Книга - Телохранитель для ненормальной

a
A

Телохранитель для ненормальной
Алиса Линней


Отец вручил меня этому хладнокровному и самоуверенному красавчику, забыл только бантик повязать на мои фиолетовые дреды. И если сначала я думала, что с этим надзирателем будет легко, то потом быстро поняла свою ошибку. Он совсем не похож на моих прежних телохранителей, его не провести так просто. А это значит, что придёт подчиниться ему. Но ведь это не про меня!





Алиса Линней

Телохранитель для ненормальной





Глава 1. Женя


От нечего делать, я сидел и рассматривал кабинет, хотя за неполный год, выучил тут всё наизусть.

В последнее время, всё чаще закрадывались дурацкие мысли: “А не зря ли я уволился из спецназа?” Хотя знаю, что тогда не смог бы остаться, а сейчас уже пройденный этап, поэтому мне надо двигаться дальше. Вот именно! Двигаться, а не сидеть на жопе ровно.

У меня же каждый день, как под копирку. Я даже знаю, что будет через год или через два и это тоска смертная. Мне явно не хватает адреналина в крови.

Взгляд зацепился за мишень для дротиков. Я резко встал, запустил пару штук, попав в десятку и обернулся на открывающуюся дверь.

– Евгений, сын Андрея, тебя генеральный к себе вызывает, – шутливый тон моего непосредственного начальника, как-то сразу вывел из задумчивого состояния.

– А зачем, не знаете? – я подозрительно посмотрел на Константина Ивановича и взял свой пиджак со спинки кресла.

– Вообще без понятия. Сходи, узнаешь и мне расскажешь, – всё тем же тоном ответил он.

Поднимаясь по лестнице, я каким-то шестым чувством определил, что прямо сейчас закончится моя скучная, размеренная жизнь. И только, когда нависла угроза её потерять, я вдруг начал понимать, что было не так уж плохо. Я даже выругался про себя.

Мысли вернулись к начальнику охраны, Константину Ивановичу и к генеральному, с которым мне предстоит разговор. Я давно уже заметил, что эти двое общаются слишком уж на равных, поэтому был почти уверен, что их связывает, что-то большее, чем работа.

Значит Иванович в курсе, зачем Сергей Георгиевич меня вызывает, но предупреждать не стал.

Постучав в дверь, я зашёл не дожидаясь разрешения.

– Вызывали? – я остановился у входа.

– Да, заходи Евгений, располагайся, – директор показал рукой на просторы кабинета. – Может чай или кофе? – “Один начальник не в меру шутливый, второй чересчур заботливый, что-то тут явно не то”, – подметил я.

– Не надо ничего, мне воды хватит, – я взял со стола пол литровую пластиковую бутылку и открутив крышку, сделал пару глотков.

– У меня к тебе важное дело есть, – задумчиво сказал Сергей Георгиевич, как будто сомневался, стоит ли мне говорить. – Мне нужно, чтобы ты охранял мою дочь, – он покосился на дверь в ожидании кого-то.

– От кого охранять? – поинтересовался я.

– Я пока точно ещё не знаю, с какой стороны “прилетит”, но нам надо быстро сработать на опережение и увезти Катюху подальше отсюда. Вот ты и будешь отвечать за её безопасность. Понятно, что действовать можешь на своё усмотрение, тебе видней, – я понял, что после услышанного, выбора у меня не будет, поэтому сделал безразличное лицо, чтобы не показывать, как мне не по душе такая перспектива.

– Куда конкретно ехать? На чём? – я задавал только нужные вопросы, надеясь, что у меня будет время осмыслить услышанное.

– Охренеть! Я когда читал, что ты полностью умеешь контролировать свои эмоции, то вообще не поверил, – не знаю, что именно я должен чувствовать при таком явном восхищении, но почему-то мне это не понравилось.

– Если читали, тогда знаете, что меня этому обучали, – сухо ответил я.

– Много кого, чему обучают, – ухмыльнулся Сергей Георгиевич.

В этот момент дверь открылась и в кабинет вошло “нечто”, женского пола. Хотя определение “женщина” к этому существу, вообще не подходило. Скорее “хипарь”, причём среднего пола. Рваные, голубые джинсы с приспущенной мотнёй, короткая футболка ярко-жёлтого цвета. На голове копна фиолетовых “верёвок”, глаз вообще не видно под слоем косметики. Пирсинги на бровях, в ноздре, губе и даже в языке.

На лоб натянуты солнцезащитные очки в стиле “кот Базилио”, все пальцы в кольцах и руки в браслетах.

Глаза защипало, от того что я долго таращился не моргая, но всё равно не мог отвести взгляда.

“Это” не может быть дочерью генерального, – пронеслось у меня в голове.

– Познакомься, это моя дочь Катя, – развеял мои сомнения голос директора. Сказать, что я охренел, это бы не описало моего настоящего состояния.

– Кэт, вообще-то, – поправила она отца.

– А это Евгений, – представил меня Сергей Георгиевич, не обращая внимания на замечание дочери.

– Здрасьте, – и тут Кэт присела в реверансе. Мой мозг чуть не треснул, от такого зрелища. Издевается соплюха или впечатление пытается произвести.

– Могла бы и поприличней одеться, – недовольно произнёс Сергей Георгиевич. – Поедешь к бабушке и дяде Валере, а Евгений за тобой присмотрит, – его тон сменился на строгий.

– Да никуда я с ним не поеду! – Кэт смотрела на меня так, будто инициатива поехать с ней, была исключительно моя. Я стоял и всё ещё рассматривал это экзотическое существо.

– Там производство чипсов, стоит бесхозное, вот и покомандуешь, – примирительно сказал Сергей Георгиевич.

– Вообще-то я ещё учусь, – возмутилась она и смешно выпучила глаза.

– Считай, что это твоя летняя практика, – я снова уловил строгий тон и перевёл взгляд на генерального. – Всё иди, подожди нас у Кости, нам поговорить надо, – он показал дочери на дверь и та вышла.

– Вчера мы с тобой ездили на встречу, – напомнил мне директор. – Так вот я не согласился на условия Титова, – теперь ещё и доверие? Я с непониманием посмотрел на него. – Я с этим “зёмой” на зоне пересекался в начале девяностых, он там шнырём был, чифир нам варил, а теперь условия мне ставить вздумал, – сказал Сергей Георгиевич с отвращением.

Я всё ещё сидел молча и пытался переварить информацию. Новость о том, что генеральный связан с криминальным миром, не смогла перебить мысли о его дочери.

Я не удивился, что-то такое я подозревал, да и с наблюдательностью у меня всегда было всё в порядке.

– Пока я свяжусь с серьёзными людьми, пока они порешают, как с этим недоделанным бизнесменом поступить, за это время Титов может попытаться меня прогнуть, – я поднял на Сергея Георгиевича взгляд.

– И каким образом? – мне стало интересно, потому что вряд ли он боялся, какого-то там Титова.

– Как всегда, начнут угрожать Катюхой, – вот теперь до меня дошло и я откинулся на спинку стула. – Два года назад, Титов позвонил мне и в подробностях рассказал, где моя дочь бывает, с кем общается. После этого я продал ему торговый центр, почти за бесценок, – генеральный нервно постучал ручкой по столу. – В этот раз он возможно даже и предупреждать не будет, потому что я откровенно послал Титова нахер, – удар кулаком по столу, вывел меня из задумчивости.

– Почему я? – мне во всём этом виделся, какой-то подвох, поэтому я хотел услышать внятное объяснение.

– Те, которым я хоть как-то могу доверить свою дочь, у них на редкость бандитские хари, а те, у которых морда приличная, в случае чего, вряд ли смогут защитить Катюху, – для меня вопрос был всё ещё открытым.

– Ваши родственники знают, кто вы такой? – опять спросил я.

– Это не мои родственники, – Сергей Георгиевич посмотрел на меня тяжёлым взглядом. Страха я не чувствовал, просто подумал, что это меня не касается. – Говорю я тебе всё, как есть не только потому что проникся к тебе душевно и дочь свою единственную вручаю, не из-за того, что слепо доверяю тебе, – он продолжал сверлить меня глазами. – У меня есть на тебя полное досье, – вот сейчас я испытал не очень приятное чувство, но вида не подал. – Я знаю про твоего деда – профессора, про то, что ты далеко не нищий, вот только я не понял, почему ты из спецназа-то уволился? – на этот вопрос я не собирался отвечать, даже если этот урка пытать меня начнёт.

– Были причины, – ответил я, посмотрев не очень дружелюбно.

– Кто бы сомневался, – генеральный сделал безразличный вид, давая понять, что тему продолжать ему не интересно. – Тут есть ещё одна канитель и имя ему Паша, – говорил Сергей Георгиевич медленно и вдумчиво, как будто вспоминал приличные слова. – Это так называемый друг Катюхи и скорее всего она потащит его за собой, – видно было, что генеральному было не по себе, поэтому я не стал перебивать, а просто слушал. – Если ты найдёшь способ избавится от этого”альфонса” по дороге, то я ничего против иметь не буду, – мои брови сами поднялись от удивления и он тут же засмеялся. – Не в смысле замочить его, а сделать так, чтобы Пашка передумал ехать в эту “тьму тараканью”, – уточнил директор, заметив мою реакцию.

– Вы можете сказать дочери, чтобы её жених остался в столице, – предложил я другой вариант.

– Да никакой он ей не жених! Хотя сам Пашка бы не отказался породниться со мной, – он поморщился, как от зубной боли. – Катька на такого хмыря не клюнет никогда, он скорее устраивает дочь вместо подружки. Удобно пристроился, тем более “всё оплачено”, – Сергей Георгиевич почесал затылок и нахмурился. – Запретить я ей не могу, Катюха тот ещё “цветочек”, возьмёт ещё ехать откажется, не силой же её в машину запихивать, – как бы он не старался вставлять грубость в свою речь, но трепетное отношение к дочери было слишком явным. – И не обращай внимания на её упоротый видок, это Катюха так самовыражается, – добавил генеральный скривив лицо.

– Я сразу так и понял, – серьёзно ответил я и он засмеялся.

– Творческую натуру из себя изображает, – задумчиво сказал Сергей Георгиевич, всё ещё криво улыбаясь. – Ты главное глаз с неё не спускай, а то Катюха ушлая, язык подвешенный, комплексов тоже ноль. Короче понял, Евгений, не ведись на все эти её примочки, – мне показалось, что он очень точно охарактеризовал свою дочь.

– Ваша дочь будет всё время в поле моего зрения, круглосуточно, – заверил я.

Мы спустились на первый этаж, я молчал и пытался настроиться на общение с этим чучелом, другое определение мне в голову не приходило.

– Ты чего тут развалилась, – рыкнул генеральный, изображая гнев. В открытую дверь нашего с Ивановичем кабинета, я увидел Кэт, она лежала на мини-диване, закинув ноги на подлокотники, перед собой держала телефон.

Кэт не подорвалась со своего лежбища, при виде отца, как предполагалось, но голову в нашу сторону всё же повернула.

– Поедешь с Евгением, теперь он твоя единственная надежда и опора, – с сарказмом сказал Сергей Георгиевич, видимо знал, как заинтересовать дочь.

Я убрал руки за спину, чтобы ничем себя не выдавать и безразлично смотрел на это “чудо”, которое вручают мне.

– Мы на машине поедем? – она приподняла голову и покосилась на меня.

– Да, – ответил я.

– Тогда я с Пашкой поеду, не с ним, – генеральный повернулся ко мне и приподнял брови, что означало: ”а я что говорил!”

Я подошёл к своему столу, выключил комп и забрал барсетку.

– Меня в Москве не будет несколько дней, так что при всём желании я не смогу тебе помочь, если что, – Сергей Георгиевич продолжал буравить взглядом свою дочь, видимо хотел убедиться, что она всё поняла.

Иванович уткнувшись в монитор, делал вид, что он занят чем-то архи важным, а я краем глаза наблюдал, за этой странной семейной сценой, под названием “отцы и дети”.

– Окей! Тогда я дяде Косте позвоню, – поднимаясь с дивана, заявила Кэт.

– Звони, только он тоже со мной уедет, – начальник охраны, поднял на своего друга благодарные глаза.

– Поехали, Екатерина Сергеевна, нам уже пара, – сказал я, решив избавить, этих двоих от бессвязных отмазок.

– Куда? – она подскочила с дивана и настороженно смотрела на меня.

– На месте определимся, – ответил я, мотнув головой в сторону выхода.

Кэт зыркнула на отца убийственным взглядом и вышла из кабинета, я за ней следом.

Мы молча дошли до парковки, она остановилась возле мелкого серебристого джипа-двухдверника.

Хорошо что не розовый кадиллак, подумал я, почему-то такое авто ассоциировалось у меня с Кэт.

Я сразу заметил, что припарковалась она рядом с моим внедорожником и это было удобно.

– Продиктуй мне свой номер, – я вытащил телефон и приготовился забивать нового абонента.

– Тебе зачем? – я опустил руку и внимательно посмотрел на девчонку.

– Слушай, Кэт, у меня есть задание охранять тебя, так что давай ты не будешь нам обоим жизнь усложнять, – злости я не испытывал, но и причину её закидонов тоже пока не мог распознать. Кэт для меня ещё была, как чистый лист, не плохая, не хорошая. Её боевой раскрас был не в счёт. – Сейчас мы поедем ко мне домой, нужно собрать вещи в дорогу, а потом вернёмся в вашу квартиру, – глаза у неё округлились и я приготовился к очередному протесту.

– Мы что с тобой вместе будем ночевать? – ярость злобной обезьянки, окатила меня с ног до головы.

– Надеюсь в разных комнатах, если конечно ты не боишься спать одна, – я уже не помню даже, когда в последний раз мне так сильно хотелось заржать, настолько ситуация была бредовая.

Я продиктовал свой номер и Кэт перезвонила мне тут же.

Пикнув сигнализацией, открывая машину, я снова заметил в её глазах всплеск, чего-то неадекватного.

– Вообще, зашибись! Значит это я из-за твоей громадины, нормально заехать на парковку не могла, – о, наконец-то! Кэт нашла в чём меня обвинить. – Знала бы, что это твоя, обязательно бы въехала! – она развернулась и пошагала к водительской двери.

– Поедешь за мной. И старайся не отставать, – девчонка злобно покосилась на меня, но всё же ждала, пока я выеду вперёд.

Пока ехали ко мне, я думал, что окосею по дороге, потому что постоянно смотрел в зеркало заднего вида, проверяя наличие Кэт.

Перед въездом в подземную парковку, она вдруг остановилась и заглушила мотор.

Мне пришлось вылезать из машины, чтобы узнать в чём дело.

–Ты чего встала? Поехали, – ровным тоном сказал я, уже не пытаясь предсказать, что опять моей подопечной в голову взбрело.

– Давай, я тебя здесь подожду, – интонация у неё была на удивление мирная.

– Нет, ты пойдёшь со мной, – категорично объявил я. – Или ты боишься меня? – спросил я с ухмылкой, вдруг догадавшись, почему эта неформалка так странно себя ведёт.

– С чего это, – ответила она с притворной смелостью.

– Поехали тогда, – и я вернулся в свою машину, чувствуя себя вожатым школьного лагеря.

Мы поставили машины, причём я пропустил Кэт сделать это первой.

Парковалась она долго, я так и думал, что мой внедорожник был возле офиса не при делах.

– Ты один живёшь? – спросила девчонка, озираясь вокруг, когда мы направились к лифту.

– Нет, – ответил я, параллельно прокручивая в голове дальнейшие действия.

– А с кем? – не унималась она.

– Увидишь, – я нажал кнопку седьмого этажа и двери лифта сомкнулись.




Глава 2. Катя


Отец периодически приставлял ко мне охрану, но этот Евгений сильно отличался от тех разрисованных татуировками дуболомов.

Они конечно тоже не прям все были разговорчивые, но интеллекта в глазах я ни у кого не замечала. Поэтому я почти сразу могла своих надзирателей, развести на разговор.

Этот новенький не подходил под мои обычные стандарты накаченных нянек. Я никак не могла распознать своего телохранителя и из-за этого начинала вести себя, как дура.

Евгений не проявлял никаких эмоций совсем, если не считать краткосрочное удивление, по поводу моего внешнего вида.

Ещё больше меня напрягало, папино отношение к нему. Складывалось впечатление, как будто этот Евгений не в подчинении у него, как все остальные.

Отец вручил меня этому Евгению безраздельно, забыл только бантик повязать на мои фиолетовые дреды. Я даже подозревала, что если я попытаюсь пожаловаться родителю, на своего нового телохранителя, то после этого абсолютно ничего не произойдёт. Папа даже пальцем не пошевелит, чтобы отреагировать на мои недовольства.

Было чувство, что мой отец доверяет Евгению и от этой мысли мне становилось жутко. По одной простой причине – мой отец никому не доверяет! Хотя часто делает вид, но я-то знаю, что это не так.

Что такого он разглядел в этом хладнокровном и самоуверенном красавчике, чего не вижу я?

У Евгения даже красота пугающая. В чертах лица нет никакого намёка на смазливость, но от этого он менее красивым не становится.

Мышцы не перекаченные, потому что они явно были не для селфи. Видно было, что всей этой мощью, крепыш умеет пользоваться в совершенстве, от этого и самоуверенность, которая граничит с превосходством.

И не смотря на все достоинства внешности, самые невероятное – это глаза Евгения. Я такого ярко-голубого цвета никогда не видела, если конечно это не линзы. Но лично я сомневаюсь, что он стал бы такой фигнёй заморачиваться.

Мы зашли в лифт и до этого момента я себя маленькой не считала, но рядом с Евгением, почувствовала вдруг лилипуткой какой-то.

Он открыл дверь квартиры.

– Заходи, – выдал гигант, очередной свой приказ и у меня почему-то даже мысли не промелькнуло ослушаться его.

Оказавшись в просторной прихожей я сразу подметила, что потолки здесь высоченные. “Он, наверное специально такую квартиру выбирал, чтобы головой ни за что не цепляться”, – подумала я и тут же увидела большого дымчатого кота. Он сидел на расстоянии двух метров, рассматривая меня оценивающим и надменным взглядом.

Я села на корточки и покыскыскала, но животное не сдвинулось с места.

– Он не откликается на такие позывные, но если ты ему понравишься, то сам подойдёт, – я даже не ожидала от Евгения такой длинной речи, поэтому подвисла с полуоткрытым ртом.

– Понятно, а как зовут кота? – спросила я, когда отмерла.

– Васька, – коротко ответил он.

– Оригинально, – хмыкнула я.

– Ты так и будешь там сидеть? – повернувшись, поинтересовался хозяин квартиры. – Проходи, не стесняйся, – и только я потянулась к шнуркам, как увидела, что Васька направляется в мою сторону.

– Не могу, – я мотнула головой в сторону “британца”, который уже начал меня обнюхивать.

Евгению тоже стало любопытно и он наблюдал за своим питомцем.

Задрав мордочку, Васька громко мяукнул, а я не придумала ничего лучше, как помахать ему рукой. Кот тут же начал тереться об мою ногу.

– Ну, я рад за вас, – естественно никакой радостью даже не пахло, лицо Евгения осталось непроницаемым. – Покорми его, корм в нижнем ящике на кухне. Можешь сама поесть, если тебе в холодильнике, что-то привлекательным покажется, – я стояла и слушала указания, стараясь ничего не пропустить.

Я заметила, что его голос действует на меня, как-то успокаивающе, даже интересно стало, возможно ли разозлить моего непробиваемого телохранителя? Но проверять прям сейчас, почему-то не хотелось.

– Э.., я не хочу есть, – я подхватила Ваську на руки и направилась на кухню.

Отыскав пакет с кошачьим кормом, я насыпала его в чашку, которая стояла на полу.

Понюхав свою еду, Васька не стал есть, он запрыгнул на столешницу кухонного гарнитура и важно зашагал в сторону мойки, при этом периодически оборачиваясь ко мне.

Усевшись в раковину, кот начал нюхать отверстие крана и обернувшись очередной раз ко мне, он протяжно мяукнул.

– Ты, конечно более эмоциональный, чем твой хозяин, но я всё равно ни фига не поняла, – сказала я, наблюдая за Васькой. Опустив взгляд к чашкам, я обнаружила, что воды там нет. – Ты, наверное пить хочешь? – догадалась я. – И что, ты будешь пить прямо из крана? – кот смотрел выжидающе.

Я нажала на холодную воду и кран выпустил тонкую струйку. Васька тут же с жадностью начал лакать воду, прикрыв от удовольствия глаза.

Вдоволь напившись, кот небрежно отряхнул лапы и спрыгнул на пол. Подойдя к чашке с кормом, он кажется раздумывал есть ему или нет.

Я оглядевшись вокруг, уселась на пол, прислонившись спиной к стене и вытянула ноги.

Васька немного похрустел сухим кормом и забрался ко мне на ноги.

Я гладила кота по мягкой шерсти и думала об этой очень странной поездке. От меня явно, что-то скрывали, а производство чипсов, было лишь каким-то прикрытием.

Мне конечно и самой уже надоело торчать в душном мегаполисе, но ехать с левым чуваком на машине, да ещё такую даль, развлечением казалось очень сомнительным.

Пашка тоже будет не в восторге от такого путешествия, но с ним мне будет спокойней в разы, чем с этим полу немым качком, которого невозможно предсказать.

– Всё нормально? – лёгок на помине, как бабушка говорит. Евгений смотрел на меня изучающим взглядом.

– Ну, да, – я продолжала сидеть на полу и гладить Ваську. Заодно рассматривала своего телохранителя, который переоделся из строгого костюма в футболку и джинсы, на лбу были те же самые солнцезащитные очки.

– Тебе сесть было некуда? – он покосился на табуретку, стоящую рядом.

– На полу удобней, – ответила я, задрав к нему голову.

– Понятно. Поехали, – я поставила кота на пол и встала.

– Теперь куда? – спросила я, тоже коротко.

– Отвезём Ваську в хорошие руки, потом за твоими вещами, – лицо Евгения всё так же ничего не выражало. Он пристегнул коту поводок и вышел из кухни.

Натянув чёрные кеды, Евгений закинул громадную сумку на плечо без особых усилий, можно было подумать, что там пух. Подождал пока я обуюсь и взял пустую переноску для кота.

– Возьми Ваську, – открывая дверь, приказал он в своей обычной манере.

– А с переноской, что? – спросила я, не потому что кота брать не хотела, просто странно показалось.

– Ему не нравится в клетке сидеть, Ваську это угнетает, – я хмыкнула в ответ. Тут даже желания кота учитываются, но только не мои. – И да, твою машину придётся оставить здесь, поедем на моей, – сказал Евгений, как бы между прочим, нажимая на кнопку лифта.

– Это ты так решил, что ли? – я со злостью посмотрела на него. Покинув квартиру своего надзирателя, я почувствовала себя уверенней.

– Нет, Сергей Георгиевия, я забыл тебе сказать, – несколько секунд я пыталась понять, кто такой этот Сергей Георгиевич, пока до меня не дошло, что он так моего папу называет.

– По-моему, ты вообще разговаривать забываешь, а я мысли читать не умею, – высказала я недовольно.

– Значит твой образ шаманки из индейской деревни, понт, что ли? – на лице “шутника”, появилось подобие улыбки.

– Ой, да ладно! Мистер “важный хрен”, ещё и прикалываться умеет? – выпалила я в ответ, ехидно.

– Не дуйся, Катя! С Васькой на руках, я вдруг вспомнил на кого ты похожа, – лучше бы он и дальше молчал, подумала я.

– Кэт, вообще-то! – огрызнулась я.

– Залазь в мою машину, Кэт, – лицо Евгения опять стало нечитаемым.

Всю дорогу мы ехали молча и моего телохранителя, это вообще по ходу не напрягало, потому что разговаривать он явно не любил.

Мы подъехали к жилому комплексу с многоэтажками и остановились, возле детской площадки.

– Побудь в машине, – выдал Евгений очередное указание.

– Регина, а вы, где? Я вас чот не вижу, – сказал в трубку Евгений, забирая с заднего сидения переноску.

Возле пластмассовой детской горки стояла светловолосая девушка и махала рукой. Рядом с ней появился ребёнок, на вид пацану было три – четыре года.

Я повернулась к Евгению и увидела, что он тоже им машет, при этом широко улыбается.

Быстро отвернувшись, я начала усердно гладить Ваську, который до сих пор сидел у меня на коленях.

Потом телохранитель открыл дверь с моей стороны и молча забрал кота. Я подняла руки и сжала челюсти посильнее, чтобы не ляпнуть, что-нибудь язвительное.

Кто эта девушка? А ребёнок? Это что его сын? Куча ненужных вопросов атаковали мою голову, хотя мне должно быть всё равно.

Оторвавшись от экрана телефона, я всё же покосилась в сторону Евгения, он всё ещё стоял в компании девушки и ребёнка.

Мой надзиратель стоял ко мне спиной, а Регина подняв к нему голову улыбалась. Пацан наклонился к переноске, где сидел Васька.

Ну, прям залюбуешься, – подумала я с сарказмом и отвернулась.

Я решила позвонить Пашке, что бы хоть, как-то отвлечься. Как ни странно, но он почему-то обрадовался предстоящей поездке, когда я рассказала.

– Ну, ништяк! Я думал, что ещё чутка и со скуки кукухой поеду, – хотя я не разделяла одушевлённости Пахи. – Ещё и личную охрану предоставили, это ваще высший класс! – не унимался он.

– Зря радуешься, увидишь эту махину, с ничего не выражающими глазами и твоему оптимизму капец прийдёт, – вяло предупредила я и покосилась в сторону телохранителя.

– Ты его ещё не раз говорила, что ли? – захохотал в трубку Паха, сомневаясь в моих способностях.

– Вот ты сейчас приедешь и у тебя обязательно всё получится, а то я видать мелко плаваю, – огрызнулась я. – Собирай шмотки и рули ко мне, – с наездом выпалила я и отключила вызов. Отвлеклась, называется.

Я снова повернулась в сторону этой душещипательной троицы и увидела, как Евгений подкидывает ребёнка, а тот смеётся. Он поставил пацана на землю, положил свою громадную ладонь Регине на плечо, что-то сказал ей и резко направился к машине. Лицо телохранителя, как обычно стало непроницаемым, когда он сел за руль.

Я подсунула руки себе под задницу, чтобы скрыть свои дрожащие руки и уставилась в лобовое стекло, никак не отреагировав на появление Евгения.

Он повернул ключ в замке зажигания и как только мотор заработал, Евгений посигналил, глядя в сторону Регины и ребёнка.

Медленно повернув голову, я посмотрела на своего телохранителя.

– Теперь куда? – процедила я сквозь зубы.

– В кафе, нужно поесть, – не поворачиваясь ко мне, ответил он.

Внутри меня поселилась, какая-то бессильная тоска, после того, как я увидела Евгения рядом с этой Региной и мне это совсем не нравилось.

С ней этот заносчивый красавчик вёл себя по-другому. Евгений, возле своей светловолосой красавицы, аж ожил, я выяснила, что он умеет улыбаться.

Я для Евгения всего лишь работа и никак иначе он на меня не реагирует. Почему-то меня это открытие сильно задело.

– Я не хочу есть, – стараясь сделать интонацию безразличной, ответила я.

– Как хочешь, – согласился он. – Тогда за вещами, но только ещё в магазин надо заехать, – добавил он тут же.

– Васька не стал есть, напился из крана воды и всё, – зачем-то сказала я, оправдывая себя тем, что я должна отчитаться перед хозяином кота.

– Его можно понять, – неопределённо хмыкнул он.

– В смысле? – спросила я, попутно перебирая в голове варианты предпологаемых ответов.

– Ваське не часто удаётся полежать на девичьих коленях, он сделал свой выбор, я его понимаю, – до такого я бы не додумалась и неприятная волна внутри меня уже поднималась, когда я снова вспомнила о Регине. С ней-то, этот красавчик по любому так не разговаривал, с намёками не понятно на что. Видимо решил, что со мной так можно? Тоже на мои дреды и пирсинги повёлся? Меня неимоверно выбешивал этот заносчивый здоровяк, а ещё я сейчас сама себя не хило раздражаю, потому что мне должно быть насрать к кому и как он относится.

Мне на ум пришло слово медитация, хотя я без понятия, что это такое, но взять себя в руки нужно было срочно, пока я не выдала себя с потрохами.

Прикрыв глаза, я даже не заметила, как мы подъехали к торговому центру.

– Пошли, – опять прозвучала короткая команда.

– А тут есть зоомагазин? – спросила я, глядя на него испепеляющим взглядом.

– Тебе зачем? – ответил вопросом Евгений, нахмурившись. Я увидела, что он воспринял вопрос всерьёз и этим окончательно выбил меня из хрупкого равновесия.

– Куплю себе ошейник с поводком, чтобы тебе рот лишний раз не приходилось открывать! – проорала я и отвернулась, не собираясь никуда выходить.




Глава 3. Женя


– Слушай, – я упёрся локтями в руль, понимая, что должен как-то объяснить девчонке ситуацию, иначе она меня с ума сведёт своими выпадами. – Если ты думаешь, что Сергей Георгиевич мне рассказал подробно, кого, куда и зачем, то ты ошибаешься, – я повернулся к разъярённой Кэт, чтобы увидеть реакцию на мои слова. Она всё ещё угрожающе сопела носом, уставившись в панель. – Он сказал, чтобы я глаз с тебя не спускал. Я даже толком не знаю, что за родственники, к которым мы направляемся. Мне разрешили действовать по обстановке, поэтому нужно, чтобы ты была всё время у меня перед глазами, – Кэт медленно повернула ко мне голову и посмотрела настороженным взглядом, как бы размышляя, стоит ли мне верить. – Как только мы выедем из Москвы и доберёмся до гостиницы, то возможно попытаемся, хоть как-то наладить с тобой контакт, – предложил я, подразумевая, что сейчас мне не до этого.

– Какой ещё контакт? – спросила она, подняв выразительно брови.

– Ну, нам же надо, как-то общаться, раз уж мы вынуждены находиться рядом, – Кэт замерла и смешно выпучила глаза.

– Лично я смутно представляю, что у тебя кроется под словом, “общаться”, – разочарованно ответила она и вышла из машины.

В магазине Кэт ходила за мной со скучающим лицом, засунув руки в карманы своих рваных джинсов. Глаза её ожили, когда в тележке начали появляться товары, которые я туда складывал.

Я больше не пытался заговорить с Кэт, потому что сосредоточился на том, что нам может понадобиться в дороге, заранее об этом подумать не было времени.

Кэт тоже молчала, но периодически, по лицу можно было легко понять, какой именно она задала бы вопрос.

Три пятилитровых бутыля с питьевой водой, консервы, влажные салфетки с батарейками, особого интереса у девчонки не вызвали. Насчёт аэрозоля от насекомых и пяти мотков верёвки, тоже вопросов не было, но когда я начал набирать картошку в пакет, Кэт откровенно посмотрела на меня, как на идиота.

– Если ты не в курсе, в деревне, куда мы направляемся, этого добра навалом, – снисходительным тоном сказала она, как будто я недоразвитый, ну или по крайней мере безвылазный житель мегаполиса.

– Я знаю, только до туда ещё добраться надо, – я закинул пакет в тележку и направился к кассе.

О своих планах, про привал на природе, я заранее предупреждать не собирался. Проверка “на вшивость” предназначалась не для Кэт, а для её друга Паши. Я его ещё в глаза не видел, но уже хотел от него избавиться, как от лишнего груза на судне.

Минут через двадцать мы подъехали к элитному дому с охраной. Мужик в форме охранника, поднял шлагбаум и помахал рукой Кэт, со мной тоже поздоровался кивком, я ответил.

Здесь я был буквально вчера, когда привозил Сергея Георгиевича, после встречи с тем самым Титовым, но в квартиру не поднимался.

Возле подъезда стоял парень, в белой футболке и драных джинсах. Они на нём смотрелись, как-то чужеродно, не вязались с остальной одеждой. Парень этот смотрел на мою пассажирку, потом он перевёл взгляд на меня и выражение лица изменилось.

Не успел я затормозить, как Кэт с улыбкой, тут же выскочила из машины. Я сразу понял, что этот сопляк и есть Паша, при виде которого моя подопечная, из злой фурии превратилась в обычную, весёлую девчонку. С ним она чувствовала себя в большей безопасности, чем со мной и доказывать сейчас обратное было бы пустой тратой времени.

Я несколько минут наблюдал за ними сквозь стёкла солнцезащитных очков, делал вид, что роюсь в бардачке.

Кэт со своим другом не обнималась при встрече и не целовалась даже по дружески, но я чётко видел, что она ему очень рада. В самом Паше я никакой искренности не заметил, хотя допускал конечно, что оцениваю его предвзято.

Я вышел из машины, пикнув сигнализацией и внимание Паши сразу переключилось. Смотрел он на меня, как на собственного холопа, не больше, не меньше, а я едва сдерживал усмешку.

Медленно приближаясь к подъезду, я поднял очки на лоб.

Как только борзый Паша встретился с моим далеко недоброжелательным взглядом, то пыл его поубавился. Можно подумать я не затемнённые очки снял, а чёрную повязку с глаз, через которую до этого ничего не видел.

– Привет, я Павел, – он протянул мне руку, а я намеренно проигнорировал жест нового знакомого, понимая, что этим ещё больше настраиваю Кэт против себя.

– Евгений, – сухо отозвался я и инстинктивно посмотрел в сторону въезда, проверяя наличие подозрительных лиц. Кивком я показал своей подопечной, что пора заходить домой, не глядя на её друга.

– Слушай, Жека, а вообще классно, что Сергей Георгиевич нам тебя подогнал, а то на трассе без подстраховки было бы не по себе, – будничным тоном сказал Паша-задрот. Я резко остановился и он чуть не врезался в меня по инерции.

– Давай, мы кое-что проясним, – с угрожающим спокойствием произнёс я. – Исключительно для тебя, я Евгений Андреевич. Не надо изображать, что я тут у тебя в подчинении, я даже охранять тебя не собираюсь. По поводу тебя распоряжений не было, поэтому меня беспокоит безопасность дочери Сергея Георгиевича, – при этом сосунке, называть свою подопечную, именем “Кэт” мне не захотелось. От сдерживаемого психа, скулы и шея обнаглевшего Паши покрылись красными пятнами. – Всё понял? – переспросил я, с тем же напускным спокойствием.

– А если нет, тогда чо? – продолжал он изображать крутого.

– Ну, проверь, если хочешь, я десять раз повторять тебе не собираюсь, – посмотрел на это “лишнее звено”, как на отброс и пошёл к лестнице.

– Да, ладно тебе Паха, остынь, – примирительным тоном сказала Кэт, не забыв зыркнуть на меня уничтожительным взглядом.

Мы зашли в квартиру и обиженный Паша, скинув свои белые кроссовки, гордо и не дожидаясь приглашения, исчез в одной из комнат. Он оказался предсказуемым, даже слишком и я кинул скучающий взгляд в сторону, куда испарился нежелательный попутчик.

– Здесь гостиная, а там кухня, – показала Кэт, не очень гостеприимным тоном, но без злости. – Можешь поесть, если тебе, что-то покажется привлекательным в холодильнике, не стесняйся, – с сарказмом, она вернула мне, мои же слова, но я никак не отреагировал.

Окна в кухне, как раз выходили во двор, всё было видно отлично – припаркованные машины, кто приехал и уехал.

Понаблюдав несколько минут, я всё же решил воспользоваться предложением Кэт и достал из холодильника ветчину, сыр и хлеб.

Немного подумав, я позвонил Сергею Георгиевичу. Предупредил его, что мы выезжаем ночью и что машина Кэт осталась у меня в подземке.

– Авто вашей дочери лучше перегнать к вашему дому, на тот случай, если кто-то начнёт следить. Пусть думают, что Кэт в городе, – поделился я своими соображениями.

– Так и сделаем, – сразу согласился генеральный. – Пусть Катька оставит ключи от машины на полке, как она, кстати? – поинтересовался он с усмешкой.

– Нормально всё, – отчитался я, никак не поддерживая веселья.

– А клоун этот, уже с вами? – я понял, что Сергей Георгиеивич, про Пашу спрашивает.

– Да, Павел уже здесь, – подтвердил я.

– Ты сильно-то с ним не церемонься, – посоветовал он, видимо принял мой нейтральный тон, за дружеский. – Счастливого пути и тебе отдельно удачи, – пожелал мой работодатель и скинул вызов. Я испытал настоящее облегчение, потому что сейчас на элементарное “спасибо” был не способен, не то что на затянувшиеся словесные проводы.

Напряжение внутри меня росло с каждым часом, от неизвестности. Видимо отвык за год, расслабился. Раньше для меня было обычным делом, полностью контролировать обстановку возле себя и не только, а ориентироваться по обстоятельствам, для меня было вообще почти, как дышать.

Понятно, что мои профессиональные навыки, полученные в спецназе, никуда не делись, но общение с гражданскими усложнило задачу в разы.

Ещё этот недоносок Паша, своими дешёвыми понтами не хило с толку сбивал, так и хотелось зарядить ему по тупой башке.

Медленно пережёвывая бутер, который соорудил из добытых продуктов в холодильнике, я услышал шаги, приближающиеся к кухне.

– О, блин! – воскликнула от неожиданности Кэт, увидев меня за столом.

– Мы попозже поедим, – тут же развернувшись, они собрались уходить.

– Стоять, – мне некогда было подбирать более вежливые слова, но недовольный взгляд своей подопечной я всё же заметил. – Выдвигаемся, около часу ночи, – сообщил я, продолжая смотреть на Кэт.

– Ты же говорил, что ночевать будем дома, – без промедлений возразила она и посмотрела на своего друга, как будто искала поддержку.

– Планы изменились, – я встал из-за стола, прихватив с собой недоеденный бутер. – Покажи мне, где твоя тачка? – я мотнул головой в сторону окна, глядя на Пашу.

– Зачем тебе? – спросил он настороженно, можно было подумать, что я крутизной собираюсь мериться.

– Спрашиваю, значит надо, – ответил я и тут же покосился на Кэт.

– Я в душ, – поспешно слилась она из кухни, впервые сделав именно то, что нужно было мне Причём я ведь об этом не просил.

– Вон та белая “Тойота”, – неуверенно показал сопляк, блуждая в каких-то своих около мажорских подозрениях, видимо думал, что я буду определять его статус по стоимости машины. Авто это, если уж на то пошло, стоило меньше, чем мой джип, да и возрастом было постарше, как я заметил.

Я окинул парковку быстрым взглядом, проверяя наличие каких-нибудь левых фейсов, но никого не обнаружил. Я повернулся к Паше, который всё ещё ждал моих комментариев по поводу его машины.

– Смотри сюда, – я включил телефон и открыл карту дорог Москвы, сдвинув пальцем экран на нужную местность. – Поедешь здесь, – начал показывать я маршрут. – Запоминай, я повторять не люблю, – не глядя, я продолжал показывать дорогу не прикасаясь к экрану. – Остановимся, вот в этой гостинице, – заключил я. – Поедешь впереди, я за вами и не пытайся впечатлить меня своими способностями гонщика. Одно неверное движение и ты вернёшься обратно в свою тёплую постель, – теперь я выразительно смотрел на Пашу, чтобы он мог убедиться, что я не шучу.

– Это угроза? – спросил Паша, изображая недопонимание.

– Это предупреждение, и оно одноразовое, второго точно не будет, – я практически открытым текстом сказал этому дебилу, что жду, хоть какой-нибудь зацепки, чтобы избавиться от его присутствия. – Свободен, – я сразу потерял интерес к Паше и принялся доедать свой растянувшийся ужин в виде хлеба, ветчины и сыра.

Время было почти девять, чтобы не маячить постоянно у окна, я решил пойти в свою машину. Подумав несколько секунд, я направился уже в сторону прихожей, всё ещё сомневаясь, стоит ли оставлять Кэт наедине с этим ушлёпком? В этот момент я поймал себя на мысли, что сквозь обязанности телохранителя, во мне в наглую пробивается необузданный собственник. Резко остановившись, я по идиотски хохотнул, хотя уже понял, что ни в какую машину точно не пойду.

Когда именно во мне такие глобальные перемены произошли? Я теперь даже в нормальности своей психики был не уверен, потому что казалось эта девчонка целью задалась, выбить из меня весь здравый смысл и выдержку, которой я учился годами. И вот сейчас её оторванность в купе с фиолетовыми дредами сыграли со мной злую шутку. После того, как эта наследница индейских шаманов, мне пол дня мозг выносила, я должен был мечтать уже, как быть от неё подальше, но я наоборот почувствовал, что меня к ней тянет.

Я отдавал себе отчёт, что мне нужно думать совсем о другом, но этому наваждению сопротивляться было бесполезно! Видимо для усиления эффекта я пошёл искать Кэт, оправдывая себя тем, что я должен знать, что с ней всё в порядке.

Быстро отыскав гостиную, я увидел лестницу на второй этаж и нисколько не удивился, что квартира оказалась двухъярусной. Моё внимание привлекла оттопыренная штора, возле большого окна, потому что дверь на лоджию была открыта.

Я молча прошёл вдоль комнаты по мягкому ковру, который приглушал мои шаги и остановился, как вкопанный.

Лоджия была застеклённая и Кэт сидела на подоконнике. Её голова замотана в полотенце и из-под разъехавшегося подола махрового халата, виднелись стройные ноги, которые до этого невозможно было разглядеть, когда на Кэт были надеты бесформенные рваные джинсы.

За неполные сутки, эта взбалмошная девчонка, вводила меня в шоковое состояние уже несколько раз, но именно сейчас она мне казалась настоящей. Я даже подумал, что за всем этим маскарадом с дредами, пирсингами и несуразной одеждой, Кэт сознательно скрывает свою природную красоту. Сейчас на её лице не было косметики и правильные черты с большими карими глазами, произвели на меня сногсшибательное впечатление.

Можно было описывать моё состояние романтическими словами, что-нибудь похожее на то, что – “Она пробудила во мне давно забытые чувства”. Правда была в том, что я вообще не романтик и ничего подобного со мной в жизни не случалось.

Мало того, что я не мог оторвать глаз от Кэт и сердце при этом бешено колотилось, так ещё и в штанах мне стало тесно. Охренеть можно! Я возбудился от вида оголённых ног, пусть даже и очень соблазнительных.

Я всегда контролировал свои мысли и своё тело, теперь всё вместе отказывалось мне подчиняться. И я ничего с этим не делал, просто стоял, продолжая пялиться на девчонку.

Как только она повернула голову в мою сторону, я сразу же отошёл вглубь комнаты. Увидеть меня Кэт не могла из-за тёмного тюля, да и на лоджии было намного светлее, но я всё равно не стал рисковать.

– Кэт! – позвал я её громко, изобразил, что только сейчас вышел в гостиную и понятия не имею, где она находится. – Сергей Георгиевич попросил тебя оставить ключи от машины на полке, – сказал я, когда она вышла и сел на диван.

– Уже, – Кэт остановилась напротив меня.

– Из квартиры никуда не выходи, – выдал я очередную инструкцию, причём даже сам услышал, что получилось грубовато.

– А то что? – с вызовом спросила она и стянула полотенце с головы.

– Пожалуйста, Кэт, – у меня даже мысли не было ей угрожать.

– Окей, я и не собиралась, – голос моей подопечной прозвучал растерянно и она быстро пошла к лестнице.

Я проводил Кэт взглядом, пока она поднималась наверх и растянулся на диване. Эти эмоциональные качели, вымотали меня сегодня конкретно, я уже не помню даже, когда в последний раз так уставал морально.

Поставив будильник на телефоне, на половину первого ночи, я тут же вырубился.

Проснувшись, я почувствовал, что укрыт мягким пледом и не мог сдержать улыбки. Подумал, что ещё не всё потеряно и возможно мы скоро найдём с Кэт общий язык.

Выехали мы во втором часу.

Паша всю дорогу неуклонно придерживался маршрута, который я ему показал до этого. Даже придраться было не к чему.

Пытаясь совместить полезное с другим полезным, я вспоминал вторую половину вчерашнего дня. Хотел понять с какого момента агрессия Кэт перешла совсем на иной уровень.

Ясно, что она не могла обрадоваться, когда Сергей Георгиевич поставил Кэт буквально перед фактом, что ей придётся ехать с незнакомым мной, непонятно зачем, но очень далеко. Тут яростные сопротивления девчонки, были более, чем оправданы. И если не считать моих провальных попыток шутить, то она вполне смирилась со своей участью.

А вот после того, как мы завезли Ваську Регине, поведение Кэт заметно изменилось. Она откровенно на меня ополчилась и даже не смогла этого скрыть.

По всему получается, что моя подопечная решила, что между нами с Региной, что-то есть и ей это пришлось не по душе?

Конечно, в такое мне слабо верилось, но настроение поднялось. Если Кэт всё же спросит, про наши предполагаемые отношения с Региной, то я не задумываясь отвечу, что мы отнюдь не пара, даже близко. Это обязательства перед семьёй погибшего друга и не больше.

Вот только я подозреваю, что Кэт вряд ли будет интересоваться такими вещами и у меня тоже нет пока причины объясняться перед ней.

Утром мы добрались до гостиницы и я уже внутренне настраивался на очередной бунт, этой дерзкой девчонки. Сомневаюсь, что она спокойно воспримет новость, что забронированный двухместный номер, предназначен для нас с ней.




Глава 4. Катя


Паха всю дорогу был нахмуренный, я даже не ожидала от него такого. Сколько бы раз я не пыталась заговорить, мой друган отвечал всё время, что-то невнятное и потом снова усердно молчал. Наконец я оставила попытки расшевелить его и отвернулась, чтобы подремать.

– Этот качок, чот сильно до хрена на себя берёт, твой батя переусердствовал, чересчур крутую тачку своему охраннику подогнал, – недовольно высказался Паха, а мне почему-то стало не по себе от его слов.

– Даже если бы папа решил, что у моего телохранителя должна быть именно такая тачка, то нашего мнения он бы точно не стал спрашивать. Вообще-то это машина Евгения, – я хорошо знаю Пашкины примочки и уже догадалась, что он ищет какую – нибудь причину, чтобы при удобном случае покусать словесно моего телохранителя.

– Даже так? – удивился Паха и посмотрел на меня, видимо думал, что я прикалываюсь.

– Да и квартира у него тоже, ничего такая, в доме с подземной парковкой, – может надо было промолчать, но мне сейчас очень хотелось подонимать его, чтобы увидеть, как Пашка будет выкручиваться.

– О! Ты уже и в квартире у своего охранника побывать успела? – в его голосе послышался упрёк.

– Ну да, ему же надо было вещи в дорогу собрать, – я сделала вид, что ничего не заметила.

– И что у Евгения Андреевича, жена и дети? – вообще-то я думала, что эта тема закрыта, но оказалось, что Паха так не думал.

– Только кот, – ответила я и покосилась на него. – Хотя предположительно есть подружка, к которой мы Ваську завозили, – я рассчитывала, что этот факт успокоит моего друга.

– Он тебя ещё и с подругой своей познакомил, что ли? – с усмешкой спросил он.

– Больно надо мне! Она с ребёнком на площадке гуляла, когда мы подъехали, – возмущённо ответила я, потому что меня этот разговор достал и напоминание о Регине неприятно царапнуло внутри.

– Кто бы сомневался, – злорадно улыбаясь, сказал Паха. – Этот перекаченный охранник не способен ни на что большее, чем на бабу с прицепом, – я несколько секунд сидела в зависшем состоянии, потом медленно повернула голову к нему.

– Может ты прекратишь вести себя, как сраный мудак, а то слушать тебя противно, – наехала я на Пашку, он явно уже перешёл границы дозволенного. – Я бы на твоём месте хорошенько подумала, прежде, чем такое Жеке ляпнуть, – я специально напомнила Пахе, как здоровяк его осадил, когда Пашка попытался его унизить.

– И что он мне сделает? – никак не унимался он, наоборот ещё больше разозлился.

– Если ты не заметил, то вы в о-очень разных весовых категориях. И вообще, лично я бы тебе за такое врезала, даже не имея мощных бицепсов, – я не собиралась уступать Пахе. – Зря я тебя позвала, ведёшь себя, как дебил! Можешь возвращаться в Москву, ты мне ничего не должен! – от одной мысли, что мой телохранитель узнает, что мы с Пахой обсуждаем его личную жизнь, в качестве развлекухи, мне сразу подурнело.

– Да, ладно тебе, Кэт, не психуй, – примирительно сказал он. – Не собирался я ничего говорить, ты приколов не понимаешь, что ли, – продолжал Паха меня успокаивать.

– Ха-ха, вообще не смешно было, – огрызнулась я.

– Нам ещё не хватало из-за какого-то дуболома разругаться, – он мастерски сделал виноватым Евгения, который был вообще не при делах.

– Мы ругаемся из-за того, что ты включил свою тупизну, не надо тут стрелки переводить, – грубо уточнила я.

– Да пофиг, я по любому сливаться не собираюсь, останусь с тобой, – заявил Пашка, как ни в чём не бывало.

– Ты бы ещё мозги включал, когда базаришь, так тебе бы вообще цены не было, – сказала я укоризненно, хотя уже не злилась на него.

Где-то через полчаса мы подъехали к гостинице. С дороги её было хорошо видно, хотя она стояла не у самой трассы.

– Ничего такой отельчик, надеюсь кафешка в нём тоже есть, а то хавать охота, – Паха вышел из машины и разминал ноги, после многочасового сидения за рулём.

– Поедим мы по любому, у меня уже тоже кишки слипаются, – ответила я, глядя, как мой телохранитель паркуется за Пашкиной машиной.

– Сумки берём и идём наслаждаться кусочком цивилизации, в последний раз, – сказал мрачно Евгений, по его лицу вряд ли можно было догадаться, что парень в предвкушении, какого-то удовольствия, скорее наоборот.

– Хочешь сказать, что дальше жизни нет? – с усмешкой спросил Паха, видимо воспринимал его слова, как пугалку.

– Есть, но мы её будем объезжать стороной, общаясь с матушкой природой. Следующая остановка в лесу, – Евгений не спрашивая, взял мою сумку и направился к гостинице.

– Чо деньги решил сэкономить? – крикнул ему Пашка вслед.

– А на тебя бюджет, вообще не рассчитан, – остановившись, мой телохранитель высокомерно посмотрел на него, как на отброс, который ещё и права качает.

Я молча смотрела на крепыша исподлобья и единственное, чего мне хотелось, это чтобы они оба заткнулись.

Хоть Пашка и ставил в упрёк накаченные мышцы, Евгению, я сейчас чётко понимала, что если ему понадобится, то он не прикасаясь к Пахе, раздавит его морально. От этого парня исходила очень мощная энергетика, я её даже почувствовала.

Мы вошли в гостиницу и остановились у ресепшена. Я стояла и разглядывала незнакомое помещения, стоя за спиной Евгения.

– Девушка, я вчера в вашей гостинице забронировал два номера, однушку и двухместный, – сказал он и администраторша уткнулась в монитор компа.

От только что поступившей в мой мозг информации, которую я обработала, каким-то своим методом исключения, тут же начала нервно усмехаться. Понятно же, что качок не собирается делить двухместный номер с Пахой или нас с другом туда заселять. А вот от третьего варианта меня начало бомбить не по детски, даже затошнило со злости. Получается, что мы с телохранителем будем вместе в номере, пусть и в двухместном. Охренеть!

– Шумилов Евгений Андреевич? – спросила девушка, оторвавшись от компа.

– Да, это я, – он протянул ей свой паспорт.

Шумилов значит? Я понятия не имею, зачем вцепилась в эту информацию, но в этот момент, почему-то начала немного успокаиваться. Какая-то странная реакция, будто зная фамилию своего телохранителя, я смогу себя обезопасить.

Паха сидел на кресле, недалеко от нас и залипал в телефоне, не о чём не догадываясь.

– Девушка, а у вас здесь есть кафе? – спросила я, чтобы хоть чем-то себя отвлечь. Администраторша подняла голову и замерла. Кажется она тут же забыла о чём я спрашивала, как будто инопланетянку увидела.

Я не стала наезжать, на откровенно пялившуюся сотрудницу придорожной гостиницы, а наоборот терпеливо ждала.

– Девушка, что там с поесть-то? – как не странно, но выдержка Евгения, вперёд моей дала сбой.

– А, да, извините, я просто ни разу не видела дреды в живую, только в интернете. Здорово смотрится! – поклонница моего имиджа, наконец-то отмерла.

– Я рада, что вам понравилась моя причёска, но есть всё равно хочется, – напомнила я.

В итоге выяснилось, что кафе ещё не работает, потому что рано. Девушка пообещала, что голодными нас не оставят. Повара уже на месте и сейчас решат нашу проблему.

Администраторша выложила паспорт и ключи на стойку и заверила, что ранний завтрак нам принесут в номера, но только минут через сорок.

Мы поднялись по лестнице на второй этаж и я остановилась посередине длинного коридора.

– Всё нормально? – спросил мой непробиваемый телохранитель.

– Нет, вообще-то! Я не привыкла жить в одном номере с малознакомыми охранниками! – возмущённо сказала я, чувствуя, как меня начинает потряхивать от психа.

– Что не так? Ты же будешь в отдельной комнате, – от того, что он успокаивал меня, уверенный, что я никуда не денусь, я разозлилась ещё сильней.

– Иди сюда, Кэт, – Паха взял меня за локоть и отвёл немного в сторону. – Чего ты боишься? Я же рядом, моя дверь напротив, если что кричи или поставь мой номер на быстрый набор и я сразу тут кипиш устрою, всех на уши подниму, – убедительные слова друга, придали мне уверенности и я сейчас была ему очень благодарна за поддержку.

– Окей, – я оттолкнулась от стены, не вытаскивая рук из карманов и зашла в наш с Евгением номер.

В принципе всё получилось логично, нормально же бояться парня, который размерами со скалу. Но если быть честной, хотя бы перед собой, я очень сомневалась, что он способен мне навредить или того хуже – взять силой.

Зато себе я почему-то не доверяла. Плохо представляла, что со мной будет, когда Евгений, к примеру решит меня поцеловать. Вряд ли я найду в себе силы отказаться от этого.

Он вот смотрит своими умопомрачительными, ярко-голубыми кристаллами, а у меня даже ноги дрожат, я же, как под гипнозом, сама себе не хозяйка.

– Я всё слышал, ты же знаешь, что этот огрызок в случае чего, тебе не поможет, – мы стояли в маленькой прихожей и сверлили друг друга глазами.

– Поможет! Пашка сто раз за меня заступался! – возразила я чересчур выразительно, только лишь бы этот красавчик не заметил, как я на него реагирую.

– У меня чуйка на таких продуманных говнюков и я ещё не разу не ошибался, – продолжал он меня убеждать. – А хочешь мы с тобой проведём эксперимент? – насмешливо и с вызовом спросил Евгений.

– Вообще не вопрос, давай! – не задумываясь согласилась я. – Только чур, ничего пошлого! – добавила я свои условия на всякий случай.

Оперевшись о стену обеими руками, этот экспериментатор навис надо мной. Я же почувствовала себя в капкане. Его дыхание, грело кожу, где-то в районе уха. Моё бедное сердце начало биться о рёбра с такой силой, что я в этот момент верила, что оно вот-вот вырвется на волю.

– Не бойся, Кэт, не будет ничего неприличного, я очень дорожу своей работой, – сказал Евгений заговорческим голосом, который сразу спровоцировал мурашки по всему телу. Моё дыхание, тоже предательски сбилось, ещё немного и я бы начала пыхтеть, как паровоз, опозорившись перед своим телохранителем окончательно.




Глава 5. Катя


Но в следующий момент произошло “нечто”, Евгений схватил меня своими огромными ручищами за талию и закинул к себе на плечо, как какого-то плюшевого мишку, будто во мне не было пятидесяти трёх килограммов.

Оказавшись подвешенной вниз головой, я завизжала, как ненормальная, даже сама удивилась потом, что так умею. Вцепившись в его каменную спину, я и не подумала выключать свою голосовую сирену.

Упасть я не боялась, телохранитель держал меня крепко, я бы при всём своём желании, не то что свалиться, а даже вырваться не смогла.

Одна рука беспардонно лежала на моей голой пояснице, потому что футболка задралась, а левой он обхватил моё бедро. Я даже его пальцы чувствовала с внутренней стороны, хоть и через джинсы.

При всей концентрации адреналина в моей крови, моё тело отозвалось на это наглое лапанье, как ни странно. Низ живота стягивало сладкой негой в ожидании, чего-то супер кайфового и между ног стало горячо.

– Поставь меня на место! – прорычала я и ударила этого змея – искусителя кулаком по громадной спине. Он сразу опустил меня на пол.

Как только я оказалась в вертикальном положении, в дверь тут же постучали, причём очень настойчиво.

– Да неужели! – усмехнувшись, сказал мой телохранитель с нотками удивления в голосе.

Я, кстати, тоже удивилась, когда в дверном проёме показалась та самая девушка – администратор, я была почти уверена, что это Паха.

– У вас что-то случилось? – запыхавшись, спросила поклонница моих дред и испуганным взглядом посмотрела на меня. Видимо она бежала, услышав мой визг.

– Э…, да ничего страшного, моя подруга увидела паука, а она их до жути боится, – с улыбкой ответил наглый врун – Женя, ещё и в подруги свои пристроил. Я больше не собиралась называть его Евгением, даже мысленно.

– Насекомые у нас частые гости, хотя вчера вечером номера помыли, просто тут лесополоса совсем рядом, – несмело улыбнулась девушка и протянула моему телохранителю листок бумаги. – Это счёт за завтрак, который вам скоро принесёт наш повар, – он тут же достал из заднего кармана деньги и рассчитался наличкой.

– Ты больной, что ли вообще? – прошипела я, как только девушка вышла.

– Ну, не буду же я ей говорить, что я твой телохранитель, – невозмутимо ответил Женя, как будто вообще никакого косяка не чувствовал.

– Так-то я про акробатический номер, который ты тут исполнил, – вид у него был такой, будто я сейчас от радости должна прыгать, а не претензии предъявлять.

– Это же эксперимент был, ты же сама согласилась, – простота этого парня меня чуть с ног не сбила, он реально думает, что ничего такого не случилось. – Я напугал тебя, наверное, но если бы предупредил заранее, то тогда бы ты не закричала, – Женя продолжал рассуждать вслух, без всякого намёка на чувство вины. Зашибись! Он не скрывает, что уверен в своей правоте. И ещё, наш разговор приблизился к очень неприятному моменту.

– Теперь ты всем доволен? – спросила я зловеще.

– Даже не знаю, – задумчиво ответил мой телохранитель и меня не покидало ощущение, что он издевается надо мной. – Паша не пришёл тебя спасать, – констатировал Женя, одновременно разуваясь. – Ты скажи, он ведь твой друг, – он взял свою сумку и прошёл в комнату, которая от прихожей была ничем не отгорожена, типо “евродвушка”.

– С чего он должен меня от тебя защищать? Ты же вроде меня охраняешь? – я не задумываясь начала заступаться за Пашку.

– Это понятно, я слежу за тем, чтобы твоей жизни ничего не угрожало, а вдруг бы я приставать к тебе начал? Тем более, что ты очень мне нравишься, – Женя уселся на кровать и кинул сумку рядом.

– Да пошёл ты в жопу! – хамство меня часто спасало в таких ситуациях. Он технично загнал меня в тупик, но я не собиралась сдаваться и признаваться, что я не права.

– Вообще-то я предпочитаю, традиционный секс, – донеслось мне в спину, когда я уже открыла дверь в свою комнату.

– Слушай, Женя, тебе никто ни разу не говорил, что приколы у тебя тупые, – резко остановившись, я развернулась к нему.

– Да уж, шутник я так себе, – невозмутимо согласился мой телохранитель, при этом ещё и улыбнулся.

– Я даже знать не хочу из какого колхоза ты вылез! – в бешенстве, я хлопнула дверью и едва сдерживая себя, чтобы не заорать, тут же плюхнулась на кровать.

Стараясь дышать через нос, я пыталась успокоиться. Только сейчас заметила, что забыла снять кеды и потянулась к шнуркам.

Всё что я услышала от этого парня у меня никак не хотело укладываться в голове. Зато я откуда-то знала точно, что приставать он ко мне не собирался, а ещё я и вправду нравлюсь своему телохранителю. Вот только мне в жизни так не признавались в симпатии! И кто из нас ненормальный?

За дверью послышалось, какое-то движение и я насторожилась, потом поняла по доносившимся голосам, что это наконец-то принесли завтрак.

Через пару минут раздался стук в мою дверь, но я молча продолжала сидеть на кровати.

– Кать, выходи, тут поесть принесли, – послышался голос Жени, через дверь. Он явно показывал, что без моего разрешения заходить не станет.

– Как-то я упустила момент, когда превратилась в Катю? – я всё же нашла к чему придраться, хотя мне даже понравилось это обращение с примирительной интонацией и от этого моё сердце опять участило ход.

– Можно мне зайти? – спросил Женя, игнорируя мой вопрос.

– Ну, рискни, – мне стоило приложить усилия, чтобы стереть улыбку со своего лица.

– Я тоже не представлялся, как Женя, но тебе же это не помешало так меня называть, – дверь приоткрылась и в проёме появилась голова моего телохранителя.

– Ты никак не назвал мне своего имени, это папа тебя так представил, но у вас же с ним не такие близкие отношения, ты же ещё не закидывал моего отца на плечо? – с сарказмом спросила я и он засмеялся. Мне пришлось прикусить себе щёку изнутри, чтобы не заулыбаться тоже, смех Жени оказался заразительным.

– Пошли поедим, а то тебе нужны силы, чтобы дальше качественно огрызаться и препираться, – я скривила лицо в гримасе, показывая отношение к его замечаниям. – Ты очень красивая, когда злишься, – не долго думая, я сняла с ноги кед и запустила в своего охранника. Естественно с реакцией у него всё в порядке и он успел закрыть дверь вовремя.

Как только моё сердце немного угомонилось, после комплемента голубоглазого красавчика, я вышла из своей комнаты.

Есть с ним вместе я не собиралась, взяла со стола пол литровую коробку апельсинового сока и зажала её под мышкой. В тарелку с пюре и сосисками, я положила кусок хлеба, прихватив ещё одну тарелку, но уже с салатом.

– Может ты всё же со мной в машине поедешь? – спросил вдруг Женя. Молодец, блин, какой! Как он это вообще себе представляет? Я позвала Паху с собой и сама бах, такая переметнулась! Ну уж нет!

– Ни за что! – я оглянулась, посмотрев на своего телохранителя исподлобья и зашла в выделенную мне комнату.

Я закидывала в себя пюре с салатом, как в бездонную пропасть и не помнила, когда в последний раз была такая голодная. Запив всё соком, я растянулась на кровати, понимая, что раздеться сил у меня уже нет, не говоря о том, чтобы в душ сходить.

Когда я проснулась, за окном было всё то же яркое солнце, хотя по времени оказалось уже шесть вечера.

Вспомнив про утренний эксперимент своего телохранителя, я даже невольно улыбнулась. Находчивый попался, а главное руки свои пристроил удачно, заботясь, чтобы я не свалилась.

С гулко бьющимся сердцем я открыла дверь и замерла. Женя спал на животе в одних боксерах, а я пялилась, не в силах оторвать взгляд от этого совершенного мужского тела.

Я рассмотрела своего телохранителя от пяток до светлой макушки и не нашла не одного изъяна. Даже в расслабленном состоянии все его накаченные мышцы выделялись, хоть и не так сильно.

Несмотря на то что у Жени светлые волосы, кожа у него была на удивление смуглая, уже успел загореть. На бицепсах выделялись следы от футболки.

Греческие боги прибили бы моего телохранителя из зависти и я тоже сейчас если не свалю в душ, то захлебнусь собственной слюной. На него невозможно не реагировать и даже если бы Женина мордаха “просила кирпича”, то его тело всё бы компенсировало. Так нет же! Этот засранец ещё и на лицо красивый, одни только эти голубые глаза, чего стоят!

Стиснув крепко челюсти и сжав подрагивающие руки в кулак, я на цыпочках пошла в ванную, пока меня не подловили за нескромным разглядыванием.

И вообще, куда делась его надменность с высокомерием, мне бы так было проще сопротивляться.

Включив прохладную воду, я пыталась остудить своё разгорячённое тело. Уж не знаю, чем там папа думал, когда нанимал такого обалденно-красивого телохранителя, совсем не искушённой мне.

Было чувство, что родитель решил испытать меня на прочность.

После душа я переоделась в чёрную футболку с белыми китайскими иероглифами и в голубые джинсовые шорты, длиной чуть выше колена. Дреды заделала в хвост и вытащила свою любимую бандану, на которой был принт с черепами. Мне захотелось прикрыть свою необычную причёску, потому что, чем дальше мы уезжали от Москвы, тем сильнее мои фиолетовые дреды привлекали внимание.

До того, как Женя постучал ко мне в дверь, я успела позалипать в соцсетях.

Перед предстоящей дорогой мы поели, на этот раз в кафе.

Паха вёл себя, как-то странно, я даже не сразу заметила, потому что непривычно было.

Сначала он забрал у меня сумку, после кафе и мой небольшой рюкзак прихватил, потом открыл передо мной дверь в машину.

– Ты с кровати, что ли опрокинулся? – спросила я подозрительно.

– С чего ты взяла? – с непонимающим видом переспросил Паха.

– Просто ты похож на съехавшего с катушек фраера, – усаживаясь на переднее сидение ответила я. – Может ремнём меня заодно пристегнёшь? – с откровенным сарказмом спросила я и только тогда он пошёл за руль.

Про эксперимент я решила не говорить Пашке, зная уже заранее, что он не воспримет это всерьёз, а в идеале обвинит во всём моего телохранителя.

Дорогой у Пахи рот не закрывался, он рассказывал, какие-то тупые анекдоты пытаясь меня развлекать. Из-за этого надоевшего трёпа, я даже заскучала по своему молчаливому охраннику.

Через пару часов позвонил Женя и сказал, чтобы мы заворачивали на заправку.

Из машины я выходить не захотела, Паха заправив своё авто, сбегал в кафе – магазин и купил кофе.

С заправки, мой телохранитель выехал первым и я начала замечать, что Пашка периодически сбавляет скорость, чтобы увеличить между нами с Женей расстояние. Так мы проехали километров пятьдесят, судя по придорожным указателям.

На улице уже заметно стемнело, хотя небо было ещё светлое, как обычно – летние ночи.

Вдруг я увидела на обочине, голосующую женщину с маленьким ребёнком на руках.

– Остановись! – оглядываясь, резко сказала я Пахе.

Он затормозил и сдал назад. Мельком взглянув в лобовое стекло, я не увидела машины своего охранника. “Странно, куда он делся?” – подумала я.




Глава 6. Женя


Я вообще не врубился, что вдруг на меня нашло, но мне прямо “кровь из носа”, захотелось доказать Кэт, что Паша этот ей не поможет.

Всё прошло, как было запланировано, я закинул свою подопечную на плечо и она не подвела, визжала так, что я был уверен, что оглох, по крайней мере на одно ухо.

Понятно, что никакой Паша не пришёл, но это оказалось в итоге и неважно.

Когда я держал в своих руках, гибкое девичье тело, то даже забыл, зачем это сделал. Я на мгновение даже засомневался в своей выдержке, тормоза у меня явно отказывали. Думал, сейчас поставлю Кэт на ноги и прижму к себе.

Надо отдать моей неформалке должное, она своим грозным шипением и убийственным взглядом, быстро вернула меня в адекватное состояние.

Эта девчонка неподражаема, потому что я не могу вспомнить за всю свою сознательную жизнь, чтобы я так себя вёл, а тут столько глупостей за раз выдал. Меня такого, наверное и мать родная не узнает.

Как ни странно, но результат моей тупизны, удивил в хорошем смысле слова. Кэт впервые, почти за сутки, назвала меня по имени, до этого она вообще никак его не произносила.

В моём сознании это отметилось, как грандиозная победа! Я тем же разворотом, обратился к своей подопечной, нормальным именем “Катя”, а не искажённым на европейский манер “Кэт”.

Потом я подловил её на том, что Катя не проявляет на самом деле ко мне агрессии, а просто изображает. Увидел её взгляд мельком и сразу понял, что злость наигранная. Катя по ходу и кедом-то в меня кинула, только чтобы не разоблачить себя. Хотя не исключено, что я вижу, то чего хочу увидеть, потому что, после того, как я предложил ехать со мной в машине, она снова метнула в меня злобный взгляд.

Уснуть у меня не всегда получается. Иногда забываюсь коротким сном, как вчера в квартире Кати, а потом опять, хоть “глаза выколи”.

Год назад было намного хуже, я после Саниной гибели, вообще по трое суток уснуть не мог, потому что кошмары снились. Время всё же лучший доктор.

Промучавшись на кровати пару часов и отлежав себе, всё что можно, я всё таки уснул.

Резко открыл глаза, от звука льющийся воды, я продолжал лежать в той же позе.

Как только Катя прошмыгнула в свою комнату, я поднялся с кровати и начал одеваться.

Пока ужинали в кафе, моя подопечная старательно отводила от меня глаза, общаясь исключительно с Пашей-лохом.

Тот видимо разомлел от такого внимания и подхватив Катины сумки, изображал заботливого поклонника. Когда этот придурок открыл перед девчонкой переднюю пассажирскую дверь в своей машине, охренел не только я один, Катя тоже.

Это был явный перебор, со стороны недоделанного бойфренда и я почувствовал, как дикая ревность проснулась внутри меня. Прямо в этот момент я хотел выйти и напинать грёбанному ловиласу под жопу, отправив его обратно в Москву.

Я выехал с парковки, стиснув челюсти и увидел, как Катя, что-то говорит своему другу. Я уже научился распознавать её выражение лица, скорее всего девчонка выдала, что-то едкое с привкусом сарказма, спустив Пашутку с небес на землю.

Глядя на нескончаемую асфальтированную трассу, я сам себе задавал один и тот же вопрос: “Почему Катя до сих пор не в моей машине?”

Это же по сути, технически легко исправить. Взять её за руку, усадить рядом с собой и делов-то! Я же могу, я же её телохранитель в конце концов! Только вместе с этим решением, вылезло одно огромное препятствие – если я так сделаю, то настрою Катю против себя, чего собственно и добивается сраный Паша.

С заправки я выехал вперёд.

Меньше, чем через сотню километров будет мой родной город, в котором я вырос, закончил школу. Мои родители и младший брат Тёма до сих пор там живут, но именно сейчас у меня нет возможности, заехать и увидеться с родными. Я решил объехать город своего детства, чтобы не травить себе душу.

Здесь в округе, я знал практически каждую кочку. Когда-то мы тут с отцом и братом, облазили всё вдоль и поперёк.

Естественно я заметил сразу, что Паша – ушлёпок специально скидывает скорость, пытаясь спровоцировать меня на какие – нибудь тупые действия.

Лимит терпения, который мой мозг установил на этого придурка и вправду закончился.

Сжав руль до белых костяшек, я внимательно искал поворот на лесную дорогу, чтобы свернуть и остановиться.

Я медленно скосил глаза к зеркалу заднего вида, уверенный, что Паша едет за мной, но от увиденного у меня кровь в жилах застыла!

Машина в которой сидела моя подопечная, не то что отстала, она вообще свернула на обочину, остановившись возле какой-то фигуры.

Я со всей дури ударил по тормозам и мой джип тут же заглох, а фары потухли. Только сейчас я вспомнил о заводском дефекте, появившемся позже, но заморачиваться мне не хотелось.

Всё произошло молниеносно, в тот момент, когда заглох мотор, я краем глаза заметил в глубине лесной дороги тёмную “десятку”. Машина стояла возле деревьев.

Обернулся я тоже удачно, из придорожного оврага, к авто Паши выскочили двое мужиков и в эту секунду, во мне, вместе со страхом за Катю, проснулся спецназовец.

Картинка происходящего сложилась в моей голове на раз и я уже знал, что мне надо делать.

Из сумки на заднем сидении, я быстро вытащил верёвку, все пять мотков, которые я купил в Москве, даже не догадываясь, что они так скоро мне пригодятся. Распаковав мотки для удобства, я насувал их в накладные карманы своей чёрной ветровки.

Очнувшийся спецназовец напоминал мне, чтобы я сделал всё возможное и не убил никого, но это совсем не значило, что оружие с собой брать не надо.

Из-под сидения я достал охотничий нож и засунул пистолет под ремень, кобуру надевать времени не было. Всё это я делал быстро и чётко, без всякой суеты, как будто руки сами знали движения, без моего участия.

Я отключил фары прежде, чем повернуть ключ в замке зажигания, мысленно составляя план своих дальнейших действий.

Было ясно, как белый день, что покоцанная “десятка”, оказалась здесь не случайно.

Неимоверным усилием воли, я запретил себе думать о том, что может случится с Катей, потому что мои истерики ей сейчас не помогут.

Подъехав к “десятке” с выключенными фарами, я сразу вышел из машины. Из трахомы, с водительской стороны тут же появился высокий мужик, в одной руке у него блеснул нож, а в левой был зажат телефон.

– Прикинь! У меня по ходу электрика навернулась, – по свойски сказал я, пытаясь расслабить водилу.

– Ехал бы ты отсюда, – настороженно озираясь, угрожающе рыкнул мужик.

– Куда я поеду! Говорю же фары не горят, – возмущённо огрызнулся я, не сводя взгляда с его руки, в которой был нож. – А ты чо тут на стрёме, что ли? – спросил я, как ни в чём не бывало, в наглую провоцируя ублюдка.

Я даже и не сомневался, что с этим долговязым проблем не будет. Как только он замахнулся на меня ножом, я тут же схватил его за запястье и вырубил одним ударом по голове.

Всё это время, когда я обнаружил, что Катя попала в ловушку к местным бандитам, в моей голове включились невидимые часы.

Пока я устранял и связывал подельника “дорожной мафии”, прошло уже больше шести минут, а это много. Я явно был не в форме.

Мужика я закинул в багажник его же развалюхи и не переводя дыхания, побежал по лесу параллельно с трассой.

Я мчался, как долбаный ниндзя, беззвучно и виртуозно огибая деревья, когда до цели оставалось метров двадцать, я спустился к оврагу.

Через минуту я уже сидел, спрятавшись за кустами на корточках и наблюдал, что происходит наверху, у обочины дороги. Всё что меня интересовало, это чем хмыри вооружены и как лучше их обезвредить.

Зря я переживал, что не успею, по ходу прелюдия была в самом разгаре.

Катя стояла возле передней пассажирской двери, Пашутка ближе к багажнику, с той же стороны.

– Не, ну честно, я даже не ожидал, что такие лохи ещё водятся в нашей вселенной! – злорадно воскликнул один отморозок, который стоял возле остолбеневшей Кати. – Серый, ты иди обшманай тачку, чтобы Сёме вместе с запчастями ничего лишнего не досталось, – сказал он своему напарнику, у которого в руке я заметил “пушку”.

Девка из их шайки, стояла в двух метрах от машины и безучастно наблюдала за всем этим беспределом. Ясно, что она и есть приманка, но пока мне об этом думать было некогда.

– Пацаны, может мы договоримся? – услышал я жалобное блеяние, своего недавнего попутчика Паши. – У папаши моей подруги, бабла вообще немерено, – продолжал он налаживать деловые переговоры со своими захватчиками. – Он вам отвалит намного больше, чем моя машина стоит, – я бы рад был сейчас выскочить из своего укрытия, лишь бы не слушать, как эта тварь унижается. Забравшись на склон дороги, я ждал подходящего момента, чтобы напасть, но Серый с оружием всё ещё шарился в салоне авто.

– Все вы тут одни и те же сказки рассказываете, но мы не лохи, как вы, на чёс этот не ведёмся, – самодовольно ответил отморозок.

– Да я не чешу, два года назад, я инфу на свою подругу сливал конкуренту её папаши, – я конечно не мог не заметить, что Паша – гнида редкостная, но не до такой же степени. Я представил, каково всё это Кате слышать и невольно скрипнул зубами. – Этот барыга, так пересрался за дочку, что за бесценок отдал тому мужику, торговый центр, – мне показалось, что Пашутка собой сейчас очень гордится, как будто он за что-то отомстил Кате.

– Может ты заткнёшься? Козёл! – услышал я голос своей подопечной, который был пропитан ненавистью и отвращением.

– Вау! А ты дерзкая оказывается! Я таких люблю, – отморозок сразу переключился на Катю и моё сердце в этот момент пропустило удар.

Я не мог прямо сейчас обнаружить себя, потому что грёбанный Серый со своим пистолетом, всё ещё рыскал в машине.

В моей голове не складывалась картинка, где я мог обезвредить этих обоих мудаков, но сначала того, который с пушкой.

– Да пошёл ты…! – моя подопечная нахамила, даже не задумываясь, а я сжал челюсти до боли в зубах и приподнялся, чтобы увидеть, что там происходит.

– Она ненормальная, – предупредил Паша, чуть ли не по дружески.

– Да ты чё? – и этот урод схватил Катю за подбородок, притянул к себе. Она не долго думая, плюнула ему в лицо. У меня даже в глазах потемнело от неимоверных усилий, которыми я пытался отыскать признаки хладнокровия в себе. – Ты, чё овца! вообще охреневшая! – рычание отморозка не предвещало ничего хорошего, а я сдерживал себя из последних сил.

Если я появлюсь раньше времени, то Серый начнёт стрелять и неизвестно в кого попадёт его шальная пуля. Я заставил себя представить, что закон подлости в действии, и Катю ранят или убьют! И всё! Назад ничего не отмотаешь уже!

Сжимая кулаки вместе с травой и землёй, я уткнулся головой в край дороги.

– Я тебя трахну прямо здесь на капоте! – услышал я взбешённый голос обплёванного бандита и резко поднял голову.

Я видел, как эта мразь, пытается развернуть девчонку к себе спиной, а она изо всех сил сопротивляется. Паша – урод стоит не двигаясь, девка – приманка отвернулась, показывая своё немое согласие.

В этот момент из-за машины вышел Серый, прижимая к себе левой рукой, какой-то предмет и направился в мою сторону. Я сначала подумал, что он меня заметил, но “стрелок”, всё время оборачивался на своего подельника. Дойдя до края дороги, Серый остановился в метре от меня и я понял, что это удача повернулась ко мне лицом.

Резко выпрыгнув из своего укрытия, я со всего маху опустил ему кулак на голову, тот даже пикнуть не успел и рухнул на землю. Думать о том, убил я этого отморозка или нет, мне было некогда, просто пнул по его руке с пистолетом, который отлетел, куда-то в овраг.

На всё это мероприятие я потратил не больше минуты, часы у меня в подсознании не останавливались ни на секунду.

Эта грязная свинья всё же развернул Катю спиной к себе и придавил её за шею к капоту, лишив её возможности подняться.

Оказавшись рядом с беспредельщиком, я уже знал, что он не успел ничего сделать моей подопечной.

Я схватил озабоченного упыря за шиворот и жёстко отдёрнул от Кати. Не дожидаясь пока он увидит меня, я врезал ублюдку по башке. Пнул ему ещё до кучи по рёбрам, убедившись, что этот мешок с дерьмом в отключке.

Медленно повернувшись, Катя всматривалась в моё лицо, как будто всё ещё не верила, что кошмар закончился.

– Ты капец, как во время, – дрожащим голосом произнесла она, кажется изо всех сил стараясь не показывать, как напугана. Взгляд Кати был дикий и немного даже дезориентирован. – Я уж думала, ты не придёшь, – озвучила она свои сомнения. Мне сейчас до боли в мышцах хотелось прижать Катю к себе и успокоить, хотя понимал, что вряд ли это будет уместно.

– Если бы я не пришёл, значит умер, – с серьёзным видом ответил я.

– Окей, в следующий раз буду знать, – нервно хохотнув и не спуская с меня глаз, сказала она. А ещё взгляд Кати говорил мне о том, что впервые, почти за двое суток, она рада меня видеть.




Глава 7. Женя


– Я не поеду с этим отстоем в одной машине! – Катя покосилась в сторону своего ещё недавнего друга. На удивление, в её интонации я не услышал ультиматума, только отвращение с примесью горечи.

Пашутка стоял всё ещё не двигаясь и напоминал зашуганного оленя.

– Как хочешь, до машины не очень далеко, пешком дойдём, – ровным тоном ответил я, связывая, всё ещё валяющегося без чувств, мучителя моей подопечной.

Я конечно не психолог и тем более не психиатр, но знаю не понаслышке, что после такого жёсткого стресса, должен быть выход. Только по этому, я старался не провоцировать Катю, мысленно умоляя её продержаться ещё чуть-чуть. Не вооружённым взглядом я видел, что состояние у девчонки не стабильное и она в любую секунду может выкинуть, что-нибудь неадекватное. Вот и Паша тоже весь зажался и глаз не спускает со своей бывшей подруги, знаел же, что он может стать первым клиентом для необузданной агрессии Кати.

Я оттащил связанного отморозка к краю обочины, периодически поглядывая в сторону своей подопечной. Как только я спихнул упакованного бандюгу в овраг, девка из шайки рванула с места, видимо такая “смена власти”, ей пришлась не по душе. Обернувшись, она увидела, что дружки в отключке и решила сделать ноги.

В мои планы не входило утечка информации и “счастливое спасение“ подельников этой шаболды, поэтому я уже было дёрнулся, с намерениями остановить беглянку. Передумал я почти сразу, как только встретился с хищным взглядом Кати, понял, что она не упустит свою жертву.

Моя подопечная пнула чётко под колено, несущейся навстречу девке и она потеряв равновесие, упала.

Катя тут же повалила свою добычу на землю, лицом вниз и запрыгнула на спину, придавила её плечи коленями.

В какой-то момент я даже испытал гордость за девчонку, которую вынужден охранять. Я не стал сразу оттаскивать Катю от этой сволочи, потому что сам бы не смог ударить женщину, пусть даже и такую. Получалось, что моя подопечная решила одну проблему.

Пока она дубасила девку, вцепившись ей в волосы, я успел связать Серого. Катя продолжала тыкать головой об землю, уже переставшую вырываться поддельницу придорожной банды.

– Всё всё, Кать, хватит с неё, – сказал я, пытаясь поднять её с обмякшей жертвы. Катя, как ни странно, не стала сопротивляться и дала мне поставить себя на ноги.

Я усадил безжалостную воительницу Кэт на переднее пассажирское сидение, радуясь про себя, что её удалось хоть как-то “выпустить пар”.

– Иди, посмотри, чего он из машины скрысил, – скомандовал я, глядя на притихшего Пашу, а сам пошёл связывать, валяющуюся без сознания недоприступницу, превратившуюся вдруг в потерпевшую.

Катя больше не бунтовала, было чувство, что она выбилась из сил. По закону любого жанра, будь на её месте другая девчонка, я больше чем уверен, она бы давно рыдала, после пережитого ужаса, но это же Катя.

Не у каждого мужика такая реакция на лютый страх, когда они смотрят настоящей опасности в глаза. Я сам лично был свидетелем, как у некоторых спецназовцев, в определённый момент не выдерживали нервы и их обрывало конкретно. Не очень конечно приятно смотреть, как накаченный парень пускает слёзы и истерит, но и такое тоже случалось, особенно у новеньких.

– Всё забрал? – спросил я, когда уже спихнул девку в овраг и подошёл к последнему. Бандитский оруженосец, начал подавать признаки жизни.

– Да, вроде, – прибитым голосом ответил Пашутка, видимо рассчитывал на мою снисходительность. Не обращая на него внимания, отправил третьего ублюдка в его компанию подельников, одним движением ноги.

Я уже развернулся, чтобы идти к машине, но тут мой взгляд зацепился за какой-то предмет, валяющийся в траве. Я присел на корточки и увидел куклу, в виде точной копии маленького ребёнка. Издалека и в темноте, я бы точно решил, что это дитё. Резиновое чучело-приманку, я тоже бросил в овраг.

– Чего стоим? Кого ждём? – спросил я с наездом у Пашутки. – Садись на заднее сидение, – выдал я ему точные указания.

– В смысле? Это вообще-то моя машина, – возмутился этот ушлёпок, как будто и не чувствовал за собой косяка.

– Рот свой закрой, а то я уже близок к тому, чтобы отправить тебя автостопом, прямо сейчас! – злобно процедил я и пошёл за руль.

Катя сидела с безучастным видом, уставившись на панель.

– Как ты? – спросил я, повернувшись к ней.

Девчонка пожала плечами не поворачивая ко мне голову, но я и такой скудной реакции был вполне удовлетворён.

Отодвинув сиденье назад, чтобы ноги не цеплялись за руль, я завёл машину. Вместо рычага переключения скорости, я положил свою ладонь на маленькую и холодную руку Кати, и не сильно сжал в знак поддержки. На этот раз она повернулась и изобразила подобие улыбки, пусть даже через силу.

– Держи, – я снял с себя ветровку и отдал Кате, она молча укуталась в куртку и отвернулась к окну.

Подъехав к нужному повороту, я развернулся и задним ходом попятился к своему джипу.

Заглушив машину, я выдернул ключи из замка зажигания, перехватив на себе испуганный взгляд Паши.

– Кать, иди в мою машину, – очень спокойно и не делая при этом резких движений, сказал я. Она несколько секунд подумав, вышла.

– Вещи Катины, давай сюда, – рыкнул я на остолбеневшего ушлёпка. Он тут же, как по щелчку засуетился, протягивая мне сумки и рюкзак моей подопечной.

Открыв заднюю дверь своей машины, я закинул багаж Кати на сиденье. Она сидела впереди и повернувшись наблюдала за мной.

– Подожди немного, скоро поедем, – сейчас мои собственные слова, казались чужими и чужеродными, но я знал, что как-то так нормальные люди общаются. – Мне этому пигмею, надо сказать пару слов на дорогу, – Катя смешно выпучила глаза, видимо тоже не ожидала, что я вдруг начну болтать не о чём.

– А это, чё за тачка? – показала она на стоявшую неподалёку “десятку”, пытаясь скрыть смущение.

– Наверное, водила, этих отморозков, – такая дичь, произносилась мной намного естественней, поэтому появились подозрения, что я несу, совсем не то. – Ты не бойся, он уже в багажнике связанный лежит, – я хотел исправить, но по ходу получилось ещё хуже.

– Кто бы сомневался, – подбодрила Катя усмешкой, мою корявую речь. – Женя! – окликнула она, когда я развернулся уже, чтобы уйти. Сердце начало бешено колотиться, просто от того, что эта дерзкая девчонка назвала меня по имени. Я медленно повернулся к ней, чтобы не выдать движениями, своё волнение. – Ты же не будешь его бить? – спросила Катя приглушённо, имея в виду своего бывшего друга.

– М-м…, нет, и не собирался, – ответил я и захлопнул дверь.

Вернувшись за руль чужой машины, я вытащил ключи из кармана и завис. Нужно было срочно переключиться на жёсткий разговор с Пашуткой, но мысли о Кати никак не хотели отпускать меня.

Я уже не помню, когда в последний раз так сильно заморачивался, по поводу общения с девушкой, где нужно подбирать слова.

Пусть это смешно и тупо, но я знал, что буду пытаться, потому что Катя теперь не только работа, а нечто большее для меня. Сегодня я это осознал и даже прочувствовал.

Проехав несколько метров, остановил машину и вышел, на этот раз я не стал забирать ключи.

– Выходи! – у меня даже злости не было на это трясущееся от страха человекообразное существо.

Паша выбрался с заднего сиденья и настороженно уставился, куда-то в область моего живота. Я проследил за его взглядом и догадался, что этот обделавшийся слизняк, пялится на рукоятку пистолета, торчащую из-под ремня.

– Не льсти себе, я пули на тебя тратить не буду, – устало ответил я, на его не озвученный вопрос.

– А что будешь? – осмелел Паша.

– Разъяснять, как обстоят твои дерьмовые делишки, – брезгливо ответил я. – Слушай внимательно и запоминай! Сегодня утром, Сергей Георгиевич будет знать в мельчайших подробностях, о том, как ты его подставил, – после моих слов, он побледнел, как первый снег. – Так что лучше в Москве тебе не показываться и молиться усердно, чтобы отцу Кати было не до тебя, – предложил я очень сомнительный путь к спасению. – Я вообще думаю, что с такими друзьями, как ты никакие враги нахрен не нужны, – усмехнулся я, потому что раньше не до конца понимал смысл этой поговорки.

– Ты решил, что ты круче всех и Прохоровы тебя заценят? Да нифига подобного! – мне в этот момент даже интересно стало, что Пашутка хочет на меня выплеснуть? – Я тоже постоянно впрягался за Кэт, у неё же язык за зубами вообще не держится! Принцесска оказалась неблагодарной папиной дочкой и тупо вытерла об меня ноги. И об тебя тоже вытрет, даже париться не будет, – театрально и явно переигрывая, сказал он.

– Короче, я понял, ты хотел Кате по ушам проехать, но у тебя не хрена не вышло? Ну, так я рад, что она не лохушка оказалась, – сейчас я вдруг осознал, что сильно переоценил свою выдержку. – Если попытаешься связаться со своим благодетелем Титовым, которого, я уверен уже пасут, то тебя никакое чудо не спасёт, – я резко схватил Пашу за “грудки” и его футболка жалко затрещала. – Тебе ведь не надо напоминать, кто такой отец Кати и что он тебя из-под земли достанет?! – едва сдерживаясь, я открыто намекнул этому отбросу на криминальное прошлое, Сергея Георгиевича.

– Кто не знает “Прохора”, – промямлил он в ответ.

– Тогда, дёргай отсюда, пока я добрый! – я отшвырнул этого ублюдка к машине и ударил кулаком по крыше, рядом с ним.

Не оборачиваясь, я направился к джипу, где оставил Катю. Через минуту за моей спиной раздался визг колёс, Паша свалил, не стал дальше испытывать судьбу.

В машине Кати не оказалось и я настороженно начал озираться по сторонам.

Она стояла метрах в трёх, возле дерева и девчонку жёстко полоскало. Я точно знал, что это не отравление, а всё те же последствия серьёзного стресса. Для неё это было слишком, Катина нервная система явно не вывозила, хоть она и не признается ни за что.

Я сам, когда впервые попал в горячую точку, тоже вот так же блевал, после зачистки террористов. “Ничего, бывает, скоро привыкнешь”, – подбодрил командир и я действительно привык. По крайней мере, внутренности больше не скручивало до тошноты.

Вытащив из багажника, пятилитровый бутыль с водой, я медленно пошёл к Кате.

– Помощь нужна? – спросил я, не доходя до неё несколько шагов.

Катя обернулась и молча подставила дрожащие от слабости ладони.

Я тоже всё делал, не говоря ни слова и сейчас похоже это было, кстати.

Её взгляд не выражал ничего, кроме усталости и когда Катя снова уселась на переднее сиденье, я всё ещё раздумывал, стоит ли опять будить в ней зверя.

– Держи, – я сунул Кате в руку пластиковый стакан и налил из металлической фляжки коньяк.

– А это зачем? – она нахмурилась и посмотрела на меня подозрительно.

– Крутым боевикам, вернувшимся с войны, полагается накатить по сотке, – с серьёзным видом ответил я.

– Ты споить меня хочешь? – заглядывая в одноразовую посудину, спросила Катя.

– Нет, просто таблетки пустырника, дома забыл, – с сарказмом сказал я, протягивая ей коробку с соком. – Это вместо успокоительного, завтра проснёшься и будешь, как новая, – пояснил я.

– А ты умеешь быть убедительным, – хмыкнула девчонка и выпила “лекарство”, запивая соком.

Понимая, что всё прошло, на удивление спокойно, я выдохнул с облегчением и закрыл дверь с её стороны.

В полицию я позвонил с телефона водилы “десятки”. Хотя долговязый отказался говорить мне пароль, как будто ему это могло помочь. Трубку я разблокировал сам с первой попытки, прижав его средний палец правой руки к камере.

Дежурный в отделении слушал меня внимательно, пока я говорил координаты, где находятся напавшие на нас ублюдки. Потом он технично начал задавать вопросы обо мне и убеждать, чтобы я дождался сотрудников полиции. Я конечно попытку ему засчитал, но трубку вырубил, протёр её своей футболкой и бросил на водительское место “десятки”.

Катя больше вопросов не задавала, когда я вернулся в машину, посмотрела на меня сонными глазами и отвернулась к окну.

Проехав километров десять по трассе, я снова свернул на лесную дорогу. Плутал между деревьями минут сорок и наконец выехал на знакомую поляну. Заглушив мотор, я решил устроить временный привал. Опустил Катино и своё сиденье в горизонтальное положение, я почти сразу провалился в тяжёлый сон.




Глава 8. Катя




Проснулась я от того, что было жарко и душно, как в парилке. Едва разлепив глаза, я поняла, что машину нагрело ярким солнцем.

Мне дико хотелось пить и одновременно в туалет, а изо рта воняло, как из помойной ямы. В добавок ко всему этому “прекрасному букету”, мои мышцы сильно болели, так и хотелось сказать: “Что за чудесное пробуждение!”

Оказалось, что впечатления ещё не закончились, видимо моё сознание решило, что ему тоже пора просыпаться и подкинуло мне воспоминание прошедшей ночи.

Запах во рту и сушняк, тут же потеряли свою актуальность. Меня аж в сиденье вдавило от этих тяжеловесных картинок.

Мало того, что мой лучший друг за пару минут, прямо у меня на глазах превратился в гниющую падаль, так меня чуть не отымели на капоте его машины. Нахрена я вообще проснулась?

Мне пришлось сделать над собой усилия, чтобы просто повернуть голову. На соседнем разложенном сиденье спал Женя.

Я попыталась встать, но ремень безопасности пригвоздил меня обратно. Отцепив удерживающее устройство, я потихоньку выбралась из машины и оставила дверь приоткрытой, чтобы не хлопать.

Мы находились на какой-то поляне, возле леса. Звуков, связанных с цивилизацией я не услышала, только птички, кузнечики и комары.

Сколько сейчас было времени я не знала, скорее всего утро, потому что ещё не очень жарко и свежий ветер обдувал мне лицо.

Сбегав в кустики, я вернулась поближе к машине и улеглась в высокую траву.

Пить мне всё ещё хотелось, но ещё больше хотелось побыть одной, чтобы хоть как-то переварить это дерьмо на душе. Так погано мне ещё никогда не было.

Мой мозг натрыжно искал, что-нибудь позитивное и нашёл. Это снова был мой телохранитель и его скупая поддержка в виде жамканья моей руки.

Мне сейчас кажется, что именно в тот момент моё сердце ожило, когда Женя сжал мою остывшую конечность, своей горячей ладонью. От неожиданности у меня даже слёзы запросились наружу, по я во время успела отвернуться.

Он же мог этого не делать и так вытащил из полной задницы, ещё и успокаивать пытался.

Подсунув руки под голову, я закрыла глаза и в этот момент начала понимать, что это я виновата в том, что случилось ночью. Блин! Мне сейчас ещё только самопоедания не хватало до кучи!

Долго себя гнобить у меня всё равно не получилось и я сама не заметила, как опять мысленно переключилась на Женю.

Если до вчерашней ночи я старалась держаться подальше от этих ярко-голубых глаз, то в эту минуту я задала себе вопрос в лоб – а почему? Лучше пусть будут такие вопросы в голове, чем бессмысленный анализ свеженьких кошмаров.

Ну, давай, отвечай! – подопнула я сама себя.

Во-первых влюбиться в накаченное тело и красивое лицо, как минимум глупо, я же не дура тупоголовая. И пусть даже Женя спас меня, это ничего не отменяет или у меня с чувством благодарности, совсем беда. Скорее второе.

И вообще людей без недостатков не бывает, а то что мой телохранитель такой весь из себя идеальный, это лишнее доказательство, что с ним, что-то не так. А ещё Женя сам сказал, что очень дорожит своей работой, поэтому вопрос закрыт. Офигеть! Я даже сама от себя отмазалась!

А то что он…

– О, вот ты где! – я резко открыла глаза, услышав голос Жени. “Этот парень даже помятый и с заспанными глазами красавчик”, – поймала я себя на мысли. – Как ты себя чувствуешь? – спросил он, протягивая мне руку.

– Спасибо, хреново! И ваше лекарство, доктор, мне не помогло, – ответила я, но всё же позволила Жене помочь мне подняться с травы.

Он ощупывал моё лицо глазами и не обращал внимания на сарказм.

– Жить будешь, это не смертельно, – с улыбкой сказал, мой личный врач Женя.

Я выпила почти два стакана воды, потом умылась, почистила зубы и жизнь заиграла новыми красками.

– Мы вообще, где находимся? Только не говори, что твоё настоящее имя Иван Сусанин и ты сам тут в первый раз, – прожевав круассан, я нарушила затянувшееся молчание.

– Мы ещё не доехали, не бойся, я знаю это место, – опять улыбаясь, ответил Женя.

Он вроде бы не промолчал, а я всё равно ничего не поняла, но допытываться больше не захотела, всё равно результат будет такой же.

Минут двадцать я ничего не говорила, пока мы петляли в лесу, по невидимым дорогам.

Взгляд невольно притягивали сильные руки и уверенные движения Жени.

– Мы едем к трассе? – задала я наводящий вопрос.

– Нет, наоборот, – не отрывая взгляд от дороги, ответил он. Супер! Опять ничего не понятно.

– Куда? Зачем? – моё любопытство, сменилось раздражением. Неужели, так трудно объяснить!

– Э.., скоро будет озеро…, – я сжала губы в ожидании, когда этот бойскаут подберёт нужные слова. – Мы там отдохнём, переночуем и поедем дальше, – озвучил он наконец.

– Откуда ты знаешь, что тут есть озеро? – нахмурившись, спросила я.

– Километров пятьдесят отсюда, находится город, в котором я вырос, поэтому я знаю эти места, – это было неожиданно, я почему-то была уверена, что мой телохранитель столичный житель.

– Значит, ты не москвич? – переспросила я, хотя и так было уже понятно.

– Не совсем, – опять непонятный ответ, хотя я рассчитывала на уточнение.

Впереди, просветы между деревьями стали ярче и это давало надежду, что мы почти приехали. Вот только было одно “но”, в виде огромной лужи на дороге, к которой машина неумолимо приближалась.

– Ты же не собираешься ехать в эту мяшу? – я с опаской вытянула голову, чтобы посмотреть, что нам грозит.

– На отцовском уазике, мы всего один раз тут застряли, – подбодрил меня этот любитель буераков и заехал в лужу. – Чёрт! – это означало, что мы застряли посреди грязного мини-котлована.

– И что теперь? – вполне спокойно спросила я, потому что, то чего я боялась, уже случилось.

Женя молча разулся, закатал штанины своих джинс, почти до колен и открыв дверь, выпрыгнул в лужу.

– Садись за руль, – коротко скомандовал он.

Пока я перелазила на водительское место, Женя успел запихать под заднее колесо обломок не толстого деревца и посмотрел на меня.

– Давай, Катя, только сильно не газуй, – выдал он очередное указание.

Я села на край сиденья, потому что иначе не достала бы до педали и повернула ключ.

Эта громадина, на удивление быстро поддалась и выехала из ямы. В конце лужи я остановилась, но машина вдруг покатилась назад. С перепугу, я со всей дури ударила по газам и с пробуксовкой вылетела на сушу. Мне пришлось резко затормозить или бы я неизвестно куда уехала. Джип тут же заглох и я вылезла из него с трясущимися руками.

Когда я увидела Женю, забрызганного грязью с ног до головы, то неожиданно для себя начала хохотать. Его лицо в крапинку выражало возмущение, а я от смеха не могла сказать ни слова.

– Ты молодец, Катя, – Женя тоже улыбался, глядя на моё неуёмное веселье.

Успокоилась я тоже внезапно, когда он начал стягивать с себя футболку, обнажая накаченный торс.

– Я не специально, так получилось, – сказала я, наблюдая, как Женя снимает с себя джинсы.

– Я догадался, – ответил он, закидывая грязную одежду на пол, возле заднего сиденья, оставшись в одних боксерах.

– С машиной всё нормально? – спросила я, стараясь не смотреть на Женю, от вида его идеального тела, моё сердце бешено колотилось.

– Да, садись, доедем уже до озера, – усмехнувшись, он сел за руль.

Мне даже интересно стало, а что бы чувствовал Женя, если бы я тут перед ним сидела в нижнем белье? Лично меня уже начинало потряхивать и я отвернулась к боковому окну.

Ясно, что его не обвинишь, не мог же этот каскадёр, усесться грязным, в салон машины. На самом деле меня разозлила собственная реакция.

– Нафига мы вообще заехали в эту глушь? – спросила я, не скрывая раздражения.

– Я подумал, что тебе надо прийти в чувства, перед встречей с родственниками, – ответил он не задумываясь. – Можно было, конечно в гостиницу поехать, но я по себе знаю, как левые люди умеют портить настроение, особенно, когда его и так нет. Да и в четырёх стенах насидеться всегда успеешь, – казалось, что Женю совсем не напрягает, что он тут без одежды философией занимается.

Наконец-то я увидела озеро и выдохнула с облегчением.

Заглушив машину, мой персональный и заботливый, как выяснилось охранник, достал из своей сумки большое полотенце и кинув его в траву, с разбегу нырнул в воду. Видимо не терпелось отмыться от грязи, которой я его обрызгала.

– Ну, как водичка? – спросила я, скидывая кеды.

– Тёплая, пошли, – Женя мотнул головой, зазывая меня в озеро.

– Я? – почему-то я не ожидала такого приглашения.

– Ты, Катя, тут больше никого нет, – вид у него был, будто не важно соглашусь я или нет. – Или ты плавать не умеешь? – спросил Женя, а я вопрос восприняла, как вызов.

– Умею, просто в купальник переодеваться неохота, – озвучила я причину, хотя сама уже пыталась вспомнить цвет белья, которое сейчас на мне. – Отвернись, тогда, – выдвинула я свои условия.

Женя тут же отвернулся и даже руки вверх поднял, в знак того, что подчиняется. Я невольно улыбнулась, глядя на его кривляния, совсем не характерные этому парню, который постоянно на умниках.

Я замотала дреды повыше и всё ещё сомневалась, стоит ли купаться. Бельё на мне было чёрное, без провоцирующих кружавчиков, да и соблазн освежиться был велик.

Не успела я зайти в воду, даже по колено, Женя развернулся ко мне лицом и не очень-то скрывал, что рассматривает меня.

– Так и будешь на меня пялиться? – спросила я и зашла в воду полностью.

– Странно, с твоей фигурой всё в порядке, даже слишком, чего ты стесняешься? – заявил беспардонно он, чем вызвал во мне очередной приступ бешенства.

– Не привыкла я, знаешь ли, рассекать в нижнем белье, перед посторонними мужиками, – ответила я и поплыла дальше.

На середине озера я обернулась, Женя всё ещё стоял на месте, наверное, переваривал известие, что он для меня посторонний. Я понимала, что чересчур грубо обращаюсь с этим суперменом, но комплименты его мне точно нафиг не сдались.

– Девушка, можно с вами познакомиться? – услышала я за спиной, голос Жени и вздрогнула. Мне казалось, что нужно больше времени, чтобы догнать меня.

– Меня Катя зовут, – ответила я с видом, будто в парке гуляю и старалась не засмеяться.

– А я Женя, – улыбаясь сказал он и подплыл ближе. – Можно я вас провожу? – спросил Женя, продолжая свой спектакль.

– Валяй, если тебе заняться нечем, – подыграла я, уже не сдерживая улыбку.

Подплыв к противоположному берегу, я никак не могла нащупать ногами дно.

– Давай руку, Кать, – Женя стоял недалеко от суши, но даже ему вода доставала, чуть ниже плеча. – Дно тут беспонтовое, лучше не вставай пока, – предупредил Женя, когда я вцепилась в его руку.

– Поплыли тогда обратно, – нашла я выход из положения.

– Нет, надо сначала передохнуть, я обещаю, что больше не буду на тебя пялиться, – заверил меня Женя с серьёзным лицом.

Он выбрался на берег первым и протянул мне руку. Я уже почти обрела равновесие, почувствовав сушу под ногами, когда моя мокрая рука выскользнула и меня пошатнуло назад.

Уже в следующее мгновение, я оказалась прижата к мускулистому телу Жени. Он успел поймать меня за талию, я даже не взвизгнула, потому что слишком быстро всё произошло.

Наши вынужденные объятия продолжались, всего несколько секунд, как только Женя убедился, что я в порядке, он поставил меня на траву и отпустил.

– Я не собирался тебя лапать, честно! – выпалил Женя и настороженно смотрел на меня, видимо уже не знал, чего ожидать.

– Спасибо, что не дал свалиться, – приглушённо ответила я. Моё сердце колотилось о рёбра так, будто хотело выпрыгнуть из грудной клетки, а тело жадно запоминало прикосновение сильных рук и кожа всё ещё чувствовала его твёрдый торс. Как это вообще работает?

– Ты классно плаваешь, – Женя улёгся на живот и положил голову на свои согнутые руки. Он убедился, что я не злюсь и решил налаживать наше общение.

– У меня, вообще много ненужных способностей имеется, – усмехнувшись ответила я, пытаясь скрыть реакцию своего тела на него.

– Например? – Женя повернул ко мне голову, показывая свою заинтересованность. Я же сидела в метре от него и собственный вид в нижнем белье, уже не так сильно смущал.

– Умею ездить на велике и машине, грести вёслами на лодке, играть на пианино и знаю три иностранных языка, – перечислила я свои таланты без особого энтузиазма.

– А языки какие? – спросил Женя с видом, будто это очень важно.

– Английский, французский и испанский, – снова без особого желания ответила я.

– Это же круто, знать иностранные языки, – в его голосе послышалось восхищение.

– Лично мне в жизни, это ещё никак не помогло, – я не поддержала Женин восторг.

– Скажи мне, что-нибудь? – попросил он вдруг.

– Говорю, – я изобразила, что не поняла, чего хочет Женя.

– Ну, не по-русски, Кать, – азарт в его глазах, подсказал, что не отстанет же. Обычно я не замечала за Женей такой настойчивости.

– Ладно, тогда по-английски, он у меня почти разговорный, – согласилась я. Повернувшись, я задумалась на минуту, а потом проговорила несколько предложений на инглише, последнее из которых было вопросительным.

– Офигеть! У тебя акцент даже настоящий, я бы никогда не распознал, что ты русская, если бы не знал заранее, – до этого я и не подозревала, что Женя умеет удивляться. – Стой! Мне показалось, что я слышал имя “Паша”? – он встал с травы и нахмурился. – Может переведёшь, то что ты сказала? – наконец-то до Жени дошло, что это был не просто набор английских слов.

– Так-то у меня тоже есть к тебе вопросы, – с хитрой улыбкой ответила я, давая понять, что перевод придётся отрабатывать.

– И что-то мне подсказывает, что рядом с твоей биографией, моя будет бледно выглядеть, – с кислой миной предупредил Женя.

– А это уже не тебе решать, – уверенно заявила я, всем видом показывая, что на уступки не пойду.




Глава 9. Катя




Мы договорились, что сначала переплывём на нашу сторону, а потом продолжим этот увлекательный разговор.

Доплыли на этот раз без происшествий, Женя первый вышел из воды.

– Бери полотенце, – обернувшись, сказал он, заметив, что я не спешу выбираться на берег.

– А ты? – спросила я у “Мистера благородство”, уже вдогонку.

– Я и так обсохну, – уже не поворачиваясь, ответил он, показывая мне каждым своим движением, что не собирается больше смущать.

Завернувшись в полотенце я продолжала наблюдать за Женей. Уверенной походкой, он подошёл к машине, достал штаны и наконец-то оделся, хотя бы частично, потом натянул кеды, не завязывая их и открыл багажник.

Я смотрела на своего телохранителя, как завороженная, пытаясь по его движением и выражению лица понять, о чём думает сейчас этот парень. Он же наоборот ни разу не взглянул на меня, даже украдкой.

Вытащив небольшой топор, Женя крутанул его, как жанглёр в цирке и направился в сторону леса, а я всё ещё стояла на берегу с глупой улыбкой на лице.

Я могла сколько угодно задавать себе вопросы, на тему – откуда взялся этот красавчик в отцовском офисе и почему он не похож на привычных папиных охранников. Вот только это было совсем не интересно, моему телу, которое откровенно реагировало не то что на мимолётные прикосновения Жени, а даже на его взгляды. Такого со мной ещё никогда не было.

Я ведь даже сама не заметила, как сильно изменились наши отношения, за какие-то три дня. Мы с Женей знакомы всего три дня! Я про него ничего не знаю, но уже чувствую себя в безопасности рядом с ним. Хотя засомневалась, там на трассе, когда не увидела своего телохранителя сразу, а если быть ещё честнее, думала, что мне конец!

Мне даже интересно стало, он планировал, этот сегодняшний марш-бросок по лесу или это случайно получилось? Лично для меня такая встряска, показалась дикостью, но в итоге я отвлеклась и сейчас чувствую себя намного лучше, чем к примеру утром.

Женя вернулся из леса с двумя ахапками дров, я к этому времени успела переодеться в спортивные штаны и футболку.

– Как ты? Всё норм? – спросил он, когда я подошла.

– Пойдёт, – я пожала плечами, наблюдая, как Женя разжигает костёр. – Давай я тоже буду, что-нибудь делать, – предложила я неуверенно.

– Пошли, – он направился к машине, я поплелась за ним. Сейчас было чувство, что наш словарный запас очень ограничен, как у недоразвитых. На самом же деле было непривычно вести с Женей разговор в спокойной атмосфере. Начало чего-то нового, подумалось мне.

– О, вот тебе плед, – Женя вытащил свёрток и протянул мне.

– Зачем? – удивилась я. Вечер уже, конечно, но было всё ещё жарко.

– Спать будешь, укроешься, – вид у моего телохранителя был спокойный, но напряжение между нами ощущалось. – Держи, – он протянул мне пакет с картошкой, с той самой, которую покупали в Москве. – Её надо помыть, – я закинула плед на заднее сиденье и направилась к озеру.

– Знаешь, ты не похож на обычных папиных охранников, если ты и сидел на зоне, то не очень этим гордишься, но я сомневаюсь, что ты из мест не столь отдаленных, – я поставила пакет с чистой картохой и села на бревно.

– И чем же я отличаюсь по твоему, от зеков? – спросил Женя, помешивая палкой костёр.

– Всем, – ответила я не задумываясь.

– И всё же? – неужели ему это интересно? Вон даже настойчивость начал проявлять.

– Партаков на тебе нет, жаргона в разговоре, тоже не обнаружено, – Женя слушал с улыбкой, видимо заценил мою проницательность.

– И всё? – спросил он, изображая разочарование.

– Ты вообще не очень-то разговорчивый, а у братвы, чёс на первом месте, практически национальная идея, – в этот момент Женя засмеялся, а я смотрела на него с застывшей улыбкой, понимая, что этот красавчик любую с ума сведёт одним только смехом. Я отвела глаза, чувствуя, что ритм моего сердца опять ускоряется.

– Прикольно быть свидетелем того, как ты к истине подбираешься, у тебя нестандартное мышление, – он наконец-то перестал смеяться, своим заразительным смехом, но легче мне почему-то не стало. Женя снова технично переключил тему на меня, а главное интересуется он моей персоной уже никак телохранитель.

– А ты, я смотрю, мастер уходить от ответов? – это даже не вопрос был, а утверждение.

– Нет, просто я ждал, что ты меня в лоб спросишь, кто я такой, но ты опять меня прокатила, – Женя с усмешкой и пристально смотрел на меня. – Может ещё, какие-нибудь предположения есть? – мне показалось, что он забавляется, но претензии не стала предъявлять.

– Куча! Думаю, ты в прошлом МЧСник или чемпион по боксу, – ответила я, показывая, что терпение на исходе.

– Не чемпион, конечно, но КМС есть и ещё спецназ, так что ты была очень близка к догадке, – уточнил Женя со скучающим выражением лица и начал закидывать картошку в угли.

– Вау! Нифига себе! – это всё, что я смогла произнести, после полученного шока. Я смотрела на него не моргая, даже дыхание сдерживала. Все мои привилегии в виде знаний иностранных языков, тут же окислились и стали некчёмными. Охренеть можно! Мой телохранитель – спецназовец, а я кто? По ходу избранная, не меньше! – И что же случилось? – спросила я, потому что теперь мне нужны были подробности. – Ты же, вроде молодой ещё, не похоже, что тебя списали за ненадобностью? – уточнила я, заметив, что Женя не реагирует.

– Считай, что мой патриотизм иссяк, – равнодушно ответил он, обломав моё чрезмерное любопытство, выставив барьер, за который мне нельзя.

– Бывает, – согласилась я тут же, показывая, что не буду нарушать границы. Мне хватило и того, что я узнала. Адреналин в крови до сих пор зашкаливал, от какого-то детского восторга. От мысли, что за мою безопасность отвечает боец спецназа, пусть даже бывший. Меня аж потряхивало и хотелось его потрогать, как бы убедиться, что настоящий.

Мы молча поели запечёную картошку с консервой из тунца и мне казалось, что я ничего вкуснее в жизни не ела. А кофе из пакетиков, вообще был на грани фантастики.

– Ну так, что там с переводом-то? – голос Жени вернул меня в реальность.

– Понятно, что Паша оказался поганью и ты был прав насчёт него, – начала я воспроизводить смысл английских фраз, сказанных мной на том берегу. Вдруг в груди у меня всё сжалось, я даже не сразу врубилась из-за чего. – Я тебя спрашивала, что может пока не стоит моему отцу подробности рассказывать? – моя интонация сейчас вообще не подходила к произнесённым словам, потому что думала я совсем уже о другом.

– Я тоже так подумал и ничего ещё не сказал Сергею Георгиевичу, – ответил мой крутой телохранитель, не улавливая, что моё настроение резко изменилось.

Почему меня шарахнуло только сейчас, я не знаю. Знаю одно, что с небес на землю падать очень больно. Ещё несколько минут назад, я откровенно восхищалась, этим сильным и красивым парнем, а теперь была готова его убить!

– У меня тут срочный вопрос к тебе появился, – процедила я сквозь зубы, стараясь всё ещё сдерживать себя, но чувствуя подступивший к горлу ком, получалось уже плохо.

– Ты разрешения, что ли спрашиваешь? – Женя явно заметил во мне перемену и насторожился, не понимая, в чём дело.

– Получается, что ты видел, как этот отморозок загнул меня на капот? – я даже сама услышала, как мой голос предательски задрожал и встала с бревна, чтобы встряхнуть себя.

– Видел, конечно, – спасибо, хоть отпираться не стал, но брови сдвинул.

– И чего же ты ждал?! – в этот момент, мне показалось, что я даже физическую боль испытала, но тут же набрала в лёгкие воздуха. – Ты сидел и ждал, пока этот вшивый ублюдок трахнет меня? Наказать меня решил, чужими руками, за непослушание? – мне не нужен был его ответ, у меня все пазлы сошлись в голове и ударили по ней же, как молотком, выбивая слёзы.

Когда я убегала, мой телохранитель, как будто окаменел. Сидел не

шелохнувшись и смотрел в одну точку. Не ожидал наверное, такого разоблачения.

Вот и всё! Женя оказался хладнокровным засранцем, который чётко выполнял свою работу. Ему вообще было плевать на то, что меня чуть не отымел, какой-то грязный упырь! А может этот солдафон даже позлорадствовал. Спецназовец блин!

Боль, злость и обида душили меня изнутри. Я не могла даже сдерживаться и усевшись на переднее сиденье, ревела навзрыд.

Где-то через пол часа слёзы резко закончились. Я разложила сиденье и закутавшись в плед, отвернулась к дверям, лежала уставившись в одну точку.

Апатия и безразличие, придавили меня, как бетонной плитой. Надо было, где-то взять сил и дотянуть до своих близких. Вытерпеть этого бесчувственного мудака, добраться до бабушки с Ксюхой, а его просто игнорировать.

Не знаю сколько я так пролежала, когда услышала звук приближающихся шагов. Сжала челюсти и замерла, имитируя глубокий сон.

Я была уверена на сто процентов, что этот циник будет молчать, потому что ему нечего сказать в своё оправдание.

– Кать, я представляю, как всё сейчас выглядит в твоих глазах, – я сжала кулаки, уже воображая, как этот самоуверенный говнюк, лежит рядом на соседнем сиденье и за дуру меня наивную держит. – И если бы ты, хоть в чём-то оказалась права, я бы не стал отмазываться, – он опять замолчал. То ли ответа моего ждал, то ли сказку придумывал. – Знаешь, я до вчерашней ночи, вообще думал, что у меня чувство страха затупилось, но выяснилось, что нет, потому что боялся я за тебя по-настоящему, – сначала я поймала себя на мысли, что несмотря на обещания, данные самой себе, не в коем случае не вестись на россказни накосячевшего телохранителя, всё равно слушала его. А потом поняла, что Женя не оправдывается, а пытается передать своё состояние словами и я в них не улавливаю фальши. – Я испугался до усрачки, особенно, когда ты ему в харю плюнула и даже дёрнулся, чтобы остановить весь этот беспредел. Не знаю точно, что меня в первую секунду остановило, я заставил себя представить, что тот ублюдок, который шарился в машине, начнёт стрелять и чисто случайно попадёт в тебя! И всё! Я вырывал траву с корнем и рыл лбом землю, но не сдвинулся с места. На тебя надеялся, что ты сможешь продержаться минут пять, потому что сначала мне нужен был урод с “пушкой”, – он замолчал и сразу наступила оглушительная тишина, а я после услышанного, опять не смогла сдержать слёзы, они снова покатились нескончаемым потоком. – У меня даже в мыслях не было наказывать тебя за дерзость, хотя по началу думал, что ты тупо изнеженная засранка, особенно, когда увидел, как Сергей Георгиевич за тебя трясётся, – было ощущение, что Женя сам с собой разговаривает. Он даже ничего не спрашивал у меня. Нафига? Я же уже высказала своё сраное мнение! Из-за которого мне прям сейчас хотелось сквозь землю провалиться. – Если ты не в курсе, так не наказывают, так ломают, – больше я не смогла терпеть и повернулась, окончательно запутавшись в пледе.

– Если бы я знала, что ты поблизости, то ни за что бы не стала себя так вести с этим отморозком, – сказала я приглушённо, всё ещё всхлипывая в полумраке.

– У тебя не то что мышление, но и реакция на стрессовую ситуацию не стандартная, – Женя протянул руку и начал вытирать слёзы с моих щёк. Он уже был одет в толстовку, но моему глупому сердцу вполне хватило прикосновений, чтобы начать бешено колотиться.

– А как обычно ведут себя нормальные люди, когда попадают в похожую жопу? – спросила я, не потому что мне было интересно, а чтобы Женя не заметил, как я начала дрожать.

– Примерно, как Паша, – без интонации ответил он. – Я так понял, он смелый был, только когда знал, что охрана твоего отца поблизости, – всё таким же безразличным тоном сказал Женя и провёл большим пальцем по моей губе, задев металлическое колечко. Мне в этот момент тоже было совсем не до Паши, потому что сердце явно стремилось пробиться наружу, а я не могла пошевелиться, прекрасно понимая, что этот красавчик собирается сделать.

Можно было просто дёрнуть головой и скинуть его руку, Женя бы не стал настаивать, но я так не сделала.

Его рука переместилась на мой затылок и я закрыла глаза, в ожидании, чего-то невероятного.

Я ощущала тёплое дыхание Жени на своём лице с запахом мяты и костра.

Теперь я знала, как чувствует себя кролик, перед тем, как удав собирается им пообедать. Ушастому стопудово кажется, как и мне, что он жил ради этого момента.

Женя не накинулся на меня, а наоборот, будто смаковал каждую секунду. И когда его губы коснулись моих, мне хотелось запомнить все подробности этого процесса, типа это был вопрос жизни.

Этот Казанова, чётко знал своё дело, накрывая мои губы своими и исследуя языком каждый миллиметр пленника, протискиваясь бескомпромиссно дальше.

У меня и мысли не было зажиматься, всё происходящее, почему-то воспринималось естественно. Я приоткрыла губы, как блин гостеприимная хозяйка.

Все ассоциации закончились, как только наши языки встретились. Мой мозг отключился и дыхание сбилось. Всё перестало существовать вокруг, только этот поцелуй имел значение.

Сильные пальцы Жени притянули меня за затылок ближе и теперь он вытворял своим языком, что-то умопомрачительное. Если бы я даже подумала, что нужно всё прекратить, то не смогла бы, потому что моё тело меня не слушалось, оно подчинялось этому красавчику.

Внизу живота затягивался узел, болезненно-приятный и если бы мои руки не были замотаны в плед, как в кокон, я бы точно уже дала им волю.

Разомкнув поцелуй, Женя тоже тяжело дышал и не спешил возвращаться на своё сиденье.

Приоткрыв глаза, я увидела, что он рассматривает моё лицо, как будто ждёт, пока я очнусь. Потом вдруг чмокнул меня в приоткрытые губы и резко откинулся на свою лежанку.

– Извиняться не буду, даже не надейся. Я сделал, то чего очень хотел, – сказал Женя, лёжа на спине, подсунув руку под голову.

– Ну и как? – я не удержалась от тупого вопроса.

– Вообще улёт! – хорошо, что он не повернулся, а то бы увидел, мою глупую улыбку на лице.

– Ты же сказал, что очень дорожишь работой? – напомнила я Жене, его же слова, сказанные мне ещё в гостинице.

– Я тебе наврал, – не задумываясь, ответил этот нахал и хохотнул, как пацан. – Предупреждаю, Катя, нам утром рано вставать, чтобы успеть добраться до твоей родни, хотя бы к ночи, – на этот раз Женя повернул ко мне голову.

– Окей, давай спать, – согласилась я и послушно закрыла глаза.




Глава 10. Женя


Целый год и даже больше, до встречи с Катей, я заставлял вернуться себя к обычной жизни. Хотел стать обратно таким, какой я был до гибели Сани. У меня естественно ничего не получалось и я тупо отстранился от всех, даже с родителями редко созванивался, чтобы не слушать их душевных советов.

Только с Тёмой, мы общались, как раньше. Его моё состояние, вообще не напрягало. Младший брат был уверен, что силой себя принуждать к чему-то нельзя. Раз мой мозг не включается, значит он не нашёл ничего, что стоит внимания.

Я естественно угарал над рассуждениями Тёмы, по его словам, мой мозг живёт отдельно от меня. Дичь полная, но слушать было прикольно.

Мы с братом могли по скайпу часами разговаривать о чём угодно, для него это вообще не проблема.

Сейчас по теории Тёмы – психолога доморощенного, получалось, что Катя, чем-то зацепила мой привередливый мозг и он активизировался, только меня об этом забыл предупредить. На первый взгляд, смахивало на полный бред, но другого объяснения у меня пока не было, так что пусть будет это.

Приподнявшись на локте, я задумчиво смотрел на умиротворённое лицо, спящей Кати. Ещё полчаса назад, я собирался выйти из машины, но до сих пор лежу и пялюсь на эту невыносимую девчонку, которая, каким-то непостижимым образом, вернула мне интерес к жизни.

Яркая, как фейерверк и не только внешне, она скрывает свою необычность за всем этим маскарадом из дред, пирсингов и рваных джинсов. А я, после того, как поцеловал Катю, только и думаю, что мне нужно почувствовать это снова.

Несмотря на то, что раньше у меня не было такой потребности в поцелуях и то, что у неё это случилось, чуть ли не впервые, мне всё равно теперь хочется делать это чаще, желательно постоянно.

Выбравшись из машины, я направился к озеру, зная, что не смогу уснуть.

Бросая мелкие камни в воду, я мысленно вернулся в недавнее прошлое. Как только я уволился из спецназа, на горячих парах собирался замутить своё охранное агентство, но после похорон друга, не нашёл на это внутренних сил.

Казалось бы, что не так? Деньги есть, пацаны, которые тоже свалили вслед за мной из бойцовского подразделения, поддержали мою идею, но я спустил всё на тормозах.

Мне не хотелось ничего, от слова “совсем”, с кровати меня заставляли подняться, только мысли о Ваньке, сыне друга.

Позже, я даже на работу устроился, в компанию Сергея Георгиевича, только чтобы была причина из квартиры выходить.

Ваську взял, чтобы ответственность за кого-то была, хотя потом много раз спрашивал своего кота: “Нахрена я тебе такой нужен?” Я даже к Регине с Ванькой его увозил, думал Ваське с ними будет лучше, но сам заскучал по этому наглому британцу.

И вот сейчас, сидя на берегу, я зачем-то опять анализирую прошлое. Это тоже, как-то связанно с Катей, но я всё ещё сомневаюсь, что мне нужны “взлёты и падения” с ней, вдруг я не потяну Катину крутизну и дерзость?

Она проснётся утром и сделает вид, что ничего не было и я знаю точно, что полностью Катю поддержу, потому что нафига я ей сдался.

Утром я проснулся в семь, по будильнику, Катя тоже поднялась под громкую музыку.

Умылись, перекусили, переоделись и поехали, разговорами друг друга не грузили.

– Ты же не собираешься ехать в эти заросли? – настороженно спросила Катя и покосилась на меня, когда мы проехали озеро. – Я уже на вчерашнюю лужу даже согласна, – испуганно заявила она, наблюдая, как мы подъезжаем к высокой траве.

– Другой дороги, чтобы объехать озеро тут нет, а если возвращаться к трассе, то огромный крюк придётся делать, – попытался я объяснить, но Катя закрыла лицо ладонями, не слушая меня.

Местами трава была выше джипа и внедорожник, как комбайн подминал под себя высокую зелень.

Я поглядывал на свою пассажирку и не мог сдержать улыбку. Она периодически раздвигала пальцы, делая щель, чтобы посмотреть на дорогу, но увидев траву, тут же плотно сжимала их обратно.

– Всё Катя, отбой! – сказал я уже откровенно смеясь, как только мы выехали на поляну.

– У тебя Женя точно с башкой не всё в порядке, – возмущённо ответила она, открывая лицо.

– Если бы я заранее не знал, что здесь можно проехать, то ни за что бы не сунулся в эти заросли, – попытался я успокоить Катю.

Где-то минут через сорок, мы выехали на нормальную дорогу, как раз возле города, в котором прошло моё детство. Проезжая мимо, я не испытывал никакой ностальгии.

– Может расскажешь про свою семью, к которой мы едем? – спросил я, убавляя музыку.

Катя молча повернулась и начала меня рассматривать. Я в ответ взглянул на неё вопросительно, понимая, что речь похоже пойдёт не о родственниках.

– Мне кажется, или ты пытаешься по ушам мне ездить? – спросила наконец Катя, просверливая меня взглядом.

– В смысле? – я сделал не понимающие глаза. Эмоции на её лице, подсказывали, что пора сделать остановку. Скинув скорость, я свернул на обочину.

– Ты же не из жалости меня вчера поцеловал? – скривившись, как от боли, спросила Катя.

– Ну, если только к самому себе, – с усмешкой ответил я. – Вообще-то я хотел поцеловать тебя ещё в гостинице, но тогда бы это выглядело, как будто у меня суицидные наклонности имеются, – через несколько секунд Катя засмеялась, так заливисто и открыто, что я тоже расплылся в улыбке. Мне всё же удалось рассмешить, эту принцессу несмеяну.

– И что теперь? Мы будем делать вид, что ничего не случилось? – Катя опять начала закидывать меня вопросами, как только перестала смеяться.

– Смотря, чего хочешь ты, – я не собирался облегчать ей задачу.

– Тебя специально, где-то обучали, вот так отвечать? – недовольно спросила Катя.

– Как? Так? – я прекрасно понял, чего она добивается. Видимо привыкла получать чёткие указания от отца. Знаю, что так проще, но я же не её папа и даже наставника, какого-то там изображать не буду.

– Трудно, что ли сказать, да или нет, обязательно надо мудрить? – Катя сейчас была уверена, что права и даже взгляд не отводила.

– Допустим “нет” и что дальше? – в нашем странном диалоге, были одни вопросы. – Вряд ли тебя это устроит, – усмехнувшись добавил я.

– Это уже, кое-что, – вот она – любительница поспорить.

– Мы с тобой можем так до вечера перекатывать, но в итоге ничего не выясним, – я наклонился к Кате поближе. – На самом деле, ответ простой, я поцеловал тебя, потому что ты мне нравишься, меня к тебе тянет, – мне пришлось сделать над собой усилие, чтобы не потерять нить повествования. Губы Кати были слишком близко, хотелось плюнуть на все эти разговоры и целовать её снова. – “Нравишься”, слабо сказано и какое-то не то слово, но пусть будет оно, – прикрыв глаза, я откинулся на спинку сиденья, пытаясь сосредоточиться и вернуть контроль над собой. – Короче, Кать, я сделал первый шаг, теперь твоя очередь, – наконец-то я озвучил правила “игры”.

– И что я по-твоему должна делать? Целоваться к тебе лезть, что ли? – она в недоумении посмотрела на меня, своими чёрными глазищами, а я слишком громко сглотнул, представляя уже, эту заманчивую картинку.

– Плагиатом попахивает, не находишь? – я сделал непроницаемое лицо и от греха подальше вырулил обратно на дорогу. – Сергей Георгиевич говорил, что ты личность творческая, а я капец, как люблю креатив, – повернувшись, я подмигнул Кате. – Я в тебя верю, – глядя снова на дорогу, подбодрил я.

– Мне прям сейчас начинать? – прилетел в меня вопрос с привкусом сарказма. В какой-то момент, я уже начал жалеть, что предложил ей этот дурацкий “конкурс”, выглядит всё тупо. Но если я уже чувствую себя одержимым, рядом с вверенной мне девчонкой, то страшно подумать, что со мной будет, после ещё одного такого поцелуя. Мой отдохнувший мозг, который сам себе на уме, обязательно придумает, как лучше и быстрей затянуть Катю в ловушку. Она понять ничего не успеет, как уже окажется в моих руках. Охренеть можно! Я даже сам себе не доверяю!

– Нет, конечно, тебе нужно задать себе очень важный вопрос:”А нахрена тебе всё это надо?” Ну и ответить или прочувствовать желательно, – другими словами, мне необходима Катина инициатива, ответка, что ли. Иначе, я сам себя загрызу, потом.

– А если мне ничего не придумается? – начала свои торги, сопливая спекулянтка.

– Значит, сделаем дружно вид, что ничего не случилось, – ответил я, оставляя своё решение в действии.

– И ты даже не будешь меня добиваться? – это была проверка на прочность, я осознавал, что Катя продавить меня пытается, значит не воспринимает мои условия всерьёз.

– Нет, не буду, – уверенно ответил я.

– Почему это? – удивлённо спросила она.

– Терпеть не могу навязчивых, поэтому сам не надоедаю никому, – ещё чуть-чуть и я не выдержу этот допрос. – У тебя же очень выгодное положение, ты знаешь, что я к тебе не ровно дышу, в отличии от меня. Так что действуй, – бескомпромиссно добавил я.

Следующие полтора часа мы ехали молча, откуда-то я знал, что Кате нужно было решение здесь и сейчас, именно этим были заняты её мысли.

Мы поели в придорожной кафешки и двинули дальше.

Ещё пару дней назад такая тишина в машине, была бы для меня наградой, но не теперь, и не с Катей.

– Скажи, хотя бы, как твоих родственников зовут? А то вдруг я при знакомстве, от усталости не запомню их имена, потом заново придётся повторять ритуал, – это был исторический момент, я первый прервал молчание. Моя строптивая пассажирка, подозрительно покосилась на меня, едва повернув голову.

– Нина Борисовна – моя бабушка, дядя Валера – мой дядька, тётя Люба – жена дядьки, Ксюха – моя сестра и Макс – брат – выдала Катя сухой отчёт, по моему запросу и снова замолчала.

– А мама твоя, где? – невольно вырвалось у меня, потому что этот вопрос не давал покоя ещё с Москвы, но у Сергея Георгиевича, я бы не стал спрашивать. Это же личное. – Если не хочешь не отвечай, просто твой отец сказал, что это не его родственники – оправдывал я, своё чрезмерное любопытство.

– Её нет. Мама умерла, – монотонно произнесла Катя и уставилась неподвижным взглядом в панель.

– Извини, я не знал, – попытался исправить я свой промах и сбавил скорость, на случай, если понадобится остановиться.

– Шесть лет уже прошло, но я всё равно скучаю, – она посмотрела на меня невидящим взглядом, мимо куда-то, как будто фокус не поймала и сдвинула брови к переносице. Я пересилил себя, чтобы не свернуть на обочину и не сгрести Катю в объятия, а мне именно этого очень хотелось, вместо этого я вцепился в руль, сжав его в руках, до белых костяшек.

Я самый настоящий дебил, мог ведь догадаться сам. Весь этот вызывающий вид и её бесстрашное поведение, вождя племени Апачи, ни что иное, как образ пацанки, которая осталась без матери и пытается подражать своему отцу. Теперь я точно знал, что вот эта безбашенная смелость Кати, уложила меня на лопатки.

По крайней мере, то что она особенная и уж явно не похожа ни на одну из тех девчонок, с которыми я хоть как-то пересекался, это я понял сразу.

– Моя бабуля, яростно ненавидит отца, – насмешливый голос Кати, вдруг разрезал тишину.

– За что? – включился я тут же, радуясь, что она не заплакала. Хотя нормальные пацаны же не хнычут, как девчонки. Скорее всего это тоже был один из негласных девизов Кати.

– Как это за что? – удивилась она, как будто только я не знал причину неприязни, а все остальные знали. – За то что он – зек проклятый, дочку её невинную с пути истинного сбил, – я понял, что Катя передразнивает свою бабульку, получилось очень комично, но я на всякий случай удержался от смеха.

– В своё время, я тоже наслушался, чего-то похожего, про своего отца, только от деда, – провёл я параллель, между нашими предками.

– У тебя отец тоже сидел? – неуверенно спросила Катя.

– Хуже, он воевал, поэтому был “тупым солдафоном” и “пушечным мясом”, – я засмеялся, увидев её растерянное лицо.

– В чём косяк? – Катя натянуто улыбнулась, не очень поддерживая моё веселье.

– Сломал его дочери жизнь, загубил карьеру. Сколько помню, ни одна их встреча мирно не проходила, – озвучил я, бывшие дедовские предъявы к отцу.

– А мама твоя, кто по профессии? – слово “карьера”, не осталось без внимания.

– Врач, хирург, – ответил я, хотя углубляться в эту тему совсем не хотелось.

– А дед? – не унималась Катя и продолжала собирать информацию.

– Тоже врач, очень авторитетный врач, – уклончиво ответил я. Решил не уточнять, что он был профессор, тем более сейчас речь не об этом. – Маму, по словам деда, ждало блестящее будущее в Москве, а отец всё испортил, увёз её в захолустье, – прояснил я историю своей семьи.

– Ну, нифига ты сравнил! Уехать из Москвы, и уехать из сраной деревни, это вообще-то большая разница, – возмутилась Катя.

– Суть от этого не меняется. Мои родители вместе, уже больше тридцати лет и у них всё зашибись. Не важно, что там дед говорил, – в машине опять стало тихо.

Наверное, я слишком серьёзные темы развиваю, подумал я. Она же ещё маленькая, для такого глубокомыслия. Забыл о нашей разнице в возрасте, аж в восемь лет.

У меня много чего за плечами, армия, спецназ, горячие точки и даже несчастная любовь имеется, а я Катю на свой уровень пытаюсь затянуть.

– Для толстокожего спецназовца, ты чересчур проницательный, – она усмехнулась, покосившись на меня.

– Я вообще, внутри очень нежный и чувствительный, приболел просто, слегка, – с сарказмом поддержал я похвалу в свой адрес.

В двенадцатом часу мы заехали в районный центр, до села, где живут Катины родственники, оставалось пятнадцать километров.

Мы оба мысленно готовились к встрече. Нужно было настроиться на примитивное общение из вежливости, хотя сил уже ни на что не было.

Я без подсказки, подъехал к дому с мансардой, потому что он был освещён со всех сторон и смотрелся в темноте, как маяк в ночном море.

Не успел я заглушить мотор, как вся семья Катиного дядьки, в полном составе, вывалила на улицу.

Девчонки с визгом бросились обниматься, видимо это и была, та самая Ксюша, сестра Кати, про которую она упоминала.

– Катька, ну ты ваще круть! – послышалась реакция на дреды.

– Стиляга московская, да ещё и с охраной! – изрёк дядька, увидев меня. Он явно знал, кто я и как меня зовут, но мы всё равно пожали друг другу руки и познакомились официально.

Пацану – подростку, я тоже протянул руку, догадавшись, конечно, что это и есть Макс.

Жена дядьки настояла, чтобы я называл её по имени. На вид женщине было чуть больше сорока так, что я не стал сопротивляться.

– Я Ксения, – светловолосая девушка протянула мне свою ладонь.

– Привет, я Женя, – я невесомо подёргал её за пальцы и улыбнулся, чтобы снять возникшее напряжение. Мне показалось, что Ксюша волнуется.

– О! Нифига ты, Макс вымахал, уже меня перерос, – услышал я голос Кати и перевёл взгляд на неё, чтобы не смущать дальше, свою новую знакомую.

– Ну всё, заходите в дом, – распорядился хозяин и я пошёл за сумками в машину.

Двор был просторный, я сразу заметил турник. Недалеко, залаяла собака в вольере, но я не стал заострять внимание, хотя по лаю определил, что это явно не дворняга.

Валерий Николаевич показал мне комнату, которая располагалась ближе к выходу. Я окинул своё временное пристанище поверхностным взглядом и поставил сумку у дивана.

– Если хочешь, можешь в бане ополоснуться, она ещё тёплая, а Катюха пусть в душ идёт, – предложил дядька, стоя всё ещё у двери.

– Да, я так и сделаю, – согласился я и поймав его взгляд, понял, что у хозяина есть ко мне вопросы.

– Есть, что-то, о чём мне надо беспокоиться? – спросил он, когда мы подошли к бане. – Сам понимаешь, Женя, у меня семья и мне бы не хотелось, чтобы мы пострадали из-за столичных разборок, – обозначил свою позицию Валерий Николаевич, не задумываясь, отделив от себя родную племянницу.

– На сколько я в курсе, Сергею Георгиевичу нужно, чтобы его дочь была подальше от Москвы. Вряд ли конкуренты моего начальника, догадываются о вашем существовании, – я посмотрел на него со снисхождением, не стал даже вид делать, будто ничего не заметил.

– Вы надолго? Серёга сказал, что на неделю или на две, – мужик явно пытался перенести всю ответственность на меня.

– Уверен, что через пару тройку дней, всё разрулится и мы сразу же уедем, – заверил я и развернувшись зашёл в баню, показывая, что больше нам не о чем говорить.

Усевшись в старое кресло, в предбаннике, я кинул полотенце на столик, чувствуя, что мы оказались в своеобразной ловушке. Даже на трассе мне было спокойней, чем здесь, если не считать, когда Катя ехала не со мной в машине.

Теперь у меня появилась новая задача, надо было уговорить Катю, поехать к моим родителям. Только вот сейчас, я плохо себе представлял, как именно буду это делать, но придумывать необходимо было срочно.

Сидеть в незнакомой местности с неуправляемой девчонкой, родной дядька которой, только что “умыл руки”, давая мне чётко понять, что он не при делах. Такой расклад меня совсем не устраивал.

Вернувшись из бани, я на скоряк залил в себя окрошку, чтобы не выдать своего негативного отношения к главе семейства и ушёл в выделенную мне комнату.

Утром меня разбудил стук в дверь. В проёме показалась голова Макса, после того, как я подал голос.

– Твою машину надо отогнать, а то батя из гаража выехать не может, – сказал пацан.

– Ты ездить умеешь? – спросил я, протирая глаза спросонки.

– Конечно, умею, – возмутился Макс.

– Возьми ключи в кармане, отгони сам, – я упал обратно на подушку. – Стой! Там вещи грязные на полу, возле заднего сиденья, занеси их, если не в ломы, – вспомнил я про свои джинсы с футболкой и решил припахать малого.

– Ладно, – крикнул Макс на ходу и выскочил из дома, а я довольно улыбнулся, радуясь, что мне не придёться пересекаться с этим красномородым пузаном Валерой.

Я натянул треники и вышел во двор. При свете солнца, всё оказалось не таким уж мрачным, поэтому я решил не грузиться раньше времени.

Макс вернулся, когда я подтягивался на турнике, под аккомпанементы, в виде лая немецкой овчарки. Собака не чувствовала во мне угрозу, ей тупо было скучно.

– Фу, Рекс! – беззлобно крикнул пацан и пёс замолчал.

Девчонки проснулись около десяти и мы все вместе позавтракали.

– Какой на сегодня план? – спросил я Катю за столом.

– Надо к бабушке съездить, – без особого энтузиазма ответила она. – Но я пока, как будто ещё сплю, – смешно выпучив глаза, Катя призывала нас в сообщники. Мы засмеялись и это был знак согласия.




Глава 11. Женя


Перед тем, как Валере с женой приехать на обед, мы с Катей смылись в гости к бабуле. “Хрен редьки не слаще, зато прикольней” – как-то так в моём понимании это выглядело. Причём, как ни странно, хреном подразумевалась бабушка, по крайней мере я на это надеялся.

Макс с нами напросился, а Ксюша с кислой миной осталась на хозяйстве.

Катя уселась на переднее сиденье, в белых коротких шортах и чёрном топе, выше пупка. От такого соблазнительного вида, справа от себя, я забыл спросить, в какую сторону ехать.

– А ехать-то куда? – притормозив, я посмотрел сначала на Катю, потом на Макса, сидевшего сзади.

– До конца улицы, потом направо и снова первый поворот направо, – объяснила красивая пассажирка с невозмутимым видом.

– Тут огородами было бы быстрее, если напрямую, – сообразил я и озвучил свою догадку.

– Мы вообще-то так и делаем, там даже тропинка есть, – Катя улыбнулась, посмотрев на меня с сочувствием.





Конец ознакомительного фрагмента. Получить полную версию книги.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=68495498) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.



Отец вручил меня этому хладнокровному и самоуверенному красавчику, забыл только бантик повязать на мои фиолетовые дреды. И если сначала я думала, что с этим надзирателем будет легко, то потом быстро поняла свою ошибку. Он совсем не похож на моих прежних телохранителей, его не провести так просто. А это значит, что придёт подчиниться ему. Но ведь это не про меня!

Как скачать книгу - "Телохранитель для ненормальной" в fb2, ePub, txt и других форматах?

  1. Нажмите на кнопку "полная версия" справа от обложки книги на версии сайта для ПК или под обложкой на мобюильной версии сайта
    Полная версия книги
  2. Купите книгу на литресе по кнопке со скриншота
    Пример кнопки для покупки книги
    Если книга "Телохранитель для ненормальной" доступна в бесплатно то будет вот такая кнопка
    Пример кнопки, если книга бесплатная
  3. Выполните вход в личный кабинет на сайте ЛитРес с вашим логином и паролем.
  4. В правом верхнем углу сайта нажмите «Мои книги» и перейдите в подраздел «Мои».
  5. Нажмите на обложку книги -"Телохранитель для ненормальной", чтобы скачать книгу для телефона или на ПК.
    Аудиокнига - «Телохранитель для ненормальной»
  6. В разделе «Скачать в виде файла» нажмите на нужный вам формат файла:

    Для чтения на телефоне подойдут следующие форматы (при клике на формат вы можете сразу скачать бесплатно фрагмент книги "Телохранитель для ненормальной" для ознакомления):

    • FB2 - Для телефонов, планшетов на Android, электронных книг (кроме Kindle) и других программ
    • EPUB - подходит для устройств на ios (iPhone, iPad, Mac) и большинства приложений для чтения

    Для чтения на компьютере подходят форматы:

    • TXT - можно открыть на любом компьютере в текстовом редакторе
    • RTF - также можно открыть на любом ПК
    • A4 PDF - открывается в программе Adobe Reader

    Другие форматы:

    • MOBI - подходит для электронных книг Kindle и Android-приложений
    • IOS.EPUB - идеально подойдет для iPhone и iPad
    • A6 PDF - оптимизирован и подойдет для смартфонов
    • FB3 - более развитый формат FB2

  7. Сохраните файл на свой компьютер или телефоне.

Аудиокниги автора

Рекомендуем

Последние отзывы
Оставьте отзыв к любой книге и его увидят десятки тысяч людей!
  • константин:
    12.08.2022
  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *