Книга - Игры в куклы

a
A

Игры в куклы
Кристина Ричи


Безбашенные, безрассудные, бесстыжие – этих королей города Шеффилд знают все без исключения. Непревзойденные братья Кинг, и Кэлеб Холл – самый отвязный и желанный красавчик школы-пансиона Эмплфорт. Безликой Вайолет Томпсон придётся столкнуться с этими создателями собственной порочной игры "Доказать и наказать". Они нарекли её куколкой, избрав для своих грязных игр, о которых мечтает любая, но только не она. Справится ли Вайолет с этими плохими парнями или станет их очередной бездушной Долли? Сумеет ли разбудить чувства того, кто потерял себя во мраке лжи и лицемерия?





Кристина Ричи

Игры в куклы





Предисловие


Вайолет

Ночь Хэллоуина…

Я бегу со всех ног по темноте, через лес, что отделяет жилую зону от здания старого театра оперы. Дорогу освещает только луна. Я слышу лай собак позади себя.

Они пустили адских псов вдогонку.

Гонят меня как зверька, что должен угодить в их опасный капкан.

Сухая трава цепляется за края моих джинсов и потертые старые кеды. Чувство самосохранения работает на пределе своих возможностей.

Черт, это все он, надоумил всех остальных.

Именно он.

Хочет наказать меня.

Только он знает, что я боюсь собак с детства.

Третий год в празднование Хэллоуина четверо самых безбашенных, порочных и желанных парней города Шеффилд – нашего богом забытого места существования – играют в игру «Наказать и Доказать».

Они выбирают жертву – невинную девушку, куколку, нарекая её Долли. Многие мечтают оказаться на месте Долли. Многие, но не я.

Дело в том, что я – Вайолет Томпсон, знаю, кем является эта четверка демонов тьмы.

Один из них – мой самый лучший друг с детства – Кэлеб Холл. Парни никогда не говорят никому, что именно они и есть те четверо в масках и чёрной одежде, кто держат девчонок на грани в эту сумасшедшую дьявольскую ночь.

Как-то раз я случайно увидела переписку в телефоне Кэлеба Холла. Он обсуждал с братьями с королевской фамилией Кинг – такими же, как и Кэлеб, чокнутыми парнями нашего города – кто будет их очередной жертвой, и придумывали задания для ночи Хэллоуина.

Самый старший из них – Дэрек Кинг, средний Джеймс и его двойняшка, младше Джеймса на 2 минуты, но, пожалуй, самый желанный, он же – секси-дьявол всего женского пола – Дантэ Кинг.

Они абсолютно разные внешне, но так крепко связаны братскими узами, что их союз ещё никто ни разу не смог нарушить.

Дэрек уже поступил в университет, а вот Джеймс, Дантэ и Кэлеб учатся в выпускном классе вместе со мной в старшей школе Эмплфорт.

Долли было уже две на моей памяти, по одной за два года подряд, в ночь, когда темные мысли могут не бояться наказания. Они выбирают одну из самых красивых девочек старших классов. Обязательный пункт – невинность.

Но с этим каждый год все сложнее. Парни слишком хороши, и все местные и заезжие девчонки сами лезут им в брюки. Мерзость!

Парни выглядят старше. Они сексуальные, дерзкие, настоящие бэдбои в прямом и переносном смысле.

Но я отношусь к ним по-другому из-за Кэлеба.

Он – моя боль, любовь, мой личный лимб. Я все свое свободное время с самого детства посвящала ему. Нет, я не из тех девчонок, кто вешается и делает намёки на нечто большее, чем просто дружба. Я как раз-таки умела держать наши с ним отношения на дружеской волне. Конкретная френдзона, но именно для меня. Если я отдамся ему, как и все, он поступит со мной так же, как и с остальными – просто вычеркнет из своей жизни. А поэтому я пыталась закрывать свои эмоции, прятать от него хотя бы сердце, так как душу я уже продала своему кровожадному дьяволу.

Кэлеб хороший парень и друг, он всегда помогал мне с любыми проблемами, при этом держа меня на расстоянии. Если дело касалось его друзей, то, конечно, он выбирал их. Они едины, четыре всадника тьмы.

Лай собак все ближе, я почти добралась до здания оперетты. Здесь никогда никого не бывает, здание заброшено и пустует уже много лет.

Говорят, здесь водятся призраки, но сейчас мне страшнее оттого, что задумали парни, выбрав именно меня своей Долли.

Эта ночь и игра – особенные. Они последние для всех. Мы ведь чертовы выпускники!

Я забегаю внутрь, закрываю дверь и, найдя на полу какую-то палку, засовываю её под ручку. А там, за дверью, собаки скребутся когтями о дерево, но попасть внутрь не могут. Сердце вот-вот лопнет от страха! Как быть дальше?! Я в западне!

Провожу пальцами по лицу, задевая шрам, являющийся главным доказательством моей фобии.

Оглядевшись в полумраке, придерживаюсь одной рукой за стену и делаю несколько шагов в узкий коридор, нащупываю в конце дверь и, навалившись на её поверхность всем телом, резко поскальзываюсь и падаю на пол.

Витражные окна отражают лунный свет, зал довольно просторный, скорее всего, рассчитан человек на двести. Массивные колонны сужают это величественное пространство, а подле противоположной стены вверх уходит трапециевидная мраморная лестница.

От созерцания помещения меня отвлекают насмешливые голоса, которые с каждой секундой становятся всё ближе и ближе. Чётко различаю своё недолгосрочное имя, отчего к горлу подскакивает тошнота. Мне муторно. Страшно и холодно. Легче умереть, чем… Не хочу произносить это вслух!

Это второй уровень. Я должна найти подсказку для третьего задания. Второе я выполнила, когда вторглась в дом совершенно незнакомых мне людей, чтобы украсть у них ожерелье, на которое мне указали парни.

Вы подумаете, что я могла отказаться выполнять их задания… И другие девочки, что были до меня, могли… Но парни тщательно подходят к выбору Долли и находят ту, на которую можно легко собрать компромат, а если его нет, то создают его сами.

Отказаться нельзя, потому что опозоренной на весь город никто быть не желает, тем более все жаждут побыть с ними наедине. Ещё не встречала ни одной, которая в здравом уме отказалась бы лишиться невинности с любым из этих чертят. Считай, сорвали свой джекпот…

Догадываюсь, почему они выбрали меня. Во-первых, я девственница, во-вторых, я предала нашу дружбу с Кэлебом, рассказав ему о своих чувствах. А в-третьих, у них, конечно же, есть компромат на меня. Я не святой ангел. Заслуги перед школой и родителями тоже имеются. Поэтому я решила, как и Кэлеб, принять участие в их игре, закончить её и похоронить нашу с ним дружбу.

Лестница приводит меня в коридор, здесь три двери, и снова лестница, что ведёт в самый главный зал со сценой для выступлений. Учителя рассказывали, что когда-то здесь выступали великие люди, но затем город затих, его окутало туманом, и жизнь стала протекать в обход нашего городка.

Слышу крики и смех парней. Они пытаются найти другой вход. Мне нужно успеть найти подсказку до моего обнаружения. Каждый промах ведет к наказанию. Моё мне озвучили сразу. Это был, конечно же, озлобленный на меня Кэлеб Холл.

Моё наказание – отсос у одного из них. Кто из них – решают они. Поэтому я шарю в тёмных углах каждой комнаты, не щадя свои руки и пальцы, для того чтобы найти хоть что-то. Бегу к последнему кабинету, здесь уже кто-то был до меня. Тускло, но горит фонарик, что был оставлен тут заранее. На столе, помимо старых сухих листьев, лежит телефон. Включаю дисплей, на нем загорается сообщение для меня:

«Твоё последнее задание, Долли. Спустись в подвал и найди комнату роз. Жди меня там. Эту ночь ты запомнишь навсегда».

Мои руки трясутся, слезы прорываются сквозь расшатанную плотину моего терпения. Я делаю все это только с одной надеждой, что он сделает со мной это сам. Я хочу верить, что он не закончит нашу дружбу, убив меня духовно, если отдаст мою невинность одному из братьев Кинг. Я молюсь, чтобы он сделал это сам. Только он и я, навсегда. После этой ночи сотру из своей жизни и памяти имя своего лучшего друга и своего любимого дьявола – Калеба Холла.




Глава 1


Кэлеб

Кэлебу двенадцать…

Озеро Ботинг – одно из моих любимых мест в городе Шеффилд. Тихое место для того, чтобы побыть наедине со своими мыслями. Озеро не пользуется популярностью, сюда редко приезжают. А наш дом находится не так далеко.

Бесконечная зелёная зона, национальные парки, земли фермеров и центр со своей старой и новой архитектурой. По существу, большая часть города построена на склонах холмов с видом на центр города или на загородную местность. Город Шеффилд находится прямо напротив города Ротерем, от которого отделён главным образом автомагистралью. Южные и западные окраины города граничат с Дербиширом.

Люблю слушать, как ветер, прикасаясь к кромке воды, создает еле слышный звук движущихся волн. Это напоминает песню – дикую и необычную, разбавляющую звуки самой природы.

Мне нравится плавать, это у меня получается намного лучше, чем что-либо, пожалуй, даже лучше, чем быть хорошим сыном.

Помню, как мама уехала. Навсегда. Так она, по крайней мере, сказала нам с отцом. Она раскрыла обман, тот, о котором и так давно догадывалась. В тот же день, собрав чемодан с вещами, помахала нам с отцом рукой, перед этим озвучив, что покидает страну. Мама ничего не взяла, кроме своих вещей, ни денег отца, ни меня. Автостопом доехала до границы. Об этом нам сообщил один из наших «Бобби», так мы называем полицейских, служащих закону. Отец дружит с начальником местного округа.

Я знаю, почему мама не выдержала, решила расторгнуть брак, заодно и покончить со всем этим притворством отца. Он не пропускал мимо ни одной красивой молоденькой куклы. Ему нравилось играть с разными девушками-однодневками. Я видел, как он реагирует, и как загораются его глаза при виде длинных ног и милой мордашки. На его обворожительную улыбку велись и до сих пор ведутся многие девицы.

В тот злополучный день мама вернулась слишком рано из больницы, где работала медсестрой. Жаль, конечно, но рано или поздно ей пришлось бы узнать о похождениях своего мужа. Он иногда терял здравый рассудок настолько, что приводил в наш домик для гостей своих безмозглых одноразовых кукол.

Видел и не раз, что в его стенах творилось. Исподтишка подсматривал за их странными играми. Это был простой мальчишеский интерес, но мне было противно, оттого что он так поступал с мамой.

Куклам нравилось то, что отец с ними вытворял. Они орали, молили, плакали, но самое удивительное было то, что все, в конце концов, выходили с блаженной улыбкой на раскрасневшихся лицах.

– Где твой отец? Я видела его машину – он дома! – мама появилась на пороге совсем неожиданно. Её смена обычно заканчивалась поздним вечером. Чёрт подери! Я растерялся и попытался остановить мать.

– Э-э, мам. Он, вроде как, занят – ремонтирует прибор для панели передач, – неуверенно выдал я, на что мама лишь вымученно улыбнулась, погладила меня по голове и, наклонившись, тихо прошептала на ухо, что я весь в отца. Вылитый он. Красивый и лживый подонок.

Мне стало крайне неприятно. Поэтому я больше не стал от неё скрывать жестокую правду, какой бы она омерзительной ни была. Я хотел избавиться от этого жуткого сравнения. Не хотел быть как он. И я показал ей, где он и рассказал, чем он занимался на самом деле, в то время как она исполняла свой клятвенный долг перед народом, нуждающемся в помощи. После увиденного зрелища она молча собрала вещи и уехала. Безвозвратно…

Я старался не вспоминать о маме – да и особо нечего. Не грустил и не страдал подолгу. Мне не было одиноко, ведь именно в то время у меня появилась подруга – соседская девчонка.

Их старенький дом располагался в нескольких сотнях метров от нашего. С финансами у этой семьи было туговато: едва хватило денег купить домишко с небольшим участком земли. Они работали день и ночь, порой даже забывая накормить свою маленькую, истощенную дочь.

Родители Вайолет Томпсон переехали к нам из штатов: ясное дело, сбежали от своих глобальных проблем. Мой привередливый отец хотел выкупить у несчастных людей эту землю и дом, тем самым выставив их из города вон, но передумал, когда увидел мать Вайолет: она была невообразимо красивой женщиной. А Вольт, казалось, росла ещё прекраснее, чем мать.

Мой папаша решил, что такая соседка, как мисс Томпсон, сгодится для его грязных, нескончаемых утех. Я надеялся, что ни отец Вольт, ни она сама никогда не узнают об этой скандальной связи. Мне же было не привыкать… Да и чёрт с ними!

Я дал прозвище Вайолет – Вольт в честь супер пса из мультфильма, после того как нам с ней довелось убегать от собаки. Вайолет тогда пострадала: сам я успел перепрыгнуть через забор, но девчонка упала на полпути, вследствие чего собака напала на неё, а после у Вольт появился страх, к тому же осталось вечное напоминание о произошедшем – крохотный шрам под правым нижним веком в виде звёздочки.

Это не только прозвище из мультфильма про собаку – это как её напоминание о том, что свой страх необходимо победить. Вольт не была против моих прозвищ, но тот страх, кажется, прижился в ней намертво.

Мы познакомились здесь, на озере. Она приходила сюда, чтобы побыть наедине с собой. Но уединиться получалось нечасто – из-за меня. Когда увидел на берегу озера маленькую хрупкую девчонку, в очаровательных глазах которой плескался интерес к плохому, запретному, то сам не понял, как зачарованно начал наблюдать за ней. Олицетворением всего плохого был я, а она умело скрывала свою настоящую сущность. Между нами была разница лишь в том, что моя тьма поглотила свет гораздо раньше, чем её собственная.

– Привет, как тебя зовут? – я подплыл к берегу и вышел из воды, украдкой рассматривая незнакомку.

– Привет. Вайолет Томпсон. А тебя? – она улыбнулась лишь уголками пухленьких розовых губ. Красивая и какая-то загадочная, как ребусы, что любил разгадывать мой дед, пока не сожрал сомнительный батончик, который отправил его на тот свет.

– А я Кэлеб Холл. Ты живёшь где-то поблизости? – обмотавшись полотенцем, я сел рядом на истоптанную траву, поглядывая боковым зрением на её тоненькие запястья: совсем худенькая, как будто её всю жизнь морили голодом, либо она была чем-то серьёзно больна. Возможно ли, что девчонка – жертва анорексии?

– Да, мы недавно купили дом и переехали. Теперь я живу здесь. И ты первый, с кем я успела познакомиться… Я не знала, что встречу кого-то в этом безлюдном месте, – она прижалась лбом к острым коленкам и резво отщипнула примятой травы пальцами ног. Это выглядело забавно. – Прости, если это твоё тайное место, то я уйду, – девчонка подняла на меня свои большие серые глаза.

Неосознанно я затаил дыхание. Будто чей-то невидимый кулак жёстко вдарил мне под дых. Очаровательные у неё глаза. Никогда таких не видел. Цвет радужки был необыкновенный: серый, с мелкими жёлтыми вкраплениями, будто солнце спряталось за сгущающимися тучами, пронизывая их своими золотистыми лучами. Немного напугал меня её открытый и доверчивый взгляд, но столь же сильно и подкупил. Мы оба изучали друг друга глазами, будто хотели проникнуть в самую душу, куда вход был наглухо заперт. Почему-то дико захотелось подружиться с ней, а не оставаться просто детьми по-соседству.

– Ты не ошиблась – это моё личное место, – глухо кашлянув в кулак, проговорил я. – Но я не против твоей компании. Значит, мы теперь с тобой дружные соседи?

– Ну… – девчонка заулыбалась чуть смелее, смахивая с хрупких плеч за спину длинные пряди темно-русых волос. – Сколько тебе лет? – она с любопытством наблюдала как я, не стесняясь, сбросил с себя мокрые трусы и, отвернувшись в последний момент, ловкими движениями натянул на бедра широкую резинку свободных шорт.

Приняв исходное положение, заметил лёгкий румянец на её впалых щеках. Моя незагоревшая под защитным полотном плавательных трусов задница вогнала девчонку в краску.

– Мне почти двенадцать. А тебе сколько? Или дай угадаю – не больше, чем мне! – рассмеялся я, глядя на неё с хитрым прищуром.

– Угадал. Почти. Только мне уже полных двенадцать. Мой день рождения летом. Я тебя немножко старше, Кэлеб, – она смущенно прикусила нижнюю губу.

– Ясно, – коротко кивнул, не показывая своего недовольства по поводу возраста. – Какая разница кто кого старше?! Учиться-то мы будем в одном классе! Ещё увидимся, Вайолет Томпсон!

– Ага! Увидимся, Кэлеб Холл!

Тогда я бежал домой со смешанными мыслями в голове. Что странно, мне было очень комфортно рядом с совершенно незнакомой девчонкой. У меня были проблемы с окружающими – не люблю общение с людьми, тем более с малознакомыми. Мне казалось, что все вокруг, как мои родители, пропитаны фальшью.

Но Вайолет оказалась необычной. Может, поэтому мы подружились. Я скрывал нашу дружбу от отца и всех остальных. Её никто не смел трогать в школе, об этом я хорошо позаботился. Единственные, кто нарушил мой мир, это парни, что перевелись к нам в школу-пансион. Братья Кинг. Они были загадкой для всех.

Я сразу нашёл общий язык с этими демонами. Мы будто нашли друг друга. Их не хватало для полноценной картины моей жизни. С ними я раскрылся и стал собой…

Дэрек, Джеймс и Дантэ – мои некровные братья. Те, кто со мной на одной волне, мы нечто необузданное, не принадлежащее этому миру.




Глава 2




Кэлеб

Кэлебу шестнадцать. Начало игры…

– Ты чертовски мил сегодня, не тронул никого и не сказал ни одного запрещенного цензурой слова, что же с тобой приключилось? – мой лучший друг Джеймс Кинг толкает меня в плечо, пока я открываю шкафчик в школьном коридоре, чтобы взять учебники для второго урока.

Его длинные волосы до плеч собраны в небрежный пучок, пара более коротких прядей падает на смазливое лицо, скрывая взгляд пронзительно голубых глаз. Девчонки постоянно кидают ему письма и прочие записки в шкафчик. Джеймс занял роль местного романтика и сердцееда.

– Не хотел прерывать вашу утреннюю молитву. Святой Патрик ненавидит, когда я присутствую на молитвах. Ведь я не знаю ни одной, – мои губы трогает улыбка, когда я вспоминаю лицо учителя просвещения в тот момент, когда я вломился в дверь холла среди утренней молитвы. Захлопываю дверцу шкафчика. Кидаю в рюкзак учебники, и мы идём на урок.

В конце коридора перед нами картина очередной битвы Вайолет с каким-то парнем. Как же она прекрасна. Наша местная Жанна Д’Арк. Оглядываюсь, чтобы никто из учителей не увидел развернувшейся потасовки. Меня и так часто вызывают к директору, как и Вольт. Она не терпит насмешек в свой адрес по поводу её небогатых родителей.

Подхожу ближе к своей дерзкой подруге. Парень, что задел её, инстинктивно отходит от нас, должно быть, не знает, кто я такой. Не в курсе, что её нельзя трогать. Что ж, придётся вдолбить ему правила этой школы.

– Новенький? – смотрю в упор на практически будущую жертву. Парень из богатеньких, это видно по его взгляду и школьной одежде. – Часы, пожалуй, у папочки своего позаимствовал, – он отходит от Вайолет и рассматривает меня с интересом.

– Мэтью Вуд. А ты кто? У меня вопросы только к этой ненормальной. Страшилка перепутала свою полосу для ходьбы и выбила мне учебники из рук, – наглец высокий, но я выше и увереннее. Он, мать вашу, только что бросил мне вызов?

Хватаю его за рукав бомбера небезызвестного бренда и толкаю к стене.

– Запомни, если не хочешь проблем, – цежу злобно ему в ухо. – Именно её трогать нельзя. Другие в твоём распоряжении, но не она. Запомнил? – немного отклоняюсь, чтобы увидеть его глаза.

– Чувак, ты типа король этой школы что ли? – усмехается храбро, хотя самого изрядно потряхивает от моего озлобленного взгляда. Тупица наконец догадался, что я не шучу. Отлично.

– Нет, король в этой школе один. Правда, у него ещё есть два брата, о которых, поверь, ты уже скоро узнаешь. И они, кстати, мои друзья. Так что не нарывайся, – передразниваю его сиплый голос. – Чувак!

Резко отхожу от него, брезгливо отряхивая кисть руки. Чего ожидать от новеньких? Только жалкие амбиции.

Подхожу к Вольт, она, скрестив руки на груди, явно недовольна, что я не дал ей решить проблему самостоятельно. Мои чувства к ней такие разные, но я оберегаю её, как и главарей этой школы. Они мне очень дороги.

– Я бы справилась! – вовсе не благодарно сверкнула глазами. – Ты не думаешь, что остальные начнут шептаться? Девчонки мне покоя не дадут, узнав, что ты заступился за меня, – она подходит немного ближе.

Стараюсь не смотреть на её красивое утончённое личико, понимая, что парень специально обозвал её страшилкой – ведь только слепой не увидит природной красоты Вайолет. Смело могу заявить, что Вольт – самая красивая девчонка города, но её бедность это полностью обесценивает, обращая внимание только на материальное положение. – Так что не рискуй своей плохой репутацией, Мистер Казанова.

– Ты забыла, Вольт, что мне плевать на всех, – криво усмехнувшись, я подмигиваю своей подруге.

– На всех, кроме меня и трех братьев. Но ты всегда в их тени, Кэлеб.

Она думает, что я завидую семье братьев Кинг, но это не так. Я абсолютно уверен, эти парни – мои лучшие друзья. Они ещё никогда не подводили меня, так же как и Вайолет.

Дэрек – самый старший, он учится в выпускном классе. Ему скоро исполнится девятнадцать. Он является королём нашей школы. Все девчонки буквально жаждут его хоть и мимолётного, но внимания. Второе место занимает его младший брат Дантэ. А на третьем месте – средний брат Джеймс. Только после трёх королей, место самого безбашенного занимаю я.

Вольт рысцой убегает в комнату для девочек, и ко мне подходит Джеймс. Молча переглянувшись, мы сбегаем в наш кабинет.

На уроке истории мы слушаем монотонный голос учителя, который вещает классу о расселении племени бригантов в долине Пеннинских гор. Предполагается, что именно они возвели несколько фортов на холмистых территориях Шеффилда и вокруг неё.

Рассматриваю тонкую спину Вольт, что сидит напротив моей парты. С того времени, как они переехали в наш город, её внешность сильно изменилась: угловатое тело стало более изящным, появились округлые формы, но среди банды широкоплечих и высоких друзей она оставалась той же мелкой, хрупкой девчонкой.

Она рассказывает мне свои секреты, когда мы остаёмся вдвоем в её спальне. Я часто коротаю с ней ночи. Мне нравится смотреть, как она спит спокойным сном младенца. Но я никогда не намекаю на нечто большее, чем просто долгое созерцание её прекрасного лица. Вольт – мой друг. Если мы нарушим помеченную между нами френд-зону, то мы перестанем быть друзьями. Я не прощу ей предательства так же, как и она мне.

Между нами не может быть других отношений. Этот пункт вступил в силу с тех пор, как её год назад чуть не изнасиловал заезжий турист. Я хотел убить его, но не нашёл. Парень исчез внезапно, как и появился.

Она сумела сбежать от него, но ещё долго приходила в себя после того случая. Во время очередных ночных посиделок, мы договорились о том, что никогда не перейдем за эту черту, оставаясь верными друзьями. Мне она доверяла больше, чем кому-либо. Иногда просила ночевать с ней – так она чувствовала себя в полной безопасности.

Сейчас же я смотрю на её стройные ножки – юбка очень кстати задралась, оголяя нежную белую кожу бедра. Она внимательно слушает учителя, в то время как я нерасторопно изучаю изгибы её тела. Какая она на вкус? Я совру, если скажу, что не хочу её. Хочу, наверное, даже больше, чем кого-либо, только это влечение быстро пресекает сознание. Как бы больно ни было осознавать, но наша близость недопустима. Я не разрушу многолетнюю дружбу из-за своей явной неустойчивости. Сумасшествие.

Ещё и мой отбитый на всю голову отец часто названивает её матери, предлагая поиграть с ним в те самые игры с возрастным ограничением. А миссис Томпсон поразительно, но всегда приходит к нему, скрывая свои измены от мужа. Она просто не хочет, чтобы мой отец разрушил их покой. Покой, чёрт возьми! Лживая стерва! С удовольствием выполняет мерзкие требования моего извращенца папаши. Мне снова плевать. Я за Вольт боюсь… Если она узнает, то… Даже представлять не хочу!

Учитель продолжает рассказывать собственную версию завоевания земель и отступления римлян, а мне в голову приходит сумасшедшая мысль. По завоеванию власти городка. Пора встряхнуть этот забытый богом уголок Англии.

Шеффилд очень сильно пострадал во время наводнения в 2007 году и холодной зимы 2010 года. Многие участки, на которых расположены достопримечательности, например, Мидоухолл и Шеффилд Уэнсдей, были затоплены из-за близости к рекам, протекающим по территории города. Большинство жителей нашего городка до сих пор приходят в себя. Они видят, как город пытается восстановиться, но всегда есть те, кто жаждет наживы и те, кто терпит и продолжает влачить свое жалкое существование. Думаю, парням понравится моя идея.

Джеймс пересекается с моими мыслями, он смотрит на меня с другого угла класса. Подмигиваю ему, он явно понимает, что я затеял что-то запретное.




Глава 3


Кэлеб

Кэлебу шестнадцать. Начало игры…

– Ну и для чего ты нас собрал здесь? – Дэрек ждёт моего ответа, передавая тлеющую сигарету Дантэ.

Мы собрались в здании заброшенного театра оперы.

– Это его лучшая идея, он меня ошеломил! И эта идея родилась по причине того, что он пожирал взглядом свою верную подружку, – Джеймс встревает в разговор, озвучивая свои доводы.

– Какая еще подружка? Кэлеб, ты вроде как клялся и божился, что никогда не захочешь познать такое чувство как любовь? – Дантэ затягивается и, выдыхая кольца дыма мне в лицо, заинтересованно спрашивает: – Всё-таки не устоял, да?

– Даже не надейся, – уверенно говорю я. – Я не смогу полюбить. Мне этого не дано. Просто идея пришла на уроке истории.

– Я отсутствовал, – снова здоровяк Дантэ не даёт мне высказать свою идею. Он встает со скамьи и сшибает ногой какие-то старые гнилые доски, выстроенные у обветшалой стены.

– И чем же ты был так сильно занят, брат? – Джеймс без сарказма вскидывает брови. Неужели и так не понятно?

– Причина была весьма уважительной – я удовлетворял одну симпатичную крошку, которая мне прохода не давала. Иногда думаю, что их проще развращать и давать им то, чего куклы заслуживают, чем подтирать розовые сопли.

Дантэ отличается от своих братьев всем. Громила ростом под два метра. Не исключено, что это не предел? Бывают и выше. Темноволосый, скуластый, голубоглазый – разве не мечта любой девчонки? Дантэ своеобразен, он, как и я, не знает, что такое быть привязанным к кому-то одному. Та единственная будто вовсе не рождена на свет. Нет любви. Только инстинкты. Голод и удовлетворение. Он самый опасный из всех. Дантэ увлекается боксом и рад тому, что его тренер помешан лишь на жёстком обучении. Он творит из Дантэ профессионального убийцу. После того как Дэрек окончит школу, Дантэ полноправно займёт место короля.

– Никто не хочет слушать, что ты делал с очередной красоткой в комнате отдыха, пока все молились, – я возвращаю внимание на себя.

– Что за идея? – Дэрек, как полноправный король и просто лидер этих двинутых братьев, берет всё под свой контроль. Все замолкают и смотрят на меня с явным интересом.

– В ночь Хэллоуина мы начнём игру, выбрав одну из старшеклассниц, обязательно девственницу. Она будет должна пройти три задания, после чего мы подарим ей незабываемую ночь.

– С чего ты взял, что она будет выполнять задания? – затушив сигарету, Дэрек пронзает меня синим взглядом дьявола.

– Если посмеет ослушаться, мы опорочим малышку на весь город, округ. Слухи быстро распространяются. Всегда на всех есть компромат, либо его можно создать, – подмигиваю друзьям.

– Что если нас узнают и настучат «Бобби»? Отдел, отвечающий за мелкое хулиганство, и так на нас зуб точит. Молчат только из-за страха перед нашим отцом, – Джеймс кривит свои губы в усмешке и безразлично жмёт плечами. Он иногда себя странно ведёт, не любит выслушивать строгие наставления отца. Именно в этом мы с ним и похожи.

– Маски и тёмная одежда. Все будут в костюмах. Нас не вычислят, даже если догадаются, то нам ничего не будет, это же Хэллоуин, – одеваю свой капюшон на голову, у ребят загораются глаза. Есть. Я сделаю историю праздника незабываемой вместе с ними.

– Что в конце? Какой приз для куколки? – Дэрек трёт свою ширинку, улыбаясь, и начинает ржать, поглядывая на нас исподлобья.

– Мы назовём её Долли. Она лишится девственности с одним из нас. Это её награда. Может, нам повезёт, и девчонка захочет всех.

– Это твоя лучшая идея за все то время, что я тебя знаю, – Джеймс одобрительно хлопает меня по плечу.

– Так что, парни, вы со мной? – они переглядываются и, таинственно улыбаясь, одновременно кивают мне. Всегда поражался их братской связи, им не нужно переговариваться, все понимают друг друга без слов.

– Каждый год до выпускного мы можем играть в эту игру. Выпустим своих демонов наружу, – все начинаем орать и выкрикивать всякие нецензурные слова и просто ржать до слез, гордясь идеей.

– Название? – Дантэ снова усаживается на скамью и, сложив руки в замок, ждёт мой ответ. Немного подумав, я озвучиваю свои мысли.

– «Наказать и Доказать».

– Накажем малышек за греховные желания, доказав им, что они на верном пути. Секс правит, а молитвы забываются, – мы поддерживаем слова Дэрека.

Мы, образуя круг и держа друг друга за плечи, переглядываемся с парнями, всем по душе наша тёмная игра. Пора начинать готовиться к первой охоте на Долли.

– С меня маски, с Дэрека девственница с его класса, – я раздаю всем задания.

– Я займусь заданиями и компроматом, – киваю Джеймсу, он отлично подходит для этой роли.

– Я помогу тебе, – мы ударяемся кулаками с Джеймсом и жестом разрываем воздух руками. Он мне как-то ближе остальных, я всегда выделял его. Мы понимаем друг друга лучше всех.

Быстро покидаем призрачный театр, и Дэрек развозит нас на своём огромном джипе по домам. Нам еще предстоит продумать каждую деталь, чтобы не было осечек. Не всё так просто. Все будут знать, кто под масками, но никто не посмеет и слова промолвить, либо станет очередной жертвой наших грязных игр.




Глава 4


Вайолет

Шестнадцать лет…

После вечерних процедур возвращаюсь в свою комнату на ощупь – свет уже везде погас. Я привыкла посещать душ одной из самых последних. Душевые у нас с девочками общие, а я терпеть не могу, когда меня рассматривают те, что помладше и мои одноклассницы.

Тихо закрываю за собой дверь на замок и, бросив вещи на стол, с разбега падаю на кровать. Очередной учебный день позади, завтра выходные, и обычно все ученики разъезжаются по домам, чтобы навестить родных. Я же стараюсь оставаться в пансионе. Дома ничего нового меня не ждёт, иногда там даже питаться нечем. С голоду можно подохнуть. Отец с мамой с трудом выплачивают налог за дом и землю, не говоря уже о моем обучении в Эмплфорт. Кэлеб доплачивает и договорился с директором о том, что у меня будет отдельная комната, другие девочки живут по 4-6 человек. Он заботится обо мне, как и обещал.

Убираю мокрые волосы с лица и беру одну прядку, прикладываю её к губам, высасывая из неё влагу. Волосы приятно пахнут земляникой и мёдом. Только хочу окончательно расслабиться, как уютную темноту освещает мигающий экран телефона, который лежит на прикроватной тумбе. Новый телефон – это подарок Кэлеба на мой шестнадцатый день рождения.

Как только нам стукнуло по пятнадцать, мы перебрались в пансион, и Кэлебу изрядно поднадоело то, что он не может пробраться ко мне в спальню как в детстве. Он с двенадцати лет оставался у меня ночевать. Привык к такому распорядку даже больше, чем я. Поэтому теперь всегда после тренировки в бассейне делает вызов, чтобы я открыла ему дверь.

Правда, он всё реже остается, и мы немного отдалились, потому что он больше времени стал проводить с друзьями. В прошлом году они сожгли кукурузное поле какого-то богатого фермера – их просто чудом не поймали! Они держат весь город в напряжении. Никто не знает, что они иной раз придумают для развлечения. Всегда кто-то под ударом от этих сорванцов города Шеффилд.

Беру телефон и отвечаю на звонок. Кэлеб записан у меня как буква «К».

Темноволосый мальчишка улыбается мне с экрана. Улыбка по-детски наивная, чего не скажешь о его чёрном взгляде. Смотрит глазами взрослого, многое повидавшего в своей жизни человека. Этот ценный кадр остался у меня ещё с того времени, когда мы вместе бегали купаться на озеро.

– Ты не предупреждал, что зайдёшь сегодня, – удивленно шепчу в трубку.

– Открывай, Вольт. В конце коридора уже слышу манящий голос Святого Патрика. Мне не хватало только его святых проповедей о том, что я свернул с правильного пути и какого-то чёрта заплутал тут в вашем женском крыле.

Рассмеявшись, я лениво сползаю с кровати и открываю ему. Кэлеб вихрем врывается в мою комнату, но при этом умудряется бесшумно замкнуть дверь. Прислоняется к ней и внимательно прислушивается. Шаги медленно отдаляются по коридору. Кэлеб слегка ударяется лбом о деревянное полотно и, простояв в таком положении несколько секунд, наконец, оборачивается ко мне.

Я чувствую, что он пристально разглядывает меня с ног до головы, но слишком поздно спохватываюсь, чтобы исправить неловкую ситуацию. Подрагивающими пальцами цепляюсь за края белого махрового полотенца, которое поленилась скинуть с себя, да как нормальный человек надеть пижаму. Сейчас бы не выглядела перед ним так нелепо.

Хорошо, что уличный фонарь едва освещает комнату, и Кэлеб не видит моих пылающих щёк. Хотя, своё смущение стараюсь контролировать при нем. Но каждый год становится всё сложнее. Перед его обаянием устоять невозможно.

– Можешь переодеться, я отвернусь, – его глаза блестят как два обсидиана, гася во мне кипящий вулкан смущения. Он знает, как выглядит, и знает, как себя вести, чтобы девочки с ума по нему сходили. Но со мной он себя ведёт по-другому. Как заботливый брат. И я стараюсь соответствовать этим «критериям».

– Спасибо, что смилостивился, – шутливо отвешиваю ему низкий поклон и сбегаю к шкафу, чтобы достать с полки хлопковое белье и пижаму. Выбор случайно падает на шорты с майкой с принтом «Веселое Мороженко».

Никогда не проверяю, смотрит он или нет – это не впервые, мне и раньше приходилось переодеваться при нем, даже будучи на озере. Мне почему-то нравится думать, что он подглядывает за мной и, может быть, ему нравится моё тело.

У меня средний рост – 168 см, небольшая грудь второго размера, и я худая, может, даже слишком. Единственное, что меня не устраивает в моей внешности – это шрам под правым нижним веком, благодаря которому мне никак не удается перебороть свой лютый страх перед животными. Это напоминание делает меня слабой и уязвимой.

Переодевшись, я направляюсь к Кэлебу, который уже по-хозяйски расположился на моей кровати. С трепетом отмечаю про себя, что на нем лишь спортивные штаны. Обычно после тренировки он заходит ко мне, чтобы я обмазала его кремом. Хлорированная вода слишком сушит его кожу.

Кэлеб плавает каждый день. Для него это ритуал. Он занимает первые места в соревнованиях по вольному стилю.

Присаживаюсь на край кровати. Часто, глотая слюну, рассматриваю его совершенное тело. Мне можно будет трогать его, не ища какого-то оправдания своим откровенным прикосновениям, пока буду размазывать крем по этим литым мышцам. В такие моменты он принадлежит мне целиком и полностью.

Кэлеб молча протягивает крем, который взял с моего столика. Привычным движением он развязывает шнурок своих треников, опуская резинку чуть ниже пупка, а затем медленно освобождается от них. Сглатываю вязкую слюну и, кажется, напрочь забываю, что должна была делать.

Жмурюсь до боли в веках, будто трусливая малолетка, пойманная за просмотром запрещенных видеороликов. Как собрать себя в кучу, когда в голову то и дело лезут непристойные мысли?

– Спасибо, что заботишься о моей коже, – из его уст это звучит столь убедительно, что мне удается-таки сконцентрироваться на массаже.

Выдавив на ладошку немного крема с кокосовым маслом, я начинаю втирать его в широкие плечи и спину с идеальной осанкой.

Мне страшно выдать ему свою тайну и лишиться его доверия. Я не хочу жить без него. У меня никогда не было друзей, и переезд в эту страну, что окутана тёмной аурой, заставляет испытывать страх. Но я совсем случайно повстречала его у озера и теперь, с того самого дня, мы неразлучны. Наша дружба в секрете, а этого достаточно. Мы вместе прибежали за другой жизнью, но и здесь пока ничего толкового не выходит.

Плавно скольжу ладонями по его пояснице, слегка подныривая кончиками пальцев под резинку чёрных плавок, но тут он резко переворачивается на спину, оказываясь лицом ко мне. Снова жар смущения ползет по шее вверх. Я сделала что-то не так?

Поскольку он молчит, я смело продолжаю свои действия: выдавив ещё немного крема на ладонь, равномерно распределяю субстанцию по бедрам, очерчиваю колени и спускаюсь к щиколоткам. Неожиданно для разомлевшего парня я начинаю игриво щекотать его пятки. Тут терпение Кэлеба окончательно лопается. Он грозится хорошенько отшлепать меня, а после начинает заразительно смеяться.

Порезвившись, я продолжаю массировать его икры, возвращаясь к крепким бедрам. Стараюсь не смотреть на него слишком пристально и думать о чем-то сложном, например, вспоминаю утреннюю молитву или чему равен квадрат логарифма – так проще, мысли теряются в словах и цифрах. Но его широкая грудь и четко-выверенные косые кубики пресса лишают меня рассудка. Хочу прижаться к ним губами, чтобы ощутить упругость, обжечься жаром его тела. Красивее Кэлеба, может быть, только Дантэ. У того особая роль в призвании королей школы Эмплфорт.

– Достаточно.

Кэлеб поднимается с кровати, отчего мои кисти безвольно падают вниз. Не поддавшись минутной слабости, я суетливо принимаюсь шарить по постели в поисках крышки от тюбика. Пока я вожусь с ним, Кэлеб уже успевает натянуть трико и лечь обратно, оставляя большую часть подушки свободной. Для меня.

До этого года наши ночёвки были как в порядке вещей, но как только нам исполнилось по шестнадцать, к тому же у меня начались месячные, всё изменилось. С Кэлебом тоже произошли изменения. Говорил, что он и его друзья начали встречаться с девчонками, но несерьёзно, а на раз-два, чисто для удовлетворения. Я же далека от этого. Я никогда не целовалась, меня никогда не касался ни один парень. Ни один, кроме Кэлеба…

Были парни из школы и города, кому я нравилась, но Кэлеб запрещал мне общаться с ними. Он говорил, что парни хотят от меня только секса, и я покорно слушала его, даже ни с кем не тусовалась.

– Иди ко мне, – его тихий и немного хриплый голос заставляет сердце сжаться в сладкий комочек.

Он заботливо приподнимает край одеяла, а я всё никак не могу сдвинуться с места, не могу обуздать свои непрошенные мысли. Как давно я перестала считать его своим лучшим другом? Пожалуй, это вопрос жизни и смерти. Всё рухнет в одночасье, если я признаюсь себе в том, что питаю к нему совсем иные чувства…

– Скорей, Вольт, я же замёрз.

Отбросив все глупые доводы прочь, я ложусь спиной к нему, прижав колени к груди. Не хочу, чтобы мои ледяные ступни касались его кожи.

– Ты и сама замерзла, малышка, – констатирует он факт и в следующую секунду делает то, отчего моё тело пробирает электрическим разрядом: разворачивает меня к себе, а затем шустро переплетает наши ноги.

– Эй, ты что творишь?.. – только и успеваю буркнуть недовольно, но после быстро соглашаюсь с ним. Ведь так гораздо лучше. Греюсь о его тепло. Разве не об этом мечтала? Тихо упиваюсь нашей близостью.

Его сердце стучит спокойно, моё же, наоборот, выпрыгивает из груди. Сильные руки обвивают мою талию ещё крепче, заставляя задержать дыхание в легких. Как мне не свихнуться? Дурею от его запаха!

– Спокойной ночи, Вольт.

– Спи сладко, чемпион, – выдыхаю судорожно, борясь с желанием приникнуть к его приоткрытым губам. Лишь украдкой слизываю со своих губ его мятное, щекочущее рецепторы, дыхание.

Кэлеб вдруг дергается вперед и оставляет на моем лбу короткий поцелуй. Заботливый. Улыбаюсь, пряча полыхающее лицо на его груди.

Впервые позволяю себе безмолвно признаться ему в чувствах: «Я люблю тебя, Кэлеб Холл».






Глава 5


Кэлеб

Сегодня состоится вечеринка в лесу по случаю сбора урожая и прощания с летом.

Проснувшись в объятиях Вольт, нехотя выбираюсь из мягкого плена, а после бегом несусь по коридору в свой блок. По пути сонного меня пытаются остановить и затащить к себе в спальню девчонки, но у меня другие планы. Не менее влажные, чем их недалекие фантазии. Люблю плавать в выходные, когда там никого нет.

В моей комнате, как всегда, полный беспорядок. Услышав, как я хлопнул дверью, ко мне подбегает мой лучший друг и по совместительству сосед Джеймс.

– Где ты ночевал? Если тебя застукает в кровати наших девчонок Святой Патрик, ты будешь им проклят до кончины всего человечества. Поверь, это не очень приятное ощущение!

– Тебе откуда знать? Ты же любимчик всех учителей и девчонок, наш примерный мальчик.

– Слышал, как он проклинал Дантэ. Теперь Святой обходит его стороной, ты же знаешь, почему? Дантэ – упрямый осёл, и ему плевать на окружающих.

Киваю, попутно сбрасывая с себя помятую одежду. Надеваю плавательные шорты и поспешно собираю с пола раскиданное тряпьё.

– Ты пойдёшь на вечеринку? – вдруг спрашивает Джеймс, рассматривая плакаты на стене. Я обожаю американскую грув-метал-группу «Five Finger Death Punch».

– Отлично, все равно я хотел остаться здесь на выходные, – смотрю в упор на Джеймса, закидывая в спортивную сумку необходимые вещи.

– Твой отец может разозлиться и приехать за тобой, – ухмыляется Джеймс, с точным попаданием бросая мне в руки свой телефон. Покрутив гаджет между пальцев, окидываю беглым взглядом список тех, кто прибудет с пансиона, и информацию о Диджее.

– Отцу есть с кем поразвлечься, от одиночества он точно не подохнет. Так что ему побоку, где и с кем я проведу свои выходные.

– Кэлеб, а ты помнишь маму? – неожиданно спрашивает друг. Выражение его лица становится печальным и задумчивым. Самым сложным испытанием в их жизни была потеря матери. Она умерла в этом году. Парни слишком сильно были привязаны к ней. А теперь их отец постоянно в разъездах, ему плевать на своих сыновей. Он лишь пополняет им карты и позволяет веселиться да жить в свое удовольствие.

– Нет, и не хочу вспоминать. Я ухожу в бассейн, – бью слегка Джеймса в плечо и, улыбнувшись, покидаю свою комнату.

После тренировки снова иду в душ. Захожу в гости к Вольт и, пока она мажет меня кремом, говорю ей, чтобы собиралась на вечеринку в лес. Пусть немного развеется. Я буду присматривать за ней. Она с радостью соглашается и на выходе из комнаты кидает мне свой крем. Что за намёк?

– Нет, я кайфую, когда именно ты натираешь меня кремом, малышка, – она краснеет и злится одновременно.

– Давай-ка с этими подкатами не ко мне, дружок. Твои куколки в этом нуждаются больше.

– Они лишь куклы, Вольт, а ты единственная нормальная девушка, мой лучший друг. Помнишь?

– А ты – мой, – кивает с грустной улыбкой. – Вали уже. Увидимся на вечеринке.

Подмигиваю и снова несусь со всех ног в свою комнату.

Вечером после отбоя пробираюсь в комнату охраны и втыкаю флэшку с записью, что мотает одно и то же, в камеры видеонаблюдения. Коридор и запасной выход чист, нас точно не заметят. Камеры установлены только по основным залам и главному холлу. О вечеринке говорим только избранным – всех нельзя выводить. На выходные мало народу остаётся в пансионе, к тому же звать всех рискованно.

Мы с Джеймсом и Дантэ выбегаем первыми, их старший брат Дэрек присоединяется к нам по пути в лес. Здесь нужно пройти примерно километр до поляны.

Музыку слышно за холмом.

Разноцветные огни освещают небольшую поляну, посередине горит костёр, вокруг стоят машины, много народу. Кто-то приехал из города. Диджей играет на пластинках, разместив всю аппаратуру в багажнике своего автомобиля, а люди, пьяно придерживая в руках красные стаканчики с пойлом, пританцовывают на месте.

Мы с парнями направляемся в самый эпицентр. Девчонки, сразу же приметив нас, облепляют как назойливые мухи со всех сторон. Но больше всего внимания нашему королю школы Дэреку – он уже совершеннолетий, с ним не будет проблем, мы-то младше его, хотя и выглядим гораздо старше. Парадокс.

Дантэ уходит в лес с какой-то губастой блондинкой, что почти висит на нем как обезьяна. Джеймс идёт за выпивкой. А я пытаюсь найти Вайолет среди этих человечишек.

Она стоит с незнакомой мне девчонкой в компании парней, что-то бурно обсуждая, жестикулирует руками и пытается перекричать музыку.

Подхожу к ним, при виде меня все сразу же замолкают.

– Все нормально? – обращаюсь только к одной – той, что мне дороже всех на свете.

– Да, мы просто веселимся, – как-то взволнованно отвечает. Тут до меня доходит, что она стоит в откровенном наряде, которого раньше не позволяла себе. Где она взяла эти шмотки? Может, кто-то из девчонок подогнал?

Наклоняюсь ближе, задавая вопрос ей на ушко:

– Откуда взялись эти тряпки?

– Мне соседка одолжила, сказала, что для вечеринки самое то. Тебя что-то не устраивает? – она пытается найти ответ в моих глазах.

А на меня накатывает волна странных эмоций и чувств. Убеждаю себя, что просто беспокоюсь за её красивый и аппетитный зад, что обтянут короткими чёрными шортами. На ней высокие чёрные гольфы и водолазка, что обрезана и прикрывает только грудь, её живот оголен, и его видят все.

Я замечаю многие взгляды, обращенные на неё. Они все пялятся на Вольт.

Ко мне подходит Джеймс и протягивает стаканчик с темной жидкостью, второй стакан он протягивает Вольт. А меня начинает не на шутку злить и выворачивать. Схожие чувства я испытывал, когда мать увидела, как отец занимается грязными играми для взрослых в домике для гостей.

Меня будто разрывает изнутри на мелкие частицы. Пульс подскакивает, тело горит в огне. Я выпиваю весь стакан и, сжав его в кулаке, с размаху выкидываю под ноги.

Вольт, видя моё состояние, отворачивается от Джеймса, но делает этим ещё хуже. Мой друг оценивает её пятую точку и, похоже, придя в восторг, подходит ближе ко мне, в наглую спрашивая:

– Это твоя подружка? Или можно мне?

– Мы здесь, чтобы оценить ту девушку, что выбрал Дэрек для нашей игры. Нам нужно подготовить нашу избранную Долли, а ты обращаешь свое внимание на потрепанный товар.

– Хм, странно, она не выглядит потрепанной, – друг снова пялится на задницу Вольт.

– Пошли, у нас дело. Пусть она без нас развлекается.

Тяну Джеймса за собой в другую сторону, туда, где образовалась группа из девчонок выпускного класса. Дэрек выбрал для нас жертву. Это Катрина Шварц. Красивая девушка, похожа на невинный цветочек. Это обязательное условие. Подходим к ней и пытаемся развести девчонку на секс, но она, улыбаясь и краснея, отказывается. При этом в её глазах только дурак не заметил бы интереса. Она идеально подходит, осталось найти на неё компромат, хотя, в данный момент Джеймс снимает нас с ней на телефон. Она пьёт пиво из банки, а я легонько касаюсь её шеи и груди. Этого видео будет достаточно, чтобы она выполнила все наши задания.

На обратном пути хватаю Вайолет за руку и отвожу её за дерево поговорить.

– Что это за павлин терся возле тебя сейчас? – меня снова рвёт на куски, к ней пристают какие-то отщепенцы.

– Это Дастин, он интересовался нашей школой. Видно, что неместный.

– Черт, Вольт, это опасно. Иди назад в пансион, мы уходим. Не повторяй ошибок прошлого года, – через силу, но напоминаю ей о том, как её чуть не изнасиловал отмороженный тип, вроде того, что стоит и таращится на неё с понятным мне лукавым интересом.

– Хватит! Я справлюсь, – Вайолет встаёт на цыпочки и с тупой смелостью в глазах бросает сама себе вызов во тьму, что уведет её в недра без права вернуться. – Я остаюсь, – опускается на пятки и отворачивается от меня.

Что она, мать её, сейчас здесь устроила?

Наклоняюсь к её уху сам и шепчу глупой девчонке свое видение этого нового знакомства.

– Он предложит проводить тебя и будет мил, а затем вырубит или поимеет твою целку прямо у дерева, либо на траве. О таком ты мечтаешь? Да, Вольт? – она заметно вздрагивает, но не отвечает. Дура!

Я стою позади её смелой пятой точки и жду, когда она одумается двинуть в сторону пансиона, но она продолжает гнуть свою линию.

Меня это не на шутку выбешивает. Дернувшись, обхожу её тонкое тельце и двигаю в сторону леса, к школе. Парни уже все разошлись, вечеринка закончилась.

Даю себе указ не оборачиваться, не смотреть, она сама решила поиграть в бесстрашную крутышку.

Мои шаги тяжёлые, мне сложно, чувства внутри кипят и борются друг с другом. Тьма хочет выйти наружу, но я сдерживаю её, как делаю это всегда.

Упрямая девчонка, у неё вместо мозгов розовые бантики, как и у всех кукол…

Практически дойдя до пансиона, слышу приглушённые крики недалеко от холма, где начинается лес.

Прислушиваюсь и снова улавливаю чей-то истошный крик.

Чёрт, идиотка, выпорю её сексуальный зад, если успею! Если нет – я убью этого мудака и плевать на последствия. Закопаю так, что не найдут…

Бегу, пытаясь обогнать ветер, вот-вот страх поглотит меня, если не успею вовремя. Ярость будто открывает второе дыхание, оттого кажется, что я пролетаю над землей.

Почти у выхода из леса слышу, как Вайолет пытается отбиться от этого ублюдка. Он держит её за руки и кусает за шею, прижимая своим телом к дереву.

Вольт замирает, когда находит меня глазами. Я стою не шевелясь, парень не представляет, что я с ним желаю сейчас сделать.

Он немного отодвигается, чтобы проверить, почему она так внезапно притихла, и, увидев её взгляд, обращённый себе за спину, резко отталкивается от девчонки и с ходу пытается нанести мне удар.

Но это уже не имеет значения. Ему не выиграть. Этот бой уже предрешён.

Я уворачиваюсь от его левой руки, приседая и сгибая ноги в коленях, затем резко выпрямляюсь и наношу удар в челюсть снизу. Апперкот. Спасибо тренировкам с Дантэ.

Парень, не ожидая от меня такого бешенства, падает на траву, хватаясь за свою выпавшую челюсть. Харкает и плюется кровью.

Подхожу к этому мудозвону и пинаю его в живот. Кусок мяса валяется, не способен даже приподняться на локтях. Желание добить эту падаль растёт с бешеной скоростью.

– Кэлеб, не надо, умоляю. Давай просто уйдём? – сквозь гул крови в ушах доносится до меня охрипший до дрожи голос Вайолет. – Он и так почти мёртв, пусть катится уже к черту! Ему нельзя находиться на территории школы…

Вайолет придерживает меня за майку, сминая ткань своими маленькими кулачками. Крепко сцепив зубы, хватаю её за запястье и волоку за собой к стене первого корпуса.

Добежав до каменной изгороди, я припечатываю её тело к холодной кладке, может быть, даже слишком сильно, так как Вольт начинает болезненно стонать.

– Почему не послушалась? Или ты хотела того, что он пытался с тобой сделать? – мой рев разносится гулким эхом по опушке леса.

– Прости, – всё, что может выдохнуть эта мелкая пакостница.

– Искала приключений на свою заманчивую попку, облепленную короткими шортиками, да? Так вот они, получай! – шлепаю её по правой ягодице, она шипит, прикрываясь ладошкой, и интенсивно растирает ушибленное место… – Хочешь ещё? – она трясётся, скорее всего, не от холода. Напугал, чёрт возьми! Иначе как обуздать свой гнев? Лопну ведь, если не выплесну до последней капли!

– Прости, Кэлеб.

– Если бы я не вернулся, он бы трахнул тебя! Чёрт, Вольт! Не могу остановиться, хочу вернуться и добить его!

– Нет! Давай вернёмся в комнату, и ты останешься у меня. Прошу, услышь!

– Да? Так легко?! Ты думаешь, это так просто? А что, если ты хочешь увидеть монстра? А? Вольт… Почему ты бросаешь вызов тьме? – сжимаю тонкую горловину её водолазки, отчего ткань задирается, оголяя её упругую грудь. Её сиськи настолько совершенны, что плевать на этот черный клочок ткани, который я сминаю в кулаке.

– Кэлеб, прошу, отпусти. Нам нужно вернуться, – она продолжает свои никчёмные попытки образумить меня.

– Я трахну тебя сам, чтобы ты успокоилась и была послушной! Хочешь?!

Её глаза наполняются слезами, она опускает ресницы, не сдерживая слёзы, которые медленно капают на мой кулак. Вместо того чтобы утешить, я начинаю свирепеть. Как мне быть? Как защитить её, беспомощную, от самого себя же?!

– Прости, впредь я не ослушаюсь тебя. Никогда, – всё так же, не поднимая на меня взгляд, говорит она. – Обещаю.

– Наказать бы тебя сейчас!

Она резко запрокидывает голову, будто не она секунду назад убивалась горем, толкает мою руку, заставляя увеличить между нами расстояние. Злость вытесняет из неё страх и растерянность. Так-то лучше.

– Прекрати! Сколько можно?! Я уже попросила прощения! Отстань от меня!

– Что же ты так дерзко не отбивалась от того куска дерьма?

Она снова толкает меня в грудь и начинает беспрерывно бить, выплёскивая всю свою боль.

Через пару минут её покидают силы, она падает на колени передо мной и, держась за мои джинсы, начинает рыдать, что-то невнятно мямля.

Куклы такие хрупкие, чуть тронь – сразу ломаются.

Опираясь на свою железную выдержку, жду, когда она немного успокоится. Опускаюсь рядом с ней и, вытерев её сопли с лица своей майкой, подхватываю худое тельце на руки, шагаю по дороге, ведущей в наш пансион. Мужское крыло редко посещает наставник. Укладываю её, обессиленную, спать. Сам бегу к посту охраны и тихо забираю флэшку. Все должны были успеть вернуться.

По пути назад захожу в бассейн и отдаюсь воде, моё тело расслабляется, а разум очищается.

После душа жалею, что не взял крем Вольт. Кожу неприятно стягивает сухость. Возвращаюсь в комнату, где спит моя умалишенная подружка.

Немного двигаю её к краю и, обняв, глубоко вбираю в себя медово-земляничный запах волос. Сладкая дикая ягодка. Моя девочка. Сжимаю её крепче в своих объятьях и засыпаю.

Никому не отдам. Она только моя…




Глава 6


Вайолет

Мне снится кошмар. Меня душит огромный и страшный чёрный гризли. Я кричу, но из горла не выходит ни звука. Только отчаянный хрип.

Мне рано умирать, я не хочу.

Просыпаюсь вся мокрая, будто меня облили холодной водой. Противное, липкое, гадкое чувство зарождается в груди.

Кэлеб спокойно спит рядом, отвернувшись к стене…

Фокусируюсь на источнике света, что льется из окна, и понимаю, что я в его комнате. Сегодня воскресенье, это значит, нас не будет проверять наставник, и утренняя молитва может быть пропущена.

Ложусь обратно на подушку. Нужно скорее вставать и убираться в свою комнату, а нет желания просто приподняться. Лежу как привязанная всеми конечностями к кровати.

Явно вчера что-то подмешали в мой напиток. Я пыталась быстрее добраться до пансиона, как только почувствовала неладное, но Дастин поплелся за мной, видите ли, проводить, как долбаный джентльмен. Только вот совсем не по-джентльменски забыл предупредить, что хотел поиметь меня прямо там, в лесу. Ненавижу. Второй раз попадаю в такую ситуацию. Ничему меня жизнь не учит!

Отрезвило меня только тогда, когда увидела глаза Кэлеба, что прожигали огромную дыру в моем несостоявшемся насильнике. Он чуть не убил придурка, мне с трудом удалось оттащить его от этого мерзкого типа.

Думаю, ему придётся делать операцию по восстановлению лица. Первый раз видела, как Кэлеб Холл дрался из-за меня. Было страшно и так же до жути приятно от чувства защищенности!

Но потом он вдруг обезумел и попытался свести меня с ума. Я почти рехнулась, но нашла в себе силы дать отпор его внутреннему необузданному монстру.

Кэлеб мой личный дьявол. Я продала ему свою душу ещё в тот год, когда мы впервые встретились.

Но осознание того, что ему необязательно об этом знать, меня убивает день ото дня… Ведь знаю, что никогда не простит он мне предательства. Но несмотря ни на что, я готова разнести нашу дружбу в хлам. Уничтожить признанием всё хорошее, что между нами было и есть.

Смотрю на него – такой красивый, такой недосягаемый. Мне проще дотянуться до луны, чем до него.

Остаётся лишь молиться и мечтать о том дне, когда я наберусь храбрости признаться ему в чувствах. Умом понимаю, что этому не бывать, а сердце упрямо твердит обратное. Люблю – и всё тут!

Немного полюбовавшись своим любимым человеком, тихонько стаскиваю одеяло и, напрягая живот, приподнимаю верхнюю часть туловища. Голова немного кружится и болит. Что за отраву вчера мне подсунул тот ненормальный, даже знать не хочу, а лучше и вовсе не вспоминать! На этот раз усвоила урок и казаться крутой да независимой перед Кэлебом больше не собираюсь!

Мой оголенный живот вдруг обхватывает рука со сбитыми в кровь костяшками.

– Куда собралась? Ещё слишком рано, – мой плохой мальчик не в настроении. Должно быть, всё ещё злится за мой глупый, необдуманный поступок.

– Мне нужно вернуться в свою комнату. Ибо мою головную боль может притупить только одна волшебная таблеточка… Кэлеб, я не знаю, чем тот больной тип меня опоил…

Парень опрокидывает меня обратно на подушку, нависая сверху. Я слышу его внутриутробное рычание. Разве человек так умеет?

– Вчерашняя твоя выходка чуть не стоила тебе твоей невинности, а может, и жизни. Почему ты не послушалась? – он почти забрызгивает меня слюной, но я просто молчу, потому что дико стыжусь. Я заслуживаю его брани!

Трусливо отвожу взгляд в сторону – смотреть в его чёрные омуты долго не могу. Так близко, что меня засасывает в эти бездонные глубины без единого шанса остаться в живых.

– Вайолет, Вайт, Вольт, никогда так больше не делай. Не то я тебя накажу, и запомни, тогда пощады не будет.

– Я уже все осознала, спасибо тебе за то, что спас, – не удержавшись, погружаюсь в темноту его глаз. Потеряться бы там и не найти заветный путь к свету. Пусть он смотрит укоризненно, зато не безразлично. Я имею даже большую значимость, чем просто подруга или сестра. Я для него – особенная.

Кэлеб ещё какое-то время гипнотизирует меня взглядом, а затем отпускает. Предварительно одев на меня свой темно-серый спортивный костюм и всучив в руки бейсболку в тон спортивки, высвобождает из плена горячих рук.

– Теперь тебя никто не узнает. Пошли провожу, как раз нам по пути.

Мы осторожно покидаем комнату, радуясь тому, что в такую рань никого не застаем в коридоре, и беспрепятственно добираемся до нашего крыла.

Оказавшись у себя, я принимаю горячий душ, и мне становится легче. С пустой головой, блаженной улыбкой на губах я падаю на кровать и засыпаю безмятежным сном.

Через какое-то время меня кто-то тихонько пихает в бок. С трудом открываю глаза, словив на себе пристальный взгляд. Кэлеб. Мокрый, со взъерошенными волосами. С его чёрных, как смоль, прядей срываются капельки воды, впитываясь в ткань моей подушки.

– Может, полотенце дать? Так ты мне всю кровать зальешь.

Кэлеб хохочет и сдергивает свое белое полотенце с бёдер, оставаясь абсолютно нагим.

Я на короткое время выпадаю из реальности.

– Вольт! Очнись! Хватит притворяться. Чего ты там не видела? – он, кажется, уже одет, а моё пошлое воображение никак не перестанет рисовать картины, от которых внизу живота вспыхивает огонь, а на щеках расцветает яркий румянец.

Если мыслить трезво, то можно признать, что он и вправду часто переодевался при мне, и я, конечно, подглядывала из любопытства, но то было раньше, а теперь мы стали намного старше, и это выглядит совсем иначе. Другие ощущения, мысли и желания. Распахнув ресницы после воображаемого обморока, встаю с кровати.

Только за мои грязные помыслы о Кэлебе меня зажарят в аду как сосиску на раскалённой сковородке. Такая грешница, как я, непременно попадет в самое жерло.

– В следующий раз предупреждай, когда захочешь учудить подобное. Я просто отвернусь.

– Какая ты ещё маленькая и наивная, Вольт. Но лучше не торопись стать взрослой, иногда это плохо заканчивается.

Он снова намекает на вчерашний инцидент, а я вспоминаю, что хотела обработать ссадины на его руках.

Беру свою компактную аптечку, достаю из неё антисептик с пластырем и принимаюсь залечивать его раны. В завершении «оздоровительного сеанса» я обмазываю его тело питательным кремом и спешно целую в крепкое плечо. Заботливо, по-дружески, без какого-либо намека на секс.




Глава 7


Кэлеб

За месяц мы практически завершили план совместной игры. Ночь Хэллоуина выпала на выходные, а это значит, все будут в городе. Наша первая куколка Долли получит записку за день до начала первого уровня игры.

В ней будет написано её первое задание и веские доказательства того, что она не может отказаться. Эту восемнадцатилетнюю скромницу мы снимали на видео уже два раза, причём в первый раз это были мы с Джеймсом, а во второй – Дэрек, он ласкал её пальцами между ног в стенах холла ночью неделю назад. Дантэ снял их рукоблудие на камеру своего телефона.

Долли не захочет ослушаться нас, ей придётся выполнить три задания, это и есть цена её репутации. Но в итоге она окажется довольна, ведь в конце ей подарит незабываемую ночь наш король школы – Дэрек Кинг. Мы решили перестраховаться: Дэрек тоже совершеннолетний, у них не будет проблем с близостью. Мы же будем рядом наблюдать из темноты. Придёт и наше время для таких безграничных развлечений. Тогда и оторвёмся по полной!

Сегодня пятница, и мы с парнями собираемся после уроков в заброшенном здании оперы. Нужно обговорить ещё раз все детали перед воскресным праздником нечисти.

Забираю свои вещи и бегу в другое крыло. Вайт, она же – моя маленькая подружка, сказала, что останется в пансионе в ночь дьявола. Крошке приходится так часто поступать, так как та обстановка, что творится в её доме, мягко говоря, убивает. Её родители все время заняты подработками, частенько забывая набить холодильник необходимыми продуктами, что уж говорить об их дочери, о существовании которой они, похоже, совсем забыли. Вольт не хочет снова чувствовать себя заброшенной игрушкой.

Забегаю к ней в комнату, она сидит на столе и читает Библию. Святой Патрик достанет хоть кого.

– Вольт, не говори, что ты учишь молитвы… Они не спасут тебя от зла. Ты же знаешь, что от такой напасти далеко не сбежать, – подхожу к ней ближе и убираю тёмно-русые пряди с её лица за маленькие, аккуратные ушки. Задеваю её почерневшие серебряные серёжки в форме кельтского креста. Беру на заметку, что нужно подарить ей новые.

– Я просто читала, не тебе мне говорить о зле. Ты сам дьявол, Кэлеб Холл, – мягко выдергивает серёжки из-под подушечек моих пальцев. – Ты уезжаешь? Есть планы? – смотрит на меня с надеждой, что я позову её, но у нас и вправду намечаются грандиозные планы с парнями. Взять её с собой не могу. Да и не бывать такому никогда!

– Ты права, ведь ночь Хэллоуина уже совсем близка, я не могу пропустить такое событие.

– Угу. Поезжай, повеселись, – её погрустневшие серые глаза меня немного огорчают.

– Не скучай, это только на два дня. В следующие выходные мы с тобой поедем к Лео. Этот старик уже успел соскучиться по нам, – она тут же вспыхивает яркой искрой. Впечатлил малышку!

– О, я тоже очень по нему скучаю! Будет так же здорово, как и раньше? – теперь я уверен, что её озорной огонёк не потухнет до следующих выходных. Вольт у меня очень терпеливая.

– Да, куколка, обещаю, что всё будет как раньше. С Лео по-другому не бывает. Только адское веселье.

Целую её в лоб, затем чмокаю и в немного курносый носик, украдкой посматриваю на манящие губы и, улыбнувшись, выхожу из её комнаты. Мне дорога моя маленькая Вольт. Она, как самая преданная собачка, никогда не предаст меня. Как и мои три лучших друга.

Спускаясь по лестнице к выходу из школы, вспоминаю наши ночёвки у Лео. Это одинокий старик, чей заброшенный участок мы нашли недалеко от озера с Вольт ещё в детстве.

У Лео из родственников никого, и ему было очень одиноко. Мы с ним подружились и за годы нашей дружбы немного починили ему дом. С нами этот отчаянный и сломленный калека снова захотел жить. Он весёлый малый. Его истории до сих пор хранятся в нашей памяти с Вольт. Он всегда рад нам.

Покидаю пансион с парнями, Дэрек везёт нас через центр. Наши дома на соседних улицах. Но между ними большое расстояние, так как к домам прилагаются участки земли в несколько сотен гектар, у всех свои поля, и каждый занимается тем, чем хочет. В основном разводят овец.

А если кто-то не справляется с хозяйством и начинает тонуть в убытках, приходит мой отец и предлагает скупить участки-банкроты, естественно, за самую минимальную цену. Именно так он и стал богатым, зажравшимся мудаком.

Когда думаю о нем и его грязных проделках, меня всего ломает изнутри. Как же я его ненавижу. И мать. Обоих. И людей, что похожи на них. Лживые потребители. Не умеющие любить, не знающие ничего святого. Проклятые навеки мученики. Но самое горькое то, что я растворился среди них.

– Эй, друг, ты подготовил всё к третьему заданию? – Джеймс меня отвлекает от ненависти, что начала топить мои мысли в больном мозгу.

– Нет, нужно заехать в Маркет, купить перчатки и фонарики.

– Окей, – Джеймс кивает Дэреку, и тот заворачивает на нужную улицу.

После магазина парни завозят меня домой и отправляются в свой королевский особняк. Их отец вернулся из очередной командировки, но мы думаем, он по тусовкам летает и наслаждается вниманием юных дев. Они так и липнут к нему после смерти его жены, а парни всё никак не могут принять этот флирт, потому что мать для них является святым ангелом. Она научила их дорожить своими кровными узами. Один за всех, и все за одного, как это было у мушкетёров. Братья Кинг и вправду отличаются от всех. Они понимают друг друга с одного взгляда, я хотел бы так же, но я друг, а не брат. Меня устраивает.

Отец приезжает поздно и, как обычно, раскатистым басом произносит моё имя, ожидая незамедлительного появления в гостиной.

Зубы скрипят от того, как я сильно их сжимаю, терпеть не могу разговоры с ним. Сжав кулаки, заставляю себя спуститься, и так всякий раз. Надоело. Мой пёс следует за мной, Спайк немного успокаивает мои расшатанные нервы.

– Хороший пёс, – слегка дергаю за холку рыжего слюнявого красавца. Он прыгает вместе со мной на диван. Располагаемся поудобнее: я подставляю колено, чтобы Спайк мог спокойно уложить на него свою мордашку.

Отец ставит стул в центре гостиной напротив меня, как президент или мэр, но столь высокий статус он не заслуживает даже в мыслях. Такую гниль, как он, и близко не подпустят к политическому сообществу.

– Сын, почему ты так редко приезжаешь на выходные? Нам нужно чаще видеться, – он вопросительно выгибает широкую бровь, синие глаза подозрительно сощуриваются, пытаясь вывести меня на чистую воду. Но ему никогда не пробраться в моё нутро. Он последний человек, с которым я могу поделиться своими мыслями.

– Многие остаются в пансионе на выходные, учёба занимает большую часть моего времени. Ты же сам говорил, что мне нужно хорошо учиться. Собственно, этим я и занимаюсь.

Отец кривит рот в усмешке, а затем недовольно поджимает губы в тонкую полоску. Мы никогда не могли спокойно разговаривать с ним. После того как мать решила смыться восвояси, я толком не общался с отцом один на один.

– Завтра нас в гости пригласила чета Вэйтманов, их дочь Кристин вполне себе дружелюбная девочка. Поедем, сынок, расслабимся и немного побудем семьёй.

– Семьёй? Ты о какой семье говоришь? Зачем мне туда ехать? Я не хочу, мне плевать на ваши планы, мне не нравится Кристин, мне вообще никто не нравится! – подскакиваю с дивана, но отец меня толкает на место. Я немного ударяюсь затылком о твёрдую перекладину, что находится на спинке.

– Когда ты уже начнёшь слушаться? Сколько мне нужно ещё воевать с тобой? Мы семья. Да, неполноценная, но мы семья. Ты мой сын! – его, как обычно, прорывает.

Я сижу безмолвно и успокаивающе глажу Спайка по голове, отец же что-то продолжает орать и брызжет слюной во всё стороны, нервно кружа по комнате.

Через десять минут он выдыхается и снова садится на стул.

– Всё? Я могу идти в комнату? – ухмылка на моём лице его добивает, и он, тыча пальцем вверх, цедит злобное «вон». Хоть в чём-то он остается верен.

Спайк семенит за мной в спальню. Соскучился. Без меня совсем одичал, бедолага. Он засыпает, когда я расчесываю пальцами его пушистое брюхо и даже похрапывает от счастья. Я тоже скучаю, но по правилам пансионата я не могу забрать лохматого друга с собой.

Благо, что отец хорошо относится к моему псу, причиной тому, что он сам его мне подарил, поэтому и не вымещает на нём зло.

Спустя пару минут на мой мобильник поступает сообщение от Дантэ. Катрина, наша следующая жертва, получила записку от таинственных демонов. Ночь Хэллоуина обещает быть весёлой.




Глава 8




Кэлеб

Хэллоуин. Первая игра с Долли…

Днём я беру свою тачку – подарок отца на шестнадцатилетие. «Ягуар Ф-Пейс» –чёрный, матовый монстр. Я редко катаюсь на нем, не хочу показывать отцу, что нуждаюсь в его заботе больше, чем он думает. Его подачки не заменят мне семьи, которая была у нас когда-то.

Петляя по дорогам, доезжаю до свободного дома, что мой отец выставил на продажу, выкупив его, как обычно, у обанкротившихся фермеров. Здесь Долли должна пройти своё третье задание и получить главный приз – незабываемую ночь с королём школы.

Открываю подвальную дверь, ключи от которой я стащил у отца, уже много раз так делал. Бывает, устраиваем вечеринки в домах «солд-он» (дом, выставленный на продажу).

В подвале, прямо под лестницей, оставляю на полу фонарик и отключаю электроэнергию во всем доме. Оставляю телефон с фото-подсказкой, куда ей следует двигать дальше. Если она по каким-то причинам откажется или не сможет выполнить все три задания, для неё действует штраф: за каждый провал придётся поработать своими губками, чтобы мы с парнями дали подсказки или засчитали бонусом задание. В её же интересах быстрее вникать, что и как делается.

Доказать и наказать первую Долли – самое незабываемое зрелище этой дьявольской ночи. Все будут знать об этом, она расскажет, и слух пойдёт страшнее легенды. Они все будут мечтать оказаться на месте этой куклы.

Поднимаюсь на второй этаж и выбираю спальню с заправленной кроватью. Расставляю на столике бокалы для шампанского, салфетки, две бутылки воды и кладу презервативы для нашей невинной крошки.

Закрываю дом, а затем гоню к парням, они к этому времени уже должны были подготовиться. Катрина живёт недалеко от пустующего дома, что я им благородно предоставлю. По улицам уже с вечера все жители начинают праздновать Хэллоуин, в основном это маленькие дети и подростки нашего возраста. Наряды иногда встречаются настолько необычные, что требуют отдельной похвалы за находчивость и фантазию. Мы же будем во всем чёрном и в масках, которые скрывают наши «тёмные» лица.

Особняк Кингов восхищает и завораживает. Эта старая постройка обрамлена новыми оборками для большего эффекта королевской обители.

Парни меня встречают около ворот, переодетые, как и я, в чёрные джинсы и худи с капюшонами.

Джэймс протягивает мне мою маску, она отличается от остальных формой и рисунками. Неоновые краски, узоры на ней составляют мой демонический яркий образ. Мы надеваем перчатки, а затем заклеиваем номера на двух мотоциклах.

Катрина – наша Долли, должна сейчас быть около заправки на углу улицы, там есть небольшой маркет, где её ждет первое задание с подсказкой: украсть самое дорогое шампанское со стеллажа. Никакой оплаты, только кража. Затем украденное нужно будет беспрепятственно доставить в тот самый дом. Если её вычислят – пеняет на себя. Это уже не наши проблемы.

Мы тихо подъезжаем, останавливаясь около машины, в которой сидит она и смотрит в панорамное окно магазина, где кассир упаковывает товары покупателей в бумажные пакеты. Маленькая куколка напугана. Ясное дело, что никогда не совершала пусть и мелкое, но преступление. Только что-то мне подсказывает, что в своих грехах она каяться не собирается, а значит, готова следовать установленным правилам.

Долли первая замечает нас, сидящих на мотоциклах, вздрагивает и лихорадочно приглаживает волосы – даже перепуганная до чёртиков пытается сохранить привлекательность. Мы машем ей, и Дэрэк, оторвавшись от седла, указывает рукой с крепко сжатой между пальцами сигаретой на окно магазина. Он намерен образумить девчонку и немедля принимается похабно растирать ладонью свою ширинку, объясняя жестом, что в записке был пункт о наказании за непослушание.

Она, стыдливо прикрыв глаза, накидывает на голову капюшон, затем выбирается из тачки. Всё-таки готовилась, знала, что придётся делать. Послушная рабыня.

Долли перебегает дорогу и заходит в маркет, скрываясь за высокими стеллажами. Мы с парнями шутим и веселимся пока ждём нашу неопытную маленькую воровку. Эта ночь полностью в нашем распоряжении. Предвкушение бежит по венам, адреналин начинает разгонять по ним кровь. Это самые непередаваемые ощущения, которые я когда-либо испытывал.

– Может, зайдём и отвлечём мужика? А она незаметно прошмыгнёт на улицу? – Джеймс немного нервничает, самый адекватный пацан среди нас. Лучший ученик, самый желанный красавчик класса, может быть, и всей школы.

– Нет, она его выполнит сама, – Дантэ почти рычит от злости. Не любит ждать, это не его сильная сторона. Самый опасный в нашей банде этот здоровяк. Скрытный и непредсказуемый. Что творится у него в голове, никто не знает. Но одно я знаю точно – своих никогда в беде не оставит.

– Она его выполнит, а если нет, то либо опозорится на весь город, либо её родителям поступит звонок от «Бобби» с приятными новостями, – говорю я, шпыняя камень как футбольный мяч.

– Всё в порядке. Рассаживаемся по местам, парни, – рассеивает напряженность Джеймс, и мы как по команде оборачиваемся в сторону магазина. Как раз в этот момент скукожившаяся Долли выбегает на улицу, наверняка, победно улыбаясь, в мыслях отрезает нам гениталии.

– Да кто подумает на такую куколку? Разве она может сделать что-то плохое? – делаю я вывод, наблюдая, как она, сев в машину, показывает нам бутылку шампанского и, глядя на нашу карточку с заданием, заводит двигатель.

Мы подбадриваем куколку оглушительным рёвом моторов и мчимся вслед за её тачкой.

Джеймс отлично управляет своим железным конем, я держусь за его кожаную куртку. С ним не страшно: хоть в ад, хоть в забвение. Джеймс чувствует мой восторг от быстрой езды. Он приподнимает корпус и переднее колесо вверх, имитируя качки. Я начинаю смеяться и прижимаюсь к его телу еще ближе. Возбуждение, желание, адреналин – все перемешивается внутри и распирает до предела.

Я хлопаю его по плечам и, аккуратно придерживаясь за них, встаю ногами на сиденье мотоцикла. Джеймс ведет ровно, я отпускаю его плечи и раскидываю руки в стороны. Сейчас мы с моим другом будто сливаемся в единый идеальный механизм. Он выкрикивает что-то людям на улицах, а я закрываю глаза и парю вместе с ветром.

Джеймс меня прерывает, сажусь на место, прижимаюсь к его спине и отдаю себя моменту.

Долли наконец-то находит нужный дом и осторожно заезжает во двор. Интересно, что такого она родителям наплела, что те с легкостью отпустили её на всю ночь? Может, наша куколка не такая уж и невинная…

Девчонка оставляет машину открытой и заходит в дом, а мы с парнями идём на второй этаж, ожидая её в соседней комнате. Она слишком долго ищет телефон с фонариком в подвале, но в итоге не предпринимаем попытки пойти проверить, что она там учудила, так как ступеньки начинают слегка поскрипывать под тяжестью её тела. Через несколько секунд девчонка появляется на пороге нужной комнаты. Ориентир не теряет даже в кромешной темноте и в неизвестном месте. Может, страх заставляет делать всё так, как мы того желаем? Старается не злить и не вводить нас в заблуждение. Отличная тактика.

Куколка отходит к окну, показывая нам мобильник, экран которого отражает уличный тусклый свет. Бутылку шампанского трясущейся рукой протягивает следом.

– Малышка, ты умница. Выполнила все задания, теперь тебя ждет поощрение от нас, – Дэрек, немного меняя интонации голоса, провоцирует ее.

– Кто вы? Зачем вы это делаете со мной? Прошу, не надо… – Катрина разворачивается, опираясь на угол подоконника.

– О-о-о-о, как же мне знакомы эти заученные слова неприкаянной жертвы, – саркастично смеется Дантэ.

– Детка, тебе не стоит бояться. Ты сегодня проведёшь со мной «незабываемую» ночь, ведь ты сама пищала о том, что хочешь меня, – отзывается Дэрек с намерением успокоить куклу.

– Что? Дэрек, это ты?! – он спешно подходит к ней и забирает из рук телефон с шампанским, протягивая их Джеймсу. Друг разливает игристое по бокалам, а затем предлагает один Долли. Та робко принимает угощение и, стукнувшись краешком о бокал Джеймса, залпом осушает жидкость.

– Иди ко мне, куколка, – Дэрек приподнимает свою маску.

– О боже, вы меня напугали. А что они? Будут рядом или… – она немного теряется, опасаясь того, что её мысли могут осуществиться. И вправду умница.

– Нет, только ты и я. Ты заслужила. Первая Долли – и такая послушная красавица, – Дэр гладит её по пухлым губам, которые она тут же раскованно облизывает.

– Отблагодари моих друзей, это все для тебя, – он обводит нас рукой.

Первый к ней подходит Дантэ и, сняв маску, безо всякого предупреждения засовывает ей в рот свой язык и за каких-то пару секунд доводит малышку до абсурда. Как он это делает, никто не знает, но девчонки не могут ему отказать. Это бесполезно. Он берет своё. Будущий вождь племени ада…

Долли стонет все громче, а Дантэ выпускает её из рук и, надев маску обратно, покидает комнату. Следующим быстро действует Джеймс: целует куклу взасос. Кажется, наша девственница-блудница вошла во вкус.

Когда подходит моя очередь лобызаться, я без прелюдий провожу языком по её шее и, прочертив влажную дорожку до распухших губ, резко вторгаюсь в её горячий рот. Это так странно, что мы делим одну на всех, оставляя в ней свой отпечаток. Своего рода клятва крепкой дружбы. Немного дурно оттого, что на языке остался привкус каждого. Будто я за раз решил распробовать три разных сочетания: горькое, сладкое, острое. Мгновенно вырабатывается рвотный рефлекс. Только заблевать её осталось для целостности картины.

Малышка прикусывает свои покрасневшие губки, а я, сдерживаясь, чтобы не сплюнуть неприятный сгусток прямо ей под ноги, подмигиваю Дэреку и оставляю их веселиться. Слава грешникам, пока без меня.

Мы с парнями катаемся почти до рассвета по городу и выкрикиваем разные лозунги типа «дыши или умри», «дьявол правит», кошелёк или жизнь», нам удалось собрать немного сладкого от прохожих.

Заезжаем на вечеринку к нашему знакомому. Они уже на вершине празднования Хэллоуина. Девчонки в разных костюмах и парни срываются с надувных горок в маленькие бассейны, наполненные то ли желе, то ли похожей на что-то неприятно вязкое красной жидкостью. Мы берём пару пластиковых стаканчиков и располагаемся на диване в гостиной, здесь орёт музыка, и вовсю снуют костюмированные тела, танцуют страшно-красивые куколки.

– Парни, выпьем за нашу первую победу! – я поднимаю свой стакан, и мы чокаемся, разливая на пол какую-то странную жидкость, похожую на малиновый или клубничный пунш, а может, и газировку.

– Следующий год будет ещё интереснее. Долли расскажет и подготовит всех, они захотят участвовать, будут мечтать оказаться на месте нашей первой жертвы, – Джеймс ободряюще сжимает мне плечо.

– Мы докажем каждой и накажем каждую, кто будет себя плохо вести, – Дантэ озвучивает наши планы. Хаос настигнет всех без остатка. Именно в эту ночь.




Глава 9




Кэлебу 18 лет




«Когда ты долго смотришь в темноту – «Тьма» смотрит на тебя в ответ»



Никогда не понимал отца, он давно уже вырос из возраста игрока, но до сих пор его глаза загораются всякий раз при виде красивой куклы, что случайно попадается ему на пути.

Мальчишки не играют в куклы, подумаете вы. В пластиковых Барби – нет, но есть живые куклы. С ними играть намного интереснее. Особенно взрослому мужчине, который притягивает внешне, вдобавок имеет кошелек с золотой картой и хороший бизнес по перекупке земель местных фермеров.

Лестер Холл – один из богатеньких везунчиков города Шеффилд, что находится в графстве Саут-Йоркшир, Англия. Он рос сыном бизнесмена, который ушел из жизни рано, отравившись каким-то сладким батончиком. Смерть настолько нелепая, что о моем дедушке никто не вспоминает. Бабушка тоже рано умерла.

Лестеру достался дом и бизнес отца уже в двадцать пять лет. Он быстро женился на первой красотке тех времён, и вскоре на свет появился я.

Как я уже рассказывал, моя мать долго не продержалась в этом браке и уехала в другую страну буквально автостопом, оставив меня на отца.

Её предательство зацепило меня и посеяло свои ростки, эти ростки со временем дали плоды. Это была ненависть ко всем ничтожным людям, каждый человек в моих глазах мог стать уродом. Каждый, кто не понимал меня.

Тьма поглотила мое внутренне я.

Я не хотел этого. Нет.

Но тьма выбрала меня.

И еще троих парней из этого странного, чокнутого городка.

Нас запомнят, нас боятся, нас хотят… Тьма питает наш адреналин, мы любим веселиться.

– Кэлеб! Ты уже встал? – отец кричит с первого этажа, он уже задрал меня со своими правилами. Не нужно было приезжать домой на выходные. В пансионе гораздо спокойнее. Никто не проедает мозг до костей.

– Да! Отвали! Я сам доберусь! – выкрикиваю в приоткрытую дверь. Хлопаю с такой силой, что она начинает вибрировать и чуть не слетает с петель.

– Если снова опоздаешь, тебя выкинут из команды! Ты знаешь, какой исход тебя ждет, если мне опять позвонят на счет твоих развлечений! – он продолжает орать, распаляя мой гнев. – И не забудь покормить Спайка! – отдаляющийся крик выводит меня из себя. Взяв лампу со стола, швыряю ее в противоположную стену.

Ничего не ответив в отместку, морщусь от злостного хлопка входной двери и, подойдя к окну, наблюдаю, как его внедорожник скрывается за поворотом.

Мои развлечения – ничто по сравнению с кукольными играми отца. Да пошел он. Такой же больной на всю голову, как и я… Яблоко от яблони…

Ненавижу…

Быстро одеваюсь и сбегаю по ступенькам вниз, прихватив с собой спортивную сумку. Я лучший пловец в школе по вольному стилю. Постоянные тренировки помогают мне справится с выбросами адреналина. Вода успокаивает. Я перестаю слышать гул, что создает окружающее меня общество.

Это мой последний год обучения в школе-пансионе Эмплфорт. Через пару месяцев мое совершеннолетие. Отец ждет от меня решения, какой путь я выберу дальше. Он не знает, что я хочу вместе с моим лучшим другом Джеймсом и его братом Дантэ поступить в наш местный институт. Их старший брат Дэрек уже второй год как обучается в Кембридже.

Мы живем на территории школы, но это не просто пансион, а школа-аббатство. Она занимает одну часть большого здания, в другой части которого живут монахи-бенедиктинцы.  Они играют в этой школе не последнюю роль: некоторые ведут учебные предметы, некоторые прикреплены за домами для проживания и отвечают за воспитание и духовное наставничество студентов.

А так как мы с друзьями любим развлечения непохожие на духовное просветление, это всегда чревато последствиями. Приходится скрываться за масками и черными одеждами. Ведь уже третий год как в ночь Хэллоуина мы с друзьями открываем охоту на Долли. Это, пожалуй, наше самое интересное развлечение за последнее время. После этой ночи разгребают последствия и замаливают грехи еще долгие годы.

Но этот год особенный. Мы в выпускном классе старшей школы. Эта игра будет последней. Поэтому мы с парнями должны продумать праздник и выбрать лучшую куколку-девственницу для той самой порочной игры под названием «Наказать и Доказать».

Я насыпаю полную миску корма для Спайка, тереблю своего слюнявого золотистого ротвейлера. Он смотрит на меня своими грустными четвертаками, когда я хватаю сумку и, перекинув её через плечо, направляюсь к выходу.

Мой пёс сильно скучает, но мне нужно ехать, скоро тренировка. Обнимаю ещё раз пса и кидаю свои вещи на заднее сиденье моей крошки. Придётся добираться быстро, чтобы не опоздать. Педаль газа в пол – и меня не остановит даже смерть. Но правила в центре и его светофоры все же ненадолго меня тормозят.

Открыв окно на светофоре в центре, снимаю очки и подмигиваю женщинам лет сорока, что переходят дорогу. Они, разрумянившиеся, лукавыми взглядами провожают мою тачку. Это так забавно – наблюдать, как я могу заползать в их мысли будто змей-искуситель. Неспроста нас изгнали из рая, было за что.

Попетляв по пожелтевшим полям, паркуюсь на стоянке, не теряя времени на пропуск. Парни, что работают в охране, меня хорошо знают.

Взяв сумку, бегу в главный холл. По лестнице пересекаю мужское крыло и забегаю в свою комнату. Мои вещи, что я оставил разбросанными, сейчас ровной стопкой ожидают хозяина на кровати. Обычно в моей комнате черт ногу сломит, но мне так удобно. Привычно. На самом деле, все вещи валяются на своих законных местах. Перевожу свой взгляд на письменный стол и хватаюсь за волосы.

Выстроенные идеально в линию, все учебники и комиксы смотрят на меня корешками. Такой порядок могла навести только она. Моя Вайолет Томпсон. Девочка, что была мне всегда верным другом с двенадцати лет и осталась им по сей день. Вайолет – моё исключение из правил.

Правда, она выросла, и мы редко с ней проводим время вместе. В последний раз в этом году мы виделись пару месяцев назад, я имею в виду, в свободное от учёбы время. Это было на её день рождения.

Мы были у Лео, готовили его дом к зиме, забивали его склад едой и всем остальным, что нужно старику, чтобы пережить суровую зиму. Я скупил больше двухсот банок разных консервов, чтобы ему хватило до весны. Мы редко к нему теперь выбираемся, а сам он со своей нерабочей ногой не покидает дом.

В день совершеннолетия Вайт Лео подарил ей браслет, который он хранил после смерти его любимой девушки. Она погибла в походе, сорвалась с утеса. Лео рассказывал, что это случилось, когда им было по двадцать пять, после он не полюбил ни одну, девушка Энн навсегда забрала с собой его сердце.

Вольт, как обычно, расплакалась, растроганная такой грустной историей и подарком, и пообещала никогда не снимать его с руки, а я смотрел на них и не понимал, как можно отдать свое сердце кому-то. Я не любил никого и никогда, это моё решение, моя судьба. Меня ведь и без того всё устраивает. Любовь – это привязанность. А я не цепной пёс, чтобы принудительно оставаться верным.

Я же подарил ей в тот вечер золотые серёжки, соврал, что белые камни – это обычный цирконий, на самом деле это были бриллианты, но она не приняла бы столь дорогой подарок, поэтому пришлось схитрить.

Вольт тогда ещё как-то странно на меня смотрела, она что-то искала в моих глазах, но я не придал этому значения. Она мой друг. Должна знать, что я дорожу нашими отношениями.

Из середины аккуратно сложенной башни вытаскиваю свою черную майку и, глядя, как рушится вся эта сложная конструкция, на прощание небрежно кидаю свою куртку на стол. Все комиксы веером разлетаются по полу.

Что ж, прости, Вольт, неуклюжий я, всего лишь пытался взять необходимую вещь. Не стоило наводить тут свой идеальный порядок, девочка.

В раздевалке меня уже ждут друзья. К нам обычно никто не подходит, все знают, что мы держимся одной командой бесславных ублюдков.

«Первое правило клуба – никогда не упоминай о клубе».

Я скидываю одежду в шкафчик и, взяв очки, выхожу ко всем. Тренер с усердием дует в свисток, за что-то отчитывая одного из парней. Я же иду к своим двум идолам. Девчонки, стоящие рядом с ними, как обычно, пищат и вываливают свою грудь напоказ, а вот моя скромная подруга держится подальше от всех. В своём закрытом красном купальнике она выглядит намного сексуальные, чем эти доступные девицы.

Она пересекается своими серыми глазами с моими, а там темнота, что поглощает её целиком. Она искушает меня, чёрт возьми. Но я верю ей, верю, как своим лучшим друзьям. Она никогда меня не подведёт, а значит, и я её не имею права предавать.

Вайт подмигивает мне и не дожидаясь моей реакции ныряет под воду. Она плавает отдельно на самой крайней дорожке.

Усмехнувшись непристойным мыслям, я надеваю очки и разминаю плечи, готовый показать тренеру лучший результат. Заслышав свисток, я плавным движением ухожу под воду. Отдаю себя стихии, меня не остановить. Быстрее всех доплываю до другого конца и, оттолкнувшись ногами от стены, плыву обратно. Ускоряясь, теряю время на глубокий вдох и снова погружаюсь в водную гладь.

Меня будто выкидывает из сознания. Перед глазами я вижу странную, размытую картину. Вайолет кричит, будто пытается вытолкнуть из груди моё имя, утопая в глубокой темноте. Она борется сама с собой и пытается дотянуться до меня, но её всё глубже затягивает в пропасть, как в пасть голодного хищника. Я забываю, что с головой погружен в воду и открываю рот, чтобы позвать её, как меня резко тянет назад, и я со всей дури врезаюсь затылком в стену, от которой не успел далеко отплыть. И отключаюсь.

Резкая вспышка боли заставляет широко распахнуть глаза. Сквозь мутную пелену я с трудом различаю весёлые морды своих друзей, склонившихся над моим бездыханным телом. Бездыханным. От жадности начинаю часто хватать ртом воздух, отчего легкие начинают неистово гореть, будто их зажарили на костре.

Джеймс и Дантэ с моим тренером справляются о моём самочувствии. Из моей груди вырывается лишь сдавленный полувздох-полухрип. Джеймс делано показывает мне два пальца, а я отвечаю в шутку, что вижу шесть. Они начинают дружно ржать надо мной, поочередно пихаясь кулаками в моё плечо. Поднимаюсь с пола и, показав им средний палец, неустойчивой походкой направляюсь в раздевалку.

Голова болит, шум в ушах стоит столбом, и чтобы не упасть ничком, опираюсь рукой о стену. Кое-как приняв теплый душ, бреду в комнату той, что меня чуть не угробила. Посетила мои мысли слишком невовремя, да ещё в качестве жертвы –героини из фильмов ужаса.

Звоню ей, чтобы дверь мне открыла. Тотчас звучит характерный щелчок.

– Ты как? В порядке? – клюнув носом в дверной проём, она с облегченным вздохом запирает замок, – я видела, как тренер с парнями вытаскивали тебя из воды. Ты был без сознания, – Вольт немного взволновано расспрашивает меня о случившемся инциденте. Только не догадывается, что это в какой-то степени её вина.

– Предстало такое видение, что ты оказалась в беде, – без капли преувеличения и сарказма рассказываю я, проходя вглубь комнаты. – Ты будто в бездну падала, а она тебя беспощадно поглощала. Я хотел помочь, но сам оказался беспомощным.

Я обессиленно ложусь на кровать, не моргая смотрю в потолок, где мне мерещатся кружащиеся в тонком кольце белёсые звездочки.

– Что? Какое ещё видение, телепат? Кэлеб, ты, видимо, знатно ударился башкой о стену… – издав тихий смешок, Вольт садится рядом со мной. Она в тонкой белой майке с ажурной горловиной, будто её ободрали где-то в подворотне. Нужно накупить ей вещей, а то ходит в каких-то несчастных огрызках. Она всегда была достойна только лучшего.

Мой взгляд застывает на её округлых бедрах, она тут же скрещивает ноги в позе лотоса, отчего ткань коротких льняных шортиков оттопыривается и открывает доступ к её беленьким трусикам. Меня вдруг бросает в жар, от которого оживает мой мирно лежащий дружок снизу. Как обуздать желание прикоснуться к внутренней стороне её бедра и ощутить тепло нежной кожи? Чёрт. Я попал. Жёстко так попал!

– Не знаю, может, ты и права. В последнее время я часто бываю не в себе. Этот год мучений, к счастью, последний. После выпускного мы все разъедемся, – перемещаю взгляд на её лицо. Красивая она. Чертовски красивая.

– Так ты об этом беспокоишься? – она заботливо проводит рукой по моим волосам и зачесывает назад мокрую чёлку своими тоненькими изящными пальчиками. Хочется прижаться губами к её теплой ладошке.

– Я хочу, чтобы мы не расставались. Это важно. Мы вместе столько лет. Наша дружба – нечто особенное в этом дурном мире.

– Мир прекрасен, Кэлеб, ведь в нем есть ты.

Романтизирует что ли? Чего ради?

– Этого может быть мало. Я не смогу тебя защищать по ту сторону жизни. Ты поступишь в колледж и станешь девушкой какого-нибудь лживого черта, а после он тебя использует и кинет. А я не смогу постоять за тебя, – от удивления её красивые серые глаза широко распахиваются, а на чувственных губах блуждает мягкая улыбка.

– Я справлюсь, тебе больше не стоит беспокоиться обо мне. Я выросла и не совершу тех ошибок, что остались в далеком прошлом, – Вольт едва заметно вздрагивает и отворачивается от меня.

Она права – мы изменились, тех мальчика и девочки с озера уже давно нет.

– Кэлеб, знаешь, я хотела тебе сказать, меня давно это гложет, практически разрушает изнутри… – она резко соскакивает с кровати, отходя к подоконнику, садится на него, задумчиво всматриваясь вдаль.

Я поднимаюсь с кровати и подхожу к окну, за которым разглядываю вечерний пейзаж. Небо кажется таким низким, будто соприкасается с землей. Как мы с Вольт. Вроде, мы рядом, но так далеко…

Сцепляю руки на её коленях, а она рефлекторно начинает отбиваться. Всегда так бурно реагирует на мои прикосновения, это из-за тех мудаков, что хотели изнасиловать ее… До сих пор во мне не угасает желание найти их и убить.

Я пытаюсь показать ей, что не сделаю больно. Мне она может доверять. Рассматриваю её шрам под правым веком, обводя его контур подушечкой пальца. Мы были детьми, а я и тогда не смог её защитить от того бешеного пса. Не успел.

Долгое время не мог простить себя после случившегося.

– Говори… ты же знаешь, твои секреты я унесу в могилу.

– Знаешь, я… М-может, лучше поговорим на выходных? Мне нужно будет уехать домой, у отца проблемы на работе, и они с мамой уедут до утра, мы могли бы… – снова запнулась она, нервно дергая коленом, на котором я не спешил расцепить скрещенные в замок пальцы, – как и раньше, устроить ночные посиделки… что скажешь?

Она что-то скрывает, её глаза мечутся по всему периметру комнаты, лишь бы не столкнуться с моим требовательным взглядом. Никогда не видел ее такой неуверенной…

– Отлично, я заберу тебя в пятницу после уроков. Поговорим о том, что тебя так сильно беспокоит. Я волнуюсь, ты же знаешь? – нежно провожу костяшками по её скулам, она улыбается, но я понимаю, что только для отвода глаз изображает непринужденность. Чем вызвана ее грусть, мне только предстоит узнать.

– Я буду ждать тебя у остановки на повороте, чтобы никто не заметил, что я сажусь в твою машину.

Закатываю глаза и обнимаю её за плечи, шепча на ушко:

– Помнишь, что мне плевать на всех?

– На всех, кроме меня и братьев Кинг. Я помню.

– Верно подмечено, Вольт. Ты у меня умная девочка.

Почти с мясом отрываю себя от хрупкого, желанного тела и ухожу прочь.




Глава 10


Вайолет

Когда я думаю о Кэлебе, внутри нет бабочек, как у многих девчонок. У меня скорее наоборот, все внутренности, а особенно сердце, пытаются сражаться с темными мыслями-бесами, дабы найти ответы на вопросы: «Как жить без него?», «Что будет, если рассказать ему о своих чувствах?», «Любит ли он меня так же, как и я его?», «Оставит ли он меня в живых после моего признания?»

Ответов нет, потому что Кэлеб непредсказуем, он держит все в себе. Я сама затеяла поиски ответов, пригласив его на выходные, только мне до боли страшно потерять его. Может, надо было держать язык за зубами и дальше, но этот год, действительно, последний для нас. У меня может и не быть другого шанса.

Мое сердце, моя душа принадлежат ему, пусть он узнает об этом. За последние два года он почти не общался со мной. Те редкие вылазки раз в несколько месяцев меня уже не радуют, а только расстраивают, потому что он не приходит ночевать и не позволяет себе больше прикасаться ко мне, пусть и как к лучшей подруге.

Девчонки в школе постоянно шепчутся, что он и его короли побывали в комнатах почти у каждой. Они пищат и обсуждают самый долгожданный праздник года, и это не Новый год или День благодарения, это Хэллоуин, так как у тех, кто еще не добрался до нижней части тела наших сексуальных парней, разгорается надежда. Все знают, что это они под масками в темной одежде.

Я догадывалась, что среди них Кэлеб, но недавно случайно заглянула в его телефон и, увидев там переписку с Джеймсом, сложила все собранные факты как дважды два. Моё удивление длилось недолго, потому что это было вполне в духе Кэлеба. Плохой, замкнутый и вероломный. Он вместе с парнями искал следующую Долли для игры «Доказать и Наказать».

Признаться ему – моя последняя попытка сохранить «нас», либо после он вычеркнет меня из своей жизни. К тому же я не теряю надежды на то, что остается маленький шанс на его взаимность. Всю неделю я нервничала и готовилась к выходным.

В пятницу после уроков бегу в душ и на всякий случай готовлю душу и тело для Кэлеба. Знаю, что глупо надеяться, но эта крепкая вера сидит во мне с утренней молитвы.

Натягиваю на себя джинсы с серой кофтой, набрасываю на плечи куртку и, держа в одной руке беретку, складываю в рюкзак запасное белье и теплые вещи. Тихонько выбегаю через главный холл, заворачивая за угол стены, покидаю дом. Пересекаю поле и остаюсь ждать его около остановки, как и договаривались.

Машина Кэлеба выезжает из-за угла, и как только он притормаживает, я быстро юркаю в салон, захлопываю дверцу, а затем плюхаюсь животом на задний диван.

Кэлеб, смеясь, качает головой из стороны в сторону, издеваясь над моими шпионскими заморочками. Пускай издевается дальше! А я вот не хочу, чтобы все шептались, что я очередной его трофей, может, ещё хуже, подумают, что я сама напросилась. Вообще-то, так и есть, я пытаюсь ему открыть свое сердце, только ведь беда в том, что оно давным-давно принадлежит ему вместе с душой и телом. Я обречена.

– Вольт, иди сюда, – он настойчиво хлопает ладонью по пассажирскому сиденью.

– Нет.

– Перестань! Твоя трусость начинает меня бесить, Вольт. Мы с тобой уже не дети, чтобы в прятки играть и бояться малейшего шороха.

– Мне восемнадцать, а тебе только через полтора месяца, – ехидно замечаю я. – Меня могут посадить за грязные… – принимаю сидячее положение и, до боли прикусив щёку изнутри, думаю про себя: «Вот, что я несу?! Идиотка на всю голову!»

– За какие еще грязные… что? Ты что-то скрываешь от меня? – Кэлеб со злобой улавливает мой взгляд в зеркале заднего вида.

– Не важно, я не то имела в виду, – я устало откидываюсь затылком на подголовник, чтобы крепко зажмуриться. Не хочу врать, глядя ему прямо в глаза. – Прости. Ерунду сморозила.

– Ты расскажешь мне сегодня все, иначе я тебя накажу, – он усмехается, а затем с напускной строгостью добавляет. – Плохая ты девчонка.

Воздух кончается в легких, я пытаюсь дышать ртом. Пылающие щёки выдали бы моё состояние, если бы не тёмное небо за окном.

Мне удаётся немного подремать, пока мы едем в сторону моего дома.

– Держи, – Кэлеб протягивает мне два увесистых пакета с продуктами.

Когда он успел закупиться? Я так крепко спала в машине, что ничего не учуяла?

– Спасибо. Родители уже смылись… может, останешься? – смотрю на него с надеждой, а сама мечтаю, чтобы он дал мне время подготовиться.

– Мне нужно заехать домой, покормить Спайка и прокатиться по делам. Давай я приеду к вечеру? – предлагает услужливо, и я облегченно выдыхаю. Медленно ступаю по каменной дорожке, ведущей к дому. Кэлеб сигналит мне напоследок, а затем, словно бешеный, ударив по газам, срывается с места.

С тоской разглядываю наш двухэтажный дом, что уже начал разваливаться и покрываться снаружи плесенью. Не люблю здесь бывать, но выхода нет. Родителей не будет до утра, но даже когда они бывают дома, мы не общаемся, нам просто не о чем говорить. Я учусь и хочу поступить в колледж, мне нужно выбраться и свалить из этого захолустья как можно скорее. Пробегает мысль, что Кэлеб Холл заберет меня, но эту мысль я каждый раз давлю в себе как пойманного таракана, чья жизнь зависит от рук ловца, в плену которого он оказался.

Трачу почти три часа и без того ограниченного времени, чтобы убраться в комнате и немного навести порядок в доме. Готовлю нам на ужин простые спагетти с сыром, он купил много всего, но я не сильна в кулинарии.

Второй раз за день иду в душ и намыливаю свое тело, почти сдирая кожу в кровь. Плевать. Не чувствую физической боли. Волнуюсь дико! Мои действия выдают нервозность, но, не обращая внимания на своё психологическое состояние, я готовлюсь к пришествию моего личного дьявола. Он разорвет меня на куски, но перед этим помучает, истерзает и бросит в преисподнюю.

Сижу на подоконнике в своей комнате. Фары его машины замечаю еще с пригорка, на что мое тело начинает странно реагировать. Бросает то в жар, то в холод, только бы не спалиться раньше времени. В моей комнате выключен свет, разноцветные фонарики дарят уют, танцуя причудливыми бликами на потрескавшейся лакировке старой деревянной мебели.

Кэлеб по привычке забирается на пристройку дома и пробирается к моему окну. Я спешно распахиваю раму, позволяя любимому мальчику вторгнуться в моё личное пространство.

– Привет, Вольт, ждала меня, думая о непотребствах? – вот так обыденно спрашивает, принуждая меня чувствовать неловкость. Как таким управлять вообще?

– Что? Нет! – натягиваю на лицо улыбку, слабо скрывающую моё волнение. – Я приготовила ужин, отведаешь вместе со мной?

– Спасибо, но я не голоден. Поел с отцом в гостях у тех… чёрт, как их там?! Помнишь, я тебе рассказывал о Кристин? – меня передергивает от воспоминаний, но я просто киваю.

– Тебе она вроде не нравилась? – это не ревность во мне разыгралась, в этом он признавался на самом деле. Эта выгодная партия ему неприятна.

– Она нравится моему отцу и, кажется, я ей тоже, поэтому они твёрдо решили породниться семьями. Но ты ведь прекрасно знаешь мое мнение на этот счет? – он поднимает свою густую черную бровь, а я теряюсь во взгляде тёмном, что манит меня пустотой. Так страшно хочется потеряться в нём. Снова.

– Ты сам вправе решать за себя. И отец тебе не указка, – сглотнув ком в горле, отвожу глаза в сторону. Так легче дышится.

– Правильно, вот всегда поражался тому, как ты меня понимаешь. Будто мы одно целое. Я благодарен судьбе за то, что подарила мне тебя. Наша дружба мне дороже собственной жизни, – Кэлеб, словно тот тринадцатилетний мальчишка с хулиганистыми замашками, подхватывает меня под попу и, покружившись в воздухе, падает спиной на мою кровать.

Я лежу на его груди, и мое сердце стучит как сумасшедшее. Можно ли вот так исчезнуть или раствориться в воздухе, телепортироваться в мир, где существуем только мы вдвоем? Где будем только мы и голые инстинкты. Еще чуть-чуть, и я сорвусь. Нужно держаться изо всех сил, этому демону рядом нужна сильная девушка, слабых он пережёвывает и выплевывает как потерявшую вкус жвачку. Вопрос, как стать сильной? И побыстрее, мои жизненные минуты на исходе. Пошел обратный отсчет.

Он поворачивает голову вбок, смотря в мои глаза, а после – на губы. Вжик, и я вспыхиваю в его объятиях как спичка. Открыв рот, пытаюсь придумать, что делать дальше, но погружаюсь в его расширившиеся зрачки, поглотившие темную радужку вместе с моим рассудком. Схожу с ума, как хочу поцеловать его в губы. Вовсе не по-дружески!

– Что ты мне хотела рассказать, Вольт? – он проводит языком по своей нижней губе, а меня будто ветром уносит в сторону, и я падаю на прохладную постель, приятно остужающую открытые участки моей кожи. Убираю волосы за уши и подставляю локоть под голову, делая вид, что внимательно его слушаю и совсем ничего не хотела говорить. – Я для чего здесь? Да что с тобой происходит?! – он практически рявкает на меня, отчего мое тело покрывается испариной.

– Я не знаю, как это сказать… Мне сложно. Не повышай на меня голос, – провокационно вскидываю брови, чтобы казаться уверенней. Почему с ним я не могу себя вести как с остальными, что меня вечно задирают? Всегда могла дать отпор, даже дралась с парнями пару раз, когда меня в очередной раз обзывали оборванкой. Но только не с Кэлебом. С ним я становлюсь трусливой и уязвимой, и причиной тому является его заботливое отношение.

– Говори уже хоть как-нибудь! – снова угрожающий и властный тон.

– Обещай, что не оставишь меня! Никогда! Ты мне очень нужен! – выкрикиваю от нервов, вся выдержка покидает меня со слезами, что скапливаются в уголках глаз.

– Что? Да что произошло? – он не на шутку взбешен. Спрыгивает с кровати и начинает расхаживать по моей комнате, словно зверь, загнанный в клетку.

Я набираю больше воздуха и зажмуриваюсь, делаю два глубоких вдоха и, открыв глаза, подхожу к нему. Кэлеб не останавливается, поэтому я хватаюсь за ворот его майки. Он смотрит сначала на мои пальцы, сжимающие ворот, а затем в мои глаза.

– Я люблю тебя. Как парня, больше, чем друга. Прости, пожалуйста… – вот и все, я призналась. Подписала себе смертный приговор.

Прямо сейчас я сгораю заживо в его черных глазах, он будто застыл или ушел в транс, только трепет его густых ресниц и бьющееся сердце отвлекает от угнетающих мыслей.

И тут я делаю то, что меня окончательно испепелит. Я поднимаюсь на носочки и целую его. Он не отвечает, я облизываю его горячие губы языком и снова имитирую поцелуй. У меня нет опыта даже в этом. Первый поцелуй я сама же ворую с губ Кэлеба Холла. Это было неизбежно, когда-то в любом случае это бы произошло, это то, что вырвалось из моего внутреннего мира.

Отпускаю его майку, смятая ткань остается в таком же положении, я слишком сильно сдавливала ее. Отхожу на пару шагов и трогаю свои горящие губы, осмеливаясь не отводить взгляд от его глаз. Секунды идут, а глаза Кэлеба все больше заполняет тьма. Сейчас в этот временной промежуток, в этом месте решается судьба моей дружбы с самым важным человеком в моей жизни. Нет, это не родители, это именно он. Мой темный, таинственный принц.

Зрачки Кэлеба сужаются за пару секунд, что я пытаюсь сопротивляться его бездне, он кривит губы в усмешке, и я понимаю, что это – всё. На этом всё закончится. В нем нет того, чего я ждала, вера сгорает внутри меня сегодня.

– Ты предательница, Вайолет Томпсон! Я никогда не прощу тебе этого! Только не тебе! Мать твою! Вольт! – он с каждым словом повышает голос до рева и крика. Я похоронила нашу дружбу этим вечером. Он без сомнения бросит меня на съедение псам, а я больше не смогу вернуться обратно. Погибну…

– Я не сделала ничего плохого! Только была честна по отношению к тебе, почему ты так со мной обращаешься?! – дергаюсь в его сторону, но он выставляет свои руки, отчего я отклоняюсь, чуть ли не падая назад.

– Ты такая же, как и они все! Как твоя мать! Рожденная кукла! – он мерзко произносит эти слова, намеренно причиняя мне боль.

– Не смей! Нет! – кричу на него, вскидывая руки, закрываю глаза и мотаю головой в протесте.

– Да! Ты ведь догадывалась об играх моего отца и твоей мамочки? Вы живете до сих пор в этом доме только благодаря ее небывалой щел… щедрости! Как тебе, Вольт? Знать правду, о которой ты сейчас кричала? – что такое боль в данный момент? Меня медленно, плотоядно убивает мой лучший и единственный друг.

– Заткнись! Это же вранье! – над моим жалким выпадом он начинает смеяться, а я нахожу в себе силы признаться, что мама и вправду играла в игры с его отцом. Я не хотела думать об этом. Никто не хочет знать таких подробностей о своих родителях.

– О, крошка, да ты познала боль этого грёбаного мира! Так вот, это всего лишь игры в куклы. Они сами решают играть или нет!

– Немедленно закрой свой рот! – во мне рождается агрессия и злость, что рвется из глубин.

– Хочешь меня? Давай, Вольт! Сделаем это?! Станешь моей очередной куклой! – он кричит, срывая голос. Его глаза слезятся, как и мои. Ему больно. Он растерян. Я предала его.

– Нет! Хватит, Кэлеб, прошу, хватит! Не рви мне душу! – я падаю на колени и начинаю рыдать взахлеб. Появляется желание провалиться в чистилище, на все круги разом, чтобы не видеть и не слышать любимого.

– Ты пожалеешь! Отныне ты – никто! Слышишь, Вольт? Ты – никто! Пластиковая кукла, которую я сломаю и выкину! Ты сама сделала это с нами! – он подходит ко мне, закрываю лицо и прижимаюсь к полу, боясь, что он раздавит меня как насекомое.

Кэлеб отступает к моему письменному столу и переворачивает его. Книги и лампа летят на пол, затем он выскакивает из комнаты, громыхнув дверью так, что она повисает на одной петле изувеченная, как и я, силой этого дьявола. Уже не моего дьявола.

Я ползу к окну и с горечью наблюдаю, как моя любовь, мое сердце и душа покидают мой мир вместе со светом фар машины Кэлеба. Сползаю по стенке и ухожу в себя, жалея, что не сохранила нашу дружбу. Можно ли любить? Ответ – нет. Любовь погубит все лучшее и останется от неё лишь никчёмная оболочка, неспособная защитить твои былые чувства.




Глава 11


Вайолет

Ночь Хэллоуина…

Я бегу со всех ног по темноте, через лес, что отделяет жилую зону от здания старого театра оперы. Дорогу освещает только луна. Я слышу лай собак позади себя.

Они пустили адских псов вдогонку.

Гонят меня как зверька, что должен угодить в их опасный капкан.

Сухая трава цепляется за края моих джинсов и потертые старые кеды. Чувство самосохранения работает на пределе своих возможностей.

Черт, это все он, надоумил всех остальных.

Именно он.

Хочет наказать меня.

Только он знает, что я боюсь собак с детства.

Третий год в празднование Хэллоуина четверо самых безбашенных, порочных и желанных парней города Шеффилд – нашего богом забытого места существования – играют в игру «Наказать и Доказать».

Они выбирают жертву – невинную девушку, куколку, нарекая её Долли. Многие мечтают оказаться на месте Долли. Многие, но не я.

Дело в том, что я – Вайолет Томпсон, знаю, кем является эта четверка демонов тьмы.

Один из них – мой самый лучший друг с детства – Кэлеб Холл. Парни никогда не говорят никому, что именно они и есть те четверо в масках и чёрной одежде, кто держат девчонок на грани в эту сумасшедшую дьявольскую ночь.

Как-то раз я случайно увидела переписку в телефоне Кэлеба Холла. Он обсуждал с братьями с королевской фамилией Кинг – такими же, как и Кэлеб, чокнутыми парнями нашего города – кто будет их очередной жертвой, и придумывали задания для ночи Хэллоуина.

Самый старший из них – Дэрек Кинг, средний Джеймс и его двойняшка, младше Джеймса на 2 минуты, но, пожалуй, самый желанный, он же – секси-дьявол всего женского пола – Дантэ Кинг.

Они абсолютно разные внешне, но так крепко связаны братскими узами, что их союз ещё никто ни разу не смог нарушить.

Дэрек уже поступил в университет, а вот Джеймс, Дантэ и Кэлеб учатся в выпускном классе вместе со мной в старшей школе Эмплфорт.

Долли было уже две на моей памяти, по одной за два года подряд, в ночь, когда темные мысли могут не бояться наказания. Они выбирают одну из самых красивых девочек старших классов. Обязательный пункт – невинность.

Но с этим каждый год все сложнее. Парни слишком хороши, и все местные и заезжие девчонки сами лезут им в брюки. Мерзость!

Парни выглядят старше. Они сексуальные, дерзкие, настоящие бэдбои в прямом и переносном смысле.

Но я отношусь к ним по-другому из-за Кэлеба.

Он – моя боль, любовь, мой личный лимб. Я все свое свободное время с самого детства посвящала ему. Нет, я не из тех девчонок, кто вешается и делает намёки на нечто большее, чем просто дружба. Я как раз-таки умела держать наши с ним отношения на дружеской волне. Конкретная френдзона, но именно для меня. Если я отдамся ему, как и все, он поступит со мной так же, как и с остальными – просто вычеркнет из своей жизни. А поэтому я пыталась закрывать свои эмоции, прятать от него хотя бы сердце, так как душу я уже продала своему кровожадному дьяволу.

Кэлеб хороший парень и друг, он всегда помогал мне с любыми проблемами, при этом держа меня на расстоянии. Если дело касалось его друзей, то, конечно, он выбирал их. Они едины, четыре всадника тьмы.

Лай собак все ближе, я почти добралась до здания оперетты. Здесь никогда никого не бывает, здание заброшено и пустует уже много лет.

Говорят, здесь водятся призраки, но сейчас мне страшнее оттого, что задумали парни, выбрав именно меня своей Долли.

Эта ночь и игра – особенные. Они последние для всех. Мы ведь чертовы выпускники!

Я забегаю внутрь, закрываю дверь и, найдя на полу какую-то палку, засовываю её под ручку. А там, за дверью, собаки скребутся когтями о дерево, но попасть внутрь не могут. Сердце вот-вот лопнет от страха! Как быть дальше?! Я в западне!

Провожу пальцами по лицу, задевая шрам, являющийся главным доказательством моей фобии.

Оглядевшись в полумраке, придерживаюсь одной рукой за стену и делаю несколько шагов в узкий коридор, нащупываю в конце дверь и, навалившись на её поверхность всем телом, резко поскальзываюсь и падаю на пол.

Витражные окна отражают лунный свет, зал довольно просторный, скорее всего, рассчитан человек на двести. Массивные колонны сужают это величественное пространство, а подле противоположной стены вверх уходит трапециевидная мраморная лестница.

От созерцания помещения меня отвлекают насмешливые голоса, которые с каждой секундой становятся всё ближе и ближе. Чётко различаю своё недолгосрочное имя, отчего к горлу подскакивает тошнота. Мне муторно. Страшно и холодно. Легче умереть, чем… Не хочу произносить это вслух!

Это второй уровень. Я должна найти подсказку для третьего задания. Второе я выполнила, когда вторглась в дом совершенно незнакомых мне людей, чтобы украсть у них ожерелье, на которое мне указали парни.

Вы подумаете, что я могла отказаться выполнять их задания… И другие девочки, что были до меня, могли… Но парни тщательно подходят к выбору Долли и находят ту, на которую можно легко собрать компромат, а если его нет, то создают его сами.

Отказаться нельзя, потому что опозоренной на весь город никто быть не желает, тем более все жаждут побыть с ними наедине. Ещё не встречала ни одной, которая в здравом уме отказалась бы лишиться невинности с любым из этих чертят. Считай, сорвали свой джекпот…

Догадываюсь, почему они выбрали меня. Во-первых, я девственница, во-вторых, я предала нашу дружбу с Кэлебом, рассказав ему о своих чувствах. А в-третьих, у них, конечно же, есть компромат на меня. Я не святой ангел. Заслуги перед школой и родителями тоже имеются. Поэтому я решила, как и Кэлеб, принять участие в их игре, закончить её и похоронить нашу с ним дружбу.

Лестница приводит меня в коридор, здесь три двери, и снова лестница, что ведёт в самый главный зал со сценой для выступлений. Учителя рассказывали, что когда-то здесь выступали великие люди, но затем город затих, его окутало туманом, и жизнь стала протекать в обход нашего городка.

Слышу крики и смех парней. Они пытаются найти другой вход. Мне нужно успеть найти подсказку до моего обнаружения. Каждый промах ведет к наказанию. Моё мне озвучили сразу. Это был, конечно же, озлобленный на меня Кэлеб Холл.

Моё наказание – отсос у одного из них. Кто из них – решают они. Поэтому я шарю в тёмных углах каждой комнаты, не щадя свои руки и пальцы, для того чтобы найти хоть что-то. Бегу к последнему кабинету, здесь уже кто-то был до меня. Тускло, но горит фонарик, что был оставлен тут заранее. На столе, помимо старых сухих листьев, лежит телефон. Включаю дисплей, на нем загорается сообщение для меня:

«Твоё последнее задание, Долли. Спустись в подвал и найди комнату роз. Жди меня там. Эту ночь ты запомнишь навсегда».

Мои руки трясутся, слезы прорываются сквозь расшатанную плотину моего терпения. Я делаю все это только с одной надеждой, что он сделает со мной это сам. Я хочу верить, что он не закончит нашу дружбу, убив меня духовно, если отдаст мою невинность одному из братьев Кинг. Я молюсь, чтобы он сделал это сам. Только он и я, навсегда. После этой ночи сотру из своей жизни и памяти имя своего лучшего друга и своего любимого дьявола – Калеба Холла.

После сообщения вижу фото с лестницы. Значит, мне нужно в главный зал. Бегу туда, спускаюсь по лестнице до конца – снова коридор. Включаю фонарик на телефоне и медленно шагаю вглубь. В конце – дверь, сорванная с петель, противно поскрипывая, раскачивается. Мне дико страшно, но страшнее то, что произойдет со мной через пару минут. Снова коридор, намного уже предыдущего. В конце замечаю дверь, из-под которой видна косая полоска света. Они уже там, или это моя фантазия рисует мне тени, что мелькают на свету?

Хватаюсь за ручку и, судорожно выдохнув, захожу в помещение. Запах пыли, сладкий аромат и мой удушающий страх не позволяют сделать ещё один глубокий, жадный вдох. Парни украсили всю комнату лепестками алых роз. Посередине стоит кровать, она кажется новой, как и белоснежное постельное белье. На королевском изголовье висит чёрная шёлковая повязка. «Для глаз», – соображаю вдруг я.

Все-таки не могу сдержать слез. Они прокладывают мокрые дорожки по горящим щекам, скатываются по горлу под мой белый пуловер. На тумбочке рядом со стеной – салфетки, три бутылки воды и полотенце. Ещё ведёрко со льдом, в котором лежит бутылка шампанского, пять пластиковых красных стаканчиков находятся рядом.

Это ведь праздник. Последняя игра демонов. Что останется от меня в конце игры, это предстоит узнать. Я вздрагиваю, когда слышу позади себя звук открывающейся двери. Не оборачиваюсь. Жду, когда зайдут все четверо. Они встают позади меня и молчат. Я не выдерживаю, моё терпение и нервы на пределе.

– С днем рождения, Кэлеб, – вырывается из моих уст.

Смешок позади меня, но только не от него. Он подходит ко мне слишком близко и, наклоняясь, шепчет в ухо, намеренно задев золотую серёжку и мочку своим горячим языком.

– Долли, ты приготовила подарок?

– Да, он здесь. Ты смотришь на него, – немного с издевкой произношу эти слова, он знает, что я останусь собой до конца.

– Конечно. Кто бы сомневался, – звучит обидно. Я бы никогда не согласилась и не ввязалась в игру, он прекрасно это знает, и сделал все для того, чтобы я не смогла отказаться.

Выкрал у меня видеокассету ранних порно секретов мамы с папой. Они думали, их видеоролик со взрослыми играми потерялся, но это была я. Я забрала его себе. Не хотела, чтобы это было у них в домашней видеотеке, спрятала и не смотрела дольше пяти секунд, сразу поняв, что на ней. Кэлеб знал об этом секрете. Он ведь был моим лучшим другом.

А вот у меня на него ничего не было, разве что, я могла написать заявление в полицию, что это именно они – те самые четыре парня, что устраивают проказы, от которых голова кругом у всех взрослых. Но кто мне поверит на слово? Тем более девочки только и мечтают попасть в их избранный круг, пусть даже и на одну ночь.

Кэлеб подходит к столику и достаёт бутылку шампанского, по которой сбегают маленькие капельки воды. Трясёт её и с хлопком снимает пробку. Щедро разливает напиток по пластиковым стаканчикам.

Протягивает всем парням, последний с одолжением вручает мне.

Принимаю его, глядя на желтовато-прозрачную жидкость с пузырьками. Запах заманчиво приятный. Дороговизной пахнет. Богатство источает всё вокруг них. Только не я.

– За твоё совершеннолетие, дружище, – демоны хором его поздравляют и чокаются, по традиции разливая немного шампанского на пол.

А я не знаю пить или нет, может, лучше глотнуть для храбрости, чтобы не потерять сознание. Хотя, если меня выберет кто-то из братьев, то лучше, чтобы я была в отключке. Не хочу ни одного, страшно будет вспоминать о первом разе, ещё и с тем, кого никогда не любила. Даже симпатии не вызывает ни один из них!

Снова слезы срываются с глаз. Обидно, что он вот так запросто решил разорвать нашу дружбу. А я не могла больше скрывать, призналась сдуру, что давно его люблю. Да ещё и поцеловала сама. Первая. Он тогда ещё долго хлопал своими ресницами, а затем я увидела злость, ярость в его глазах. Он просто перевернул всё вверх дном и ушёл как ни в чём не бывало.

– Вайт, ничего не хочешь мне пожелать? – рьяно ухмыляясь, спрашивает именинник.

«Сдохни, сволочь», – оскаливаюсь я мысленно.

– Идите вы все к черту! Я не Долли! – убиваю в себе порыв плеснуть шампанское в его нахальную морду.

Пошли они все! Ненавижу. Ненормальные. Чокнутые!

Они начинают громко ржать.

– Вайолет, детка. Сам сатана нас изгнал оттуда… – Дантэ обращается ко мне.

– Ты хотел сказать – тебя? – он подходит ближе и чокается с моим стаканчиком, который я из последних сил продолжаю держать в руках.

– Малышка, мы ведь тебя радовать пришли. Это последняя игра. Она всегда заканчивается на приятных нотах, – это уже Дэрек рассказывает сказки на ночь. Приехал повеселиться с этими монстрами. Ну как тут упустить такое событие, которое больше никогда не повторится!

– Вы не посмеете, если я не захочу сама!

– Мы – нет. Сегодня ты подаришь себя имениннику. Ты ведь его хотела? – я смотрю в пол, моё сердце, скорее всего, уже остановилось, либо бьётся так быстро, что я уже не слышу его. Слова Джеймса меня добивают окончательно.

– Сегодня твоя мечта исполнится, детка, я стану твоим первым. Но для начала, если не хочешь оспорить наш выбор, отблагодари и попрощайся с парнями.

Я открываю рот, чтобы спросить, что за фигня ещё такая, но меня опережает Кэлеб:

– Вайолет, подари поцелуй каждому Королю.

А это уже слишком! Я не хочу этого делать. Не знаю, что со мной не так, но именно мне это не доставит удовольствия. Абсолютно никакого.

Первым подходит Дантэ. Все знают, он не умеет ждать, всегда во всем привык быть первым, хоть и младше остальных.

Не успеваю возразить этому великану, как он берет мою голову и резко погружает язык в мой рот. Поцелуй горячий, и я совру, что неприятно. Дантэ – демон порока, ему никто не сможет отказать, теперь я понимаю это. Я почти без дыхания, но он отпускает меня так внезапно, что не успеваю причинить ему вред. В следующую секунду его высокая фигура скрывается в темноте коридора.

Вторым подходит Дэрек и нежно целует меня в лоб, затем – в щеку и советует на ушко все-таки выпить шампанское. Подмигивает и уходит вслед за младшим. Я удивляюсь проявленной нежности. Они, чёртову мать, полны неожиданностей!

Сразу же после его слов подношу трясущимися руками стакан к губам, чтобы смыть с языка вязкую слюну Дантэ.

Горячая жидкость попадает в желудок и разносит тепло по всей грудной клетке.

– Не против, если я останусь? – Джеймс подходит ко мне и облизывает своим языком капли шампанского с моих губ.

Затем смотрит с вызовом на Кэлеба, а после сминает мой рот в жёстком поцелуе. Он атакует, прерываясь и глядя Кэлебу в глаза, снова и снова засовывает свой язык чуть ли не в глотку. Я пытаюсь рассмотреть моего дьявола, но он сам не выдерживает и подходит к нам с Джеймсом. А затем делает то, чего я никогда не могла бы даже представить. Он присоединяется к нам. Вы подумаете, как?

Да вот так. Молча. Одной рукой он берет меня за волосы, а второй хватает за длинные пряди Джеймса и, немного разъединив нас, начинает целовать с языком обоих одновременно.

Мой шок никому не мешает. Кажется, Джеймс тоже не сразу понимает порыв Кэлеба присоединиться, но после пары движений и стона друга, сдается. Они, как лучшие друзья, просто делятся друг с другом. Все так же молюсь, чтобы Джеймс ушёл после этого.

Спустя пару минут Джеймс отстраняется первым и, похлопав Кэлеба по плечу, сжимает его куртку пальцами. После чего шепчет ему на ухо: «Люблю тебя, ублюдок» и уходит. Кэлеб улыбается, довольный собой.

Я допиваю свое шампанское за пару глотков, потому что мне не очень хорошо после такого тройничка. Кажется, кассета с порно роликом родителей тихо сопит в сторонке после того, что сейчас здесь произошло. Почему это смутило только меня?

– Раздевайся, детка, скоро рассвет, а мы не закончили игру.

– А если я против? То что? Ты вот так просто по щелчку пальцев сотрёшь все наше с тобой прошлое?

– Да.

– Как я могла влюбиться в тебя, ты же придурок, больной, озабоченный. Я же знаю каждую, с кем ты был!

В его зрачках плещется ярость, я разбудила тьму. Она смотрит на меня. Мне конец.

– Ты не знаешь ничего! Раздевайся, Вайт, или я порву тебя без намёка на нежность…

Он скидывает свою куртку на пол, срывает черную майку, оголяя свое идеальное, черт его дери, такое желанное тело.

Наверное, шампанское ударило мне в голову или просочилось в вены.

Он, мать его, как и отец, идеален, самый сексуальный тип, которого я знаю. Широкие плечи, тугие мышцы, все тело прокачано от и до, он же лучший пловец школы.

Ну почему все так плохо и печально обернулось для меня? Пусть эта ночь станет лучшей, ведь это будет он.

Кэлеб все также не смотрит на меня и избавляется от одежды. Он настроен враждебно, а я хочу нежно.

Подхожу к нему и прижимаюсь всем телом, его грудь такая тёплая. Целую, нежно прикасаясь. Его сердце стучит так громко и часто.

Он тяжело дышит. Приподнимаюсь на носочках и, вглядываясь в его чёрные как ночь дьявола глаза, произношу то, что боялась сказать. Но теперь мне не страшно потерять его, теперь уже все потеряно. После этой ночи мы никогда не будем друзьями. Мы будем никем.

– Прошу, Кэлеб, я люблю тебя. Прошу только сегодня, сейчас не делай мне больно, а после будет все, как ты решишь.

– После этой ночи я не хочу тебя больше знать. Вайт, ты предательница, я ведь верил тебе, ты была мне лучшим другом с детства, даже раньше парней. Как ты могла? – он очень напряжен – буквально каждая черта, желваки на скулах ходят ходуном.

– Это просто случилось… Думаю, я любила тебя всегда. Прости.

Немного подумав, он берет моё лицо и, улыбаясь, целует.

Это странно, страшно, безумно. Не передать словами, что я чувствую в этот момент.

Может быть, вот так образовалась наша планета, или зародилась жизнь, или кто-то возвращался с того света – не знаю, но я не испытывала столько чувств одновременно никогда.

Он целует мои губы, всасывает мой язык в свой в рот, попутно стягивая с меня одежду. Потом, уложив в одном белье на кровать, берет лепесток и опускает его мне на губы. Затем завязывает мне глаза повязкой и сдувает лепесток, заставляя его нежной снежинкой летать на ветру по всему моему телу.

Я стараюсь не двигаться, но эта щекотка с нотками нежности меня возбуждает все сильнее с каждой секундой. Как только лепесток оказывается на моих трусиках, я чувствую поцелуй в область пупка.

Я втягиваю живот. Приятная волна мурашек пробегает по позвоночнику.

– Кэлеб, я люблю тебя.

– Ты станешь сегодня моей, Вайолет. Я бы не смог отдать твоё тело кому-то из них. Мы выросли вместе, вместе познаем это.

Его руки приподнимают меня за спину, чтобы расстегнуть лиф, который он сбрасывает на пол в груду нашей скомканной одежды.

Он укладывает меня на спину и стягивает с бёдер трусики. Встает и, похоже, снимает с себя брюки. Затем чем-то шуршит несколько мгновений. Кожей ощущаю легкую прохладу и его мимолетное теплое прикосновение. Он снова возвращается и, перекинув через меня ногу, жадно впивается в мои губы. Будто оголтелый зверь.

Я чувствую его тело, он уже снял белье, и его член трется о мой часто опадающий живот, немного увлажняя его смазкой.

Я готова его принять, по крайней мере, я так думаю, пока поцелуи с губ не переходят на мою грудь, а потом и вовсе спускаются между ног.

Я не зажимаюсь, я знаю, что хочу от этой ночи взять всё без остатка. Ведь этого больше не повторится никогда.

Он уже достаточно подготовил меня и, судя по звукам, сейчас разрывает обёртку презерватива.

Я дышу медленнее и глубже, чтобы расслабить тело и принять его.

Он немного водит возле входа вовнутрь и, надавив, входит в меня слишком быстро и резко. Больно, но недолго. Я прижимаюсь к его телу и целую его губы, отдавая всю себя. Я стопроцентно чувствую, как он отдает мне всего себя взамен. Я знаю Кэлеба, он любит меня, просто не привык к этим чувствам. Все из-за его отца. Но сейчас не об этом.

На пике он поднимает мою ногу и сгибает её в колене, это позволяет ему проникнуть ещё глубже. А когда он принимается массировать клитор, меня подкидывает к небесам.

Кэлеб тоже кончает, содрогаясь и вжимая моё тело в свое.

Падает на меня сверху и лежит, тычась носом в мою грудь. Потом резко встает и, снова судя по звукам, избавляется от презерватива. Я слышу, как наливается вода в ведёрко и шуршит пачка с салфетками. Скорее всего, он приводит себя в порядок.

А я так и лежу с раздвинутыми ногами, с дырой между ног и дырой в сердце. Он сделал меня взрослой, прострелив моё сердце своим неизменным решением. Уничтожил.

Слезы стекают из-под повязки, как же она кстати. Кэлеб снова подходит ко мне и вытирает мои бедра и промежность от следов крови. Нежно и качественно заканчивает со мной и садится на кровать рядом.

– Можешь снять повязку, Вайолет, – я удивляюсь, что он назвал моё полное имя, обычно я для него просто Вольт, он сам так придумал ещё в детства. Но я категорически боюсь снимать защитную ткань, ведь он увидит мои глаза, а я – его. А в них горит то самое неоспоримое решение.

Я снимаю повязку и резко тяну простынь с красными разводами на себя до шеи.

На меня смотрят две пары глаз. Это Кэлеб Холл и его лучший друг Джеймс Кинг.

Он не разрешил им меня брать, но разрешил одному из них смотреть на нашу близость. Мой мир рушится в ту секунду, когда я перевожу взгляд с довольного и усмехающегося Джеймса, что стоит, облокотившись на дверь, на того, кто навсегда стал моим первым во всём. В ЛЮБВИ, В СЕКСЕ, В РАЗОЧАРОВАНИИ.

Это все – Кэлеб Холл. Он – мое проклятие. Мой личный дьявол. Он забрал мою душу.

С этого момента я решаю забрать его душу взамен. Я всегда была плохой девочкой, что ж, пришло время доказать и показать. Сыграем в игру, любовь моя?

К такому ты точно не готов, увидишь меня настоящую…




Глава 12


Вайолет

Спустя две недели…

Тихо, на носочках крадусь по тёмному коридору. Если меня застукает святой Патрик около спортивного зала, то его душа покинет тело.

Я же пыталась казаться хорошей девочкой, но теперь я не такая. Одна ночь изменила меня. Пришло время выпустить тьму, что долгое время таилась внутри. Не только мальчики бывают плохие.

Кэлеб сейчас в бассейне, он тренируется ночью, когда никого нет. Устрою ему сюрприз. Мне плевать на его угрозы. В ночь Хэллоуина он уничтожил меня. На смену пришла другая Вайолет. Ту он прикончил. А эта восстала и пошла. Пора повеселиться…

Забегаю в раздевалку и закрываю дверь изнутри на ключ, теперь мы одни, и никто не выйдет без моего разрешения.

Снимаю с себя спортивные брюки и кофту, остаюсь лишь в чёрном нижнем белье. Нащупываю на ребрах защитную плёнку. Моё первое тату.

Собираю волосы в пучок и медленно вышагиваю к бассейну. Вещи Кэлеба лежат на стуле, пока он рассекает водную гладь.

Сажусь на стул и любуюсь моим бывшим лучшим другом, что позволил себе поиметь меня, да ещё и в присутствии своего дружка.

Он сделал то, что посчитал нужным или просто хотел этого? Теперь я сделаю так, как хочу я. Мне терять нечего.

Та Вайолет была влюбленной девочкой. А вот новая Вайолет Томпсон не согласна с таким наказанием, она решила поквитаться с малышом-плохишом.

Кэлеб плывёт мне навстречу, не замечая. Он сосредоточен на своём деле. Медленно спускаюсь в прохладную воду, мое тело покрывается мурашками.

Преграждаю ему путь. Он всплывает из воды и снимает очки. Кажется, не верит своим глазам, но надолго этого красивого демона не хватает, и он начинает смеяться, запрокинув голову назад.

– Решила поиграть, кукла? Сама пришла. Хочешь ещё? – я отхожу назад к бортику и упираюсь спиной о стену, здесь мелко, и воды мне по горло. Кэлеб кидает свои очки на стул с вещами. Подплывает ближе.

Хитро улыбаюсь ублюдку. Красивый как черт, тёмные волосы намокли и кажутся совсем чёрными, он прижимает меня своим телом к стене, немного вдавливая.

Обхватываю его талию ногами, а шею руками. Поединок глаз ведётся пару минут, но Кэлеб с довольной улыбкой проигрывает мне, первым отводит свой взгляд.

– Чего ты хочешь? Этого? – он толкается бёдрами вперёд, сжимая мою попу своими руками, забирается пальцами под мои плавки.

– Да, именно этого. Ты ещё не забыл, что значит быть во мне, Кэлеб Холл? – облизываю губы, как это делают все куклы, он же любит играть с ними.

– Я сломаю тебя. Ты пришла сама и будешь наказана, – одной рукой поддерживает мой зад, другой запутывается в моих волосах, снимая с них при этом резинку.

Наклоняет мою голову и проводит своим языком по моей шее. Отстраняется и, снова взглянув в глаза, набрасывается на губы. Я схожу с ума от его порыва. Он как бешенный терзает мой рот и язык. Отпускает мой зад и сдвигает верх лифа вниз, сжимает мою грудь и со стоном снова погружается в меня языком. Стон вырывается из глубин моего горла. Я не могу и не хочу сопротивляться. Ведь я пришла именно за этим, таков был план.

– Какая же ты идеальная кукла для игр, Вольт, моя кукла. Только моя.

Улыбаюсь моему тёмному и наслаждаюсь его телом, пальчиками обвожу его мышцы, словно тугие канаты натянутые под кожей.

Приподнимает меня снова за попу, но на этот раз сдвигает мои трусики вбок.

– Мы запреты здесь с тобой. Ты выйдешь, когда я решу, – произношу уверенно и вздёргиваю бровь. Я главная сейчас.

– И где же ключ, Вайт? – он усмехается, как обычно, в своей наглой манере.

– Он глубоко внутри. Сможешь добраться? – кидаю вызов. Игра грязная, но по моим правилам.

Он удивлён, немного теряется, но быстро адаптируется.

– Серьёзно? Ты спрятала ключ внутри себя? – киваю ему. Он снова хохочет.

– Кто ты? – погружает в меня свои пальцы, я закатываю глаза. Кэлеб нащупывает ключ и аккуратно двумя пальцами вытаскивает его из меня. Демонстрирует над водой в руке, с восторгом смотрит на меня.

Не ожидал?

Немного толкаю его к бортику, чтобы теперь он оказался спиной к стене, и прижимаюсь к нему сама, рукой веду по кубикам пресса и ухожу под купальные шорты. А он большой. В первый раз он мне не дал смотреть на весь процесс, зато это всё видел Джеймс Кинг. Значит, ему он отдает предпочтение из всех братьев, что ж, это мне на руку. Вскрою все секреты и тайны Кэлеба Холла.

Обхватываю его и делаю несложные движения, Кэлеб упирается лбом в мой лоб и, снова взяв меня за волосы, сжимает пальцы на затылке до легкой боли. Засовывает в мой рот свой грязный язык, который я хочу откусить. Всасываю его внутрь и обвиваю своим. Кэлеб стонет. Сдался? Не ожидал такой плохой девчонки.

– Хочешь меня? – он кивает и открывает рот, чтобы что-то сказать. – Подожди секунду, – прерываю наше безумие. Забираю ключ из его руки, кидаю его к стулу, звон раздается где-то недалеко. Вновь уделяю внимание моему бывшему другу. Кэлеб меня подхватывает и снова прижимает к стене, снимает верх лифа, и тот уплывает к лестнице. Прижимается к моей груди лицом и прикусывает сосок, облизывает и посасывает, как это делают малыши при грудном вскармливании, что мы изучали на уроках углубленного курса биологии.

– Вольт, ты мое безумие. Всегда хотел тебя, но в отличии от тебя, я не нарушал правил дружбы, – он забирает мое возбуждение этими словами. Я забылась. Спасибо, что напомнил, для чего я здесь.

– Заткнись и просто возьми меня! – снимаю белье и тяну его шорты вниз. Я в воде мой второй раз со своим же безбашенным.

– Моя подружка созрела для взрослых игр, тогда получай, – он входит в меня в воде так легко, проскальзывает внутрь лона. Я сжимаю его плечи и откидываю голову назад со стоном наслаждения. – Да, моя девочка! – Кэлеб двигается в воде, я подпрыгиваю, и от нас разбегаются волны. Я выплевываю изо рта воду с химией, тянусь к его губам.

– Черт, как же хорошо! – он целует меня и сильнее вжимает в кафель, глубоко насаживая на свой орган.

– Ты мой. И ты признаешь это, – шепчу ему в губы и смотрю из-под бровей, он лишь качает головой. Отрицает, но я знаю, что он принадлежит мне. Ему нужен толчок, чтобы он это осознал и принял. Я ему его дам.

– Я никому не принадлежу Вольт, а вот ты – моя девочка, кукла, что меня предала. Ты моя Барби, самая красивая из всех. Самая горячая. Тебе ведь нравится так? – он сжимает мою грудь до боли, оставляя красные следы от пальцев. Кусает ее, бесстыжий монстр.

– Да, обожаю, когда ты такой! Выпусти тьму! Ты же всегда мечтал взять меня! – снова и снова кидаю ему вызов. Я не намерена больше проигрывать. Только не в этот раз. Я покажу ему, насколько мне было больно после его поступка. Он познает эти муки, он же человек, значит, может чувствовать. Даже отрицая это в себе.

– Сама напросилась! – Кэл тащит меня на себе из воды. Мне кажется, ему это тяжело дается, так как на суше все кажется весомее, грузнее. Поднимает нас по лестнице, опускает на кафель.

Снимает меня со своего Кэлеба младшего, но далеко не скромного и ставит на четвереньки. Хлопает по попе до красных отметин, мне жутко больно, но я терплю и выпячиваю попку, прогибаясь в пояснице.

– Чертовка! Я устрою тебе марафон, сидеть и ходить не сможешь! – слышу угрозы, сама смотрю в плитку на полу, мне нужно его раззадорить, эмоции его выдадут, он уязвим в этот момент.

Сжимает мои бедра и толкается до желудка. Мне и больно, и хорошо, хочу еще. Помогаю ему, подстраиваюсь под бешенный темп. Шлепки наших тел такие громкие, я надеюсь, никто не стоит за дверью и не подслушивает наш разврат.

Грязные игры, ведь я грязная кукла для него. Посмотрим кто ты есть, Кэлеб Холл.

– Так ты хотела?! Да? Вольт? Скажи, что за этим пришла? – он отпускает себя и, сам того не понимая, открывает то, что я и без него прекрасно знала. Наша дружба не прошла для него, не оставив чувств. Он привык, полюбил меня как мог, и я ему важна, он ведь заботился обо мне с двенадцати лет.

– Сильнее! Я не чувствую ничего! – выкрикиваю ложь, но она его задевает. Он выходит и толкает меня на спину, смотрит в глаза, но в них нет ничего. Смотри, Кэлеб, что ты сделал со мной! Я кукла для игр! Твоих грязных игр!

– А как тебе это понравится? – он складывает мои колени вместе и прижимает их к моим плечам, попа поднимается немного от пола, и я калачиком зажата со всех сторон. И все же он видит мою улыбку победителя. Я точно знаю, что он хочет, хотел всегда только меня, а вот я – сломанная кукла, которая ничего не чувствует. И он это видит в моих серых, безликих глазах.

Входит в меня снова и снова. Все хлюпает странными звуками, гул в ушах растет, и я начинаю сжимать его изнутри, тихо выдыхая. Я получила то, зачем пришла. Этот раунд за мной.

Один – один, Кэлеб Холл.

Отпускаю колени и толкаю его ногами в грудь. Он, не ожидая, падает на свою распрекрасную пятую точку, упираясь руками по обе стороны, чтобы затормозить падение. Скользко. Перевожу взгляд на его пульсирующий орган, что остался без сладкого. Встаю, быстро подбегаю к лестнице и вылавливаю из воды свое белье.

– Ты куда? Мы не закончили! – он встает и непонимающе и растерянно наблюдает за тем, как я быстро одеваюсь и беру ключ.

– Мы? Разве еще существует слово «мы»? Ты оказался не таким в сексе, как я ожидала. Столько легенд ходит по школе о твоих победах и горячем нраве, но это все слухи. Спасибо за этот опыт, Кэлеб, – посылаю ему воздушный поцелуй и срываюсь к коридору, быстро открыв дверь в раздевалке, попутно хватаю свои вещи со скамейки и несусь в свою комнату. Его крики слышны позади.

Закрываюсь на ключ. Знаю, что придет, но теперь ему не светит ни мой крем, ни моя кровать, ни мое тело.

Игра с Кэлебом становится увлекательной…




Глава 13


Кэлеб

– Привет, что с тобой? – Джеймс падает на мою кровать. Он заходит за мной утром перед уроками, чтобы я не проспал утреннюю молитву. Включает мой айпод и слушает музыку в наушниках.

Зачем спрашивал, если не ждет ответа? А я могу рассказать, что эта ночь была отстойной. Моя малышка Вайолет наконец-то вышла из домика и показала себя. Еще тогда, в 12 лет, я заметил это в ней, но она упорно скрывала себя. Я не простил ей предательства, но и отказаться от ее тела не могу. Она – мой личный сорт героина. Я хочу, желаю душу Вайолет Томпсон. Она принадлежит мне.

После ночи Хэллоуина у меня не было ни одной куклы. Каждую чертову ночь думал только о ней. Джеймс признался, что тоже не против этой красивой куколки. Но меня начинает выворачивать от осознания, что мою крошку Вольт может кто-то трогать кроме меня. Дружба с ней не прошла бесследно, чертовка успела засесть где-то под ребрами. Кстати, в бассейне у нее была пленка на ребрах и надпись, но я не успел рассмотреть ее первое тату. Успею, и тут мне поможет мой друг.

Снимаю с него наушники и кидаю их на стол.

– Эй, ты чего? У них новый альбом, просто убойный, – Джеймс встает с кровати и поправляет свои длинные волосы. Зачем он отрастил их, выглядит как девка и так слишком смазлив.

– Пошли, нам пора. Есть идея. Ты же хотел Вайолет Томсон? – он начинает хохотать в кулак и закусывает его своими идеальными, ровными зубами. Пихаю его в бок и закрываю дверь в комнату.

В коридоре много народу, все бегут в главный холл. Св. Патрик уже возвышается за мини трибуной и призывает всех к тишине.

Я ищу глазами Вайолет. Она стоит, немного покачиваясь, у колонки, из которой звучит тихая мелодия. Аллилуйя, какая у Вайолет фигурка! Вчера она оставила меня ни с чем, убежав. Я думал, разнесу ее дверь, но она не открыла, а затем кто-то из охраны гнал меня до мужского крыла.

Я отомщу моей лучшей куколке, она не посмеет отдаться кому-то еще. Я уничтожу каждого, кто посмотрит в ее сторону.

Вайолет чувствует, как я пожираю ее взглядом, ненадолго останавливается, а потом поворачивается и сразу же находит мои глаза. Да, детка, я зол, очень зол на тебя. И она это знает, улыбается мне и специально подходит ближе к парню, что стоит рядом с ней. Это мой знакомый, он младше на год и учится классом ниже.

Он, конечно же, обращает на нее внимание. Вайолет просто мило флиртует с ним, а тот уже оставил на ней свои два глаза, которые я ему вытащу из глазниц сразу после молитвы.

Показываю Вайолет всем своим видом, что зря она обрекает парня на быструю смерть. Но ее это только заводит.

Все заканчивают молитву, мы идем в класс. Первым уроком у нас английский язык.

Я не слушаю, что говорит учитель, испепеляя Вайт на глазах всего класса. Мне плевать на всех, но я заставлю ее слушаться меня, как это было раньше. Меня бесит, что на нее пускают слюни, ее провокация плохо закончится для нас обоих.

Джеймс закатывает глаза, когда в очередной раз ловит меня за этим делом. После уроков мы идем ко мне в комнату.

– Давай, выкладывай, что у тебя стряслось? Она что, оказалась проблемной Долли? – меня накрывает от этих слов. Хватаю его за ворот пиджака и рявкаю в лицо:

– Она не Долли! Не смей даже думать о ней! Только поможешь мне в одном деле – и все, – отхожу о него и сажусь за стол.

– Ты совсем поехал крышей из-за девчонки? Какого черта с тобой творится такая хрень? – Джеймс агрессирует, это и понятно. Я никогда с ним так не общался.

– Она что-то задумала. Мне нужно, чтобы она просто сидела тихо в своей комнате как раньше.

– Но она не хочет. Ты сам ее вскрыл. Это было красиво. Ты был так нежен с куклой, на тебя не похоже.

– Если ты не закроешь свой рот, я его сам тебе заткну, – Джеймс начинает ржать и кидает в меня подушку. Я настолько не в себе, что не могу контролировать свои эмоции. Вайолет из меня душу вынуть решила. Да только нет ее, давно нет. Все увязло во лжи и грязи.

– Я повторяю последний раз, Джей! – он знает, меня лучше не трогать.

– И что ты мне сделаешь? Открою тебе секрет, Кэл, я не боюсь тебя, – он заходит за грань. Я кидаюсь на него сверху и начинаю душить подушкой, которой он в меня кинул.

Джеймс пытается меня скинуть, но я немного крупнее его. Он упирается ладонями в мое лицо и отталкивает. Когда его руки прекращают мять меня, я убираю подушку. Джеймс испуганными глазами таращится на меня и, открыв рот, вдыхает воздух в легкие.

Я в ужасе понимаю, что чуть не прикончил своего друга в порыве злости.

– Черт, прости меня. Я не хотел, прости, – мои руки трясутся как у припадочного.

Джеймс закатывает свои голубые глаза и начинает смеяться.

– Ну ты и псих, решил избавиться от меня?

Мы смотрим друг другу в глаза, похоже на то, что меня переклинивает или просто выбивает из колеи то, что именно Джеймс делает после.

Он приподнимается и обвивает мою голову руками. Я за доли секунды понимаю, что сейчас произойдет. У меня есть время среагировать, он мне его дает для принятия решения.

Но я ничего не делаю, я смотрю на его губы, что в улыбке прикасаются к моим. Джеймс сминает мои волосы на затылке и погружает в мою глотку свой язык. Я не могу понять, что чувствую в этот момент. Мы уже что-то такое пробовали в спальне роз с Вайолет, это было приятно и горячо. Но там мы были втроем, здесь же я в растерянности, так как мы с Джеймсом вдвоем и абсолютно трезвые. Либо я не заметил, что мой лучший друг универсал, либо что-то изменилось. Мы часто бывали с девчонками и было дело, менялись ими на вечеринках, но никогда не было парней.

Я отстраняюсь первый, поднимаюсь и отхожу к двери, после чего съезжаю спиной по ней, садясь на пол. Сердце выскакивает из груди.

– Это просто порыв, ты меня чуть не убил. Это ничего не значит. Не думай обо мне по-другому. Это бред какой-то, – похоже, Джеймс тоже в расстроенных чувствах и после того, что я сделал, у нас поехала крыша. Я не хочу потерять его дружбу. Такого не повторится.

– Все нормально. Это загон. Забудь.

Он кивает и выходит из моей спальни, а я не поднимая головы смотрю на свои кеды.

Нужно принять душ, а лучше сходить в бассейн.

Игры становятся уровнем выше.




Глава 14


Вайолет

Общая кухня открыта до десяти вечера. Как обычно, осталась в пансионе на выходные, как и ещё несколько подростков, грустно гуляющих по школе. Ставлю чайник на плитку и жду, когда он засвистит. Пока греется вода, закидываю в микроволновку свой снэк и немного разогреваю. Удивлена, что Кэлеб все же проплатил за моё проживание и учёбу до выпускного. Его отец не в курсе, куда его сын тратит карманные деньги.

Может, ещё есть шанс на лучший исход нашей войны?

Нет. Ни он, ни я не отступимся.

Отвлекаюсь от мыслей на свист, наливаю кипяток в кружку. Пакетик зелёного ароматного мятного чая дарит чувство спокойствия.

Убираю за собой со стола. Медленно поднимаюсь по лестнице и через главный холл направляюсь в комнату через женское крыло. Темно и тихо, ветер гуляет вдоль стен снаружи, создавая звуки чего-то сверхъестественного внутри. Рукой нащупываю каменную стену и двигаюсь по тёмному коридору дальше, к комнате. Обычно в выходные здесь почти никого нет, кроме той части пансиона, где живут наши монахи.

Около своей двери засовываю руку в задний карман джинсов и вытаскиваю ключ, вставляю в замок. Не успеваю сделать шаг вперёд, как меня из-за угла хватают сильные руки и, закрывая мне рот, тащат в комнату.

Меня кидают на кровать. Убираю волосы с лица и отскакиваю к изголовью.

Передо мной закрывают дверь, щелкает замок, мой пульс учащается. Темная фигура в чёрном… Но эта маска на лице, что светится неоновыми красками и узорами… Я не спутаю его ни с кем другим. Это Кэлеб Холл. Мой личный демон ночи.

– Хэллоуин давно закончился, Кэл, ты запоздал. Долли больше не существует, – стараюсь не показывать своего страха, но это, может быть, и не он, может, его друг решил поразвлечься со мной.

– Ты моя, Вольт. Моя и только моя кукла, – он тихо произносит это и подходит ближе к кровати.

Все-таки это мой дьявол пришёл за мной. Хочет наказать и доказать мне, что он прав.

– Что ты хочешь? – сползаю с кровати и встаю впритык к этому монстру.

– Твою душу! – от этих слов мне становится душно. Комната стала меньше, или это обман зрения? Мне мало воздуха с этим предателем в одном помещении.

– Возьму твою взамен? – в отверстия для глаз на меня смотрят и стирают с лица земли два чёрных антрацита.

– Её не существует. Ты станешь снова послушной, или я накажу тебя.

– Как? – таращусь на него, Кэлеб не может больше повлиять на мои действия.

– Показать? – киваю. Зачем тогда припёрся? Я думала, он уехал домой. Его адский рыжий пёс скучает по хозяину.

Кэлеб хватает меня за плечи и толкает на кровать животом. Меня поглощает адреналин и интерес, возбуждение рядом с этим бэдбоем вообще постоянное, как нечто низменное, не поддающееся логике.

Он оголяет мне попу, сорвав с меня джинсы, но оставляет чёрные стринги и, погладив немного мой зад, громко шлепает. Я почти глохну от двух ударов. Кожа полыхает, но я хочу ещё. Он меня испортил.

Я не сопротивляюсь. Лежу неподвижно и глубоко дышу.

Он снова гладит, успокаивая мои покалывающие ягодицы, что будут хранить на себе его следы пару дней как минимум.

– Какая же ты плохая, чёртова кукла.

Он снимает с меня белье и майку с лифом. Я переворачиваюсь на спину, чтобы посмотреть на этого необузданного, упрямого, сексуального паршивца.

Кэлеб снимает маску и кидает её на пол, наклоняется и раздвигает мне ноги.

Опускается ниже пупка, не теряя времени, его язык проникает в меня. Выгибаюсь, не в силах сопротивляться. Он имеет силу надо мной. Так всегда было. Я слушалась его. Восхваляла, боготворила, мечтала о нем.

Закрываю себе рот рукой, не хочу пасть ещё ниже, чем уже упала.

Он изводит меня своим языком, что рисует узоры на мне, проникая внутрь.

Я почти на вершине, осталось немного, тяну его за волосы и приподнимаю свой таз, но Кэлеб резко отстраняется.

– Что? Нет… – он улыбается. Монстр сделал то же самое, что и я с ним в бассейне. У меня все пульсирует и требует развязки. Сжимаю бедра, чтобы унять желание и боль, но ничего не выходит.

Тянусь своими пальчиками туда, где просто все на грани взрыва. Но Кэлеб не даёт, он нависает сверху. Погружает мне в рот свой чудо язык, не давая мне коснутся себя там. Через занятый рот, пытаюсь сказать ему хоть что-то, но этого не происходит.

Я пытаюсь залезть ему под спортивные брюки, но он перехватывает мои руки и фиксирует их у меня над головой. Сам же вдавливает свой каменный орган, что готов войти в меня через преграду из двойной ткани.

Кусаю его за нижнюю губу, и он перестаёт меня целовать.

– Дикая? – кривая усмешка, облизывает кровь с губы.

– Неужели не хочешь? – дразню его, раздвигая ноги шире.

– Хочу. Только тебя, – будто ножом проводит по моему горлу, говоря эти слова. Не верю, он же не мог быть мне верен после ночи Хэллоуина. Он блефует. Играет с куклой.

– Возьми. Я хочу тебя, – снова качает головой, смеясь. Хорошо, тогда мне поможет другой. – Тогда мне доставит удовольствие другой, слезь с меня, пойду поищу себе Кена, я же красивая Барби?

Выстрел в голову, прямо между бровей. Он меняется в лице, зря я это ляпнула, но это то, что даст ему волю.

– Маленькая, глупая кукла, – снова погружение языка в мой рот, мои мысли и слова уходят в тайную комнату. Кэлеб снимает с себя кофту и брюки с бельём. Я в глубине души радуюсь, что снова победила. Но не так уж и легко мне даётся моя вторая победа.

Кэлеб достаёт презерватив и быстро раскатывает его по всей длине. Входит в меня быстрыми толчками.

Я обнимаю его ногами и сильнее прижимаюсь к его горячему, идеальном телу.

– О да, только я внутри тебя, Вайолет Томпсон! Только я! Усекла? – он сильнее вбивается в меня, я чувствую скорое приближение оргазма, но меня снова оставляют ни с чем.

– Хватит! – толкаю его на спину и быстро седлаю этого любителя игр. Весь в отца, но куда лучше, чем думает сам о себе.

Медленно двигаясь, опускаю руки на его бедра позади себя и приподнимаю выше свой зад. Он смотрит, как наши тела соприкасаются друг с другом, утопая в желании. Его не хватает надолго, как и меня.

Кэлеб берет инициативу в свои руки. Приподнимает меня на руках и ставит на кровать, толкает к стене у изголовья. Я упираюсь спиной, он подхватывает меня под попу и насаживает сверху, вжимает сильнее в шершавую стену. Спину жжет, кожа горит от трения о крашеную штукатурку. Но мы продолжаем стонать и отдаваться нашей темной страсти. Кэлеб кусает меня в плечо и заполняет свой презерватив внутри моего тела. Мои руки соскальзывают с его плеч, лоно сокращается в бешеном темпе.

Он опускает меня на кровать, я отворачиваюсь, засыпая. Тьма уносит меня в объятия моего любимого демона.

Сквозь дурман чувствую, как меня прижимают его руки, он накрывает нас одеялом и целует мой затылок, шепча что-то мне в волосы. Но я не слышу, что именно.




Глава 15


Кэлеб



Я не спал в её кровати уже давно, не вдыхал запах земляники и меда. Это её запах, ее вкус. Она как лакомство, на которое у меня смертельная аллергия, но я хочу его и вкушаю, пусть это и разрушает меня до конца, с каждым днем все больше.

Хочу её себе после той ночи, когда мы с парнями нарекли её Долли. Моя девочка выросла и готова к моим играм. Никто больше не посмеет притронуться к ней.

Я не смогу смириться, если она позволит кому-то ещё овладеть её телом. Оно моё.

Как и её душа.

Даже свое милое сердечко она подарила именно мне.

Тихонько поглаживаю её прохладные плечи и накрываю их пуховым одеялом.

Подбираю свои вещи с пола, надеваю маску на лицо.

Смотрю на мою куклу и ухожу, оставляя её совершенное тело спать.



Утром меня будит Джеймс, мы как-то быстро замяли тот несчастный случай. Он мой близкий друг, спишем это на невменяемость редких моментов.

– Доброе утро, чокнутый! Сегодня вечеринка в театральном кружке, – он садится за мой письменный стол и рассматривает тетради с домашней работой.

– Какого хрена ты припёрся так рано? Выходной день. Заходи позже, – закрываю голову подушкой от солнечного света и его болтовни о внеурочной деятельности. Я не участвую в этих постановках.

– Ты говорил, тебе нужна помощь с Вайолет Томпсон, – открываю один глаз, приподняв немного белой ткани, Джеймс лыбится.

– И что?

– А то, Казанова, что она участвует в сценке с Майло Барлоу.

Какого черта? Майло – самый странный тип, которого я встречал в школе за все время обучения. С ним мало кто общается, все знают, что он всегда действует только для своей выгоды. Но девчонки, как глупые антилопы, так и прутся к водоёму утолить жажду, не догадываясь, что там их, затаившись, поджидает аллигатор.

Майло внешне не плох, но в его голове нужно порыться специалистам, там много всего.

– Что она забыла в этом кружке? Это же соревнования с соседней школой.

– Она хочет поступить в университет, это дополнительные баллы к её и без того блистательным оценкам, – мой друг складывает тетради в одну стопку.

– Откуда ты так много знаешь? – я поднимаюсь с кровати и надеваю спортивный костюм.

– Я, в отличии от тебя, слушаю на уроке учителя и всех учащихся, и ты, если бы не пялился на ноги мисс Томпсон, тоже услышал бы её мечты и планы после окончания школы, – Джеймс победно вытягивает ноги и смотрит на меня.

– Раз уж ты такой внимательный, расскажи мне, какие планы у Вайолет? – подхожу ближе, пинаю по его длинным ногам, чтобы не расслаблялся.

– Сам спросишь, мы идём на их выступление, а потом на закрытую вечеринку.

– Где? – я уже с утра в плохом настроении, Вольт не станет мне подчинятся даже после нашей ночи страсти.

– У Майло… Отгадай, какую сценку они играют с нашей Долли? – этот всезнайка решил меня снова вывести, я уже практически скрошил свои передние зубы, и он это видит.

– Говори уже! – рычу на моего друга, меня снова всего трясёт. Я ничего о ней не знаю. Ничего кроме, а собственно, и не нужно.

– Но нет печальней повести на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте…

Джеймс заканчивает читать монолог со всей страстью, присущей этому действию.

– Какая именно часть из этого будет на сцене?

– Поцелуй и смерть. Твоя Джульетта отлично смотрится в роли принцессы Капулетти.

– Как скоро они выступают? – шнурую кеды, глядя в хитрые глаза своего осведомителя.

– Через час, сейчас они репетируют. Что думаешь делать? – Джеймс поправляет свои волосы.

– Тебе надо будет вызвать неотложку. Если Майло притронется к ней, после выступления ему придется встретиться с хозяином ада.

– Пх-ха, ты серьезно? Но там все действие на это рассчитано. Мне предлагали быть Ромео, но они переиграли весь спектакль, и теперь Ромео – оборотень, а Парис – вампир. Я не любитель Сумеречной саги, так ты бы и меня в гробницу закатал? – Джеймс снова насмехается.

– Я серьезно сейчас. Если ты меня будешь с этим доставать, я и тебя начну перевоспитывать. Вы с Вольт мне все внутренности выворачиваете после той ночи.

Джеймс на секунды зависает, явно вспоминая наши игры, но быстро приходит в нормальный режим.

– Переоденься! – кивает на мой спортивный вид. Я только зашнуровал кеды.

– Зачем? Там что, все в смокингах? Форму отменили, это только наше решение –одевать классику на занятия, – пытаюсь отстоять свой уже выбранный стиль.

– Ей будет приятно, если ты будешь выглядеть подобающе, о милый Ромео, – он закрывает рот ладонью и снова ржет надо мной.

– Закрой рот! – подхожу ближе и, застыв почти напротив его небесных очей, резко выговариваю, задевая его сухие губы своими. – Ты меня понял? – он внимательно наблюдает за моими губами.

– Я понял. Только рот ты мне не можешь закрыть. Мы уже это проходили.

– Ты, кажется, не понял меня, Джеймс, я не шучу. Мы закрыли эту тему.

– Так я не провоцирую тебя, ты сам подходишь и беснуешься. Тебе нравится контролировать тех, кто тебе небезразличен. Угадал?

Прижимаю худое тело друга к двери и кидаю последние силы, чтобы предотвратить взрыв.

– Нет! Мне все без-раз-лич-ны! Но я хочу контролировать ее, – у самого проскакивают мысли, что и Джеймса надо бы тоже.

– Тогда и направь свою энергию на нее, – он отворачивает свою смазливую обиженную физиономию. Его волосы цвета пшеницы задевают мое лицо, и я вдыхаю его запах. Он совершенно другой, Джеймс пахнет грозой вперемешку с цитрусом. Освежающе и дико.

Закатываю глаза. Почему он на меня так действует? Когда мы нарушили эту грань?

Поднимаю руку и беру его за подбородок, силой разворачиваю к себе снова. Хочу увидеть ответ на мой вопрос.

Джеймс поджимает губы, но не смеется. Не в этот раз. Что-то между нами меняется, не понимаю, готов ли я к этому. Готов ли он?

– Тебе нравится быть главным? Или тебе нравится играть с куклами? – он близок к разгадке, теперь я усмехаюсь. Облизываю его губы и дарю освобождение этому напряженному состоянию.

Джеймс отвечает на мой выброс дозы адреналина. Рваное дыхание, рваные движения, я прижимаюсь к нему все сильнее. Я не понимаю, почему это происходит. С какого момента все так усложнилось.

Джеймс стонет мне в рот, обводя мой язык своим. Прижимает меня к себе еще ближе, притягивая за задницу, и вжимает свой пах в мой. И я только спустя какие-то странные мгновения понимаю, что мы возбуждены, и это знание меня разрывает изнутри.

Я отталкиваюсь от него и трогаю свои горячие губы. Затем провожу по своему органу, что затвердел не меньше, чем вчера при сексе с Вайолет. Они меня сводят с ума. Вдвоем. Я должен решить эту головоломку.

– Пошли, опоздаем на смерть Майло, пусть и в образе оборотня.

– Не трогай его до выступления. Вайолет не засчитают баллы, ты подведешь всю школу.

– Да плевать я на всех хотел. Пусть не трогает ее, и все будут жить.

Снимаю с себя кофту с капюшоном и поверх майки примеряю пиджак, Джеймс кривит губы, но мне плевать, как это выглядит. Я не намерен переодевать еще и брюки.




Глава 16


Вайолет

– Отойди от нее! Я тебе переломаю все кости! Если ты к ней прикоснешься своими отростками, я клянусь, тебя вывезут отсюда ногами вперед, Майло! – Кэлеб врывается к нам в гримерку, угрожая моему коллеге.

Мы выступаем с пьесой «Ромео и Джульетта». Немного изменили текст и действия. Актеры оборотни и вампиры. Я – человек, Джульетта, что погибнет сегодня в этом зале.

– Кэлеб! Что ты делаешь? Нам на сцену через пятнадцать минут. Кто тебя пустил сюда? – моему возмущению нет предела. Какого черта он тут устроил? Он, надеюсь, не подумал, что после вчерашней ночи я буду его преданным псом?

– Он не притронется к тебе! – сжимает свои кулаки до хруста в костяшках. Мне нужны рекомендации с театрального кружка, это дополнительные баллы к аттестату.

Майло специально провоцирует моего демона, удивленно поднимая свои бледные брови. Его мэйк еще не закончен, он блондин, и ему предоставили парик. Ромео, которого он играет, оборотень. Ему пришлось терпеть тонну косметики, даже белые ресницы перекрасили в черный. Остались брови, но из-за Кэлеба наша сценка может быть под угрозой.

– Выйди из гримерной! Наслаждайся как зритель из зала. И своего верного пса захвати с собой, – показываю глазами на Джеймса, что стоит и подпирает дверь плечами.

– Я сам решу, куда мне и когда… Вайт, не нужно сейчас показывать свой характер, ты моя девочка. Слушайся меня. Поняла? – он медленно двигается ко мне. Отлично, отвлекла зверя от жертвы. Ромео умрет со мной на сцене, но никак не раньше.

Придется укротить этого дикого и необузданного.

– Хорошо. Мы отыграем сцену, а затем я твоя на всю вечеринку? Договорились? – завожу его руки за спину и обнимаю здоровяка. Он думает.

– Отлично, но никаких касаний! Пусть целует воздух около твоих губ, – смотрит на Майло, и тот кивает.

– Но после ты вернёшься к своему законному хозяину, так ведь, Вольт? – закатываю глаза. С ним сейчас бесполезно спорить.

Кэлеб слегка поглаживает мой шрамик и щеку, целует меня в губы и победно выходит из гримерки. Мы с Майло спокойно выдыхаем. Девочка докрашивает ему брови в темный. Поправляю на себе хлопковое белое платье и набираю в грудь побольше воздуха. Повторяю про себя слова из пьесы.

Мы выходим за кулисы, здесь много народу: те, что уже выступили и те, что ждут своей очереди. Своего рода соревнования между нашими школами придумали и ввели уже давно, для воспитанников это целая актёрская жизнь. Я согласилась только ради баллов.

– Вы следующие, – перед моим носом машет руководитель.

Майло подталкивает меня ближе к сцене, там готовят декорации для нас. Склеп немного заваливается набок – картон это не доски, но мы старались.

Звучит музыка, и я выхожу к зрителям. Свет слепит глаза, зал полон учащихся и педагогов, наши монахи тоже пришли на выступление. От волнения пытаюсь проглотить слюну, но во рту, как назло, пересохло все. Жмурюсь от прожекторов, что направлены в центр.

Вспоминаю о своем предназначении и укладываюсь на перину в картонный гроб.

Произношу слова и выпиваю из бутылочки малиновый сироп, который слишком терпкий. Слезы льются из глаз, мне хочется запить водой этот нектар или прокашляться, но у меня нет на это права.

Майло сражается с Парисом, оборотень пытается разорвать вампира. Я с трудом дышу, пытаюсь сосредоточиться на своих словах. Ромео целует меня где-то возле губ, зал охает, а я «прихожу в себя» через какое-то время. Голос дрожит, но я отыгрываю свою часть и вонзаю себе в живот поддельный кинжал. В зале слышны тяжелые вздохи, и вот раздаются восторженные овации.

Все встают, и мы выходим на поклон. Я бегу в гримерку, мне нужен хоть глоток воды. Как-то странно ведет вбок, что за сироп мне подсунули в колбочку? Ее передал Майло. Я не подумала, что он может налить туда такую сладкую отраву.

В своей сумке нахожу бутылку с водой и осушаю ее до дна. Становится легче. Остальные заходят следом и восторженно обсуждают наш успех. Майло всех зовет к нам в корпус на вечеринку – педагоги разрешили немного отпраздновать с чаепитием и тортиками, что они же нам и подарили. Выхожу из театрального корпуса, мне нужен свежий воздух и уединение.

Позволяю себе двухчасовой сон. Затем иду в душ и слышу, что звуки с главного холла раздаются на все этажи. Быстро мою голову, в комнате решаю, что нужно одеть юбку, гольфы и серый пуловер. Я предвкушаю начало новой игры. Сегодня я обещала Кэлебу быть его послушной марионеткой, но как бы не так.

Черные балетки, немного блеска на губы, и моя довольная мордашка улыбается мне в отражении.

– Ну что, повеселимся? Кэлеб Холл и Джеймс Кинг, ваша Долли в ударе!

Немного странное ощущение после микстуры, что я выпила еще в обед, будучи Джульеттой, никуда не делось. Голова немного кружится. Скорее всего, убойная доза сахара пошла бродить по венам.




Глава 17


Кэлеб

Стройные ножки в чёрных гольфах, короткая чёрная юбочка в зелёную полоску. Она спускается по лестнице.

Никогда не был на таких вечерах или лучше назвать это посиделками.

Я съел три куска торта, пока ждал эту куколку. Хотел уже было выломать её дверь, но решил дать ей время отдохнуть.

Я смотрел на неё сегодня в другом образе, она блистала на сцене.

Её серые глазки находят мои. Девочка мне улыбается. Идёт медленно прямо ко мне.

Майло и другие актёры, что были с ней на сцене сегодня, хлопают нашей крошке. Она кланяется и садится на стул рядом со мной. Придвигаю тарелку с тремя разными кусочками тортиков и опускаю руку на её стул, показывая, чья она теперь малышка.

Девчонки кривят губы, а парни шепчутся за спиной.

Мне, как всегда, плевать, кто и что думает. Джеймс сидит по другую сторону от Вольт.

– Чай будешь? – спрашиваю её. Она успела попробовать все три начинки по одной вилочке – привыкла мало есть, худая совсем. Ненавижу её родителей, они хоть и трудятся постоянно, но это им не приносит большой доход.

– Какие планы после школы? – Джеймс обращается к Вольт, она чуть ли не давится и запивает чаем, я пододвигаю ей свою кружку.

– Это ты из вежливости спросил или правда интересно? – она опускает свои грустные глаза, эта тема ей не нравится, я понимаю, что Джеймс для меня задал этот вопрос.

– Да, мне просто интересно, как ещё поддержать разговор?

– Эм, после школы хочу поступить в университет Шеффилда, переехать в общагу. Может быть, я смогу чего-то добиться. Как думаешь? – Вольт закидывает ещё один кусочек торта в ротик и, улыбаясь, начинает жевать.





Конец ознакомительного фрагмента. Получить полную версию книги.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=68505871) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.



Безбашенные, безрассудные, бесстыжие – этих королей города Шеффилд знают все без исключения. Непревзойденные братья Кинг, и Кэлеб Холл – самый отвязный и желанный красавчик школы-пансиона Эмплфорт. Безликой Вайолет Томпсон придётся столкнуться с этими создателями собственной порочной игры "Доказать и наказать". Они нарекли её куколкой, избрав для своих грязных игр, о которых мечтает любая, но только не она. Справится ли Вайолет с этими плохими парнями или станет их очередной бездушной Долли? Сумеет ли разбудить чувства того, кто потерял себя во мраке лжи и лицемерия?

Как скачать книгу - "Игры в куклы" в fb2, ePub, txt и других форматах?

  1. Нажмите на кнопку "полная версия" справа от обложки книги на версии сайта для ПК или под обложкой на мобюильной версии сайта
    Полная версия книги
  2. Купите книгу на литресе по кнопке со скриншота
    Пример кнопки для покупки книги
    Если книга "Игры в куклы" доступна в бесплатно то будет вот такая кнопка
    Пример кнопки, если книга бесплатная
  3. Выполните вход в личный кабинет на сайте ЛитРес с вашим логином и паролем.
  4. В правом верхнем углу сайта нажмите «Мои книги» и перейдите в подраздел «Мои».
  5. Нажмите на обложку книги -"Игры в куклы", чтобы скачать книгу для телефона или на ПК.
    Аудиокнига - «Игры в куклы»
  6. В разделе «Скачать в виде файла» нажмите на нужный вам формат файла:

    Для чтения на телефоне подойдут следующие форматы (при клике на формат вы можете сразу скачать бесплатно фрагмент книги "Игры в куклы" для ознакомления):

    • FB2 - Для телефонов, планшетов на Android, электронных книг (кроме Kindle) и других программ
    • EPUB - подходит для устройств на ios (iPhone, iPad, Mac) и большинства приложений для чтения

    Для чтения на компьютере подходят форматы:

    • TXT - можно открыть на любом компьютере в текстовом редакторе
    • RTF - также можно открыть на любом ПК
    • A4 PDF - открывается в программе Adobe Reader

    Другие форматы:

    • MOBI - подходит для электронных книг Kindle и Android-приложений
    • IOS.EPUB - идеально подойдет для iPhone и iPad
    • A6 PDF - оптимизирован и подойдет для смартфонов
    • FB3 - более развитый формат FB2

  7. Сохраните файл на свой компьютер или телефоне.

Книги автора

Рекомендуем

Последние отзывы
Оставьте отзыв к любой книге и его увидят десятки тысяч людей!
  • константин:
    12.08.2022
  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *