Книга - Ведьмино озеро

470 стр.Правообладатель:АвторОглавлениеКнига нарушает законодательство?Пожаловаться на книгуЖанр: книги о приключениях, современные любовные романы
16+
a
A

Ведьмино озеро
Иван Тополев


Ханна, молодая и красивая девушка, работающая медсестрой в доме престарелых под загадочным названием Ведьмино озеро. Ее мечты уже давно оставлены на запыленных полках и она уже смирилась с тем, что останется здесь до конца своих дней, но судьба приоткрыла ей занавесу и показала, что жизнь в Ведьмином озере не заканчивается…





Иван Тополев

Ведьмино озеро



Пролог.



Серая полоса дороги скользила и петляла под колесами плавно покачивающегося мотоцикла. Она разделяла пейзаж на две равные части и тонкой ниткой пряталась за горизонтом. Теплый ветерок в эту пору года был не редкостью, но на скорости он казался довольно прохладным. Шла вторая половина осени, некоторые из листьев еще держались за тонкие ветки деревьев, украшая пейзажи осенним колоритом. Но и эти немногие листья обрывались ветром и дождем. Дождь теперь был частым гостем, и небольшие тучи постоянно патрулировали небо, готовые в любой момент сорваться и свалиться на жухлую траву. Где-то вдалеке, за разноцветными кронами осеннего леса виднелись небольшие холмики, дополняя фон пейзажа тусклым темно-зеленым оттенком.

Осень. Как же много минорных нот проникают в наши души в эту пору, сколько тоски, грусти. Ведь все заканчивается, рано или поздно, и упавший листок больше не сможет взлететь, соревнуясь с просторным ветром, зеленая трава потускнеет и больше не будет прежней, увянут цветы, даже самые красивые. И никто не знает, куда все исчезнет, куда пропадет. Быть может нам грустно от того, что где-то в глубине собственной души мы понимаем, что осень – для природы это маленькая смерть, и это понимание отражается в нас самих, напоминая нам, что и мы не всегда будем молодые и веселые. Все уйдет и останется, укрывшая своим сырым пледом печаль и горькое сожаление о том, чего мы не успели сделать, что не успели сказать, кого не успели простить…



Часть 1.



1.



Две молодые медсестры бежали по коридору, направляясь в палату где лежала женщина. Влетев в комнату, одна тут же принялась смотреть зрачки и нащупывать пульс, другая готовила препараты. Женщине вкололи глюкозу, и поднесли ватку с нашатырем. Спустя несколько минут, когда женщина немного пришла в себя, одна из сестер спросила:

– Николь, как вы себя чувствуете?

– Ханна, девочка моя, почему мне так больно? – спросила женщина в ответ.

– Потому, что вы забываете принимать лекарства и совсем ничего не кушаете. – спокойно отвечала Ханна.

Женщина прикрыла ненадолго глаза и молвила.

– Я старая и одинокая. А лекарств от одиночества у вас нет.

– Не такая уж вы и старая, и совсем не одинокая, – сказала вторая медсестра и тут же добавила. – Посмотрите сколько у вас тут друзей.

– Все они только и делают, что притворяются, но они такие же одинокие. Почему они здесь? Да потому что их бросили как ненужную вещь, как старую игрушку. – Николь говорила взволнованно и попыталась немного привстать с кровати.

– Николь, успокойтесь, вам нужно отдохнуть. – не позволила подняться женщине девушка. – Лиза, я с ней немного побуду, если хочешь можешь идти.

Лиза кивнула головой и вышла из палаты. Ханна тем временем взяла руку женщины и стала легонько поглаживать. Николь успокоилась и закрыла глаза, начав тихонько напевать себе под нос какую-то песенку.

Она еще не слишком стара, чтобы умирать, в доме престарелых. Женщина была младше всех остальных, ей всего-то пошел шестой десяток. Но тем не менее ей поставили предварительный диагноз, а для подтверждения нужно было время, поэтому Николь осталась здесь. Легкая форма шизофренической деменции, это то, что было написано в ее карточке, но по сути она была совершенно здорова, если не считать то, что она практически ничего не ела. У нее не было детей, она не была замужем, и друзья к ней ни разу не приезжали, хотя она не раз отмечала о многих своих знакомствах. Она иногда забывала о некоторых вещах, все чаще была рассеянной, и главный врач предположил, что деменция могла быть вызвана долгим чувством одиночества, а все ее друзья могли быть вымышленными персонажами. Но все посетители и обслуживающий персонал любили ее, любили послушать эту удивительную женщину, ее истории, особенно хорошо она пела.

Николь была из тех женщин, которые за собой следят и даже здесь в доме престарелых она всегда выглядела ухоженной и красивой. Она никогда не красила волосы, и не смотря на возраст некогда жгучей брюнетки, они совсем немного покрылись серебряными прядями. Лицо было выразительным с четкими линиями и широкими злато карими глазами и пухлыми губами. Все говорило о том, что в молодости она была восхитительно красива и вряд ли не пользовалась своей красотой, чтобы свести с ума очередного поклонника. Она и теперь выглядела не плохо и могла бы очаровать какого-нибудь старичка, а слегка потемневшие от усталости глаза, и маленькие морщинки, навряд ли сделали бы ее менее привлекательной.

Ханна перестала гладить руку женщины, когда заметила, что та уснула и хотела тихонько выйти, но Николь тихим голосом молвила:

– Ханна, девочка моя, погоди. – женщина всегда, очень нежно отзывалась о этой медсестре.

Ханна напоминала ей ее саму в молодости, такая же добрая, такая же красивая, с длинными темными волосами, заплетенными в две косички. Родители девушки рано погибли, и она жила и воспитывалась у бабушки, наверное, поэтому она тепло относилась к пожилым людям. Николь в шутку, часто называла ее своей дочкой, а потом забывала об этом и считала ее свое дочкой и в самом деле. Возможно от того ей и грустно, что не удалось стать матерью, не удалось почувствовать маленькое сердечко под своим теплым и нежным сердцем. Ведь это чувство не сравнимо ни с чем, материнская любовь и забота возвышает женщину, позволяет поверить в свою высшую сущность и силу.

Николь стала копаться в своей тумбочке и достала оттуда старую потрепанную книжку. Женщина погладила книгу рукой и протянула Ханне.

– Вот, возьми. Мне осталось не много, я это чувствую, поэтому хочу подарить тебе эту книгу. – молвила Николь.

– Что вы говорите такое? Не хочу даже слышать об этом. Куда вы себя заживо хороните, вам же жить и жить еще. Поправитесь и вернетесь к прежней жизни. – возбужденно и с недовольством бросила девушка, оттолкнув книжку рукой.

– Ну хорошо, не буду умирать. – улыбнулась Николь, но в глазах ее затаилась печаль. – А книгу возьми, – продолжила она. – Это мой тебе подарок.

Ханна нехотя приняла подарок, но с любопытством открыла и пролистнула несколько страниц.

– Стихи? – спросила медсестра. – Забавно, я очень люблю читать стихи.

– Это не просто стихи. – вдруг лицо женщины стало особенно грустным и в глазах заблестели маленькие слезинки. – Это сказка в которую я не поверила когда-то, и потеряла того, кто готов был отдать все, лишь бы быть рядом со мной. Но я была слишком гордая и самовлюбленная, была слишком ветрена, чтобы принять его любовь, к тому же среди всех моих поклонников он просто затерялся со своими стихами. Он просто любил, не требуя ни чего взамен, он рад был видеть меня любой, даже в домашней заляпанной майке и затертых спортивных штанах, в которых выносят мусор. Он любил меня так, словно через минуту он больше меня не увидит, никогда. А я смеялась над ним, ведь он был такой смешной, такой простой и немножко сумасшедший…

Николь заплакала, закрыв лицо руками. Ханна подошла и обняла женщину, попыталась успокоить.

– Какая же я дура! Какая же я дура… – сквозь слезы крикнула женщина.

– Ну что вы успокойтесь пожалуйста! Вам нельзя так волноваться!

– Я дура, – продолжала та. – Я не могу себе этого простить.

– Николь, прошу вас, не нужно так убиваться, уже ничего не изменишь. – спокойно и по-доброму говорила Ханна. – Прошло уже столько лет, зачем вы так. Неужели у вас не было других мужчин?

– Девочка моя, ты еще слишком юна, чтобы понять, как человеку нужен другой человек. Когда мы одни, мы как тень, растаявшая во тьме и безпорядочно блуждающая в поисках света, чтобы найти свои очертания. Но когда мы не с теми, бывает еще хуже, мы закрываемся в себе на тысячу замков и там, на самом дне собственной души, молча проклинаем себя, за слабость, за страх, за невозможность что-то изменить, а потом все начинает рушиться, и мы возвращаемся к тому с чего начали. И когда ты это осознаешь, понимаешь сколько времени упущено, сколько потрачено сил, лишь для того, чтобы понять, какими ничтожными мы можем быть, какими лживыми и слепыми. Лишь тогда ты осознаешь, кто был настоящим, с кем действительно можно было слиться в единое целое, стать ветром и лететь без преград и границ, тогда ты понимаешь жизнь.

Николь немного успокоилась, а Ханна стала опять поглаживать ее руку. Женщина и девушка какое-то время молчали, но медсестра нарушила тишину:

– Как вы поняли, что это был именно тот человек?

Николь закрыла глаза и спустя несколько секунд улыбнулась, видимо вспомнив что-то приятное.

– Нам не нужно было разговаривать, чтобы друг друга понять. Мы были на одной волне, могли просидеть всю ночь у костра, не проронив не слова, и это не доставляло дискомфорт. А потом крепко обняться и уйти спать, каждый по своим домам.

– Что с ним стало?

– Я не знаю о его судьбе.

– Вы не пытались его найти? Может он тоже ищет вас? – спросила Ханна.

– Хм, еще чего, я буду его искать? Он сбежал как мышь с корабля. – недовольно вспыхнула Николь.

– То есть, вы даже не пытались? – удивилась девушка.

– Хватит об этом, – оживилась женщина и резко переменилась в лице, сделав выражение величественным и самодостаточным. – Мне уже все равно, забудь, что я тебе говорила и вообще я хочу есть.

– А это хорошая новость, – заулыбалась Ханна. – Пойдемте я вас проведу в столовую.

Ханна помогла ей встать, и взявшись под руки, как старые знакомые, пошли в сторону столовой.

Дом престарелых Ведьмино озеро находился далеко от города в тихом и спокойном местечке, рядом не было других строений и двухэтажный домик выглядел очень одиноким, хоть был аккуратным и досмотренным. Место было живописным. Озеро, лес, фермерские луга с выкошенной травой, вдалеке виднелись верхушки холмов. Домик был оплетен плющом и виноградом, за ним был небольшой сарайчик и стоянка для автомобилей. От здания до озера располагался парк с беседками, скамеечками и площадками для спортивных игр и танцев. Постояльцы ловили рыбу, устраивали барбекю, играли в шашки и шахматы, проводили вечеринки с песнями и танцами. Это было идеальное место, где можно было встретить свою старость, особенно для тех, кто одинок или просто нуждался во внимание и помощи.

В самом доме было два этажа и цокольный этаж с бассейнами, саунами и биллиардом. На первом находился весь персонал, процедурные кабинеты, столовая, комнаты отдыха и большой актовый зал с танцплощадкой. На втором были личные комнаты проживающих с балконом, туалетом и душевой. Также было несколько комнат для досуга и небольшая библиотека.

Но не смотря на все прелести этого места, сюда иногда приезжали катафалки и увозили очередного посетителя, напоминая остальным о той, которая их никогда не забывает и предательски караулит из-за угла, намереваясь опустить свой зловещий инструмент.

Николь пробыла здесь чуть более полугода и уже хорошо со всеми познакомилась. Теперь на всех вечеринках и праздниках была душой компании, особенно пользовалась большим интересом у мужчин. И хотя она никому не отказывала во внимании, ее сердце оставалось холодным, в отличии от поклонников у которых все чаще наблюдалась аритмия. Даже медсестры иногда делали ей замечания, чтобы та вела себя немного сдержанней и скромней по отношению к противоположному полу.

Ханна довела Николь до столовой и принесла для нее поднос с едой. Но уйти девушке не удалось, женщина снова остановила ее и пригласила присесть рядом. Ханна сделала это из вежливости, хотя по ее лицу было видно, что у девушки есть и другие дела.

– Девочка моя, прости, что я тебе наговорила всякой ерунды, ты не слушай меня, я старая больная женщина. А книжку прочти, я больше не могу читать эти стихи, мне становится слишком больно, тем более я и так знаю всех их на память.

– Хорошо, я обязательно прочту их, – спокойно ответила Ханна и спросила. – Может все-таки попробуем найти его…

– Виктор. – перебила Николь, не дав договорить девушке. – Его зовут Виктор. И я думаю, что это не самая лучшая идея.

– Почему же? Может и он вас ищет?

– Ищет? Если бы он хотел меня найти, то уже давно бы нашел.

– Социальные сети? – предложила Ханна, достав свой мобильный. – Он наверняка есть в социальных сетях, скажите полностью как его зовут, я попробую найти.

– Нет. – отрезала Николь.

– Почему же? – с недоумением посмотрела на женщину девушка.

– Его там нет.

– Но может в другой сети их же…

– Нет, – опять отрезала Николь не дав договорить. – Его нет нигде, я двадцать пять лет пытаюсь его найти.

Ханну пугали такие резкие перемены и противоречия в словах Николь.

– Ну а родственники? Может попробовать найти его через их?

– Безполезно. Он просто исчез.

Лицо женщины снова стало тусклым и разочарованным и ее аппетит снова исчез, как серая тень в пасмурный день. Она немного поковырялась в тарелке и поблагодарив девушку, попросила оставить ее одну. Женщина сидела и смотрела в тарелку, соленые слезы наворачивались на ее глазах, но она была слишком горда, чтобы показать свою слабость. Николь убрала посуду и, одевшись, вышла на улицу, направившись на самую дальнюю скамеечку у самого озера. Присев она взглянула на волнующуюся воду, на которой расплывалось отражение сгущающихся туч, и одновременно с дождем разрыдалась взахлеб. Дождевые капли размывали соленые градины на ее щеках и смешиваясь падали на плащевую куртку. Ветер подул пронзительным холодом, Николь ощущала силу действующей стихии и пыталась раствориться в падающих каплях. Все что она хотела в этот момент, так это исчезнуть, впитаться глубоко в землю, стать невидимой и недосягаемой. Ах, если бы она только могла забыть обо всем, но эти воспоминания алым шрамом пульсировали на ее сердце, она глядела на себя в зеркало и видела их в отражении своих глаз, ощущала в каждом своем дыхании. Может ли человек простить? Безусловно, если дело не касается самого себя, своих ошибок, воспоминания о которых как дождевые черви извиваются в голове даже после небольшого дождя. И люди всю жизнь мучают себя тем, что не в силах исправить. Теперь и Николь, промокшая под холодным дождем, пробуждала в голове воспоминания, о которых предпочла бы молчать.

Ханна смотрела в окно, на плачущее небо. Мелкие капельки резво скатывались по стеклу, рисуя причудливые узоры. Ей вдруг стало очень жаль женщину, силуэт которой неторопливо приближался к зданию, словно она гуляла под теплым летним дождиком, не безпокоясь о промокшей одежде. Ханна размышляла о том, как можно помочь женщине, как скрасить ее одиночество. Девушка крутила в руках полученную в подарок книжечку, которую планировала открыть только дома, но любопытство взяло вверх и она, еще раз бросив взгляд на тусклый силуэт за окном, прочла первый стих.



Я когда-нибудь так же влюбленный,

Буду нежно касаться ладони,

Такой глупый, такой окрыленный,

Снова сердце, томимое дрогнет.

Загляну в твои добрые очи,

В них ты та же проста и наивна,

Я разлуку поверь не пророчил,

То, что будет увы не предвидел.

Но любовь моя так же прозрачна,

И чиста словно талые воды,

Для меня только ты однозначна,

Остальное все мнимое словно.

И пускай не увидимся долго,

И не в ногу пройдут те ночи.

Только помни, что свет мне твой дорог,

Только помни, люблю тебя, очень…



2.



На смену вчерашнего дождя пришла погода и теплые лучи вместе с легким ветерком просушивали траву и упавшие листья. Лиза сидела на уличной скамейке, не спеша похлебывая уже остывший кофе. Сегодня она была особенно хороша, слегка рыжеватые локоны извивались на ее голове переливаясь под солнечным светом. Ярко голубые глазки метались в разные стороны, а маленький лисий носик будто кого-то вынюхивал. Лиза была хрупкой миниатюрной девушкой, но по-женски очень хитрой, точно, как настоящая лиса.

Она ждала Майка, главного врача и владельца этого дома. Майк высокий и видный молодой человек, голубоглазый блондин, крепкий и поджарый в теле. Здесь он был главным, кроме врачебных обязанностей, он решал и другие вопросы, связанные с обеспечением дома. Молодые медсестры так и лепетали вокруг него, но Майк не подавал вида, что заинтересован в их внимании. Он был слишком горд. И теперь, Лиза ждала его уже больше получаса, ее кофе совсем стал холодным. Но Майк не спеша приближался по аллее, специально останавливаясь возле других лавочек, чтобы перекинуться парами слов с бабушками и дедушками. Лизу это выводило из себя, но та держалась. Она была в него влюблена и готова была терпеть любые его выходки, лишь бы добиться того, чтобы он одел ей на безымянный палец кольцо.

– Привет Лиза. – непринужденно начал он, поравнявшись с ее лавочкой, и присел рядом. – Ты хотела поговорить?

– Да. У меня скоро день рождение, а точнее в пятницу, и я хотела бы попросить два выходных, в пятницу и субботу. Ты отпустишь меня и Ханну?

– А у Ханны тоже день рождение? – с подвохом поинтересовался тот.

– Нет, она мне немного поможет все подготовить и к тому же она моя подруга, ты же знаешь.

Майк больше всего любил, когда его просят и естественно он вымучивал свою собеседницу, будто сытый кот, который играет с очередной мышкой только ради развлечения. Лиза это понимала, и играла с ним в эту игру, незаметно ведя свою.

– Я не могу отпустить вас обоих. – немного подумав сказал Майк.

– Ну пожалуйста, ты же знаешь, что мы не так часто проводим время вне Ведьминого озера. – упрашивала Лиза и подмигнув добавила. – Ты кстати тоже в списке приглаженных.

Он знал, что кроме него и Лизиного брата Карла, будут только девушки, и женским внимание он точно не будет обделен. Карла он знал с детства, они учились вместе в школе, потом в колледже, хотели даже открывать частную клинику, но Карл однажды уехал в Тибет и вернулся другим человеком, увлекся буддизмом, и стал практиковать и преподавать йогу. Так их пути разошлись, но Майк по-прежнему любил проводить время с другом.

– Хорошо, я подумаю над этим вопросом. – неоднозначно ответил парень, но Лиза и так понимала, что Майк выкаблучивается, зная, что Лиза к нему не ровно дышит.

Лиза была влюблена в него с тех пор, как он завязал дружбу с ее братом и даже пошла в медицинский колледж, предполагая, что займет вакантное место рядом с Майком в их клинике. Все немного пошло не по плану, и Майк открыл свой дом престарелых на месте где было озеро с завораживающим названием.

По легенде с древних времен у этого озера проводились ведьмины шабаши, потому что это место обладает необычайной силой. Но в годы инквизиции ведьмам устроили засаду, их словили, связали и всех вместе сожгли на большом плоту и утопили в озере. С тех пор по ночам, в полнолуние, когда все стихает, можно услышать, как озеро плачет. Это необычный и завораживающий звук, кто-то говорит, что это звуки пресмыкающихся, живущих в озере, а кто-то уверен, что это стоны и плач тех женщин. Но ни персонал, не постояльцев это не смущало, а даже наоборот, все любили эти истории, особенно дамы, мысленно примеряя на себе образ ведьм. Лиза была не исключением и считала себя самой настоящей колдуньей. Она очаровывала Майка, но тот сопротивлялся, особенно на работе. Он не мог допустить, что кто-то узнает про роман с какой-то медсестрой, но вне работы он вел себя намного мягче и уступчивей.

Они еще немного посидели, Лиза допила холодны кофе, а Майк залип в телефоне. Когда они возвращались обратно Лиза спросила:

– Майк, это правда, что у тебя самый крутой мотоцикл в городе?

Конечно Лиза знала об этом, а также знала, что мотоциклы – это самая главная слабость Майка, и он может говорить о них вечно.

– Думаю да, по крайней мере из тех, кого я знаю. – гордо ответил парень.

Городок был небольшим, и Майк знал всех любителей этого вида транспорта.

– А что ты скажешь, если в свой день рождения я попрошу тебя покатать меня на твоем железном коне. – Лиза знала, что Майк поддастся на такую уловку.

Майк улыбнулся, сделав вид, что сомневается в ответе, но улыбка растеклась сильнее и он ответил:

– Хорошо, я прокачу тебя.

– Обещаешь? – решила убедиться Лиза.

– Обещаю. – не снимая с лица улыбку ответил Майк и ушел заниматься рабочими вопросами.

Лиза была довольна, и даже долгое ожидание своего возлюбленного не испортило ей настроение. И пускай Майк и делал вид, что Лиза для него только подруга, но тем не менее он принимал знаки внимания от нее. Лиза поспешила скорее найти Ханну, чтобы поделиться новостями. Ханна когда-то тоже была тайно влюблена в Майка, но об этом молчала, и Лиза, видимо догадываясь о чувствах подруги, любила рассказать о встречах с Майком, чтобы поддеть ее за живое. Даже несмотря на то, что они хорошо дружили, Лиза не собиралась уступать подруге, хотя Ханна не думала и соперничать с ней за сердце молодого человека.

Ханна выходила из процедурного кабинета и встретила Лизу на коридоре.

– Ну что, можешь меня поздравить. Он согласился меня покатать. – сразу стала хвастаться рыжеволосая лисица.

– Поздравляю. – постаралась изобразить улыбку Ханна. – Ты спросила о выходном?

– Да, он сказал, что подумает, но мне кажется он просто выделывается. Что у тебя нового?

– У Николь опять нет аппетита. Она все говорит о каком-то Викторе, может нам попробовать его найти, если он еще жив и здоров, почему бы им не встретиться и не поговорить.

– Думаю, что это не самая лучшая идея, лесть в чужие отношения. – протестовала Лиза.

– Но она этого очень хочет, только ее гордость не дает сделать хотя бы шаг для его поиска. Я думаю, что и он был бы не против встретиться с ней.

– Сколько они не виделись?

– Не знаю. По ее словам, лет двадцать пять. Он писал ей стихи. Хочешь, что-нибудь прочту.

– Давай в другой раз, мне пора на обход. – молвила Лиза и ушла.

Ханна тоже ушла заниматься работой, а вечером снова заглянула к Николь. Женщина сидела у окна и смотрела куда-то вдаль, но увидев Ханну оживилась.

– Ханна, девочка моя, я думала ты сегодня уже не зайдешь.

– Как вы себя чувствуете?

– Бывало и лучше. – с улыбкой ответила женщина.

– Николь, вам нужно кушать, у вас плохие анализы, если вы не хотите заболеть, то стоит себя заставить. – обезпокоенно говорила девушка.

– А может я и хочу заболеть, что с того.

– Ну как вы можете так говорить, не ужели вам саму себя не жаль.

– Не жаль, это мне за все мои проступки. – самокритично отозвалась Николь. – Я это заслужила.

– Не нужно заниматься самобичеванием, пожалуйста. Давайте лучше попробуем найти вашего Виктора.

– Нет, нет и еще раз нет. Даже не пытайся. Я не хочу даже слышать о нем. – отмахиваясь закричала Николь.

– Может вам станет легче.

– О, нет, мне станет легче, если я узнаю, что его больше нет в живых.

– Зачем вы так, ну а если это и так, то вы хотя бы узнаете. – настаивала Ханна.

Николь задумалась и отвернулась к окну, будто что-то высматривала. Слезы вновь стали наворачиваться на ее ресницах, но она молчала. Будто бы самая токая струна ее души была задета, издав еле слышную мелодию, и женщина боялась нарушить эти вибрации своим голосом, чтобы не оборвать эту музыку.

– Может вы этого и боитесь? – спросила вдруг медсестра, догадавшись о ее тревоге. – Так вот оно что, вы просто допускаете, что ваш возлюбленный умер, но не желаете узнать правду.

– Может и так. – выдохнув согласилась женщина.

– Послушайте, мне не приятно, что я вас заставляю вспоминать о том, о чем вы вспоминать не хотите, но я хочу вам помочь, я же вижу, что вас что-то мучает. Скажите мне его данные, о которых вам известно, а я постараюсь его найти.

– Хорошо. Раз уж ты такая настырная.

Николь взяла листик и карандаш и написала все, что знала о Викторе.

– Ты и парней так же добиваешь? – спросила женщина, дописав и отдав листок Ханне.

– Нет, с парнями как раз все иначе. Я, наверное, никогда не выйду замуж. Не с моим счастьем. Они разбегаются от меня как от кошки мыши.

– Ну погоди, ты еще слишком молода, чтобы вешать на себя ярлык старой девы. У тебя еще все впереди, твои принц еще встретится на твоем пути. – теперь Николь успокаивала девушку.

– Мой принц. – молвила девушка и повесила нос. – Кстати, мы еще успеваем на ужин, не составите мне компанию?

Николь не упрямилась и с радостью согласилась перекусить. На этот раз она немного покушала и съела десерт. Ханна была довольна тем, что ей удалось уговорить женщину хоть что-нибудь съесть и стала листать в телефоне социальные сети.

– Можешь там его не искать, – сказала Николь. – Везде где он мог быть его нету. Он просто однажды исчез и больше о нем никто ничего не слышал.

– Вы знаете где он жил? – спросила девушка.

– У него не было собственного дома или квартиры, он жил на старой ферме. Там его тоже нет.

– Он вам никогда не говорил, куда собирается поехать? – не унималась Ханна и как следопыт вынюхивала нужную информацию.

– Он всегда мечтал путешествовать.

Ханна стала о чем-то размышлять, накручивая каштановые волосы на указательный палец. Потом вдруг глянула в окно, на все еще яркое солнце и сказала:

– Не хотите прогуляться? Сегодня очень тепло. Заодно расскажете мне свою историю все с самого начала.

Николь посмотрела на девушку как-то странно, думая о том, стоит ли будоражить прошлое. Но прошлое не давало ей спокойно жить и видимо настал момент поднять все воспоминания с пыльной полки, протереть и разложить все по местам. Конечно, этим бы она ничего не исправила, но возможно, ей стало бы хоть немного легче. Ханна была права, нужно было выговориться, подумала Николь и они, накинув легкие куртки, вышли на улицу и отправились к озеру.

Ханна и Николь уселись на самой дальней скамейке, прямо на против озера. Вид был восхитительный. Солнце еще не спряталось, но небо над горизонтом становилось оранжево-алым. С этой скамейки закат наблюдался особенно дивным. С одной стороны озера виднелись холмы, с другой высокий лес, а прямо за озером широкий луг, и отражаясь в водах озера эта красота умножалась на два. Место было и вправду магическим, какое-то спокойствие и внутреннее тепло окутывало здесь, будто время остановилось и не смело двигаться без разрешения наблюдателя. Глядя на эту красоту, отключались все мысли, все переживания и можно было почувствовать, как в глубинах нашего сознания рождается понимание настоящего, простого, прекрасного. Могло показаться, что на секунду прикоснулся к самой главной тайне мироздания. И так, оставаясь простым наблюдателем, не делая выводов и оценок, можно было бы сидеть вечно. Вот и эти две милые особы просто сидели и молчали, наблюдая как солнце становится ярко красным, постепенно тая за горизонтом. Диск утонул, оставив после себя целую палитру ярких красок. Женщины еще несколько минут сидели молча, провожая небесное светило, а потом Николь начала говорить:

– Когда-то, давным-давно я так же сидела возле огромного озера и смотрела на закат. Это было совсем другое озеро, и я была тоже совсем другая, молодая и красивая. Мне было почему-то очень одиноко, все мои отношения с парнями терпели фиаско. Я была уже не юна, но увы, также ветрена. Мне нравилось сводить их с ума и это у меня получалось довольно неплохо. Но в тот день мне было как-то особенно грустно. Погода стояла теплая и тихая, это была весна. Солнце пряталось за лесом, птицы щебетали свои дивные песни, а я, роняя слезы, молча смотрела на воду. Кто-то спросил, все ли у меня в порядке. Я не видела, как он подошел, и когда он протянул бумажные салфетки, я немного перепугалась от неожиданности. Это был Виктор, среднего роста парень спортивного телосложения, харизматичный и красивый брюнет. Он стоял и мило улыбался, действуя на меня как-то странно. Вначале у меня перестали лить слезы, а потом невольно растянулась улыбка, при этом все это время он молчал и загадочно смотрел на меня. Впервые я завела разговор первая, потому что была уверена, что он так и уйдет, больше не сказав ни слова. Я несла какую-то чушь, лишь бы не прекращать беседу. Он же говорил не много, и пристально глядел мне прямо в глаза. Создавалось впечатление, что он просто стоит и читает мои мысли. Я никогда еще не была так беззащитна и в тоже время рядом с ним чувствовала себя в полной безопасности. От Виктора исходила невероятная энергия и притягательность. Он показался мне умным и внимательным. Мы сидели и разговаривали, пока небо не покрылось сияющими звездами. Наш разговор напоминал разговор старых знакомых, которые знают друг друга всю жизнь, и говорят о всяких пустяках. А потом он проводил меня домой, даже не взяв телефон. Я не спала ту ночь, думала о нем, а сердце обливалось печалью. Он мне очень понравился, а я ему, видимо, не очень, решила я, полагая, что мы больше не увидимся, но судьба решила иначе. Мы снова встретились через несколько дней, когда я гуляла по заброшенному саду. Я заметила его сидящим на старой яблоне, он что-то записывал в блокнот. Боясь заговорить, я не стала приближаться к нему, но он тоже меня заметил, и слетев как ворон с размашистых веток, сам направился ко мне. Мы снова много и долго разговаривали, могли говорить, о чем угодно, нам не нужно было высасывать из пальца темы для разговора, они рождались сами, он много шутил, я смеялась. А потом он начал писать мне стихи, вначале тайно, оставляя в почтовом ящике, потом стал робко читать, забывая и путаясь, будто нарочно, чтобы меня рассмешить. Все было прекрасно я наконец поняла, что и я ему нравлюсь. Он предложил дружбу, правда мой телефон так и не взял, а заранее договаривался о следующей встрече. Мы проводили много времени вместе, часто сидели у костра, ночевали под открытым небом, но потом я узнала, что он работает у одного фермера. В то время за мной ухаживали и другие поклонники, были среди них и весьма богатые. Ко мне приезжали на красивых машинах, раритетных мотоциклах, покупали шикарные букеты и подарки. А тут он – простой парень, живущий на ферме. Я стала стесняться его и виделись мы теперь намного реже и там, где нас никто ни мог увидеть. А потом появился Ян, красавчик из богатой семьи. Он делал дорогие подарки, цветы и не давал прохода. Тогда тень Виктора исчезла совсем. Он перестал писать, и мне от этого стало очень холодно, мне не хватало разговоров и встреч, когда мы могли просто смеяться. А Ян был настойчив, и пусть я его не любила, но понимала, что с ним буду жить в роскоши. Он вскоре сделал мне предложение, я сильно сомневалась и решила взять время, чтобы подумать. Тогда мне очень захотелось увидеться с Виктором, но он не появлялся. Я стала его искать сама, и разузнав, нашла ту ферму. В тот день он пас овец недалеко от фермы, улегшись в тени под деревом и играл на гитаре, записывая, что-то в свой блокнот. Он был очень удивлен увидев меня, и очень рад, пока я не сказала, что собираюсь замуж. Мы долго болтали, он был явно расстроен этой новостью, но не пытался меня отговорить. Я спросила его, почему он ни разу не подарил мне цветы, в ответ он показал мне луга с полевыми цветами, и мы прошлись по ним. Гамма ароматов проникла внутрь, и он сказал, что все эти цветы мои, только если их сорвать они потеряют свою красоту и запах. В тот день он был таким необычным и загадочным. Перед тем как попрощаться он мне сказал, что ни о чем не жалеет и каждый вправе выбирать для себя лучшее. Он поблагодарил меня за все, я видела, как ему больно, и впервые я почувствовала эту боль сама. Я обещала, что мы будем дружить и дальше, сможем видеться, на что он только кивал головой, понимая, что эти всего лишь сладкая ложь.

Через два месяца я вышла замуж, но рано утром в день свадьбы, когда было еще темно, кто-то кинул камушек мне в окно, я выглянула, но никого не увидела, только небольшую коробочку на подоконнике, на которой лежал маленький букет полевых цветов. Я была уверена, что это был Виктор, и выбежала на улицу, чтобы догнать его, но он безследно исчез. Я взяла цветы и вдохнула их всей своей грудью вспоминая каждую секунду, проведенную рядом с ним. Мне так хотелось его обнять, прижать крепко-крепко к груди и больше никогда не отпускать. Я была готов все отменить, но уже было слишком поздно. Я взяла коробочку и раскрыв, увидела книжонку со стихами, написанными от руки и письмо.

«Дорогая Николь, прости, если я тебя чем-то обидел, просто помни, что я очень люблю тебя и буду любить всегда, сколько бы лет не прошло и какие расстояния нас бы не разделяли. Мне очень жаль, что я не могу тебе дать то, чего у меня нету, но знай, все то, что у меня есть – твое. Я уезжаю, и не знаю, когда мы увидимся вновь, но хочу подарить тебе эту книжку, все эти стихи о тебе. И знаешь, если два любящих сердца венчаны небом, то они обязательно встретятся…

С любовью, Виктор!»

Я плакала. Только тогда я поняла, что навсегда потеряла его, что хочу пасти овец вместе с ним, хочу ночевать под открытым небом, хочу слушать его стихи и песни, я только тогда поняла, что безумно люблю его и лишь с ним хочу встретить свою старость. Я хотела бежать за ним, но на пороге меня остановила мама. Я была вся в слезах и кричала, что не хочу замуж за Яна, что люблю другого, но мама сказала, что это всего лишь страх, что так бывает и не надо на это обращать внимание. Тогда я прыгнула с окна своей комнаты и хотела убежать, но подвернула ногу. Это был самый настоящий кошмар. На свадьбе я была посмешищем, с размазанной тушью и хромой ногой, но мне было абсолютно безразлично на происходящее, мысленно я бегала по зеленым полям, сбивая босыми ногами прохладную росу, рядом с Виктором. Свадьба прошла, прошла и любовь. Муж все чаще стал пропадать со своими дружками в кругу девиц, а потом и вовсе отправился на флот, пропадая по полгода. Он явно и там любил других женщин, останавливаясь у портов, а я была как ненужная вещь. Это продолжалось семь лет, а до сих пор жалею потерянные лучшие годы. Зато он никогда не жалел денег и мне удалось отхапать значительную часть его сбережений, которых мне хватило на безбедную жизнь. Я легко пережила развод, открыла небольшое предприятие по изготовлению одежды из овечьей шерсти, стала много путешествовать, но не могла его забыть. Не скрою, у меня было потом еще много поклонников, но как я не старалась, я не могла влюбиться ни в одного из них. Я искала лишь его, ждала случайной встречи, и мне порой казалось, что вот он, тот прохожий, шагающий непринужденно и легко, но догоняю и разочаровываюсь… Снова и снова… Не прошло и дня, когда бы я не думала о нем, и каждый день все эти годы я просыпалась с надеждой, что он волшебным образом появится и обнимет меня.

И вот прошло много лет, я стала старухой, а он так и не появился в моей жизни.

Николь тяжело вздохнула и смахнула ладонью слезы. Она была разбита, каждая ее морщинка отражала боль, которую она несла с собой все эти годы, так и не сумев отпустить. Ханна глядела на нее и глубоко сожалела, пытаясь подобрать нужные слова.

– Может это еще не конец? Я готова вам помочь.

– Не надо. Это просто еще одна попытка утешить себя иллюзией, но за ней снова боль разочарования, поэтому лучше оставить как есть. – молвила сухо Николь и добавила. – Но я все равно тебе благодарна, за то, что выслушала, за то, что не теряешь надежды.

– Перестаньте, вы рассказали мне такую историю, которая должна закончится счастливо. Я найду его, обещаю. – сказала девушка.

– Не надо, не обещай того, что не сможешь сделать. – опустив голову молвила Николь и стала подниматься со скамейки. – Нам пора идти.

Солнце уже спряталось за горизонтом, стало темнеть и ночные фонари заменили небесное светило. Ханна и Николь не спеша побрели в дом…



Когда тебя я повстречал,

То сердце биться перестало,

Я безконечно мягким стал,

И понял – жизнь моя пропала.



Когда тебя увидел я,

То напрочь потерял дар речи,

Да что там, разум потерял,

Когда увидел твои плечи.



Когда твоих касался рук,

То умирал и вновь рождался,

Я не желал душевных мук,

Но на крючок любви попался.



Когда с тобою говорил,

Твой нежный голос сладко ранил,

Я был в плену твоем томим,

Я был тобою обезглавлен.



Когда смотрела не меня,

Играя милою улыбкой,

Я обжигался без огня,

Висела жизнь моя на нитке.



Я не хотел страдать, болеть,

Но я тебя тогда не знал,

Не знал, что за спиною плеть,

Когда тебя я повстречал…



4.



Утро пятницы у девушек было суетливое. Ханна колдовала на кухне, а Лиза отправилась с братом по магазинам. Еще несколько подружек Лизы украшали квартиру, вечеринка ожидалась быть веселой. Лизе сегодня исполнялось двадцать пять, она была немного старше своей подруги Ханны, и всегда гордилась этим. Празднование планировали начать в обед, но все шло к тому, что день рождения будет немного перенесен. Так и вышло. Девчонки долго наряжались и собрались только ближе к вечеру. Лиза была в восторге от происходящего, она любила, когда ей уделяют много внимания, все дарили подарки, обнимали, поздравляли, но главный свой подарок она еще не получила и ждала его сильнее других. Среди парней здесь был только брат Лизы – Карл, худощавый и жилистый молодой человек с кудрявой бородой и смуглым лицом. Он тоже с нетерпением ждал своего друга Майка, который целенаправленно опаздывал, чтобы лишний раз обратить на себя внимание. Услышав звук приближающегося мотоцикла гости бросились к окну, лишь Лиза осталась в стороне, показывая своим видом, напущенное безразличие. Сегодня она королева и даже гордый и самовлюбленный Майк сегодня у ее ног, в прочем ноги у нее были красивые, да и вообще сегодня она была особенно притягательна. Весь этот вечерний спектакль был поставлен для одного зрителя, одной актрисой. Именинница готовилась создать первое впечатление, и ей это удалось. Когда вошел Майк она стояла и листала треки в музыкальном проигрывателе, будто даже не заметила, что он приехал, а парень, воспользовавшись моментом подкрался сзади и хотел закрыть ей одной ладонью глаза, так как в другой держал небольшую коробочку, но Лиза почувствовала его приближение и в последний момент развернулась на сто восемьдесят градусов так, что их глаза встретились на расстоянии вытянутой руки. Майк хотел, что-то сказать, но растерялся, он еще не видел ее такой красивой.

– Я тебя слушаю. – с милой улыбкой молвила Лиза, будто к ней пришли на поклон.

– С днем рождения! – слегка неуверенно сказал Майк и протянул коробочку.

– Спасибо! – все так же улыбаясь взяла подарок девушка и подставила свою левую щеку для поцелуя.

Майк наклонился, чтобы поцеловать, но Лиза схитрила и повернулась к нему лицом, так, чтобы поцелуй пришелся ей в губы. Майк был побит, он не ожидал, что она так легко нанесет удар по его самолюбию, а еще минуту назад он чувствовал себя настоящим львом. Здесь Майк не на своей территории, и в ее доме он ей не начальник, а друг, которого она пригласила на свои именины. Невольно, но ему пришлось с этим смириться.

Ханна спряталась в сторонке, Майк когда-то предлагал ей дружбу, и девушка чувствовала себя неловко перед подругой, которая тогда была вне себя. Но это было давно, еще в студенческие времена. Ханне тайно все еще была влюблена в Майка, но понимала свою безнадежность. Ей было больно наблюдать за этой картиной, но она старалась не впускать эту боль, а просто смириться и уступить подруге. Она поймала себя на этой мысли, ей и вправду стало немного легче, даже какие-то приятные чувства проникли в грудь. А Лиза тем временем не упускала момента окончательно охмурить Майка и не давала ему спуска, то заигрывая, то подкалывая его. Майку видно это тоже начинало нравится, когда он почувствовал рядом властную женщину, Лиза его чем-то зацепила и он всерьез призадумался, не рассмотреть ли ее кандидатуру в качестве своей спутницы. В общем колдовские чары именинницы подействовали на парня всей своей силой, и Лиза это понимала, потихоньку добивая и завоевывая его сердце.

Вечер был в самом разгаре, и гости требовали развития праздника и посовещавшись решили отправится в клуб, где можно было потанцевать и поиграть в боулинг. Все уехали на такси, только именинница и Майк отправились на мотоцикле. Не взирая на то, что парень немного выпил, он все же сдержал свое обещание прокатить Лизу. Ханна теперь ревновала еще сильнее, и ее самонастройка давала сбой, все ее надежды относительно Майка таяли на глазах, и она ничего не могла с этим поделать. Она считала, что он ее когда-то заметит, а потом они поженятся. Но когда-то все не наступало, в отличии от Лизы, которая наступала широкими шагами. Оставалось отпустить, но получалось это едва ли.

Все гуляли и веселились, только Ханна никак не могла найти себе место, к тому же Лизы и Майка долго не было. Они наконец прибыли, но к этому времени к имениннице интерес значительно пропал, все разбились на группки и отдыхали. Праздник пошел на самотек, подружки Лизы ушли на танцпол, заметив, что Лиза проводит время наедине с Майком, которого старалась подпоить еще сильнее. Карл со своей девушкой играли в боулинг и казалось, что они и вовсе пришли сюда вдвоем. Одна только Ханна не знала куда податься, и отправилась к барной стойке, чтобы залить свою горечь и обиду алкоголем. Бармен делал ей коктейли один за другим и девчонка изрядно накачалась спиртным, да так, что ей стало немного не по себе и она отправилась в уборную. Девушку несколько раз стошнило, и она, испачкав свой наряд решила вызвать такси, но выйдя из кабинки, возле умывальников увидела целующихся Лизу и Майка, которые как некстати тоже ее заметили.

– Что с тобой? – оторвавшись от губ парня спросила Лиза.

– Все в пррядке. – запутавшимся языком ответила Ханна и расплакалась.

Она была сильно ранена увиденным, но еще больше она не хотела, чтобы Майк видел ее такой пьяной, растрёпанной и заплаканной. Она понимала, что теперь ей остается только поздравить победительницу. Ханна выбежала из уборной и бросилась на улицу, а ее подруга даже не пошевелила пальцем, чтобы ее догнать и успокоить, и лишь продолжила целовать своего возлюбленного.

Погода была холодная и сырая, на дворе стоял октябрь, и если днем солнечное тепло было еще ощутимо, то к вечеру от него не оставалось и следа. Ханна стояла на улице и рыдала. В глазах все двоилось и расплывалось, а цифры телефона предательски убегали из-под пальцев. Не совладав с собой, она разбила гаджет об асфальт и пошла в сторону дома пешком. Девушка была в отчаянии, еще вчера она чувствовала, что этот праздник будет для нее неудачным, но в действительности он получился куда хуже, чем она думала. Она прошла несколько сотен метров и спотыкнувшись сломала себе каблук на туфельке. Казалось, что это был самый худший день в ее жизни и Ханна просто села на тротуар и расплакалась еще сильнее. Она проклинала Майка и свою подругу, первого за то, что влюбилась, а вторую за то, что увела. Вероятно, что сегодня в ней говорил алкоголь, ведь в другие дни она совершенно спокойно воспринимала отношения Лизы и Майка. Но сегодня ей хотелось бежать подальше ото всех, чтобы ни с кем не разговаривать и не видеться. Она хотела зарыться в землю и сидеть там пока ей снова не захочется жить. Ее стали посещать глупые мысли, но она старалась их отогнать. Она понимала, что практически каждый день ей придется видеться с Лизой и Майком, и рана, сверлящая в ее груди, не сможет быстро зарасти. У девушки была впереди целая суббота, чтобы подумать над своей жизнь, а в жизни нужно было срочно что-то менять. Ханна поднялась, сняла туфли и бросила их в ближайшую урну. Босиком по асфальту идти было холодно, и хмель в голове стал быстро исчезать. Подойдя к дому, в котором она снимала квартиру, вспомнила про куртку, которую забыла в клубе. В куртке были ключи. Она вывернула сумочку, в надежде, что случайно бросила их туда, но их не было. Ханна, полностью отчаявшись, уселась у дороги и снова разрыдалась. Она сидела с опущенной головой и не заметила, как к ней подошел парень и протянул салфетки.

– Вам нужна помощь? – спросил тот.

Ханна от испуга чуть не сделала сальто и быстро вскочила на ноги.

– Простите, если я вас испугал. – молвил незнакомец. – Возьмите салфетку.

– Спасибо. – девушка взяла бумагу и вытерла слезы, размазав потекшую тушь.

Парень молча стоял и смотрел на девушку, а она, под тусклым светом фонарей, стала разглядывать его. Он был одет в теплую куртку и на голове у него была смешная шапка с бубоном, с которой выглядывала темная челка. Он был примерно того же роста и взгляд девушки приходился прямо на четкие черты его лица. Она смотрела на его слегка выпученные глаза, на большие губы, широкий нос с маленькой горбинкой и эти черты показались Ханне довольно милыми и смешными, она смотрела на него и какое-то тепло пролилось по ее телу. Слезы исчезли и на ее лице сама по себе появилась улыбка, парень тоже улыбнулся.

– У вас все в порядке? Может я могу чем-то помочь? – улыбаясь спросил тот.

– Нет, спасибо, у меня все хорошо. – трезво сказала Ханна.

– Может быть вы подскажете, где я могу найти ночлег в этом городе? – спросил парень и посмотрел на босые ноги девушки.

Ханна сделала вид, что этого не заметила.

– Сегодня вы уже вряд ли сможете что-то найти. В нашем городке есть гостевой домик, но ключи в администрации города, а она откроется только завтра утром. Точнее уже, наверное, сегодня.

– Может быть есть какой-то хостел? – поинтересовался незнакомец.

– Нет, сегодня вы уже ничего не найдете.

– Очень жаль. – парень снова невольно бросил взгляд на босые ноги девушки и уходя молвил. – Что ж, тогда прощайте.

– Есть дом престарелых, можно переночевать там. – вдогонку прикрикнула Ханна.

– Далеко? – повернувшись спросил парень.

– Километров двадцать, может двадцать пять.

– Далековато, боюсь, что ночью мне туда не доехать. – парень кивнул на стоящий позади необычный велосипед.

– Вы можете оставить свой транспорт здесь и поехать на такси. – предложила Ханна. – Я сейчас предупрежу.

Она потянулась за телефоном и вспомнила, что он разбит.

– Не стоит, я найду место для ночлега. – произнес парень и снова посмотрел на босые ноги девушки.

– Перестаньте смотреть на мои ноги, я просто сломала каблуки и поэтому выбросила туфли. – стала оправдываться девушка, заметив, что парень не понимает почему в такой холод она без обуви. – Вот мой дом, но я оставила ключи в клубе.

– Давайте, я отвезу вас, только сначала вы обуете хотя бы мои ботинки.

– Нет, нет. Ты что. Вы что. – поправилась Ханна.

– Можно на «ты». Я Алекс. – парень подошел ближе и положил у ног девушки свой рюкзак.

– Очень приятно. Я Ханна. – в радужной улыбке разлилась та.

– Рад познакомиться. – молвил Алекс и стал рыться у себя в рюкзаке.

Парень достал пару новых носков и высокие ботинки, на несколько размеров больше миниатюрной ножки девушки.

– Присядь. – указал он на свой рюкзак и стал обувать Ханну, присев на колено как сказочный принц из доброй сказки, который примерял туфельку своей принцессе. Девушке было очень приятно, что кто-то о ней так заботится, и немного засмущалась. Парень снял куртку и набросил на плечи девушке, шапку снимать не стал.

– Ну, что, поехали? – спросил тот.

– На этом? – улыбка Ханны переросла в смех, и та залилась от хохота. Алекс тоже рассмеялся.

– Ты серьезно? – все еще улыбаясь спросила она.

– Я самый серьезный человек в мире. – мило улыбаясь ответил парень.

Ханна поняла, что Алекс не шутит и они подошли к транспорту. Он был весьма необычным, сзади было одно колесо, рулевое, а впереди два ведущих, между которых размещался огромный ящик для вещей. Сидение было тоже очень своеобразным, но весьма удобным. Таких велосипедов девушка раньше не видела. Алекс гордым шагом подошел к своему железному коню и похлопав по сидению сказал:

– Этот велосипед спроектировал мой лучший друг, вернее доработал один интересный старый проект.

– Никогда раньше не видела таких. – произнесла Ханна с любопытством рассматривая велосипед.

– На самом деле таких очень много, но они похожи лишь внешне. Такой, на самом деле, один, здесь усовершенствованный ходовой механизм. Мне этот велосипед дали на обкатку, это новая модель.

– Очень интересно. И как далеко ты собрался? – поинтересовалась девушка.

– Сложно сказать, колеса рисуют мой путь. – загадочно ответил парень.

– То есть ты едешь куда глаза глядят? – с ухмылкой задала вопрос Ханна.

– Можно сказать и так. Я писатель. Путешествую и делаю свои заметки. – улыбнувшись молвил Алекс.

Девушка явно засмущалась от его улыбки, он был ей очень любопытен, они были знакомы всего несколько минут, а парень произвел на нее сильное впечатление, человека воспитанного, образованного и интересного.

– Присаживайся! – парень откинул второе сидение, которое крепилось на ящике перед рулем, оно было не менее удобное и мягкое чем водительское. Девушка осторожно села.

– Куда едем? – гордо спросил Алекс, будто был за штурвалом огромного корабля.

– Пока прямо, а там я скажу.

Парень надавил на педаль и трехколесный транспорт покатился вперед. Они ехали не быстро, но до клуба добрались совсем скоро. Ханна попросила остановить чуть подальше, чтобы ее никто не увидел в таком прикиде. Она отдала куртку Алексу, и быстро сбегала за своей. Уже выходя из клуба она увидела пьяного вдрызг Майка, безуспешно пытающегося завести свой мотоцикл, и чуть более трезвую Лизу, оттягивающую своего любимого от этой глупой затеи. Ханна бросила на них короткий взгляд и поспешила к своему новому знакомому.

– Все хорошо? – поинтересовался парень, когда подошла девушка.

– Все отлично. – улыбнувшись ответила та.

– Тогда прыгай, я отвезу тебя домой.

Ханна снова уселась, но почему-то теперь ей уже домой ехать не хотелось, точнее ей не хотелось прощаться с Алексом. В этот прохладный вечер он согрел ее своим присутствием, ослабил ту внутреннюю боль, которая мучила ее уже давно. Она понимала, что возможно больше никогда его не увидит и по дороге к дому ей стало снова очень грустно. Но вдруг это судьба? Или все-таки алкоголь? Она постаралась выбросить эти мысли, а Алекс остановил велосипед у порога. Она неохотно слезла, Алекс вслед за ней. Так они и стояли, не желая прощаться, но и понимая, что прощание неизбежно. Парень взял ситуацию в свои руки.

– Мне пора. – сказал он так, будто сожалеет, что разлука неизбежна. – Пока. Надеюсь еще увидимся.

Тонкая нотка досады прозвенела в его голосе.

– Пока. – тихо сказала Ханна, и стала двигаться в сторону дома, сдерживая себя, чтобы не обернуться и не показать свою слабость.

Алекс провожал ее взглядом, надеясь, что она еще обернется и он еще раз увидит ее милое лицо. Но девушка шла не оборачиваясь, боясь, что еще один взгляд может причинить ей боль. Она быстро вставила ключ в дверной замок. Ханна вошла в дом. Сняла ботинки… Ботинки. Она забыла отдать ботинки. Девушка быстро накинула свои кроссовки и быстро выбежала снова на улицу, чтобы догнать парня. Но. Парень даже не думал уезжать. Он стоял на том же самом месте и так же пристально глядел в сторону крыльца, окрыленный и печальный. Алекс не мог забыть глаза Ханны и ни о чем больше не мог думать. Но когда вновь увидел ее спускающуюся с крыльца – расцвел. Девушка подбежала к нему слегка запыхавшись.

– Вот. Забыла отдать.

– Я тоже совсем про них забыл.

– Носки? – на полном серьезе спросила девушка, чем и вызвала смех у парня.

– Нет. Носки можешь оставить.

– Куда дальше? – произнесла она.

– Переночую на ближайшей заправке. – без восторга ответил он.

Девушка немного помолчала, видимо что-то обдумывая.

– Не хочу, чтобы ты меня как-то не так понял, но я могу предложить тебе переночевать у меня. Я постелю тебе в кухне, на маленьком гостевом диване. Все же лучше, чем непонятно где.

– Нет, спасибо. Это слишком. – смущенно молвил тот.

– Знаешь, если бы не ты, я бы до сих пор, наверное, мерзла босая на улице, а ты меня выручил и теперь я хочу помочь тебе. Ты сможешь помыться, покушать и отдохнуть, если нужно перестирать свои вещи, ведь ты уже, наверное, не первый день в пути.

– Не первый. Даже не день. – улыбнулся Алекс.

– Неделя?

Парень посмотрел на девушку, будто в чем-то провинился.

– Шесть месяцев.

– Шесть месяцев? Ты сумасшедший. – восторженно восклицала она. – Прости, я в хорошем смысле конечно.

Ханна была очень удивлена и еще раз обдумав сказала:

– Значит так. Сегодня остаешься у меня. Так что привязывай своего коня и пошли за мной.

Алекс пытался выкрутиться, находя оправдания, лишь бы не идти в дом, но сам понимал, что это лучшее, что ему сейчас могли предложить. Он еще немного сопротивлялся, но в итоге послушно пристегнул велосипед к ближайшему столбу, взял из ящика необходимое и побрел за Ханной. Она была счастлива, и улыбка растеклась по ее милому, испачканному потекшей тушью лицу. Это был первый раз, когда она привела парня к себе домой.

Алексу открылась небольшая уютная однокомнатная квартирка. Подходящее жилище для молодой незамужней девушки. Ханна подготовила постель и чистое полотенце, Алекс тем временем перебирал свои вещи и ставил на зарядку свои гаджеты. Теперь девушка смогла рассмотреть лицо парня при свете. Волосы у него были темные и длинная густая шевелюра на голове. Лицо было выразительным с двухнедельной щетиной. Он был неопрятен, но по-своему красив и мужественен. Они разговаривали не много, было поздно и пора была ложиться спать. Девушка показала, где душ и кухня, пожелала доброй ночи и ушла к себе в комнату. Алекс еще немного повозился со своими вещами, потом помылся и тоже улегся. Алекс уснул мгновенно, а Ханна еще долго лежала и перебирала мысли. Сегодняшний день был очень контрастным, смешанные чувства переживала девчонка, она была готова испариться как утренний туман, а потом все перевернулось и ей захотелось жить как никогда раньше, она осознала, что кроме Майка есть и другие замечательные парни. Сегодня она впервые почувствовала мужскую заботу, она была в безопасности, она могла позволить себе быть слабой девочкой. Она открыла книжонку и прочитав еще одно стихотворение. Потом выключила ночник и сладко уснула.



Приди ко мне пожалуйста во сне,

Сиянием звезд моргни холодной этой ночью,

Мы растворимся, мы растаем в темноте,

Найдем друг друга и откроем ясны очи.

Мы среди звезд полночных сможем отыскать,

Свои далекие и давние мечты,

Там нам никто уже не сможет помешать,

Там наши сны, там будем только я и ты.



Ты приходи, я буду ждать тебя во снах,

И даже там твоей любовью окрылен я,

Быть может там смогу об этом рассказать,

Ведь наяву боюсь обжечь тебя и словом.

Мы полетим по самым сказочным местам,

Пойдем по самым удивительным планетам,

Я покажу, что есть на свете чудеса,

Но из чудес, ты всех прекрасней в мире этом.



Кометы будут танцевать под свет луны,

Дельфины песни будут петь тебе и мне.

Я буду ждать тебя, как раньше, у воды,

Ты лишь приди ко мне пожалуйста во сне.



5.



Ханна проснулась поздно, после тяжелой и насыщенной ночи. Она еще нежилась в кровати, боясь разбудить Алекса. А Алекс тем временем, уже сходил в магазин, приготовил завтрак и тихонько что-то писал в своем ноутбуке. Ханна услышала щелчки клавиш и решила, что ночной знакомый уже не спит. Она была удивлена тем, что парень уже успел приготовить завтрак. Сегодня он был очень свеж, выбрит и выглядел очень привлекательно.

– Доброе утро! – бодро сказал Алекс, увидев в дверях взлохмаченную Ханну.

– Доброе! – улыбнулась она.

– Я тут немножко похозяйничал, не хотел тебя будить.

– Не переживай. Будь как дома.

– Я приготовил завтрак. Может хочешь перекусить? – спросил парень.

– Завтрак? – удивленно молвила Ханна. – И что же ты вкусного приготовил?

– Творожная запеканка с яблоками и медом, правда она уже остыла.

– Наверное, вкусно. Только мой холодильник пуст, где ты взял продукты?

– Я уже сбегал в магазин.

Ханна чувствовала себя не лучшим образом после вчерашнего дня рождения. Она выпила таблетку и молвила:

– Ладно, я пойду умоюсь, а ты поставь, пожалуйста, чай.

Алекс послушно включил чайник и убрал со стола свои принадлежности. Пока девушка была в ванной он сделал фруктовый чай и поставил на стол приготовленный завтрак. Ханна была не долго и вскоре они вдвоем сидели за столом. Девушка обратила внимание, что запеканка была порезана, но не тронута. Парень ждал, пока она проснется, чтобы вместе позавтракать, это ей показалось таким милым, да и сама обстановка была очень теплой и домашней, будто они прожили вместе уже много лет.

– Никогда не пробовала ничего вкуснее. – прожевав первый откусанный кусок молвила девушка.

– Спасибо. Я рад, что тебе понравилось. Это фирменная запеканка моей мамы.

– Где живет твоя мама? – поинтересовалась Ханна для поддержания беседы.

– Далеко от сюда в глухой деревушке. – сказал Алекс и задумчиво посмотрел в окно.

Он явно скучал по своей матери, и знал, что мама скучает еще сильнее, ведь она там совсем одна.

– А отец? – спросила девушка.

– Отец умер восемнадцать лет назад, когда я был совсем ребенком. Он много курил. – не отрываясь от окна грустно молвил парень. – Меня воспитал крестный, папин друг. Он помогал матери справиться с домашними делами, пока я не вырос. А потом просто исчез. – он сделал многозначительную паузу и спросил. – А где твои родители?

– Я их не помню, бабушка говорила, что они погибли, когда я была совсем маленькой. Теперь не стало и бабушки и я совсем одна.

– Не представляю, как тебе тяжело. – сказал Алекс и машинально положил руку на руку девушки. – Ты видимо очень сильная девушка.

Ханна не стала выдергивать руку, а это было явным вторжением в ее личное пространство, но вторжение это стало очень теплым и приятным, что даже плечи немного обмякли.

– Я стараюсь быть сильной, но это не всегда получается. – произнесла девчонка и, все же, медленно вытянула свою руку, дав понять, что не стоит спешить.

– Очень вкусно. Правда. Обязательно оставь рецепт. – попыталась она сменить тему.

– Конечно, тут все просто, справится даже ребенок. Я тебе запишу. – молвил парень и оторвав со своего блокнота листок написал список ингредиентов и последовательность приготовления.

– Ты путешествуешь один? – спросила вдруг девушка, прикрепляя листок к магнитику на холодильнике.

– Да. В основном. Бывает, что на моем пути встречаются и другие велотуристы, или путешественники, которые передвигаются «стопом». Я всегда рад таким знакомствам, нам обычно есть, о чем поговорить. Ну а так я обычно один. Когда тепло, ночую в палатке, теперь приходится перебиваться по заправкам и отелям, редко, когда кто-то приютит, как ты, например.

Девушка распахнулась в улыбке, парень ей делал тонкий комплимент на ее доброе сердце.

– А о чем ты пишешь? – сияя глазами поинтересовалась Ханна.

– О любви, конечно. Все книги о любви. – улыбнулся Алекс и сделав небольшую паузу продолжил. – Если серьезно, я собираю разные любопытные истории, в том числе и любовные. Это скорее будет сборник рассказов, чем полноценная книга, для своего романа я еще, наверное, не дорос.

– Мне кажется ты прибедняешься. У тебя наверняка есть талант. – молвила девушка.

Алекс немного смутился.

– Может дашь что-нибудь прочесть? – продолжила она.

– Еще никто не читал мои рассказы.

– Тем более, буду твоим первым критиком. – улыбнувшись сказала Ханна.

– Ну хорошо, когда допишу отправлю тебе книгу.

Ханна улыбнулась, но внутри ей вдруг стало грустно от того, что Алексу скоро придется уехать.

– А ты, когда собираешься продолжить свое путешествие? – спросила она.

– Ты меня уже выгоняешь? – с иронией спросил парень.

– Нет, что ты. Можешь быть сколько хочешь. – ляпнула Ханна, не подумав, хотя думала она как раз о том, чтобы Алекс задержался в гостях еще.

– Правда? Мне очень приятно, что ты меня приютила, но я не могу остаться у тебя, хотя мне нужно ненадолго где-то остановится и решить некоторые дела.

– Сколько времени тебе нужно, чтобы решить свои дела? – вдруг загорелась Ханна, почувствовав надежду, что это их не последний день.

– Думаю день, а может и два. Все зависит от того как будет продвигаться моя работа. Хочу закончить один из рассказов. Еще нужно позвонить домой, чтобы перевели мне немного денег и пополнить запасы.

– Так оставайся здесь, я все равно целыми днями на работе, часто там ночую, а выходные я тоже беру редко, квартира пустует. Тебе не придется платить за отель, у меня будешь жить безплатно.

– Нет, я так не могу. Мне будет очень неудобно перед тобой. Я сниму жилье и не буду никого притеснять.

– Ну если хочешь, можешь снять комнату у меня. – настаивала девушка.

Алекс заметил, что Ханна не желает его отпускать, да и сам он чувствовал, что не хочет с ней прощаться.

– Ну хорошо. Если ты не против, то соглашусь, только я рассчитаюсь за все удобства.

– Как посчитаешь нужным. – широко улыбнулась радостная Ханна и взглянула на ясный день за окном. – Сегодня у меня выходной, может погуляем?

– Хорошо. Я не против. Покажешь мне ваши достопримечательности?

– Конечно, только городок у нас очень маленький, особо то и показать нечего. Только вначале перестираем твои вещи.

Ханна помогла Алексу разобраться со стиральной машиной, и забросив вещи, парень пошел ковыряться с велосипедом. После они сходили в ближайший минимаркет и салон сотовой связи, за новым телефоном для Ханны. Со стороны можно было подумать, что эта пара уже давно вместе, им не хватало только парочки маленьких детишек. Все у них было ладно, Ханна готовила обед, Алекс ремонтировал кое-что по дому. Они хорошо смотрелись вместе, Ханна красивая, добрая и ласковая, Алекс брутальный и надежный, Ханна хозяйственная, Алекс рукастый, не боящийся работы, Ханна мечтательная, Алекс романтичный. Пусть у него кроме велосипеда и рассказов ничего не было, за то он был настоящий, не скрывающийся под маской. Ханна тоже не пряталась за занавеской лжи, а была открытой и прямой.

Ближе к вечеру они отправились на прогулку. Велосипед с собой не брали, а составили пеший маршрут. Алекс много рассказывал о своих путешествиях, Ханна, повесив уши, внимательно слушала. Потом они отправились в парк, кормили хлебом уток, а когда уже начинало темнеть и на улице сильно похолодало, Ханна предложила выпить горячего чая. Они сели за столиком на улице в летнем кафе.

– Я давно так не гуляла. – сдувая пар с горячей кружки сказала девушка.

– Я тоже, уже не помню, когда так много ходил пешком.

– Если ты не против, можем как-нибудь повторить, пока ты не уехал. Мне здесь абсолютно не с кем проводить время.

– У тебя здесь нет друзей? – поинтересовался Алекс.

– Есть знакомые, но настоящих друзей нет. Была подруга, но вчера наша дружба видимо рухнула. Она… Да в прочем не важно. Уже не важно. Она просто нашла себе нового друга.

Алекс замолчал и стал пить чай, но сделав пару глотков вдруг спросил:

– Хочешь, я буду твоим другом.

Ханна посмотрела на него очень серьезно.

– Не думаю, что это возможно. – печально ответила она.

– Нет ни чего невозможного.

– Ты скоро уедешь, и мы наверняка больше не увидимся.

– Ну зачем ты так сразу. Мы живем в мире технологий, расстояние не станет нам помехой. – Алекс улыбнулся, показывая своим видом, что готов к продолжению их знакомства.

Ханне было приятно, что Алекс предложил ей дружбу. Только с каждой минутой она понимала, что влюбляется в него, и дружеские отношения на расстоянии могли принести ей только страдания. Она не готова была покинуть работу и отправиться в след за ним, да и он навряд ли смог бы обосноваться в этой глуши.

– Ну а разве мы сможем вот так посидеть в парке и попить чаю? – запротестовала Ханна. – Конечно, я с удовольствием буду с тобой общаться, но это виртуальная дружба, понимаешь. И вообще, мы еще мало знакомы, чтобы говорить о дружбе. – загадочно улыбнулась Ханна, стараясь не показывать нарастающую боль.

Алекс тоже улыбнулся. Он и вправду почувствовал что-то теплое к этой милой девушке, но в то же время и понимал, что это знакомство не имеет перспектив и расстояние заглушит их дружбу.

– Расскажи о своей работе. – сменил тему парень, вспомнив, что Ханна обмолвилась о доме престарелых, когда они гуляли по городу.

– О нет, только не о работе. – замахала руками девчонка.

– Почему же? Людям в возрасте безусловно есть чем поделиться. Они прожили жизнь, у каждого своя история. Мне бы было интересно побеседовать с такими людьми. – задумчиво сказал Алекс, глядя куда-то вдаль.

– С радостью бы поменялась с тобой местами и покатила бы на велосипеде по свету. Чтоб ты понимал, мне приходится видеть, как умирают одинокие люди, а это не очень приятно.

– Неужели там прямо все одинокие?

– Прямо все. Только притворяются, что им в доме хорошо и весело, но я слышу, как они плачут ночами, как молятся за своих родных, которые их оставили, как смотрят в окна, когда проезжает очередная машина, надеясь, что их приедут навестить. А другие и вовсе остаются одни и стараются не выдать себя, ведь давно уже умерли, просто тело все еще по инерции пытается жить. Нет, это не милые беседы и поучительные рассказы, это плачевные исповеди, раскаяние, и вырывающиеся наружу душевные раны. И самое грустное, что ты видишь, куда катиться твоя жизнь, что совсем скоро и ты будешь также носить искусственную улыбку и жалеть о всем, что сделал, и еще больше о том, чего не сделал. – у девушки явно накипело, и сделав небольшую паузу она добавила. – Так что, хотел бы поменяться?

– Увы, я слишком свободолюбив, чтобы оставаться долго в одном месте, но несколько недель пожил бы там с удовольствием. Возможно это помогло бы открыть что-то новое для меня, для моих рассказов.

– Тут ты, наверное, прав, истории у них и вправду есть интересные. Буквально пару дней назад я услышала одну душевную историю.

– О чем же? – заинтересовался парень.

– О любви конечно. – ухмыльнулась Ханна. – О потерянной любви.

– Ты можешь мне рассказать? – Алекс был явно заинтригован.

Ханна не успела ответить, их разговор перебил проходящий мимо фотограф, маленький смешной мужчинка в кожаной куртке и черной шляпе, который без спроса сделал снимок и тряс его в руке, чтобы он проявился.

– Простите не удержался, вы такая красивая пара, я не мог просто пройти мимо. – сказал фотограф. – Десять и фото ваше.

Он знал, как работает его маленький бизнес, поэтому без труда продавал фото посетителям парка.

– Это грабеж. – вспылила Ханна и стала торговаться. – Вы посмотрите. Предлагаю пять.

– Десять за две. – внес свое предложение фотограф.

– Хорошо. – сказала Ханна и присела поближе к Алексу, который совсем потерялся и не понимал, что происходит.

– Улыбочку! – еще секунда и мужчина тряс уже второе фото.

Он был явно навеселе и сделал еще одно фото уже для себя.

– Это мне в портфолио. – махая третьим снимком сказал старик.

Алекс опередил Ханну и вручил ему деньги, взяв две фотографии, и словно взвесив в руках, отдал их девушке.

– Будьте счастливы! – приподняв над головой шляпу, мужчина удалился на поиски новых клиентов.

Ханна, рассмотрев фото отдала парню ту, где считала, что получилась лучше. Алекс принял снимок и положил во внутренний карман.

– На чем мы остановились? – спросила девушка, довольная сегодняшним вечером.

– Ты мне хотела рассказать историю. – улыбнулся Алекс.

– Разве хотела? – засомневалась девушка и тоже улыбнулась.

– Да рассказывай уже. – Алекс был весь во внимании.

Ханна допила свой чай и стала рассказывать историю Николь с самого начала.

Алекс внимательно слушал, а в конце достал блокнот и сделал какие-то пометки.

– Это, чтобы не забыть. – пояснил он. – Этой истории явно не хватает счастливого конца.

– Полностью с тобой согласна. Поэтому пообещала найти Виктора.

– Я думаю, что в век технологий, поиск не составит большого труда. – предположил парень.

– Ошибаешься, его нет ни в одной социальной сети, или он регистрируется под другим именем. После разлуки с Николь, Виктор скорее всего уехал в другую страну, и не известно в какую, поэтому трудности в поиске все-таки возникли.

– Можно было бы конечно подключить какую-нибудь службу, но нет оснований для его поиска. – почесывая подбородок сказал Алекс и над чем-то задумался.

– Ладно. – вставая сказала девушка. – Становится прохладно. Может пойдем?

– Да. Конечно. – не стал сопротивляться парень. – Идем домой?

– Есть предложения? – заинтриговалась Ханна.

– У вас есть кинотеатр? Я забыл, когда смотрел кино. – намекнул он, что не против провести с девушкой еще немного времени.

– Был, вернее, есть, но закрыт на ремонт. Но если хочешь, мы можем посмотреть кино у меня на работе, в актовом зале есть большой экран. Мы еще успеваем на сеанс, правда крутят в основном старье. Поедем? – загорелась девушка.

– Я с удовольствием, если, конечно, ты этого хочешь.

– Я вызываю такси. – произнесла она и полезла за новым телефоном.



Ханна и Алекс приехали в дом престарелых, и девушка, поздоровавшись с женщиной за столиком при входе, которая одобрительно кивнула головой, и сразу повела парня в актовый зал. Людей в этот вечер было совсем не много и молодые люди устроились на самые вакантные места на последнем ряду.

Фильм был скучноватый, но Алексу он очень понравился, чего не сказать про девушку, ведь она почти уснула. После они вызвали такси и уехали домой. Алекс приготовил ужин, а Ханна готовилась к рабочему дню. На ужин была рыба. Девушка была в восторге от кулинарных способностей нового гостя.

– Ты где научился так готовить?

– Моя мама кулинар. Я кое-что почерпнул у нее.

– Тогда понятно. Очень вкусно. Спасибо! – отблагодарила за прекрасный ужин Ханна.

– Тебе спасибо! За великолепный день. – посмотрел Алекс прямо в глаза девушке и немного смутил ее.

– Я тоже отлично провела время. – сказала Ханна и стала прибирать со стола.

Они еще немного поболтали, пока девушка была на кухне, но вскоре она отправилась отдыхать в свою комнату, расстелив постель для гостя. И уже закрывая дверь в свою комнату спросила:

– Ты случайно стихи не пишешь?

– Нет. Не пробовал. А что? – произнес заинтригованный парень

– Нет, ни чего. – улыбнувшись молвила Ханна. – Спокойной ночи!

– Спокойной ночи! – улыбнулся в ответ девушке Алекс.



Ханна легла в постель и под светом ночника стала разглядывать сделанную на кануне фотографию. Ей не хотелось забегать слишком далеко, но невольно она стала представлять его рядом с ней. Один день изменил ее жизнь. Теперь она готова была сорваться как осенний листок и лететь далеко-далеко, ловя потоки ветра. Всего лишь день, а она уже успела позабыть о Лизе и Майке, она уже не сердилась на свою подругу и готова была сама извиниться за свое непристойное поведение в клубе. Ханне не хотелось больше ни с кем враждовать и что-то делить, ей просто хотелось быть рядом с этим молодым человеком. И даже нудный и неинтересный фильм не испортил ей вечер. Она вспоминала минуты, проведенные с ним, и теперь ей уже не хотелось даже выходить на работу. Странное тепло разлилось в ее животе, и девушка поняла, что влюбилась.

Алекс тоже улегся на небольшом диванчике и вспоминал чудесные минуты уходящего дня, рассматривая сделанное веселым мужичком фото. Он смотрел на Ханну и рисовал в голове новые романтические сюжеты, только теперь ему не хотелось их записывать, ему хотелось их проживать в реальной жизни. Он был готов сломать свой велосипед, и остаться здесь. Он готов был устроится на работу в дом престарелых, пусть даже уборщиком, только бы чаще видеть сияние ее злато-карих глаз. Он не представлял, как может один день изменить отношение к жизни, как все в миг может перевернуться. Ему теперь не хотелось никуда ехать, он нашел источник своего вдохновения и готов был начать свой первый роман. Он чувствовал, как сердце учащало свой ритм при мысли о ней, и он понял, что влюблен.

Алекс положил фото в ноутбук и, закрыв его, попытался уснуть. Ханна открыла книжонку, и немного почитав вложила в нее фото, выключила свет и окунулась в мечты.



Зимою лютой мне б снежинкой белой стать,

Чтобы согреться на твоей ладони,

Став теплой каплей растворяться, исчезать,

Впитаться в кожу, до глубин, до самой крови.



Мне б стать цветком прекрасною весной,

Чтоб ты, сорвав меня, мой аромат втянула,

В груди тогда остался бы с тобой,

Ты в гамме сладких нот бы утонула.



Мне стать бы песней, той, что льется знойным летом,

Твой слух ласкать, шептаться о любви,

В душе твоей чтоб потеряться где-то,

И осторожно притаится там внутри.



Мне б стать листком порой осенней и тоскливой

Сорваться с ветром и лететь кружась,

Чтобы волос твоих коснуться можно было,

Покорно, тихо, чтоб у ног твоих упасть.



Мне б просто стать тем воздухом, что дышишь,

Мне б тишиной твоей навеки стать,

Мне б стать водой, что пьешь, или стать пищей,

Лишь только б быть с тобой, лишь только бы не ждать.



6.



Ханна проснулась рано, но Алекс уже не спал, а читал что-то на своем ноутбуке. Утро для девушки выдалось прекрасным, после вчерашней прогулки она спала очень крепко и проснулась бодрой и отдохнувшей. Девушка пошла в ванную, приводить себя в порядок, хотя и без макияжа сегодня выглядела очень хорошо. Алекс тем временем принялся готовить утренний кофе и бутерброды. Ханна торопилась на работу и металась из комнаты в комнату, то сушила волосы, то искала косметичку, и наведя красоту села за стол дуя на только что накрашенные ногти. Алекс смотрел на нее как на принцессу:

– Что? – с непонимающим взглядом спросила девушка, да так резко, что парень чуть не подавился.

– Просто… – чуть замялся парень и продолжил. – Просто ты потрясающе выглядишь.

Алекс от собственных слов засмущался и покраснел.

– Спасибо за комплимент. – улыбнулась девушка. – На полке возле двери лежит пара ключей, если тебе нужно куда-то выйти, закрывай двери.

– Без проблем. – молвил Алекс, жуя бутерброд.

– Я буду поздно вечером, меня не жди, ложись спать и закрывай дверь на кухню, чтобы я тебя не разбудила.

– Хорошо. – продолжая жевать пробормотал парень.

– Чувствуй себя как дома, но не забывай, что ты в гостях. – улыбнувшись пошутила девушка, и оставив кофе недопитым, добавила. – Все я пошла, а то опоздаю на автобус.

– Хорошего дня! – наконец дожевав сказал Алекс.

– И тебе! – снова ослепила парня улыбкой она.

– Вечером увидимся, я буду тебя ждать. – подмигнув глазом молвил он.

– Пока!

Ханна мило помахала пальчиками и ушла, оставив Алекса наедине со своими записями. Он тут же принялся за работу периодически отвлекаясь от монитора, чтобы дать отдохнуть глазам. Ханна же мчалась на работу, вспоминая вчерашний вечер. В идеале он должен был закончиться поцелуем, но ни Ханна, ни Алекс не имели для этого необходимой смелости. Тоска нахлынула на ее мягкое сердце, она хотела скорее вернуться домой, к Алексу. На смену вчерашнему солнцу прилетели серые плотные облака, а на окне автобуса появилась мелкая сыпь. Она глядела на собирающиеся капли, которые каким-то образом переместились на ее глаза, образуя слезинки. Почему было так тяжело? Он скоро уедет и удастся ли встретиться вновь, известно одному лишь Богу.

Ханна уже подъезжала к работе и постаралась настроиться на позитив. Она вдруг поймала себя на одной интересной мысли, что одно событие, одна встреча может перевернуть жизнь. Еще в пятницу вечером она сходила с ума от безпомощности и безсилия, а вечером субботы уже была полна сил и млела в компании молодого человека, за которым готова была уйти в самые далекие дали. Вероятно, что влюбленность ослепляет, и за этой пеленой не видно, ни перспектив, ни продолжения, ни даже намека на завтрашний день, ведь в момент, когда мы действительно влюблены – время теряет свою силу, оно останавливается и все становится слишком мелким и незначительным. Может именно в эти моменты мы проживаем самую настоящую жизнь, может такой она должна быть. Ведь в эти минуты нам хочется творить, писать стихи, петь танцевать, нам хочется совершать поступки и нам плевать на завтрашний день, нам плевать на мнение других, ведь завтрашнего дня может и не быть.

Ханна была готова вернуться назад, к своему новому возлюбленному, бросить все дела и взять еще выходной, а может и несколько, да что там, она готова была уволится и уехать с Алексом в далекие путешествия. Но она силой взяла себя в руки и не хотела спешить, не хотела испугать парня своей настойчивостью, а может быть даже где-то боялась, что ее чувства не взаимны.

Ханна вышла из автобуса и опустив голову шла к дому престарелых. Она застряла в своих мыслях и выглядела очень отдаленной. Она остановилась перед дверью и попыталась собраться, утешая себя тем, что вскоре вновь увидит возлюбленного и попробует уговорить его остаться еще на некоторое время, чтобы разобраться в себе и свих чувствах. Этот настрой ей помог поднять голову и улыбнуться, она уже сама поверила в то, что Алекс останется у нее, и с этой радостной мыслью вошла в дверь.

Ханну здесь знали все, она всегда готова была прийти на помощь, и не упускали возможность лишний раз с ней обмолвится добрым словечком. Но сегодня девушка была особенно сияющая, ее глаза светились как два больших бриллианта, ее улыбка излучала удивительный свет, от которого тоже хотелось улыбаться. Постояльцы уже наверняка знали причину ее сияния, а коллеги видно были еще не в курсе и смотрели на нее как на сумасшедшую. Персонал собрался на планерку, и все, то и дело поглядывали на Ханну, обсуждая что-то между собой. Только Лиза упорно смотрела на Майка, слегка облизывая верхнюю губу, пытаясь поймать его взгляд и искусить его этим жестом. Майк как всегда на работе был очень серьезен и раздавал задачи своим сотрудникам.

– Ты в порядке? – ехидно улыбаясь спросила Лиза, после того как закончилась планерка и все стали расходиться по рабочим местам.

Лиза наверняка хотела добить подругу, все еще чувствуя соперницу. Она думала, что Ханна переживает и болеет от того, что упустила Майка, но это к сожалению, для Лизы и к счастью для Ханны было не так.

– У меня все хорошо. – искренне улыбнулась Ханна. – Ты как? Чем занималась на выходных?

– Провалялись целый день в постели. – ответила Лиза, так чтобы это услышала не только подруга. – Все супер.

– Рада за вас. – сказала Ханна, не показав вида, что это ее сверлит.

– Пообедаем сегодня? – молвила Лиза надеясь рассказать подробности за обедом и еще раз укусить подругу за больное место.

– С радостью. – без капли сожаления согласилась девушка и немного удивила собеседницу.

– Ну хорошо. – пристально взглянула на Ханну Лиза, пытаясь найти где подвох и почему подруга сегодня такая странная.

Они разошлись. Каждый занялся своим делом.

Ханна хотела пойти проведать Николь, но ее не оказалось в комнате. Дождь закончился, и женщина наверняка гуляла с кем-нибудь в парке. Девушка не стала ее искать, а решила зайти позже.

Этот день тянулся очень медленно, девушка уже сделала столько дел, а время еще не пришло и к обеду. Ханна мучилась в ожидании, она скорее хотела домой, но секунды на часах предательски остановились и отказались двигаться дальше. Если бы была возможность перемотать этот день до момента, когда она пересечет порог своей квартиры, то Ханна не сомневаясь сделала бы это. Она задумалась над тем, что в обычной жизни люди часто хотят поступить именно так, иногда готовы перемотать не только дни, а месяцы и даже годы, чтобы прийти к какой-то цели или приблизить долгожданную встречу. Но время ожидания или путь к цели – это тоже часть жизни, и возможно, чувства и эмоции, возникающие у нас в эти моменты, намного важнее конечного результата, потому что учат жить настоящим. Девушка немного испугалась собственных мыслей, ведь она поняла, как много людей живут иллюзией о завтрашнем дне, который наверняка станет лучше, веселее. Все чего-то ждут и выходит, что мы не живем по-настоящему, мы только ждем, когда начнем жить, кто-то с зарплаты, кто-то с понедельника, кто-то с нового года, кто-то ждет расчёта по кредитам. Мы постоянно откладываем жизнь на потом, и в итоге мы становимся дряхлыми никому не нужными стариками, которые только и делают, что учат жизни других. Ханна вышла на улицу, поглядела в голубое небо с пышными белыми облаками, и глубоко вдохнула свежий осенний воздух. Что-то странное с ней стало происходить, неужели это Алекс так повлиял на нее. Она постаралась отбросить все свои мысли и сосредоточится на работе. Время близилось к обеду.



Ханна высматривала Николь в столовой, но ее все не было, хотя уже практически все пообедали. Девушка стала переживать и начала расспрашивать о женщине, кто ее видел и где она. Оказалось, все просто, Николь на всего зачиталась в библиотеке и попросила принести обед в палату. Это успокоило Ханну и она, взяв поднос присела за свободный стол.

– Так, так, так. – за спиной у девушки послышался голос Лизы. – А кто это не хочет поделиться с лучшей подругой маленьким секретом? А?

Лиза пришла с чашкой кофе и лисьим взглядом стрельнула на подругу.

– А что тебе рассказали? – улыбнувшись спросила Ханна.

– Ну, знаешь, я хотела услышать все из первых уст, а не от чужих сплетен. Говорят, ты вчера была здесь на сеансе с молодым и интересным. Или ты не хочешь со мной делиться? – допрашивала Лиза, играя голубыми глазками.

– Да пока и рассказывать нечего. Познакомилась с парнем, молодой, интересный. – с усмешкой отвечала девушка.

– Откуда? Сколько зарабатывает? Где познакомились? – не унималась рыжеволосая лиса.

– Я сама о нем мало чего знаю. – засмущалась Ханна. – Он путешественник, познакомились случайно, прямо возле моей квартиры.

– Может он тебя караулил? – вдруг серьезно спросила Лиза, спрятав белоснежную улыбку.

– Да брось, он первый раз в городе.

– А где остановился?

– Пока живет у меня.

– Серьезно? – взорвалась Лиза. – А если он маньяк или грабитель? Ты в своем уме, пускать в дом незнакомца?

Возможно Лизе стало немного завидно, а может она и в правду переживала за подругу.

– Не переживай, он скоро уедет. – как-то грустно сказала Ханна. – Он не маньяк, он писатель.

– Ну подруга, смотри. Я тебя предупреждаю, лучше держи ухо востро.

– Все хорошо. Лучше расскажи, как у тебя с Майком.

– Майк. Обычный кабель. Но я разгоню всех его сучек. – не очень лестно отозвалась о парне недовольная Лиза.

Сделав небольшую паузу, девушка продолжила.

– Уже на утро после ночи он писал своим выдрам, представляешь? Но потом целый день извинялся. Мм… – вдруг изменилась в лице Лиза, сладко прикусила губу и улыбнулась.

– Не поспешила ли ты прыгать в постель? – серьезно спросила Ханна.

– Не завидуй, подружка. Нужно брать пока горячий. Ты вон, лучше смотри за своим, первый день знакомы, а уже приглашаешь домой. – упрекнула подругу Лиза.

– Ему негде было ночевать. – оправдывалась девушка.

– Да, да. Рассказывай. – улыбаясь подколола подруга. – Впрочем, это твое дело, не буду вмешиваться. Ладно, кушай, я побежала.

– Давай. – немного расстроившись не совсем приятным разговором молвила Ханна и продолжила обедать.



Вторая половина рабочего дня потекла куда быстрее, Ханна старалась отгонять всякие навязчивые мысли и сосредоточилась на работе. Взглянув на часы, удивилась, что время уже собираться, а она так и не увиделась с Николь. Девушка забежала в библиотеку, Николь там не было. Потом заглянула в палату – пусто. Соседи подсказали, что она вышла прогуляться, одна. Поведение женщины безпокоило девушку, ведь Николь очень редко бывала одна, на протяжении всего времени, которое она прожила здесь, рядом с ней обязательно кто-то крутился, она умела находить себе компанию. Но за последние дни, она все чаще посещает библиотеку, гуляет одна по парку, сидит у озера. Девушка почувствовала и свою вину, потому что подтолкнула Николь рассказать о прошлом, потревожить незажившую рану.

Ханна пошла к озеру. Стало темнеть и уже загорелись фонари. Наверное, Николь снова ностальгировала о прошлом, подойдя к озеру, подумала девушка и почувствовала прохладу. Температура к ночи стремительно падала, особенно это ощущалось рядом с большим водоемом. Николь сидела одна на том же месте, где они разговаривали с Ханной. Ханна старалась идти громко, чтобы не испугать женщину резким появлением.

– Привет, Ханна. – молвила Николь, хотя девушка была еще у нее за спиной.

– Как вы узнали, что это я? – немного удивившись спросила Ханна, присаживаясь рядом с ней.

– Кому я еще нужна, кроме тебя, девочка моя. Я здесь совсем одна. – глядя куда-то вдаль молвила женщина.

Ханна не стала переубеждать, ведь понимала ее боль.

– Может пойдем в дом? – спросила девушка. – Уже довольно холодно.

– Давай еще немного посидим. Мне совсем не хочется туда возвращаться. – очень тоскливо произнесла Николь.

– Конечно, давайте посидим.

– Что расскажешь? Как провела выходные?

Наверное, Николь все же была не в курсе, раз не стала сразу расспрашивать о молодом человеке.

– Отдохнула от работы, наконец-то. Я не помню, когда последний раз удавалось расслабиться.

– Но ты же сама не берешь выходные. В твоем возрасте самое время гулять и веселится, а ты проводишь его со стариками. Когда последний раз была в отпуске?

– Не помню, больше года назад. Мне нужны деньги, чтобы оплачивать жилье, поэтому я стараюсь брать меньше выходных. – молвила Ханна и задумалась.

– Дитя мое, это самые лучшие годы, когда ты еще здорова и полна сил. Время, когда мы еще можем делать ошибки и исправлять их. Неужели тебе не хочется отправится в путешествие?

– До недавнего времени не хотелось, я думала, что работа – это мой долг. Меня вырастила моя бабушка и, может быть поэтому, я чувствую в себе обязанность отплатить ей, ухаживая за пожилыми людьми, чтобы она глядела на меня с неба и гордилась.

– Какая глупость. – возразила Николь и улыбнулась. – Твоя бабушка, наверное, рвет на голове волосы, наблюдая как ты тратишь в пустую свои лучшие годы.

– Вы так считаете?

– Конечно. Бери билет при первой же возможности и улетай так далеко, чтоб забыть о работе и насладиться жизнью.

– Я приму ваш совет. – молвила с улыбкой Ханна. – Я познакомилась с парнем.

Николь посмотрела на Ханну, будто она сказала что-то крайне важное.

– С этого и надо было начинать. – удивленно произнесла женщина.

– Я думала вы уже знаете.

– От куда ж мне знать, я же с тобой на танцы не хожу.

– Я вчера была вечером на сеансе с ним. Здесь, в доме. – сказала девушка, будто отчитывалась.

– Вот так. Я думаю, чего это все про вчерашний вечер шепчутся. Меня значит в известность ставить не нужно. – в шутку разозлившись на подружек молвила Николь. – Вот они у меня сегодня получат.

– Вы просто просидели целый день в библиотеке, они бы вам обязательно рассказали. – вступилась за них девушка. – Мне скоро собираться домой, может потихоньку пойдем?

– Пойдем. – согласилась Николь и поднявшись со скамейки, чуть не упала.

– Вам нужно больше кушать, вы совсем ослабли.

– Просто от холода затекли ноги. – оправдалась женщина. – Ты рассказывай, не томи.

Они потихоньку пошли в сторону дома, и Ханна рассказала о своем случайном знакомстве. Николь размяла ноги и шла уже намного бодрее, но девушка для страховки взяла ее под руку. Они пошли на ужин вместе, Ханна хотела проконтролировать хороший ли аппетит у Николь.

– Я очень рада за тебя. – молвила Николь после ужина. – Могу сказать только одно – не бойся сделать ошибку. Если это твой человек, то судьба обязательно предоставит возможность вам быть вместе, ну а если нет, тоже не расстраивайся и живи так как ведет судьба. Жизнь слишком коротка.

Они уже подходили к двери комнаты Николь, когда Ханна достала из халата книжонку и вынула из нее вчерашнюю фотографию.

– Вот, это Алекс. – сказала Ханна, протянув фото.

Николь взяла фото и стала внимательно ее рассматривать, но вдруг она неожиданно выронила фото и ее ноги подкосились. Ханна успела придержать женщину, чтобы та не упала, так же на помощь подбежал один из медбратьев и помог дотащить женщину до кровати, и нажал на кнопку вызова доктора. Ханна уже перебирала в чемодане с лекарствами, ища подходящую инъекцию. В палату прибыл дежурный доктор и подойдя к Николь посмотрел ее зрачки и потрогал пульс.

– Ханна, подай нашатырь. – спокойно молвил доктор.

Девушка послушно выполнила то, что ей велели. Доктор поднес ватку с жидкостью к носу женщины и та, замотав головой открыла глаза.

– У нее шок. Дайте ей воды и пусть пьет, мелкими глотками. – произнес спокойно тот и обратился к девушке. – Проследи за ней. Я подойду через пятнадцать минут, возможно придется вколоть успокоительное. – сказал доктор, глядя на Николь, но потом повернулся к Ханне и спросил. – Что произошло?

– Я только… – успела произнести девушка, но голос Николь ее перебил.

– Все хорошо, доктор. – с трудом выговорила женщина. – Мне просто стало плохо.

Ханна смотрела на нее и не понимала, что могло так шокировать женщину, неужели с этой фотографией что-то не так.

Доктор попросил Николь сдать анализы с утра, чтобы назначить ей курс. Ханне уже была пора переодеваться домой, но она не могла бросить женщину и сидела рядом с кроватью. Доктор Арнольд увидел на полу коридора небольшой снимок, на котором была изображена Ханна и молодой человек. Он скомкал фото и бросил в урну, и широкими шагами ушел к себе.



– Прости, что я тебя испугала. – пробормотала Николь. – Мне просто почудилось. Можешь мне дать фото еще раз.

– Нет конечно. Вы что. Так и до инфаркта недалеко. – возмутилась девушка и вспомнила, что фото осталось на коридоре. – Я сейчас.

Ханна вышла в коридор, но фотографии нигде не было, кто-то видимо ее уже поднял. Эта потеря расстроила девушку, но она была уверенна, что кто-то взял снимок по ошибке и надеялась, что его скоро вернут. Ханна вернулась в палату.

– Что с вами случилось? – захлопнув дверь спросила она.

– Виктор. Мне померещился Виктор. Мне он часто мерещится. Можно я еще раз взгляну на фото.

– Он исчез. Кто-то взял его. – надувшись бросила девушка.



– Мне кажется, что я сошла с ума, но я помню этот взгляд как вчера, эту улыбку, эти большие глаза, подбородок. – говорила Николь, вспоминая фотографию с Алексом. – Могло ли так случится, что это его сын?

В глазах женщины загорелась надежда.

– Вы не в себе. – нервно огрызнулась девушка. – Вам сейчас лучше отдохнуть, а мне уже пора.

– Постой. – положив свою руку на ладонь девушки сказала женщина. – Ты можешь привести его завтра сюда?

– Николь, послушайте. – Ханна наклонилась и стала говорить на тон тише. – Вам нельзя переживать, у вас и так плохое здоровье. Я поговорю с ним, но не обещаю, что он придет.

– Девять пятнадцать. – еле слышно молвила Николь.

– Что? – не понимая переспросила Ханна.

– Девять пятнадцать. – громче повторила она. – Твой автобус.

Ханна взглянула на часы и подскочила, подбежав к окну. Из окна, автобуса видно не было, но яркий свет фар падал на прилегающую стоянку, но в ту же секунду он изменил вектор и плавно исчез. Странно, что Лиза не позвонила, хотя сегодня она наверняка уехала с Майком на его машине.

– Я дам тебе на такси. Ведь это из-за меня ты задержалась. – произнесла женщина и стала копаться у себя в тумбочке.

– Прошу вас, не стоит. Я все равно не возьму. – Ханна подошла и погладила Николь по плечу. До завтра!

– Завтра жду вас у себя. Пусть приезжает как посетитель.

Девушка не ответила и лишь мило улыбнулась. Она не пошла к лифту, а побежала по лестнице, в надежде, что еще кто-то остался на стоянке и мог бы ее подкинуть. Но кроме машины дежурного доктора никого не было, и Ханна вызвала такси.

Девушка стояла под большим навесом у входа и дожидалась машину. Она на секунду допустила, что Алекс мог быть сыном Виктора, но в таком случае поиски Виктора были бы безполезны, его отец давно умер. Ей не хотелось в это верить, но не терпелось все же прояснить.

Вскоре такси мчало ее домой. Погода изменилась. Подул ветерок и начался небольшой дождь, который рисовал линии на стекле. Девушка наблюдала, как они от скорости расползались в разные стороны. Ханна почувствовала какое-то волнение, ей вдруг стало не по себе. Она не могла понять от куда взялась эта тревога, которая словно колокол стала бить у нее в груди. Погода ухудшалась, и переживания становились все сильнее. Машина подъезжала к дому Ханны, когда она заметила яркое свечение. Это были не фонари. Она увидела дым. Это был пожар. Дорога была заблокирована, такси дальше проехать не могла. Она выглядывала, пытаясь понять, что происходит и разобравшись побледнела. Горела ее квартира. Несколько пожарных машин окружили здание. Люди боролись с огнем.

– Алекс. – тихонько про себя пробормотала девушка и выбежала из машины под холодный дождь, забыв рассчитаться с таксистом. Она бежала к дому, но полиция ее остановила.

– Туда нельзя. – сурово сказал полицейский.

– Это мой дом. – упрямо сопротивлялась девушка. – Там может быть человек.

– Сожалею. Пожарные делают, что могут. – не отпуская девушку произнес он.

– Пустите меня туда. – билась в объятьях полицейского Ханна.

– Девушка, прошу вас, успокойтесь!

У Ханны потемнело в глазах, ноги стали подкашиваться, она почувствовала тепло и легкость, ей стало очень хорошо. Она словно провалилась в пропасть. Силуэты людей и деревьев закружились перед глазами, а потом все пропало.

Когда Ханна открыла глаза, увидела доктора в синем костюме. Это была машина скорой помощи. Она сказала, что чувствует себя хорошо и вышла на улицу. Странно, дождя уже не было. Пока она была без сознания, он уже закончился. Она увидела группу людей в форме и подошла к ним.

– А, это вы. – молвил заметивший ее полицейский, и улыбнувшись направился к девушке. – Вовремя я вас подхватил, так бы могли и ушибиться.

– Что произошло? – спросила Ханна, потихоньку приходя в себя.

– Вы упали в обморок.

– Нет. Что произошло с домом? Почему он горит? Точнее уже сгорел – взволнованно спросила Ханна.

– Причина пока не установлена. Но пострадавших нет.

Ханна заметила привязанный к фонарю велосипед. Очевидно Алекс где-то рядом. Ей захотелось скорее его отыскать, но полицейский ее остановил.

– Вы вероятно хозяйка квартиры?

– Нет. Я ее арендую.

– Я хочу задать вам несколько вопросов. – начал полицейский.

– Я не буду отвечать ни на какие вопросы, пока не найду Алекса. – огрызнулась девушка.

– Прошу вас, успокойтесь! Кто такой Алекс?

Девушка немного задумалась.

– Мой молодой человек. – она барахталась как пойманная рыба. – Мне больно, пустите.

Полицейский отпустил ее руку, но был готов в случае чего схватить ее вновь.

– Он проживал с вами?

– Он остановился у меня на несколько дней.

– Это меняет дело. Хорошо. Мы найдем его, а пока присядьте пожалуйста в машину. Вам придется проехать с нами.

Ханна не хотела ругаться, она очень устала и была крайне расстроена. Девушка послушно села в автомобиль и думала, где останется сегодня ночевать. На ум приходил только один вариант, ехать к Лизе, но Ханна очень переживала за Алекса. Его нигде не было видно, а они даже не обменялись мобильными телефонами. Велосипед стоял прикованный, значит Алекс возможно просто куда-то ушел, поэтому необходимо было его дождаться. Вскоре полицейский сел в машину.

– Я отвезу вас в участок, нам нужно будет взять у вас показания. – ковыряясь в каких-то бумагах произнес полицейский.

– Нам нужно дождаться Алекса, он здесь никого не знает.

– Возможно ваш Алекс обманщик и аферист. Я пока не буду этого утверждать, но в соседнем городе был похожий случай, молодой человек, втерся в доверие к молодой девушке, а потом забрал все ценное и исчез. Но главное, перед уходом он поджег жилище своей жертвы. – полицейский взял ручку и стал чесать ей висок. – Вы давно знакомы с Алексом?

– Я не буду отвечать на ваши дурацкие вопросы. Алекс не преступник, он писатель.

– Сегодня он писатель, вчера он музыкант, а завтра массажист. Вы должны понимать, что это человек, возможно, преступник. – не отрывая взгляда от бумаг продолжал полицейский. – А на вопросы вам ответить все же придется.

Ханна вспомнила разговор Лизы, которая предупреждала об опасном знакомстве. Теперь полицейский. Не ужели Алекс и вправду мог оказался безпринципным преступником. Ханне в это слабо верилось, Алекс просто не мог так поступить.

В машину сел еще один полицейский, очень полный, раза в два больше первого, хотя и первый был вовсе не худой. Машина тронулась и Ханну повезли в участок.



Дело вел майор Бруно, лысый с рыжей бородой и серьгами в ушах мужчина. На полицейского он вовсе похож не был, лишь жетон на его белой рубашке мог подтвердить это. Он был не высокий, но плотный и подкачанный. Майор допрашивал Ханну, будто это она подожгла собственную квартиру, задавая вопрос за вопросом, и внимательно глядел за ее жестами и мимикой, пытаясь разобрать говорит ли она правду, или что-то скрывает. Ханна не врала, лишь утаила одну весомую деталь – фото Алекса. Она не могла смириться, что он мог оказаться преступником, поэтому даже обрадовалась пропавшей фотографии. Но майор с каждой минутой все больше и больше заставлял усомниться и подкреплял это всякими доводами. Если бы Ханна провела здесь еще пол часа, то наверняка бы поверила их доводам, но ее отпустили. Дежурить у велосипеда оставили наряд на случай, если его хозяин вернется. Ханна была уверена, что Алекс возвратится и знала, что его доставят в участок, поэтому попросила майора, чтобы он сразу набрал ей. Она хотела выяснить, что все же случилось, но было уже давно за полночь и сон валил ее с ног. Полиция согласилась подвести девушку к подруге, которая ее с радостью приняла.

– Что случилось дорогая? – тут же с порога спросила взволнованная Лиза.

– Лиза, прости, за столь поздний визит, мне нужно у тебя переночевать. – со слезами отвечала Ханна.

Лиза не стала допрашивать и мучать подругу, и быстро приготовила ей постель, а сама ушла к себе. Ханна села на расстеленный диван и достала из сумки книжонку. Глаза ее стали закрываться от усталости, и она, прочитав очередную страницу, крепко уснула.



Твои глаза невинны и прекрасны,

Бездонные совсем как океан,

Порою ласковые, а порою страстны,

Меня очаровали навсегда.

В глазах твоих я вижу дух природы,

В глазах твоих я вижу чистый свет,

Что легкий, нежный, быстрый и свободный,

Впитался в память мне на много лет.

В глазах твоих я вижу теплый вечер,

В глазах твоих я вижу ясный день,

Пронзивший взгляд растопит и излечит,

Тот лед и раны, что хранил на дне.

В твоих глазах щебечут сладко птицы,

В твоих глазах играет детвора,

Которая до ночи не ложится,

А может и до самого утра.

В твоих глазах весенние березы,

В твоих глазах зеркальные пруды,

Те, что небесные оберегают слезы,

Храня секрет волшебной красоты.

В твоих глазах ночные тают звезды,

В твоих глазах всегда живут цветы,

Где пчелки собирают осторожно,

Янтарный мед без лишней суеты.

В глазах твоих я робко замираю,

Как моль на фонари в ночи лечу,

В глазах твоих бесследно исчезаю,

И даже возвращаться не хочу.



7.



Ханна проснулась от того, что у нее зазвонил телефон. Она не сразу поняла, что происходит и долго искала спросонок источник звука. Это был Бруно, вчерашний полицейский, он хотел проехать вместе с Ханной в сгоревший дом, чтобы уточнить некоторые детали. Девушка немного расшевелилась и взглянула на часы, время близилось к обеду. Ханна опоздала на работу, и Лизы уже естественно не было. Ханна быстро привела себя в порядок и выпила чашку крепкого кофе. Она ждала майора, который должен был за ней заехать. Тем временем она позвонила подруге, чтобы та объяснила причину опоздания, но Лиза уже узнала о случившемся и любезно посочувствовала подруге. Ханне дали несколько дней выходных, чтобы уладить свои проблемы. Ханна не переживала за квартиру, которая была застрахована и весь ущерб оплачивала страховая компания, а вот все что находилось внутри, увы возмещать никто не собирался. Правда коллектив дома престарелых собрал неплохую сумму и это оказалось очень кстати. Ей было необходимо вернуться к нормальной жизни, снять новое жилье, пополнить гардероб, хозяйственные принадлежности, да и просто отдохнуть и успокоится. Она вышла на улицу, не дожидаясь пока Бруно постучит в двери, и с порога увидела подъезжающую полицейскую машину. Майор вышел из машины, поздоровался и вежливо открыл заднюю дверку автомобиля.

– Здравствуйте! – поздоровалась Ханна.

– Простите, что вас потревожил. Наверное, вам еще не стоит ехать на место происшествия, но это необходимо для следствия. Вы можете нам отказать, ваше право, но с вашей помощью мы можем ускорить процесс поимки преступника.

– Поехали. – не раздумывая согласилась Ханна.

Бруно посмотрел на нее довольно странно, но девушка почувствовала какую-то легкость, некий груз упал камнем с ее плеч. Она давно хотела что-то изменить в своей жизни. И вот. Этот момент настал. Знак свыше. Пора сжечь мосты и начать новую жизнь. Она всегда мечтала стать фотографом, путешествовать и снимать удивительные пейзажи, обычную жизнь людей, но до сих пор работала в доме престарелых и слушала одни и те же истории о разлуках и о потерях.

Ханна ехала к месту событий, как к памятнику, где захоронена ее прошлая жизнь и даже мысли о Алексе теперь переживались иначе. Она уже допускала, что он и есть тот самый преступник, но в то же время и ее спаситель. Она даже забыла про потерянное фото, задумавшись о том, как начнет новую жизнь. Ханна решила, что больше не вернется к прежней работе и начнет заниматься тем, что ее действительно воодушевляет. Почувствовав прилив сил, готова была крушить горы, такой легкости она еще никогда не ощущала, но подъехав к дому ей настроение резко поменялось, и ностальгия родила тоскливые мысли и воспоминания. Квартира была обнесена желтой лентой, а рядом дежурила гражданская машина с двумя полицейским.

– У вас были какие-нибудь сбережения? – спросил Бруно, заглушив машину.

– Да. Я держала запас наличных дома. – сказала Ханна и вспомнила, что под матрацем в ее комнате лежала приличная сумма денег, которые она копила на свою мечту – автомобиль, «Ягуар F-Pace», красного цвета.

– Вы можете показать мне место, где они лежали. – произнес майор.

– Пойдемте. – недовольно молвила Ханна, понимая, что денег конечно нет, но доказать сгорели они в огне или их взял Алекс уже было невозможно.

Пристегнутый к фонарю стоял забытый велосипед, который уже навряд ли куда-либо поедет. Ханна прошла мимо его и направилась к развалинам. Большая часть дома сгорела, ведь он практический весь был сделан из дерева. Она направилась к кровати, вернее обугленным палкам от нее. Денег естественно не было. Бруно делал какие-то заметки. Он задал еще несколько вопросов о ценностях, которые лежали в квартире, и девушка вспомнила о золотом кулоне, который достался ей от бабушки. Немного порывшись в углях и мокром пепле она его нашла, он был очень грязным, но она его узнала. Там же она нашла и другую бижутерию. Бруно покачал головой, он предположил, что преступник изделия просто не нашел, хотя Ханна доказывала, что деревянная шкатулка была на самом видном месте у зеркала в комнате. Бижутерию пришлось временно отдать на экспертизу. Они еще немного походили, и майор предложил больше не мучать девушку и отпустить ее. Выйдя из обгоревшего дома Бруно спросил про велосипед, стоящий неподалеку от крыльца, но Ханна соврала, сказав, что не имеет понятия чей он. Она сильно выпачкалась и попросила подвести ее обратно к дому Лизы.

– Если вам нужна будет помощь, можете обратиться ко мне. – подъехав к дому Лизы протянул визитку майор.

– Хорошо. Спасибо вам! – любезно отозвалась девушка.

Майор очень тепло поглядывал на девушку, но ей вовсе не хотелось отвечать ему взаимностью. Еще вчера она была влюблена, а сегодня, чувства превратились в головокружительный коктейль. Все смешалось, и она не понимала, то ли ей плакать, то ли радоваться. Ей нужна была пауза, нужен был полноценный отдых. Она переоделась, взяв вещи подруги, и отправилась гулять по магазинам, заглянув по пути в единственное в городе туристическое агентство. Ханна еще нигде ни разу не была и дальше соседнего города, где был медицинский колледж, не забиралась. Она поинтересовалась куда можно отправиться, если нигде не бывал, на что получила сразу массу заманчивых предложений. Многие курорты в это время уже не работали, где-то в самом разгаре был бархатный сезон, но были и те, которые принимали туристов круглогодично. Ханне конечно больше всего хотелось попасть в какую-нибудь экзотическую страну, но она боялась лететь одна, без друзей и вряд ли смогла бы кого-нибудь найти в кротчайшее время. Она решила не торопится и немного подумать. Ей почему-то захотелось посоветоваться с Николь, ведь та говорила, что много путешествовала и наверняка знала, где можно было бы хорошенько отдохнуть и зарядится энергией и хорошим настроением.

Выйдя из турагентства, она направилась в парк. Погода сегодня была не самой приятной, сыро и влажно, но тем не менее довольно тепло. Ханна зашла в кафе, где сидела с Алексом несколько дней назад, и взяла себе чашечку ароматного чая с большим пирожным, и вдруг поняла, что соскучилась по его компании. Они были знакомы так мало, но этого хватило, чтобы ее сердце как губка впитала его смех, его запах. Она почувствовала, что ей хочется снова гулять с ним по парку, разговаривая о всякой ерунде, ей захотелось, чтобы он снова приготовил ей вкусный завтрак и они улыбаясь друг другу сидели за столом, ей захотелось снова стать маленькой стеснительной девочкой. Ханна быстро допила чай и вызвала такси. Она поехала снова к сгоревшему дому.

Начался дождь, и девушка решила не отпускать таксиста, оставив все свои покупки в машине, а сама пошла к дому. Гражданская машина все так же дежурила рядом, и по запотевшим стеклам было понятно, что в ней кто-то есть. Ханна прошла в дом и зашла в разрушенную кухню и осторожно включила фонарь телефона. Ей вдруг захотелось открыть холодильник, тот практически не пострадал от пожара, а только немного обгорел снаружи. Она заглянула внутрь и удивилась, в холодильнике стоял торт с расплывшейся надписью: «Спасибо!». Ханна почувствовала, как мурашки пробежали по ее телу. «Что это могло означать?» – задумалась девушка. Алекс оставил торт в знак благодарности, значит навряд ли он собирался поджигать дом, а рассчитывал, что девушка оценит его кулинарные способности. Но в другую секунду к ней закралась еще одна мысль, вдруг Алекс все же преступник и таким образом просто подстегнул свою жертву или сделал это для того, чтобы было похоже, что дом сгорел не по его вине. Ханна положила торт обратно и направилась к машине. Выйдя, она обратила внимание на почтовый ящик, в нем что-то лежало, девушка определила это по отверстиям, через которые что-то белело. Возможно это было какое-то письмо. Ханна открыла дверцу ящика и там действительно лежала бумага, но это было не письмо, а очередной рекламный буклет, но это было еще не все, за буклетом лежали ключи, которые она оставляла Алексу. Это еще одно доказательство того, что парень не виновен, а просто по какой-то причине исчез, забыв попрощаться или просто не успел. Но, нельзя было и исключать того, что преступник мог быть очень умен и ввести всех в заблуждение. Ах… Она уже сама не понимала во что верить, все было слишком запутанно. Подходя к машине такси, она еще раз взглянула на автомобиль стоящий неподалеку, теперь на запотевшем стекле в углу виднелся небольшой глазок. Ханна поехала домой, ее уже ждала подруга, готовая засыпать девушку расспросами.



– Ханна, дорогая! Иди ко мне! – Лиза поторопилась скорее обнять Ханну, как только та переступила порог и бросила сумки.

Обе девушки расплакались, обнимая друг друга.

– Мне очень жаль, что так вышло. – вытирая слезы себе и подруге молвила Лиза.

– Переживу, это не самое страшное. – улыбнувшись сквозь заплаканные глаза произнесла Ханна.

– Хорошо, что этот изверг с тобой ничего не сделал. Я тебя предупреждала.

Слухи в маленьком городке разлетались очень быстро, подумала про себя Ханна.

– Преступника еще не нашли, поэтому еще рано делать какие-то выводы. – защищала Алекса девушка.

– Ты опять за свое. – нахмурилась Лиза. – Ну нельзя же быть такой доверчивой, или может ты влюбилась?

– Я не считаю его преступником и уверенна, что это все большое недоразумение.

– Стоп, стоп, стоп, подруга. Я поняла. Ты втюрилась. Невероятно. – молвила Лиза и призадумалась. – Боюсь ошибиться, но если мне не изменяет память это называется…

– Стокгольмский синдром. – сняла с языка подруги Ханна. – Ты это хотела сказать?

– В точку. – загадочно посмотрела на девушку Лиза.

– Нет. Мои отношения с Алексом не имеют с этим ни чего общего.

– Так все же у вас отношения? – улыбнулась рыжеволосая подруга.

– Мы подружились. – созналась Ханна. – И между нами ничего не было, если ты об этом.

– Ладно. Можешь не рассказывать. Пойдем чай лучше пить, я пирог испекла.



Ханна приняла душ, переоделась в новую купленную пижаму и устроилась вместе с подругой на большом диване перед экраном, включив сопливую мелодраму. Лиза смотрела фильм внимательно, в отличие от подруги, которая улетела куда-то далеко.

– Я хочу уволиться. – невзначай произнесла Ханна.

Лиза повернулась к ней, на ее лице явно было недоумение.

– Ты в своем уме? – произнесла та.

– Да. Возможно я делаю ошибку, но мне необходимо что-то изменить. Я хочу стать фотографом. – говорила Ханна. – Я больше не могу и не хочу возвращаться в Ведьмино озеро, мне все это очень надоело, все эти лица, таблетки, запах, который я чувствую даже приходя домой. Я трачу свое время.

– Послушай подруга. – утвердительно произнесла Лиза. – Я понимаю, что тебе сейчас не просто, но не нужно рубить с плеча. Так и до нервного срыва не далеко. Съезди куда-нибудь отдохни, хочешь могу порекомендовать отличного психолога. Ты справишься, все станет на свои места, просто нужно немного времени.

– Я даже не знаю куда мне съездить отдохнуть. Я нигде не была. Может ты мне что-нибудь посоветуешь?

– Ну, это лучше к брату, я и сама мало где была. Но в это время думаю точно можно слетать в Таиланд или Индию, Карл постоянно летает туда в это время.

– Даже не знаю, может ты и права. – вздохнув молвила Ханна. – Наверное и вправду нужно просто сделать паузу.

– Я завтра поговорю с братом, он как раз через две недели собирается улетать в Непал, пусть зайдет вечером, может что-то интересное предложит. У него правда отдых своеобразный, я как-то поехала с ним и его девушкой, когда они еще только познакомились, так через два дня я не могла подняться с постели, мне все болело. Они все ходили по горам, искали какой-то древний монастырь. Может они специально решили меня таким образом отшить, не знаю, но я с ними больше никуда не езжу. Я люблю просто лежать на пляже и греться под горящим солнцем, попивая охлажденные коктейли, желательно чтобы еще спинку кто-нибудь намазывал.

– Я думаю, что мне было бы все равно – горы или море, я не была ни там, ни там. – сказала Ханна и широко зевнула. – Я, пожалуй, пойду. Глаза слипаются, наверное, из-за погоды.

– И даже фильм не досмотришь? – слегка обидевшись спросила Лиза.

– Мысли о другом, не могу сосредоточиться.

– Может хочешь выпить? – хитро улыбнулась подруга.

– Нет, спасибо, не сегодня. Доброй ночи!

– Сладких снов! – молвила Лиза и продолжила просмотр, проводив подругу взглядом.

Ханна улеглась к себе в кровать и стала размышлять. Она уже представляла, как будет сидеть на берегу моря и слушать шум волн, а может заберется высоко в горы и расправив руки будет ловить порывы обжигающего ветра. Девушка уснула, и все ее фантазии и мечты перенеслись в сон, и теперь она словно птица наблюдала с высоты за великолепными пейзажами.



– Алекс! – крикнула Ханна.

Ей снился Алекс, который стоял в огне и тянул к ней руки, но девушка не могла к нему добраться, ноги перестали слушаться и стали каменными. Она проснулась. Полежав и немного придя в себя вышла на крыльцо. Погода сегодня была замечательная. Вчерашние тучи сменились редкими белыми облаками, из-за которых сияло солнце, отражаясь от мокрых листьев, которые ковром устилали дорожки и газоны. Ханна медленно вдохнула свежий осенний воздух и наполнив свои легкие тонким ароматом, резко выдохнула. Она сегодня готова была брать вершины. Первым делом она хотела проведать Николь, женщина наверняка уже знает о случившимся и переживает, было бы хорошо убедить ее, что все хорошо. Лиза уже ушла на работу, и Ханна сама хозяйничала на кухне. Девушка заварила себе настоящий индийский чай, привезенный Карлом и приготовила себе яичницу. Аппетит был сегодня отменный, после яичницы Ханна сделала себе еще два больших бутерброда и заела все это шоколадкой. Хорошенько подкрепившись утренняя бодрость и легкость покинула ее, и она решила прилечь. Через пятнадцать минут она уже не могла подняться с кровати и готова была уснуть, но вдруг кто-то постучал в дверь. Ханна побоялась сразу идти к двери и решила выглянуть в окно Лизиной спальни, от куда хорошо просматривалось крыльцо. На пороге стоял мужчина лет тридцати пяти, на плече висела небольшая сумка. Одет он был не броско: потрепанные джинсы, засаленная куртка с капюшоном, кепка с прямым козырьком и на ногах запачканные сажей белые кроссовки. Он был очень подозрительным и первое, что пришло в голову Ханне, это позвонить Бруно.

– Детефив Бууно сууфает. – молвил он, явно что-то пережевывая.

– Это Ханна, ко мне в дом стучится какой-то тип, мне кажется это тот преступник, которого вы ищете. – взволновано тараторила девушка. – Что мне делать?

– Но ваш дом позавчера сгорел, если я не ошибаюсь.

– Я теперь у подруги, там, где вы меня вчера забирали.

– Ах, да, да. Я помню. А почему вы решили, что человек, который к вам стучится, преступник? – спокойно говорил майор.

– Потому, что он странный, и я его раньше не видела.

– В таком случае, по вашей логике, мы должны задержать еще пол города. – в телефоне послышался смех.

– Детектив Бруно, мне совсем не до шуток. – серьезно сказала девушка.

– Хорошо. Подойдите к двери и спросите кто там.

– А если он попросит открыть? – Ханна заволновалась.

– Попросите подождать. Телефон не выключайте.

Ханна пошла к двери. Мужчина уже собирался уходить, когда услышал за дверью: «Кто там?».

– Здравствуйте! Меня зовут Филипп, я страховой агент. Мне нужна Ханна Пилнес.

– Здравствуйте! Это я, что вы хотели?

– Вам нужно подписать несколько бумаг, вы можете открыть? – уверенно говорил тот.

– Подождите, я скоро. – молвила девушка и ушла снова в спальню Лизы.

– Он просит открыть дверь. – теперь говорила она в трубку.

– Так откройте. – спокойно ответил Бруно.

– А если он бандит? – волнуясь спросила Ханна.

– Я все слышал, это Филипп страховой агент. Мы с ним знакомы.

– А вы можете приехать? – поинтересовалась девушка.

– Я? – переспросил детектив. – А зачем?

– Я боюсь открывать. – испуганно продолжала она.

– Хорошо, я буду через десять минут.

Ханна выглядывала в окно, мужчина не уходил, а покачивался на пятках взад и вперед. Вскоре подъехал детектив, подошел к двери и поздоровавшись с ожидающим Филиппом постучал. Ханна открыла, это действительно был агент, оказалось, что он сразу со сгоревшего дома, поэтому не успел одеть костюм и заехал в рабочей одежде. Девушка подписала бумаги, и Филипп оставил их с детективом.

– Простите! – опустив глаза сказала девушка.

– Если бы мне за это доплачивали, то я с удовольствием ездил бы к вам хоть каждый час, но мне как личному охраннику не платят, поэтому в следующий раз вызывайте полицию, но, если вызов окажется ложным, заплатите штраф.

– Я заплачу, вы скажите сколько. – засуетилась девчонка.

– Ну что вы? Я же пошутил. – размяк и улыбнулся Бруно.

– Мне правда стало очень страшно. Еще и дурацкий сон.

– Я вас понимаю, вам нужно время, чтобы все стало на места, и, если вам нужна будет моя помощь, рад буду помочь. – детектив менялся на глазах и не понятно было, когда он говорит серьезно, а когда шутит.

– Вы вчера вечером были в доме. – вспомнил вдруг Бруно, которому уже все доложили. – Что вы там делали?

– Искала кое-какие вещи. Кстати, Алекс оставил для меня в холодильнике торт, не хотите взглянуть?

– С этого и надо было начинать. Конечно хочу.

– Тогда поехали.

Ханна накинула легкую курточку и прыгнула в машину. Она хотела скорее показать сюрприз, который оставил Алекс в холодильнике. Когда машина подъехала к дому, девушка заметила, что дежурной машины не было, но Бруно пояснил, что теперь дежурит другая машина, на другой стороне улицы. Ханна посмотрела на другую сторону, и действительно, там стояла другая гражданская машина, в которой сидело два человека. Девчонка выпрыгнула из авто и побежала скорее в дом.

–Только руками ничего не трогай! – крикнул вслед Бруно, он собирался найти отпечатки на большой тарелке, на которой лежал торт.

Ханна сказала, что вчера брала тарелку в руки, и детектив ее за это отчитал.

– Он тут. – молвила радостная девушка, чуть не хлопая в ладоши.

У майора зазвонил телефон.

– Погоди. – молвил он Ханне, и ответил на мобильный.

– У меня есть новости. – сказал он девушке. – Установили причину возгорания. Это не выключенный электроприбор, а точнее утюг. Бытовая халатность.

Ханна промолчала и ждала, когда Бруно откроет холодильник, но майор не спешил и аккуратно натягивал на руку резиновую перчатку.

– Ну давай посмотрим, что у нас тут есть. Как это мы раньше его не открыли. – сам себе бормотал детектив.

– Так. – осторожно доставая развалившийся, возможно некогда кулинарный шедевр, произнес Бруно. – Возьми тот пакет и раскрой его.

Ханна послушно сделала так как велел полицейский.

– Нужно отвезти его на экспертизу. Если удастся найти отпечатки, то мы сможем установить личность преступника.

– Не называйте его преступником, Алекс пока не в чем не виновен, вы еще ничего не доказали. Тем более причиной пожара оказался утюг.

– Извините, если чем-то вас обидел. – недовольно произнес детектив, расстроившись тем, что девушка защищает подозреваемого. – Только не все преступники безмозглые тупицы, многие из них выстраиваю такую сложную цепь запутанных улик, что мозг взрывается от этих головоломок. Поэтому пока мы его не нашли, он фигурирует как главный подозреваемый.

– Бред. Уверяю вас, Алекс просто не может быть преступником.

– Может, поверьте. За всю мою службу я видал многое.

– Он закрыл дверь и оставил ключи в почте. Для чего он все это сделал? – вспомнила девушка.

– Разве это его оправдывает? Тем более зачем ему ваши ключи? – спросил детектив, не ожидая ответа. – Ключи кстати тоже верните, они тоже поедут на экспертизу.

Немного позже приехал усатый мужичок с чемоданчиком и стал аккуратно наносить дактилоскопический порошок. Это заняло много времени, а потом они все вместе поехали в полицию. Ханна вышла из участка весьма измученной и ей снова захотелось перекусить. Она хотела поехать к Николь и пообедать вместе с ней, но потом решила, что хочет покушать одна. Ханна заглянула в одно привлекательное кафе, оно было выполнено в стиле старой таверны. Там было очень красиво и уютно. Почему, она раньше не заходила сюда, она не понимала. Все было сделано из дерева, над столами висели круглые деревянные светильники, привязанные толстыми веревками к потолку, а лампочки на них напоминали большие свечи. На стенах висели всякие старинные принадлежности, а пол был выложен из плитки в виде натурального камня. Ей принесли меню, и она заказала себе поесть.

Пообедав она решила еще побыть здесь, наслаждаясь ароматным чаем, чарующей атмосферой и хорошей спокойной музыкой. Странно, что здесь было так мало людей, возможно, что люди просто не знали, какое тут интересное местечко. Ханна пропитывалась этой временной беззаботностью, она вдруг ощутила себя свободной. Это чувство охватило все ее существо и пропитало каждую клеточку. Ей было очень приятно просто находится здесь, никуда не торопясь, ничего ни делая. Она поняла, что в этом и есть счастье, наслаждаться текущим моментом и не думать о завтрашнем дне. Ханна хотела запомнить это чувство и сохранить его в себе как можно дольше, но пришел официант и она вернулась в другую реальность. Деньги. Вот что отбирает нашу свободу, подумала она. Люди лезут из кожи вон, чтобы положить в кошелек как можно больше бумажек, забывая о том, что жизнь безценна. Она заплатила и оставила немного чаевых, а потом еще сидела, пытаясь вернуть то удивительное чувство, но увы это чувство испарилось и ему на смену пришли навязчивые мысли, планы.

Выйдя из кафе, девушка вызвала такси и поехала в дом престарелых. Там ее ждала Николь, которая сидела у себя в комнате одна, поставив стул напротив окна. Женщина молчала, необъяснимая тревога затаилась в ее глазах, будто она предчувствовала что-то неизбежное. Она глядела куда-то далеко, словно была готова оставить эту печаль вместе с потрепанным и выстраданным сердцем, став легкой и воздушной. Николь больше не жалела, что судьба для нее выбрала такой путь, она многое усвоила, многое узнала, и была абсолютна уверенна, что этот путь был выбран для нее не случайно. Она познала любовь, настоящую, безусловную, и даже разлука не смогла сгубить этих чувств. Николь ждала, искала, но поняла только теперь, что в ее груди таилась огромная сила, которая не нуждалась в присутствии ее возлюбленного, эта сила несла его в себе, уходя глубоко в сердце. Ее наконец осенило, что та искра, блеснувшая много лет назад, стала огромным и ярким пламенем, несущим неиссякаемый жар, который все больше и больше разгорался, набирая свою силу. Ей было понятно, что та любовь, прятавшаяся все эти годы, теперь готова была найти выход, и хотелось скорее покончить с этим. Нет, она не надеялась, что найдет Виктора после своего ухода где-то там, на далекой звезде, она просто была в этом уверена и ей не нужны были не какие доказательства. Как никогда, захотелось остановить время, хотелось жить, она вновь захотела оказаться на горячем песке, омываемым солеными волнами и оставляя шипящую пену, она хотела снова взглянуть с высоты птичьего полета на спичечные домики и осознать человеческую глупость и ничтожность, она готова была отправится на край света. Но. Это были пустые воспоминания, запечатленные в ее голове, как будто в старом альбоме, который она пролистывала с самого своего рождения. Женщина знала, что это все не имело никакого значения. Все. Кроме любви. И до этой любви оставался один шаг. Нет, пол шага. Только теперь она перестала спешить, только теперь поняла, что столько лет ожидания позади, ведь она так близка к тому, чтобы узнать правду. Но она была здесь. Она еще не попрощалась.

– Здравствуйте, Николь! – произнесла негромко Ханна, осторожно постучав пальцами по двери.

– Привет. Я тебя ждала. – не поворачиваясь молвила женщина.

Ханне показалось поведение Николь странным, она сидела возле окна и не поворачивалась.

– У вас все в порядке? – поинтересовалась девушка.

– Все ли в порядке у меня? – мягким тоном переспросила та. – У тебя сгорел дом, девочка моя. Это я должна спросить все ли у тебя в порядке.

– Я справлюсь. – с ироничной улыбкой произнесла Ханна, подойдя и положив одну руку на плечо. – Но вы не переживайте, у меня все хорошо, стараюсь думать только о хорошем и хочу начать новую жизнь.

– Ты молодец, что не отчаиваешься, это главное. В жизни будет еще много взлетов и падений, подарков и потерь, важно не давать ничему сбить себя с пути и оставаться собой при любых обстоятельствах. Не позволяй жизни управлять собой, а научись сама управлять своей жизнью. И помни, если бывает очень плохо, потом обязательно будет очень хорошо.

– Спасибо за теплые слова. Я постараюсь к ним прислушаться.

Николь вдруг закашлялась.

– Выглядите бледно. Вы, что опять не кушаете? – спросила обезпокоенная Ханна.

– Мои дни уже сочтены, если я стану больше есть, это не вернет мне прежнюю красоту и здоровье. – ответила женщина и снова закашлялась.

– Вы не простыли? – озабоченно продолжала девчонка.

– Нет, милая моя, все в порядке. – молвила Николь и чуть помолчав добавила. – Я не хотела тебя обременять, но мне больше не к кому обратиться. Ты сможешь сделать кое-что для меня?

– Конечно, что я могу для вас сделать? – заинтригована произнесла Ханна.

Николь наконец повернулась к девушке лицом и сказала, пронзив ее холодом:

– Когда я оставлю тебя, выполни пожалуйста мою просьбу.

У Ханны задрожала рука.

– Вы в своем уме? – запротестовала девушка и убрала руку с плеча, будто от горячего утюга. – Вы думаете, о чем говорите? Я даже не хочу слышать об этом. Вы еще слишком молоды, чтобы думать о смерти.

– Девочка моя, успокойся и послушай. – Николь легко улыбнулась. – Мы не можем управлять тем, что неизбежно. Попробуй заставить солнце не прятаться по ночам. Сможешь? Уверена, что нет. Мы не в силах порой даже пошевелить пальцем собственной руки, поэтому мудрее всего просто принять все как есть. Принять свое рождение, принять своих родителей и учителей, принять свою семью, или ее отсутствие, принять свою жизнь и принять свою смерть. Я открою тебе маленькую тайну, мы все окажемся там. И не важно, когда настанет этот день и час, мы рано или поздно откроем дверь в неизведанное. И тут главное осознать, все то, что мы можем с этим сделать – это смирится. Но до того дня, когда она встанет с косой за твое спиной, нужно взять максимум из того, что ты можешь с собой забрать. Ведь когда она уже коснулась твоего плеча, ты поймешь, что все, что ты заработал и накопил, все твои знакомые и родные, все останется здесь, а ты просто испаришься, растаешь как утренний туман. Но все твои причиненные обиды, все непрощенное тобой, все несказанные слова ты заберешь с собой и будешь рваться оттуда сюда, чтобы скорее появиться здесь снова и исправить свои ошибки. Поэтому делай все по своему сердцу, твори добро и люби все, что попадется на твоем пути, люби каждого, кто перейдет тебе дорогу и бросит камень в твой огород, ведь он от этого будет только страдать. И не жалей меня, я сама себя перестала жалеть, я заслужила страдания. Я лишь прошу выполнить свою последнюю просьбу.

Ханна стояла над женщиной и плакала, ее слезы падали на ее голубой халат. Девчонка не могла вымолвить и слова. Николь погладила ее по руке и сказала:

– Открой пожалуйста мою тумбочку.

Ханна открыла и увидела с верху на полке небольшой конверт.

– Возьми его, это мой маленький подарок для тебя.

– Что это? – поинтересовалась Ханна.

– Откроешь, когда придешь домой. А теперь не могла бы ты заплести мне косу?

– Да конечно. – ответила девушка, загадочно поглядев на женщину.

Ханна положила конверт, взяла расческу и снова подошла к Николь, став за ее спиной, и принялась расчесывать волосы. Женщина прислонилась к спинке стула и расслабила голову. Руки девушки вонзились в каштаново-седые локоны, словно в осеннюю пожухлую траву, и легкое отвращение, словно сырая дрожь, пробежало по ее телу и застыло где-то на затылке. Ханна почувствовала жуткий холод, исходящий от Николь.

– Вы замерзли? – поинтересовалась девушка.

– Нет. Все хорошо. – глядя в окно, безучастно ответила женщина. – Расскажи что-нибудь.

Ханна послушно стала щебетать приятным звонким голоском, жалуясь на свое везение, потом обещала бросить все и отправиться на поиски возлюбленного, который тайно исчез, ничего не объяснив. Она говорила о своей любви, но Николь ее уже не слышала, забрав с собой свою главную тайну.



Я буду ждать, тебя, увы невыносимо,

Я буду ждать, тебя, и грустным, и счастливым,

Я буду ждать, когда в груди зима нагрянет,

Когда в душе весна ручьями заиграет,

Я буду ждать и жарким летом в душном зное,

И даже в дождь осенний ждать не успокоюсь.

Я буду ждать, я буду верить, буду помнить,

Ведь сердце бьется и его не успокоить.

Я буду ждать, не важно королем иль нищим,

Я буду ждать сто лет, а если надо тысячу.

Пусть седина пробьет висок, встречая старость,

Я буду ждать тебя с надеждой просыпаясь,

Что я дождусь и ожиданье не напрасно,

И встречу вновь тебя наивной и прекрасной.

Пусть даже встреча наша будет долгожданной,

Я буду ждать тебя невинной и желанной,

Я буду ждать тебя любимой и безумной,

Я буду ждать тебя и днем, и ночью лунной.

Я буду ждать, пусть даже чуда не случится,

Мой луч любви к тебе одной покорно мчится,

И пусть года развеют горы сожалений,

Я буду ждать тебя без запаха сомнений,

Одной тебе буду слагать свои куплеты,

Я буду ждать. Только скажи мне, где ты?



Часть 2.



1.



Прошло восемь лет.



– Бруно, ты не видел куда я положила свои ключи?

– Нет дорогая. Возможно ты оставила их на подоконнике у входной двери.

Девушка глянула на подоконник, рядом с сигаретами и пистолетом-зажигалкой лежала связка ключей.

– Точно. Спасибо любимый! Хорошего дня! – с радостной улыбкой молвила Ханна.

– Люблю тебя! – сказал в след полковник.

Ханна летящей походкой направилась к своему автомобилю и поехала на любимую работу, в дом престарелых. С тех пор как ушла Николь, в жизни Ханны мало что изменилось, разве что теперь у нее был Бруно, некогда любящий, надежный, внимательный. И то, что их любовь далеко не взаимна, его похоже не волновало, они с Ханной жили тихо и размерено, и это всех устраивало. Бруно сделал ей предложение через год после смерти Николь, девушка не рассматривала его как будущего супруга, но в тот момент она как никогда нуждалась в поддержке мужчины, сильного и нужного, который мог бы ее защитить. Еще через полгода они сыграли скромную свадьбу и уже семь лет молча жалеют об этом. Бруно все чаще стал пропадать с друзьями из отдела, а Ханна ушла в себя и замкнулась на огромный железный замок. Возможно, это положение могли бы изменить дети, но с детьми к сожалению, ничего не выходило. Девушка очень мечтала о детях, но ее мечта, как и многие другие, не осуществилась. С тех пор она стала жить вымышленной жизнью о принце и доблестном рыцаре, который непременно ее украдет из лап дракона и увезет на белом чудесном коне. Этот принц был явно где-то рядом, но дракон суров и опасен. Ханна жила этими мечтами, изматывая себя на работе, а долгими вечерами погрузившись в очередную мелодраму. Она сидела и ждала, когда пьяный Бруно придет домой и будет приставать. Они не спят уже третий год, и похоже, что полковник от этого не капельки не страдает. Он мог позволить себе многое и легкодоступные девушки были частыми гостьями на посиделках, где они с друзьями попивали пиво в какой-нибудь сауне. Ханна давно смирилась с этим, и ее кино стаяло на паузе, хотя лента продолжала тянуться. Понимание того, что лента имеет свойство кончаться, давило ей на сердце, напоминая, что дни наши близки и время бежит неукротимо, а ее мечты уплывали прочь. Она еще никогда не чувствовала себя такой одинокой, и что самое страшное, ничего не могла с этим поделать. Возможно, она где-то в глубине души, неосторожно желала, чтобы Бруно оставил ее, и она вновь стала свободной птицей. Но полицейский не мог это сделать из-за своего положения. Крепкая надежная семья была его гарантом стабильности, а значит доверия у начальства, и он этот гарант торжественно берег. Будучи майором Бруно заявил о себе и о своих способностях в детективном деле. Работал он теперь в департаменте, который находился в соседнем городе. Он был важной шишкой. Теперь и Ханна, уже не была обычной медсестрой, и после ухода Лизы, заняла ее место – заместительницы начальника. Лиза же добилась своего и вышла замуж за Майка, через несколько месяцев после свадьбы Ханны, их свадьба была одной из самых ярких в городе и прошла с огромным размахом. Только жаль, что весь этот шик и роскошь после женитьбы сменились ссорами и руганью. Лиза понимала, что выходит замуж за бабника и ловеласа, и рассчитывала, что сможет его приструнить, но, просчиталась, и теперь вечерами проливала слезы на пару с Ханной. Теперь их дружба была еще крепче, их объединяла женская доля, к тому же Ханна стала крестной ее детишек. Лиза после свадьбы оставила работу и родила Майку мальчика, а спустя два года прекрасную дочурку. Ханна часто проводила время с ее детьми, и порой казалось, Лиза даже немного ревновала их к своей подруге. Детям было пять и три. Они редко видели папу, поэтому очень радовались, когда к ним в гости приходила Ханна. Она занималась с ними и придумывала для них разные игры. Еще она очень любила вывозить их на природу и там фотографировать. Ее мечта стать фотографом так и не осуществилась, или точнее, осуществилась частично, ведь теперь у нее был крутой фотоаппарат, она много фотографировала, но не совсем то, что ей хотелось. Ей хотелось снимать природу, горы, морские закаты, но она так никуда ни разу и не съездила. Лишь однажды, в медовый месяц, Бруно отвез ее на две недели к озеру, в трехстах километрах от города. Бруно не мог уехать в связи со службой, а Ханна теперь была правой рукой Майка и тоже не могла оставить работу. Одну, супруг ее тоже не отпускал, и теперь, она ехала и мечтала, что однажды она свернет туда где тает солнце и уедет никому ничего не сказав, но руки не слушались и она снова остановилась на парковке Ведьминого озера.

– Доброе утро Ханна! – молвила при входе молодая медсестра.

– Доброе утро Сайла. – пытаясь натянуть улыбку бросила та.

– Майк оставил вам папку.

– Его сегодня не будет? – без удивления спросила Ханна.

– Он мне ничего не говорил. – сказала Сайла.

Сайла была одной из его девиц, которая попала в дом благодаря своим внешним данным. Теперь весь дом был похож на гарем, из мужчин остались только охранники и разнорабочий, а все остальные были как на подбор. И отношение к посетителям теперь изменилось, раньше здесь работали люди с альтруистическими взглядами, а теперь персонал соревновался у кого больше подписчиков в социальных сетях. Ханну это сильно раздражало, к тому же Майк пригрозил держать язык за зубами, ведь не раз попадался ей на глаза зажимающимся с очередной красоткой в белом халате. Естественно он пытался подкупить своего зама, но Ханна наотрез отказывалась принимать его подачки и призналась, что не намеренна постоянно молчать о его похождениях, все-таки Лиза, единственный человек, который ее ценит и любит. Старые ссоры подруг были забыты, и они как в детстве стали очень близки.

Ханна зашла в свой кабинет и раздевшись включила чайник, чтобы заварить чашечку крепкого кофе. Она села в удобное кресло и разложила бумаги. Сегодня ей вовсе не хотелось работать, но девушка через силу продолжала перелистывать страницы. Везде были сплошные цифры и название медикаментов. Все смешивалось в одну единую кашу в голове, и Ханна вдруг почувствовала, что больше не испытывает удовольствия от своей работы. Раньше она ухаживала за стариками, много общалась с ними, узнавала новые истории, теперь же, она целыми днями ковырялась с бумагами, и если ей удавалось найти свободное время, то старалась спрятаться подальше от всех и тихонько посидеть в полном одиночестве. Больше всего она любила сидеть у озера, замечтавшись о чем-нибудь добром и светлом. Сегодня она должна была составить три отчета по лекарствам и составить список тех, которые нужно заказать, но девушка продолжала сидеть, дожидаясь пока остынет ее горячий напиток и совсем не хотела приниматься за работу. Ханна, с тех пор как стала замом, выполняла все поручения Майка, который большую часть своих обязанностей свалил на нее. Она не жаловалась, зарплата у нее была высокая, но времени, чтобы тратить деньги совсем не оставалось. Ханне нужен был отдых, она его заслужила как никто другой в этом доме, но Майк был безпощаден и его не интересовали проблемы девушки и ее усталость. Иногда создавалось впечатление, что пузырь, который раздувался внутри Ханны, вот-вот лопнет, и все ее обиды, недовольства и злость, вырвутся наружу, но в какой-то момент она вдруг остывает и смиренно трудится дальше. Сложно сказать, когда она сорвется, но ощущалось, что этот день не за горами.

Девушка допила кофе и принялась за работу, с двойным усердием, чтобы раньше освободиться и уделить себе немного времени. Майк явно сегодня уже не приедет, поэтому сегодня она тут главная и можно не боясь слинять уже с обеда. Так и получилось, доделав последний отчет она быстренько шмыгнула в машину и поехала немного развеяться. Ханна заскочила в свое любимое кафе и немного там перекусив раскинулась на диванчике и наслаждаясь слушала спокойную музыку. Ей не хотелось никуда уходить и казалось, что время снова остановилось. Она вдруг вспомнила давно забытое чувство безпечности и свободы, которое ее посетило однажды, когда она первый раз зашла в это место. Ей стало очень хорошо и спокойно, будто волшебное облако окутало ее, закрыв от всех проблем. Это было одно из мест, где она могла изредка расслабится и побыть одной.

Пообедав Ханна села в машину и решила прокатиться за город, на встречу надвигающимся серебряным тучам, которые безудержной тоской надвигались в сторону города. Она остановила машину и вышла на просторный луг, разведя руки в стороны, будто ловя свежий прохладный ветер, несущий мелкие капли. В этой серости девушка вдруг вспомнила о Николь, которую понимала теперь все больше, ощущала ее боль и переживания, ту безпомощность, ту безнадежность. Возможно, Ханна где-то даже завидовала ей, ведь той удалось разойтись с нелюбимым и прожить жизнь так как угодно душе. Девушка же примеряла на себе роль ворчащей старухи, молча проклинающей своего деда. Она проклинала каждый день, в котором работа сменялась бытовой суетой, а выходные соленым одиночеством. В эти моменты к ней приходило осознание того, что она все еще может что-то изменить, пока тяжелый камень не закопан над ее деревянным ящиком, она все еще может жить счастливо, делать глупости и совершать поступки. Никто не расскажет, что будет дальше, за завесой смерти, и до того момента, когда она сама это не узнает, она просто не имеет права жаловаться и страдать. Она все это понимала, что время бежит не прилично быстро, и скоро наступит час, когда придется примерять наряд, в котором ей придется идти на последний танец в своей жизни. Ханна мечтала бы не думать об этом, но работа не позволяла забывать и расслабляться, и девушка ощущала приближающуюся неизбежность, ощущала себя проводником смерти, ведь вся ее жизнь напоминала коридор с тянущейся очередью, где она вызывала и вычеркивала каждого следующего. Для многих из прибывающих дом престарелых был отдушиной, но Ханна уже не чувствовала себя нужной, а просто вела учет, разбираясь с бумагами. Но сегодня, ей снова захотелось жить, снова захотелось улететь в дальние страны, чтобы упасть лицом в горячий песок или обжигаться морозным ветром на отвесной вершине. Так бывало и раньше, но как только она переступала порог собственного дома, все возвращалось восвояси.

Дождь стал еще сильнее и с мокрых волос стекали капли. Ханна стояла, молча уставившись в одну точку, она явно не хотела возвращаться домой. Она больше не хотела видеть Бруно. Дождь усиливался, прогоняя девушку, которая уже успела промокнуть до нитки, и намекал на то, что болеть ей совсем нельзя, а Ханне, может только этого и хотелось, чтобы просто лежать в мягкой и теплой кровати, чтобы за ней ухаживали и жалели. Но болезни обходили девушку стороной, только для нее скорее даже к сожалению, чем к счастью. Ханна направилась к машине и сразу включила печку и обогрев сидений на полную мощь. Девушка вся продрогла и расплывающееся тепло плавно окунало ее в дрему, но она совладала со сном и переключив ручку передач тронулась в сторону дома. Через несколько секунд она развернулась и неожиданно поехала в обратном направлении. Она давила на газ набирая скорость, она была уверенна, что сможет просто так взять и уехать из этого городка раз и навсегда. Сонливость исчезла безследно и невероятный прилив бодрости пронзил ее хрупкое тело. Она не думала, как будет жить, и в этот момент, наверное, была готова на любой исход, была готова ночевать в машине и питаться на заправках, лишь бы с каждой секундой удаляться дальше и дальше. Она уже проехала километров десять, когда невидимые цепи стали тянуть ее назад. Остановившись на заправке и опустив голову на руль – плакала.

Не удалось. Она снова не смогла уехать, не смогла совладать со своими мыслями, с этим трусливым и совестным чудовищем живущем в ней, который боится перемен, боится выйти из зоны комфорта, боится свернуть не туда. Ханна долго плакала в машине, захлебываясь собственными слезами, но прекратился дождь, и слезы солидарно перестали падать из глаз. Девушка приходила в себя, все еще всхлипывая и вытираясь. Ханна вышла из машины и направилась в уборную на заправке. Нужно было умыться и привести себя в порядок, перед тем как вернуться домой, чтобы выпивший Бруно не задавал лишних вопросов. После она взяла себе кофе с шоколадом и села за столик для посетителей, расположившись у окна, и стала наблюдать за катившимися каплями по стеклу, которые соревнуясь бегали после дождя.

– Прошу прощения! Вы не против если я присяду? – неожиданно прозвучал грубый мужской голос у нее за спиной.

Ханна повернулась и увидела бородатого старика в кожаной одежде. Это явно был какой-нибудь байкер, подумала она и убедившись, что остальные места заняты одобрительно кивнула головой.

Девушка не спеша потягивала кофе, разглядывая как маленькие капли собираются в одну большую и скатываются вниз. Это наблюдение дало ей надежду, что она тоже, когда-нибудь соберет все свои маленькие капли и набравшись сил, укатит с этого места навсегда. А сейчас, решила она, нужно набраться терпения и продолжать жить.

– У вас все в порядке? – вдруг снова спросил старик.

– Да, спасибо, все хорошо. – вежливо ответила Ханна и снова погрузилась в медитативное состояние, которое снова потревожил байкер.

Его присутствие ее совсем не раздражало, возможно даже наоборот, ей хотелось поговорить с кем-нибудь незнакомым.

– Погода сегодня не летная, вы согласны? – снова молвил тот и присел напротив девушки.

– Нет, – улыбнувшись ответила та, взглянув в его сияющие серые глаза. – Я люблю дождь.

– Вы меня простите, что навязываюсь, просто хочется с кем-нибудь поболтать, пока есть такая возможность.

– Все нормально, не переживайте. – мягко сказала Ханна. – Вы байкер?

– Можно сказать и так. Раньше я состоял в клубе, но теперь путешествую один.

– Ханна. – протянула руку через стол девушка.

Его словно дернуло, и он бросил пронзительный взгляд на девушку.

– Очень приятно. Можете звать меня Грей. – старик легонько пожал руку Ханны, не отводя от нее глаз.

– С вами все в порядке? – спросила Ханна, заметив, что Грей будто завис.

– Да. Все хорошо. Вы мне просто кого-то напомнили. Не обращайте внимания, в старости такое бывает. – улыбнулся он.

– А Грей это имя? – поинтересовалась девушка, чтобы продолжить беседу.

– Так меня назвали мои одноклубники, наверное, из-за моей серой бороды, а может потому, что я как серый волк, все время одинокий и что-то ищущий.

– И что же вы ищите?

– Не знаю, скорее всего ответы на все еще волнующие вопросы. Ведь я уже стар, и час мой близок, и прежде чем покинуть этот дом, хотелось бы еще многое понять. А понимание приходит ко мне, когда я в полном одиночестве рассекаю ветер на фоне меняющихся пейзажей. Поэтому я ушел из клуба и продолжаю свой путь один. Мне пошел седьмой десяток и тягаться с молодыми мне уже тяжело, я пробыл в клубе больше двадцати лет и был одним из его основателей. Но время пришло, я продал свой чоппер и взял себе новый современный байк, а на память остались лишь татуировки на теле.

– Грустно, наверное, было уходить из клуба? – поинтересовалась Ханна.

– Сложно было сделать первый шаг, но уйдя я понял, что без меня мало что изменилось в клубе, новое заменит старое, так будет всегда. – говорил Грей и заросшее седое лицо еще больше потускнело. – А вы? Я имел неосторожность наблюдать как вы рыдали в автомобиле.

– Ой простите, не думаю, что мой рассказ будет столь увлекательным. Я просто поругалась со своими тараканами, а выгнать их из головы не хватает смелости.

– Проблемы на работе? – стал гадать старик.

– И на работе в том числе. – девушка сделала глоток и добавила. – Я не была нигде, кроме городка в котором родилась и другого, где училась. А теперь обвязавшись цепями сложно куда-то выбраться, а мне так хочется увидеть мир.

– Мне кажется я вас понимаю. Когда-то давным-давно я тоже, как и вы думал, что останусь навсегда в деревне в которой родился, но в какой-то момент все мгновенно изменилось. Поэтому не расстраивайтесь, что вам пока не удалось отправится в свое путешествие, я уверен, что всему свое время.

– Время. – сказала Ханна и глянула на часы, вспомнив что ей нужно успеть в магазин за подарком для Лизы. – Спасибо, что подбодрили, мне правда стало немного легче после беседы с вами.

– Вы уже уезжаете? – немного расстроившись спросил Грей.

– Да, к сожалению, мне пора. Мне было приятно с вами познакомится Грей. Желаю вам найти все свои ответы.

– Благодарю вас Ханна. Извините, если что-то сказал не так.

– Все хорошо. Может быть еще увидимся. – встав из-за стола молвила Ханна.

– Я надеюсь. Всего вам доброго. Не унывайте! – тоже встал из-за стола старик.

Ханна помахала ему рукой и направилась к машине.



– Ханна, погодите. – крикнул в след Грей.

Он пытался подбежать, быстро перебирая ноги, но на скорость это совсем не влияло и со стороны выглядело очень смешно. Старик приблизился к девушке и достал из внутреннего кармана монетку.

– Это вам, возможно она поможет сделать первый шаг. Мне помогло.

Ханна взяла монету и стала ворочать ее тонкими пальцами и удивилась, поняв, что с двух сторон она была одинаковой.

– Хм. Интересно. -улыбнулась она. – Как я пойму где орел, а где решка?

– В этом ее сила. – загадочно улыбнулся байкер.

Не смотря на грубый с сипотой голос и брутальный вид, старичок показался ей довольно милым и добрым, и Ханна не удержавшись решила его обнять. Грей от неожиданности даже немного прослезился.

– Удачи вам! – молвила Ханна, дала ему рабочую визитку и уселась в машину.

Грей смотрел ей в след провожающим взглядом и слегка помахав рукой, направился обратно.

Ханна почувствовала себя намного лучше, и унылая хандра сменилась легким весельем. Девушка взглянула на небо и заметила, что прямо над ней на темно сером полотне разлилась яркая радуга, образуя ворота, в которые уходила дорога. Это был добрый знак и настроение девушки еще сильнее улучшилось.

По дороге ей позвонила Лиза и напомнила, что завтра ей тридцать три и она ждет Ханну на ужин. Когда она приехала домой, Бруно еще не было, и это была еще одна хорошая новость сегодня. Ханна приняла горячую ванну, а после, заварив себе ароматный индийский чай, достала из шкафа много раз прочитанную и уже выученную на память книжонку, что подарила ей Николь, и немного полистав сладко уснула.



Я хотел бы тебя забыть,

Я хотел бы не повстречаться,

И в тот день просто мимо проплыть,

Не мечтать о тебе, не влюбляться.

Я хотел бы тебя не знать,

Не касаться руки твоей кратко,

И стихи о тебе не писать,

В развалившуюся тетрадку.

Я хотел бы быть просто другим,

Не попасть в твои нежные сети,

И тебя никогда б не любил,

И несчастным был самым на свете.



2.



Проснувшись рано утром, Ханна заметила, что Бруно так и не вернулся домой, но это ничуть не огорчило девушку. Сегодня было солнечно и яркие лучи просачивались через жалюзи окна в кухне, где пила кофе Ханна. До работы оставалось еще два часа, и девушка решила найти свой фотоаппарат, который когда-то купила и практически им не пользовалась. Сегодня ей хотелось сделать что-то особенное и необычное для себя и вместо того, чтобы зависнуть в экране телефона отправилась в ближайший лес, чтобы сделать несколько фотографий. Выехав за город Ханна подметила, что все попавшиеся на пути светофоры на удивление горели зеленым. Она ощущала изменения после вчерашнего дня, будто сегодня началась новая жизнь.

Подъехав к ближайшему лесу Ханна заметила небольшую стайку косуль и впервые достав из чехла зум, принялась фотографировать животных. Потом ей повстречался заяц, побежав за которым она наткнулась на удивительную полянку с лесным живописным болотцем. Кадры получались весьма интересными и яркими, осенние деревья украшали колорит, а легкий утренний туман делал снимки еще более необычными и волшебными. Сегодня Ханна точно попала в сказку, из которой не хотелось уходить. Она фотографировала все: растения, ягоды, грибы, животных, даже самых маленьких жучков. Она была просто счастлива тому, что может видеть эту удивительную красоту, и насытившись свежим воздухом не спеша пошла к машине. На работу она сегодня опоздала на два с лишним часа, и войдя в дом Сайла с ехидной улыбкой показала на дверь шефа, дав понять, что тот ее ожидает. Ханна уверенно направилась к нему, и легонько постучав зашла в кабинет. Майк залип в телефоне, но увидев Ханну оживился.

– Где тебя носит? – с порога стал отчитывать девушку Майк. – Ты время видела вообще? Где отчеты, что ты должна была сделать?

– Во-первых, привет! – улыбаясь начала Ханна, удивившись своим спокойствием. – Во-вторых, если ты вылезешь из телефона и откроешь глаза, то увидишь три папки у себя на столе. И в-третьих, я не намерена быть твоей затычкой, и если тебя что-то не устраивает, то можешь меня уволить. И вообще, я собираюсь отправиться в отпуск в ближайшее время, так что ты позаботься о том, чтобы мне ничего не препятствовало. Ок?

Майк онемел. Он никогда не видел Ханну такой, и не зная, что сказать просто смотрел на нее.

– Ты поздравил жену? – помогала развязать язык Майку девушка.

– Неа. – отрицательно помахал головой мужчина.

– Ты забыл? – упрекнув произнесла она.

– Неа. Когда я уехал она спала. – уставившись на Ханну продолжал блеять он.

– А подарок? Ты купил подарок? – вновь наступала Ханна.

– Неа.

– У тебя что, пластинка заела что ли? – засмеялась она. – Открой шкафчик в своем столе, там лежит коробочка и чек.

– Что там? – спросил Майк, достав из-под стола коробочку.

– То, что она просила тебя на прошлый день рождения.

– Не помню. Новый телефон? – попытался угадать он.

– Колье. – иронично нахмурилась Ханна. – Деньги зачислишь мне в следующую зарплату.

Майк по-доброму посмотрел на девушку и улыбнулся.

– Спасибо. Я не знаю, чтоб без тебя делал. – размяк тот.

– Что-то еще? – с ухмылкой произнесла девушка.

– Нет. Ты можешь идти.

Ханна вышла из кабинета уверенной походкой и решила сегодня сделать обход, поговорить с постояльцами, узнать всего ли им хватает, следует ли что-то изменить в распорядке и для начала собрала всех в актовом зале. Персонал не часто организует такие собрания, поэтому все с большим интересом рассаживались по местам. Ханна раздала всем бланки с вопросами, ручки и простые карандаши. Все отвечали анонимно, а после попросила всех разойтись по своим комнатам и в индивидуальном порядке зашла к каждому, уделив по несколько минут.

Результаты опроса показали, что многие из пребывающих здесь крайне недовольны работой персонала. Пришлось кое-что исправить и в распорядке, но в целом данное мероприятие дало полезные плоды, как для тех, кто здесь живет, так и для тех, кто здесь работает. С этого дня решили проводить такие собрания раз в месяц.

Ханна не успела оглянуться, как время стукнуло за обед. Она зашла к Майку. В кабинете сидела Сайла и пила кофе, выставляя на обозрение свои колени.

– Майк, не отвлекай девушку от работы, она и так не справляется с возложенными на нее обязанностями. – с порога молвила Ханна.

Сайла покосилась на Ханну и посмотрев на Майка, который кивнул головой, намекая, чтобы та покинула помещение, удалилась прочь.

– Я, пожалуй, поеду домой, Лиза пригласила меня на ужин, мне нужно собраться. – уверено молвила Ханна, поставив шефа перед фактом

– Да, конечно, ты можешь идти. Я тоже скоро поеду домой.



Ханна уехала, а молоденькие медсестры целый вечер обсуждали ее, не понимая, что за муха сегодня ее укусила. Ведь Ханна для них всегда была серой мышью, которая только и прячется в своем кабинете за горой бумаг. Сегодня же было совсем иначе, она показала свой настоящий характер, настоящую себя, и эта новая Ханна, выглядела устрашающе, особенно для молоденьких медсестер, которые дальше экрана телефона ничего не видят. Девушка заставила их встрепенуться, показав, что она все-таки заместитель Майка, а это означало, что Ханна для остального персонала была начальницей. Тем не менее большинство не воспринимало этот неожиданный бзик серьезно, мало ли что могло стрельнуть в ее голове.

Ханна ехала домой. Настроение было отличное, по радио играла хорошая музыка, а вечер предвещал быть замечательным. Ханна вдруг обратила внимание на монету, лежащую на панели, которую ей подарил вчера загадочный Грей. Девушка еще даже не воспользовалась ей, а уже почувствовала изменения в свой жизни или просто настал момент, когда жить как раньше больше было невозможно. С этими мыслями она подъехала к дому и увидела машину мужа. Почему он не на работе, вдруг подумала она, но зайдя в дом была неприятно удивлена. В коридоре неаккуратно лежала женская обувь, будто этот кто-то разувался в спешке. Дальше было еще интереснее. Ханна заметила разбросанную одежду и не нужно было быть великим детективом, чтобы понять, что это была любовница. Не сказать, что Ханна сильно расстроилась, но ложка дегтя попала в бочку с медом, и настроение конечно упало. Девушка притаилась, чтобы подслушать, что у них там происходит, но видимо все уже произошло, они о чем-то болтали. Ханна тихонько пособирала всю одежду незнакомки, которую нашла, и отнесла в мусорный ящик. Потом осторожно пробралась к спальне и стала прислушиваться к их разговору.

– Я не хочу, как в прошлом году, там много людей и грязный пляж, давай лучше на две недели в Мексику. – говорила любовница.

– В Мексику слишком дорого, что я скажу Ханне.

– Опять Ханна. Не слишком ли часто ты стал о ней думать.

У Ханны наворачивались слезы. Этот подлец ее все это время обманывал, и не известно, как долго он крутит роман с этой дрянью. Жене он говорил, что не может выезжать за границу, а сам отдыхал с любовницей, говоря, что был в командировках. Ей не было обидно, что у него появилась любовница, ей было обидно, что он ей все это время нагло врал, и не разу не свозил ее на море. Ханна хотела ворваться и вцепиться ногтями в лицо супруга, но совладала с собой. Она осторожно вышла на улицу и вызвала полицию, сказав, что в ее дом пробрались воры. Наряд из двух машин прибыл уже через пять минут. Ханна подошла к полицейскому и сказала, что грабители все еще в доме, а муж в заложниках. Ребята в бронежилетах разместились по периметру дома, а двое с пистолетами ворвались внутрь. Пробыли они там не долго, послышался крик Бруно, и они пулей вылетели обратно. Он вышел на порог, и увидав супругу растерялся.

– Это ты вызвала полицию?

Ханна актерски расплакалась.

– Почему ты не на работе? – продолжал допрос Бруно, стоявший в одном халате и поняв, что говорить с рыдающей супругой безполезно, подошел к полицейским, чтобы объяснить про недоразумение и отправить их назад.

Ханна тем временем проскользнула в дом и застала в коридоре симпатичную блондинку, завернутую в одеяло и что-то ищущую.

– Что-то потеряла? – спросила нахально Ханна, стоя у дверей.

Ответа не последовало и лишь изумленный взгляд говорил, о растерянности дамы.

– А я знаю, что ты потеряла. Совесть. – молвила Ханна и незаметно взяла пистолет-зажигалку, лежащую на подоконнике, которую резко направила на любовницу. – Это пистолет Бруно, беги потаскушка, пока не прострелила твою тупую голову.

Ханна немного отошла от двери, чтобы та смогла пробежать, и любовница Бруно с криком о помощи рванула к выходу. В этот момент вокруг дома полковника собралось не мало людей, это были не только соседи и местные подростки, но и просто проезжающие. Всем было очень интересно, что за цирк здесь происходит. Бруно кричал всем расходится, но это только подталкивало зевак. Они не прогадали, сюжет и вправду был интересным и телефоны уже сверкали в руках зрителей. Когда блондинка пробегала мимо Ханны, та наступила ей на одеяло, и горе-любовница осталась совсем голая, покатившись кубарем на гладкую, выложенную декоративным камнем дорожку. Она прикрывалась руками и не знала куда спрятаться. В итоге покрасневший от стыда Бруно, крикнул, чтобы та села в его машину, ключи от которой десять минут назад положила себе в карман Ханна. Блондинка безнадежно стала рвать дверную ручку, а после присела и громко зарыдала. Горе-муж выбежал на дорогу и стал махать уезжающим полицейским машинам, и когда они снова вернулись, приказал увести любовницу домой. Ханна стояла у порога и с большим трудом сдерживала смех и слезы, девушка не ожидала, что заварит такой спектакль, но вся улица сегодня повеселилась на славу.



– Ты вообще представляешь, что ты наделала. – говорил полковник, зайдя в дом, когда все разъехались.

– Прости Бруно, но я не желаю больше слышать не единого твоего слова. – отвечала Ханна, упаковывая свои вещи.

– Ты ненормальная? Зачем ты вызвала полицию? Зачем ты устроила весь этот цирк? Ты вообще знаешь…

– Заткнись! – вдруг крикнула расплакавшаяся девушка. – Ты мерзавец, я тебя просто ненавижу. Ты моя самая большая ошибка. Зачем вообще ты женился на мне? Зачем? Чтобы испортить мне жизнь, да? Подонок.

Бруно схватил ее за руки и замахнулся, чтобы ударить.

– Бей! Чего же ты ждешь? – истерично подхлестывала та. – Бей. Думаю, твои дружки тебя поддержат. Вы же хвастаетесь перед друг другом тем, что бьете своих жен. Но учти, об этом узнают все, люди мне поверят, сегодня все увидели какая ты мразь.

– Не смей так со мной разговаривать. – пытался парировать полковник. – Ты должна быть мне благодарна за то, что я подобрал тебя. Жила бы сейчас на помойке.

– Лучше бы жила на помойке, чем с таким ублюдком как ты. – вырвалась из рук мужа Ханна и чуть сдержалась, чтобы не плюнуть ему в лицо.

– Не переживай, я тебе это устрою. – бросил тот и ушел в гостиную, где был бар.

Он продолжал что-то говорить в адрес жены, но Ханна, взяв все самое необходимое, выбежала на улицу и прыгнула в машину. Бруно выбежал за ней и еще что-то кричал в след размахивая руками.



Ханна подъехала к дому подруги, но еще долго собиралась с мыслями, чтобы выйти из машины. Внимание вновь остановилось на монете, и девушка решившись вышла, направившись к двери именинницы. Лиза как всегда была превосходна.

– С днем рождения дорогая, – улыбаясь сквозь слезы молвила Ханна. – Прости, что опоздала. Это тебе.

Девушка вручила Лизе небольшую коробочку.

– Что произошло? Ты в порядке? – недоумевая спросила именинница.

– Все супер. Не переживай. – размазывая тушь сказала Ханна.

– Так, подруга, давай колись. – взяв Ханну за руки допрашивала Лиза.

– Не хочу портить тебе праздник. Мне, наверное, лучше уйти.

– Так. Стоп. Проходи, раздевайся. Пойдем на кухню.

По дому бегали и шумели дети. Девушки пошли на кухню, где сидел Майк и листал что-то в телефоне.

– Дорогой, ты не против, если мы с Ханной немного посекретничаем? – обратилась Лиза к мужу. – Присмотри за детьми.

Майк настороженно глянул на Ханну, но по кислому ее лицу понял, что говорить они собирались не о нем.

– Да, конечно. – послушно произнес Майк и вышел из кухни закрыв за собой дверь-купе.

– Давай все по порядку. – начала допрос Лиза.

– Прости, что испортила тебе праздник. – сквозь слезы бормотала Ханна.

– Какой тут праздник – родители ушли домой, этот сидит в телефоне, дети целый день пищат, голова от всего болит. Никакого праздничного настроения. Хорошо, что хоть муж с подарком угодил, смотри какое колье.

Ханна улыбнулась, ведь сама выбирала этот подарок.

– Что у тебя стряслось? – разливая по бокалам красное вино спросила именинница.

– Боюсь, что тут вином не отделаешься. – снова улыбнулась Ханна.

– Узнаю свою подругу. – улыбнулась в ответ Лиза и стала слушать исповедь подруги.



Когда Ханна заканчивала, Лиза открывала уже вторую бутылку.

– Да, дорогуша, это еще раз говорит о том, что все мужики сволочи. – подвела итог Лиза.

– Надеюсь, что нет. – язык Ханны уже начал немного заплетаться, она о чем-то задумалась, а потом тихо сказала. – Что же мне теперь делать?

– В общем так. Будешь жить у нас и не смей даже отнекиваться, я сегодня отказы не принимаю. А теперь, хорошая моя, мы идем в клуб. У моей подруги сегодня день рождения. – командовала подвыпившая именинница.

– Вообще-то день рождения сегодня у тебя. – поправила ее Ханна.

– Я знаю, что говорю, я еще не слишком пьяна. У тебя сегодня начинается новая жизнь. Давай еще по бокальчику и пойдем примерять наряды.

– Спасибо тебе, родная. Я не знаю, что бы я делала без тебя. – девушка поцеловала Лизу в щечку и крепко ее обняла.

Одним бокалом не обошлось, и допив вторую бутылку девушки ушли в гардеробную. Оттуда то и дело, доносился смех и ритмичная музыка с телефонов, девушки примеряли наряды танцевали и веселились. Лиза подбивала подругу одеть что-нибудь откровенное, но по итогу все вышло наоборот. Именинница вышла в синей мини-юбке и ярко-желтой блузке с широким разрезом, Ханна предпочла юбку подлиннее и строгую белую рубашку, на верх которой накинула темно-синий пиджак. Майк не препятствовал супруге в ее день рождения и лишь попросил, чтоб долго не гуляли. Но в этот вечер остановить сногсшибательную парочку было невозможно. Девушки вели себя очень неприлично, откровенно заигрывали с молодыми парнями, и употребляли много алкоголя. В какой-то момент Ханна потеряла подругу из виду и выпив очередной коктейль побежала в уборную. Ей стало плохо. Она побыла какое-то время в кабинке и немного придя в себя вышла. Девушке показалось, что перед глазами возникло дежавю. Лиза зажималась с каким-то парнем рядом с умывальниками, и заметив подругу прислонила указательный палец к губам, напоминая, что все должно остаться в секрете. Ханна пьяная и растрепанная вышла из уборной и направилась на улицу, подышать свежим воздухом. Ей захотелось домой, и она чуть не вызвала такси к дому Бруно, но вспомнив, что сегодня ночует у Лизы, стала дожидаться подругу. Прошло минут десять, и Ханна начала набирать сообщение, чтобы та бросала свои амурные дела и собиралась домой. Все произошло в точности, как и восемь лет назад, буквы разбегались как маленькие цыплята и в какой-то момент телефон просто выскользнув из рук, и ударившись о бордюр, потух. Это уже было не смешно, судьба давала явный знак, и девушка стала приходить в себя. Было довольно прохладно, и Ханна вспомнила, что оставила пиджак в гардеробе. Очень много совпадений в один вечер, подумала девушка и решила идти до конца. Она направилась пешком в сторону дома, где когда-то снимала жилье. Небывалое волнение нахлынуло на нее и все внутри закружило в водовороте чувств, перемешав все: радость, печаль, веселье и тоску. Ее бросало в жар, то снова начинало колотить, толи от холода, толи о волнения. Наверное, она хотела увидеть там Алекса, но понимала, что это невозможно. Ханна подошла к месту, где когда-то жила, но теперь здесь стоял совсем другой дом, новый и красивый. Все восемь лет она целенаправленно избегала этого места, чтобы воспоминания не разбудили в ней потухшие чувства. Но сегодня был особенный день, сегодня она снова начала жить, перестав бояться и терпеть. Сколько лет она таила в себе эту девушку, живую, настоящую, которая так любила мечтать, любила просто быть собой. Пусть здесь никого не оказалось, но она поняла, что все еще испытывает чувства к тому давнему гостю, который, как снег на голову свалился на нее. Она готова была найти его даже если он в тюрьме или на краю света, и ей было все равно, на что нужно будет пойти и чем нужно пожертвовать ради этой мечты. Она посмотрела на придорожный столб, где когда-то был пристегнут велосипед, и на миг, ей показалось, что трехколесный транспорт все еще ждет своего хозяина. Пелена печали вдруг окутала ее, но ночной холод не дал ей долго грустить, и Ханна решила идти в клуб, чтобы найти подругу и забрать куртку. Но что-то ее одернуло и во внимание попал почтовый ящик, в который она решила вдруг заглянуть. Ящик давно не открывался и из него посыпалась куча рекламных листовок, как только Ханна распахнула дверцу. Девушка стала разгребать их на мокром асфальте, потом снова сгребла из ящика другую партию и стала так же разгребать и ее. Она была почему-то уверена, что здесь может что-то найти, чувство дежавю вновь настигло ее. Вдруг из ящика вывалилось пожелтевший от сырости конверт.

– Невероятно. – в слух молвила она, когда прочитала на нем свое имя.

Она засунула конверт за пазуху и стала выгребать из ящика оставшееся. Нашлось еще несколько открыток с поздравлениями восьмилетней давности отправленных на ее имя. Ветер поднимал листовки и уносил по всей улице, когда Ханна пыталась донести мусор до ближайшего мусорного ящика. Когда большинство листовок отправилось почивать в новое место, грязные руки девушки потянулись за конвертом, пачкая белоснежную блузку. Она небрежно разорвала конверт и вынула небольшую поздравительную открытку с подписью: «С любовью, Алекс». Были и другие открытки от этого же адресата.

Теплая кровь бурной рекой хлынула на ее сердце, обжигая и волнуя каждую клетку, будто прорванная дамба, сметающая все на своем пути. Девушка присела, боясь, что может не устоять на ногах. Она уже не понимала где реальность, полагая, что скоро ей придется проснуться, но сон был крепок. Ей больше не было холодно, она перестала трястись и лишь перечитывала снова и снова «С любовью, Алекс». Эти строки будто первые солнечные лучи сверкали на выпачканной бумаге, пробуждая в груди то, что уснуло и должно было снова проснуться, вдохнуть свежий воздух.

Она сидела, облокотившись о фонарный столб, рисуя в голове сюжеты и вдруг услышала гул мотоцикла. Вскоре она заметила и свет фар, пробивающийся из далека. «Майк» – почему-то сразу подумала Ханна, решив, что тот едет за своей супругой и выбежала на дорогу. Девушка хотела подстраховать Лизу на случай, если та все еще зажимается с кавалерами. Только это был не Майк. Рядом с ней пронесся большой белый мотоцикл, но метров через пятнадцать остановился, и развернувшись подъехал к девушке. Ханна испугалась и на всякий случай спрятала письмо, но вскоре узнала Грея, который сняв шлем поправлял растрепанные волосы и бороду.

– Это вы? – чуть не запищала от радости девушка. – Что сегодня за день то такой?

– Я удивлен не меньше вашего. – улыбнулся Грей. – Вы что здесь делаете в такое время?

Ханна немного растерялась.

– Решила прогуляться, вот иду домой.

– Вы одеты совсем легко, неужели вам не холодно. – повесив шлем на руль спросил Грей.

Ханна прищурила глаз и решила сказать правду.

– Честно сказать у моей подруги сегодня день рождение, мы отдыхали в клубе. Я перебрала и решила выйти подышать, а куртку оставила в гардеробе.

– Дело молодое. – улыбнулся старик.

– Мне интересно, скажите, как вы тут оказались? – слегка приподняв от удивления бровь спросила она.

– Я остановился здесь на несколько дней.

Грей смотрел, как желто-синий свет фонаря обливал ее густые темные волосы, подчеркивая их глубину.

– Простите за откровенный вопрос. – вдруг произнес он. – Вы верите в судьбу.

Ханна слегка испугалась от неожиданного вопроса.

– Честно сказать, не верила, но события сегодняшнего дня заставили меня усомниться. А вы почему спросили?

– Мне порой кажется, что прописанные судьбой дороги ведут нас именно так, что в определенные моменты жизни понимаешь – это действительно то, что нам сейчас нужно.

Она смотрела на старика, как на дивного волшебника, прилетевшего на ковре-самолете и ей бы хотелось услышать его историю, но точно не сейчас, когда ее голова была переполнена совсем другим. Но тот продолжал:

– Вот я смотрю на вас, как на недостающий пазл.

– Что со мной не так? – вдруг напыжилась девушка.

– Нет. С вами все в порядке, но глядя на вас я вспоминаю свою молодость. Что-то стало понятным, о чем-то приходится жалеть.

«С чего вдруг он разоткровенничался, чего это его понесло?» – подумала Ханна и решила, объективно взглянув как специалист, что Грей уже немного тронулся. Ей меньше всего хотелось философствовать и выслушивать чумного старика, к тому же сырой холод вновь пробрался под ее одежду.

– Не подумайте, что я сумасшедший. Сейчас, видимо, не время говорить об этом. – словно угадал мысли Ханны произнес Грей, при этом снова стал довольно милым и забавным. – Вам, наверное, нужно идти. Если хотите, могу подвести.

– Вы можете подсказать который час? – вдруг вспомнив про подругу спросила девушка.

– Конечно… Половина второго. – ответил седовласый байкер, взглянув на большие блестящие часы на правой руке.

– Вы меня сильно выручите, через пол часа закрывается клуб.

– Тогда не будем терять времени, только вначале накиньте вот это. Не могу больше смотреть как вы трясетесь, тем более на мотоцикле этот холод будет казаться в несколько раз сильнее. – молвил старик и достал из багажника мотоцикла теплую черную ветровку. – Куда едем?

– Все время прямо, потом я скажу где повернуть.

– Хлопайте по плечам, в какую сторону поворачивать, потому что я могу не услышать. – сказал Грей и завел агрегат.

Они домчались до клуба в считанные минуты и Ханна быстро пошла во внутрь. В клубе почти никого не осталось. Пробежав глазами по залу и убедившись, что Лизы там нет, девушка забрала куртку и вышла. Грей все еще стоял на улице, дожидаясь Ханну. На улице было еще много людей, кто-то ждал такси, кто-то выяснял отношения, а кто-то просто наблюдал за тем, кто и с кем уходит, чтобы потом распространять слухи. Только Ханна не обращала на них особого внимания и шепнув что-то водителю мотоцикла уехала прочь по темной улице.

Они подъехали к дому Лизы, света нигде не было. Грей заглушил мотоцикл. Ханна сняла ветровку Грея и сказала:

– Вы мне напомнили одного человека, который когда-то так же, как и вы дал мне свою теплую куртку и довез меня до дома. – блеснула милой улыбкой Ханна и положила руку на плечо старику. – И мне теперь почему-то грустно прощаться с вами.

– Я за свою жизнь научился отпускать людей и не принимать ни чего близко к сердцу. Быть может я вам покажусь холодным, но на самом деле абсолютно с любым человеком мы можем увидеться в последний раз и даже не знать этого. Я терял в своей жизни много людей, внезапно, без предупреждения, хотя думал, что расстаюсь всего на несколько дней или даже часов. В этом и есть парадокс – жизнь непредсказуема. Поэтому говорю вам до свидания, и надеюсь, что мы увидимся с вами снова.

– Я желаю вам удачи!

Старик застегнул шлем и завел аппарат.

Ханна смотрела ему в след и махала рукой. Она стояла пока свет фар не погас в безмолвной темноте.

Лиза догадалась не закрывать дверь и Ханна осторожно, не включая свет, пробралась в гостиную, где для нее уже была разложена постель. Девушка думала, что теперь не сможет уснуть, но глаза закрылись раньше, чем она успела дотронуться головой до подушки и провалилась в сладкий сон.



Девушка проснулась разбитой и уставшей, голова трещала, а глаза тяжелыми. Лиза звала ее завтракать. Ханна отказалась идти на кухню и зарывшись под одеяло стала вспоминать вчерашний день. Алекс. Вдруг вспомнила она, как жаль, что она так и не нашла совместное с ним фото, теперь ей почему-то захотелось на него взглянуть. Лиза не унималась и продолжала кричать с кухни.

– Всем доброго утра! – сонным голосом пробормотала Ханна.

– Доброе утро! – хором ответили дети.

– Кушать будешь? – с издевкой спросила Лиза.

Ханна поняла, что Лиза шутит и чувствует себя, наверное, не лучше.

– Если можно, просто чай. – улыбнувшись ответила девушка.

Дети вскоре оставили подруг вдвоем и ушли играть в детскую.

– Что за дед, с которым ты вчера каталась? – вдруг неожиданно спросила подруга.

– Как быстро в нашем городе доходят слухи, я уже даже не удивляюсь. – покачала головой Ханна.

– Не юли, подруга, что за тип?

– Случайный знакомый, он просто подвез меня. – неохотно рассказывала девушка, так как не очень любила трепаться. – Ты тоже хороша.

– Это был просто флирт, ничего серьезного. Я ведь тоже могу себе иногда позволить побыть плохой девочкой. – ехидно улыбнулась Лиза. – У меня для тебя еще одна новость.

– Хорошая или плохая? – спросила Ханна.

– Даже не знаю, это тебе виднее. В общем, любовница твоего мужа, оказывается еще и любовница его начальника, самого главного по нашему округу. В интернете появились видео, где она голая выбегает из вашего дома и садится в полицейскую машину, а рядом стоит Бруно. Ты вчера конечно там устроила, подруга.

– Справедливость все же есть. – молвила девушка про себя. – Хватит пить мою кровь, пусть теперь и у него попьют. Бруно подлец и обманщик. Он сломал всю мою жизнь, а я могла бы быть сейчас рядом с Алексом.

– Алексом? – Лиза чуть не поперхнулась. – А его ты чего вдруг вспомнила? Прошло столько лет.

– Восемь. – отрезала девушка. – Я вчера залезла в почту на старой квартире.

Лиза, заглянула подруге в глаза и потрогала тыльной стороной ладони лоб, чтобы убедиться все ли у нее в порядке и не сошла ли она с ума.

– Я в норме, не смотри так на меня. Я нашла отправленное Алексом письмо с обратным адресом.

– Почему он не оставил свой номер или электронную почту? Ты не думала о том, что возможно он тебя заманивает? – спросила Лиза, сея сомнения в голове подруги.

– Я не знаю. – Ханна и вправду засомневалась, все это было довольно странно.

Девушка встала из-за стола и подошла к окну, всматриваясь куда-то вдаль.

– Подруга, послушай, тебя уже восемь лет назад ограбили, не ужели ты снова хочешь наступить на те же грабли?

– Я запуталась Лиза. – она вновь обернулась к подруге. – Но мне очень хочется узнать правду, почему он восемь лет назад исчез.

– Тут же все ясно.

– Не все. Много всяких «но». – пыталась настоять на своем Ханна, но понимала, что переубедить подругу проблематично и решила, сделать вид, что согласилась. – Хотя может ты и права. Это просто глупая затея.

– Вот-вот. Рада, что до тебя наконец дошло. – довольно произнесла Лиза.

– Ладно, поеду прокачусь в город, нужно купить новый телефон, а то я вчера свой разбила.



Весь день сегодня Ханна гуляла по городу, даже мелкий моросящий дождик не смог ее испугать. Она много думала о том, что ей делать, стоит ли ехать на поиски возлюбленного или все-таки бросить эту идею. Перспективы, ожидающие ее здесь, были более чем прагматичны, но и бросить работу, вместе со всем своим маленьким хрупким мирком, который недавно вновь пошатнулся, казалось ей весьма рискованно. Она не хотела состариться здесь в одиночестве, понимая, что после Бруно, в этом маленьком городке, ее шансы вновь выйти замуж очень малы. Но больше всего ее преследовал страх что-то изменить, страх нового, неизведанного ей мира, в котором где-то прячется Алекс. Ханна так привыкла к компактному и уютному гнездышку, что даже представить себе не могла, на сколько велика земля, на которой она живет. Все что она о ней знала, было почерпнуто на уроках географии и интернете.

Гуляя по городу, ушедшая в себя, она не заметила, как наступил вечер. Ханна совсем продрогла, и ускорив шаг в сторону дома молча жалела, что не поехала на машине. Дождь вновь усилился и последние пятьсот метров девушка бежала.

Лиза как всегда была в делах, что-то готовила для детей, одновременно стирала и мыла посуду. Дети носились по комнатам визжа и шумя.

– Сейчас приедет папа, он вам набегает. – крикнула Лиза в сторону доносящегося шума, в то время как Ханна вошла в кухню.

– О, подруга, привет, где пропала? – теперь говорила она Ханне.

– Приходила в себя после вчерашнего. – ответила девушка. – Давай я тебе чем-нибудь помогу.

– Угомони пожалуйста детей, они сейчас дом перевернут. – попросила Лиза и добавила в след. – Ужинать будешь?

– Да, пожалуй, перекушу. И сделай мне пожалуйста горячего чая. – ответила Ханна и ушла в сторону детского крика.

Через минуту крик стих. Лиза не понимала, как у Ханны всегда удается их так быстро угомонить и чем-то занять.



За ужином присоединился и Майк. Ханна смотрела на него и удивлялась, как у него получалось так незаметно обманывать свою семью, ведь дома он был настоящий семьянин, любящий и заботливый отец, примерный муж, но стоило ему выйти за порог дома, как тут же он становился горячим мачо и ловеласом. Теперь же он сидел и спокойно уплетал утку.

– Ты завтра выходишь? – спросил Майк у Ханны, закончив с основным блюдом.

Это выглядело, будто он просит сделать одолжение, но на самом деле Ханна понимала, что Майк намекает на то, что пора выходить на работу и на его столе собралось не мало бумаг.

– Нет. – бросила Ханна и даже взгляд детей перевелся к ее персоне, и все перестали жевать. – Завтра мне нужен еще выходной, мне нужно найти жилье.

Майк был наверняка осведомлен о проблемах Ханны, но ее ссора с мужем была не первой, и он понимал, что вскоре они поладят, а точнее смирятся и будут жить дальше как ни в чем не бывало.

– Так живи пока у нас. – произнес Майк. В его словах присутствовала легкая издевка, а уголки губ дернулись в еле незаметной улыбке.

– Майк, дай мне, пожалуйста, еще один день. – настойчиво просила Ханна.

– Правда, Майк, ну дай ты ей отдохнуть. – вступилась Лиза и сурово поглядела на мужа.

Майк недовольно взглянул на супругу, но согласился.

– Хорошо, с вами безполезно спорить. – сказал он и обратился к детишкам. – Вы покушали?

– Да, папа. – ответил старший сын за двоих.

– Тогда идем играть. – произнес Майк и вытер испачканное лицо дочурки, а после обратился к жене. – Спасибо за ужин.

– Ты не притронулся к пирогу. – обиженно молвила Лиза.

– Положи мне завтра с собой. – уходя бросил тот, поцеловав жену в румяную щеку.

Лиза дождалась пока муж уйдет в другую комнату, провожая его подозрительным взглядом и тихо молвила Ханне.

– Уверена, что завтра он будет кормить моим пирогом своих проституток. – Лиза со злостью бросила смятое кухонное полотенце на стол. Ханна промолчала, зная, что так оно обычно и бывало. Наступила пауза, каждый задумался о чем-то своем, а потом Лиза сказала:

– Подруга, правда, чего тебе что-то искать. Живи у нас, и нам веселее и Майк дома старается быть примерным папашей. – Лиза вновь призадумалась. – Мне кажется он боится тебя, вернее то, что ты можешь про него рассказать, поэтому так себя и ведет. Хотя мне все ясно и так. Он как был кабелем, так и остался. А на счет жилья, ты все-таки подумай.

– Хорошо, я подумаю. – обнадежила подругу девушка.

– Может еще помиритесь. – ляпнула Лиза и увидев, как изменилось лицо подруги, прикрыла рот рукой. – Прости!

– Я больше не хочу его видеть, никогда. Понимаешь?! – чуть повысила тон Ханна. – Он лжец и предатель.

– Я понимаю, но люди же как-то живут. Вот взять, например, нас с Майком, я же знаю, что у него каждый месяц новая пассия, но мы живем, нужно просто принять и смириться.

– У вас дети, а это многое меняет. Если бы у нас был хотя бы один ребенок, я бы, наверное, так и сделала.

– Так усыновите, или удочерите. – озабоченно помогала найти выход Лиза.

– Мы однажды говорили на эту тему, но Бруно попросил ее больше не поднимать. Мне кажется ему просто не нужна дополнительная ответственность, к тому же он говорил, что у детектива опасная работа, и ребенок потом может расти без отца. Но он уже давно не детектив, а их начальник, и я прекрасно знаю, что он теперь выслеживает только молоденьких девиц, а опасность может поджидать его только дома, от ревнивой жены. Только я не ревнивая, или просто не люблю его. Но ты все равно, не спеши. Живи у нас, а время покажет, как быть.

Ханна улыбнулась и встав из-за стола, подошла и обняла подругу.

– Спасибо! А теперь иди к своим, я все уберу.

Лиза одобрительно кивнула и даже не стала сопротивляться, она сегодня очень устала и побрела в комнату, где играли Майк и дети. Они строили замок из деревянных кубиков, Лиза подошла сзади мужа и обняв его, села рядом. Майк от нежных объятий расплылся в улыбке и нежно поцеловал супругу в губы. Этим вечером они нашли в друг друге то, что потеряли много лет назад и на затухающие угли подул легкий ветерок, разжигающий маленькое пламя. И этой ночью, супруги поняли, что им недоставало друг друга и страсть унесла их в глубины своих желаний, открыв им заветные тайны.

Ханна легла поздно. Сегодня она не могла уснуть. К ней подкрались сомнения, она размышляла, нужно ли ехать на поиски Алекса, или это просто глупая детская фантазия о сказочном принце. Он мог хотя бы в письме, что-то объяснить, про что-нибудь рассказать. Что он скрывал? От чего скрывался? Много оставалось за таинственной дверью и единственный способ все узнать – это поехать по указанному адресу. Девушка сильно зажмурила глаза, а потом постаралась расслабиться и уснула.



Любовных игр слепая слабость,

И нежности тупая боль,

Я весь иссяк, и мне осталось,

Напиться чистой красотой.

Сгущались тучи, ветер грозный,

Шумели травы на полях,

И я склонился к дикой розе,

Я от любви ее пропах.

За ней бежать мне нету мочи,

Рой искр безпечного огня

Меня достиг и жалил очень,

Но не убил вконец меня.

И я упал, скуля и плача,

Шипами розы ранил грудь,

Любить не можешь ты иначе,

Так отпусти и позабудь…



3.



Ханну разбудил телефонный звонок. Подняв трубку, девушка узнала знакомый голос.

– Как ты меня нашел? – спросила она. – Кто дал тебе мой новый номер.

– Ты забыла, где я работаю. – грозно кричал полковник. – Зачем ты это сделала?

– Я же не виновата, что ты не пускаешь меня в собственный дом. А у меня там необходимые мне вещи.

Во время вчерашней прогулки Ханна заглянула к себе домой, вернее в дом Бруно. В доме никого не было и дверь была заперта. Ханна вставила свой ключ, но он не подошел. Тогда Ханна без доли сомнений, просто отключила сигнализацию, к которой у нее все еще был доступ и выбила витражное стекло со стороны двора. Это занятие показалось ей весьма забавным и девушка, взяв все необходимое, стала выбивать остальные окна с застывшей на лице слегка придурковатой улыбкой. Она не могла остаться не замеченной, соседи, что стояли с плоскими лицами у окон, смогли бы описать каждую мелочь этого преступление, но никто даже не стал вызывать полицию. Слухи, к сожалению, хотя в этом случае – к счастью, разошлись со скоростью ветра, и наверняка даже подрастающие дети, которые уже понимаю, что такое боль измены, в этот вечер поддерживали молодую и красивую Ханну, жалея и переживая за нее.

– Эти окна стоили кучу денег, ты в своем уме? – Бруно язвил, он был невероятно зол.

Весь вчерашний день он провел у другой своей любовницы, чтобы та пожалела и приголубила этого бедолагу, от которого уходит жена. Именно эту сказку он вчера и рассказывал, размахивая бокалом красного вина, а после веселья, добравшись под утро домой, был весьма опечален.

– Я хочу развестись. Ты оскорбила и унизила меня перед всем департаментом, у меня из-за тебя большие проблемы.

Для Ханны эти слова были словно эликсир, расплывающийся по ее разбитому сердцу и заживляя его.

– Ты сам создал эти проблемы. Нечего водить домой своих выдр.

– Это уже тебя не касается кого и куда я буду водить. Скажи мне где ты находишься, я привезу тебе документы, которые нужно подписать.

– Хорошо. – спокойно молвила девушка. – Только отправь кого-нибудь вместо себя, я не желаю тебя видеть.

– Без проблем. Только ты. – он сделал паузу, чтобы набрать в легкие больше воздуха и крикнул уже громче. – Ты. Ничего. От меня. Не получишь. – он подчеркивал каждое слово. – Я заберу у тебя все.

– И мой «Ягуар»? Который я купила сама.

– Жаль, что по документам «Ягуар» все же мой и кредит был оформлен на меня, поэтому даже не сомневайся, он останется у меня. – Ханне казалось, что он сейчас улыбается.

– Мразь. Ты не отдал за него ни цента. – девушка вновь получила ложку дегтя, а после сухо добавила. – Я у Лизы. – и бросила трубку.

Ханна раздумывала над ситуацией и утешала себя тем, что все будет ясно только на суде. Вскоре посигналила машина. Девушка не спеша поднялась с кровати и накинув куртку вышла на крыльцо. К дому Лизы подъехал черный микроавтобус. Дверца автомобиля открылась, и мужчина в костюме пригласил Ханну в салон. Девушка почувствовала страх, что ее могут похить, ведь не известно на какие подлости готов ее супруг. Мужчина заметил в глазах девушки тревогу.





Конец ознакомительного фрагмента. Получить полную версию книги.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/ivan-topolev/vedmino-ozero/) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.



Ханна, молодая и красивая девушка, работающая медсестрой в доме престарелых под загадочным названием Ведьмино озеро. Ее мечты уже давно оставлены на запыленных полках и она уже смирилась с тем, что останется здесь до конца своих дней, но судьба приоткрыла ей занавесу и показала, что жизнь в Ведьмином озере не заканчивается...

Как скачать книгу - "Ведьмино озеро" в fb2, ePub, txt и других форматах?

  1. Нажмите на кнопку "полная версия" справа от обложки книги на версии сайта для ПК или под обложкой на мобюильной версии сайта
    Полная версия книги
  2. Купите книгу на литресе по кнопке со скриншота
    Пример кнопки для покупки книги
    Если книга "Ведьмино озеро" доступна в бесплатно то будет вот такая кнопка
    Пример кнопки, если книга бесплатная
  3. Выполните вход в личный кабинет на сайте ЛитРес с вашим логином и паролем.
  4. В правом верхнем углу сайта нажмите «Мои книги» и перейдите в подраздел «Мои».
  5. Нажмите на обложку книги -"Ведьмино озеро", чтобы скачать книгу для телефона или на ПК.
    Аудиокнига - «Ведьмино озеро»
  6. В разделе «Скачать в виде файла» нажмите на нужный вам формат файла:

    Для чтения на телефоне подойдут следующие форматы (при клике на формат вы можете сразу скачать бесплатно фрагмент книги "Ведьмино озеро" для ознакомления):

    • FB2 - Для телефонов, планшетов на Android, электронных книг (кроме Kindle) и других программ
    • EPUB - подходит для устройств на ios (iPhone, iPad, Mac) и большинства приложений для чтения

    Для чтения на компьютере подходят форматы:

    • TXT - можно открыть на любом компьютере в текстовом редакторе
    • RTF - также можно открыть на любом ПК
    • A4 PDF - открывается в программе Adobe Reader

    Другие форматы:

    • MOBI - подходит для электронных книг Kindle и Android-приложений
    • IOS.EPUB - идеально подойдет для iPhone и iPad
    • A6 PDF - оптимизирован и подойдет для смартфонов
    • FB3 - более развитый формат FB2

  7. Сохраните файл на свой компьютер или телефоне.

Рекомендуем

Последние отзывы
Оставьте отзыв к любой книге и его увидят десятки тысяч людей!
  • константин:
    12.08.2022
  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *