данные начинают потихоньку разворачиваться. Именно поэтому Орден-генерал порекомендовал тебе первым делом посетить полигон и испытать себя и свои силы после изменения.

Шейн спросил:

– Где можно переодеться в форму для занятий?

– Раздевалки там, пойдем. Комплекты одноразовой спортивной формы находятся в индивидуальных ячейках.

После того, как они переоделись в спортивную форму, состоявшую из легкого светло-серого трико с круглым вырезом, облегающего тело словно вторая кожа из дышащей гигроскопичной ткани, и легких полусапожек, хорошо держащих голеностоп, с нескользящей подошвой, Лессион проводил Шейна в зал.

– Предлагаю начать с разминочного комплекса, – произнес авари.

– Хорошо, – аварийский разминочный комплекс № 1 уже развернулся у него в голове.

Размявшись и разогрев все группы мышц, Лессион предложил Шейну выйти на татами. Тот с некоторым сомнением согласился.

Встав перед авари, Шейн совершил одновременно с ним поклон торей, и перетек в стойку. Лессион начал первым и не на скорости, Шейн выставил блок и сделал шаг в сторону. Постепенно его движения становились менее резкими, а приемы атаки, защиты и ухода все четче отпечатывались в его памяти. Через час непрекращающегося танца, начавшегося с медленных движений и освоения базовых элементов, и продолжающегося во все ускоряющемся ритме, Шейн уже вошел во вкус. Они выделывали какие-то невероятные кульбиты, отскоки, прыжки, крутились и вертелись, нападая и защищаясь. Его тело двигалось настолько послушно и четко, что он только диву давался. Через два часа после начала Лессион кинул Шейну ментальный сигнал к остановке. Тот мгновенно вышел из боя и встал, успокаивая и контролируя дыхание. Лессион также стоял и смотрел на него с улыбкой.

– Шейн, ты отлично усвоил основы. Конечно, тебе будет необходимо подтянуть технику, но твои физические показатели выше всех похвал. Скорость движения, быстрота реакции, время принятия решения, использование предвидения на высший балл.

– Благодарю, Лессион, – не смутился землянин, – у меня осталось еще немного времени до сдачи очередной порции крови на анализ, что посоветуешь?

– Сейчас тебе стоит пройти сеанс массажа. После изменения и тренировки все мышцы и связки находятся в состоянии серьезного стресса, поэтому предлагаю пройти в душ и посетить массажный кабинет. Комплекс Полигона работает круглосуточно, потому что адепты Ордена Древа и оперативные сотрудники прибывают с разных планет тейта, график жизни у всех разный.

– Отлично, в таком случае, следую за тобой, Лессион, – Шейн улыбнулся.

Они прошли по просторному коридору до зоны релаксации, где Лессион завел его в секцию с массажными кабинетами. Помещение было разделено звуконепроницаемыми перегородками на уютные боксы с приглушенным освещением. В каждом боксе был индивидуальный душ и стоял массажный стол. Из-за стойки приемной поднялась миловидная человеческая девушка в аккуратном белом комбинезоне медицинской службы со знаком раскрытой ладони с серебристым листом на ней. Она вежливо улыбнулась и поклонилась вошедшим мужчинам:

– Доброй ночи, уважаемые арквенди. Желаете получить сеанс массажа?

Лессион и Шейн также вежливо кивнули и авари подтвердил:

– Да, милая Синтра, – девушка слегка порозовела, – организуй нам пожалуйста отдельный кабинет на двоих, массаж должен включать восстановительный этап и этап точечного воздействия. Разумеется, аварийский вариант.

Девушка еще раз поклонилась и вышла из-за стойки.

– Прошу вас, арквенди, следуйте за мной, – она сделала приглашающий жест.

Синтра привела их в небольшую комнату, где по диагонали, лицом друг к другу стояло два массажных стола. Стены комнаты были приятного сине-зеленого оттенка морских водорослей, потолок равномерно светился мягким теплым сиянием, дававшим глазам отдых. По стенам вились растительные узоры, на полу было покрытие, имитирующее янтарного цвета дерево. В углу комнаты было две двери в санузел и душевые кабинки. Несколько легких стоек с полочками с полотенцами, простынями и с различными пузырьками с маслами, вешалка с двумя халатами, изящный диван с подушками на завязках, небольшой низкий столик – все из материала, имитирующего дерево.

– Располагайтесь, арквенди, – Синтра провела их внутрь, – через 10 минут подойдут ваши мастера. Пока можете ополоснуться. Какие напитки желаете?

– Благодарю, Синтра, – Лессион очаровательно улыбнулся, и девушка опять порозовела. – Для меня лаймовый тоник, для моего спутника стакан родниковой воды, – он вопросительно посмотрел на Шейна, – тот согласно кивнул.

Синтра вышла. Мужчины разделись до нижнего белья, которое состояло из коротких эластичных боксеров черного цвета, надели халаты и прошли в душевые кабинки. Через семь минут они уже сидели в халатах и с влажными волосами, рассыпавшимися по спинам длинной шелковой волной, на диванчике, потягивая напитки.

Лессион задумчиво посмотрел на землянина и мысленно произнес, – Шейн, тебе придется многому научиться. Если я правильно понимаю ситуацию, то тебя ждет встреча с Главой Ордена. Скажи, знак Клана уже проявился?

– Если ты имеешь в виду странный орнамент на моем предплечье, то да, – также мысленно ответил Шейн.

– Покажи мне его, – попросил Лессион.

Шейн скинул халат с плеча и показал левое предплечье. Глаза Лессиона загорелись синевой. Он внимательно рассмотрел предплечье мужчины, потом взглянул ему в глаза.

– Это все осложняет, – его мысль прозвучала в голове Шейна с оттенком задумчивости и странного волнения.

Мужчина накинул халат на плечо и тут в комнату вошли двое массажистов – высоких, хотя конечно и не таких, как авари, крепко скроенных мужчин в легких белых трико. Они поклонились и представились. После чего проводили Лессиона и Шейна к массажным столам и сняли с них халаты. Авари и землянин легли на кушетки на живот лицом друг к другу, и пока мастера умащивали их маслом и начинали разминать мышцы тела, продолжили мысленный разговор.

– Поясни пожалуйста, – попросил Шейн, – что ты имеешь в виду?

– Как ты уже знаешь, я работаю в архивно-библиотечном блоке, я лейтенант информационной службы Ордена. В сферу моей ответственности входит также подготовка обучающих программ и курирование новичков авари. И, разумеется, соблюдение ими Устава Ордена. Ты с ним уже знаком. – Шейн мысленно кивнул. – Но, также я отвечаю за получение информации из архивов Кланов. И, конечно же, знаю родовые метки каждого из Правящих кланов авари и их младших домов.

Шейн терпеливо дожидался продолжения, разделив сознание на два потока и одной частью наслаждаясь ощущениями от массажа, второй частью внимательно слушал мысленную речь брата по Ордену. Сделал он это автоматически, как будто проделывал подобную процедуру по многу раз на дню.

– Твой родовой знак, Шейн, – тут Лессион многозначительно замолчал, потом продолжил, – относится к Правящему дому Первого Тейта, к Клану Звездных Всадников, к Главной Ветви дома.

Шейн ошеломленно молчал.

– Да, брат, – мысленно кивнул ему Лессион, – но я все же хотел бы проверить записи об индивидуальных особенностях знаков в архивах Клана. В любом случае, твою дальнейшую судьбу будет решать Император, как Глава Клана Звездных Всадников.

Шейн уже знал, что именно Глава Старшего дома принимал решение о приеме в Клан новых членов. А он, как родич по крови, теперь был подвластен Главе Клана, и вдвойне подвластен ему как Императору, как тому, кому непосредственно служил Орден Древа.

Землянина охватило странное предчувствие чего-то неизбежного, что должно будет произойти в ближайшее время.




Глава 9





Шейн вновь сидел в своей комнате в Лабораторном комплексе. Шел двадцать пятый час Най-Теирских суток, которые состояли из 28 часов, а каждый час состоял из 70 минут. С Лессионом он расстался чуть более часа назад, поблагодарив того за помощь, компанию и полезную информацию, и договорившись, что авари даст Шейну знать, когда раскопает в имперских архивах дополнительную информацию по принадлежности Кланового знака на руке землянина. После массажа Шейн чувствовал себя как будто рожденным заново, и в данную минуту не испытывал потребности в отдыхе. Он уже записал в электронный дневник свои достижения в освоении физических возможностей тела. И сейчас просто сидел на медитационном коврике в позе лотоса и обдумывал все, что произошло с ним за последние несколько суток. У него появилось несколько вопросов к Хранителю, которые он и решил задать, не откладывая на потом. Войдя в самадхи, Шейн вынырнул в информационном пространстве, которое, как он теперь знал, называлось Алатайрэ, дословно в переводе с аварина – Великое Море.

– Хранитель, откликнись, пожалуйста. – Выпустил в ментальном поле мысль мужчина.

Через несколько ударов сердца рядом с ним проявилась сущность.

– Приветствую тебя, Шейн Мирт, – прозвучал в голове землянина спокойный ментальный голос. Я вижу, что у тебя появились вопросы. Я готов ответить на них.

– Приветствую тебя, Хранитель, – Шейн мысленно поклонился. – Мой первый вопрос – Хранителем чего ты являешься?

– Я один из Хранителей того, что на вашей планете называют Хроники Акаши, а у авари это Кенда Калакен, дословно на всеобщий земной – Чтение информации о Видении Света.

– То есть, ты Хранитель Вселенского банка данных?

– Можно сказать и так. Но ему, по большому счету, хранители не нужны. А вот библиотекари, операторы, архивариусы – да. А Хранителями нас просто принято называть.

– Вас много?

– Для Вселенной хватает, – улыбнулся Хранитель, – но вакансии всегда открыты. Я отвечаю за данный звездный домен, где располагаются и Нейянская империя и ее соседи.

В состоянии самадхи, в котором пребывал Шейн, его было сложно удивить, эмоции были не то чтобы отключены, но пребывали за крепко запертыми дверями разума.

– Для чего же вам потребовался я? И не ты ли вмешался в процесс моей мутации, изменив мой генокод? – спросил мужчина.

– О том, для чего ты потребовался, поговорим позже, Шейн Мирт. Что же касается мутации – да, я немного повлиял на последовательность воздействия мутагена при мутации и тем самым помог твоему организму включить спавшую до этого родовую память авари.

– Так семейная легенда не врала? И у меня действительно в предках была женщина авари, эльфийка?

– Да, это так, Шейн. В соответствии с записями в Хрониках Гайи, так называются Хроники Акаши планеты Земля, девушка авари по имени Афаниэле из Клана Звездных Всадников, прибыла в составе исследовательской экспедиции на планету Земля 3220 лет назад по земному времяисчислению. Корабль экспедиции был скрыт от местных жителей под холмами на землях, называвшихся в более поздние века Норвегией. В один из выходов из корабля, Афаниэле была замечена викингами, младшим вождем которых был твой дальний предок Агнар Гейррёдсон. Его отец, конунг Гейррёд, устроил внезапный набег на команду экспедиции. Авари не успели вовремя среагировать, хотя Главный советник капитана Один, являвшийся полковником Ордена Древа, предупреждал о подобной возможности. Один пытался разведать ситуацию, надев иллюзорную личину местного и назвавшись Гримниром, но его предает девушка из обслуживающего персонала корабля по имени Фулла, потому что он в свое время отказал в чувствах ее хозяйке Фригг, также являвшейся членом экспедиции, а та его не смогла простить и принять его выбор, и приказала Фулле подставить Одина. Гейррёд жестоко пытает Одина, хотя тот пытается объяснить викингам идеи устройства мироздания и обратить их души к свету истины. Агнар подносит Одину испить воды во время пытки, и тот благодарит его, отпечатывая на ауре юноши знак Древа. Афаниэле организует спасательный рейд, им удается освободить Одина, а Агнар, увлеченный красотой девушки, решается им помочь. Афаниэле отвечает Агнару взаимностью. Агнар уходит на корабль вместе с ней. Там он проходит начальное обучение посвященного Древа, но без мутации. После их близости Афаниэле понесла и через 12 месяцев родила сына Свейна Агнарсона. Корабль к этому времени переместился на земли Древней Греции, в жерло вулкана. Через три года авари собираются улетать. Агнар решает остаться на Земле, но Афаниэле не готова на это, она отдает сына Свейна Агнару, и возвращается с экспедицией на родину.

Шейн внимательно слушал и смотрел захватывающую историю начала своего рода. Хранитель не только рассказывал, но и показывал картины прошлого. Но тут его посетила странная и будоражащая мысль:

– Хранитель, получается, что Афаниэле, будучи авари, вполне возможно еще жива?

– И это правильный вопрос, Шейн Мирт, – вновь улыбнулся Хранитель. – Да, Афаниэле Аранэль Нейян еще жива.

Шейн замер, и проанализировав услышанное, потрясенно выдохнул, – Аранэль Нейян? Старшая сестра Императора?

– Да, Шейн, твоя пра-пра-пра-бабушка, старшая сестра Императора Шиантора Альфэа Нейяна. И ныне здравствующая, хотя и на исходе своей жизни. В тебе кровь Императоров, Шейн Мирт. Это не облегчит твою жизнь, лишь добавит забот и проблем.

– Именно поэтому я вам потребовался? – ошеломленно спросил Шейн.

– Это одна из главных причин, хотя твои личностные качества и способности также сыграли свою роль. Вселенная выстроила твой путь, Шейн. И отныне ты более не землянин, прими свое наследие и неси его с честью, Шейн Арато Нейян. – Хранитель совершил ритуальный поклон. – На сегодня я прощаюсь с тобой, тебе есть что обдумать. – И сущность плавно растворилась в пространстве.

Шейн Мирт, точнее, теперь Шейн Арато Нейян, медленно открыл глаза, выходя из состояния самадхи.




Глава 10





Ранним утром следующего дня Орден-генерал Седьмой Ветви Седьмого Звездного Тейта, Ареон Теир Харт стоял перед высоким креслом, в котором восседал младший брат Императора, Великий Герцог и Командор Ордена Древа, Арендиль Фэа Нейян. Командор Ордена только что выслушал Ареона и теперь задумчиво созерцал стоявшего перед ним человека, сумевшего достичь в Ордене столь много. Арендиль очень уважал Ареона и ценил его как друга. И то, что Орден-генерал только что рассказал своему Командору, его сильно взволновало.

– Вы полностью проверили его генетический код?

– Да, Командор. Совпадение 98 %. Он потомок Старшей Ветви Звездных Всадников. Интерфейс его планшета передал зарисовку клановой метки – три звезды, вписанные в орнамент из ветвей и листьев Древа Мира.

– Ах, сестра, ну кто бы мог подумать… Мы все в молодости имели увлечения, но она даже не рассказала ничего, а записи об экспедиции на Землю подчистила. Нет, Один конечно докладывал мне о тех событиях, но через месяц после них его срочно отозвали с Земли, и сестра сумела все скрыть. – Арендиль задумчиво побарабанил пальцами по подлокотнику. – Я сегодня буду встречаться с братом и расскажу о внезапно появившемся родственнике. Посмотрим, что он скажет Афаниэль по этому поводу, и что она ответит. – Арендиль встал, – я извещу тебя о дальнейших действиях, а пока просто присматривай за ним и пусть твои сотрудники авари займутся его воспитанием и обучением, он теперь один из нас и ему придется осваиваться. А по меркам авари он еще несовершеннолетний, 35 земных лет, тогда как мы входим в совершеннолетие только к пятидесяти годам.

Командор кивнул:

– Ты свободен, Ареон, и благодарю тебя за принесенные известия.

Ареон поклонился, развернулся и вышел из зала.

Арендиль прошел к высокому стрельчатому окну Зала приемов в Башне Ордена Древа. Высокий, даже по меркам авари, золотые волосы заплетены в причудливую косу, переплетенную синим с серебром шнуром. Высокий лоб и скулы, большие глаза с яркими синими чуть светящимися радужками, обрамленные густыми ресницами, брови вразлет, идеальной формы нос и чувственные губы. Второй Наследник, лучший Меч Империи. Он был третьим и наиболее поздним ребенком своих родителей, что само по себе было огромной редкостью у авари. Их родители уже давно ушли по Дороге Света. Но он все также помнил лучащиеся теплом звездные глаза своей матери и светлую улыбку отца. А после драматической гибели его невесты более семи веков назад он не подпускал более к своему сердцу близко никого. Работа и долг перед Империей заменили ему личное счастье. И, хотя все красавицы Империи не оставляли попыток обратить на себя его внимание, Арендиль был неприступен. Сейчас одет он был в официальные одежды Командора Ордена, серебряного цвета трико и синий с блеском строгий камзол до щиколоток. На ногах удобные полусапожки также темно-синего цвета с серебряной нитью. Широкий пояс перехватывал стройную талию застежкой в виде Листа Древа. На груди висела платиновая цепь с подвеской в виде Древа Мира, на голове был платиновый венец со стилизованными листьями Древа из звездных бриллиантов, пара браслетов специального назначения, замаскированных под украшения, на запястьях, да рукоять энергетического клинка, пристегнутая к поясу. Вообще форма Ордена отличалась сугубой практичностью и минимализмом, хотя и угождала тонкому чувству прекрасного, присущему каждому авари. Энергетические клинки входили в стандартный набор оружия всех посвященных воинов Ордена Древа. Кроме воинов Ордена никто в Империи не имел права их носить. Принцип работы этого оружия и секрет их изготовления хранился мастерами Ордена. Конечно, помимо них, каждый воин Ордена учился сражаться холодным и энергетическим оружием, владел базами знаний по оружию тех обитаемых миров, где им приходилось бывать.

Через два часа Арендиль сидел в кабинете своего старшего брата, Императора Нейянской Империи. Шиантор восседал в кресле напротив. Это был высокий статный авари, с такими же, как и у всех Нейян, золотыми волосами, великолепной фигурой и острым пронзительным взглядом ярко-синих глаз. Никто не ошибся бы, сказав, что они родные братья. Шиантор внушал глубокое почтение своим подданным могучей волей, широтой знаний и невероятными способностями. Он, как и все члены его семьи, при наступлении совершеннолетия прошел инициацию с мутацией. Его ментальные способности и уровень управления стихийными энергиями были одними из высочайших в Империи. Супруга Императора, Айменэль Альфэа Нейян, его единственная и драгоценная любовь всей жизни, находилась сейчас рядом с ним. Чуть более тысячи лет назад Вселенная подарила им дочь, Малилойте Аранэль Нейян, которая отсутствовала на сегодняшнем Семейном Совете, работая Главной Целительницей в Центральном Нейянтском госпитале, и координируя работу всей сложной структуры Ордена Целителей Империи.

Дверь в кабинет распахнулась, и в нее вошла Великая Герцогиня Афаниэль Аранэль Нейян, их старшая сестра. Авари, такая же высокая, как и ее братья, стройная и подтянутая, уже утратившая живость юности, но приобретшая плавность и достоинство умудренной тысячелетиями женщины. Клановый темно-синий с серебром цвет ее платья чудно гармонировал с темно-золотыми волосами, каскадом ниспадавшими по её спине, укрывая словно плащ и оттеняя нежную золотистую гладкую кожу. Яркие синие глаза, столь похожие на глаза братьев, открыто смотрели на мир, а незаметная улыбка в уголках губ лишь добавляла ей очарования. Великая Герцогиня была самой прекрасной женщиной Империи, о ее красоте слагали песни, ей посвящали стихи и писали картины. Афаниэль уже более 2500 лет была замужем. Ее супруг, Великий Герцог Айверин Альтэир Винс Нейян, родом из Клана Поющих Звезд, после Соединения судеб перешедший в клан супруги, сопровождал её. Их единственный сын, Лаурэфин Арьон Винс Нейян, которому недавно исполнилось тысяча пятьсот тридцать пять лет, сейчас отсутствовал в столице, находясь в дальней экспедиции на границах Империи и налаживая контакты с недавно принятыми в состав Империи планетами.

Вообще, у авари, как у всех долгоживущих народов, дети рождались редко и за всю свою длинную жизнь мало кому удавалось родить более двух раз. Наследование в Нейянской империи шло по мужской линии – наследовал старший в роду мужчина. А, поскольку у Императора была дочь, и у той также первым ребенком родилась дочь, то первым наследником, Арьоном Империи, был сын Афаниэль, Лаурэфин. Вторым по праву наследования шел сам Арендиль, который был младше Лаурэфина на 174 года.

Когда все приглашенные на Семейный Совет расселись, Шиантор, поприветствовав их, сказал:

– Я созвал всех вас на этот Семейный Совет, мои иримэ, чтобы вы выслушали то, что наш брат Арендиль хочет сообщить всем нам, чтобы потом мы приняли решение, которое, вполне возможно, повлияет на жизнь и судьбу всей Империи.

Все в комнате посмотрели на Арендиля, мысленно раскрываясь навстречу родичу.

– Иримэлуву, несколько дней назад, на центральной планете Седьмого Звездного Тейта, третьей планете Альбиона Най-Теире произошло некое событие, последствие которого мы сегодня будем обсуждать. Местными фанатиками было совершено нападение на группу молодых людей, двое из которых были землянами, жителями планеты Земля, третьей планеты солнечной системы на краю дальнего рукава Млечного Пути, на самой границе Империи. Волею случая, недалеко находились воины Ордена Древа, которые вмешались и спасли людей. Наш аналитический отдел проанализировал ситуацию и выяснил причину нападения – один из молодых людей, землянин по имени Шейн Мирт, находился в списках Ордена Древа, как потенциальный рекрут Ордена. Во внешнем отделе информационной службы произошла утечка информации. Фанатики хотели нанести Ордену урон, уничтожив хотя бы нескольких потенциальных Воинов Древа. Орден-генерал Седьмой Ветви решил воспользоваться подвернувшимся случаем. Землянин принял Долг Жизни и согласился помочь Ордену в разработке антидота для другого землянина, который не смог выдержать первый день мутационного процесса. Шейн Мирт является талантливым ксенопсихологом и ксенобиологом. Его работы признаны несколькими Университетами Империи. Во время изучения процесса мутации, землянин понял, что процесс невозможно изучить снаружи, а лишь пройдя его самому. И дал свое согласие на мутацию и присоединение к Ордену. – Арендиль на мгновение замолчал, все смотрели на него с большой заинтересованностью во взглядах. – Шейн Мирт прекрасно перенес главный цикл мутационных изменений, но… – тут он сделал многозначительную паузу, – произошло непредвиденное нашими аналитиками, и Шейн Мирт изменился сильнее, чем было рассчитано, – Арендиль прямо взглянул на Афаниэль, и продолжил говорить, уже не отрывая от нее взгляда. – Вот так он теперь выглядит, – перед присутствующими в центре комнаты возникла трехмерная голограмма высокого золотоволосого авари, с чертами лица, несомненно и неотличимо похожими на черты лиц сидящих в комнате.

В комнате послышался тихий удивленный вздох. Афаниэль подалась вперед, пристально всматриваясь в образ мужчины. Арендиль продолжил:

– Был проведен полный анализ генетического кода Шейна Мирта. И выяснилось, что совпадение с нашей родовой генетической линией составляет 98 %.

На лицах присутствующих отражалось искреннее удивление. Лишь Афаниэль сидела задумчиво, да Император сохранял видимость спокойствия.

Потом Шиантор заговорил, обращаясь к сестре:

– Иримэ, почему ты скрыла?

Афаниэль вздрогнула, на мгновение опустила взгляд, но потом гордо подняла голову:

– Мне было видение, брат. Тогда, на той отсталой планетке, когда мы спасали Одина, мне было видение. Что потомок ребенка, рожденного мной от землянина, когда-то спасет наш мир.

Супруга Шиантора, Айменэль, не сдержала удивленный возглас. Арендиль в шоке воззрился на сестру. Только самый ближний круг семьи знал о пророческом даре Афаниэль. Ее предсказания были редкими, но невероятно точными. И уже несколько раз помогали ее братьям предотвратить серьезные беды для Империи. Шиантор подался вперед:

– Что ты видела, Афаниэль?

– Я видела дитя, свое дитя, долгую череду его потомков, тропу Жизни, уходящую в космос, и пролегающую в сердце Империи яркой стрелой. Видела Тьму, надвигающуюся с границ Империи, и эту яркую стрелу, которая поджигала своим светом планеты Империи, объединяя их и создавая непроницаемый заслон надвигающейся Тьме. И голос, звучащий у меня в голове, и говорящий, что мой потомок сможет спасти Империю своим Светом в час, когда другие огни угаснут. Если я дам ему шанс родиться. И никому не расскажу о видении, пока не придет время. И я решилась, Шиантор, – Афаниэль молитвенно сложила руки у груди, глядя на брата. – Я зачала ребенка от землянина по имени Агнар, которого Один, полковник Ордена, отметил знаком Древа за помощь в его спасении. Это был достойный муж. И, судя по тому, что наш потомок все же пришел в Империю, он был достойным отцом нашему сыну.

В этот момент Айверин, ее супруг, мягко взял ее руку и успокаивающе погладил по ней. Она благодарно ему улыбнулась и повернулась к Шиантору:

– Теперь вы всё знаете, какое решение ты примешь, брат?

Император с любовью смотрел на свою старшую сестру, потом встал, и, подойдя к ней, опустился на одно колено. Взял ее вторую руку, и нежно ее поцеловал.

– Иримэ, он наш родич по крови, он твой прямой потомок, он мой внучатый племянник, и, хотя по меркам авари он еще несовершеннолетний, он прошел инициацию Воина Древа. Ты прекрасно понимаешь, что наши дети – это наша самая большая драгоценность. – Он встал и повернулся к остальным членам семьи. – Поэтому, я, Император Нейянской империи, признаю Шейна Мирта, рожденного на Земле, Шейном Арато Нейяном, авари по крови, правнуком моей сестры Афаниэль Аранэль Нейян и моим внучатым племянником. Принимаю его в Старшую Ветвь Клана Звездных Всадников и объявляю третьим наследником Империи. – Он властно поглядел по сторонам, все встали и согласно склонили головы. Император кивнул. – Произнесено и записано, – Шиантор поставил ментальную печать на Указе, который создал из воздуха в момент произнесения формулы Принятия. Копии Указа сразу же отправились в Имперский Архив и в Канцелярию.

– Арендиль, на тебе его обучение и подготовка. Через месяц Осенний бал во Дворце. Я намерен представить его народу Империи как моего внучатого племянника, внука Афаниэль и третьего наследника Империи. Он должен быть готов к этому моменту. Да, сообщи мне, когда наступит окончание процесса мутации и адаптации его организма к новым возможностям. Я желаю его видеть сразу после этого, думаю, Афаниэль также этого хочет.

Афаниэль благодарно взглянула на Шиантора. Арендиль поклонился и произнес:

– Разумеется, брат. Я немедленно сообщу тебе, когда Шейн будет готов к встрече с семьей. Отчет по его открывшимся способностям будет у тебя, как только будут проанализированы все данные по мутации.

Шиантор кивнул, – я закрываю Семейный Совет на сегодня. Прошу пока не выносить информацию о нашем новом родиче за пределы Ближнего Круга.

Все встали и поклонились Императору. Затем двери кабинета распахнулись и авари потянулись к выходу. Император вернулся к своему креслу и налил из хрустального графина в высокий бокал с листвяным орнаментом опалово-золотистый тонизирующий напиток. Авари в принципе не употребляли алкоголь, так как ценили ясность сознания и чистоту разума. Шиантор уже продумывал свою дальнейшую стратегию по взаимодействию между Кланами.




Глава 11





Вернувшись в штаб-квартиру Ордена на Нейянте, Арендиль незамедлительно вызвал к себе Ареона. Через полчаса тот прибыл в телепортационный узел и, пройдя по полупустым коридорам комплекса, зашел в приемную Командора Ордена. Работа администрации была выстроена таким образом, что никогда не создавалось очередей в приемной. Каждый прибывал к своему индивидуальному времени посещения, и посетители пересекались очень редко. Тем не менее, в приемной во время присутствия Главы Ордена всегда находился его личный помощник и адъютант, авари по имени Деянир Лэй Сноу. Он входил в Клан Звездных Всадников и был особо доверенным лицом Арендиля. Ареон приветственно кивнул Деяниру и прошел в кабинет Командора. Совершив ритуальный поклон, он остановился посередине кабинета. Арендиль, стоявший у окна, также ответил ему ритуальным поклоном, и сделал приглашающий жест в сторону двух кресел. Когда они сели, Командор некоторое время молчал, потом произнес:

– Ареон, я встречался с Императором. Он сразу созвал Семейный совет. Брат официально принял Шейна Мирта в Старшую ветвь Клана Звездных Всадников, признал его своим внучатым племянником и назначил третьим наследником Империи, провозгласив Шейном Арато Нейяном.

Ареон внимательно слушавший принца, издал удивленный возглас:

– Наследником? Немыслимо.

– Именно так, друг мой. На это у Императора была причина, и поверь мне – веская. Но эта информация принадлежит только Ближнему Кругу Императора. Теперь вопрос в другом, – тут он слегка наклонился вперед и уставился в глаза Ареону, – как нам рассказать об этом самому Шейну? Он только что перенес одно из самых сложных испытаний в его жизни, серьезно изменился и вполне вероятно, находится в некоторой растерянности и неуверенности.

Ареон возразил:

– Когда он впервые вышел в Алатайрэ, растерянности я в нем не почувствовал, скорее он был необыкновенно собран, его разум был упорядочен, а чувства искренни. Он на удивление сразу принял изменения в себе и мгновенно адаптировался к ситуации.

– Это меня не удивляет, – кивнул Арендиль, – тем не менее, Ареон, он должен быть поставлен в известность об изменениях в своем статусе в самое ближайшее время. Император возложил ответственность за его обучение и подготовку лично на меня. К Осеннему Балу Шейн должен быть готов достойно предстать перед знатью Империи в качестве наследного принца. Я поручаю тебе подобрать ему хороших учителей из авари в твоем штабе. Все должны быть уведомлены о неразглашении до особого распоряжения. Я также пришлю пару специалистов от себя. Шейну предстоит сложный период. Выдели ему апартаменты в Императорском крыле Ордена. Его ничто не должно отвлекать от учебы. Да, – тут он постучал пальцами по подлокотнику, – ты же говорил, что он принял Долг Жизни, обязавшись разработать антидот для другого землянина. Как только он закончит процесс изменения и адаптационный период, предоставь ему такую возможность. Заодно посмотрим на его компетентность в данном вопросе. Заключения университетов – это замечательно, но небольшая проверка не помешает.

Ареон внимательно выслушал Арендиля и согласно кивнул, – сделаю, Командор.

– Еще, Император желает увидеть Шейна сразу после окончания процесса изменения. Сообщи мне, как только он будет готов. Я прибуду за ним лично.

Ареон опять кивнул.

– Хорошо, с этим пока все, держи меня в курсе. Жду от тебя ежедневный отчет. Приоритет задачи – первый.

– Я понял, Командор, – поклонился Ареон.

– Теперь перейдем к текущим вопросам. Я изучил твой доклад о положении дел на границе Седьмого Звездного Тейта. Судя по заключению твоего аналитического отдела, там складывается странная ситуация – то в одной звездной системе, то в другой начали пропадать корабли. Причем, пропадают и корабли из Арфейских Содружеств, и из Вольных планет Ольта, и из Империи. Немного, по 3–4 корабля малого или среднего класса за годовой цикл, в основном из тех, что перемещаются рядом с границами. – Он замолчал.

Соглашением между Звездными Тейтами был установлен единый Галактический цикл, для удобства и унификации межпланетных коммуникаций. Начались эти исчезновения уже пару циклов назад, но несмотря на усилия Внешней разведки Империи, тенденция сохранялась, а корабли исчезали бесследно. Орден Древа всегда чутко реагировал на любые странности в пределах зоны влияния Империи, и агенты Ордена по специальному распоряжению Арендиля работали над поиском причины исчезновения кораблей. Пока безрезультатно. На планетах все зацепки приводили в никуда. Корабли с сопровождением не пропадали. Можно было бы списать все на происки пиратов. Такие тоже присутствовали, и хорошо охраняли секреты своих баз. Но Внешней разведке удалось внедрить в большую часть подобных организаций своих людей. И можно было с уверенностью сказать, пираты к исчезновению тех кораблей отношения не имеют. Нет, они нападали на торговые корабли, но большой выгоды с этого не имели. И эти случаи всегда были известны. А все более-менее серьезные рейсы шли с сопровождением. Руководство Внешней разведки вкупе с руководством Внутренней безопасности считали, что лучше иметь на своей территории несколько известных пиратских группировок, чем уничтожив их, потом заново проводить агентурную работу по поиску и внедрению в новые. А так пираты регулировали между собой зоны влияния, а Империя тайно регулировала их деятельность, чтобы ни одна из группировок не взяла вверх и не замахнулась на большее. Таким образом на данный момент существовал определенный статус-кво в отношениях пиратов и имперцев.

– Это так, Командор, – невозмутимо подтвердил Ареон Теир Харт, – все известные случаи зафиксированы. Я организовал особый отдел, который занимается только этим вопросом и сводит имеющуюся информацию воедино. Первым делом была создана сводная карта с местами пропажи звездолетов. Есть определенная закономерность – курс всех пропавших кораблей проходил вблизи зон нестабильности пространства. Или от гравитационного влияния звезд, или от гравитационного влияния небольших черных дыр. Причем, – тут он сделал паузу, – план полета с расчетом курса звездолета у всех пропавших кораблей предполагал несколько вариантов прохода, но почему-то пилоты выбирали именно наиболее опасный. Над этим мы еще работаем.

– Ясно, – кивнул Арендиль, – эта задача также получает первый приоритет, Ареон. Я предвижу, что в обозримом будущем нас ожидают серьезные проблемы. Нам необходима полноценная зацепка. Я, в свою очередь, подключаю специалистов других Тейтов и создаю сводный отдел для решения данной задачи. Координацией отдела пусть займется твой первый Лист, Свет Райн. Парень он перспективный, пусть покажет, чего стоит. От других задач его освобождай. На этом на сегодня все, – Арендиль поднялся, – возвращайся к себе, Ареон, тебе необходим отдых, выглядишь уставшим.

Ареон также поднялся и поклонился, приложив кулак правой руки к сердцу, – благодарю, Командор. Да освещают звезды твой путь. – Затем развернулся и вышел из кабинета.

Вернувшись в штаб-квартиру Ордена на Най-Теире, Ареон приказал час не беспокоить его. Он действительно устал, но отдыхать было некогда. Поэтому он снял церемониальные одежды и, переодевшись в легкую тунику и свободные брюки, решил полчаса помедитировать, используя аварийские техники расслабления. Расстелив коврик, он уселся в позу лотоса, и погрузился в себя, одновременно расширяя пространство своего ментального и чувственного восприятия. Войдя в состояние самадхи, он задал пространству Алатайрэ вопрос, который волновал его более всего и стал ждать. И тут его душу потянуло куда-то далеко к границе исследованной части Галактики. Населенные миры там встречались значительно реже, чем в центральной части. А расстояния между звездными системами были значительно больше. Ареон обратил внутренний взор в сторону, куда его тянуло, и его обдало леденящим ужасом. Подобного он не испытывал никогда. Тьма, чернее ночи, клубилась на границе. Она не двигалась, но ее мощь и необъятные размеры потрясали воображение. Ареон был сильным воином, крепким духом и телом. Но ему невыносимо захотелось отвернуться и не видеть этого. Вместо этого, собрав волю в кулак, Командор внимательно пригляделся к клубящейся Тьме. И тут Тьма взглянула на него. Он почувствовал, как что-то во много раз превышающее его по силе, заинтересовалось и обратило на него внимание. Он понял, что необходимо уходить, и попытался выйти из Алатайрэ. Но не смог. А Тьма уже нащупывала ментальную дорожку к нему. Ареон боролся за свободу передвижения, уже понимая, что проигрывает. Но тут, внезапно, словно кто-то обнял его сзади за плечи, и в него полились новые силы, это эгрегор Ордена Мирового Древа подключился к нему, и Генерал высвободился из сжимающихся ментальных тисков Тьмы. Несмотря на состояние, близкое к шоку, он запомнил направление, где находится Тьма, наложив его на мысленную звездную карту. И только после этого позволил себе выпасть из состояния самадхи, а затем нырнуть в глубокий обморок.

Медленно выплывая из беспамятства, очнулся Ареон Теир Харт лишь через три часа. Он лежал на кровати в своих апартаментах, а рядом сидел Арендиль Фэа Нейян, серьезно и с беспокойством смотря на него. Потом Командор взял стакан с водой и протянул его Ареону. Ареон собрался с силами, приподнялся, молча взял стакан и выпил всю воду залпом. Потом, на мгновение прикрыл глаза. Но Арендиль не дал ему времени, чтобы собраться с мыслями.

– Ареон, зачем ты туда полез? Ты хоть понимаешь, какой опасности избежал в последний момент?

Орден-генерал сглотнул, он впервые видел своего друга и Командора Ордена настолько выбитым из колеи.

– Можешь не отвечать, друг мой. Ты опередил меня, я планировал заняться этим вопросом сегодня чуть позже. Но ты все же человек, пусть и с особыми способностями. В таких вопросах, поверь, тебе на авари не ровняться. Наш опыт ментальных сражений на несколько порядков больше. Хорошо, что мы связаны через эгрегор Ордена, я почувствовал, что с тобой что-то случилось и вышел в Алатайрэ. И только благодаря силе всего эгрегора мне удалось вытянуть тебя обратно. Этот противник ни тебе, ни мне не по зубам.

Ареон вздохнул и произнес:

– Прости, Арендиль. Прости, и благодарю тебя. – Он ментально раскрылся навстречу Арендилю и постарался выразить всю свою признательность за своевременное спасение.

Арендиль также мысленно спросил его:

– Ты узнал что-нибудь?

– Да, я зафиксировал направление угрозы по звездной карте.

Мысли Арендиля окрасились в солнечный свет, и он недоверчиво переспросил:

– Ты понял, где находится та Сущность?

– Да, мой принц. И смогу дать примерные координаты. Но, – тут Ареон замешкался, – я так и не понял, что это или кто это, Командор.

– Это мы узнаем, не волнуйся, мой друг, – отмахнулся Арендиль. – Как ты себя чувствуешь сейчас, Ареон? Та тварь почти высосала тебя. Я восстановил твою энергетику, но потребуется несколько часов, чтобы организм вернулся в нормальный режим. Сможешь встать и показать на карте?

– Да, – коротко ответил Ареон, делая над собой усилие и поднимаясь с кровати. – Пойдем, я покажу.

После того, как Ареон отметил место на карте, Арендиль распорядился принести ужин в покои Главы Ордена Седьмого Звездного тейта.

– Я останусь здесь, пожалуй, на время, пока ты приходишь в себя, – сказал Арендиль, сидя за столом и с аппетитом накладывая себе в тарелку салат из листьев тари с зернами саари и граната. – Примерно через час прибудут учителя для Шейна. Как я понимаю, ты не успел еще заняться этим вопросом?

– Нет, не успел, – отрицательно покачал головой Ареон. Он также положил в тарелку салат и налил принцу и себе сарантовый сок из высокого графина. – Но уже начал заниматься. Пока нам накрывали на стол, я связался со Светом и дал распоряжение подготовить апартаменты для Шейна и его учителей.

– Также распорядись об охране. Исходя из сложившейся ситуации, может существовать угроза для членов правящего дома, а он еще ничего толком не умеет и не знает. И да, – Арендиль отпил сока, и поставил бокал на стол, – пригласи его к себе после ужина. Разговаривать с ним будем вместе.

Ареон согласно кивнул, и они продолжили молча ужинать. Хотя каждый при этом на своем ментальном канале раздавал соответствующие указания подчиненным. Когда все было съедено, они перешли в Зал Приемов. Арендиль сел на кресло, специально поставленное для него в центре. Ареон Теир Харт встал по правую руку от него и дал ментальный приказ Свет Райну сопроводить Шейна Мирта внутрь.




Глава 12





Утром того же дня, когда Шейн проснулся, а проспал он шесть часов с пятиминутным перерывом на сдачу крови после своей медитации и общения с Хранителем, новоиспеченный авари оделся, выпил стакан воды и прямым ходом направился в сторону учебного полигона. За прошедшую ночь, проведенную под воздействием мнемокомплекса, ему в голову было загружено множество новых знаний, которые теперь необходимо перевести в умения. Было только 6 утра по местному времени. Альбион уже распускал мягкое розовое сияние над горизонтом. Выйдя на аллею, ведущую к Полигону, Шейн на мгновение замер, любуясь необыкновенными красками и сполохами света в небе. Потом целенаправленно двинулся дальше. Зайдя на территорию комплекса, он прошел к водному бассейну, который располагался сбоку от стадиона. Бассейн был необычный – переменной глубины, шириной 120 метров и длиной 200 метров. При этом, он был разделен на три зоны вдоль всей длины. Каждая зона была шириной по 40 метров. В первой зоне был классический бассейн с четырьмя дорожками для плавания, вторая зона представляла собой полосу препятствий в воде, а третья была самой особенной – там вода текла, причем было несколько потоков, скорость которых различалась.

Переодевшись в раздевалке в короткое плавательное трико, облегающее тело, и заколов волосы, Шейн направился прямо к третьей зоне бассейна. Заход в него был плавным. Специальным энергетическим приемом Шейн разогнал кровь, чтобы организм не замерз, так как вода здесь была почти такой же холодной, как в Северном море. Потом быстро нырнул в первый поток, самый медленный. Преодолев его поперек, он сильным гребком вошел в следующий поток, пройдя и его насквозь, ввинтился в третий поток, который уже напоминал бурную горную реку. Конечно, он был опытным пловцом, так как все то время, что жил на Най-Теире, занимался экстремальными прыжками в Северное море. Но преодоление четвертого потока, который несся по секции бассейна с гулом и бурлением, потребовало от него полной концентрации внимания и сил. Тем не менее, Шейн смог преодолеть и его, позволив сместить себя относительно точки входа не более, чем на пять метров. Далее бассейн опять мелел. Мужчина вышел из воды, контролируя дыхание и сердцебиение. Потом развернулся лицом к третьей секции и внимательно посмотрел на потоки. Его посетило странное ощущение, и не раздумывая, Шейн вновь вошел в воду, а потом каким-то инстинктивным волевым усилием он воздействовал на ближайший поток. И тот послушно подчинился его воле, отделился от других и приподнялся почти по всей длине метров на семь в воздух дугой. Шейн шагнул под него, и воздействовал на следующий поток, а потом на третий и, наконец, на последний. Теперь все четыре потока висели в воздухе дугами над Шейном. Потом мужчина закрыл глаза, и пожелал – и потоки вдруг начали переплетаться над его головой, оставаясь при этом самостоятельными, и не перемешивая свои воды. Они то опускались к самому дну бассейна, то приподнимались на несколько метров ввысь. И Шейн начал танец, продолжая держать глаза закрытыми. То медленно и плавно, то стремительно он переступал и перепрыгивал над извивающимися потоками и под ними, изгибаясь и поворачиваясь, как огромный хищный кот, играющий с клубком нитей. Потом, в какой-то момент, он вдруг замер в прыжке прямо в воздухе над очередным потоком, но не опустился на дно, а завис, плавно паря над струями. Мужчина открыл глаза, они светились яркой синевой. Он отрешенно смотрел на воду, и как будто отталкиваясь от воды и воздуха над ней, медленно воспарил вверх. А водные потоки искривившись высокими дугами и переплетясь у вершин, последовали за ним. Поднявшись на высоту тридцати метров, Шейн неподвижно завис, все еще находясь в состоянии, подобном трансу. Сейчас он был на уровне шестого этажа комплекса штаб-квартиры. С этой высоты бывший землянин оглядел территорию Полигона, и то, что было видно из-за энергетической завесы. Потом посмотрел вниз на послушно висящие в воздухе водные струи и волевым усилием плавно опустил их обратно в чашу бассейна. Причем так аккуратно, что ни одна капля не упала за его край. Удовлетворившись этим, Шейн плавно переместил себя к краю и спокойно опустился на пол. Вдохнул, выдохнул и осмотрелся.

На трибуне рядом с бассейном сидело и стояло несколько разумных – трое авари, среди которых Шейн сразу узнал Лессиона, а также шестеро людей. Все они молча и восхищенно смотрели на него. Шейн всем вежливо кивнул, а потом направился к авари. Поприветствовав их ритуальным поклоном, он поздоровался с Лессионом:

– Светлого утра, Лессион.

– Светлого утра, Шейн. Позволь представить тебе моих друзей и коллег – Арфей Шиа Эстор, из Клана Рассветных Теней, старший лейтенант отдела СБ Ордена и Терион Лаэр Наутар, из Клана Поющих Ветрам, полковник информационной службы Ордена и руководитель архивно-библиотечного отдела. А это, – он указал на Шейна, – наш новый брат, Шейн Мирт, землянин.

Представленные авари вновь поклонились, прижав кулак правой руки к сердцу. Шейн повторил поклон. Выпрямившись, авари с любопытством воззрились на него, с удивлением изучая его облик.

– Брат наш, но ты не выглядишь как человек, – мелодичным голосом заметил Арфей, – я готов поклясться, что вижу и ощущаю перед собой моего сородича. – Он вгляделся засветившимися глазами в Шейна, и утверждающе кивнул, – Да и на аурном и энергетическом уровнях ты выглядишь как чистокровный авари. Тут он послал в голову Шейна мысленный запрос на контакт, Шейн также мысленно ответил ему, автоматически разделив сознание на несколько потоков. В одном потоке он поддержал ментальный диалог с Арфеем:

– Да, мое изменение в результате мутационного процесса повлекло за собой полное раскрытие родовой генетической памяти, брат.

– То есть, у тебя в предках есть авари? – канал связи донес удивление собеседника.

– Да, но я не уверен, что имею право пока раскрывать эту информацию. – Подтвердил Шейн. – Вначале я должен получить разрешение Орден-генерала Ареона Теир Харта.

– Я понимаю, – мысленно кивнул Арфей, – у тебя на удивление сильный и устойчивый ментальный канал, это нетипично для новичков. При этом, ты ведь только несколько дней назад прошел мутацию, и она еще не завершена, если судить по тому, что мы сейчас видели. Ты все еще открываешь в себе новые способности.

Параллельно с этим, Шейн поддержал разговор вслух и с остальными авари, используя для этого второй поток сознания. Лессион как раз начал восхищаться тем, какое мастерство показал Шейн только что с водой и полетом.

– Брат, то, что ты творил с потоками воды – это что-то из разряда чудес! – восторженно воскликнул Лессион, – а твой полет на такую высоту – я подобного не видел за всю свою жизнь, а живу я уже 431 год и повидал многое.

Шейн смутился от столь откровенного восторга авари.

Терион же внимательно изучал его внешний вид, а потом внезапно спросил:

– Шейн Мирт, знак какого Клана проявился у тебя?

Землянин вопросительно взглянул на Лессиона, но тот лишь незаметно пожал плечами. И ему самому пришлось принять решение, что сказать авари.

– Терион Лаэр Наутар, прошу простить мою невежливость. Знак Клана действительно уже проявился, но я пока не имею права разглашать его принадлежность. После того, как я получу разрешение Орден-Генерала и, если меня примут в Клан, я смогу всем вам открыть эту информацию, – он кивнул в их сторону, продублировав фразу в первом потоке сознания Арфею.

После этого, он обратился к Лессиону:

– Брат, если у тебя есть время, не мог бы ты составить мне компанию на татами. Я бы с удовольствием продолжил нашу тренировку.

– С радостью и удовольствием, Шейн, – тут же согласился Лессион. – У меня есть еще пара часов до начала рабочего дня. Так что час я могу с тобой позаниматься. – Он вежливо поклонился своим друзьям, проведя раскрытой ладонью от своей груди наружу – старинный аварийский жест временного прощания, всплыло в памяти Шейна.

Шейн повторил жест в сторону остающихся Авари и сопроводил его словами:

– Буду рад новой встрече, Терион Лаэр Наутар, Арфей Шиа Эстор.

– Будем рады новой встрече, Шейн Мирт, – ответил за двоих Терион, Арфей же молча кивнул.

Когда землянин удалился вместе с Лессионом, Терион задумчиво посмотрел на Арфея.

– Тебе не показалось что-то странное в этом землянине, Арфей?

– По-моему, он весь одна сплошная загадка, – промолвил Арфей Шиа Эстор, также задумчиво смотря вслед ушедшим. – Он идеален, Терион, и потрясающе красив. При этом настолько естественен в своем поведении, что не возникает и мысли о каком-либо притворстве. А его ментальные способности – это вообще за гранью – ты бы видел его канал. Я подобное наблюдал у одного авари – у Командора нашего Ордена, Арендиля Фэа Нейяна, младшего брата Императора.

Тут Терион издал возглас и на мгновение закрыл ладонью лицо.

– Вот оно! Арфей, я все думал, на кого же он похож! И никак не мог схватить образ. А когда ты сказал про Командора, тут то до меня и дошло.

Арфей Шиа Эстор потрясенно посмотрел на него и тихо произнес:

– Не может быть, Терион, этого просто не может быть…

– Эх, если бы он сказал про клановый знак. Но даже то, что он умолчал, говорит в пользу моей версии.

Старший лейтенант отдела СБ помолчал какое-то время, обдумывая то, что они только что поняли, а потом, раскрыв ментальный канал, мысленно сказал Териону:

– В таком случае, брат, мы должны молчать о своей догадке. Пока Орден-генерал Ареон Теир Харт не представит его официально после окончания процесса изменения. Раз Шейн Мирт молчит, значит, на то есть причины.

– Я согласен, – так же мысленно ответил Терион Лаэр Наутар.




Глава 13





После насыщенного и интенсивного спарринга с Лессионом, Шейн принял душ, попил и вернулся в свою комнату, чтобы сдать очередную порцию крови. На планшете мигал огонек входящего сообщения. Письмо было от врача, наблюдающего за состоянием организма Шейна и в нем сообщалось, что по результатам анализов, процесс идет корректно и его завершение ожидается не позднее, чем через двое суток. Шейн порадовался этому, так как несмотря на энергетическую подпитку, молодой организм требовал свое и ему периодически приходилось подавлять в себе чувство голода.

Записав в дневник на планшете все, что он испытал с утра на учебном полигоне, Шейн решил прогуляться до Сада Ордена. Открыв перед мысленным взором карту комплекса, он понял, как ему туда попасть. Через шесть минут Шейн уже входил в красивые кованные ворота, украшенные резными листьями и цветами. За ними открывался сад Ордена. Авари всегда относились к природе очень бережно, с любовью и уважением. Их врожденная способность управлять ростом и развитием всего живого была известна повсеместно. И Шейн почувствовал это, лишь только переступил порог цветущего и благоухающего пространства сада.

Здесь выделялось несколько зон – лесная зона включала самые красивые виды деревьев этого мира, и они были рассажены с учетом особенностей и условий их роста, составляя не хаотичную, а вполне упорядоченную систему. Но, при этом, не создавалось впечатления искусственности. Наоборот, все выглядело исключительно естественно.

Вторая зона состояла из зоны для медитации и отдыха – она была оформлена в виде распустившегося цветка лотоса, где каждый лепесток – это отдельная полянка с уютными кустами и невысокими декоративными деревьями, дающими достаточно тени, но не заслоняющими при этом пространство. А в центре фигуры лотоса была центральная поляна, с круглым фонтаном, в центре которого стояло удивительное дерево, по ветвям и листьям которого неторопливо струйками стекала вода и время от времени слетали странные сине-зеленые молнии. Шейн этого еще не знал, но по вечерам фонтан подсвечивался и струи воды, переливаясь в разноцветных огнях, создавали поистине сказочную картину. По периметру поляны кругом стояли удобные скамьи со спинками. В свободное от работы и занятий время, сотрудники Ордена любили приходить сюда, чтобы расслабиться, приятно пообщаться с друзьями или просто побыть в одиночестве. И конечно, везде были цветы. Многие уже отцветали. В Теире шел последний месяц лета.

Третья зона была сельскохозяйственной. Здесь специалистами выращивалась натуральная еда – различные съедобные и полезные травы, овощи, фрукты, орехи, ягоды и грибы, которые потом использовались на кухне Ордена. Дело в том, что Авари, например, не питались животной органикой. Они в полной мере использовали полезные вещества из растительной пищи, добавляя также к этому умение усваивать энергию из пространства.

Шейн с интересом обследовал все три зоны, потом занял одну из полянок в зоне медитации. Усевшись на мягкую траву, он решил заняться дальнейшим освоением своих способностей. Скользнув в состояние самадхи, он воззвал к Хранителю.

– Хранитель, прошу тебя, откликнись.

Через некоторое время в Алатайрэ рядом с ним возникла сущность.

– Приветствую тебя, Шейн Арато Нейян, – прозвучал ментальный голос Хранителя. – Я вижу, что ты быстро осваиваешься. Ты уже познакомился с управлением водной и воздушной стихиями. Теперь тебе пора познакомиться со стихией земли и познать психоэнергетические воздействия на живые организмы. Как ты уже знаешь, все биологические объекты в мире представляют собой многомерные сущности, в которых одновременно функционируют как энергоматериальное, так и энергоинформационное тела, и соответственно, протекают два вида процессов – биохимические и энергоинформационные. В основе этих процессов лежит энергетический потенциал, ибо жизнь – это не только форма существования белковых тел, но и форма существования энергии. – Хранитель в процессе рассказа показывал Шейну примеры своих слов. – Можно сказать, что биоэнергетические поля и потоки, как и энергоинформационные поля, являются непременным следствием начальных и фундаментальных биохимических процессов, но на более тонких уровнях существования. В то же время, можно видеть, что энергия является не только основой широкого спектра процессов в материальном мире, но и образует посредническую связь между биохимическими и энергоинформационными формами жизни. Отсюда вытекает умение авари управлять живой природой, изменять ее в необходимую сторону и поддерживать собственные тела в состоянии биоэнергоинформационного гомеостаза – они умеют концентрировать свое психоэнергетическое воздействие и изменять энергетические структуры любого биологического объекта. Ты испытал это на себе, когда подвергся процессу мутации. Мутаген лишь послужил спусковым крючком для него. А наиболее важное воздействие совершали члены Ордена Древа, которые обучены подобного рода умениям специально.

Шейн внимательно слушал Хранителя и запоминал все, что тот говорил.

– Теперь приступим к практическим методикам. Кстати, тебе они потребуются, когда ты будешь разрабатывать мутаген для землянина. Так что смотри и запоминай. – Хранитель выстроил перед Шейном большую и разветвленную схему. – Настрой свой канал восприятия информации на предельно высокую скорость приема, я буду передавать знания сжатыми пакетами. На схеме будут зажигаться соответствующие области освоенных тобой знаний.

И обучение началось. Шейн сидел неподвижно, полностью отрешившись от окружающего пространства, поглощенный впитыванием огромного объема знаний. Альбион медленно смещался вправо на небосводе. Прошло три часа, прежде чем Хранитель остановился.

– Шейн, я передал тебе основные пакеты информации по работе со стихиями воды, воздуха, земли и огня, по работе с астралом, менталом, казуальным планом, бодхическим планом и атманическим планом. А также по управлению объектами живой природы и их изменению. Условия, принципы, уровни энергий и многое другое. Напоследок, я научу тебя биотелепортации – термин обозначает создание определенного биоматериала на основе кода ДНК и возможность передачи его на расстоянии, что, с помощью биоэнергоинформационного воздействия позволит изменять имеющиеся и создавать новые биологические организмы. Благодаря этому умению ты сможешь с легкостью обратить вспять процесс мутации землянина и вернуть его организму целостность. Ты сможешь разработать мутаген на основе его переписанной ДНК и запустить процесс изменения.

Шейн молча впитывал информацию, понимая, что ему придется долго и упорно трудиться, чтобы перевести всё это с уровня знания на уровень владения. Но осознавая перспективы, он был готов к этому. И все же решил вновь задать вопрос:

– Хранитель, почему подобные знания передаются именно мне? Ведь существуют разумные, намного превосходящие меня по жизненному опыту, знаниям, умениям, духовному и энергетическому развитию.

Шейн ощутил, что Хранитель внимательно смотрит на него.

– Да, все верно, подобных разумных много. Но ты, Шейн Арато Нейян, уникален в одном, – тут Сущность как будто вздохнула, – именно ты стал фокусом предназначения, и тебе предстоит стать новой вехой на пути развития разума во Вселенной. Прости, но большего я не могу тебе сказать. Со временем ты поймешь все сам.

Шейн поклонился, – благодарю тебя, Хранитель, я чувствую, что от меня многое ожидается. И я даю слово, что сделаю все возможное, чтобы выполнить предназначение. Всю свою сознательную жизнь я стремился к большему, стремился стать лучше. Покинул планету, на которой родился, ради новых знаний. Теперь мне пришлось фактически отказаться от своей прошлой жизни, я больше не смогу увидеть своих родителей вживую, а они никогда не узнают, что стало с их сыном. Но я согласился на это, потому что в глубине души я знал, что поступаю как должно. Узнав же, кто я на самом деле, это понимание трансформировалось во что-то более глубинное – и признаюсь, это меня пугает.

– Освободи свои чувства от страха, Шейн. – Ментальный голос Хранителя был успокаивающим. – Внезапность и скорость происходящего внесли смущение в твою душу. Но ты уже адаптируешься к ситуации. Через двое суток процесс твоего изменения завершится. Тебя ждет встреча с Императором и своей новой семьей. Подумай лучше о том, как ты себя будешь вести и что станешь говорить. Знай, что Император сегодня утром издал Указ о принятии тебя в Старшую Ветвь клана Звездных Всадников, и признал своим внучатым племянником. Уже через несколько часов сюда, в штаб-квартиру Ордена на Най-Теире, прибудут учителя, подобранные для тебя Арендилем Фэа Нейяном, Командором Ордена. Так что соберись с силами, Шейн, сегодня для тебя судьбоносный день.

Шейн, изумленно молчал, осознавая сказанное Хранителем. Несмотря на состояние глубокой отрешенности, в котором он пребывал, находясь в самадхи, известие его ошеломило. Но тут Хранитель произнес:

Тебе пора выходить, Шейн. Время для сдачи крови. Возвращайся в свою комнату. И я рекомендую тебе поспать несколько часов. Так, полученные знания лучше усвоятся, а организм восстановит нервную энергию. Вечер у тебя сегодня будет насыщенным. А я с тобой прощаюсь на сегодня. Светлого вечера тебе, принц, – Хранитель поклонился и исчез.

Шейн плавно вышел из транса, и обнаружил, что все это время он левитировал над землей на высоте в полметра. Он опустился на траву, поднялся на ноги и размял застоявшиеся мышцы. Потом поспешил вернуться в свою комнату, где, сдав очередную порцию крови, прилег на кровать. И незаметно скользнул в сон без сновидений, давая перегруженным мозгам нужный отдых.




Глава 14





Шейн проснулся внезапно и раньше запланированного времени. Он чувствовал какую-то неясную угрозу, что-то происходило прямо сейчас. И он не мог понять – что. Опасность не была близкой, но при этом он ощущал ее как огромное темное облако, давящее на сознание, пытающееся подмять под себя. Шейн уже привычно скользнул в самадхи и вышел в Алатайрэ. Там он огляделся, но не увидел ничего необычного. Тогда он попытался, используя ментальный план, нащупать, откуда идет эта угроза. Это было где-то очень далеко от того места, где он находился. А все его чувства кричали, что еще несколько мгновений и будет поздно. И тут его внезапно накрыло ощущением множественного присутствия рядом и по всей Галактике, присутствия родственного, братского, как будто у него в один миг выросло тысячи глаз и ушей, как будто тысячи сердец бились у него в груди. И он понял, что объединился с эгрегором Ордена Мирового Древа. А еще он понял, что некто мудрый и могущественный направляет своей волей всю энергию эгрегора для спасения кого-то. И неким ясночувствованием он понял – это Командор Ордена, Арендиль Фэа Нейян сражается за жизнь Ареона Теир Харта. Внезапно все закончилось, канал Арендиля перестал перекачивать силу из эгрегора. Теперь Шейн четко видел нить своего канала, связывающую его с эгрегором Ордена через метку Древа на ауре. Он вышел из самадхи. Слез с кровати и пошел в душ. Его посетила уверенность, что в самом скором времени его призовут. В душе он ополоснулся, заплел волосы, которые к этому моменту уже отросли до середины бедра, использовав одно из наиболее простых плетений, которые ему показал Лессион перед тренировкой сегодня. Потом надел свежую форму воина Ордена, вернулся в комнату, сел за стол и стал размышлять над компонентами и составом мутагена для другого землянина. Используя планшет с доступом к библиотеке Ордена, он нашел в каталоге несколько научных трудов его коллег, которые как раз занимались вопросами создания мутагенов и погрузился в научные дебри.

Оторвал его от интересного чтения негромкий мелодичный звук интеркома у входной двери. Шейн подошел и открыл дверь. За ней стоял Свет Райн, которого сопровождал неизменный Свейр Тен.

– Светлого вечера, Шейн, – серьезно произнес Свет.

– Светлого вечера, братья, – кивнул он вежливо.

– Шейн Мирт, – произнес Первый Лист, – тебя желают видеть Командор Ордена и Глава 7 Ветви Ордена.

Шейн кивнул и молча вышел в коридор, проследовав в указанную сторону, воины Древа шли немного позади него.

Через пять минут они подошли к дверям Зала Приемов Ордена на Най-Теире. Двери плавно раздвинулись и они прошли внутрь.

Шейн увидел в дальнем конце Зала кресло, в котором сидел высокий и потрясающе красивый авари, с золотыми волосами, заплетенными в изысканную прическу. Он был в синих с серебром церемониальных одеждах, с знаком Мирового Древа на груди и в венце из серебристого металла с листьями Древа, усыпанными алмазами, в глубине которых мерцали таинственные искры. Справа от него стоял, опираясь одной рукой о кресло, Глава 7 Ветви Ордена, также в церемониальных одеждах, только серебристо-черного цвета.

Шейн остановился на положенном расстоянии, приложил кулак правой руки к сердцу и поклонился. Воины позади него также синхронно повторили поклон.

Шейн выпрямился и теперь прямо смотрел на Командора. Он понимал, что сейчас произойдет и внутренне был собран и готов к этому.

– Приветствую тебя, Шейн Мирт, – Арендиль внимательно смотрел на землянина, – и вас, Свет Райн и Свейр Тен, – обратил он свой взор на воинов позади Шейна. Потом вновь перевел взгляд на него. – Мое имя Арендиль Фэа Нейян, я Командор Ордена Мирового Древа, младший брат Императора Шиантора Альфэа Нейяна и второй наследник Империи. Я призвал тебя Шейн Мирт, чтобы познакомиться лично с новым братом нашего Ордена. Твое изменение было неожиданным для всех нас. – Тут он плавно поднялся из кресла и одним слитным движением словно перетек к Шейну, встав прямо перед ним и с интересом рассматривая его. – Да, отчеты не передают всей глубины твоего изменения, Шейн. Я бы хотел поговорить с тобой наедине. – Он приглашающе кивнул в сторону двух кресел, стоявших в уединенном эркере Зала. – Ареон, – он кивнул в сторону замерших Света и Свейра, – они твои.

Ареон Теир Харт слегка поклонился и отозвал воинов Древа в сторону. А Шейн последовал за Арендилем в эркер. Когда они уселись, Командор оценивающе взглянул на юного авари. То, что он видел, его удивляло и радовало. Шейн держался с внутренним достоинством, явно не боялся и не волновался, его взгляд был собранным и серьезным. А еще он невероятно походил на Афаниэле, его внешность была такой же изящной и яркой, черты лица имели четкое семейное сходство. – Да за ним станут охотиться все свободные знатные девушки Империи, – подумал принц и внутренне усмехнулся. Помолчав немного, Арендиль заговорил:

– Шейн, что ты думаешь о своих изменениях?

Тот ответил, лишь чуть замявшись, и Арендиль поразился его мягкому мелодичному голосу, звучавшему словно музыка:

– Я понимаю, что подобное изменение не могло быть случайным, Командор. Скорее всего, когда-то давно моя родовая линия пересеклась генетически с линией кого-то из авари, как бы странно это ни звучало. А мутаген послужил пусковым механизмом для раскрытия генетической памяти авари и переписал мой геном.

Арендиль кивнул:

– Все верно, Шейн. Ты уже знаешь, что мы, авари, всегда очень четко отслеживаем все родовые связи. Твой геном был проанализирован по всей глубине, и мы нашли совпадение с существующей в настоящем родовой линией. Тут Командор на миг замолчал, внимательно наблюдая за Шейном. Но тот сидел спокойно и проявил лишь полагающуюся заинтересованность при его словах.

– Да, – Арендиль кивнул, – и я уполномочен сообщить тебе, Шейн Мирт, что Глава Клана, к которому принадлежит твой род, принял решение о принятии тебя в клан. Клан Звездных Всадников.

– Император? – вырвалось у Шейна. Несмотря на то, что он уже знал, кем является, все же он не осознавал этого до конца.

– Да, Шейн, Император и твой двоюродный дед. – Не дав мужчине опомниться он продолжил. – Император принял тебя в Старшую Ветвь клана Звездных Всадников, назвал своим внучатым племянником и… – тут он сделал паузу. Шейн смотрел на него, слегка подавшись вперед, – назначил тебя третьим Наследником Империи, Шейн Арато Нейян.

Шейн потрясенно молчал, откинувшись на спинку кресла и переваривая внезапную информацию. Подобного он точно не ожидал. На миг прикрыв глаза, он собрался с мыслями.

– Это большая честь и огромная ответственность, Командор, – и тут до него дошло, – так ты также мой двоюродный дед?

Арендиль облегченно улыбнулся, он не ожидал, что Шейн воспримет новость столь спокойно. – Да, Шейн, я твой двоюродный дед, а предваряя твой следующий вопрос – ты ведешь свой род от нашей сестры, Афаниэле Аранэль Нейян, Великой Герцогини Империи. И от имени нашей семьи я приветствую тебя, Шейн, принц Нейянской Империи. – Арендиль склонил голову и приложил руку к сердцу.

Шейн также склонил голову и приложил руку к сердцу, – благодарю тебя, Арендиль Фэа Нейян. – Потом он вновь откинулся на спинку кресла.

– Когда я смогу познакомиться с семьей?

– Через сутки заканчивается процесс твоих изменений, я изучил все отчеты по твоему состоянию и раскрытым способностям. Хочу сказать, твои возможности поражают, Шейн. Император желает тебя видеть сразу после окончания изменений. Поэтому я лично прибуду за тобой послезавтра утром. Период адаптации ты проведешь здесь, на Най-Теире, тебе будут выделены учителя авари. Тебя ждет непростой месяц, племянник. А через месяц на Нейянте состоится Осенний Бал. И там ты будешь официально представлен народу Империи. К этому моменту ты должен быть полностью готов. После этого мы обсудим твое дальнейшее назначение. В любом случае, ты теперь посвященный Ордена Мирового Древа, и по нашим законам, ты обязан отдать не менее 100 лет служению.

Шейн согласно склонил голову:

– Я осознавал это, когда принимал решение, Командор.

Арендиль довольно кивнул. – Наедине ты можешь обращаться ко мне как к родичу, Шейн. Но при посторонних как к Командору Ордена и второму наследному принцу Империи. В течении ближайшего месяца твой новый статус будет скрываться. О нем знают Император, наш Ближний Круг, твой непосредственный командир, Ареон Теир Харт, назначенные тебе учителя, а также будет осведомлена приставленная к тебе охрана СБ Ордена.

– Зачем мне охрана на территории Ордена? – удивился Шейн.

– Ты теперь наследник Империи, Шейн. Если не учитывать, что охрана полагается тебе по статусу, я принял такое решение, потому что существует внешняя угроза. Думаю, ты, как и все посвященные члены Ордена, почувствовал сегодня, что произошло.

Шейн задумчиво кивнул, бросив взгляд в сторону Ареона Теир Харта. – Да, но что это было, Арендиль? И Орден-генерал, с ним все в порядке?

– Ареон справится, – ответил Арендиль, – хотя я и вытащил его в последний момент. Эта угроза пришла от внешних границ, Шейн. И с ней нам еще предстоит разбираться. Я думаю, что и увеличение случаев нападения на членов Ордена, а также на кандидатов как-то связано с этой силой. Внешне все обставляется как будто это действуют те или иные местные оппозиционные силы, но анализируя картину в целом, получается совершенно другой расклад. Но об этом мы с тобой поговорим потом, Шейн, после твоего официального вступления в должность наследного принца и принятия соответствующих обязательств. – Он испытующе взглянул на племянника. – Расскажи мне немного о себе.

Шейн слегка пожал плечами:

– Что тебя интересует? Думаю, основные моменты про меня ты знаешь – родился 35 земных лет назад на Земле, на территории Европейского континента, в небольшом городе в зоне карельских лесов. Мои родители, – тут он помрачнел, – обычные люди. Мать занимается с детьми в пансионе, она преподаватель изящных искусств. Отец работает в генетической лаборатории в Европейском филиале Мирового университета. Я пошел по его стопам, но с уклоном в ксенобиологию и ксенопсихологию. Мы были очень дружной семьей. – Тут он поднял глаза на Арендиля и встретился с его сочувствующим взглядом.

– Это обязательное условие при вступлении в Орден, Шейн, правда не для авари. С учетом того, кем ты теперь стал, мы позаботимся о том, чтобы твои родители получили дополнительные привилегии. Я понимаю, что ты тоскуешь по ним, но сам подумай – как они отреагируют, если узнают о твоем изменении? А ведь информация об этом мутагене является вышей государственной тайной. И посторонние не должны знать о нем. Подумай о том, что они обычные люди, и их срок жизни ограничен несколькими сотнями лет, а ты теперь принадлежишь к расе авари, Шейн. Твой срок жизни теперь на порядок превышает их. Так стоит ли заставлять их ломать свою привычную жизнь и переезжать сюда под постоянную охрану? Пусть они проживут отмеренный им срок жизни спокойно. Тем не менее, освоив определенные техники наложения фантомов, ты сможешь с ними иногда видеться под личиной своего прежнего облика.

Тут Шейн, сообразив что-то, спросил:

– Арендиль, а что скажут о моем происхождении жителям Империи?

– Хм, я этот вопрос пока не обсуждал с братом. Но думаю, Шиантор придумает, что сказать. В любом случае, о твоем земном происхождении не должен знать никто, – Арендиль встал с кресла и подошел к окну. Шейн последовал за ним. Когда они встали рядом, лицом друг к другу, высокие, статные, одинаково золотоволосые и синеглазые, их родство стало еще более явным. Арендиль положил руку на плечо Шейну и посмотрел тому прямо в глаза.

– Племянник, у меня к тебе будет личная просьба. Это связано с той угрозой, что зреет на границе исследованных миров. Если тебе удастся что-то почувствовать или узнать – незамедлительно свяжись со мной. Я заметил тебя в Алатайрэ сегодня, когда все произошло. Твоя чувствительность к подобным вещам и то, с какой легкостью и скоростью ты среагировал, это настоящий дар. Вот метка моего личного канала, – Арендиль сбросил ментальную метку. Но только заклинаю тебя Вечным Светом, не рискуй, и не лезь туда сам. По нашим меркам ты еще несовершеннолетний, хотя в своем мире ты и считался уже вполне взрослым мужчиной. Конечно, к тебе никто не будет относиться как к зеленому юнцу, и юридически ты будешь приравнен к совершеннолетнему авари. Но у тебя пока не хватает ни опыта, ни знаний. Мы столетиями познаем мир, Шейн. Учимся жить с ним в гармонии. Твое появление многое значит для нашей семьи и для Империи в целом. С тобой ничего не должно случиться. – Арендиль испытующе вглядывался в него.

Шейн вздохнул и приложил правую ладонь к сердцу. – Я обещаю, Арендиль, что сделаю как ты просишь. Я вполне осознаю, что по меркам Авари я неопытный юнец, и приложу все усилия, чтобы исправить это.

Принц одобряюще кивнул и отступил на шаг, потом совершил церемониальный поклон. Шейн зеркально его повторил.

Затем Арендиль ментально позвал Ареона. Когда тот подошел, Командор произнес:

– Ареон, позволь представить тебе моего внучатого племянника Шейна Арато Нейяна, третьего наследного принца Нейянской Империи.

Ареон Теир Харт развернулся лицом к Шейну и совершил ритуальный поклон, Шейн также поклонился ему.

– Ареон, Шейн продолжает оставаться под твоим руководством ближайший месяц. Распорядись о персональной охране, пожалуйста. И кого ты планируешь назначить в учителя Шейну из твоих авари?

Ареон испытующе посмотрел на Шейна:

– Я знаю, что ты уже успел познакомиться с Лессионом Тай Нариэлем из клана Рассветных Теней, лейтенантом информационной службы Ордена. И судя по всему, вы нашли общий язык. Думаю, он подойдет в качестве ментора. У него высший доступ к библиотеке и архивам. И большой опыт работы с новичками. А учителем по боевым искусствам и работе с видами оружия я планирую назначить Арфея Шиа Эстора, также из клана Рассветных Теней, старшего лейтенанта отдела СБ. Он наш чемпион и один из лучших мастеров-оперативников.

– Хорошо, – кивнул Арендиль, – я одобряю твой выбор, Ареон, – они должны дать согласие на ментальную Печать Молчания о своем подопечном на ближайший месяц. Кто будет отвечать за охрану?

– Свейр Тен. Поскольку Свет Райн переводится на руководство в особый отдел. Плюс боевая звезда. Свейр наберет и представит мне кандидатуры в течении завтрашнего дня.

– Отлично, я также подобрал пару учителей тебе, Шейн. И они вот-вот прибудут. Ареон, Свет также должен знать и дать согласие на Печать Молчания. Как я понимаю, он курирует работу в генетической лаборатории. Пусть завершит вместе с Шейном задачу по мутагену в ближайшее время. А потом уже полностью займется отделом.

Ареон Теир Харт согласно кивнул:

– Хорошо, Командор. В таком случае, я считаю, можно представить им Шейна сейчас.

– Согласен, – Арендиль прошел обратно к креслу, сделав знак Шейну следовать за ним, – встань слева от меня, – приказал он.

Тем временем Ареон ментально пригласил Свет Райна и Свейр Тена подойти. Те, ранее молча стоявшие у стены с визором, не замедлили предстать перед руководством Ордена. Свет с удивлением посмотрел на Шейна, вставшего по левую руку от Командора.

– Братья, – обратился к ним Арендиль, – я отмечаю вас особым знаком доверия с моей стороны и прошу дать согласие на Печать Молчания. То, что я должен сейчас рассказать, является на ближайший месяц высшей государственной тайной.

Свет и Свейр переглянулись, потом посмотрели на Арендиля:

– Твое доверие – честь для нас, Командор, – произнес Свет Райн. Свейр кивнул, – разумеется, мы даем свое согласие.

Ареон Теир Харт выступил вперед и ментальным усилием наложил на своих подчиненных Печать. Шейн мгновенно измененным зрением успел заметить, как на аурах воинов отпечатывается знак запрета на разглашение информации, которая будет озвучена в ближайшие несколько минут.

Затем Арендиль продолжил:

– Вы знаете, что наш новый собрат, Шейн Мирт, – он кивнул в его сторону, – прошел процедуру изменения и результат этой мутации оказался неожиданным для всех нас. Геном Шейна Мирта совпал с существующим в настоящем геномом рода на 98 %, что является высочайшим показателем совпадения и однозначно говорит о принадлежности к роду. Так вот, Шейн Мирт является кровным родичем Старшей Ветви клана Звездных Всадников, – он продолжил, не давая ошеломленным воинам время на принятие этого факта, – таким образом, Глава клана, Император Шиантор Альфэа Нейян, принял решение о приеме Шейна Мирта в клан, назвал его своим внучатым племянником и назначил третьим Наследником Империи.

На этих словах Свет и Свейр в немом изумлении уставились на него.

– Позвольте теперь мне представить своего нового родича, Шейна Арато Нейяна, третьего наследного принца Империи.

На этом моменте Шейн сделал шаг вперед и наклонил голову, вспомнив этикет Авари, закачанный ему в подсознание.

Свет Райн и Свейр Тен синхронно прижали правые кулаки к сердцу и поклонились.

Тем временем Арендиль продолжил:

– Ареон установил на вас Печать Молчания об этом факте. Шейн Арато Нейян останется на территории штаб-квартиры Ордена на Най-Теире на один месяц, до Осеннего Бала на Нейянте. Он будет обучаться всему, что должен знать и уметь принц Нейянской империи. Ему будут приставлены учителя авари и персональная охрана, – тут он взглянул на Свейр Тена, – Орден-капитан, ты назначаешься ответственным за охрану моего племянника. Ареон, – Командор кивнул Орден-генералу, – продолжай, пожалуйста.

– Свейр Тен, ты переводишься на руководство личной охраной принца Шейна. В течении завтрашнего дня ты обязан предоставить мне кандидатуры для боевой звезды охраны. Теперь ты должен неотлучно следовать за своим подопечным. За его безопасность отвечаешь лично передо мной. Сопровождение начинаешь сразу по окончании аудиенции.

Свейр поклонился и ответил:

– Да, Командор, Орден-генерал, я все понял, – потом серьезно посмотрел на Шейна, – мой принц, это честь для меня.

Шейн смущенно ему улыбнулся. Вся внезапность происходящего обрушилась на него именно в этот момент, когда он осознал, что теперь он принц огромной звездной Империи, и жизнь его действительно изменилась навсегда.

Арендиль же обратил свой взгляд на Свет Райна, – Орден-полковник, Ареон уже сообщил тебе о твоем новом назначении, – тот кивнул, – но прежде ты поможешь Шейну завершить начатое, вы создадите мутаген для Майлза О'Хара, и вместе проведете обратный процесс мутации. Я хочу, чтобы Шейн ознакомился с процессом во всех деталях на практике. На все у вас три дня. Также у тебя будет возможность за это время войти в курс дел специального отдела.

Свет Райн поклонился и произнес:

– Я понял, Командор. Сразу после окончания процесса изменения принца Шейна мы приступим к работе в лаборатории.

– В таком случае, на сегодня все, – Арендиль поднялся с кресла, – вы свободны. Шейн, – он обернулся к племяннику, – ты переезжаешь в апартаменты для особо важных гостей. Тебе выделили комнаты в Императорском крыле. Сегодня отдыхаешь. Учителя, которые прибывают, разместятся в комнатах рядом. Утром тебе их представят и вы составите расписание занятий с учетом имеющихся у тебя обязательств. Ожидай меня послезавтра с утра.

Шейн понятливо кивнул и поклонился Командору и Орден-генералу.

– Да освещают звезды ваш путь, – пожелал он им, развернулся и пошел к выходу из Зала Приемов. Свейр также поклонился остающимся и поспешил выйти перед Шейном, раскрыв двери. За ними вышел и Свет Райн.

Оставшись в Зале вдвоем, Ареон вопросительно посмотрел на Арендиля:

– Как он все принял?

– На удивление спокойно, – задумчиво сказал тот, – к его чести, с достоинством. И знаешь, я искренне рад, что у меня теперь есть племянник, – Арендиль тепло улыбнулся, – он мне понравился, Ареон. Наверное, именно о таком сыне я всегда мечтал.

Орден-генерал понимающе кивнул. Все в Империи знали печальную историю единственной любви Арендиля Фэа Нейяна. Девушка, которой он отдал свое сердце, погибла при внезапном нападении военных сил Независимого Союза на планету, где она гостила у родственников. Тогда мало кто выжил. Независимый Союз очень дорого заплатил за это нападение. Арендиль лично участвовал в походе Возмездия, как его потом назвали. Произошло все это 953 года назад. С тех пор Командор фанатично занимался укреплением сил Империи, развитием Ордена Древа и про личную жизнь позабыл.

Ареон подумал про себя:

– Может быть Шейн сумеет растопить лед в сердце Звездного принца.




Глава 15





– Шейн, – Свет Райн открыл ментальный канал и направил свою мысль мужчине, – не забудь согласовать с твоими учителями время для работы в лаборатории в твоем расписании.

– Да, конечно, Свет, – Шейн послал мысль в ответ, – я уже начал работать по теме мутагена, есть несколько полезных мыслей, не терпится опробовать их на симуляторе в лаборатории.

– Отлично, брат, – улыбнулся Свет, – я рад, что все повернулось именно так, и поздравляю тебя с принятием в клан Звездных Всадников.

Мысль Шейна окрасилась в золотисто-зеленый цвет, – благодарю тебя, Свет. Слышал, тебя переводят на какую-то ответственную работу в особый отдел.

– Да, Шейн. Но, пока ты здесь, мы сможем видеться, если пожелаешь.

– Было бы замечательно, Свет, пусть свой долг Жизни я отдам Ордену, но ведь это именно ты – тот, кто спас меня. И я этого никогда не забуду, и хочу надеяться, что мы станем друзьями.

– Для меня будет честью стать твоим другом, Шейн. – Свет остановился посередине коридора, по которому они шли. Шейн также остановился и повернулся лицом к нему. Они протянули друг другу руки и скрепили их рукопожатием.

– Пусть звезды освещают твой путь, Шейн.

– Пусть звезды освещают твой путь, Свет, доброй ночи.

Потом они расстались. Свет, вызвав лифт, направился к себе, а Шейн в сопровождении молчаливого Свейра проследовал в Императорское Крыло.

Минут через семь они наконец добрались до новых апартаментов Шейна. Свейр первым открыл дверь, приложив руку к сенсорному замку и пояснив:

– Я уже внесен в систему как руководитель твоей охраны, Шейн.

Тот кивнул и зашел внутрь, следом за Свейром. Пока тот занимался проверкой помещений, Шейн осмотрелся. Помещение сильно отличалось от его прежней комнаты. Во-первых, оно состояло из нескольких комнат с высокими, под шесть метров потолками, с красивыми стрельчатыми окнами. Шейн выглянул в одно окно и понял, что они располагаются на верхнем этаже комплекса. Та комната, где он сейчас стоял, видимо была чем-то вроде гостиной, оформленной в истинно аварийском стиле. Светлые стены, много свободного пространства, эстетичность и изысканность в каждой детали интерьера, минимализм в мебели – только самое необходимое, сочетались с плавными формами и современными техническими средствами, обеспечивающими жизненный комфорт. Красивые светильники свисали с потолка и вдоль стен, обеспечивая достаточное освещение, так как на улице уже давно властвовала ночь. В гостиной стоял трехместный диван приятного сиреневого оттенка и несколько кресел удобной эргономичной формы. Между ними располагался вытянутый овальный столик на невысоких изящных металлических ножках, на котором стояла хрустальная ваза с фруктами и высокий графин с водой и шестью хрустальными бокалами на тонких ножках. В эркере одного из трех окон располагался также овальный стол и четыре стула с высокими изогнутыми спинками.

В гостиную выходило две двери. Он заглянул в одну – там оказался санузел, среднего размера, с душевой кабиной, унитазом и небольшой раковиной, отделенных от входа перегородкой. Все отделано светло-молочным камнем с равномерным светом по периметру помещения.

Шейн прошел в следующую дверь. Это оказался небольшой рабочий кабинет, оформленный по-современному, но опять же с элементами аварийского стиля в виде изящных белых пилястр по стенам, изображающих стилизованные стволы деревьев, перетекающих ветвями из одного в другое. Стены здесь были бледно-лиловые, так же, как и в гостиной, и с потолка также гроздью свисали светильники на разной высоте. Рабочий стол стоял перед окном, лицом ко входу. По стенам стояла пара невысоких легких шкафов с прозрачным остеклением. Шейн обнаружил, что из столешницы стола выдвигается визор, а на поверхности находится терминал доступа в информационную сеть Ордена. Удобное рабочее кресло в кремовой обивке из специальной износостойкой ткани и пара стульев с высокими спинками с такой же обивкой завершали аскетичную обстановку кабинета. Следующая дверь из кабинета вела в спальню. Это было небольшое, но уютное помещение в теплой кремово-молочной гамме, широкая двуспальная кровать в мягкой обивке, с высоким изголовьем с такими же резными белыми пилястрами в виде стилизованных деревьев по бокам. По одной стене было две двери – одна, как убедился Шейн, в коридорчик, из которого можно было попасть в большой санузел с полноценной овальной формы ванной, встроенной в подиум, а через вторую дверь – в туалет с компактной душевой кабиной. Все в тех же кремово-молочных оттенках, разбавленных аксессуарами из горного хрусталя в серебре.

Вторая дверь вела в гардеробную. Шейн хмыкнул, когда увидел размеры.

Тут в гардеробную заглянул Свейр.

– Шейн, все в порядке. Тебе не пора кровь сдавать?

Шейн благодарно кивнул и прошел в кабинет, в котором заметил аппарат для сдачи крови. Проведя очередную процедуру, он пригласил Свейра в гостиную.

Усевшись на диван, блаженно выдохнул. Свейр сел в одно из кресел и взял из вазы яблоко. Потом посмотрел на Шейна.

– Внезапно все это, – тихо сказал он, – ты как, Шейн?

– Терпимо, Свейр, – открыл Шейн глаза, – присутствует некое чувство нереальности происходящего. Как будто я несусь куда-то с огромной скоростью, и не сильно могу контролировать этот полет. Чувствую себя фигурой в какой-то огромной космической игре.

Свейр сочувственно хмыкнул. Потом встал, налил из графина воду в один из бокалов и подал Шейну. Тот благодарно кивнул.

– Шейн, нам надо обговорить нашу манеру общения на людях. Могут возникнуть вопросы, почему ты с охраной. Поскольку тебе по статусу полагается адъютант, предлагаю представлять меня в этом качестве. Так у всех будет меньше вопросов. Боевая звезда, которую я подберу для тебя завтра, все равно будет вести тебя скрытно. Да, – тут он вынул из поясной сумки на стол тонкий и плоский серебряный браслет с вкраплением синих камней вокруг небольшого опала, ограненного в форме кабошона, – это коммуникатор и маяк. Надень и не снимай даже в душе. У меня будет с тобой постоянная связь, – он показал на клипсу серьги с небольшим синим камнем в левом ухе, – для активации связи достаточно дотронуться до центрального камня.





Конец ознакомительного фрагмента. Получить полную версию книги.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/elena-sirin-30117478/sheyn-mirt-otkrovenie-pervoe/) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.



Мир будущего. Землянин Шейн Мирт уже 12 лет путешествует по планетам Нейянской Империи, работая ксенопсихологом и ксенобиологом. Он талантливый ученый, порядочный и ответственный человек, и просто обаятельный парень. На Най-Теире, третьей планете звезды Альбион, чья система является центральной для Седьмого Звездного тейта Империи, он живет уже 2 года. Однажды он попадает в странную историю и вынужден принять долг Жизни перед древним Орденом Древа. Эта структура является инструментом воли Императора. Как сложится его жизнь дальше? Что ждет Шейна Мирта в стенах Ордена и куда приведет его судьба?

Как скачать книгу - "Шейн Мирт. Откровение первое" в fb2, ePub, txt и других форматах?

  1. Нажмите на кнопку "полная версия" справа от обложки книги на версии сайта для ПК или под обложкой на мобюильной версии сайта
    Полная версия книги
  2. Купите книгу на литресе по кнопке со скриншота
    Пример кнопки для покупки книги
    Если книга "Шейн Мирт. Откровение первое" доступна в бесплатно то будет вот такая кнопка
    Пример кнопки, если книга бесплатная
  3. Выполните вход в личный кабинет на сайте ЛитРес с вашим логином и паролем.
  4. В правом верхнем углу сайта нажмите «Мои книги» и перейдите в подраздел «Мои».
  5. Нажмите на обложку книги -"Шейн Мирт. Откровение первое", чтобы скачать книгу для телефона или на ПК.
    Аудиокнига - «Шейн Мирт. Откровение первое»
  6. В разделе «Скачать в виде файла» нажмите на нужный вам формат файла:

    Для чтения на телефоне подойдут следующие форматы (при клике на формат вы можете сразу скачать бесплатно фрагмент книги "Шейн Мирт. Откровение первое" для ознакомления):

    • FB2 - Для телефонов, планшетов на Android, электронных книг (кроме Kindle) и других программ
    • EPUB - подходит для устройств на ios (iPhone, iPad, Mac) и большинства приложений для чтения

    Для чтения на компьютере подходят форматы:

    • TXT - можно открыть на любом компьютере в текстовом редакторе
    • RTF - также можно открыть на любом ПК
    • A4 PDF - открывается в программе Adobe Reader

    Другие форматы:

    • MOBI - подходит для электронных книг Kindle и Android-приложений
    • IOS.EPUB - идеально подойдет для iPhone и iPad
    • A6 PDF - оптимизирован и подойдет для смартфонов
    • FB3 - более развитый формат FB2

  7. Сохраните файл на свой компьютер или телефоне.

Видео по теме - The Call of the Wild Audiobook by Jack London

Рекомендуем

Последние отзывы
Оставьте отзыв к любой книге и его увидят десятки тысяч людей!
  • константин александрович обрезанов:
    3★
    21.08.2023
  • константин александрович обрезанов:
    3.1★
    11.08.2023
  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *