Книга - Каблучок на удачу

160 стр.Художник:Ирина Ивановна ПиняеваПравообладатель:АвторОглавлениеКнига нарушает законодательство?Пожаловаться на книгуЖанр: короткие любовные романы, современные любовные романы, юмористическая проза
16+
a
A

Каблучок на удачу
Ирина Ивановна Пиняева


У Натальи вроде бы все хорошо: она научилась парой заготовленных фраз отшивать мужчин, прекрасно справляться со своими должностными обязательствами на работе и… всё! Больше у нее ничего не было, до момента, когда один самоуверенный мужчина не решился на пари…





Ирина Пиняева

Каблучок на удачу



Глава 1

Как же я сегодня устала …

Скинула с гудящих ног туфли на десятисантиметровом каблуке – невысокий рост, мать его!

Каблук просто необходим в нашем мире, где поголовно все модели под метр восемьдесят и я, как Штепсель среди Тарапунек, вынуждена выживать и хоть как-то выделяться. Ну и пусть, у меня фигура пропорциональная и соответствует заветным 90/60/90, рост приходится добавлять при помощи неустойчивого орудия пыток для женских ног.

И вот сейчас я сижу на полу, прислонившись спиной к закрытой двери в квартиру, вытянув гудящие от усталости ноги. Видимо, сегодня звезды сошлись не в мою пользу: проведя больше восьми часов на ногах, а работала я архитектором в одной строительной компании, презентовала все наши строящиеся объекты непосредственно на самих объектах и так находилась за день, что сил не было даже подняться с прохладного пола.

Так хотелось заплакать: было жалко себя, жалко мои ножки. Я даже попыталась похныкать, но без результата.

Вот как я могла забыть ключи от квартиры на работе? Как?

Была бы у меня машина… и она есть, правда, ещё дедушкина "Победа"[i]. Она на ходу и даже заправлена. Мой дядя Стас недавно её представлял на выставке раритетных авто и полностью привел в боевое состояние. Но я все равно пользовалась общественным транспортом: и пробок нет, ну и стеснялась я её немного. Какие у меня сейчас варианты: возвращаться на работу за ключами или вскрыть замок, вызвать мастера.

Последний вариант мне нравился больше, только запасных ключей у меня нет, а спать без защиты стальной двери просто боялась.

И я решилась, напоследок стукнулась затылком о дверь – та все равно не открылась. Поднялась на ноги, взглядом нашла свои туфли, брошенные в углу, ну… нет, сегодня я их больше н надену. Оставлять вещи все же было жалко, и я с каким-то извращенным удовольствием засунула их в большую, чёрную сумку. Влезли они туда со свистом, даже ещё и место осталось.

Моя четырёхколесная ласточка хранилась у соседа в гараже. И у нас с дядей Витей по такому поводу взаимовыгодный симбиоз: у него гараж – у меня машина. Свою «копейку»[ii] сосед уже давно продал, а новую так и не купил. Вот теперь я арендую пустующее помещение.

Осталось только взять у него ключи.

Пройдя пару шагов и развернувшись на девяносто градусов, позвонила в дверь к соседу. Не прошло и минуты, как она открылась, а передо мной предстало зеленое, огуречное лицо Людмилы Павловны – супруги Виктора Михайловича. Я даже отшатнулась назад с раскрытым в приветствии ртом, но выдавить ни звука не получилось.

Видимо, огуречно-косметические процедуры затеяла моя соседка этим будничным вечером. Мне впору завидовать – я тоже так хочу с огурцами на лице у телевизора.

Людмила Павловна была моим учителем в школе и там ее так и прозвали "лягуша", что она заслужила тяжелым характером и жадностью на знания и хорошие оценки. Да и внешне чем-то отдаленно напоминала, теперь же проявилась ипостась, видимо. Я принципиально никогда не использовала обидные прозвища, но из головы их не выбросишь: там они прочно засели.

– Чего тебе, Марына? – причмокивая, произнесла она, осмотрев меня с ног до головы: задержав взгляд на босых ступнях и с красными ноготками, симпатично просвечивающими сквозь черную сеточку чулок.

– Добрый вечер, Людмила Павловна, а дядю Витю я могу увидеть?

– Нет его,– она еще раз посмотрела, как я переминаюсь с ноги на ногу на плитке, и смилостивилась.– Ну, говори, Марына, что тебе? Пока я в хорошем настроении духа.

Произнеся это, она оторвала один почти отвалившийся кружочек огурца и закинула себе в рот. У меня едва не свело челюсть от этого зрелища, да что там вообще говорить – побаивалась я свою боевую соседку.

К слову, и зовут меня не Марына, а Наташа, но кого это волнует, правда? Особенно если мою маму зовут Мариной, и они с Людмилой Павловной жили в одном дворе, а я так привыкла, что уже и не поправляю: бесполезно.

– Если вам не трудно, одолжите мне ключи от гаража, – пропищала я робко.



– А где твои? – строго нахмурила Людмила Павловна брови, и я чуть было не сказала, как было в школе: «дома забыла», но вовремя опомнилась.

– В сейфе, на работе.

Да, врать плохо, но и рассказывать о своих злоключениях не намерена. Падать в глазах соседки мне совсем не хотелось. Она и так обо мне не большого мнения: «Девке под тридцать лет, в разводе, детей нет и нет даже намека на самого захудалого ухажёра. Не иначе что-то криминальное там есть…» – сама лично слышала свою характеристику.

Хмыкнув, соседка потянулась рукой куда-то за дверь, судя по всему, к ключнице, и протянула мне связку.

– Держи. До завтра верни.

– Спасибо. Обязательно. Спасибо. До свидания!

Соседка лишь махнула головой на мою явную лесть и закрыла дверь.

Ключи весело звякнули в руках множеством брелоков. Целая коллекция: прозрачное сердце, футбольный мяч, маленькая машинка и даже маленький розовый котёнок – подарок внучки.

Итак, гремя увесистой связкой, удобно закинула на плечи потяжелевшую сумку. Стараясь не обращать внимания на каблук, давящий под рёбра, посеменила на носочках к лифту. Холодный кафель на полу приятно охлаждал уставшие, отёкшие за день ноги. Я бы шла так и дальше, но меня остановили подозрительные следы и крошки, успевшие налипнуть на ступни. Брезгливость победила усталость, и я со стоном явила на свет свои бежевые туфли.

Натянула обувь уже с видимым трудом, ноги как будто увеличились на несколько размеров, но я мужественно пошла, почти от бедра, если не считать, что колени были согнуты, и рукой опираясь на стену в ожидании лифта. Сразу в голове всплыла древне-китайская мода на «лотосовые ножки» и несчастные девушки, которые калечили себе ноги, чтобы быть в тренде того времени. Как там говорилось у китайцев: «оценивать голову и рассуждать о ступнях». Утешив себя мыслью, что не так все и плохо в моей жизни, продолжила путь, рассуждая о голове и оценивая ступни.

Место назначения – гараж – был расположен на подземном уровне нашего монолитного шестнадцатиэтажного дома. За время моего спуска на лифте, а это пятнадцать этажей, как-никак, я успела взять себя в руки, а в моем случае ноги, и вот уже нужный этаж встречает меня, идущую уверенной, красивой походкой с высоко поднятой головой. И никто бы не догадался, какие эпитеты я посылала в адрес всех каблукоделов. Вот не поленюсь куплю себе тапочки и буду носить в сумке специально для таких случаев.

Гараж находился примерно в ста шагах от дверей лифта, но при этом нас разделяла лестница, как оказалось позднее, состоящая из двенадцати ступенек. Из двенадцати мучительных и неудобных ступенек.

Кто это придумал вообще?!

Наконец, я доковыляла до гаража, ворота которого поднимались вверх, если приложить недюжинную силу. Присела, что было весьма неудобно в узкой юбке-карандаш, пришлось несколько раз перебрать связку с брелоками и найти во всем многообразии подвесок нужный ключ, со скрипом вставила и повернула раз против часовой стрелки. Слава Богу, замок меня послушался с первого раза.

С трудом подняла рулонные ворота и выпрямилась. Казалось бы, ну и что тут идти? А вы пробовали ходить в неразношенных туфлях на каблуках? Мужчины часто посмеиваются над «глупыми обезьянами», оказывающимися в таких ситуациях, а зря. Каждая такая женщина уже героиня. Вы же никогда не оказывались в таком положении. Советую! Раз в магазин съездить за продуктами на каблуках и в узкой юбке: чтобы в общественный транспорт веселее было запрыгивать, юбку приходится приподнимать, демонстрируя симпатичные ноги. Я, конечно, понимаю мужское желание поглазеть на бесплатный мини-стриптиз, посвистеть, одобрительно поддержать на словах и увидеть сей акробатический номер. Поднимаю вверх сжатые в замок руки, если кто не понял, – это сарказм.

Вот поэтому у меня и нет парня. В мои-то двадцать шесть.

Сейчас не то, что сумку не донесут, не помогут даже подняться, если упала. Ну… могут на телефон снять и в сеть выложить. «Девушка упала – а-ха-ха! Ставьте лайкиии!»

Ну и как прикажете после уважать противоположный пол? Нет уж, обойдутся.

А передо мной предстала моя красавица. После капитального ремонта я ее ещё не видела, а зря. Серебристая краска кузова переливалась всеми оттенками дорогого серого цвета в тусклом освещении гаража, белые колёса, белый кожаный салон: в прошлом году пришлось потратить целое состояние, что бы "Победа" выглядела действительно победительницей. Я прошлась и с нежностью погладила эту малышку, улыбнулась кружевной надписи на заднем стекле: "Спасибо Деду за "Победу"! Здорово? И мне нравится – сама придумала.

Я не стала больше разводить сантименты – не в моем это характере – открыла дверь и села за руль. Кресло скрипнуло обивкой и проехало вперед: я его настроила под свою фигуру, последним в нем сидел, видимо, весьма крупного телосложения дядя. Куда мои пятьдесят килограмм против дядиных сто двадцати? Откинула козырёк – ключи на месте. Поскольку машиной я не занималась, последнее время мы с дядей Стасом договорились ключи хранить под козырьком на лобовом стекле. И ему удобно и меня лишний раз никто тревожить не будет. Дубликат ключей от гаража я ему выдала давно втайне от дяди Вити.

Вставила в замок зажигания ключ и повернула, брелок "Победы" весело закачался из стороны в сторону, демонстрируя слегка выгоревший силуэт обнаженной красотки в прозрачном прямоугольнике.

Привычно проверила, не включена ли скорость на коробке передач, пошевелив рычагом, украшенным красной полупрозрачной розой, в разные стороны. Здесь всё хорошо. Понажимала педали: так, это тормоз, газ, сцепление – есть. Все помню.

По памяти нашла переключатель света и вытащила на себя – фары осветили небольшое пространство гаража, где все стены были оборудованы деревянными полками, на которых хранился сплошной соблазн для моего оголодавшего за день желудка. Даааа… Людмила Павловна расстаралась с соленьями в этом году: огурцы, помидоры, салаты, арбузы и прочее, прочее маринованное волшебство. Красота! Я даже представила, как еду за рулем, волосы треплет ветер, врывающийся в салон сквозь приоткрытое окно, я одной рукой лениво кручу руль, а другой достаю маринованные огурчики из полуторалитровой банки, которую закрепила на пассажирском сиденье, и с хрустом откусываю… Пришлось даже тряхнуть головой, чтобы прогнать наваждение. Чужого добра нам не надо, даже если очень хочется.

Итак, ногу на сцепление – нажала, заднюю скорость включила, сверившись со схемой, добавляю газ. Зеркала…

Ладони вспотели. Всё-таки давно я за руль не садилась, как бы не оплошать! И не погубить машинку.

Добавила газ, машина дернулась и заглохла. Черт!

Дубль два.

Глубокий вздох!

– Ну же, милая, поехали!

Машинка меня послушалась и красиво вписалась в нужный поворот.

Ура! Ура! Ура! Победа!

Я посмеялась над своей шуткой и на радостях выскочила из машины, как молодая козочка, поскакала закрывать ворота гаража. Вернувшись к машине в таком же бодром темпе, ловко плюхнулась на сиденье. Туфли долой. Я готова!

Медленно, привыкая к управлению автомобилем, проехала по парковке. За рулем чувствовала себя неуверенно, но тщательно вспоминала и использовала дедовы уроки. Выезд из подземной парковки выходил на небольшую площадку. За все время поездки я пыталась составить в уме маршрут дальнейшего пути следования. У меня было два варианта как добраться к бизнес-центру, где располагался наш офис, проехать по большому тракту со множеством машин и ДПС или через частный сектор, который граничил с районом моего проживания, и дать небольшую петлю.

Я не люблю лишний раз рисковать – поехала длинным путём.

Ласточка была послушной девочкой, что меня весьма радовало. Механическая коробка передач работала идеально ровно, рычаг не заедал, и даже при переключении скоростей машину не дергало, ход был ровный, пусть и ехала я на небольшой скорости.

Все шло идеально. На город уже спускались мутно-серые сумерки, и лишь небольшая полоса розового цвета указывала место прощания солнца с нашим полушарием. Постепенно, по мере моего медленного передвижения по частному сектору, где я плутала уже почти сорок минут, искусственное освещение, сопровождающее любого городского жителя темными ночами, куда-то пропадало, погружая узкие, неухоженные улочки с низкими плотно стоящими домами в устрашающий полумрак. Это добавляло мистическую нотку этому августовскому вечеру.

– Да кто так строит!!! – в очередной раз возмутилась я, увидев перед собой деревянный шлагбаум с развивающейся красной тряпочкой по центру.

Вот и мистический вечер! Кошмар какой-то! Третий переулок, через который я планировала проехать, опять уперся в самодеятельность местных жителей. Лабиринт Минотавра, ей Богу.

Нервно переключаюсь на заднюю скорость и медленно пячусь из узкого едва освещенного переулка. Глухой удар по кузову со стороны багажника, невнятный скулеж и скрежет. Ой, мамочки! Резко затормозила. Может ветка? Меня бросило в жар. Хоть бы ветка, хоть бы ветка. Переулок глухой, только один жалко качающийся на высоком тонком столбе фонарь свидетель, впереди тупик, по бокам высокие заборы.

Не заглушая двигатель, как была босиком, тонкий нейлон чулок не в счет, спрыгнула на гравий – больно. Колготки зацепились за мелкие веточки и травинки, что обильно были рассыпаны на дороге.

Обошла машину заглянула под днище и заметила большой чёрный мешок. У меня отлегло от сердца, но неожиданно мешок пошевелился и издал невнятное мычание.

– О! Боженьки мои! – голос дрожал, руки тряслись, даже лицо онемело от напряжения.

Машинально стала прокручивать в голове, какую первую медицинскую помощь можно оказать, но ничего, кроме как не тревожить и вызвать скорую, в голову, как назло, не приходило.

Уже несколько мгновений я, стоя на коленях и наполовину просунувшись под машину, пыталась рассмотреть, кто этот «счастливчик». Из чёрной, непонятной кучи на меня опасливо смотрели круглые собачьи глаза с блестящими в тусклом свете белками. Грудь у пса быстро вздымалась и опускалась, из пасти то и дело вырывался рык вперемежку со скулежом.

Время на лишние размышления терять не хотелось. Быстро прикинув расположение ближайшей ветклиники, которая будет по пути, решила отвезти собаку туда. Не врачей же вызывать, в конце концов? Засмеют – в нашей стране без полиса не обойтись! Вспомнились слова Матроскина: «Усы, лапы и хвост – вот мои документы!» Вот и предъявлю ветеринару лично.

– Ну, ну, малыш не ругайся, тётя Наташа тебе поможет. Не рычи, кому говорят.

Почти не касаясь шкуры, я медленно ощупывала бедняжку, лишь на задней лапе почувствовала что-то липкое, и пёс рычанием дал понять, что её лучше не трогать. Ошейника так и не обнаружила. Бродячий, видимо.

Аккуратно, стараясь, лишний раз не тревожить, подняла его на руки. На самом деле я очень боялась, что получу заслуженный укус и держала голову максимально далеко от собачьей пасти. Всегда считала себя кошатницей, хоть и животных никогда не держала, но если бы надумала кого-нибудь окунуть в свою заботу, то это был бы кот, рыжий.

Песик оказался весьма увесистым – еле подняла.

– Нет. Ты не пёс, ты медведь какой-то,– бурчала я на ни в чем не виннового пса.

Шатаясь под тяжестью пострадавшего, весил он навскидку килограмм сорок, еле донесла, а потом уложила на заднее сиденье. С хрустом разогнула спину и вздохнула с облегчением. Пёс вёл себя достойно, лишь изредка порыкивал, чем изрядно меня пугал. По сути, не столько он порыкивал, сколько я пугалась.

– Ну все, герой, трогаем. Поедем лечиться к Айболиту, – отряхнула руки от пыли, которой была полностью покрыта черная шкура, и села за руль, бормоча утешения.

У меня с некоторых пор после длительного отсутствия близких отношений сформировалась привычка общаться с человеком, который всегда меня понимает и поддерживает, то есть с собой. Сама заметила однажды, как во время приготовления блинов рассказывала рецепт вслух, кому-то. И как бы ни пыталась исправить эту, скажем так, не совсем приятную привычку, все равно возвращалась к ней или она возвращалась ко мне. Теперь же, сев за руль и тронувшись с места, я могу бурчать сколько душе угодно, а что? Я с собакой общаюсь и поддерживаю живое существо в трудную минуту. Мой друг Женька на это говорит так: «Почему бы не поговорить с умным человеком!» или «О!!! Подруга, тебе ещё тридцати нет, а что будет в старости. Бедный твой муж!" С Женьком мы дружили ещё в детстве, потом, правда, какое-то время не общались, но в итоге судьба нас вновь свела и воскресила прежнюю дружбу. В тяжёлые минуты жизни он был рядом, помогал, осветляя своей душой мои темные мысли, и раскрашивал цветными впечатлениями будни. Я же, будучи творческим, замкнутым в своём внутреннем мире человеком, не особо иду на контакты с людьми, подпуская в свое личное пространство только проверенных временем. А оно никого не жалеет, постепенно все лучшие подруги, клявшиеся в вечной дружбе, куда-то делись. Сколько их было? Много. Остался только Женек. Мой верный друг. За это я его и люблю, почти, как брата. Что-то он мне давненько не звонил.

Я устало потерла лицо ладонью, не заботясь об остатках макияжа: слишком устала, а косметика просто стала раздражать и вызывать зуд. Умыться бы. Пес на заднем сиденье лежал тихо, лишь иногда я слышала небольшое шуршание о кожаную обивку.

Такое чувство, что этот сумасшедший день никогда не закончится.

В таких раздумьях я довольно успешно миновала лабиринт частного сектора, лишь еще раз наткнулась на неминуемый тупик, но на этот раз легко сумела найти выход из него.

Это настоящий закон подлости! Главное, когда я пыталась проехать знакомыми путями, натыкалась на перекрытые переулки, а когда, наплевав на все, поехала наобум, нашла выход.

Небольшая клиника для животных была расположена в последнем одноэтажном доме на выезде. Сейчас начало десятого, а работает клиника до 10-30. Интересно, для людей не всегда такая роскошь, а тут животные.

Недолго думая, сняла дырявые чулки, натянула уже ненавистные мне туфли и пошла вытаскивать пса из машины.

Я, предчувствуя заранее всю тяжесть будущей ноши, глубоко вздохнула и приступила к делу.

– И раз. Русская баба коня на скаку остановит и даже такого коня, как ты, пёсик, на руках пронесёт, – утешала я себя, подсовывая руки под "коня".

– И два. В горящую избу войдёт. И коня в неё внесёт, – подняла пса и разогнулась. Каблуки жалобно заскрипели и провалились между небольших камней: парковка была засыпана щебнем. Я же продолжила дальше своё бормотание: оно меня немного успокаивало и отвлекало от физического дискомфорта.

– И три. Посадит дерево и родит сына! А что? Современный мир! – я тем временем, поджав губы и держа равновесие на высоких каблуках, героически несла «коня» в «избу».

Пройдя уже половину пути – примерно пятьдесят метров – при этом болезненно подвернув ногу, до моей независимой и, судя по всему, бабьей головы дошло, что можно было не переть эту тушу на себе, а позвать на помощь. И эта гениальная мысль пришла только тогда, когда я эту самую помощь увидела в виде молодого парня, который любезно приоткрыл для меня входную дверь. Вот до чего доводят феминистические мысли.

– Спасибо! – сказала я хриплым голосом и сдула с лица мешавшую прядь волос, которая нахально пыталась залезть в глаз, выбившись из пучка. Я чувствовала, как капельки пота стекают по спине и притаились над верхней губой. Пришлось ее облизать, пока никто не видит. Скорее бы избавиться от собаки, забрать ключи, приехать домой и лечь в ванну с пеной, можно ещё налить бокал красного вина перед сном. Да, вино точно не повредит. А пока же я стояла, подперев стену и все ещё держа малыша на руках, и ждала, когда мне откроют дверь в приемную.

– Здравствуйте. Подождите немного, я уже вызвал доктора, – молодой человек, открывший двери, прошел за небольшую стойку администратора.

– Спасибо. Я подожду. А это частная клиника? У вас такой график поздний… – стоять в тишине совсем не хотелось.

– А…, – парнишка скромно улыбался. «Антон» посмотрела я на бейджике. – Да. Хозяин живет здесь же. Раньше здесь был частный дом на две квартиры, его выкупили и в одной части хозяин обустроил клинику.

– Спасибо, – измученно улыбнулась парню. Он смутился и уткнулся взглядом в стойку.

Открылась боковая дверь и высокий, сухопарый мужчина жестом пригласил меня войти.

С безмолвным стоном отлепила своё тело от стены прошла в кабинет.

Светлое помещение в голубых тонах по периметру было заставлено шкафами, стеллажами и клетками, в центре – кушетка, застеленная клеенкой. На неё я с большим облегчением сгрузила свою ношу.

И, попятившись, почти упала на стоящую возле входа небольшую табуретку. Меня так и подмывало с глухим стоном вытянуть ноги вперёд, а лучше вновь разуться, но нельзя: мама хорошо воспитала. Поэтому и села: спина прямая, руки на коленях, стараясь не замечать пятна на юбке и блузке или гордо делать вид, что их там нет.

Сосредоточила все внимание на молчаливом враче, который осматривал мохнатого пациента. Вот есть люди, которые у меня ассоциируются с каким-нибудь животным, и сейчас смотрю на врача и уж очень он похож на верблюда. Полные губы, мясистый нос, круглые очки и сам весь какой-то сгорбленный. Думаю, в молодости был весьма интересным мужчиной. А сейчас же он склонился над псом со словами:

– Так, так, тааак. Лежите, тсссс!

Немного посидела, отдохнула, пора и честь знать. Короче, я решила улизнуть, ну или смыться по-тихому, как говорят мои племянницы, при этом оплатив полное содержание собаки на территории ветклиники. Резво поднялась, но врач неожиданно решил заговорить, обрывая мои хитрые порывы:

– Игорь Николаевич, – сказал он. Я даже растерялась и не нашла ничего другого как ответить:

– Не знаю.

– Да нет же. Я – Игорь Николаевич, – скупо улыбнулся мне мужчина.

– Очень приятно. Можно Наталья. Скажите сразу по оплате, – перешла я к делу, чем весьма удивила и разочаровала врача. Я прямо видела, как на взгляд, устремленный на меня, набегает волна жалости. О, Боже, поклонник животных. Нужно было спросить про самочувствие.

– Ну, судя по всему, здесь перелом задней правой. Больше ничего серьёзного нет. Но рентген сделаем.

Я была даже рада, что он проигнорировал мой первый вопрос.

– Хорошо, – довольно махнула,– давайте я сразу все содержание оплачу.

– Собаку заберёте через полчаса. Там и оплатите по факту.

– Но я… не могу забрать пса… песика. Я у вас хотела бы оставить. Понимаете, я его нашла… – я даже растерялась. Не нужна мне дома псина – пахучая, да ещё и размером с телёнка. Я все же рассмотрела породу – ньюфаундленд. Во всей своей многогабаритной красе.

– У нас не приют, девушка. Заберёте через час,– жёстко чеканя слова, сделал мне выговор врач, бросив в мою сторону уничижительный взгляд. Даже не по себе стало. Сбила и решила сразу избавиться – стерва бессердечная. Обреченно опустила плечи и уже собралась на выход, когда мне в спину долетели слова:

– И деньги вперёд. У администратора.

– Спасибо. Хорошо.

Как-то гадко я себя почувствовала, предательницей что ли.

Подойдя к стойке администратора, оплатила процедуры, требуемые для лечения и все необходимые прививки. Сразу все сделать: домой ведь теперь везти нового сожителя, не все же одной жизнью наслаждаться. Чем такого коня кормить только?!

Бросила взгляд на настенные часы, за спиной у Антона – почти десять часов – нужно торопиться.

Осмотрела помещение и быстрой походкой пошла к автомобилю. Осталось за час успеть съездить на работу и вернуться за собакой.

Чувствую, после сегодняшних приключений я могу смело принять участие в марафонских забегах на каблуках и победить.

Слава Богу, к Бизнес-центру подъехала без ненужных мне сейчас приключений. Большое стеклянное здание ещё во всю горело и сверкало светом мониторов и работающих ламп. Стахановцы – выполняют план!

Чувство собственного достоинства не позволило мне идти так, как есть. Пришлось немного задержаться, чтобы привести себя в порядок, насколько это возможно. Влажными салфетками почистила одежду и тщательно протерла туфли и сами ноги, намазав их так называемыми жидкими колготками в тон кожи.

В моей объёмной сумке можно было найти весь стратегический запас косметических средств. Подправила макияж, тугой пучок пришлось распустить, и он рассыпался объёмными волнами по плечам. Я недовольно поджала губы: на работу ходила, исключительно придерживаясь стиля "старой девы", но сейчас возиться с прической совершенно не хотелось. Волосы у меня густые и по утрам требовалась почти сорок минут, что бы угомонить блондинистую, слегка вьющуюся гриву и сотворить строгую, деловую причёску.

Финишный элемент – лёгкая нотка духов. Тут комментарии, думаю, излишне (собака, то есть ее амбре, было не первой свежести).

Ну вот, теперь никто не скажет, что ещё пятнадцать минут назад я была измученной, весьма потрёпанной за этот вечер женщиной.

Быстро возьму ключи, заберу собаку и домой.

*** *** ***

" План эвакуации седьмого этажа" – итак, два лифта, пять огнетушителей…

– Костя, дорогой, может, всё-таки ко мне?– Леночка буквально повисла у меня на плечах, одной рукой держась за рукав, а второй ласково поглаживая шею и спускаясь к расстегнутому вороту рубашки, пытаясь слегка оцарапать кожу. Не буду врать, что неприятно. Приятно, когда шикарная брюнетка так ластится. И, может, я бы повелся, если б не принял окончательное решение порвать со всеми забавами на работе.

И сейчас я стоял, засунув руки в карманы брюк, и изображал из себя английского часового на карауле. Было скучно.

Смазливые женские речи я знал хорошо, весь сценарий расставаний отрепетирован и не на раз. И все бабские уловки Леночки ничего, кроме жалости и иронии, во мне не вызывали. Мало того после моих слов о нашем разрыве она чуть ли не силком затащила меня под лестницу и пыталась или соблазнить, или объяснить, как я не прав по отношению к ней.

Хорошо, что здесь было что рассмотреть: вон план эвакуации, например, или телефоны справочных. К плюсам можно приписать хороший обзор лестницы. Так что я периодически бросал взгляд и пытался по нижней части туловища и ногам отгадать, кто идёт. Забавная игра получилась. Но Леночка в ней участие не принимала – она вела свою игру, как, наверное, думала.

Как говорит мой брат: "Женщине надо дать выговориться". Вот стою и проверяю его теорию на практике.

Как это оказалась утомительно.

– Лена, послушай. Я все сказал и решение своё не изменю, – мне даже захотелось, как заботливому дядюшке, потрепать девушку по макушке, но я сдержался – лишнее это.

Мое внимание привлек быстрый и какой-то нервный стук каблучков на площадке у лифтов. Дама, судя по всему, очень спешила и была чем-то раздосадована. До меня долетело её недовольное ворчание. Не иначе какая-то «тётя Клава», лет под пятьдесят, сотрудница бухгалтерии или кадров – дал волю своему воображению.

А каково же было моё удивление, когда на верхние ступени опустились весьма стройные ножки на высоком сексуальном каблучке.

«О-па! Ну, здравствуйте, ножки! И кто же ваша хозяйка?»

Ленусик, заметив мой интерес, и вовсе не к ее персоне, усилила натиск и начала целовать шею.

Я же просто отступил от неё на шаг и продолжил наблюдение за странным созданием, кравшимся по лестнице. А посмотреть было на что. Стройная фигурка, если судить по ее нижней части, обтянутая узкой юбкой, меня заинтриговала. А девушка действительно кралась, пригибаясь и оглядываясь, явно стараясь быть незамеченной. Я тайно радовался, что меня не видно и можно понаблюдать за такой забавной штучкой, и досадовал на назойливость Лены.

А объект моего наблюдения все продолжал интриговать. До меня долетел громкий и явно злой шепот, я бы даже сказал рычание:

– Достали!

И девушка, поддерживая себя за перила одной рукой, другой же быстро сняла туфли, сверкнув красной подошвой. Так и держа их в одной руке, она продолжила спускаться лёгкой пружинистой босой походкой.

Вздох облегчения, долетевший до меня, вызвал ироничную ухмылку. Женщины и их извечные проблемы!

Мне стало любопытно посмотреть в глаза этой непосредственности. Я даже слегка пригнулся, увеличив обзор, чем воспользовалась, не перестававшая что-то жужжать Лена, и повисла мне на шее. Да крепко так повисла, не отцепить сразу.

Непосредственность же, пробежавшая уже большую часть лестницы, резко оглянулась на шум. Ее волосы взлетели упругими волнами вокруг головы и пышным, золотым облаком обрамили лицо, явив мне большие испуганные глаза и упрямо поджатые губы. Девушка явно смутилась и, закрывая лицо туфлями, быстро сбежала по оставшимся ступеням и скрылась за углом, который вёл к нашим офисам. В глубине темного коридора услышал приглушенный писк замка: точно, сотрудница нашей фирмы.

Эх, может рано я завязал с забавами?!

На все еще висящую на мне Леночку я вернул слегка разочарованный взор. Из головы не шло только что представшее передо мной видение.

От приставучей девушки сразу отделаться не получилось. Закончилось все слезами. Я уже и сам бы заплакал, если б это помогло опустить занавес происходящего передо мной спектакля.

В итоге пришлось применять более суровые слова и подарить утешительный подарок, увидев который слезы высохли и за окном Леночкиного мира снова светило солнце. Апофеоз. На прощание поцеловала меня в щеку и побежала хвастаться подругам. В этом я уверен: женщины! Что с них взять?! Бесполезные создания.



Глава 2



– Летящей походкой

Хромой кобылицы.

Я шла костеря

Каб – лу – киииии....

и свой мозг.

Эх, погибает во мне поэт-песенник.

Уверенными движениями и привычным маршрутом: через холл, на лифте, седьмой этаж, а вот и золотые буквы на серебристом фоне вывески ООО "СтройГрад". Наша фирма занимала полностью два этажа – шестой и седьмой – в пятнадцатиэтажном здании Бизнес-центра.

Седьмой этаж был полностью распланирован под отделы, работающие с клиентами или партнерами фирмы (конференц-зал, приемные, отделы продаж и рекламы), шестой же был обустроен под внутренние службы.

Мой кабинет, как одного из архитекторов, располагался на шестом этаже, но пройти к нему можно было, только доехав до седьмого и спуститься по лестнице. Чьи это заморочки, не знаю, может, из расчёта безопасности, а, может, из-за ненадобности для клиентов.

Выйдя из лифта на седьмом этаже, я уже было свернула на лестницу, как почувствовала, что каблук на правой ноге стал настойчиво загибаться к подошве.

– Да что же это такое? – бурчала я вслух и даже смогла подойти к лестнице и спуститься на первую ступеньку.

«Ну нееет, это невозможно».

– Достали!!! – шепотом рявкнула я и со злостью стащила туфли.

Держа их в одной руке, я как в детстве босиком, резво начала спускаться вниз, наслаждаясь свободой. Как же хорошо!

Слева донёсся какой-то звук – под лестницей обжималась влюбленная парочка. Причем мужчина удивлённо пялился на меня и ехидненько так улыбался.

Я не сдержалась, закрыла лицо руками и постаралась скрыться быстрее от любопытных глаз. В голове крутились совершенно хаотичные мысли:

– Сегодня не мой день.

– Опозорилась по полной.

– Да и плевать.

– Дом, ванна, еда, сон.

– Дом, ванна, еда, сон…бутылка вина…

Жаль, не знаю, как достичь или, как там у йогов, постичь дзен.

Но теперь у меня возникла новая мысль и с ней новая острая проблема – что же обуть. Не босиком же расхаживать.

Ещё на подходе к нашему этажу я удивлялась большому количеству народа, преимущественно коллег, но не акцентировала на этом внимание. Теперь же стало понятно – шеф устроил очередной корпоратив. Я предпочитала в них не участвовать. Корпоративный дух и прочее не для меня, работу свою выполняю на «отлично», коллегам, по мере необходимости, помогаю и мне хватает, а ежемесячные праздники перебор.

На шестом этаже царило запустение и темнота, длинный, опустевший после рабочего дня коридор радовал отсутствием свидетелей.

В кабинет я вошла без проблем, включила свет: ничего не изменилось за три часа моего отсутствия. В голове уже прикинула, где находятся мои ключи-потеряшки – в нижнем ящике рабочего стола, куда я складываю канцлерские принадлежности. А оказались они там по одной простой причине – моей невнимательности. Сегодня с утра я зашла на склад, набрала полные руки канцелярской мелочи и забросила в сумку, пока шла в кабинет, а уже там, не глядя, вместе со всем остальным свалила в ящик.

Так, ключи есть. Осталось придумать, что делать с обувью… попробовала и второй каблук сломать. Еще в детстве видела фильм, где главный герой каблуки ломал героине руками. Покряхтела, попыхтела, едва не сломала ноготь, но сделать себе балетки так и не получилось.

Растеряно обвела взглядом кабинет. Он запнулся о пакет, стоящий на окне. Его неделю назад мне презентовала Маргарита Васильевна – наш главный бухгалтер, вернувшаяся из Турции. Я в слепой надежде сунула туда нос – может, повезет хоть в чем-нибудь сегодня. Что везут из отпуска? Правильно, белые тапочки из гостиницы. Так может Маргарита Васильевна мне услужила....

Мои ожидания оправдались даже больше, чем я рассчитывала: восточные тапки с завернутым носом, расшитые красным и золотым бисером и даже зелёными пайетками. Красотища!

– Ну, Маргарита Васильевна, с меня дедов магарыч, как вы любите, на кедровых шишках. Папа вчера звонил, как раз поспевает!

Туфли в сумку, тапки на ноги, ключи в карман и на выход.

На ходу выключила свет, стала открывать дверь в коридор и со всей скоростью налетела на твёрдое и явно мужское тело, весьма крупное!

Охранник? Его я знаю – шестидесятипятилетний пенсионер Борисыч ростом с меня, вроде, этот дядя не он.

Что бы убедиться в своих выводах, я ещё раз проверила рукой: ага, спортивное тело, широкие плечи, выше меня – похлопала рукой по макушке. Нет, не он.

До меня вдруг дошло, что я делаю. Только что пощупала незнакомого мужчину. Хорошо, в темноте. А темнота, как говорится, друг молодежи. Резко отступила назад и вновь включила свет. Щеки залил предательский румянец, но я претворилась веником – стояла в углу и ничего не делала.

А передо мной предстал тот самый мужик, который четверть часа назад зажимал под лестницей брюнетку. Стоит, все с той же ухмылкой – заклинило его, что ли, и смотрит.

– Ну и что вам здесь надо?– упёрла руки в бока я, имея на то все основания. Кабинет-то мой.

– Мне? Это я у вас хотел спросить? – мужчина явно разозлился. Так, значит, он имеет право здесь находиться – на шестой этаж не пройти без магнитного ключа и доступа. Охранник… окинула взглядом его ещё раз: высокий, спортивный, ухоженный блондин в строгом костюме. Точно охранник. У меня всегда была стойкая ассоциация, что охранники должны выглядеть именно так. Не мужик, а мечта беззащитных женщин.

Придя к такому выводу, я уже благодушно ему улыбнулась и проговорила:

– Я поняла. Вы – новый охранник и, наверное, не знаете, что в кабинеты заходить нельзя, – он хотел что-то сказать, но заметив, что я продолжаю свою речь, решил промолчать, лишь удивлённо подняв брови.

– Я здесь работаю архитектором, это мой кабинет, – обвела рукой пространство комнаты. – Наталья Попова. В ваших списках я должна была быть. А вы представьтесь, пожалуйста.

Проявила я воспитанность. Охранник окинул меня задумчивым взглядом, закусил губу, будто пытаясь скрыть улыбку, и, наконец-таки, представился.

– Константин.

Я приподняла брови с намеком «а дальше?».

– Просто Константин.

– Будем знакомы, – в конце концов, Борисыч же просто Борисыч, а этот будет просто Константин.

У мужчины оказался довольно приятный голос, но сейчас не время и не место любоваться этим индивидом. Слишком устала. Мысленно я уже забирала собаку из клиники и ехала домой. И теперь при мысли о предстоящих делах меня буквально поразила мысль, что нужно пса кормить, а для этого нужен корм. Где его взять… и лоток. Или лоток не нужен? Мысленно застонав, я двинулась на выход. Пройдя мимо мужчины, неловко шаркая подошвами, – тапки тридцать девятого размера были велики на мой тридцать шестой, стремящийся к тридцать пятому, выключила свет, подождала, пока мужчина освободит проем и пошла на выход. Охранник шёл следом.

– Наталья? – послышалось за спиной. Скорость я не снижала: все равно идет следом.

– Да?

– Что вы делаете завтра вечером?

– Не знаю, но точно буду занята, – привычно ответила я. Ушлый какой! – До свидания, Константин! Удачного дежурства.

Я быстрым шагом вышла, больше не оборачиваясь. И так же быстро добралась до ждущей меня машины. По пути мне несколько раз попадались коллеги, я же с независимым видом проплывала мимо, вежливо кивая головой в знак приветствия.

Добралась до клиники, рабочий день которой закончился полчаса назад, но меня дождались. Врач, Игорь Николаевич, так же сухо поприветствовал. Выдал рецепт, я же разжилась у них ещё кормом, мисками и сразу всем необходимым. При ветклинике был еще небольшой магазинчик – все-таки удача развернулась ко мне лицом.

Попрощался он со мной такими словами:

– Берегите вашего малыша, он все же ещё щенок, четыре месяца всего. Вырастет, замечательный кобель будет.

Я даже не нашлась, что ответить. Так этот конь ещё щенок! Куда я вляпалась? Щенок мирно дремал под действием снотворного. Он стал счастливым обладателем специального ошейника на шее и гипса на лапе. Вещи в машину я отнесла заранее, вернулась за малышом и на руках отнесла в машину. Повторный приём нам назначили через десять дней.

К дому подъехала уже в начале одиннадцатого часа. Обратная дорога прошла без происшествий – по проторённому маршруту.

Квартира у меня была двухкомнатная. Когда родители ушли на пенсию, они решили перебраться поближе к земле, продали свою пятикомнатную и дедову трехкомнатную квартиры, купив при этом мне сюрприз в новом, строящемся доме, а себе – двухэтажный дом в пригороде. На их удачу тогда на продаже стоял соседний коттедж с дядей Стасом (папиным братом). Родные, недолго думая снесли, разделяющий участки забор и устроили настоящее «родовое гнездо Поповых» во главе с дедулей Анатолием Владимировичем.

Родня со стороны мамы с нами не общалась. Насколько я знаю, мама против воли родителей вышла замуж за папу и они от неё отказались и вот уже почти тридцать лет держат своё слово. Я с ними даже не знакома да и желания особо нет.

Лежбище для собаки устроила на кухне рядом с кормом на большом плюшевом коврике.

Миссия "собака" закончена на сегодня, началась миссия "наконец-то, я любимая".

*** *** ***

Проводив чудное создание взглядом, я, наконец-то, направился на поиски моего брата и по совместительству финансового директора и соучредителя компании ООО "СтройГрад", генеральным директором которой я являюсь. Это детище всей моей жизни – моя гордость. И сегодня я созвал всех партнеров, акционеров и просто нужных людей на банкет, посвящённый нашему юбилею – "Пять лет мы в пятерке лидеров отечественного рынка".

Неофициальные встречи очень укрепляют официальные партнёрские отношения.

Всё прошло, как я и планировал. Следующая неделя предстоит напряженная, а сейчас партнёры разошлись составлять договоры и отмечать столь выгодное для них сотрудничество. Я же смог удобно откинуться в кресле, возложив ноги на угол письменного стола в кабинете брата, медленно потягивал бренди, пусть я и не любитель этого благородного напитка. Вадим же разлёгся на диване из тёмной кожи в другой стороне кабинета и так же потягивал янтарное содержимое из своего фужера.

– Ну-у, и как тебе встреча?– растягивая слова и причмокивая губами, проговорил он, явно наслаждаясь вкусом крепкого алкоголя.

– Как обычно. Партнёры настроены на положительное, а, главное, продолжительное сотрудничество после сегодняшнего вечера. Даже Карл Варалов после переговоров и небольшого подарка сдался. Так что новый тендер будет наш. Будем работать на перспективу.

– Не зря, значит, прилетел? – Вадим поднялся за очередной порцией виски.

– Не зря. Как ты это пьёшь? – еле проглотил очередной глоток. Как бы я хотел действительно получать удовольствие от вкуса дорогих брендовых напитков. Пришлось отставить почти нетронутый бокал на стол.

– Это, дорогой мой, напиток успешных людей, – презентуя напиток, брат поднял бокал вверх и посмотрел янтарную жидкость на просвет.

– Ну да, – хмыкнул я, как будто не он у меня в подчинении.

– Мать говорит, ты решил остепениться. Лизаветта, – брат перешел на низкий голос, – девушка из аристократической семьи и тааак чудесно музицирует.

Озвучил и громогласно заржал.

– Я еще не решил. Хотя девчонка хороша.

Припомнил я тоненькую девушку в голубом платье по колено с рюшами на воротнике, что так мило улыбалась, смотря в пол. Сразу видно, будет хорошей, скромной, ненавязчивой женой.

Но у меня в голове всплыл совершенно другой образ, пришлось даже выдержать небольшую паузу, чтобы задать интересующий меня вопрос.

– Скажи-ка, брат, ты всех своих сотрудников знаешь? – взяв в руки фужер с уже теплым алкоголем и медленно взбалтывая его, спросил я.

– Конечно.

Вадим проследил за моим «издевательством» над благородным напитком, который, по его мнению, достоин почестей самой амброзии.

– А сотрудниц? – я не смог погасить огонек интереса в глазах и скрыть проскользнувшую улыбку, чем весьма заинтриговал брата.

– Сотрудниц? Сотрудниц тем более, – брат и не пытался скрыть свою осведомленность и с самодовольной улыбкой, от которой меня неприятно кольнуло в груди какое-то чувство, ответил мне, – так, значит, Ленок получила отставку и есть кто-то еще? Дай угадаю. Лера из бухгалтерии?



Я отрицательно покачал головой.



-Ааа! Вероника из кадров, горячая дама, скажу тебе, но замужем.

Не увидев во мне интереса, продолжил:

– Так кто? Катрин?… или эта, как ее..

Разница у нас с Вадимом четыре года, но в моей компании он работает относительно недавно, до этого был неплохим финансистом в одной из местных фирм. Долго уговаривать брата перейти ко мне не пришлось: он согласился почти сразу занять должность управляющего новым филиалом. Вадим быстро влился в коллектив, оказавшись довольно хватким и деятельным работником. Через несколько лет я на него возложил еще и большую часть финансовых вопросов под гордой должностью финансового директора.

Я неплохо знал вкусы Вадима на дам, впрочем, как и он мои. Да что там, у нас они очень похоже, поэтому я несколько удивился отсутствию в списке брата некой Натальи, которая, мягко говоря, меня просто пригвоздила к полу своей непосредственностью. Обозвала охранником и отшила какой-то банальной фразой. Так меня не прокатывали лет с пятнадцати. А сама коротышка в тапках, как у Алладина. Ладно бы модель была, так те сами ко мне на шею запрыгивают. А эта…

– Тут экземпляр поинтересней, – выдерживаю паузу,– Наталья Попова. Знаешь такую?

– О!!!! Старик, это безнадёжный вариант. Дама талантливая в работе и даже очень. Основные проекты базируются на ее чертежах, но, по сути, это Гитлер в юбке. К себе никого ближе, чем на пушечный выстрел, не подпускает. И эти ее вечные очки, пучки, минимум бабской хрени. Я как-то попытался с ней… к ней…, в общем, она такое выражение лица сделала, что просто бррр и не скажешь, что творческий человек или женщина. Хотя, знаешь, она, наверное, с нами на одной стороне – тоже баб любит.

– Ну, что ж. Весьма подробно. Спасибо, – я, задумался, не отпуская взглядом носок туфель, блестевший при свете блеклой лампы кабинета. А девчонка-то с характером, стоило только послушать горячую речь брата – уделала она его. Проще забыть и не забивать себе голову, без этого дел полно.

Но вот сравнение с охранником… Решено, завтра проведу осмотр и официальное знакомство со своими сотрудниками на правах генерального директора. Должен же я знать, кто у меня работает и на кого они работают. А-то охранник!

– Ну, что, по домам? Завтра много дел.

Не дожидаясь ответа, взял пиджак со спинки стула и пошёл на выход, Оставив своего финансового директора в одиночестве.



Глава 3

Появление в жизни одинокой женщины мужчины, ну и пусть он ещё щенок, ну и не совсем человек, ведёт к нарушению режима дня, бессоннице и плохому настроению.

Я страшно опаздывала на работу, мне вновь пришлось обратиться к своей четырехколесной ласточке и добираться самостоятельно, крутя баранку.

День сегодня точно не будет лёгким, впрочем, как и прошедшая ночь.

Этот сумасшедший пёс первую половину ночи что-то скрёб, фырчал, рычал, скулил: я так и не решилась к нему выйти. Долго лежала, укрывшись с головой одеялом, пока не уснула. Кажется, только я начала покачиваться на приятных волнах какого-то сновидения, как меня с этой волны просто скинуло вниз и ударило головой об жуткие цокающие и шаркающие звуки, раздающиеся в темноте квартиры. В следующий момент, когда от страха пульс бился о барабанные перепонки в ушах, я чуть не умерла от разрыва сердца: кровать прогнулась под весом огромного фыркающего чёрного облака. Если бы на меня не напал ступор, я бы натворила дел, но пока моя нервная система после крепкого сна сообразила, что у меня теперь есть пёс и это он, меня отпустило. Поэтому я глубоко вздохнула, насколько смогла себе это позволить. Одна толстозадая туша легла на меня сверху. И вот так, под гнетом, боясь лишний раз пошевелиться, чтобы не тревожить неадекватного зверя, я снова уснула. Надеюсь, с утра не буду похожа на цыпленка табака: уж никак не могла я прогнать из головы аналогию моего положения во сне и приготовления этого блюда.

На удивление снилось мне что-то мягкое, пушистое и невероятно уютное, а потом это мягкое, пушистое превратилось в неприятное мокрое полотенце – я проснулась.

На часах 6:10 и наглый пёс слюнявит мне лицо.

– Фууу!

Раздраженно его спихнула с постели и сама испугалась своей резкости. Малыш же больной! Сон как рукой сняло. Я подскочила к собаке, но он, уже виляя хвостом, пошел, припадая на одну ногу, прямиком к входной двери.

Ничего другого не оставалось, как надевать спортивный костюм, делать на голове хвост и вести больного на улицу, а-то вдруг ему вздумается пометить территорию.

Я обычно просыпаюсь в 6:50, умываюсь и иду на утреннюю пробежку, но сегодня ее придётся заменить прогулкой и зарядкой на свежем воздухе.

Взяв мохнатого хромоножку на руки, понесла к лифту. Надо сказать, что в кроссовках он уже не казался таким неподъёмным, а просто «чуть тяжеловат», лишь бы не набрал вес до момента снятия гипса – не подниму ведь.

Едва я донесла Малыша к небольшому участку с газоном и кустарниками, пес, радостно взвизгнув, спрыгнул с рук и похромал делать свои дела. Я приготовилась ждать, заранее достав пакет и обреченно провожая виновника взглядом. Мы, конечно, не в Японии и не все имеют достаточно совести убирать за своими питомцами отходы, но я буду.

Малыш долго собирался, нюхал, медленно прохаживался кругами, прихрамывая. Мне надоело просто так стоять, поэтому я начала делать простые упражнения.

Минут через пятнадцать выполнила разминку, а пёс, пометив территорию, нанес разметку, где ему было надо, и подошёл ко мне. Я убрала улики в пакет, в три пакета, и с облегчением выбросила в ближайшее мусорное ведро.

Привычно, взяв питомца на руки, понесла домой – кормить.

В такой звериной суете и прошло все мое утро.

На работу сегодня я решила надеть темно-серые прямые брюки с завышенной талией и идеально отглаженными стрелочками, коричневый пояс, белую блузку классического мужского кроя заправила в брюки и сверху накинула удлинённый, серый в темно-коричневую шотландскую клетку жилет, доставшийся мне еще от мамы с советских времен. На голове соорудила классическую улитку, а строгие жемчужные гвоздики в ушах менять не стала. Обула чёрные туфли-лодочки на шпильке. Мой образ завершила черная бездонная сумка. Синий чулок во всей своей красе, но что бы остальные понимали в настоящей советской классике.

И теперь я мчусь на работу, опаздывая, гоня свою Победу наперегонки с диким ветром…

А на самом же деле мы двигались едва ли пять километров в час. Пробка, мать ее за ногу! И вот же он, офис, за углом, а мы движемся со скоростью раненой черепахи.

Спустя ещё двадцать минут, я, судорожно поправляя одежду, заходила в здание. Время 9:13 – опоздание тринадцать минут карается штрафом, если заметят.

Лифт вознёс меня на седьмой этаж. Чуть в стороне я увидела, как шеф пошёл с обходом по кабинетам. Как на него это похоже – устроить гулянку, а с утра пожаловать с инспекцией. Поэтому я шла аккуратно, делая вид интеллектуально и физически занятого очень серьезной работой человека. В кабинет зашла с улыбкой на губах.

Я не люблю терять времени даром и раскачиваться на ненужные действия, поэтому теперь быстро включилась в работу, убрав личные вещи подальше с глаз, чтобы не отвлекали. Достала рабочие документы, переложила на письменный стол, разложила все вещи в комфортном для работы порядке и взяв в руки любимый карандаш, погрузилась в расчеты для будущего проекта.

В работу нырнула с головой и за несколько минут успела построить всю цепочку расчетов и вывести результаты. Так, теперь данные нужно записать, пока не забыла, и проверить.

Не нашла на столе карандаш – только держала в руках. Куда пропал, когда так нужен? Нырнула вниз, видимо, упал под кресло, пришлось сползти полностью под столешницу – и тут нет.

Дверь резко открылась и в кабинет прошли двое мужских дорогих туфель и одни женские – Леночки (её я узнала по татуировке, которая гласила что-то там про душу и полеты на французском).

– Ну, а здесь у нас обитает один из самых талантливых архитекторов современности – Наталья Попова.

Так, представлял меня Вадим Демидович, переборщил он с пафосом в голосе, на мой взгляд. Да еще и «обитает» – даже обидно, нашёл зверушку.

– Ну и где он, ваш талант? – послышался язвительный голос третьего гостя. Черт, точно проверка. Как неловко-то вышло. Угадал Вадим Демидович с обитанием – мышь я, затаившаяся.

– Охранник сказал, что она на месте.

Так, Борисыч – охранник, значит, прикрыл и про опоздание не сказал. С меня магарыч!

– Не вижу.

Как строго прозвучало – пробрало. Эх, поползла являть себя миру.

Громко пошевелила ногами, черт, колесики у стула застопорились, а я аккурат вся влезла под столешницу – место под меня делали.

Пришлось, поджав зубы, пятится задом, протискиваясь между колесиками кресла и тумбой стола. И все бы было не так плохо, если бы я смогла развернуться и выползти лицом, но нет же… не тем местом я проверку встречаю – ох, не тем. Ползу, ползу…

– О! Это уже интереснее! Тааак нас еще не встречали, – тот же голос говорил с явной иронией и не скрывал этого. Я заскрежетала зубами: скажет еще что-нибудь подобное, тресну в лоб, кем бы он ни был.

Наконец, почувствовав свободу, я быстро поднялась на ноги, оправляя одежду.

– Да здесь я. Карандаш упал.

Быстрым взглядом обвела троицу. Ленок стояла, улыбаясь во все свои тридцать два отбелённых, шеф смотрел строго-осуждающе. Зато вчерашний охранник, да… да именно он, стоял и нагло ухмылялся.

– Вот этот? – охранник, то есть не охранник, подошёл, наклонился, обдав меня мятным дыхание, вытащил злополучный карандаш из моей причёски и, видя, что я смутилась, ещё и громко хмыкнул, с торжествующим видом вручил его мне в руки. Вот же гад! А я же чувствовала, как краснеет лицо и начинает зудеть шея (моя неизменная реакция на нервное волнение).

– Ну что ж, Наталья, позвольте представить вам нашего общего босса, директора всего – Савельева Константина Демидовича.

Что ж, значит, начальник Всего. Вот это я вчера натворила дел, присвоив ему статус охранника. А сейчас стоит гусем, наблюдает за моей растерянностью и ухмыляется. Уууу… Сразу видно, зазнавшийся мужик.

– Очень приятно, – выдала я привычный ответ, как можно суше, и уверенно протянула руку для делового приветствия.

Бывший охранник, все-таки эта должность ему больше подходит, немного замешкался, но руку протянул. Мне интересно, какой реакции он от меня ожидал? "Охов и ахов" – не на ту напал. В душе я была собой довольна: смогла удержать POKER FACE и не показать своего удивления.

– Чем могу быть полезна, господа?– я вежливо улыбнулась и подошла ближе к столу, намекая «мол, работать мне пора, а вы тут отвлекаете», поправила свой стул, пнула злополучное колёсико, стопочкой сложила бумаги, карандаш вернула на законное место рядом с линейкой.

– Ну, Константин, мы здесь всё? – с издевкой, как мне показалось, спросил Вадим Демидович. Братья? Неожиданно. Константин ещё раз окинул меня взглядом, буквально от макушки до пят. Я выдержала его и даже смогла удержать подбородок в поднятом положении и не отвести глаз, хотя очень хотелось.

– Пожалуй, на сегодня я всё посмотрел. Всего хорошего, Наталья, – развернулся на пятках и покинул мой кабинет первым.

Вадим Демидович задержался:

– Эскизы Светлане отнеси, которые уже готовы,– не дожидаясь моего ответа, вышел.

– Будет сделано, – с тяжелым вздохом я плюхнулась в кресло, наблюдая, как медленно закрывается дверь за незваной проверкой.

Я только увидела, как в коридоре быстро пролетела Лена, весело подмигнув мне. В руке у нее мелькнул неизменный красный блокнот. Елена – талантливый шаржист, только работает секретарём, но иногда творческое начало берет верх и она прямо за рабочим столом рисует, забывая про все прочие обязанности, за что совсем недавно чуть не вылетела с нагретого места. Но, как я думаю, за неё кто-то вступился сверху и прикрыл своей «волосатой рукой».

Но мне до этого нет никакого дела.

У меня есть работа и ещё раз работа.

Я достала стопку папок с проектами, разложила перед собой, выбрав один, открыла. Предыдущие расчеты полностью вылетели из головы, и во всём Они виноваты.

– Ну, поехали.

*** *** ***

Узнала. Я это точно видел.

Узнала и никакой реакции. Сразу видно – стерва. Чем же она так зацепила? Что хочется сходить и ещё раз проверить ее работу, а, главное, найти ошибки и … лишить премии.

Так как своего кабинета у меня не было в этом офисе, я позаимствовал кабинет брата. Брат нисколько не расстроился – он просто переехал на диван и, попивая кофе, лениво листал новые договора.

За время моих разъездов скопилось много бумажных дел. В первую очередь необходимо проверить работу в нашем основном офисе.

– Смотрю, задела тебя наша «ромашка».

Замечание Вадима вырвало меня из раздумий. Я всегда гордился своей способностью быстро размышлять и переключаться на разные темы. И сейчас высказывание брата меня не поставило в тупик, а так, слегка раздосадовало. Я сразу понял о ком речь, но предпочёл сыграть в дурака.

– О чем ты?

– Ну, как же? О скромном архитекторе, из кабинета которого ты пришёл прямо сюда, бросив всю ревизию, едва ли обойдя половину кабинетов.

Я досадливо отложил в сторону серебристую ручку с эмблемой фирмы и приготовился – вот чувствую, неспроста брат завёл этот разговор. Он иногда напоминает мне затаившегося удава: лежит – лежит, а потом меткий выстрел и сразу за горло.

– Ладно. Мне она… интересна, – глухо выдал я.

– Ясно, – глаза брата зажглись предвкушающим огнём. Мне это совсем не понравилось. – Я тоже давно к ней присматривался.

Говорит, а сам внимательно следит за моей реакцией. В эту игру можно играть вдвоем. Я сидел молча, изогнув одну бровь, всей позой показывая своё пренебрежительное отношение ко всей теме.

– И мне она … интересна. Надеюсь, ты не будешь против, если я за ней поухаживаю.

Вот сижу, смотрю на полноватое, слащавое лицо брата. Чего-то на нем не хватает? Разбитого носа, наверное…

– Служебные романы запрещены, – как можно спокойнее сказал я. Вот ведь какой!!! Увидел мою заинтересованность и решил потягаться.

– Ой ли?! – вскинул он руки, чуть не облившись кофе. Кто бы говорил. Так ты не будешь против?

– Буду, – жестко ответил я. У Вадима ещё в юности было хобби – уведи и брось девушку. Неужели не прошло. Не могу я согласиться или могу? Подумав, безразлично отмахнулся я:

– Хотя ухаживай.

– Так, с чего бы начать? Цветы, кино, поцелуи. Мне кажется, в постели она будет просто огонь! – и причмокнул губами, будто представляя все это. И я представил, и звук от скрипа моих зубов, казалось, долетел и до брата.

– Ладно, говори на прямую, к чему ты ведёшь?

– Спор!

– Что-о-о? – ну, точно, детство заиграло.

А брат продолжил:

– Она работает у нас три года. Ни одного романа, любовника, ухажёра. Всех отшивает. Даже меня. Да, да, было дело! Спор до первого признания в любВи.

– Это несерьёзно, – я взялся за шариковую ручку, подтянул к себе документы и хотел продолжить работу, погружаясь в первый пункт договора.

– До прилюдного поцелуя и отцов ROLLS ROYCE в твою пользу. Срок – месяц. Ты проиграешь – отписываешь мне часть прибыли от последнего договора.

Шариковая ручка, которую я вертел в руках, замерла. Я поднял взгляд на брата и сказал:

– По рукам, – в конце концов, от поцелуя ещё ни одна девушка не отказывалась. А на машину я давно глаз положил. Это будет самая лёгкая победа в моей жизни. Я усмехнулся и погрузился в отчёт. И на что рассчитывает брат?



Глава 4

Работы было много, но меня она нисколько не напрягала. Что-что, а работать я любила. Чувствовать состоятельность, владеть обширными знаниями и находить решения на любые, даже самые сложные задачи. Иногда я просто упивалась этим состоянием власти над тем, что я делаю. Я – Властительница чертежей, точных расчётов и богатого воображения.

А-ха-ха! (зловещий смех)

Та-да-да-дам! (грозная музыка).

В голос рассмеялась над своими мыслями. Вновь летаю в облаках.

Не зря у меня творческий склад ума и богатая фантазия.

До конца рабочего дня оставалось меньше пяти минут, и я начала потихоньку убирать рабочие документы в сейф, а личные вещи и кое-что нужное с работы – в сумку.

И, довольная собой, направилась к выходу.

Последний раз оглядела кабинет, проверила наличие всех ключей. У меня после вчерашнего «веселого вечера» разыгралась фобия что-то оставить на работе, по этому я проверила все раз десять, наверное, если не больше.

Пока ждала лифт, ко мне присоединился, не кто иной, как Константин Савельев собственной персоной. Я вежливо ему кивнула и отвернулась, разглядывая на двери лифта – они такие обычные, серебристые. Вступать в беседы с начальством в мои планы не входило. Особенно если это начальство вызывает непонятное чувство робости, а непонятные чувства мне не нужны.

Наконец, лифт соизволил подъехать и распахнуть двери, я вошла первой, большой босс – следом, судя по шагам. На его перемещения я старалась обращать столько же внимания, сколько, например, на вазу, стоящую в комнате на одном и том же месте лет сто, короче, не замечать.

– Как прошёл ваш рабочий день, Наталия? – вежливо спросил он меня.

Я даже дернулась: не ожидала, что со мной все же заговорят. Если бы ситуация позволяла, с удовольствием притворилась бы глухой и продолжила прожигать взглядом дыру в створках лифта, но пришлось вежливо улыбнуться и сказать:

– Хорошо.

Чувствовала себя пай-девочкой, которая ради правильного впечатления у окружающих должна быть милой и вежливой, не считаясь со своими чувствами. А этот тип меня раздражал и своей идеальной внешностью, и манерами да и вообще … всем, короче. Не удивлюсь, если он еще и бабник

Мы проехали ещё несколько этажей. Савельев не сводил с меня глаз, чем изрядно злил. "Ну чего надобно, старча?" – так и подмывало спросить в лоб и посмотреть на реакцию. Или поинтересоваться, эмитируя эстонскую манеру тянуть слова: « ска-жи-те, пожа-луйста, от че-го лифт так ме-дле-нно ед-ет?»

Думаю, было бы забавно. Я же лишь ещё раз сдержанно улыбнулась и с преувеличенным вниманием наблюдала за передвижением лифта на циферблате: 4-3-2-1. Ура! Приехали.

Я торжественно шагнула к выходу.

– Наталия, позвольте вас проводить… к остановке?

Вот не откажешь же "мистеру любезность"…

– А зачем? – не сбавляя шага, целенаправленно шествовал к выходу броненосец имени меня.

– Проявить любезность со столь очаровательной девушкой всегда приятно, – слащаво проговорил он. Ну, прям, "фу"…, три раза "фу", какой банальный подкат. Сразу его обломать или пусть проводит?





Конец ознакомительного фрагмента. Получить полную версию книги.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pinyaeva-irina/kabluchok-na-udachu/) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.



У Натальи вроде бы все хорошо: она научилась парой заготовленных фраз отшивать мужчин, прекрасно справляться со своими должностными обязательствами на работе и... всё! Больше у нее ничего не было, до момента, когда один самоуверенный мужчина не решился на пари...

Как скачать книгу - "Каблучок на удачу" в fb2, ePub, txt и других форматах?

  1. Нажмите на кнопку "полная версия" справа от обложки книги на версии сайта для ПК или под обложкой на мобюильной версии сайта
    Полная версия книги
  2. Купите книгу на литресе по кнопке со скриншота
    Пример кнопки для покупки книги
    Если книга "Каблучок на удачу" доступна в бесплатно то будет вот такая кнопка
    Пример кнопки, если книга бесплатная
  3. Выполните вход в личный кабинет на сайте ЛитРес с вашим логином и паролем.
  4. В правом верхнем углу сайта нажмите «Мои книги» и перейдите в подраздел «Мои».
  5. Нажмите на обложку книги -"Каблучок на удачу", чтобы скачать книгу для телефона или на ПК.
    Аудиокнига - «Каблучок на удачу»
  6. В разделе «Скачать в виде файла» нажмите на нужный вам формат файла:

    Для чтения на телефоне подойдут следующие форматы (при клике на формат вы можете сразу скачать бесплатно фрагмент книги "Каблучок на удачу" для ознакомления):

    • FB2 - Для телефонов, планшетов на Android, электронных книг (кроме Kindle) и других программ
    • EPUB - подходит для устройств на ios (iPhone, iPad, Mac) и большинства приложений для чтения

    Для чтения на компьютере подходят форматы:

    • TXT - можно открыть на любом компьютере в текстовом редакторе
    • RTF - также можно открыть на любом ПК
    • A4 PDF - открывается в программе Adobe Reader

    Другие форматы:

    • MOBI - подходит для электронных книг Kindle и Android-приложений
    • IOS.EPUB - идеально подойдет для iPhone и iPad
    • A6 PDF - оптимизирован и подойдет для смартфонов
    • FB3 - более развитый формат FB2

  7. Сохраните файл на свой компьютер или телефоне.

Книги автора

Рекомендуем

Последние отзывы
Оставьте отзыв к любой книге и его увидят десятки тысяч людей!
  • константин:
    12.08.2022
  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *