Книга - Его Лютый соблазн

a
A

Его Лютый соблазн
Алекс Хант


Каково это – на протяжении многих лет скрывать свою любовь к лучшему другу? Наблюдать, как он заводит новые отношения, делится с тобой победами и поражениями, и молчать?.. Ведь я точно знаю, Лютый никогда не взглянет на мужчину в романтическом плане. Тем более – на меня. Он видит во мне лишь человека, с которым вырос плечом к плечу. Да и, честно говоря, каминг-аут перед ним я так и не совершил… до минувшего дня рождения, где все пошло не по плану.Содержит нецензурную брань.В книге встречается упоминание нетрадиционных сексуальных установок, но это не является пропагандой





Алекс Хант

Его Лютый соблазн





Пролог



Выдохнул струю дыма, позволяя себе обратить внимание на ребят, что толпились перед клубом.

Сегодня я пришел сюда с единственной целью – секс.

Хотел получить его, потому как яйца уже сводило от желания. Терпеть не могу, когда мои планы срываются. А с Олежкой не свезло. Этот говнюк, не предупредив, укатил на моря. В компании друзей.

Знаю я его друзей! Особенно того, белобрысого. Наверняка будет насасывать ему все четырнадцать дней, да подставлять зад.

На месте блондинчика должен был быть я.

Докурил, потушил сигарету об урну, вернулся в клуб. На улице на глаза не попался тот, кому бы я без зазрения совести спустил штаны вместе с трусами.

Влился в танцующую массу, напрягая зрение в полутьме и мигающих софитах, пытаясь разобрать, где рожа посмазливее. И тело желательно покрепче.

Завтра предстоит важный день. И если я сейчас не получу своей доли оргазма от чьего-то члена, могу натворить бед.

Помню уже, как едва сдерживался, глядя на Лютого. Он, скотина, поплавать тогда позвал. Ну, вернее, в сауну с бассейном, гидромассажем и прочей лабудой. Думал, поиграем в бильярд, да накатим, как в старые-добрые, ан нет, сюрпайз маза фака!

Всю ночь глядел на него в плавках и полотенце, обернутом вокруг бедер.

Думал, рехнусь.

Отходил подрочить в туалет раз пять. Чуть ладошки не стер.

А, учитывая, что нас на празднике жизни генерального было человек двадцать, уединиться было сложновато.

С тех пор решил, что лучше перестрахуюсь, чтобы не светить стояком в сторону лучшего друга, по которому сохну… дай Бог памяти, сколько лет? Пятнадцать?..

Ему завтра исполняется тридцать пять, разница в возрасте три года, понял я, что запал на Константина Алексеевича Леманна по прозвищу Лютый, когда мне было… хм. Шестнадцать? Значит, ему уже девятнадцать было. Студент, который развлекался на широкую ногу, сколотил свою «банду», да начинал «заправлять» в определенных районах.

Разумеется, я был покорен. Пусть сперва и пытался отмахнуться от чувств.

Как так? Я же знал его еще с начальной школы! А тут… любовь какая-то?

Да и не по-пацански это.

Принятие проходило через боль. Моральную, разумеется. Пришлось ломать себя.

Но, когда я все-таки понял, что от природы не скроешься, решил, что признаваться Лютому не буду. Как и его окружению.

Во-первых, не хотел терять друга, во-вторых, опасался за целостность своих зубов и почек, ну, и в-третьих… к тому моменту сам уже поступил в универ, и понял, что помимо натурального на сто процентов Кости есть множество парней с голубизной, которые не прочь ответить на мои стремления.

К чему это я сейчас вообще?

Ах, да. Нужно отвлечься. Чтобы снова не смотреть на Лютого влюбленными глазами, когда между ног мачта давно готова, чтобы повесить на нее стяг.

Нужно сбросить сексуальное напряжение.

Больше секса – меньше стресса!

Судьба оказалась благосклонна ко мне.

Среди вспотевших тел, извивающихся под биты, выцепил высокого смуглого латиноса. Или португальца. Или испанца. Хрен разберешь. В общем – черноволосый дьявол с рельефом, угадывающимся под расходящимися в стороны полами рубашки.

Ничего такой мальчик. Темная рубашка расстегнута практически до пупа, на ногах обтягивающие джинсы. Двигается, опять-таки, чувствуя ритм…

Подошел к нему, вливаясь в танец.

Вот только на латиноса претендовали уже двое! И, стоило мне разглядеть их вблизи, почувствовал укол зависти.

Близнецы.

Э, нет, ребятушки, давайте подвиньтесь.

И вообще, делиться надо.

Мне нужнее!

А вы… позднее приходите. Когда спущу пар.

Решил брать быка за рога, шагнул вперед, практически вплотную к брюнету, дотронулся до разгоряченной кожи, повел подушечками пальцев вниз, от груди по торсу. Продолжая в этот момент извиваться в такт музыке. Порочно улыбнулся, заглядывая красавчику в глаза.

– Хола!

– И тебе буэнос диос! – испанец ухмыльнулся на мой дерзкий подкат.

– Неплохо двигаешься!

Он окинул меня оценивающим взглядом.

– Ты только пришел?

– И не люблю терять время впустую. Может, отойдем?

Его бровь взлетела вверх. Шустрый взгляд поверх моего плеча на оторопевших быстро разворачивающимся сюжетом близнецов с выбритыми висками, после – снова на меня.

– Я думал еще «подвигаться».

– За этим и зову. – Облизнул губы.

Да, очень нахраписто. Но время уже – три часа ночи, а на работу вставать в шесть. Как бы добраться еще до берлоги своей, душ принять, да хотя бы час поспать, чтобы не выглядеть совсем уж жалко. Время – деньги!

Латинос покачал головой. И кивнул в сторону уборных.

– Вперед.

Люблю покладистых мальчиков.

Даже уговаривать практически не пришлось!

Стоило оказаться в туалете, тут же потеснил нового знакомого к кабинкам, где прислонил к двери, впиваясь в рот поцелуем.

К черту прелюдии!

Оторвался от его губ, чтобы начать покрывать шею поцелуями, почувствовал солоноватый привкус. Этот мальчик танцевал самоотверженно, успел покрыться испариной.

Прошествовал вниз, руками расстегивая его рубашку до конца, позволяя себе дорваться до его сосков, что тут же прихватил зубами, пока ладони шарили по бокам, прощупывая ребра.

– А ты действительно не любишь терять время даром, – хмыкнул он над моей головой и позволил спуститься еще ниже, чтобы щелкнуть застежкой джинсов, да потянуть молнию, расстегивая ширинку.

Присел перед ним на корточки, высвобождая член.

Посмотрел вверх.

– Презики с собой?

– В заднем кармане.

Кивнул, да подался вперед, взвешивая в руке его прибор, и тут же упираясь носом в мошонку. Лизнул пару раз яйца, провел языком по стволу, прежде чем вобрать головку в рот.

– М-м-м…

Мой незнакомец, у которого я даже не удосужился спросить имя, откинул затылок на деревянную поверхность двери, позволяя возбуждать.

Моих умений хватило, чтобы член увеличился у меня во рту за каких-то пятнадцать секунд. Позволил себе еще чуть посмаковать довольно приличных размеров прибор (даже здесь не прогадал!), прежде чем отстраниться и потянуться к карману за обещанной резинкой.

Зубами порвал пакетик, доставая латекс в смазке, и, хитро улыбнувшись… положил презерватив в рот, оставив снаружи только кольцо. Снова насадился на вздыбленный член, растягивая по всей длине контрацептив.

– Мне определенно нравится твой стиль, – испанец двинул бедрами навстречу, засаживая мне глубже в глотку.

Позволил ему сделать несколько фрикций, прежде чем пресек изнасилование моего рта. Я здесь не для этого. Тем более, в кондоме.

Поднялся, расстегивая собственные джинсы, потянул их вниз, поворачиваясь спиной и облокачиваясь на стенку.

– Растянуть?

– Нет. Давай жестко. Чтобы я завтра вспоминал этот раз.

Так нужно. Пусть у меня все будет саднить, точно не захочу подставлять воспаленные мышцы под очередной отросток. И, может, в этот раз смогу скрыть излишний интерес к одному знакомому мне шатену с голубыми глазами.

Чуть было не прошляпил момент. А каминг-аут перед лучшим другом уже поздновато совершать. Если я еще давным-давно решил, что Костя будет жить в неведении относительно моих сексуальных предпочтений, стоит придерживаться этой тактики до самого конца. Какой бы в жопу бухой я не был.

Нет, разумеется, шуточки на гейскую тему у нас проскальзывали. Как и в любой мужской компании, где парни хорошо знают друг друга. Все эти: «Уйди, противный!», «Милый, ты почему мне не звонил?» и прочее, присутствовало в нашей речи если не ежедневно, то, по крайней мере, еженедельно. Но одно дело – играть роль, соответствовать ожиданиям, шутить, и совсем другое, вдруг открыть, что на самом деле все эти: «Зай, а давай я тебя помассирую», имело под собой настоящую эротическую фантазию.

Так что да. Сейчас я хотел грубого секса. Который позволит мне отвлечься от мыслей, что в очередной раз Лютый будет пить со мной, забывая о том, что за пределами комнаты есть кто-то еще.

Настоящее испытание для меня.

Латинос подошел ближе, огладил мои ягодицы.

– Впервые встречаю парня, который требует секса после нескольких минут знакомства.

– Мы еще не знакомы.

– Тем более. – Усмешка.

И я почувствовал, как он заводит руку вперед, касаясь члена. Который во время минета ожил, понимая, что предварительные ласки приведут к желаемому.

Он сжал мой член, одновременно с этим прикасаясь собственным к выставленной заднице. Выдохнул в ухо:

– Точно не пожалеешь? Я не буду сдерживаться.

– Начинай! – В подтверждение еще больше отклячил зад.

Рука брюнета прекратила исследовать мой болт, теперь он придерживал ладонью таз, чтобы я не вырвался, второй рукой наверняка направляя курс для члена, который прикоснулся к колечку ануса, надавливая.

Видимо, парень в черном все-таки решил пожалеть меня, и не вогнал на полную с разбега, а начал потихоньку входить, растягивая стенки. Вырывая из моих сжатых от болезненно-приятных ощущений зубов шипение.

Стоило головке полностью войти, за моей спиной выдохнули.

– Какой тесный…

И единым толчком он вошел до основания, заставив меня вскрикнуть.

Сжал руки в кулаки, оперся лбом в деревянное перекрытие. Ощущение заполненности в совокупности с резкой болью дарило чувство… эйфории.

Я хотел, чтобы он обошелся со мной грубо, и все же не был готов к таким ярким эмоциям.

Попытался сделать несколько глубоких вдохов, успокаивая себя.

Видимо, в мозгу у моего любовника отразилось нечто вроде: «Погнали!», потому что, выждав с полминуты, он начал вбиваться в меня до шлепков. И с каждым его выпадом из моей груди непроизвольно вырывался стон.

Его член очень правильно проезжался по простате, распространяя от самой интимной зоны горячую волну, что доходила до живота, опаляла бедра, заставляла задыхаться.

Парень держал меня уже обеими руками, практически насаживая на себя, подаваясь вперед, сжимая пальцами мои бедра, чтобы удержать на месте.

– Да-а…

В какой-то момент он все-таки решил, что меня следует приласкать, рука вернулась к члену, исходящему смазкой.

– Я вижу, ты ловишь кайф от этого. – Довольно промурчал, начиная поступательные движения по стволу.

Это, кажется, было верхом.

– Я сейчас кончу, – предупредил, прикрывая глаза.

Слишком хорошо.

Позволял себе просто стоять, отдаваясь на волю актива. Испанец был хорош. Знал, под каким углом нужно входить, как именно стоит уделить внимание раскачивающемуся члену, какой темп задавать, чтобы я улетал.

– Вперед, – разрешил, и заработал рукой активнее, пытаясь синхронизировать движения вколачивающегося в меня такого приятно длинного члена.

– О-о-о!..

Оргазм обрушился на меня, высекая искры из глаз.

Бурно начал кончать, прямо на стену, что служила опорой, в то время как танцор перешел на резкие выпады, стараясь, кажется, проделать во мне сквозное отверстие.

– Черт! Как же хорошо!..

Его горячие замечания совпали с пульсацией, которую ощутил, стоило лишь мужчине войти наиболее глубоко и замереть.

Почувствовал на шее его губы.

– Не знаю, чем ты руководствовался, выбирая меня, но спасибо.

Подождал, пока он вышел, придерживая презерватив, обернулся, ухмыляясь.

– Ты не разочаровал. Так что это тебе реферансы.

Натянул на себя одежду, застегнул молнию. Довольно поправил получивший разрядку член, вышел из кабинки. Под охреневающим взглядом латиноса.

– Постой! – он нагнал меня уже на выходе из WC. – И это… все?

– А что, ожидал предложения руки и сердца? – хмыкнул, да похлопал любовника по плечу. – Хорошо потусили. Бывай!

И, продолжая улыбаться, покинул клуб.

Поймал такси, завалился домой, отправился в душ, ощущая приятное покалывание в заднем проходе.

Завтра (ну, вернее, уже сегодня), точно буду не готов подставляться. Значит, и мыслей об очередном спонтанном сексе быть не должно.

Все-таки я не машина.

И время на заживление нужно. Хотя бы пару денечков.

А испанец хорош! Очень хорош!

Может, не слишком большой в обхвате, но приятно длинный. И по простате ездил мучительно-сладко. Да и сами движения, отрывистые, мощные, заводящие… да! То, что мне было нужно.

Не ошибся выбором.

Эта ночь определенно заиграла новыми радужными красками.

Выкрутил вентили и, просушив голову полотенцем, голышом протопал в спальню.

Терпеть не могу спать в тряпках. Мне нужно, чтобы тело дышало.

Правда, происходили казусы. В связи с моими привычками к свободе движений. В основном – когда оставался на ночь в гостях.

Особенно после очередных попойных гулянок, где в одной квартире собиралось приличное количество человек.

Сколько раз ко мне «случайно» забредали хмельные девушки – не счесть. А, увидев, что молодец в моем лице уже практически «готов», порывались пристроиться под одеялко. И как бы невзначай положить руку на фаллос.

Только их ждало разочарование – когда я сплю, хоть из пушки стреляй, не разбудишь. Вот такой здоровый крепкий сон младенца у меня.

А про пальпацию со стороны женского пола рассказывали сами же дамы, обиженно поджимая губы. Мол, что это ты, Михаил, как самый настоящий медведь в спячку впадаешь?

Извиняйте, дорогие мои сисястые, так вышло.

Вот если мне бы в спину начал упираться крепкий стояк… тогда да, сон сняло бы, как корова слизала.

Не понимаю, как так получалось. Видать где-то глубоко на психологическом уровне засело: если рядом со мной девушка, она воспринимается как безопасное существо. И можно подставлять ей спину (читай – и задницу), не опасаясь за последствия. Даже в бессознательном состоянии.

Но другое дело, если за плечи зайдет мужик. Тут просыпается охотничий рефлекс. Кричащий: «Опасность».

Так что нужно проснуться, оценить «соперника», и поразмышлять, стоит ли позволять этому ковбою оседлать норовистую лошадку в моем лице. Или сделать вид, что он попутал берега.

Признаться, бывало, что слишком навязчивые ухажеры получали отворот поворот жестким: «Я натурал».

Глупо, да? Учитывая, что я голубее неба. И лазурнее воды в бассейне.

Меня не возбуждают женские прелестные грудки, зато сразу схватываю эрекцию, когда стоит увидеть рельефный торс мужчин. Даже покрытый порослью темных волос.

Эти тестостероновые гиганты с собственной дубинкой пониже пояса заставляли мою кровь бурлить. И мыслить о грязных, развратных образах распростертых на простынях тел. Переплетения голых, покрытых испариной конечностей, перекатывающихся мускулов под загорелой кожей (да и не обязательно бронзовой, можно и аристократично бледной, я всеяден в этом плане). Но факт того, что в одной постели должны оказаться два мужика (можно и больше, это не проблема), оставался неизменным.

Я был геем. На все сто процентов.




Глава 1




С Константином Лютым я познакомился, когда мне было десять.

Отправился в спортивный лагерь на очередной футбольный турнир. Родители тогда спали и видели, как сделать из меня очередного Марадону или Роналду, вот и поощряли всяческие сборы, записывая во все возможные соревнования.

Лютый играл против нас. Был капитаном команды.

Разгромил в пух и прах «Орлов» своими «Аллигаторами», да после матча ехидно так высказывался, мол, подрастите, детки, и, может, через годик, устроим реванш.

Я невзлюбил этого мальгугана, который считал, что наш проигрыш – чисто его заслуга.

Да, бегал он быстро, кричал громко, команды своим раздавал наравне с тренером, но был таким же мелким шкетом, что и мы! Пусть на три года и был старше лично меня, но в нашей команде находились и одногодки Кости (в наш состав попадали не из-за года рождения, а из-за призвания и любви к спорту). Так что очень самонадеянно было со стороны Костика гнуть пальцы, воображая себя царем.

Не я один решил, что мальчишка нарывается, мой сокомандник, Сашка Панащук, вызвался, когда мы пошли выяснять отношения с «царьком».

Каждый обзавелся синяками, но остался при своем мнении.

Через год судьба снова свела нас на стадионе. И уже я дорос до статуса капитана. Так что, увидев, что мне ухмыляется старый знакомый, из кожи вон вылез, но сумел сыграть в ничью.

Наверное, таким образом и посеял первое зерно. Заставив Константина внимательнее присмотреться к упрямому шкету. Тогда я еще был блондином, это с возрастом волосы потемнели, оставив на голове русый оттенок. Но тогда, в нашей молодости, забавно было наблюдать противостояние Зла (в лице шатена Костика) и Добра (разумеется, я о себе). Свет и Тьма.

Правда, оба те еще хулиганы.

Впрочем, на теме общих интересов (не только футбол, но и любимые всеми заброшенные стройки, по которым так классно лазать, деревья, что поддавались покорению, ну и, разумеется, битвы на силу и крутость), мы с Лютым смогли подружиться.

Так случилось, что его перевели в школу поближе к моему дому, когда родители приобрели квартиру в нашем районе, и мы стали видеться еще чаще.

Каждый день! Ежедневные прогулки после учебы – это ли не кайф для подростков?

Время шло, интересы менялись, Костик обзавелся репутацией настоящего альфача, который менял девушек, как перчатки. Заводил отношения также быстро, как и заканчивал их.

В общем, был звездой.

А в старших классах, да и на первых курсах университета сколотил банду, где и обзавелся знакомой всем и ставшей на слуху кличкой.

Я тоже попал в его банду. Вот только, в отличие от Лютого, получил прозвище по фамилии. Был Морозов Михаил Иванович, а стал Морозко или, когда косячил, Отморозко. Ну и Блондинкой, разумеется, за былые заслуги меня называл именно Костик. Остальные не въезжали в эту терминологию, глядя на потемневшую (от излишне вырабатывающих гениальные идеи мозгов, как предпочитал считать я) шевелюру.

Школа, универ, выпускной, первая работа… и каждый раз Костик рядом.

Он выучился в инженерно-строительном, благодаря обеспеченности отца, взял на себя обязательства по ведению одного из филиалов семейного бизнеса и сейчас, в почти что тридцать пять, уже занимал кресло генерального директора крупной строительной компании. Причем до места гендира добрался сам. С самых низов.

Папочка не хотел проявлять протекцию сыночку и заставил «пройти курс молодого бойца» от обычного техника до топ-менеджера. Зато Леманн знал свое дело, как свои пять пальцев. И с легкостью мог сказать, на какой стадии находится разработка рабочей документации, где ошибки в КС-2 или почему ОС-15 оформлена датой, не совпадающей с заверенной формой актов КС-3. Какое-то время он был главным инженером, проверял акты КС-11 и КС-14, визировал, ездил на объекты, дотошно следил за всем, что может подорвать доверие к фирме в принципе и ему отдельно, как к руководителю.

Занял пост именно генерального всея «СтройЛемТрест» в тридцать один.

Достаточно молодой возраст, чтобы руководить многотысячным штатом. И достаточно умудренный опытом, со взглядом с «внутрянки», чтобы понимать, к чему стоит присмотреться, какие курсы держать, и как конкурировать с другими строительными фирмами.

А я?.. Пошел на дизайнера интерьеров. И после получения корочек устроился к Леманну. Помогал конструировать «красивости» на компьютере, переносил на монитор то, о чем мы только могли мечтать.

Да моим дипломным проектом по архитектуре было создание целого жилого квартала!.. Который Костик возьми, да одобри. И построй!

Вернее, мы сейчас находились в процессе стройки гигантских масштабов. С парковой зоной, школой, садиком, и, разумеется, сразу несколькими жилыми комплексами. В которые я вложил душу.

Работал я на Костика уже… хм. Получается, лет семь? Ведь сначала практиковался в других сферах, набивал руку. Но про дипломный проект помнил и достал из закромов, когда все же решился постучаться в двери «СтройЛемТреста».

Так что получалось… что да, я был влюблен в своего начальника. Но я не воспринимал Лютого за начальника. Вот лучший друг – да, это амплуа более подходит.

Мы были дружной командой, ездили отдыхать вместе, нашей разношерстной компанией, где помимо нас с Костей присутствовали еще Алексей, его одногруппник, ушедший на маркетинг после второго курса, и который также пришел в «СтройЛемТрест», и Роберт, третий из «мушкетеров», из моей команды по футболу, еще с прыщавых времен. Роб – прекрасный юрист, и мы не раз обращались к нему за помощью в разрешении особо щепетильных вопросов.

Получалась четверка парней. Костяк, который знал друг друга уже много лет, и мог себе позволить те самые гейские шуточки, что обязаны были присутствовать в среде тех, кто может подставить свое плечо и спрятать за спину в случае опасности.

И ни один из них не знал, что я с голубизной.

Хер знает, как мне удавалось все эти годы оставлять свою ориентацию в строжайшем секрете. Парни считали, что я слишком ветреный, раз не могу представить им какую-то определенную девушку, тогда как каждый из них в то или иное время приводит очередную цацу.

Впрочем… Роберт уже женился, даже сына успел родить. Леша… был свободен, как ветер, не желал связывать себя брачными узами до сорока. Почему-то эта цифра заела в его мозгу.

– Мишань, ну ты подумай. Что такое сорок у мужика? Лишь приходит осознание жизни, уже есть определенный капитал, квартира, машина. Да и в глазах тех же девочек только что из института небольшая седина – лишь признак шарма.

Да, Леха полагал, что на его сороколетнюю рожу клюнет двадцатилетняя девочка.

Впрочем, впереди еще целых шесть лет до его юбилея, может, что за это время и изменится.

Что до самого Лютого… у него были отношения. После частой смены девушек рядом как-то чуть остепенился, и последняя мадмуазель, Алина, существовала в его жизни уже больше года.

Чем заставляла меня с завистью смотреть на их переплетенные пальцы и поцелуи при всем честном народе.

Алина наверняка спала и видела, как бы окольцевать Костика, и меня мучили нехорошие предчувствия, что он может поддаться на уговоры стройной волейболистки.



***



Пришел на работу, как и подобает дизайнеру, наплевав на дресс-код. Это Косте приходится каждый день костюмы носить, меня устраивают и джинсы с футболкой. В крайнем случае – с рубашкой. Сегодня вот поло надел. Белоснежную. В честь праздника, ага.

По заведенной когда-то давно традиции зарулил сначала в цветочный и магазин приколов.

Первый букет был вполне себе стандартным для мужика – красные розы, наш давний стеб. Ведь Лютый всегда именно эти цветы своим цацам покупает. Так что мы, сговорившись с Лехой и Робертом, теперь на каждый день рождения и восьмое марта (вот это прям железобетонно!) дарили Леманну по охапке цветочков. С запиской, в которой, разумеется, признаемся ему в чувствах.

Вот только моя записка была очень правдивой.

В каждой шутке есть доля шутки, да?..

Горько, конечно. Но традиции есть традиции. Прикол, заведенный на толпу, не разрушить простым: «Парни, может не надо?».

Надо, Миша, надо.

Тем более, так я мог открыто говорить, что люблю. И получать: «Да, сладкий, я тебя тоже. Иди поцелую!». Пусть и сказано пафосно-игриво, после чего еще получал шлепок по заднице и подмигивание, за которым следовал ржач.

Вторым букетом следовал уже нормальный – алкогольный. Виски, водка, текила, ром, все это красиво оформлено в виде огроменного кулька. Каждая миниатюрная бутылочка была закреплена на шпажке. Каждая шпажка соединялась с другой при помощи скотча, так что ножка у такой конструкции внушала трепет. Можно было идти с этим «осиновым колом» на вампиров. И заколоть парочку.

В центре композиции была полноразмерная бутыль его любимого «Smokey Joe». В приципе, вискарик и был основным подарком, все же что еще дарить другу, как не элитный алкоголь?

– Добавьте, пожалуйста, плюшевого медведя туда. – Ехидно улыбнулся, представляя, что, не ожидая подставы от питьевого букета, развернув упаковку, в самом низу Леманна будет ждать мишка.

Вот в таких мелочах и состояла наша жизнь. Дружба.

Любовь.

С которой, может, и стоило что-то делать, вот только я не представлял, как выпутываться из порочного круга. В который загнал сам себя давным-давно. Да, видать, привык к безответности, и от внимания любовников не страдал, секса всегда хватало.

Так а то, что эфемерные чувства оставались лишь в шуточной форме – значит, судьба у меня такая. Что тут попишешь?

С двумя букетами поднялся на последний этаж в бизнес-центре, подмигивая Камилле, офис-менеджеру Костика.

– Биг босс у себя?

– Разумеется. – Камилла сейчас возилась с кофе-машиной. – Миш, не посмотришь на обратном пути? Что-то этот шайтан-агрегат меня не хочет.

Хохотнул.

– Ну, хоть кто-то тебя не хочет.

Рыжуля показала язык.

– Иди давай, именинник ждет свой подарок.

Толкнул дверь, пропуская вперед розы.

– Лемминг, грызун родной! Ты стал еще старее! – заглянул в офис генерального, расплываясь в улыбке.

Константин сидел в своем шикарном кожаном кресле за огромным массивным столом, на котором был установлен монитор чуть ли не с треть этого самого стола, и, при виде меня, по физиономии именинника растеклась ухмылка.

– Блондинка с утра пораньше? Неси сюда цветы, радость моя! А где кофе? И почему не в постель?

Я же говорил, что у нас офигенные отношения?

Вот и прямое тому подтверждение.

Походкой самой последней бляди, виляя бедрами, подошел к нему, сгружая веник на стол, основной, бутылочный, пряча за спиной.

– На кофе в постель ты еще не заслужил, негодяй.

Он включился в игру.

– Уже негодяй? Где же я провинился, сладкий?

– Ах, ты еще и не знаешь! – всплеснул свободной рукой. И указал ему в распахнутый ворот синей рубашки. – Сидишь такой весь официальный, но соблазняешь одним своим видом.

Костя грациозно изогнул бровь. Сменил зрение на распахнутый воротник, который наверняка расстегнул на пару пуговиц, чтобы охладиться.

У него была привычка – каждый понедельник, среду и пятницу перед работой час проводить в спортивном зале. И даже день рождения не стал исключением. Сегодня пятница. И будет развратницей в полном понимании этого слова, когда рабочий день подойдет к концу! На ближайшие выходные берем Леманна в оборот и хорошенько отметим его тридцатипятилетие!

– А тебе все не дает покоя кусок моей обнаженной кожи? А-я-яй, Блондиночка, ты бы не палился так конкретно. Смотри не потеки. И слюни подбери.

Знал бы он, что я на самом деле залипаю на этот треугольник, в котором виднелись курчавые черные волосы!

Сделал вид, что вытираю рот.

– Чисто?

Костик прищурился, осматривая мою гладко выбритую морду.

– Сойдет.

– Значит, целоваться полезешь?

– Смотря что ты мне подаришь.

– Ах, ты продажная шалава! – погрозил ему пальцем, но выудил из-за спины букет с бухлишком. – С днем рождения, бро.

– О-о-о! – Костя даже поднялся с места, забирая поклажу, начал рассматривать бутылочки. – Черт, Мих, порадовал! Спасибо!

Он обогнул стол, да обнял меня, похлопав по спине.

– Тут даже Джой есть?

– Ну ты же любишь его.

– Вот люблю я тебя за то, что помнишь о моих вкусах, – шатен покачал головой.

– Это не так сложно. – Присел на край его стола, складывая руки в замок и наблюдая, как Костик ищет место для букетов. Сразу двух.

Розы поставил в напольную вазу, водрузил на невысокий журнальный столик возле панорамного окна, рядом с пальмой, а алкогольное великолепие расположил в шкафу.

– Это чтобы коллеги не позарились раньше времени, – пояснил, возвращаясь на свое место.

– Мы сегодня отправимся отмечать во сколько?

– Хочешь свинтить раньше времени?

– Я был бы рад уже начать, но ты же до обеда точно заставишь пахать.

– Бухать с утра – признак алкоголизма.

– Так мы с тобой те еще алкоголики, – безразлично пожал плечами. – Так что там, со временем?

– Давай в шесть?

Присвистнул.

– Полный рабочий день? В праздничную пятницу?

– Пять?

– Четыре. И я сам скажу пацанам, что им придется держать собственные слюни при себе дольше обеденного времени.

– Неужели Леха жаловался?

– Почему не думаешь о Робе? Все же ему актуальнее забыться в бутылке. Малой наверняка не дает отдыхать дома.

– С Робом и так все понятно. Я удивляюсь, как у него между ног еще остаются яйца. Так жестко их держат наманикюренные пальчики Снежки.

– Она же Снежная Королева. В ее ведении должны быть его яички. Иначе ядом будет плеваться дальше метателей копья.

Вздохнул.

Да, Роберт души не чаял в своей женушке Снежанне, но она порой выводила всех нас из себя. Своими замашками на главу семьи. Отчаянно пыталась доказать, что в их родовом гнезде она – пчелиная матка, а остальные мальчишки – лишь трутни, которые должны исполнять ее поручения.

Так что да, Роб с радостью сбегал передохнуть от «счастья семейной жизни» в нашу чисто мужскую компанию.

Костя побарабанил пальцами по столешнице.

– Окей, четыре. Но сначала мы должны отпраздновать здесь, в компании. Тем более, у нас новый член появился.

– Ты сейчас о новом сотруднике-мужчине или просто о мужчине? Или, постой, Леха все-таки подарил тебе дилдо? А ведь только грозился!

Леманн фыркнул.

– Я ему это дилдо сам засуну в зад. Если только попробует притащить в компанию. Нет, я про сотрудника. Новый коммерческий директор. Приступает к работе с понедельника, но сегодня должен прийти для ознакомления с центром и основными фигурами. Так что, прошу, не испугай нашего новичка.

– А я-то что? Я паинька. Буду себе рисовать домики, грядки и фонтаны.

– Мы же вроде говорили про внутреннюю отделку.

– Она готова…

Леманн выразительно на меня посмотрел. Очень так выразительно.

– Ну ладно, она почти готова!

Еще выразительнее.

– Я уже все продумал!

– Но не приступал.

– Кость, ну я ж не дилетант. Набросаю все и на коленке, когда пригорит. Мне сейчас с фонтаном закончить надо. Все же он будет основной композицией в парке. А без рендера не получается достаточно красивая картинка. И с изображением бригаде легче понимать, что куда.

– Напомни, кто кому зарплату платит?

– Давай еще деньгами мериться, – оттолкнулся от стола, смахивая с плеча незаметную пылинку. – Между прочим, мои джинсы стоят больше твоей рубашки.

– А чего ты не весь костюм в пример взял?

Скуксился.

– Потому что нехер на заказ все шить! Мажор ебанный.

Лютый заржал.

– Все, иди, обиженка. Жду тебя с пацанами к четырем. Подойдет еще наш коммерческий, познакомлю как раз.



***



Вышел из его кабинета, сразу подруливая к кофевыдавалке.

– Ну что с тобой, аппарат мой ненаглядный?

Потыкал в кнопки, увидел на что ругается иностранная модель, поцокал для приличия, долил воды, сменил поддон, да закинул таблетку для очищения в специальный отсек.

– Шайтан-машина захотел перышки свои почистить. – Объяснил Камилле. – Он сейчас с час будет шуметь, периодически прося водички. Ты уж услади девочку. – Любовно огладил поставщика вкуснейшего каппучино.

– Будет сделано, мой командор! – рыжая бестия отдала честь. И кивнула в сторону двери генерального. – Обрадовался подарку?

– Как младенец. – Улыбнулся, подходя к столу «секретарши», и утащил из вазочки конфетку. Попалась вишневая. – О, сегодня я вишенка.

– Смотри, чтобы не съели, ягодный.

Напрягся.

– Я чего-то не знаю?

– Так сегодня же проверка из ваших, по дизайнерскую душу.

Хлопнул себя ладонью по лбу.

Сука! Как я мог забыть?

Они же переносили дату! И я как-то не связал два и два, и их «последняя пятница месяца» почему-то благополучно была просрана мимо ушей.

Взглянул на часы.

– Я в жопе.

– Вазелин дать?

– Своей смазки хватает. – Конфетка попала на зуб, разгрыз ее, представляя на месте карамельки приставучих мужиков в пиджаках. – Ну, потопал я тогда. Каким-то макаром надо ублажить комиссию до обеда.

– Удачи!

Поспешил на свой этаж. Выйдя из лифта заметил суету.

Да ну на! Уже?! В девять утра и пришли?!

Нырнул в кабинет, по ходу прося свою помощницу принести мне чашку кофейка. Ибо да. Двое дяденек в строгих черных костюмах (не хватало только черных очков, и сразу можно выдавать проходку к инопланетянам) подорвались с диванчика мне навстречу.

Я не говорил, да?

Я был начальником. Начальником всего архитектурно-дизайнерского отдела «СтройЛемТрест». И вопросы с пристрастием будут направлены именно в мою сторону.

Блядь!

Только хотел отвлечься.

Но в ближайшие часы мне только и приходилось как школьнику отвечать на миллион вопросов, показывать документацию, спорить и всячески отстаивать уже утвержденные планы.

К обеду из меня настолько сильно вытрясли душу, что я достал пачку сигарет еще в лифте. И начал прикуривать в холле. Послав нахмурившихся охранников силой мысли.

У меня стресс. Его нужно закурить.

Почему работа не может быть простой? Почему каждый раз приходится как уж на сковородке вертеться, дабы получить желаемое?

Деньги никогда не приходят без усилий. К сожалению.

Выдохнул струйку дыма, размышляя, что стресс, который я заработал за утро, должен в полной мере окупиться вечерним отрывом.

Вот только еще пару часов после шестнадцати придется проторчать в офисе, пафосно попивая выдержанный виски, прежде чем уехать в закат. Куда в этот раз, интересно?

Леманн так и не открыл карты.

Но, вроде, слух ходил, что он искал выходы на яхты.

Я не против прокатиться, тем более, в тесной компании ребят, с которым сожрал не одну ложку дерьма.

В обед заставил себя поесть плотно, чтобы алкоголь не так сильно ударил в голову. И я мог отвечать за свои поступки.

Вернулся в офис, добил рендер фонтана, да с удовольствием отметил, что часы показывали без десяти четыре.

Позвонил пацанам, предложил встретиться непосредственно на этаже Лютого, после чего с чистой совестью отключил компьютер.

– Ань, если будут искать, я у генерального.

– Конечно, Михаил Иванович.

– Ты сегодня не засиживайся. Уходи, как только поймешь, что все сделала, хорошо?

– Спасибо, Михаил Иванович. – Молоденькая девушка, только-только закончившая универ, счастливо улыбнулась.

Я подозревал, что она может быть в меня влюблена, но пока не видел со стороны симпатичной блондинки каких-либо телодвижений в мою сторону. Да и одевалась она скромно, ни единой провокации.

Впрочем, для нее же будет лучше, если тайные вздыхания так и останутся тайными. Не хочу искать нового секретаря. Девочка отлично справляется с работой, потерять ее из-за обид на нереализованные фантазии как-то не хочется.

Добрался до нашего пентхауса, послал воздушный поцелуй Камилле.

– Я первый?

– Алексей и Роберт уже там. И Давид Сергеевич.

Притормозил.

– Ху из Давид Сергеевич?

– Наш новый коммерческий директор.

– А, ну да. Леманн упоминал.

Камилла приложила палец к губам и поманила к себе.

Обожаю эту рыжулю! С нами на одной волне всегда. И в преданности офис-менеджера самого Лютого не нужно сомневаться, она пришла с ним практически в одно время в компанию. Ну, вернее, села на свое кресло одновременно с повышением Костика. Он сразу подгреб ее под себя, вычленив из множества претенденток.

А что? Внешность у нашей Ками была броская, то что нужно на ресепшене перед встречей с Главным. Девочка аппетитная, грудка-попка, все есть. Талия осиная, ноги от ушей, губки подкачены, реснички нарощены. В общем, модель моделью. И при этом мозги есть в головушке! Вот где клад настоящий!

И Ками понимала, что попала на хорошее место, босс ее ценит, премии выписывает постоянно, так что она отвечает любовью на любовь, не пускает незваных гостей, мастерски отбривает проверки, «отправляет» на совещания/командировки/больничные генерального, если вдруг кто-то оказывается прямо на пороге, да не согласовав время встречи, и в общем… шикарно справляется со всем, что на нее падает. Составление отчетов, подписание документации, перераспределение подписанных актов, возврат в другие отделы, связь с руководителями подразделений – все через Камиллу.

Золото, а не работник.

Еще и с чувством юмора. И пониманием, что среди нескольких тысяч сотрудников рядом с Лютым нужно выделять меня, Леху и Роба.

Да, пусть Роберт и был приходяще-уходящим звеном, но он же числился у нас по договору ГПХ, так что можно засчитать за очередного сотрудника.

Подошел к огненной бестии, склоняясь ниже.

– Миш. А ты можешь как-нибудь аккуратно узнать на счет этого самого Давида?

– Воу. Ты стушевалась перед ним?.. Серьезно?

– Ты просто его не видел. Горячий такой. На итальянца похож. А ты знаешь, я люблю жарких мальчиков.

Подмигнул ей, выпрямляясь.

– Задание понял. Попытаюсь разведать обстановку. Но, будь уверена, даже если он трижды женат и имеет выводок детей, ничего не останавливает мужчину от бурного романа с сексапильной секретаршей.

Камилла замахала на меня руками.

– Я серьезных отношений хочу, а не разового перепихона.

– Так может там и не на раз будет.

– Миша!

– Да понял-понял. – Поднял правую руку растопырил пальцы, изобразил, что надеваю на безымянный кольцо.

– Иди уже, комедиант.

– Я спецагент! На спецзадании! – стукнул кулаком в грудь, да, не переставая улыбаться, вошел в кабинет к Косте.

Он сидел на своем месте, Леха с Робертом рассматривали букет, который я принес, тот, что с алкоголем, а четвертый, тот самый заинтересовавший нашу секс-бомбу мужчина, сейчас стоял спиной ко входу, рассматривал в окне раскинувшийся под нами город.

Высокий, темноволосый, в темно-сером костюме, который отлично сидел на статной фигуре.

Видимо, услышал, что дверь открылась, довернулся ко мне.

И улыбка тут же сошла с моих губ.

Это был он. Мой вчерашний латинос.

Тот, которому я отдался в туалете клуба. Тот, что заставил сегодня не думать об очередном члене, ввинчивающемся в мой задний проход, поскольку до сих пор ощущал фантомное присутствие его правильно-длинного члена и крепких рук.

Блядь!

То есть, мой случайно любовник – теперь наш новый коммерческий директор?..



***



Он узнал меня. Было видно по тому, как сперва вытянулось смуглое лицо, а после глаза, расширившиеся в удивлении, прищурились. А на губах заиграла усмешка.

Мол, вот ты и попался.

А ведь я действительно попался! Вернее, попал! По полной!

Как? Как, я спрашиваю, мне могло так «свезти», чтобы из всего множества мужиков нарваться на того, кто будет постоянно, ежедневно контактировать с Лютым?!

Кажется, я завис надолго, поскольку Костя окликнул мою превратившуюся в истукан фигуру.

– О, а вот и опаздывающий подтянулся. Михаил Иванович, нехорошо заставлять занятых людей ждать!

– Да-да… простите… – ответил на автомате, все еще гипнотизируя латиноса.

Тьфу! То есть, Давида. Давида, мать его, Сергеевича! Какой он, нахер, Сергеевич? Со своей жаркой итальянско-испанской кровью?

– Позволь тебе представить нашего нового сотрудника. – Костик поднялся из-за стола, подходя ближе к мужчине, который отлип от окна. И смотрел только на меня. – Наш новый коммерческий директор, Давид Серхио Матиус. Ну, по-нашему, Давид Сергеевич.

Заставил ноги переставляться. Одну за другой. Давайте же! Правая-левая. Правая-левая.

Вышло плохо. Словно иду, как робот.

Заметив мою нескладную походку, Давид еще больше усмехнулся, его бровь взлетела к уложенной гелем прическе.

Нет, сладкий, хожу так не из-за твоих вчерашний стараний над моей задницей. Хотя да, ты оттрахал меня на славу!

Иду, как припадочный, потому что с каждым шагом, чувствую, погружаюсь все глубже в дерьмо. И самостоятельно присыпаю себя бетончиком. Или заливаю?.. Не суть!

Нацепил на себя самую пластиковую улыбку, протягивая руку.

– Михаил.

– Давид.

Его рукопожатие было сильным.

– Михаил у нас возглавляет отдел архитектурно-дизайнерского направления. – Пояснил за меня Леманн, наверняка поражаясь тупости. Как это – не объяснить, кто я перед нашим новым начальником?

– Очень приятно. – Сладкая улыбка, что, казалось, соскочила с губ Давида, перекочевала мне в руку, поскольку я ощутил небольшую щекотку (мне же не показалось? Или все, здравствуйте глюки?). – Надеюсь на тесное, взаимовыгодное сотрудничество.

И это все еще продолжая держать мою ладонь.

И говорил он, разумеется, совсем не о стройке! Ох, далеки от стройки были помыслы этого итальяшки! Или испанца? Впрочем, один черт.

Карие очи меня сейчас буквально раздевали. И раскладывали. Вот на тот же столик, где стояли красные розы. Или на пол. А лучше – на стол. Чего мелочиться? Дубовый, качественный, выдержит двух мужиков.

По крайней мере, в моих фантазиях стол Лютого выдерживал нас с ним. С Костей. Не Давидом.

Разжал рукопожатие, убирая конечность за спину. Распрямил плечи. Глянул на подошедших к нам с парой бутылок и стаканов друзей.

– Ну, за знакомство?..

Забавно. То есть пока что Матиусу не сообщили, что у генерального день рождения?

Забрал у Роба себе тару, потянулся к бутылке с вискариком. Или лучше сразу водки бахнуть?..

Плюнул на все, дошел до шкафа, где Лютый хранил алкашку. Достал прозрачную жидкость, отвинтил крышку, да щедро плеснул себе в стакан.

Мне нужно улететь мыслями. И расслабиться.

Кажется, если не бахну прямо сейчас, продолжу изображать робота. Никак не могу заставить себя вести себя нормально.

Не ожидал, что провал может быть настолько близок. И настолько эпичен.

Ведь стоит только Давиду заикнуться…

Опрокинул первую порцию в себя, не дожидаясь, пока чокнемся сторонами. Водка приятно обожгла горло, послав тепло по груди.

Вторую порцию налил уже спокойнее. Подошел к парням.

– Ты куда так гонишь? – Алексей нахмурился.

– У меня сегодня была комиссия. По поводу бизнес-центра около кольцевой.

– А-а… – Леха сочувствующе похлопал по плечу. – Ну, тогда, да. Понимаю.

– Как, кстати, прошла встреча? – Леманн вспомнил об обязанностях всегда все знать.

– Без нареканий. – Не хотел вдаваться в подробности. И вспоминать не слишком приятную встречу. Позже. Все позже. – Давайте выпьем, что ли? Раз у всех налито.

– Добро пожаловать в «СтройЛемТрест»! – Константин поднял свой стакан, после чего первым дотронулся кончиком стекла до стакана Давида.

– Добро пожаловать в команду! – это от Лехи.

– За знакомство! – от Роберта.

Я промолчал. Просто «поцеловал» бокалы и снова залпом осушил.

Спасибо плотному обеду, голову сразу не повело.

Но паника все же не отпускала.

Давид смотрел на меня, как удав на кролика. И мне совсем не нравился этот взгляд. Здесь, при моих друзьях.

Вот если бы мы были одни… да. Тогда я бы очень даже поощрил этот его намек.

Давид выпил виски, оторвавшись, наконец, от меня. Перевел взор на генерального.

– А остальные начальники отделов не подойдут?

Костя покачал головой.

– Вы же познакомились с ними при обходе. А здесь… скажем, приветственная вечеринка для посвященных.

Давид снова стрельнул в меня взглядом.

– Значит, в этой комнате собранные приближенные к верхушке?

Леха стукнул Давида по спине ладонью.

– Типа того. И давай на «ты». Раз уж теперь наши финансы в твоих руках, нам придется часто пересекаться. Со мной в частности. Согласование рекламного бюджета и инвестиции в аналитику.

Испанец (буду его все-таки так звать), ну или Серхио. Кстати, вполне себе дееспособная кликуха. Так вот, Серхио отсалютовал Лехе бокалом и решил сам разлить опустошенные тары. Лешке и Косте – вискарик, Роберту водочку, дошел до меня. С кристально чистой.

– Налить?

– Если только не хочешь споить. – Да, когда я нервничаю, шутки получаются из рук вон плохо. По-дебильному.

Давид загадочно подмигнул. И облизнулся. Пользовался, гад тем, что стоял спиной к парням, и они не видели пантомиму.

Это мне сейчас на минет так намекнули? Вернее, пьяный минет?

Потому как Давид очень щедро долил водяры.

Невольно сжал стекло сильнее. И чуть качнул головой из стороны в сторону. Поймет намек?..

Это должно было быть что-то вроде: «Не здесь! Не пали контору, падла!». Но Давид Сергеевич беззаботно отставил бутылку на ближайший стол (к розочкам), снова перешел к вискарю, да заметил:

– Чтобы не споить, нужна закуска. Она предполагается?

– У нас будет банкет. – Это Лютый снова вошел в роль хозяина вечера. – Сейчас лишь аперитив. – Теперь уже мне. – И не налегай, Миш. Впереди очень интересная программа.

– Уже страшно.

– Ну-ка, ну-ка, – наш женатик активизировался. Конечно, ему интересно все, что происходит за пределами квартиры. И вне зоны видимости цепких глаз Снежки.

– Давайте, на грудь и в путь! – не стал все же расписывать ближайшие удовольствия Генерал, отсалютовал и выпил. Мы последовали его примеру.

– Так. С машинами. Берем две штуки, с водителями. Распределяемся. Кто куда?

– Огласите весь список, пожалуйста. – Это Лешка.

– Крузак и Гелик.

– Гелик! – практически одновременно заявили Леха с Робертом.

– Как я и думал. – Леманн пожал плечами. – Я с вами. Буду штурманом. Поедем колонной.

– То есть, даже водители пока не в курсе конечной точки пути? – Роберт уже зажегся.

– Не разочаруетесь.

– Прошу прощения, а вы всех новеньких так приветствуете? – от Серхио.

– Ах, да. Забыл сказать. У меня сегодня день рождения. Отметим, заодно получше узнаем друг друга. – Костя хлопнул в ладоши. – Ну, по коням?

Кажется, я где-то согрешил. По-крупному.

Сейчас мне придется ехать неизвестно куда, неизвестно сколько, да в одной машине с Матиусом?..




Глава 2




– Ну, здравствуй.

– И тебе не хворать. – Постарался выглядеть как можно более отстраненно, но как это сделать, когда впереди сидит водитель компании, что может записывать себе на подкорку неудобные фразы? Конечно, Леманн платит им достаточно, чтобы не задавали вопросов, да не трепали языком… но рисковать я не хотел.

Приложил палец к губам и глазами указал на водилу.

– Значит, «СтройЛемТрест»? Ты финансист по образованию?

– Значит, финансист. – Давид сощурился, явно хотел обсудить пикантные темы, но все же послушно заткнулся, и не стал лезть на рожон.

Мальчик с мозгами, хорошо.

– Сколько тебе лет?

– Тридцать семь.

А вот это сюрприз.

– Выглядишь моложе.

– Это должно меня оскорбить? Или, наоборот, комплимент хотел сделать?

– Констатирую факт.

– А тебе?

– Тридцать два. Юбиляру тридцать пять.

– Значит, Константин младше меня? Не ожидал. В таком возрасте уже несколько лет стоять во главе фирмы и далеко не маленькой…

– Он долго шел к этому.

– А ты хорошо знаешь Леманна, как понимаю? И Алексея с Робертом?

– Я, Костя и Роб – друзья детства. Леша появился в университетские годы.

– А они?..

Если он скажет слово «геи» вслух, получит в челюсть.

– Они все, так или иначе, причастны к бизнесу Леманна. Роберт, правда, наш юрист по договору. Но его жена подбивает перебраться на постоянку. И, кажется, в скорости он согласится распрощаться с компанией, на которую батрачит вот уже лет десять.

Достаточно прозрачно?

– Жена?.. Понятно. – Серхио глянул на водителя и, несмотря на мои предупреждающие взгляды, подался вперед, шепча на ухо. – А они знают о твоем маленьком секрете?

Одними губами сказал: «нет».

– Вот как? – Давид вернул свое поджарое тело на место. – Занятно. Друзья детства, говоришь?

– А ты испанец?

Усмехнулся. Понял, что хочу уйти от темы. Однако позволил это.

– Да. Родился в Аликанте, но родители развелись, когда мне было пять, и с матерью я переехал в Москву. Так что я только чисто номинальный испанец.

– С отцом Серхио Матиусом.

– В точку.

– И не было желания снова рвануть на солнечное побережье Коста-Бланка? Все же там море, а у нас… ну у нас погода не позволяет круглогодично носить рубашки на распашку.

Кажется, моя шпилька не попала в цель. Не смог «уесть» привычки испанца демонстрировать свой каменный пресс всем алчущим.

– Я навещаю родню несколько раз в год.

– Оттуда и загар? – только сейчас дошло, что для наших широт он был слишком смуглым.

– В точку. Если хочешь, при следующей поездке можешь стать «плюс один».

Отвернулся к окну.

– Я подумаю.

Нет, трахался он отменно. Так, как я люблю. Грубо, быстро, на всю длину. Но вот меня очень сильно напрягало, что теперь моя ориентация могла оказаться на грани озвучивания перед Костей. Очень сильно напрягало. И совместные поездки, да тем более к родным (как будто везут невестушку на встречу с папой), могли бы выглядеть крайне подозрительно.

Какое-то время в машине царила тишина, если не считать музыки, лившейся из колонок.

Дорога, как я и предполагал, вела вдоль набережной. Значит, все-таки яхта…

Будем кататься по реке всю ночь?

Давида, видимо, все-таки утомило молчание.

– Скажи свой номер.

– Зачем?

Серхио вздохнул.

– Михаил, давай не будешь в штыки воспринимать каждую мою фразу? – и теперь он кивнул в сторону водителя.

Неохотно вбил ему свой номер в мобилу. И тут же получил сообщение в мессенджере.

– Как зад?

Возмущенно уставился на соседа. Тот невинно пожал плечами. Мол, отвечать-то будешь?

Ладно. Таким образом пообщаться можем. Инкогнито, будь оно всем ладно.

– Иди в жопу!

– Только если в твою. Вот, правда, боюсь, ты сейчас не оценишь мои поползновения. Очень болит?

– Все в норме.

– По твоей походке и не скажешь.

– Я был не готов встретить тебя.

Давид оторвался от телефона. Приподнял брови.

– Не спорю, я тоже не думал, что судьба столкнет так скоро. Тем более, на работе.

– О работе. Не нужно трепаться. О нас. Надеюсь, не нужно объяснять?

И снова вздох от брюнета.

– Я не тупой, Миш. Вот только… почему ты не сказал друзьям? Если знакомы столько лет?

– Значит, на то были свои причины.

Давид пожевал нижнюю губу.

– Твое молчание может вылиться боком.

Возмущенно вскинулся. Теперь сам приблизился к нему, шипя на ухо.

– Ты мне угрожаешь?

– Всего лишь предупреждаю. – Он улыбнулся. И эта улыбка мне совсем не понравилась.

Полез в телефон.

– Что ты хочешь?

– Адреналина.

– Прыгни с крыши.

– Надеюсь, ты про роупджампинг?

Можно и без ремней.

Угрожать он мне вздумал! Ах ты ж!.. Латинос!

– В чем выражается твой адреналин?

– Секс, разумеется. На грани. Когда у партнера все сжимается от страха – это ни с чем несравнимое удовольствие.

Вот тут я прихренел. Знатно.

Откинул голову назад, прикрывая глаза.

Что имеем: либо Серхио парой неосторожных фраз может раскрыть мою главную тайну перед Лютым, либо я продолжаю трахаться с испанцем, когда, как и где он скажет? Так?

Адреналин – это он про общественные места? Типа того же толчка в клубе? Не зря же согласился очень быстро.

Что еще имеем? Примерочные в магазинах? Леса и парки?

Сжал челюсти, до скрипа.

– Почему ты хочешь все усложнять?

– Напротив, я предлагаю взаимовыгодное сотрудничество.

Сука!

Взаимовыгодное, да? Когда у меня будут поджилки трястись, как бы нас еще кто не засек?..

– Как долго?

– Зачем ставить сроки? Ведь это приятно не только мне. Или ты в отношениях, и вчерашнее рандеву произошло в отместку за какой-то косяк бойфренда?

Гандон! Все он знает! Да, пусть сюжет избитый, но когда тебе в лоб кидают предъявы, становится не так сладко от «мести». Да и не было вчерашнее местью. А просто попыткой уйти от проблем.

Ушел, бля.

– Как будто тебе есть дело до отношений. Как долго мы должны трахаться, помани ты пальцем?

Давид улыбнулся, как довольный кот.

– Полгода.

– Месяц. И если за этот месяц я увижу, что ты хоть как-то пытаешься выставить меня пидором перед друзьями, твоя ориентация станет известна всей Москве.

Повернулся ко мне и одними губами: «Напугал».

Он не скрывается?.. Открытый гей?..

Значит, все карты у него. А я всего лишь заложник ситуации.

Блядство!

Главное, сам себя подставил. Изобразил бы, что меня вообще не волнует, что я голубой, ему бы в голову не пришло… но тогда, по приезду на яхту он вполне мог при всем честном народе поинтересоваться, где можно отвести душу. Со мной.

Или не стал бы?

Черт! Черт! Черт!

Не знаю этого Матиуса, совсем не понимаю, что от него можно ожидать.

С одной стороны, с появлением его в роли любовника избавлюсь от потребности посещать клубы в поисках одноразовых утешений. И буду держать себя в тонусе перед Лютым.

С другой… опять-таки, его запредельная близость к Косте.

– Месяц начнется с понедельника. – Это он прислал.

Давал мне передышку на выходные? Понимал, что в эти дни мы, скорее всего, продолжим кутить с друзьями?

И тут же следом:

– То есть, «не с понедельника». Потерял частицу, сорян. Если ты готов на эксперимент, предлагаю не откладывать.

– Даже не думай. Сегодня ты не получишь.

– Мое дело предложить. Мирный путь. Мне же терять нечего, Миша. Я как пришел к вам, так и уйду, если начальство не захочет видеть на руководящем посту представителя ЛГБТ. А вот ты – другой вопрос.

Скотина!

Но, если ребята напьются до чертиков, чисто теоретически, можно будет отыскать заветный, никем не просматриваемый уголок…

– Что будет после месяца?

– Я отстану. И каждый заживет своей жизнью. Я, знаешь ли, люблю разнообразие. Сейчас в моем меню главный деликатес – это ты.

Гурман, епта.

– Чем быстрее начнем, тем быстрее разбежимся.

Заблокировал телефон, убирая в карман.

– Чудно, – это Давид уже вслух.

– Кажется, мы подъезжаем, – сообщил водитель, выворачивая на пристань. Где на воде покачивалась трехъярусная белоснежная красотка с острой кормой.

Мы действительно отправимся вплавь. Я, мои друзья и этот герой-любовник, который решил пощекотать нервы. Мои, по большей части.

Я думал, как бы мне самому не напиться? Кажется, теперь это не актуально.

Хочу бухать. И забыть напрочь все, что произойдет.

Ведь я чувствовал – скоро грядет жопа.



***



Мы стояли возле машин на продуваемой набережной, оценивая масштабы яхты, когда подошедший Лютый подмигнул.

– Ну что, мальчики, поплаваем?

– Вкусим прелести богатой жизни, – хохотнул Леша, да вслед за Костей отправился по трапу.

Внутри яхты нас ждала накрытая поляна. Длинный стол, уставленный всевозможными изысками из пока что закусок: колбаски, сыры, тарталетки, всякие разноцветные канапе на шпажках, мидии, креветки, и все подобное.

– Горячее принесут через минут пятнадцать, – сообщил Костя, переговорив с кем-то из команды и разрешая отходить в плавание.

Площадка, на которой мы расположились, делилась на две зоны – одна, где стоял стол со снедью, была закрыта стеклом и крышей, вторая позволяла дышать свежим воздухом, толкнув прозрачные двери.

Мне безумно захотелось курить. Нервы ни к черту.

Вышел на открытую площадку, доставая пачку с сигаретами, выудил одну, прикурил, делая глубокую затяжку.

Выдохнул.

Философски смотрел, как отчаливаем, и наслаждался одиночеством. Но не долго. Ко мне вышел Роберт, также перекурить, но с бокалом в руке.

– Ты чего от коллектива отбился?

– Да так. Подумать нужно.

– Совсем проверяющие гоняли в хвост и гриву?

Отличное прикрытие.

– Скажем так: сейчас я рад, что уже все позади. Но пугаюсь того, что еще предстоит.

– Так может, Лютый поможет?

Он поможет, ага. Да он – главная причина моей головной боли!

Роб также прикурил, облокачиваясь на перила.

– Как же я рад вырваться из дома…

– Неужели женатая жизнь так убивает?

– Нет, Снежка не то, чтобы трахает мозги, просто… я иногда скучаю по свободе. Когда мог не отчитываться, что иду гулять. И ночью не появлюсь дома. Сейчас… чувствую себя арестантом, который должен держать ответ перед комендантом.

Ухмыльнулся.

Ну да, понимаю. Кому хочется в тридцать с хвостиком понимать, что теперь твоя жизнь не может быть такой, как ты хочешь? Сейчас Роб не мог рвануть на те же выходные на Кипр, чтобы устроить алкотур по местным клубам, и ловить отходняк на лежаках, обещая себе больше никогда не пить… до вечера, когда очередной зазывала обещает порадовать аквариумом с желеобразным зеленым нечто, что по вкусу напоминает арбуз с примесью джина. Разве можно упустить возможность попробовать экзотическое удовольствие?

– Отчасти поэтому я понимаю Леху… – Роберт сделал очередную затяжку. – И все-таки… нет, не жалею.

– Еще бы. Марк стоит всех твоих мучений. Кстати, как там мелкий?

– Хулиганит. Не уследить на площадке, постоянно лезет на всякие железяки, особенно те, что повыше. Либо будет альпинистом, либо… паркурщиком. – Он кивнул своим мыслям. – Наверное, хорошо, что он такой активный. Вот только, кажется, я таким в детстве не был.

Хохотнул.

– Ты просто не помнишь. Спроси маму, она наверняка расскажет много интересного о твоем беззаботном. И как ты прибавлял ей седых волос.

Роберт хмыкнул.

Продолжили курить молча. Я первый дошел до фильтра, нашел глазами расположенную тут же предусмотрительно оставленную пепельницу, затушил сигарету, возвращаясь к другу.

– Не знаешь, Алину не ждать?

– Лютый решил, что первую часть оформит мальчишником. Свою кралю увидит завтра. – Роберт выпустил струю дума. – И я рад, что побудем чисто мужской компанией. Давно не собирались вместе.

– Вот у нас только есть один лишний.

– Ты про новенького? – Роберт довернул светлую голову в мою сторону. – Я тоже удивлен, что Костя его пригласил. Но, если он будет нашим «кошельком», логично, что надо узнать поближе.

И ведь не поспоришь.

Давид допущен до коммерческой тайны.

И моей задницы. На ближайший месяц.

Осенило.

Ведь он сам же сказал, что я «не оценю его поползновений» сегодня. Однако решил не давать отсрочки?.. Что задумал? Дрочку? Минет?

Как-то стало спокойнее. Уж это скрыть точно будет проще, чем мои стоны от резких выпадов.

Даже настроение как-то приподнялось.

И от отсутствия Алины, и перспектив сохранить все в тайне.

В конце концов, нас не так много на этой лодочке. И найти укромный уголок можно. Наверное. Нужно исследовать яхту. И приметить парочку.

Всегда же можно сказать, что мы вышли перетереть один на один? Так сказать, обсудить что-то… да те же варианты реализации макетов, которые я сконструировал на прошлой неделе.

Да! Гениальная «отмазка».

Воспрял духом. Мы сегодня празднуем! И не стоит омрачать юбилей Константина своей постной рожей.

– Ладно, посмотрим, что он из себя представляет. Го веселиться?

– Го!

Лютый сидел во главе стола, справа от него расположился Давид, слева Леха. Они что-то бурно обсуждали, когда мы с Робертом решили почтить друзей своим присутствием.

– Вы как дети малые. Решили посмотреть, как кораблик отчаливает? – мой рыжий друг, известный как Алексей Петрович Кузнецов, поправил очки, сдвигая те на кончик носа. Мол, дайте-ка рассмотреть экспонатов дивных.

– Ну не всем же быть старпером, как ты, – не остался Роберт в долгу. За что в него полетела виноградина, отщипнутая из грозди, красиво лежащей поверх широкой тарелки.

– Сам ты старпер!

– Я моложе, – не остался в долгу Роб.

– Всего на год!

– Эй! Вообще-то сегодня тему лишних лет обсуждать не красиво, – Костя сощурился. После чего, не выдержал, улыбнулся. – Давайте выпьем за это, что ли?..

– С новым годом, новым опытом, новыми свершениями! – продекламировал, поднимая бокал с отверткой. Раз уж перешел на водочку, снижать не стоит. Вот разбавить соком – за милую душу.

Парни хмыкнули, но выпили.

– Ты ничего не перепутал, Миш? День рождения празднуем, не новый год. – Поставив на стол опустошенный бокал, заметил Лютый, потянулся за канапе, откусывая с нее помидорку черри.

– И вовсе не попутал. Это мои пожелания. Прожить новый год, в котором тебя ждут приключения.

Новый опыт. Ага, например, в сексуальном плане.

Если бы… Ах, если…



***



Мы планомерно закидывали в себя щедро заказанные Лютым морепродукты, что принесли с пылу с жару, так что форель закусывали лобстерами, а осетрину мазали хреном, заедая черной икоркой.

Ну а что? Юбилей!

И может он себе позволить на широкую ногу отметить.

– Ну, что утолили первый голод? – Костя хитро обвел нас взглядом.

Леха, откинувшись на спинку дивана, довольно похлопал себя по пузу.

– Услужил, Константин Алексеевич. Уважил прям.

– Значит, пора переходить к вкушению эстетического плана. – Он что-то набрал на телефоне, когда мы, не понимая, что происходит, переглянулись.

С установленных по палубе динамиков полилась музыка, свет погас, на его место пришли мигающие софиты.

– Да ладно?.. – Роберт подался вперед, пытаясь первым увидеть приглашенных артистов.

А ведь эта светомузыка предназначалась для них? Как сигнал, что пора показывать свои умения?

Я напрягся.

Предполагал, что на празднике жизни будут лишь команда корабля, которая была занята либо на капитанском мостике, либо на кухне, либо же бегала с заказами между нашей палубой и вышеупомянутым помещением для готовки. Теперь же… танцоры?

Пусть и видел сцену, которая ютилась по дальней стенке. Но думал, что сегодня она будет пустовать.

Ошибся.

Из бокового алькова к нам выплыло чудо в полупрозрачных одеждах со звенящими монетками, пришитыми к топу и юбке. Распущенные волнистые темные волосы украшали золотистые цепочки, среди которых, выхватывая огни светильников, переливались маленькие камушки. Такие же, как опоясывали шею в причудливом колье.

Девушка начала томно извиваться под чарующие, непривычные уху мелодии, играя своим телом, как музыкальным инструментом. Вскинутые руки, развевающиеся красные одежды, вздымающаяся аппетитная грудь, выставленная напоказ тесно сжимающим бюстье, и живот, который притягивал взор, когда шатенка начинала как-то по-особому играть с диафрагмой.

Я и раньше видел восточные танцы. Когда ездил отдыхать в тот же Египет, к примеру, всегда поражался, как девушки филигранно заставляют отточенными движениями отзываться каждому уголку своего тела.

Вот поставь меня с ними рядом – скорее был бы деревянным.

Нет, двигаться я умею. Но… не так.

В принципе, я на профи и не претендую.

Скосил взгляд на мужчин. Леша с Робертом сидели с покровительственной улыбкой, ловили каждый звон монеток-колокольчиков с бедер красавицы. Леманн и вовсе вел себя, как этакий батька, позволяющий своим подросшим сыновьям побаловаться, со снисхождением наблюдая за их озорными играми. А Давид… поймал мой взгляд. Вскинул бровь.

Напоминает, что я тоже должен хотя бы попытаться высказать восторг?

Нет, мне действительно понравился танец. Но тех же эмоций, что у мужиков, я не разделял. Хотя бы потому, что не видел в танцовщице сексуально привлекательный для себя объект. Она скорее была для меня как занимательная картинка, на которую можно любоваться. Сродни пейзажа. Или животного.

Я сейчас сравнил женщину с животным?

Но ведь она действительно напоминала… змею! Точно! Те же плавные перекаты, подергивания бедрами, руки, наблюдая за которыми, словно впадаешь в транс.

Кобра. Заставляет смотреть на нее, а когда расслабляешься, кидается вперед, чтобы вонзить зубы глубоко в плоть.

Примерно тем же эффектом воспользовалась Алина. Когда Костя пришел на чемпионат по волейболу. Просто за компанию, чтобы засветить свое лицо на построенном спортивном комплексе. Построенной его фирмой.

И задержался. Поскольку округлый задок и обтягивающая форма, больше напоминающая трусы, чем шорты, заставили Леманна подзависнуть. И захотеть узнать, как зовут ту блондинку под тринадцатым номером, что раз за разом выводила свою команду в лидеры.

Он увидел в Алине себя молодого.

Я так думаю. Что еще и этот фактор сыграл роль. Но и, разумеется, подтянутое, поджарое тело и привлекательная мордашка с белозубой улыбкой.

Сероглазый ангел, которая засмущалась, поняв, кто именно стоит перед ней.

Или лишь сделала вид, что смущается.

Но этим своим невинным поведением не прогадала. Леманн добился ее расположения. И теперь полтора года единовластно трахал девчонку. Которая могла стать крупной проблемой. Для меня. Если все-таки приведет Костю к алтарю.

Или, наоборот, сделает лишь одолжение?

Для меня не играл роли факт заключения брака. Среди моих любовников были и те, что искали отдых на стороне.

Да, мне несколько раз попадались тайные бисексуалы. Как то: примерный семьянин с женой и детьми, что находил отдушину в запретном плоде, открывая ящик Пандоры с другим мужчиной.

Я не был против. Секс есть секс. Ведь каждый получал, что хотел. Оргазм без обязательств. Встретились, переспали, разошлись. Никаких звонков и писем. Ни одного дня в подвешенном, нервном состоянии, что правда может всплыть наружу.

Но то – посторонние, не близкие сердцу ребята. А здесь – лучший друг.

Господи, неужели я до сих пор на что-то надеюсь? Лелею мысль?..

Бред же.

Или на мои мозги уже отравляюще начал действовать алкоголь?

С чего я сейчас вообще подумал, что Лютый когда-нибудь захочет так же, как и те женатики, попробовать что-то новое?

Снова посмотрел на друга. Тот медленно цедил коньяк, закинув одну руку на диван.

Подсесть бы к нему сейчас, только чтобы эта рука обнимала мои плечи.

Танец закончился, на смену восточной красавице пришли… гимнасты. А потом иллюзионисты.

Вот здесь я заинтересовался, и бурно, вместе с пацанами радовался, когда не мог отгадать, что же произойдет в следующий момент.

На очередной номер был приглашен Леманн, как именинник.



Но ведущему понадобился помощник, и его взор отчего-то из всей честной компании пал на меня.

– Вы. Да-да, могу Вас попросить помочь?

– Кто я такой, чтобы отказываться? – встал, подошел к каким-то черным конструкциям, что были установлены перед представлением.



А дальше… как-то так получилось, что я оказался впихнут в один из тесных ящиков.

Прижимаясь всем телом к Леманну. Что должен был, вероятно, в этот момент оказаться на сцене, сменяя меня, но механизм подвел. Заело там.

И я оказался распластанный под ним. И теперь лежал лицом к лицу с лучшим другом. В которого был влюблен чуть ли не половину своей жизни.

Когда-то я мечтал вот так вот оказаться: зажатым со всех сторон, и чтобы Лютый обнимал меня, глядя в глаза.

Вот только небольшая поправка: в мечтах он это делал самостоятельно, без принуждения. И никак не выступая в качестве «экспоната».

Сейчас горе-фокусник смекнет, в чем оказалась проблема, и вызволит нас из чудо-ящика. Слышу, как над нашими головами он разливается соловьем, в то время как что-то постукивает по крышке «гроба» в поисках запасного варианта освобождения невольных пленников.

– Ситуация. – Лютый выдохнул мне куда-то в район уха, чуть сместившись, чтобы не соприкасаться носами. Или, упаси Боже, губами!

Горько хохотнул.

И… поднял руки, чтобы перехватить его за талию.

– Ты давишь на меня.

Дышать действительно становилось тяжело. Вот только не понимал, что было тому виной: замкнутое пространство, довольно тяжелое тело, в расслабленном состоянии растянувшееся на мне, или же волнение.

Пульс отбивал молотком в висках, сердце билось о ребра.

Попытался чуть довернуться, чтобы начавший твердеть член не касался его живота.

Заметит, и как мне объясняться?..

Костя привстал на руках, отталкиваясь по обе стороны моей головы, просунул колено между моих ног.

– Черт, Мих, извини, тут не развернуться.

До моего носа донеслись пары коньяка, что недавно пил именинник. А также обоняние уловило легкий, спортивный запах его туалетной воды.

Такой знакомый, такой притягательный…

Голову повело.

Закрыл глаза, понимая, что эрекция уже просто рвет джинсы.

Костя еще попытался двинуться, но замер. Почувствовал.

– Не елозь. – Мог только слезно просить, но понимал, что в нашем положении сложно придерживаться дистанции.

– Гхм. Бля, Мишань, сорян. Ты это, не подумай, я ж не специально.

Распахнул глаза. В полутьме попытался распознать его очертания.

Костя сейчас что… извиняется за то, что своими движениями «высек искру»?..

Логично, что если пониже пояса мужчину потереть, он отреагирует. Живой же. Молодой-здоровый.

Вот только обычно, в представлении того же Лютого, натирать причинные места должны девушки. Как та, что танцевала с бубенчиками, демонстрируя стройные ноги и зовущую ложбинку аппетитных грудей.

Хотелось заржать, но смог из себя выдать лишь сдавленный смешок.

Какой сюр.

Сказал бы кто, что у меня встанет от попыток Кости перенести вес тела, чтобы не прикасаться ко мне, я лишь усмехнулся бы.

И по трезвости наверняка сумел бы сдержать порыв организма. А сейчас…

Извращенно наслаждался моментом.

У меня стоял на лучшего друга, этот лучший друг лежал на мне и чувствовал, как болт упирается в него, но почему-то считал себя виноватым, совершенно не расценивая эрекцию как попытку сказать, что я его хочу. Именно его! А не кого-то эфемерного, что лишь дотронется до меня, и я воспылаю.

– Кость, помолчи.

Кусал губы, понимая, что могу натворить бед, если начну отвечать.

Наконец, у нашего иллюзиониста получилось справиться с механизмом, и Костя уехал. Оставив меня одного куковать в ящике. С торчащим членом и пульсирующими висками.

Пацаны наверняка не заметили заминки. Мы и были в ящике всего с какую-то минуту-другую, и мужик в плаще волшебника умело выстраивал речь, чтобы продолжать выступление.

Наверняка у него не в первый раз что-то идет не по плану, и стрессовая ситуация разруливается сама по себе, оставаясь инкогнито.

Через минуту, постучав по крышке, словно приглашая выйти, выметает из темноты «гроба» и меня.

К счастью, могу встать так, чтобы свет от прожекторов захватывал лишь лицо, а нижнюю часть тела прячу за ящиком, в который не так давно был помещен.

Под аплодисменты прохожу до своего места, стараясь быстрее оказаться за столом. Тянусь за стопкой.

Смотрю на Костю. Он тоже решает прибегнуть к «анестезии». И всячески избегает моего взгляда.

Это даже забавно. Смутил его, тогда как должен сам покрываться пятнами стыда. Однако, именно благодаря реакции Лютого, вполне себе сносно перенес казус.

Представления продолжились, мы расслабились, и через полчаса уже завершали шоу-программу, благодаря Костю за предоставленное удовольствие.

– Предлагаю переместиться на свежий воздух. – Леха поднялся с места, потянувшись за сигаретами и зажигалкой.

Я прихватил свои, с готовностью убегая на палубу.

Вот только теперь вышли все. И начали рассматривать подсвеченные разноцветными огнями проплывающие мима дома, и смеяться над острыми замечаниями.

– Угостишь? – Давид подошел слева, опираясь на перила.

Протянул ему пачку.

– Ты куришь?

– Изредка. После хорошей попойки грех не отравить организм еще одним способом.

Он прикурил, передавая зажигалку обратно. Посмотрел в сторону Лютого, который спорил с Робертом.

– Кажется, мне уже нравится в «СтройЛемТрест».

Алексей хмыкнул.

– Ну, расслабляться тоже не стоит. Сегодняшний день – исключение из правил. Счастливое исключение, я бы сказал. Обычно Константин не позволяет никому видеть себя… таким.

– Понимаю. – Давид серьезно покивал. – Я постараюсь не подвести. В целом с направлением движения я разобрался, на какие места делать упор, для себя определил.

– Ты где раньше работал?

– В инвестиционной компании. – Матуис припомнил название, и мы с Лехой переглянулись.

– Это которая сейчас выиграла государственный патент на представление Олимпиады?

– Угу.

Рыжий присвистнул.

– А там на какой должности числился?

– Директор. Одного из филиалов.

– Зачем же ты сменил отрасль? – нахмурился, совершенно не понимая, что им двигало.

Директор инвестиционной, которая сейчас звезды с неба будет хватать?.. Нужен очень весомый предлог, чтобы уйти из такого лакомого места.

– Мой отдел отравляли за бугор. Очередное расширение. С вовлечением нового штата из местных. Я скатался, конечно, отработал там пару месяцев, но понял, что не мое это.

Алексей покачал головой.

– Удивительно. У нас спят и видят, как бы поменять привычный уклад на что-то более экзотичное. И с зарплатой в у.е.

Матиус сделал глубокую затяжку.

– Странно слышать от меня слово «патриот», если родился не в России, да?.. Однако Родиной все равно считаю именно Москву. Тянет меня сюда. Где бы ни был, всегда возвращаюсь в столицу нашей необъятной.

– Значит, заинтересован в процветании города. И будешь искать возможности для расширения строительства наших объектов? – это Лютый подошел, видимо, разрешив вопрос с Робом и успев услышать последнюю фразу.

– Буду стараться. – Давид мазнул по мне взглядом. – Задержаться в «СтройЛемТресте».




Глава 3




Я ждал, когда же Давид «предъявит на меня свои права». Ждал и напрягался.

Еще и Костя, блин, после случая в ящике как-то неловко отшучивался. И заведенная Лехой и Робом излюбленная гейская тема, когда Серхио пошел отлить, была в этот раз воспринята… в штыки.

– Ну что, сладенький, где торт? Чтобы мы с чистой совестью окунули туда твою тридцатипятилетнюю рожу? – Роберт подпер подбородок рукой, пытаясь сфокусировать совершенно пьяный взгляд.

Лютый весь подобрался. Свел темные брови на переносице.

– Ты это, хватит со своим «сладенький» и «пупсик». А если Матиус услышит? Одно дело бухать с коллегами, и совсем другое – прослыть пидрилой.

– Воу-воу-воу! – Роб аж привстал.

– Полегче на поворотах, ковбой! – Леха стукнул Костю кулаком в плечо. – Ты чего агришься? Давид, вроде, парень нормальный, все понял. Понял же? – посмотрел на нас с Робом.

Я молчал.

Что мог сказать? Что Серхио более чем «понял»? Что он, как раз-таки, и является тем пресловутым словом на букву «п»?.. И составляет мне компанию?..

– Он прошел посвящение через водяру! – поддакнул Роберт. – Наш мужик!

Лютый потер шею.

– Чет я, кажется, перебрал. Давайте разбредаться по койкам?

За окном уже вовсю шпарило солнце, мы отмечали праздник всю ночь и утро. Не переставая полировать себя напитками. Благо, они были качественные, дорогие, и об отравлении речи не шло.

– Серьезно? У нас будут каюты?

– Я договорился. – Костя стукнул себя кулаком в грудь.

Это очень играло мне на руку. Пусть все разбредутся спать, забудутся пьяными грезами, а я… самому бы держать глаза открытыми. И мозги заставлять мыслить трезво.

Я помнил, что нужно держать себя в руках. Но, глядя на Костю, невольно вспоминал, как обжимался с ним в этом несуразном ящике.

Словно день рождения не у него, а у меня! Такой подарок подкатил!

Начали покидать палубу, покачиваясь больше не от естественной качки, а от той, что штормила внутри организма.

В дверях столкнулись с Серхио.

– Давид, отбой! – Лютый махнул рукой.

– Пора на боковую. Чтобы продолжить вечером. – Леха зевнул.

– Мы не расходимся?

– Яхта арендована до полуночи. Так что предлагаю пару-тройку часов покемарить, а после решить, в какой части Москвы-реки запускать фейерверки.

– Огненное шоу? Это интересно.

– Интереснее будет выбираться отсюда ночью. – Роберт первым ушел на нижние этажи.

Лютый покачнулся и Леха поддержал его, но и сам едва стоял вертикально.

– Давай помогу.

– Я сам!

Маркетолог поднял руки вверх, отчего его чуть занесло вправо, выпрямил курс и потопал вниз.

Мы с Давидом задержались.

– Не похоже, что ты хочешь баиньки. – Матиус прищурил глаза.

Он почему-то был не так опьянен, как мои друзья. Неужели пил не в таких количествах? Но я же видел, как он поддерживает тосты… стойкий оловянный солдатик, бля.

Хмуро взглянул на него исподлобья.

– Может, перенесем на завтра?

– А как же адреналин? – латинос отрицательно покачал головой.

– Тогда место выбираю я.

– Как скажешь.

За эту ночь, якобы в поисках гальюна, я исследовал лодочку. И нашел для наших грязных целей прямо-таки идеальное место. Недалеко от кухни, какое-то складское помещение, где хранились запасы питьевой воды. Маленькая коморка, но в ней вполне можно разместиться вдвоем. А за шумом готовки нас не будут слышать.

Правда, объяснить, почему мы туда отправились вдвоем, будет сложно. Весьма сложно.

Вторым вариантом оставались кулисы. Пресловутая сцена, на которой проходило выступление актеров. Тяжелые портьеры отделяли находящихся за ними от всех, кто находился в зале.

А, учитывая, что все отправились спать, банкетный зал должен пустовать еще некоторое время. До первой ласточки, решившей, что пары часов сна достаточно, и бутылки ждут, чтобы к ним снова присосались.

Отдал предпочтение все же нижним этажам.

– Идем.

Провел Давида за собой, первым потянул створку на себя… чтобы зависнуть. Ибо внутри уже было занято. Один из поварят безуспешно пытался перетащить тяжелую канистру поближе к выходу. Не хватало силенок.

Увидев нас, парниша распрямился.

– Вам что-то нужно?.. Уборная была раньше. – Махнул рукой. – По левой стороне.

– Тебе помочь? – кивнул на бутыль.

Мальчик засмущался.

– Мне до кухни бы докатить…

Первая подработка наверняка, хиленький такой, худенький. Руки как щепочки. Не мудрено, что справиться не может.

Без труда поднял двадцатилитровую поклажу и шагнул в сторону, пока мальчишка выбежала передо мной, открывая дверь в пышущую жаром кухню.

– Спасибо!

Подмигнул ему, вернулся к Серхио, что остался в этаком тамбуре, в задумчивости наблюдавшего за моими действиями.

– Полагаю, место нужно изменить?

– Давай вернемся наверх.

Оставалась сцена.

Потому как кто знает, не понадобятся ли снова баклахи персоналу? Конечно, попасться им на глаза было не так страшно, как кому-то из друзей, но комфорта не прибавляло.

Вернулись в комнату, где провели много хороших часов, я потянул испанца за тяжелые шторы, останавливаясь возле стены.

– Давай.

Серхио усмехнулся.

– Не слишком возбуждающе.

– У нас договор. Я всего лишь выполняю его.

Давид прищурился.

И потянулся к застежке на брюках.

– Давай поиграем. Раздевайся.

Напрягся. Он все же хочет секса?..

– Я не смогу быть тихим. Ты… натер меня. Знатно.

– Ты сам просил без разработки. И смазки.

Стиснул зубы, и тоже потянул бегунок молнии вниз.

Давид, увидев, как я безропотно подчинился, облизнул губы.

– Иди сюда. – Он увидел какое-то кресло, толкнул меня в него, а сам опустился на колени, освобождая сразу оба члена. – Попробуй представить, что тебе это все-таки нравится. – Он очень порочно посмотрел на меня снизу-вверх, обхватывая пальцами пока вялый болт и приближая к нему лицо.

Он будет мне отсасывать?

Кажется, в системе произошел сбой.

Мне почему-то казалось, что Матиус говорил лишь о том, как он будет получать удовольствие. Не особо заботясь о том, чтобы к оргазму пришел и я.

Но нет, его язык обвел ствол, мазнул по головке, после чего спрятался во рту. Вместе с моим членом.

Выдохнул, понимая, что в мастерстве минета Давид может дать фору многим.

Стояк пришел моментально.

Брюнет проталкивал вставший член себе в горло, позволяя головке скользнуть в тесные стенки.

Невольно схватился за стул с двух сторон, откидывая голову назад.

Твою мать, это хорошо…

Чертовски хорошо!

Матиус тем временем начал двигать головой, буквально насаживаясь на стоящий колом хер. И вырывать тем самым у меня сбивчивое дыхание.

Очень хорошо сосет!

Открыл глаза, чтобы посмотреть вниз. Свободной рукой Давид мастурбировал, его собственная головка то показывалась из кулака, то вновь скрывалась за пальцами.

Может, я просто нагнал себе пессимистических мыслей? И этот контракт на месяц любовных отношений окажется не таким уж плохим?..

Казалось, Давид лишь издевался надо мной, подтрунивал, когда завел разговор об обнародовании ориентации. Хотел получить острую реакцию. Мою злость. И, возможно, таким образом выводил на жаркий секс, где рассудок застилает пелена ненависти?..

Вот только в таком случае я должен был быть сверху. Чтобы как следует «проучить» нехорошего мальчика, вздумавшего ставить условия.

Но с этим были проблемы.

Я был пассивом. И активную роль предпочитал передавать другим.

Испытывал невероятный кайф от того, как чужой член проезжался по простате, вырывая из моей груди протяжные стоны. А резкие выпады заставляли срывать голос, всхлипывая от острой неги.

Давид отстранился, выпустив мой блестящий от его усилий член, потянул мои джинсы ниже, вынуждая привстать, чтобы полностью избавить от этой детали гардероба, вместе с трусами.





Конец ознакомительного фрагмента. Получить полную версию книги.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/aleks-hant/ego-lutyy-soblazn/) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.



Каково это – на протяжении многих лет скрывать свою любовь к лучшему другу? Наблюдать, как он заводит новые отношения, делится с тобой победами и поражениями, и молчать?.. Ведь я точно знаю, Лютый никогда не взглянет на мужчину в романтическом плане. Тем более – на меня. Он видит во мне лишь человека, с которым вырос плечом к плечу. Да и, честно говоря, каминг-аут перед ним я так и не совершил… до минувшего дня рождения, где все пошло не по плану.Содержит нецензурную брань.

Как скачать книгу - "Его Лютый соблазн" в fb2, ePub, txt и других форматах?

  1. Нажмите на кнопку "полная версия" справа от обложки книги на версии сайта для ПК или под обложкой на мобюильной версии сайта
    Полная версия книги
  2. Купите книгу на литресе по кнопке со скриншота
    Пример кнопки для покупки книги
    Если книга "Его Лютый соблазн" доступна в бесплатно то будет вот такая кнопка
    Пример кнопки, если книга бесплатная
  3. Выполните вход в личный кабинет на сайте ЛитРес с вашим логином и паролем.
  4. В правом верхнем углу сайта нажмите «Мои книги» и перейдите в подраздел «Мои».
  5. Нажмите на обложку книги -"Его Лютый соблазн", чтобы скачать книгу для телефона или на ПК.
    Аудиокнига - «Его Лютый соблазн»
  6. В разделе «Скачать в виде файла» нажмите на нужный вам формат файла:

    Для чтения на телефоне подойдут следующие форматы (при клике на формат вы можете сразу скачать бесплатно фрагмент книги "Его Лютый соблазн" для ознакомления):

    • FB2 - Для телефонов, планшетов на Android, электронных книг (кроме Kindle) и других программ
    • EPUB - подходит для устройств на ios (iPhone, iPad, Mac) и большинства приложений для чтения

    Для чтения на компьютере подходят форматы:

    • TXT - можно открыть на любом компьютере в текстовом редакторе
    • RTF - также можно открыть на любом ПК
    • A4 PDF - открывается в программе Adobe Reader

    Другие форматы:

    • MOBI - подходит для электронных книг Kindle и Android-приложений
    • IOS.EPUB - идеально подойдет для iPhone и iPad
    • A6 PDF - оптимизирован и подойдет для смартфонов
    • FB3 - более развитый формат FB2

  7. Сохраните файл на свой компьютер или телефоне.

Книги автора

21 стр.Правообладатель:АвторОглавлениеКнига нарушает законодательство?Пожаловаться на книгуЖанр: современные любовные романы, эротика ЛГБТ, юмор и сатира
18+
10 стр.Правообладатель:АвторОглавлениеКнига нарушает законодательство?Пожаловаться на книгуЖанр: короткие любовные романы, эротика ЛГБТ, эротические рассказы и истории
18+
26 стр.Правообладатель:АвторОглавлениеКнига нарушает законодательство?Пожаловаться на книгуЖанр: современные любовные романы, эротика ЛГБТ, эротические романы
18+
19 стр.Правообладатель:АвторОглавлениеКнига нарушает законодательство?Пожаловаться на книгуЖанр: короткие любовные романы, эротика ЛГБТ, эротические рассказы и истории
18+

Аудиокниги автора

Рекомендуем

Последние отзывы
Оставьте отзыв к любой книге и его увидят десятки тысяч людей!
  • константин:
    12.08.2022
  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *