Книга - Напарница для дракона

a
A

Напарница для дракона
Белла Снежная


Я осуществила свою мечту. Поступила в Академию. На этом моя спокойная жизнь закончилась. Стала старостой, которую никто не слушает. Приобрела парочку врагов и избавилась от них. Нет, все они остались живы. У меня свои методы решения проблем. Это из старых новостей. А после: нашла друзей, влюбилась, обрела силу.





Белла Снежная

Напарница для дракона





Пролог


– Ты никуда не поедешь. Это мое последнее слово.

Терпение мужчины подходит к концу.

– Но, дядя, я хочу учиться!

Стройная изящная черноволосая девушка не собиралась сдаваться.

Два упрямых взгляда схлестнулись. Никто из двоих спорщиков не хотел уступать.

В кабинете, а это был именно он, за массивным столом сидел крепкий, хорошо сложенный мужчина с черными глазами, в которых, кажется, живёт сама тьма. На вид ему можно дать лет тридцать.

Напротив него стояла длинноволосая девушка, одетая в простое платье синего цвета. Волосы заплетены в косу, а глаза цвета черного шоколада направлены на сидящего напротив мужчину. Образовавшуюся тишину прервала вошедшая девушка. Выглядела она немногим старше находящейся здесь брюнетки. Но только на первый взгляд. Все в этой девушке выдавало зрелость: уверенные движения, решительный взгляд.

– Что за шум, а драки нет? – спросила она, подходя к сидящему мужчине и целуя его в щеку.

– Или я пришла слишком рано, и драка только намечается? – с улыбкой уточнила она.

– Скажи ему!

– Скажи ты уже ей!

Одновременно проговорили мужчина и девушка, обращаясь к вновь пришедшей. Белоснежные волосы девушки собраны в высокую прическу, из которой свободно свисает лишь один локон, а голубые глаза смотрят то на мужчину, то на девушку.

– Фрида! – повторила девушка, – Хоть ты объясни ему, что я уже взрослая и сама могу решать свою судьбу!

– Ну, до полного совершеннолетия тебе ещё полгода, – спокойно проговорила женщина.

– Кстати, какой подарок ты хочешь? – спросила она с лукавым взглядом.

– Я хочу учиться! – повторила девушка.

– Так кто тебе не даёт? Вот, рядом с нами отличная Академия, – сказал мужчина.

Девушка обессиленно упала в кресло.

Этот разговор продолжался уже битый час и ни к каким результатам не привел.

– Дорогой, – женщина положила свою руку на напряженное плечо мужчины, – мне кажется, что малышка не хочет там учиться.

– Не хочу, – повторила упомянутая малышка.

– А где наша малышка хочет – сделал ударение на этом слове мужчина – учиться?

Вопрос прозвучал вполне дружелюбно, но только боги знают, чего ему стоило сдерживать себя. Ну, и ещё стоявшая рядом женщина.

– В Академии Бэльмиона Великого, – так же спокойно сказала девушка.

– Не бывать этому! – последовал ответ мужчины.

– Но, дядя, почему?! – не могла понять резкий отказ родного человека девушка.

– Дорогой, – снова успокаивающий голос и нежные поглаживания. – Не слишком ли ты категоричен?

Девушка в кресле встрепенулась. У нее есть единомышленник. Она не одна! И победно посмотрела на мужчину. Тот оставался таким же спокойно упрямым.

Женщина кивнула девушке на выход, и та беспрекословно повиновалась. Если кто и сможет уговорить дядю, то только Фрида.

Тем временем в кабинете…

– Она не будет там учиться! – в который раз повторил мужчина.

Женщина стояла возле него, опершись о стол и играя со взятой со стола бумажкой.

Вся её поза демонстрировала беззаботность.

– Ты ведь понимаешь, что не сможешь ее заставить учиться там, где она не хочет? Делать, что она не желает? – спокойно спросила женщина, не отрываясь от чтения документа.

Мужчина, опершись локтями о стол, со стоном запустил руки в волосы. Женщина стала поглаживать его по голове, успокаивая. И потому, что ей это нравилось.

– Я не хочу, чтобы она там училась. Это так далеко… – обречённо закончил он.

Как и думала женщина, все дело в этом.

– Академия Бэльмиона Великого находится от нас в нескольких неделях езды или одного мгновения порталом.

Голос у женщины был тихим и успокаивающим.

– И ты сам пообещал ей на совершеннолетие все, что она захочет.

– Я думал, она потребует какое-то украшение, – обречённо проговорил мужчина.

Он уже понял, что бой проигран, но не хотел признаваться в этом прямо сейчас.

– Плохо же ты знаешь нашу девочку, – у женщины вырвался смешок.

Одно мгновение, и она сидит на руках у мужчины, а он, вдыхая такой родной и приятный запах, успокаивается.

– Она все равно сделает по-своему, – сказала женщина очевидное.

– Знаю.

– И если ты ее не отпустишь сам, то она сбежит со своим волком, – руки, лежащие на хрупкой талии, сжались сильнее, но лишь на мгновение.

– Терпеть не могу этого волка! – сказал мужчина, чем вызвал новый смешок у женщины.

Все в замке давно в курсе его нелюбви. А все потому, что хвостатый оборотень любит выводить мужчину из себя, делая неоднозначные намеки его супруге. Мужчина сердится, грозится сделать себе подарок в виде серой волчьей шкуры у камина. Но все знают, что он не сделает ему ничего плохого. Просто потому, что из-за этого будет больно его любимой племяннице.

– Рина уже взрослая девушка.

Мужчина не хотел признавать правоту этих слов.

В свое время он многое упустил из-за собственной глупости и гордости. Но отпускать свою девочку в чужое королевство, где у нее нет никого! И сдалась ей та учеба! Может, её замуж отдать? А то ведь действительно сбежит. Характер её он отлично знает. Сам бы так поступил.

– Она тебя не простит, – словно прочла его мысли супруга.

А почему словно?

– Знаю. Но не могу отпустить ее так далеко. Почему она не хочет учиться в здешней Академии?

– Здесь её все знают, – стала перечислять женщина, – в местной Академии нет факультета для неодаренных.

– А если он будет? – с вопросом посмотрел он в голубые глаза.

Одно его слово, несколько подписей, если понадобится, то и смещённых личностей, и его девочка будет рядом. Женщина лишь покачала головой.

– И самое главное, там нет постоянного присмотра, – закончила женщина.

– Я это делаю ради неё, – стал оправдываться мужчина.

Он не может позволить ей разгуливать одной, поэтому за девушкой неустанно следуют два стражника, что оберегают ее от опасностей. Будь то воришка или вообразивший себя достойным ее молодой хлыщ.

Разговор продолжался ещё два часа. Без споров и криков. Женщина знала, что нужно сказать, какие доводы привести. И как только заветные слова согласия слетели с мужских губ, женщина, совсем как маленькая девочка, получившая конфету, улыбнулась, наградив своего мужа поцелуем.




Глава 1


Я все равно поеду в ту Академию, в которую хочу! Дядя не сможет меня остановить!

Я ходила по богато обставленной комнате из угла в угол. Ещё недавно так нравившийся мне интерьер сегодня неимоверно раздражал. Кровать кажется твердой и стоит неудобно, свет из окна бьёт прямо в лицо. Прикроватная тумбочка не вписывается в общую картину, так как выглядит намного старше и обшарпанней остальной мебели. Ещё только вчера я любовалась ею, считая чем-то вроде ветерана этой комнаты. А комод, что стоит справа от кровати, раздражает своим кукольным видом. Словно его украли у маленькой принцессы и поместили сюда. А висящее над ним зеркало с кокетливыми маленькими вензелями только усугубляет настроение.

А эти обои?! Нежно-голубой цвет, который мы с Фридой выбирали около недели, сейчас кажется необычайно мрачным и безвкусным. Пурпурная ванна раздражает своим блеском, а о гардеробной лучше не вспоминать, потому что придется распрощаться с половиной новых нарядов.

Со стороны я легко могу сойти за недалекую истеричную особу. Но я не такая. Обычно я предпочитаю отмалчиваться и спокойно реагирую на решения дяди насчёт моей судьбы. Я искренне его люблю и дорожу нашей связью. Но решать за меня, где я буду учиться, не позволю! Достаточно того, что я отучилась почти двадцать пять лет в пансионате для одаренных девочек. Нет, там было хорошо, нас не обижали, никто не смел поднимать на нас голос. Но я бы предпочла остаться жить вместе с дядей и Фридой. Но, в связи с их новой должностью, они не могли уделять мне должного внимания. Каждые выходные и праздники мы проводили вместе: я, дядя, Фрида и мой братишка Том.

Я понимаю, что дядя переживает за меня, беспокоится, что много времени не может проводить со мной. Плюс ко всему, он винит себя в смерти моих родителей. Хотя давно было проведено расследование, и виновные были наказаны. Но он ни в какую! Томас уже давно учится в Академии магии, которую сам выбрал. И над ним никто не трясется. А ведь он младше меня! Правда, в последнее время он так вырос, что я по сравнению с ним сущий ребёнок.

В дверь постучались.

– Меня здесь нет! – крикнула раздраженно.

Не хочу никого видеть. Стук не повторился, но через мгновение я услышала скрежет когтей по дереву. На этот раз без вопросов впустила посетителя. Им оказался большой серый волк. Он прошёл мимо меня прямо к кровати и лег поперек неё.

Теперь я продолжала считать углы в комнате под пристальным взглядом жёлтых глаз.

«Он не разрешил», – констатировал Алан.

– Я все равно поступлю туда!

«Конечно, поступишь», – ответил он мне мысленно.

Я всегда могу положиться на Алана. Он мой друг, самый верный и преданный. Если понадобится, он поможет мне разработать план побега и примет участие в его реализации. Но, как показали дальнейшие события, этого не потребовалось.

В дверь постучались.

«Слуга», – подсказал мне Алан.

Я и сама догадалась. Дядя сердится на меня и поэтому ждать его ближайшие часа два не стоит. А Фрида не стучит, а сразу входит.

– Ваш дядя желает Вас видеть, – учтиво проинформировал слуга и без слов пошел по своим делам.

«Успокойся», – поддержал меня Алан.

«Не нужно устраивать истерик. Твой дядя умный демон. Он примет правильное решение» .

Всю дорогу до кабинета думала над его словами. Дядя-то выберет, а если его правильное решение не будет сходиться с моими желаниями?

Постучав, зашла в кабинет и села в кресло напротив дяди и стоящей за его спиной Фриды. По их лицам пытаясь понять, что же они хотят мне сказать. Но ничего не вышло. У обоих отстраненный вид.

– Рина! – начал дядя.

Я напряглась.

– Я знаю, что ты хочешь учиться. И ценю твоё стремление – резко маска с дядиного лица слетела. – Но почему ты не хочешь учиться в нашей Академии? Она ближе, ты сможешь в любой момент приезжать домой.

– А также находиться под твоим неусыпным контролем, – ответила я. – Дядя, я тебя люблю. Но я хочу учиться в…

– Только не начинайте снова! – перебила меня Фрида.

– Малыш, ты едешь в Академию Бэльмиона Великого! – сказала она мне, улыбаясь. И, положив дяде руку на плечо, крепко сжала. Тот даже не поморщился, а ведь Фрида оборотень, хватка у нее что надо.

– Райан не против. Не правда ли, милый? – по тону стало понятно, что дяде просто не оставили выбора.

Секунда мне понадобилась на осознание, а потом кабинет затопил мой радостный вопль. Я бросилась обнимать самых родных и любимых людей во всем мире. Ну, не совсем людей.

– Спасибо! Я так счастлива!

– Но это ещё не всё, – прервал поток благодарности дядя.

Его тон мне не понравился.

– Рина, девочка моя. Ты прекрасно осведомлена о роде нашей деятельности. И лучше других тебе известно, что у нас с Фридой много недоброжелателей, которые, в угоду своим планам, могут попробовать причинить вред тебе.

– Я уже все продумала! – воодушевленно заверила дядю.

– Я буду учиться под фамилией матери.

– Мы всегда знали, что ты умная и сообразительная девушка, – похвалила меня Фрида.

Дядя молчал.

– Но отпустить тебя одну мы все равно не можем, – заговорил он.

– Алан поедет со мной. Вам не о чем переживать!

Я ведь говорила, что давно хотела туда поступить. И составила несколько планов на тот случай, если дядя меня не отпустил бы.

– А, этот… оборотень! – начал было дядя, но Фрида, успокоила его поглаживая по плечу.

В конце концов, это выгодно и дяде. Алан не будет попадаться ему на глаза и выводить из себя подкатами к Фриде. Все в выигрыше. Видимо, дядя пришел к таким же выводам.

– И в качестве кого он там будет находиться? Домашнего питомца? – дядя улыбнулся своей шутке.

– Моего брата, – говорю.

И пока он не успел ничего возразить, добавила:

– Двоюродного, по материнской линии.

Дядя стал молиться. Или проклинать. В общем, зашептал что-то.

– Хор-р-рошо, – сказал он, – Но я ему не доверяю. Поэтому с вами поедет Бес.

Пришел мой черед шептать. Но я уж точно буду проклинать. И все проклятия посыплются на голову одного наглого оборотня.

Бес был лучшим из цепных псов дяди. Хотя почему был? Когда Фрида помогла ему стать полноценным оборотнем, он не изменил своим привычкам и стал прислуживать моему дяде. Но, если раньше он мог только рычать на меня, то теперь не упускал момента подшутить или подколоть. И это очень бесит! Потому что с дядей он ведёт себя очень учтиво. Фриду он уважает. А на мне отрывается. Хорошо, что в последнее время у него слишком много работы и мы редко виделись. Но теперь!

– Надеюсь, он не поедет в качестве моего брата? – совладав с мыслями, спросила я.

– Нет, что ты, – ответил мне дядя, – В Академии Бэльмиона Великого до недавнего времени пустовала вакансия преподавателя по физической подготовке. Несколько встреч, мои рекомендации, и все решено.

Это катастрофа! Если мне от Беса, или Авенира – имя, которое ему дала Фрида, достаются только словесные насмешки, то воинам, которых он тренирует, достаются все тумаки. Но, стоит признать, Бес свое дело знает.

– Рина, я делаю это для твоего же блага, – поспешил заверить меня дядя.

– Я знаю.

Улыбнулась, снова обнимая его и Фриду.

Я прекрасно понимаю дядю. Он потерял своего брата и до сих пор не может унять боль утраты. А его новая работа действительно опасна. И не только для него. Именно поэтому я хочу учиться в Академии Бэльмиона Великого, что на территории драконов. Далеко от тех, кому не нравится дядина политика, далеко от толпы стражников за спиной при любой прогулке. Ведь все знают меня, а значит, опасность может поджидать на каждом углу. За те два года, что я жила в замке, это мне успело порядком надоесть. И только выезды в город оборотней вносили какое-то разнообразие. Там можно не скрываться, не опасаться, что тебя убьют.

Дядя и Фрида проделали огромную работу. И она заключалась в создании места, где каждый оборотень может обрести свой дом. Они заручились поддержкой нескольких королевств, которые помогли построить новые дома на заброшенном пустыре. Это все, что они увидели на том месте, где когда-то был город оборотней. Во время дипломатических поездок по стране, Фрида находила оборотней и предлагала им переехать в новый дом. Кого-то она встречала просто на улице. Это могла быть и зажиточная горожанка, спешащая к портнихе, и травница, что живет на краю полуразвалившейся деревни. Иногда это были маленькие бездомные дети, что сами бросались под колёса их кареты; или пойманные стражниками за воровство.

Самое сложное было возродить законы оборотней. Я бы сказала, невозможно, так как они были давно утеряны. Поэтому Фриде пришлось писать новые. Но, я думаю, она с этим справилась. И теперь, спустя двадцать семь лет, маленькая деревушка превратилась в процветающий город, а вскоре там откроют собственную Академию. Подробностей по специализациям, что там будут не знаю, даже от меня все держится в секрете. И не потому, что не доверяют, а потому что хотят, чтобы это был сюрприз.

Так мысли и скакали в голове от того, какой будет Академия в Сауроне, город был назван в честь оборотня, что возродил его, к мыслям о поступлении в Академию Бэльмиона Великого. Самое сложное теперь позади, а впереди у меня ещё вступительные экзамены. Но с этим я уж точно справлюсь.




Глава 2


– «Академия Бэльмиона Великого славится своими высококвалифицированными магистрами и уровнем преподавания». – читаю рекламную брошюру академии.

– Наверное, какие-то старые бабки и дедули пенсионного возраста, которые видели, как зарождается жизнь в нашем мире. И стоит сделать что-то не так, они начнут отповедь со слов: «А вот в моё время…»

– «Академия выпускает специалистов своего дела. Те, кто окончит Академию Бэльмиона Великого, могут стать великими магами!» – прочла я очередную строчку из брошюрки, которую Фрида вручила мне утром перед отъездом.

– А вот меня настораживают слова «те, кто закончит», – прокомментировал Алан. Он сидел напротив меня в карете в человеческом облике, – Мне кажется, они пытаются нас запугать.

Я улыбнулась. Со дня нашего с дядей разговора прошла неделя. Сегодня вступительные экзамены, которые идут всего один день. Мы выехали на рассвете, чтобы успеть добраться до ближайшего города и оттуда порталом в Зэронию, столицу драконов.

Уже сейчас началась наша конспирация. И в неприметной на вид карете едут всего лишь Катарина и Алан Блоу. Ещё вчера дядя провел со мной беседу на тему безопасности. А после мы устроили посиделки с Фридой и Кэйрой, нашей кошкой, а по совместительству хранительницей замка. И разговор с Фридой мне понравился намного больше. Все потому, что мы говорили о мужчинах. А именно, об отношениях между мужчиной и женщиной. Фриде, как и мне, было неловко. Мне всегда казалось, что это слишком личные темы, чтобы обсуждать их с другими. Да и за свои неполные шестьдесят лет я так и не встретила свою вторую половинку. Да я даже ни разу не целовалась!

Скажете невозможно? А вот такой я уникум! По всем критериям я человек, но родилась от союза демона и человека. Поэтому развиваюсь не так, как дитя людей. Я в свои тридцать выглядела от силы на тринадцать человеческих лет.

– Кхм! – Алан культурно сделал вид, что кашляет.

Но мы оба знаем, что он чувствует то же, что и я. Иногда даже отголоски мыслей.

– Здесь нет ничего смешного. – говорю ему.

Обидеться мне, что ли?

– Малыш, не дуйся, – пошел на попятную Алан, – просто ты громко думаешь. Но тебе незачем беспокоиться. Будет у тебя и первый поцелуй, и первый… Кхм, об этом пока рано. В общем, все у тебя будет. И встретишь ты своего единственного.

Алан подсел ко мне. Обняв, притянул к себе и стал поглаживать по спине.

– Но не сейчас. Ты ещё маленькая.

– Я уже почти совершеннолетняя, – промычала Алану куда-то в область подмышки.

– Да, как я мог забыть, – засмеялся он, – ты не хочешь повторить что-то?

Я только отрицательно покачала головой. У меня уже голова разрывается от той информации, что я прочла за эту неделю.

Под мерное укачивание, согревшись в теплых объятиях Алана, я уснула. Проснулась, когда мы прибыли на место отправки. Алан, на правах старшего брата, взял руководство разгрузкой нашего багажа на себя. Несколько минут ожидания, один шаг в мерцающий портал, и мы на месте.

Академия встретила нас гулом голосов. Но не это заставило пораженно застыть на месте.

Она прекрасна! Академия с первого взгляда покоряет своим величием, словно само здание несёт в себе знания предков, и каждый камушек пропитан ими. Я не могу поверить, что буду здесь учиться. Что скоро, может быть, на правах адепта зайду в эту дубовую дверь, пройдусь по длинным коридорам, а со стен за мной будут наблюдать те, кто уже успел оставить здесь частичку себя, частичку своей души.

Я так замечталась, что толчок в спину стал неожиданностью. И лежать бы мне сейчас на земле с побитыми коленками, если бы не крепкие мужские руки, подхватившие меня.

– Спасибо, – посмотрела в глаза своему спасителю.

Я стала проваливаться в колодец темных глаз напротив. Вторая секунда, так ничего не сказав, меня отпускают и, быстро разворачиваясь, мужчина уходит. Или это был всё-таки парень?

– Малыш, ты куда пропала? – вытянул меня из раздумий Алан.

– Что-то случилось? – сразу понял он.

Я замотала отрицательно головой. Мне не поверили. Расспросить, что случилось, Алан не успел, к нам вышли экзаменаторы.

– Дамы и господа, попрошу минуточку внимания. – слово взял мужчина. Рассмотреть подробней не выходит, стоим мы очень далеко. А между тем усиленный магией голос разносился по двору. – Господа абитуриенты! Меня зовут Вирмонт Лернорг. Я декан факультета стихийников. Мне оказана честь приветствовать вас. Мы рады, что вы выбрали нашу Академию. Сейчас начнутся вступительные экзамены, по итогам которых мы узнаем, сколько достойнейших среди вас. Магистр Рэнабель, – мужчина показал на стоящую рядом даму, – декан факультета лекарей. Она будет зачитывать ваше имя рода и фамилию. Тех, кого она называет, проходят в Академию. Надеюсь, вы сделали свой выбор осознанно и имеете представление, что ждёт вас за этими стенами.

Мы с Аланом переглянулись. Вот это действительно звучит как угроза.

– Удачи вам всем.

Мужчина ушел. А над нашими головами стал разноситься мелодичный голосок Магистра Рэнабель. Вызывали всех по алфавиту, поэтому долго ждать нам не пришлось. Всего-то каких-то двадцать минут, и вызвали Алана. За ним – меня.

В Академию проходила на трясущихся ногах. Остановившись в холле, взяла себя в руки. Комиссия обосновалась здесь же. Осмотрев написанные на листочках названия факультетов, уверенной походкой пошла к своей мечте.

Дядя и Фрида, отпуская меня сюда, были уверены, что я поступлю на недавно открывшийся в Академии факультет теоретиков. На нём учатся неодаренные дети зажиточных граждан. Факультет платный, поэтому с поступлением проблем не должно было быть. Главное требование – уметь писать, читать и считать. Но я давно для себя решила свою судьбу. Поэтому, пропустив его, направилась к факультету Боевых магов.

На него тоже брали неодаренных и поступить туда не трудно. Самое сложное – это задержаться там.

Отдала свои документы, взамен мне выдали номерок и отправили к двери с номером шесть. Алан вошёл в эту самую дверь несколько минут назад. Он единственный, кому я призналась в своих планах.

За дверью была аудитория, где уже сидело около двадцати парней и девушек. Не обращая ни на кого внимания, прошла к сидящим за столом экзаменаторам. Обменяла свой номерок на листок бумаги и ручку. Заняла первое попавшееся свободное место. На все у меня два часа. Не успею вовремя – листочек сгорит в моих руках и автоматически я провалю экзамен. Собравшись, вчиталась в написанное. Три задания. Первое – теория по истории, второе – описать свойства и способы применения жрефольта. Травы, которая растёт высоко в горах. А третье – боевое заклинание. Воздушный смерч. Для тех, кто владеет магией, нужно его показать, а мне придется описать.

На первый взгляд ничего сложного. В пансионате я проходила это, кое-что учила дома. Поэтому я справлюсь!

За две минуты до окончания отведенного времени я сдала свою работу. Теперь остаётся только ждать результат. За дверью аудитории меня поджидал Алан. Самое страшное позади и можно спокойно выдохнуть. Съесть ничего не смогу, пока не узнаю результаты экзамена. Поэтому мы с Аланом решили прогуляться.

За неспешным разговором обо всем прошло ещё полтора часа. К нам снова вышел декан стихийников. Поздравил с окончанием экзаменов и взмахом руки разбросал по двору исписанные листы. Мне и Алану тоже досталось. Это оказались наши работы. Без промедления посмотрела на оценку. Десять из десяти возможных баллов. Руки задрожали. У Алана девять. Что это значит? Мы поступили?

Мужчина подождал, пока мы ознакомимся со своими оценками, и ответил на мой мысленный вопрос.

– Те, кто получил за экзамен семь и больше баллов, поступили. Шесть и ниже – прощаюсь с вами до следующего года.

По двору пронеслась волна счастливых выкриков и грустных вздохов. А я продолжала смотреть на свои десять баллов. Я поступила.

Хоть и была уверена в себе, но где-то внутри грыз червячок сомнений. А теперь он раздавлен под десяткой полученных мной баллов. Минуту молчания ему.

Посмотрела на Алана.

– Мы поступили?

– Да, детка! – заверил он меня, обнимая, – мы оба поступили.

– А теперь те, кто поступил. Пройдите в аудитории, в которых вы сдавали экзамены. Вам предстоит встреча со своими кураторами.

Волна теперь уже адептов двинулась в сторону Академии. Я продолжала стоять и, если бы не Алан, так там бы и осталась. Мне просто не верится, что я поступила. И не куда-нибудь, а на факультет боевиков!

– Алан, я поступила! – Радостно пропищала я.

Парень только весело улыбнулся.

Он прекрасно знает, что я сейчас чувствую. А я словами не смогу передать, какое испытываю сейчас облегчение. Ведь это не только свершение мечты. Я стала на одну ступень ближе к своей цели.

Пока я пребывала в раздумьях, Алан практически внёс меня в аудиторию и усадил за первую парту в первом ряду. Она ближе всех к выходу. Едва мы сели, я осмотрелась. Что удивительно, я здесь не единственная поступившая девушка. Кроме меня, я насчитала ещё десять счастливиц. С Аланом получается девятнадцать парней.

Когда все места были заняты, в аудиторию вошёл мужчина.

– Здравствуйте, адепты. Я декан факультета Боевых магов. Ваш декан. Забудьте свою прежнюю жизнь. С этого мгновения именно я буду заменять вам и маму, и папу. И я не самый добрый родитель, – говорил он серьезно, и даже засмеяться никто не посмел, – Все вопросы, что касаются непосредственно обучения, решать со мной или моим заместителем. Его я представлю вам немного позже. Теперь нужно выбрать старосту. По традиции, им станет тот, кто набрал наибольшее количество баллов. – Мужчина взял со стола лист бумаги.

– Катарина Блоу.

Тычок со стороны Алана.

– Это ты, Ри, – говорит тихо.

Я поднялась. Все в аудитории смотрели на меня.

– Простите, магистр… – вспомнила, что мужчина не представился.

– Фринот, – подсказал он.

– Магистр Фринот, я благодарна за оказанную честь, – замолчала, собираясь с мыслями. В аудитории такая тишина, что хоть ножом режь. И это внимание безумно нервирует, – Но, так как я не обладаю магическими способностями и в полной мере не смогу овладеть умениями и навыками боевого искусства, вынуждена отказаться от должности старосты.

В аудитории тишина. Магистр прожигает меня взглядом. Ещё двадцать девять пар глаз сверлят спину. Может быть, я проявила неуважение, но я не хочу быть старостой. Я не смогу ею быть.

– Вы правы, адепт. Старостой группы всегда были магически одарённые адепты. Ведь староста должен стать примером. На него будут равняться остальные. Именно он будет первым отвечать за проступки группы. И если на протяжении обучения он проявит себя с лучшей стороны, то получит хорошие рекомендации и направление на практику в королевский дворец, – по аудитории прокатился тихий шёпот. Кто не хочет побывать во дворце? – Две минуты назад я сам хотел предложить на эту должность второго по списку адепта. Но вы, Блоу, показали те качества, которыми должен быть наделен настоящий староста группы. Вы можете аргументировать свою позицию, оценивать свои силы и принимать правильные решения. Поэтому я утверждаю вашу кандидатуру на должность старосты. Сейчас пройдете со мной в деканат за распоряжением и вашим расписанием. Садитесь.

Я села. Вот почему не смолчала?

– Ещё раз всех поздравляю. Адептка Блоу, за мной.

Мы вышли из аудитории, поднялись на второй этаж, сменили несколько раз направление и оказались перед большой дубовой дверью. Кабинетом декана, как гласила табличка. Да и декан чувствовал себя как дома. Прошел внутрь, сел за стол и предложил мне пустующее кресло напротив.

– Магистр Фринот, я все же уверена, что…

– Ещё и упертая, – улыбнулся он.

– Адепт Блоу, – он снова посмотрел на листок, – Катарина, прекратите списывать себя со счетов. Не нужно себя недооценивать.

Магистр достал из стола кожаные черные браслеты в количестве двух штук.

– Дайте руку. Это браслет старосты. На него будут приходить оповещения, если вас или кого-то из вашей группы вызывают в деканат или к ректору. Изменения в расписании или время собраний. Такой же вы отдадите своему заместителю. Это ваше расписание. Если у вас больше нет вопросов, можете быть свободны, – сказал мужчина, продолжая смотреть на меня.

– У меня есть вопросы. – говорю.

Их была масса! Как и предложений. Но почему-то когда кожаный ремень коснулся моей руки я поняла что просить или умолять поменять меня на кого-то другого это бесполезное занятие. Да и не могу я просить. Не в моем духе умолять.

– Внимательно вас слушаю, – улыбнулся магистр.

– Браслеты двусторонней связи?

Магистр кивнул.

– Значит, в случае необходимости, я смогу связаться с вами?

– Со мной, а также с ректором, преподавателями и старостами старших курсов. Но только после личного знакомства с ними. Все их данные уже введены в ваш браслет. Браслет вашего заместителя настроен только на вас. Ещё вопросы?

– Когда заселяться в общежитие и получать книги? – не разочаровала я магистра.

– Общежитие у нашего факультета одно. Шесть этажей по количеству курсов. Один курс на один этаж. Первый этаж для общих собраний. В библиотеку можете идти хоть сейчас.

Впрочем, все понятно. Попрощавшись с магистром, вернулась в аудиторию. Там ничего не изменилось, только образовалось несколько групп по интересам. В основном из девушек. Выйдя на середину аудитории, решила начать наше знакомство.

– Минуту внимания! – все говорившие замолчали и посмотрели на меня, – Как вы уже слышали, меня зовут Катарина Блоу. Предлагаю познакомиться.

Достала предоставленный деканом список группы.

Через полчаса я познакомилась с группой, они со мной. В целом, ребята мне понравились, правда смотрят настороженно. А некоторые совсем не обращали внимания. Их я отметила в списке. Нужно будет потом уделить особое внимание их личным делам.

– Вечером предлагаю устроить посиделки, – предложила.

Девушки согласно заголосили.

– Или собраться и сходить в таверну.

На этот раз меня поддержали парни.

– Думаю, вечером соберёмся и решим. А сейчас нужно выбрать моего заместителя. Есть желающие?

Лес рук проредили, остались одни пеньки.

– Я хочу, – сказал Алан.

– Точно? – с подозрением спросила у него.

– А что, ты хочешь взять девчонку в заместители? – едко спросил какой-то мужской голос.

– Пока место свободно, можешь сам его занять, – ответила я.

Говорившего вычислить не смогла. Мне ничего не ответили.

– Ну что ж, если больше нет желающих, Алан, должность твоя.

Я протянула в его сторону браслет.

– А может быть вечером обсудим этот вопрос? – спросила светловолосая девушка.

– А что может измениться? – спросила у говорившей.

– Если вы сейчас не хотите брать на себя ответственность, несколько часов ничего не изменят.

«Поэтому, Алан, поздравляю с новым ярмом на шее», – сказала ему мысленно, защелкивая браслет на руке.

– А теперь давайте заселяться! – с улыбкой воскликнул Ал, повернувшись к группе.




Глава 3


Все согласились. И мы дружной стайкой пошли в сторону общежития. Получив мысленный запрос, браслет помог с направлением. Общежитие встретило нас мрачным, я бы сказала, сонным видом. Первым делом пошла к коменданту за ключами. Неприметная, казалось, серая женщина выдала мне связку ключей и список комнат. Напротив каждого номера стояли имена адептов.

– Комплекты постельного белья уже в комнатах. Три комплекта учебной формы в шкафах. Два комплекта обуви там же, – скупо проинструктировали меня и взглядом указали на выход. В общем, очень дружелюбная старушка.

У нашей группы третий этаж. Лестница общая для всех этажей. Коридор выполнен в светло-зеленых тонах. Всего я насчитала двадцать дверей, в другом конце территория для отдыха и, думаю, для проведения собраний группы. Она больше похожа на гостиную. Вокруг журнального столика расположены несколько широких диванов и кресел. У одной стены обосновался шкаф, на второй висит картина русалки. Все, что выше хвоста, ничем не прикрыто.

– О-о-о, – подошёл Алан со спины, пока я рассматривала картину.

– Видно, что раньше здесь жили одни парни, – говорит он.

– Думаешь, тонкая душевная организация девушек не выдержала бы это произведение искусства? – спросила у него, не отводя взгляда от картины.

– А ты сама посмотри на наших одногруппниц, – посоветовал мне Алан.

Действительно, стоило девушкам посмотреть на картину, как они сразу отводили взгляд. Не то от стыда, не то от негодования.

– Жалко прощаться с такой красотой.

– Мы не будем ее снимать, – решила я.

– Есть в ней что-то… Не пошлая, а… – я попыталась подобрать наиболее подходящее значение, – интригующая.

– Не знал, что нашей старосте нравятся девушки, – заговорил один из парней.

Посмотрела на говорившего. Выше меня на голову, широкоплечий, темно-русые волосы коротко подстрижены. Лицо не мужчины, но уже и не мальчика. Узкий подбородок, тонкие губы изогнуты в усмешке. А синие, словно море, глаза, делают его лицо очень привлекательным.

– Девушки, советую вам держаться от нее подальше, – продолжил он.

– А то вдруг она начнет к вам клеиться.

По комнате пронеслись смешки.

– Не переживай за меня.

Решила ответить ему в той же манере.

– Я традиционной ориентации. Просто умею ценить красивое. Но, если тебя не устраивает, как я смотрю на эту картину, можем снять. Или повесить рядом похожую, только с горячим полуголым парнем. А теперь, давайте заселяться! – поспешила я сменить тему, прежде чем меня кто-то перебьет.

Поселили всех по двое в одну комнату. Комнаты, словно близнецы, повторяют друг друга. И это хорошо, не нужно выяснять, кому достанется лучше, кому хуже. В каждой стоят две кровати, шкаф для одежды, стол для занятий, полочка над ними и своя душевая. Просто отлично! Лично мне все понравилось, но были и недовольные. Поселив девочек на левой стороне, мальчиков на правой, открыла свою комнату. Для старосты выделена отдельная. Хоть какие-то плюсы. В отличие от остальных, у меня была полноценная ванная комната – можно принимать и ванну, и душ. В остальном – как у всех.

Кинув свои вещи, решила открыть оставшиеся двери. Та, что ближе к моей, оказалась закрыта, а ключа у меня нет. Вторая оказалась кухней. Холодильная камера, плита, кухонная утварь, посуда. И даже кое-какие продукты. На них одному спокойно можно прожить месяц. Третья комната – зал для медитаций, напополам с малым залом. Здесь явно использовали заклятие расширения пространства. Комната по размерам, как пять обычных. Думаю, можно будет отрабатывать здесь приемы боя, чтобы не бегать в большой зал. За четвертой дверью притаилась кладовая со швабрами и ведрами. Зачем они здесь, если все в Академии давно убирается магией? Может быть, осталось с давних времен, а потом о ней просто забыли?

Когда возвращалась в свои апартаменты, ещё раз подергала соседнюю дверь. Может, замок заел? И что нужно сделать, чтобы открыть ее? После мысленного вопроса браслет на моей руке начал пульсировать, послышался щелчок замка и дверь поддалась. Осторожно открыв ее, заглянула внутрь.

Видимо, здесь хранится что-то опасное или очень интересное, раз открыть ее можно только моим браслетом. Что мы имеем? Справа большой стол со шкафом для документов, а слева стол алхимика. Пробирки простые и калиброванные, лабораторные стаканы, колбы различных размеров и форм, химические, капельные и делительные воронки и многое другое. В шкафу за столом стоят флаконы с жидкостями неизвестного происхождения. Рай для исследователя.

Я не считала себя профессионалом. Но когда впервые попала в лабораторию, в которой занимались мои дядя с отцом, будучи где-то в моем возрасте, поняла, что страсть к исследованиям у нас наследственная. Даже сейчас я работала над некоторыми разработками и, попав сюда, думала, что придется приостановить работы. Но, имея в своем распоряжении такое помещение, грех им не воспользоваться. Руки зачесались от желания, но сейчас у меня другие планы. Нужно сходить на обед, в библиотеку и подготовиться к вечеру. Поэтому я закрыла дверь, замок тотчас защелкнулся, и пошла в свою комнату.

Когда я приняла душ и переоделась, в комнату постучался и вошёл Алан. Ещё на пороге моей комнаты почувствовала его.

– Переживаешь? – спросил он. И сам же ответил на свой вопрос, – Переживаешь.

– Ал, ты ведь меня знаешь – решила выговориться.

– Я не лидер! Я привыкла подчиняться приказам, а не отдавать их. Я не привыкла к ответственности. А вдруг я не справлюсь? Вдруг подведу группу или декана?

Меня начинало трясти.

– Тише, малыш, – Алан обнял меня. А я, вдыхая родной аромат, стала успокаиваться.

– Ты справишься. Я в тебя верю.

Отстранившись, он заглянул мне в лицо и продолжил.

– Ты выглядишь, как маленький испуганный цыпленок, по яйцу которого только пошла маленькая трещина. А он никак не решается преодолеть последний барьер к свободе. Прекрати прятаться в своей скорлупе! – он слегка встряхнул меня за плечи.

– Ты назвал меня курицей? – с прищуром посмотрела на него.

– Не придирайся к словам, малышка. Я имею в виду, что тебе пора прекратить прятаться. Разбей стену недоверия и отчуждения к другим людям. Разгроми ее! Разнеси вдребезги! Камня на камне не оставь!

– Нет у меня никакой стены.

Я захотела отодвинуться, но Алан не позволил, снова обняв.

– Есть, и ты сама это знаешь. Но я не буду давить на тебя. Ты сама должна справиться со своими страхами.

Поцеловав меня в висок, он ушел. А я ещё несколько минут продолжала смотреть на закрытую дверь, обдумывая его слова. Разломать стену… А что делать, если она состоит из трех метров бетона, пяти метров железа и с наружной стороны прикрыта метровыми шипами? Я никого не пускала за свою «стену». Только Алана. Но, может, он прав и пора ее разрушить? Отбросив все плохие мысли, продолжила собираться.

Дальше все пошло по плану. На обед спускалась вместе с Аланом. Остальные – кто стайками, кто поодиночке. В столовой были только первые курсы. Дальше в библиотеку. Половина группы не пошла. Что ж, может, у них есть более важные дела. Решила не заострять на этом внимание. А вечером мы собрались в гостиной и дружной толпой пошли в ближайшую таверну.

«Веселый тролль» – недорогое заведение, но, несмотря на это, чистое. И находится недалеко от Академии.

Сначала сидели тихо, но спиртное брало свое и вскоре по таверне разносился наш смех и веселые голоса. Некоторые девушки пересели со своих мест к парням на колени. Мне оставалось только удивляться. Неужели это те самые девушки, которые некоторое время назад отводили взгляд от оголенной русалки?

В общем, вечер удался. Чего не сказать про утро. Было плохо всем, даже мне. Хотя я практически не пила. Пришлось прибегнуть к помощи собственноручно сваренного зелья. Не думала, что оно мне так скоро понадобится.

На завтраке была только половина группы. Видимо, самые стойкие или такие же как я, подготовленные. К остальным я лично заходила перед парами и оставляла на прикроватной тумбочке по флакончику зелья. Ведь это я предложила отпраздновать наше поступление в таверне, я несу ответственность за свою группу. Но на первую пару все равно явились не все. Выгораживала их, говоря, что они слегли с утренним недомоганием. Преподаватели лишь понятливо кивали. И на том спасибо.

В целом, день прошел хорошо. Пары интересные, хоть и писанины много. Группа ведёт себя спокойно, настроены не враждебно. Может быть, все не так уж и плохо.




Глава 4


Как же я ошибалась по поводу безмятежного будущего и мирного сосуществования со своей группой! Я понимала, что девчонку, ещё и не владеющую магией, они не примут сразу. Тем более драконы и тем более в качестве старосты. Но именно они вели себя спокойно, попросту не замечая меня. На все мои просьбы они не обращают внимания, исполняют только прямые приказы декана Фринота. Обидно, но не смертельно. Больше всего проблем от двух стаек по интересам, что образовались в группе.

Первой заправляет эльф Останиэль Эдливор. Один из приближенных к эльфийскому двору. Белые волосы, тонкий стан, в нем ещё присутствует подростковая худоба. Если смотреть на него со спины, то можно спутать с девушкой.

Что он делает в этой Академии – понятия не имею.

Всегда ходит с двумя дружками: огневиком Норисом Парнилом и водником Фэрнальдои Стродл. Первый – долговязый шатен с карими глазами и легкой небритостью. Второй – голубоглазый брюнет с длинными волосами и немного щуплее Нориса, но все равно внушительней Останиэля.

Как они сошлись – ещё одна тайна, покрытая мраком.

Вторая группа сугубо женская. Главная в ней Приона Зальнург. Та ещё… леди. Светловолосая магичка, которая мне жизни не даёт. В приложении к ней всегда идут три девушки, все довольно слабые маги.

Алан все прекрасно видел и замечал, не единожды предлагал свою помощь, но я отказывалась. Я должна сама справиться.

И что им всем неймется? Вот, казалось бы, живи да радуйся. Ты поступил на тот факультет, на который хотел. У тебя ведь была причина сделать такой выбор. Так будь добр – учись! Хоть иногда. Но нет, это не для них. Не постоянно, но очень часто эти две компании попросту прогуливают пары. Они игнорируют преподавателей, не обращают внимания на их предупреждения. И, кроме всего прочего, изводят меня.

Я и так всю неделю отдохнуть нормально не могу. Информации дают очень много! А ведь это у нас всего несколько профильных предметов. Что же дальше будет? И я, помимо того, чтобы успевать делать домашнее задание, ходить на собрания старост, благо, их проводили всего несколько раз (за неделю, да), должна, словно нянька, бегать за этими детьми-переростками.

И что мне мешает наплевать на все? Судя по всему, именно этого они и добиваются. Нет! Я так не могу! Я не хотела этой ответственности, но раз мне поручили, я должна оправдать все надежды. А декан ждёт от меня того, что я стану хорошей старостой. По крайней мере, я так думаю. В моем понимании, староста не должен бегать за помощью каждый раз, как возникнут трудности, или падать перед кем-то на колени и выпрашивать, чтобы на его должность взяли другого. Я сама сбилась со счета, сколько раз за эту неделю мне хотелось всех послать и пойти-таки к декану. Но я держалась.

За эту неделю я выслушала больше информации о себе, чем за всю предыдущую жизнь, и половину на меня вывалили сами преподаватели. За любую ошибку они отчитывали меня. И не важно, я виновата или кто-то из группы. Я ведь староста, почему не проконтролировала? Адептка без формы, почему я не проследила?

Как же это бесило! Но на все выпады мне оставалось только отмалчиваться и вспоминать, с какой целью я здесь.

Масло в огонь подливала сама группа. В особенности Приона. Я молчала. Не люблю отвечать грубостью на грубость. Я вообще по жизни очень спокойный и мирный человек. В конце концов, должно же ей это надоесть. Не надоело. Наоборот, она практически забросила учебу и на мои слова не обращает внимания.

Но самым обидным за эту неделю было то, что меня заставили отрабатывать провинность вместо нее. Поведение Прионы очень не понравилось одному преподавателю. Он сделал ей замечание, Приона не смолчала. Слово за слово и девушке назначили отработку в столовой, она хотела что-то возразить, но преподаватель быстро заткнул ее, пригрозив занесением выговора в личное дело. Отработка назначена была на субботу. Но Приона на нее не явилась. Вместо того, чтобы вызвать ее, я снова оказалась под ударом. И на этот раз меня заставили идти отрабатывать наказание вместо нее.

– Ты староста. Реши проблему, а не бегай с ней. Не можешь организовать свою группу, отрабатывай сама, – сказал мне наш преподаватель по цифровым изложениям и математическим исчислениям.

– А если не справляешься со своими прямыми обязанностями, прекращай играть в старосту, пиши заявление и езжай домой.

Готовое сорваться возражение утонуло под весом этих слов. Как бы жёстко это не прозвучало, она где-то права. Может быть если бы она сказала это не с таким пренебрежением, я бы даже поблагодарила ее за совет.

Но теперь ничего не оставалось, как в воскресенье пойти на отработку вместо Прионы. Так как найти девушку, чтобы поговорить с ней, я не смогла.

Возвращалась я поздно. Несмотря на все происшедшее, на кухне мне понравилось – тепло, приятно пахнет. Все, что я должна была делать, это почистить картофель. Так, кроме всего прочего, меня еще и накормили.

При выходе из Академии почувствовала что-то неладное. Но за весь день я так устала, что просто проигнорировала свою интуицию, а зря. Стоило спуститься, как на меня что-то полилось. Вязкое и неприятно пахнущее. Со стороны послышались смешки.

– Вот теперь ты в своей стихии, – Приона, поняла я по голосу.

– Надеюсь, на кухне тебе понравилось, деревенщина? – говорит Зара, воздушница и одна из подруг Прионы.

– Уверена, она в восторге, – поддержала вторая из ее подпевал.

– Там тебе и место, – сказала Приона и не спеша пошла в сторону общежития.

Я тоже спешила туда. Но теперь… Видеть никого не хочу! Против воли из глаз потекли слезы. Развернувшись, пошла в противоположную сторону от общежития. На пути встретилась конюшня. Да уж, я очень хорошо впишусь в местный антураж. Но здесь сейчас тихо и спокойно. Как раз то, что мне нужно. За время пути слезы высохли, и я смогла спокойно осмотреться. Зверинец просто огромный. Я не спеша прохаживалась между стойлами, заглядывая иногда внутрь.

Больше всего меня привлек последний загон. Он стоит словно отдельно ото всех и в самом темном углу. Я заглянула внутрь. Темнота, ничего невозможно рассмотреть, может, здесь никого нет?

Осмотрелась, нет ли кого-то поблизости. Убедившись, что я здесь одна, открыла засов и прошла внутрь. Дверь оставила приоткрытой.

Здесь точно кто-то есть. Я кожей ощущаю изучающий взгляд на себе. Если меня кто-то просто спросит, чем я думала, заходя сюда, не смогу ответить. Просто мне стало любопытно, кто же прячется там в тени. Опасности он не несёт, её я бы сразу ощутила. Поэтому неспешно, но без страха, сделала несколько шагов вперёд. И я уж никак не ожидала, что тот, кто еще несколько секунд назад не выказывал никакого любопытства, вдруг кинется на меня. От неожиданности отшатнулась, толкнув дверь. От удара она захлопнулась, и я услышала щелчок. Кажется, я только что закрыла себя здесь. Попыталась протянуть руку сквозь прутья и поднять крючок. Но ничего не вышло. Бросив напрасные попытки, прижалась головой к прутьям и тяжело вздохнула. И Алана на помощь не позвать. У него сегодня охота. Он и так целую неделю не оборачивался. Поэтому тревожить его я не хочу.

– Сегодня явно не мой день, – и, вопреки настроению, я засмеялась. Видимо, накатывает истерика.

За спиной послышалось ржание. Я, все ещё улыбаясь, обернулась. Посмотрела на того, кто меня напугал. В нескольких шагах от меня стоит… конь?

– Значит ты мой сегодняшний сосед?

Животных завтра утром придут кормить, значит, меня в любом случае спасут. Останется только ждать. Очень надеюсь, что мой сосед не затопчет меня, когда я буду спать.

Конь сделал шаг ко мне, но, видимо, унюхав, как от меня воняет, замотал головой и отступил на несколько шагов назад.

– Что, не нравится? – улыбка стала печальной.

Конь чихнул в мою сторону и взмахнул крыльями. Стоп! Чем? Присмотрелась. У него действительно есть крылья. Значит вот, кого здесь держат! Пегаса! Меж тем это волшебное животное решилось подойти ближе ко мне. Но, не дойдя пары шагов, он снова чихнул.

Мне стало обидно. И за то, что я в такую ситуацию попала, и за то, что даже пегаса от меня воротит.

– Почему они так со мной? Что плохого я им сделала? Ведь хотела, как лучше… – слезы полились из меня рекой.

Вон, даже пегас, и тот ржет надо мной… Умиротворение ночи рассеивало мое тихое хныканье. Пегас замолчал. Я не слышала, как он подошёл ко мне. Только почувствовала, как к моему плечу прижалось что-то теплое. Посмотрев на удивленную морду пегаса, погладила ее. Тот даже не шелохнулся. Только с сомнением наблюдал за движением моей руки. Через полчаса я лежала на полу, поглаживая прилегшего рядом пегаса. Он не возражал, даже когда я стала перебирать пёрышки на его крыльях. Но все хорошее рано или поздно заканчивается. Вот и нас прервали. Дверь в стойло открылась.

– Кто здесь? – спросил знакомый голос.

Я молчала. Мужчина, ничего не говоря, зажег свет, который ударил по глазам и заставил зажмуриться.

– Адептка Блоу?

– Магистр Фримонт? – в ответ спросила.

– Что ты здесь делаешь? – перешел он на «ты», никак от шока после увиденного.

– Сижу, – ответила ему. Магистр обвел взглядом пространство.

– Почему здесь?

– Дверь захлопнулась.

– Понятно. А как ты зашла сюда?

– Открыла и вошла, – тихо сказала ему. Не люблю оправдываться.

То, что здесь пегас – очень интересно и необычно. Их невозможно поймать и удержать силой. Очень свободолюбивые. Несмотря на свой нежный и безобидный вид, они сильные и жестокие. То, что меня не затоптали в первые же секунды появления здесь, это действительно чудо.

– Адептка, отойдите от него, – словно с маленькой заговорил магистр.

– От кого? – осмотрелась, – от пегаса?

– Да, от него, – раздражённо сказал Магистр.

От его голоса пегас проснулся и скосил взглядом в сторону. Его голова находится на моих коленях, поэтому мне все прекрасно видно.

– Катарина, отойдите вы наконец от Бэлиала! Он может навредить вам! – не выдержал магистр моего бездействия. Сам он оставался на месте.

– Вы о пегасе? – не сразу поняла я, о каком Бэлиале речь. Пегас, услышав свое имя, протестующе фыркнул.

– Адептка Блоу, – снова перешел он на официальный тон, – нам нужно поговорить. Я хотел завтра вызвать вас к себе, но раз мы встретились сегодня, прошу, пройдемте в мой кабинет.

Декану я отказать не посмела. Хоть глаза уже закрывались и казалось, что сил ни на что не осталось, пришлось повиноваться. Я попрощалась с Бэлиалом и пошла за Фримонтом. Пегас недовольно заржал мне вслед. Шли мы недолго, магистр открыл портал в свой кабинет и, пропустив меня вперёд, сам шагнул следом. После моего последнего посещения ничего не изменилось.

Я осталась стоять на месте, не решаясь сесть без разрешения. Да и вымазывать обивку кресла не хочу. Посмотрела на свою грязную одежду и ахнула. Она оказалась чистой! Это магистр помог? Меж тем он подошёл к шкафу и, достав оттуда чашки и печенье, поставил все это на стол. Он предложил мне сесть и пододвинул ближе ко мне одну чашку. Я обняла ее обеими руками. Решила не отказываться. Зачем, если так настойчиво предлагают, да и проголодалась я за то время, что провела с Бэлиалом.

– Теперь можно и поговорить. Как учеба? – спросил он.

Будто сам не знает. Я лично отправляла ему недельный отчёт, как он и просил.

– Хорошо, – ответила.

– Катарина, не в моих правилах вмешиваться в жизнь группы, но позволь дать тебе совет. Я наблюдал за тобой.

Я насторожились. Неужели дядя попросил, чтобы магистр следил за мной?

– Чего ты так всполошились? – спросил он, – это моя прямая обязанность, как декана. Так вот, ты слишком мягкая с группой.

– Я не понимаю, о чем вы, – не подымая головы, ответила.

– Все ты понимаешь! Ты хочешь, быть им мамочкой и другом, а должна стать капитаном и предводителем. Послушай, я не знаю, почему ты поступила именно на этот факультет, у каждого своя история. Но выслушай дельный совет, прекращай вытирать им сопли! – От резкого тона я вздрогнула, такой быстрый переход от доброго дядюшки к строгому магистру у него получился. Посмотрела ему в глаза.

– Я никому не вытираю сопли. – говорю.

Вышло резче чем хотелось.

– Я в курсе всего, что происходит на моем факультете. И то, что я увидел за эту неделю, ничем другим, кроме как неуважением, не назовешь, – с сочувствующей улыбкой сказал он.

– Магистр, я не понимаю к чему вы клоните, – продолжала я гнуть свою линию, невозмутимо попивая чаёк.

Но больше всего мне хотелось вылить его магистру в лицо. Он сам поставил меня в такое положение, а теперь делает вид, что ему жаль меня. Но он не дождется моих признаний. Последнее, что я сделаю, чтобы справиться с группой, это пожалуюсь декану. Да я даже Фриде с дядей не говорила о моих отношениях с группой. Мало того, они все еще уверены, что я учусь на теоретическом. Беса, который должен был следить за мной, я до сих пор не видела.

Я уж было понадеялась, что дядя случайно отправил его в другую Академию. Пока не услышала как девочки наши обсуждали нового преподавателя и что он сейчас на практике со старшими курсами. Фрида теорию подтвердила. Ошибки, что смогла бы облегчить мне жизнь, не произошло.

– Что ж, видимо, я в тебе не ошибся, – заговорил декан.

Я снова не поняла его фразу.

– Но хочу предупредить, браслет не снимается. Если кто-то захочет стать новым старостой, то ему придется сначала убить тебя, – с улыбкой закончил он.

Это он меня так поддерживает, видимо. Спасибо! А я так переживала! Теперь-то мне бояться нечего. Если меня убьют, то похоронят со всеми почестями. Все-таки была старостой целую неделю! Может, ещё и цветочки положат на могилку. Хоть один. Ромашку.

– Спасибо, магистр. Буду знать. Я могу быть свободна? – спросила, отставляя пустую чашку в сторону.

– Конечно.

И, когда я уже была возле двери, он серьезно добавил.

– Адептка, сила не всегда самое главное. Можно победить противника, не вступая с ним в драку. Главное знать правила, по которым вы играете.

Ничего не ответив, я вышла. Странные слова. Может, он мне таким образом хочет помочь? Правила, по которым играем. Какие могут быть правила в Академии? И тут меня осенило. Ну конечно! Устав Академии. И я побежала в библиотеку. Но вспомнив, что уже поздно и все давно закрыто, пошла в свою комнату. Нужно отдохнуть перед новой неделей.

Перед сном потянулась к Алану. Открылась. Меня накрыло волной азарта и жажды погони. Вот поэтому и не люблю с ним связываться в такие моменты. Поняв, что он здоров и невредим, я уснула.




Глава 5


Я сидела в своем кабинете под столом и давилась слезами. Стол хороший, крепкий и закрытый. Если кто-то зайдет в кабинет, меня не увидит. В этот момент я чувствовала себя самой несчастной из всех живущих в этом мире. Это минутная слабость, но мне она так необходима!

Что же загнало меня под стол? Приона.

Сегодня она снова отличилась. В который раз не явилась на пару и на мое замечание только презрительно посмотрела и послала меня, ее словами, «в ту дыру, из которой я вылезла и там командовать». И нужно было такому случиться, но именно в этот момент возле нас проходил магистр Фринот. Он все прекрасно услышал и нет, чтобы пройти мимо. Он подошёл к нам и сделал Прионе жёсткий выговор. Она покраснела, я думала, от стыда. Но когда магистр назначил ей отработку и ушел, я поняла, что девушка в бешенстве.

– Ты за это поплатишься, – зашипела она не хуже змеи.

Но причем здесь я, так и не поняла. Это Приона прогуливала, а виновата я? В тот момент не придала должного значения ее словам.

Вечером после душа, как обычно, подошла к зеркалу, чтобы расчесать волосы. Сняв полотенце с головы, застыла в немом ужасе. Первые мгновения не поняла, что с моими волосами. Они собрались в несколько прядей, словно я не мыла их несколько лет. А наощупь оказались липкими и неприятными. Кинулась их отмывать, но ничего не помогло. Только хуже сделала.

Это Приона, отчётливо поняла я. И, кажется, непонятное зелье они добавили в маску для волос. Если бы это был шампунь, то волосы были бы укрыты непонятной пленкой от корней.

Я смотрела на свое отражение, пытаясь понять, за что? Волосы, которыми я гордилась, которые так любила перебирать мама в детстве. Я никогда их не стригла. На глаза навернулись непрошеные слёзы. Не стала их останавливать.

Пошла к столу за ножницами и с остервенением стала отрезать слипшиеся пряди. Волосы, что раньше были ниже поясницы, сейчас еле доставали до плеч.

Я тяжело дышала. Словно не волосы резала, а бежала несколько километров без отдыха. Смотрела на свои отрезанные волосы и рыдала.

Вот так я и оказалась под столом. Слезы высохли давно высохли, а я вспоминала последние две недели.

Устав Академии я взяла на следующий день после разговора с магистром. Потратила на его изучение несколько ночей.

Устав утвержден ещё с основания Академии и не менялся. А тогда боевые маги были основной боевой силой и главным в их обучении была дисциплина. Нарушители за малейшую провинность строго наказывались. Я вычитала много чего интересного, но применять это не решилась. Решила, что справлюсь своими силами.

Но с каждым днем я все чаще стала вспоминать что прочла и слова магистра о том, что группе нужен командир, а не мамочка.

Но что я могу дать? Магией не владею, великим магом мне не стать. В замке у дяди я занималась немного физической подготовкой и училась владеть оружием. Поэтому на занятиях по физподготовке я сильнее девушек и даже некоторых парней. Но если меня поставят против того же Останиэля, я и минуты не смогу выстоять. Всего несколько его движений, разбавленных моими попытками достать эльфа, и я снова лежу на земле лицом вниз. Унизительное положение, но самое паршивое – это смешки со всех сторон в этот момент.

Я решила стать лучшей в теории, на память никогда не жаловалась. Но и здесь мне не сравниться памятью с драконами. Поэтому каждую лекцию мне приходится заучивать наизусть. И это дало свои плоды. По успеваемости я стою наравне с лучшими из группы, и даже удостоилась уважения некоторых преподавателей. О них рассказ отдельный.

В основном пары у нас теоретические, общеобразовательные, и ведут их женщины. Раньше я думала, что, в случае чего, могу рассчитывать на помощь преподавателя, если не буду успевать с рефератом или проблемы с группой помешают учебному процессу. Они ведь, как женщины, должны меня понять. Но как же я заблуждалась! Послабления они сделали только в первые дни. Дальше все было жёстко и строго по регламенту.

Если кто-то опоздал – виновата староста. Если кто-то хамит – виновата староста. Если кто-то не сделал домашнее задание – снова моя вина. Оказывается, я и это должна контролировать.

За каждую провинность минусуют баллы. Один пропуск пары – минус один балл, опоздание – минус полбалла. Хамство или неповиновение приказу преподавателя – минус пять баллов. Завалил контрольную – минус десять баллов. Не явился на неё – минус пятнадцать баллов.

В конце семестра за предмет можно получить максимум сто баллов. Но если хоть по одному из предметов ты наберёшь минус пятьдесят – тебя исключают. Минус двадцать пять – отправляют на комиссию по отчислению. Тогда у тебя ещё есть возможность все исправить.

Из группы несколько адептов были на грани отчисления, но я чуть ли ни на коленях просила дать им шанс исправится. И теперь спрашиваю себя: зачем?! Зачем мне все это? Почему я должна терпеть неблагодарность в ответ на мою доброту? Что мне делать дальше? Биться головой о стену, чтобы меня заметили? Уверена, это подействует, но вряд ли после такого меня начнут уважать. Может бросить все и уйти? Уехать домой, поступить в Академию, о которой говорил дядя. Там все меня знают, все знают его, и никто не посмеет издеваться. Но тогда зачем я с таким остервенением выгрызала себе свободу выбора? Выходит, все, что я сделала – зря?

Я подняла голову к потолку, точнее к крышке стола, в поисках ответа. И заметила какую-то затертую надпись. Присмотрелась, но слов не разобрала. Под столом темно, а свечи у меня нет. Взяла на столе листок и карандаш. Приложив лист к крышке, зарисовала место надписи. Буквы послушно легли на лист.

«Самое высокое наслаждение – это сделать то, чего, по мнению других, вы не можете сделать.»

Я несколько раз перечитала эти строки. Слезы высохли, появились вопросы. И самый первый – кто это написал и почему под столом? Неужели кто-то так же, как я, прятался под ним в глупой надежде, что проблемы здесь его не достанут? Но эти мысли сменились на новые. А именно, осознание правоты этих строк. Я так погрузилась в мысли и планы, что неосознанно сжала кулаки и помяла листок. Спохватившись, села за стол и разгладила его. Самое высокое наслаждение… Хочу ли я получить его? О, да! И ещё больше желаю посмотреть на лица тех, кто в меня не верит. А это практически все, кроме Алана и, кажется, магистра.

Запустила руку в некогда длинные волосы.

А может, хватит мне быть жертвой?

Отложив в сторону помятый листок, взяла чистый лист, ручку. Кое-как собрав волосы в хвост, приготовилась писать. Сделаю то, что должна была уже давно.




Глава 6


На следующее утро я стояла в зоне отдыха лицом к картине и ждала, когда моя группа соизволит явиться на обязательное собрание понедельника. Никто на него не спешил. Большинство сразу пошло на выход из этажа, но, встретившись с невидимой преградой, стали возмущаться. Алан тоже был не в курсе событий последнего дня. Поэтому всем ничего не оставалось, кроме как занять свои места на диванах. Не оборачиваясь, подождала, пока они усядутся. Но и сейчас вместо тишины они весело переругивались и смеялись.

– Может, нам наконец расскажут, почему мы сидим здесь? – первой не выдержала Приона.

Я медленно обернулась и, соединив руки за спиной, посмотрела прямо ей в глаза.

Я стояла перед ними в обтягивающих кожаных штанах и белой рубашке – форма боевиков, которой большинство пренебрегало. Хотя по уставу должны носить ее в обязательном порядке. Единственные, кто оделся правильно, были я, Алан и, что неудивительно, драконы. Кому, как не им знать и соблюдать правила родной Академии, названной в честь их предка.

– Может прекратим молчание и начнем собрание? – заговорил стихами Алан, видимо, с целью разрядить обстановку. У него не вышло.

– Я собрала здесь всех, чтобы донести до вашего сведения некоторые изменения в расписании и студенческой жизни.

Всеобщим вниманием завладеть не удалось.

– Но, для начала, хотелось бы уделить несколько минут вашим поступкам, – сдержалась, чтобы не скривиться от своих слов. Говорю, как грозная мамочка.

– Меня не устраивает, как вы себя ведете.

Я прошлась взглядом по конкретным адептам. Они не впечатлились.

– И если бы только меня. Многие преподаватели чаще всего делают замечания именно из-за вашего поведения. Вы прогуливаете пары, хамите магистрам…

– Если ты собрала нас здесь, чтобы …– перебила меня Приона, но я не дала ей договорить.

– Попрошу не перебивать меня! – прорычала я.

Не ожидала от себя, но именно она довела меня до такого состояния.

– О тебе речь пойдет отдельно. В общем, – я собралась с мыслями, – мне надоело.

– Знаешь, нам тоже надоело сидеть здесь не понятно зачем, – высказался один из драконов.

– Я пыталась наладить с вами отношения.

Тот же дракон снова захотел высказаться, но я так на него посмотрела, что бедолага подавился своими словами.

– Я могла смириться с вашим отношением ко мне, как к старосте, хоть оно и неприемлемо.

– Да какая ты староста? – не выдержал Останиэль.

– Но то, что вы игнорируете преподавателей, я стерпеть не могу.

– Это потому, что тебя потом заставляют вместо нас кастрюли чистить? – ехидно спросила Приона, – Извини, но что поделать, если ни на что другое ты не пригодна.

«Алан, оставь её мне!» – дала мысленный приказ оборотню.

Он уже еле сдерживал себя от того, чтобы растерзать говоривших. Но я напомнила ему о данном ранее обещании.

– Мне надоело прикрывать вас перед преподавателями, поэтому с этого момента на мое покровительство можете не рассчитывать.

По помещению пронеслись смешки. Другой реакции я от них и не ожидала. Даже всегда серьезные драконы заулыбались. Алан снова мысленно предложил помощь, но я отказалась.

«Я должна справиться сама», – сказала больше для себя, нежели для него.

– Да что с тебя можно взять? – снова заговорила Приона, – Человек без капли магии.

Уголок губ приподнялся в улыбке. Видимо, не все они ознакомились с уставом. Да я бы сама о нем не подумала, если бы не декан. Я решила не обращать внимание на их слова.

– Поэтому отныне все личные вопросы будете решать через нашего декана. О том, что хотите обои в комнате поменять, или что вам нужно особое меню без мяса.

Да, я и таким занималась.

– Теперь организационные вопросы. Так как пропуски сильно влияют на успеваемость некоторых адептов, я приняла решение. С этого дня для нашей группы введен комендантский час. В десять все должны быть в своих комнатах.

Реакция не заставила себя долго ждать.

– Да кто ты такая?!

– Да как ты смеешь!?

– Ты знаешь, кто мой папа?!

Обрушилось на меня со всех сторон. На последний вопрос я всё-таки решила ответить.

– Мне плевать на то, кто ваши родные.

Повысила голос, чтобы меня все услышали.

– Поступив сюда, мы все стали адептами и по своим правам равны. Идём дальше. Если вы ослушаетесь приказа и в назначенное время вас не будет в своей комнате, войти в неё вы не сможете без разрешения моего личного, нашего декана или ректора. Если в назначенное время вы будете в комнате не одни, вашу спутницу или спутника выкинет из комнаты.

Уточнять то, что выкинет их в кабинет декана, нашего или других факультетов, в зависимости от того, с какого факультета адепт, я не стала. Да и сам магистр не в курсе, что портал на перемещение настроен на деканов.

– Магическая защита была установлена вчера вечером.

Хорошо, что я застала нашего декана вчера и вышло все сделать быстро. Когда я к нему шла с исписанными листами прошений, не знала, чего ожидать. Он ведь мог просто их порвать и кинуть мне в лицо. Но вместо этого магистр, пробежав взглядом по написанному, лишь довольно хмыкнул и без вопросов поставил свою подпись. И, кроме всего прочего, он слишком спешил и не заметил несколько интересных моментов. Одна копия документов лежит у него в столе, вторая висит на нашем этаже на доске объявлений. Я заранее позаботилась о том, чтобы никто не смог ее снять или испортить. Посмотрела немного вправо, где на стене висит фанера, гордо именуемая доской объявлений, на ней-то и трепыхается листочек с приказом рядом с расписанием.

– Ты не имеешь на это права! – раздалось со всех сторон. Громче всех возмущалась Приона. Я указала взглядом на лежащую посреди стола книгу.

– Устав Академии Бэльмиона Великого. Пункт восемь, часть третья. Сразу после обязанностей старосты. Можете ознакомиться на досуге.

На моем лице не дрогнул ни единый мускул.

– Могу продолжать?

Все только недовольно сопели. Лишь Алан все время улыбался.

– Несколько слов о расписании. Теперь каждое наше утро будет начинаться с пробежки. И пока вы не начали возмущаться, пункт четвертый десятой части, – набравшие воздуха одногруппники шумно выдохнули и с опаской покосились на книгу, – пробежка начинается в пять.

Девушки заахали, правда на этот раз тихо. Прогресс налицо. И все также косятся на Устав Академии. Я же продолжила.

– После пробежки разминка. Наш глубокоуважаемый преподаватель по физической подготовке, Априколь… – теперь девушки затаили дыхание, может быть решили, что он запретил мне проводить тренировки, во всяком случае, их взгляды кричали об этом, – предлагал включить в утреннюю программу упражнения из боевой подготовки, но я решила, что на первое время нам хватит и этого.

Девочки слаженно выдохнули.

– Многие из вас могут проигнорировать утреннюю тренировку. Но магистр Априколь так воодушевился моей идеей, что предложил выход из такой ситуации. За каждый пропуск тренировки, если они, конечно, появятся, вам будут начисляться штрафные круги во время пробежки на его предметах.

Я ждала новой волны негодования, криков и упрёков, но ее не последовало. Все смиренно сидели и сверлили меня взглядом. Хорошо, что у меня есть амулет с защитой от проклятий и сглаза.

– Если у вас есть уважительная причина для пропуска пробежки, штрафы не начисляются, – девочки зашевелились и стали активно перешептываться, – Но для этого у вас должна быть справка от декана, ректора или целителя. Вторая новость касательно формы. Теперь вы обязаны носить ее в обязательном порядке. Без нее вас не впустят в аудитории. Преподаватели осведомлены.

И очень довольны, добавила про себя. Им, как никому надоело своенравие моей группы.

– Если у вас больше нет организационных вопросов…

– Почему мы не можем выйти с этажа? – спросил один из драконов. Мириан, кажется.

– На выходе из этажа стоит защита, схожая по свойствам с той, что на ваших комнатах. Отличие в том, что она пропустит вас лишь тогда, когда наше собрание закончится.

Драконы переглянулись. Но по их взглядам я ничего не поняла.

– Вопросов нет?

– Нет, – недовольно сказала Зара, – Открывай давай свою защиту, мы на обед опоздаем.

– Ах, да! Чуть не забыла. Зара, ты можешь не спешить. Тебя отчислили.

Вот теперь тишина оглушила.

– Меня? За что? – начала нападать девушка, – Ты лжешь! Ты не в праве это решать!

– Это решила не я, – перебила начавшуюся истерику, – решение было принято на комиссии по отчислению вчера в обед.

– Ты все подстроила! – она стала наступать на меня, я даже с места не сдвинулась. Девушка поняла, что от меня ей ничего не добиться, посмотрела на своих подруг. Они слаженно отвернулись.

– А почему тогда их не отчислили?

– Приона, ты стоишь в очереди на отчисление. Астра, ещё три прогула – и присоединишься к Прионе. Никс, у тебя в запасе пять пропусков.

Теперь я смотрела на ошарашенных и немного нервных одногруппников, по лицам некоторых было видно, что они пытаются высчитать свои прогулы.

– Ты наша староста, ты должна что-то сделать! – встав, заявила Приона, – Они не могут меня исключить!

– Решение о твоей дальнейшей судьбе будет рассматриваться в эту пятницу. Уведомление пришло вчера утром и до сих пор лежит затоптанным у твоей двери.

Все синхронно посмотрели на дверь Прионы. Там виднелся белый клочок бумаги на полу.

– Неявка на собрание комиссии свидетельствует о соглашении с любым принятым решением комиссии.

– А почему мне такой не пришел? – спросила Зара. – Они не прислали мне приглашение, я не знала, что будет комиссия, я не могла прийти и отстоять свои права! Значит, решение принято незаконно!

Такому набору умных слов удивилась даже я.

– Уведомление лежало неделю у твоей двери. Никто, кроме тебя, не может к нему прикоснуться.

– Но почему мне никто не сказал? – она обвела взглядом группу и остановилась на мне.

– Ты ведь староста, ты должна была знать об этом! Почему ты мне ничего не сказала?! Это ты виновата в том, что меня отчислили!

– Не нужно перекладывать с больной головы на здоровую. В том, что случилось, только твоя вина.

От моего строгого тона Зара отшатнулась. Никогда прежде не позволяла себе так с кем-то разговаривать.

– Я несколько раз подходила к тебе и предупреждала о комиссии. Понятия не имею, чем ты меня слушала.

Зара застыла, тяжело дыша.

– На этом не самом приятном моменте считаю наше собрание закрытым.

По коридору пронесся звук лопнувшего воздушного шара. Теперь все могут расходиться, защита их пропустит. Но уходить никто не спешил. Я решила подать пример и пошла в свою комнату. Мы действительно задержались, и теперь времени осталось только схватить сумку, позавтракать и на пары.

– Ты должна… Нет! Ты обязана помочь мне! – стоило выйти из комнаты, на меня налетела Приона. В коридоре уже никого не было.

– Нет.

Ответила, не обращая внимания на пылающее от негодования лицо, как оказалось, пылало не только лицо.

– Ты не посмеешь мне отказать! – покричала она мне вслед.

– Я уже это сделала, – ответила, не оборачиваясь, а зря.

У лестницы все инстинкты завопили об опасности. Я обернулась и увидела приближающийся ко мне боевой пульсар, выпущенный, по всей видимости, Прионой. Девушка стояла, прикрыв рот ладошкой, видимо осознала, что сделала. Я не успевала убежать, да и в сторону отскочить не получится, места для маневра просто нет. Поэтому спокойно наблюдала за приближающимся огненным снарядом. Вдруг откуда-то сбоку раздаётся резкий крик. Меня кто-то сбивает с ног и ощутимо придавливает сверху своим телом. Воздух выбило из лёгких и, кажется, бок будет весь в синяках.

– Ты почему не убежала? – спросил недовольный мужской голос сверху, – решила умереть сегодня?

Выровняв дыхание, открыла глаза. На мне продолжал лежать парень, дракон из моей группы. Виранж немного выделяется среди остальных своими золотыми волосами.

– Во-первых, я не собиралась умирать. У меня есть амулет для таких вот случаев, – кивнула головой в сторону, где раньше стояла Приона. Теперь там никого не было.

– Во-вторых, может быть ты, наконец, слезешь с меня? – недовольно спросила – и так на завтрак опоздала. Не хочу прогуливать пару.

Парень встал и подал мне руку. Приняв ее, стала отряхиваться от пыли и приставших щепок. Пульсар задел поручень лестницы. Это не беда, попросить домовых и к вечеру этого уже не будет.

– Ты должна сообщить об этом.

Оказывается, Виранж продолжает стоять возле меня.

– О чем ты? – изобразив неведение, спросила я.

– Ты будешь ее покрывать?

– Не понимаю, о чем ты говоришь, – продолжила играть я.

– Я должен доложить обо всём декану, – продолжил он угрожать, спускаясь за мной по лестнице.

– Я не понимаю, о чем ты, – повторила я, – И, если решишь пойти к декану, – обернулась, заглянув ему в глаза. Парень стоял выше меня, поэтому пришлось запрокинуть голову, – Я буду все отрицать, – и продолжила свой спуск.

– Ты собираешься покрывать ее? Но почему? Она ведь покушалась на твою жизнь!

– Слушай, чего ты от меня хочешь? – спросила, продолжая спуск. Да чего ж эта лестница такая длинная! – Почему бы тебе, как и другим, не пойти и не обсудить то, что сегодня услышал? Перемыть мне косточки?

– Зачем мне мыть твои косточки? – удивился он.

Я чуть по лбу себя не треснула. Как же я забыла, что у них нет такой подруги-иномирянки, как Фрида. Решила не обращать на него внимания: ему надоест, и он сам отцепится. Не надоело. Виранж прошел со мной до аудитории, пытаясь вывести на разговор, но я упрямо молчала. Отвечала только на вопросы, касающиеся учебного процесса. Зайдя в аудиторию, поспешила сесть за парту. Благо, я сижу на первом ряду, а он на предпоследнем. Но и здесь меня ждало разочарование. Вместо того, чтобы сесть на свое место, он сел за мной с Аланом. У меня он больше ничего не спрашивал, но его взгляд всю пару жег мне затылок. Приона на паре так и не появилась.




Глава 7


Первые дни были относительно спокойными. Кажется, меня не восприняли всерьез. Они пренебрегли моими словами. Но проблемы не заставили себя долго ждать. Особенно, когда мои одногруппники поняли, что я не шутила. Ни по поводу утренних тренировок, ни по поводу введения комендантского часа.

А все началось с того, что утром ко мне стали стучать. Вставать с теплой нагретой кровати было лень, да и не ждала я никого. Поэтому решила игнорировать все посторонние звуки. Посетителю скоро надоест колотить мою дверь, да и на тренировку через час. Но пришедший не унимался.

– Я знаю, что ты здесь, Блоу! – прокричал до боли знакомый голос Прионы.

И что ей понадобилось от меня с утра пораньше? Я вообще удивлена, что она встала в такую рань. Промычав что-то из своего укрытия, продолжила спать, ещё сильнее замотавшись в одеяло.

– Ты! – громкий стук, кажется, ногой, – ты не имеешь права! Поняла? Кто ты такая, чтобы запрещать нам общаться?

Не поняла, когда это я такое запрещала?

– Ты знаешь, в какое положение ты меня поставила, когда… – девушка замолчала, а я оторвала голову от подушки. Вот это уже интересно.

– Да он ведь перенесся прямо к декану! – продолжила вопить она.

Так у нас есть первая жертва? Отличненько! Я мысленно потирала руки. И ведь это только начало. Если честно, не ожидала, что первой окажется Приона. Она ведь из благородных. Или она решила, раз ее скоро исключат, отгулять напоследок?

– Ты за это поплатишься! – повторила она, – Выйди и посмотри мне в глаза! Или ты боишься? Наша староста трусиха!

Прокричала она очень громко. Не удивлюсь, если ее услышало все общежитие.

Думаю, пора поставить её на место. Поднявшись, и даже не взглянув на себя в зеркало, пошла к двери. Резко открыла и посмотрела прямо в глаза Прионе.

– Надеюсь, у тебя есть более веская причина будить меня раньше времени, чем то, что не удалось переспать с каким-то парнем, – сказала хриплым ото сна голосом.

Приона, пылая гневом, тяжело дышала. Она смотрела на меня с вызовом и негодованием. Ух, как глаза сверкают. Я зевнула, прикрыв рот рукой.

– Да как ты… – словно задыхаясь, сказала она. Но девушка быстро взяла себя в руки.

– Ты не имеешь права ограничивать нас. Ты не имеешь права устанавливать свои правила здесь!

– Согласно уставу Академии, часть третья восьмой статьи… – прислонившись к косяку двери, стала повторять я.

Глаза сами собой закрылись. Вчера я до вечера делала домашнее задание. А все потому, что задержалась у Бэлиала. Давно его не навещала, и пегас соскучился.

– Закрой рот! – перебила меня Приона.

От такой наглости глаза сами собой открылись, а от поднявшегося изнутри раздражения сонливость ушла насовсем.

– Я читала устав. Там ничего об этом не сказано!

– Бедная, ты ещё и читать не умеешь? – сочувствующе спросила, смотря на неё.

– Тогда понятно, почему ты так переживаешь из-за комендантского часа. Это ведь перекрывает тебе возможность затянуть к себе в постель кого-то побогаче и к концу семестра выскочить замуж.

Из-за спины Прионы послышались смешки и перешептывания. К нам присоединилась вся группа? Так и есть. Приона своими криками перебудила весь этаж. Но я говорила негромко, поэтому меня слышали только те, кто стоит ближе всего. Остальным тоже интересно, вот из-за этого и шепот.

– Ты паршивая дрянь! – разозлилась ещё сильнее Приона. Вот её всем было отлично слышно.

– Если не уберешь свои артефакты, я пойду к ректору! – победно заявила она.

– Говорю первый и последний раз. Мне плевать, кого ты не смогла трахнуть сегодня ночью.

В коридоре поражено замолчали. Да и Приона не смогла ничего мне ответить на такую грубость. А меня просто уже достало всё! Почему я должна выслушивать это?

– Ты нарушила правила. И скажи спасибо, что я не ввела систему штрафов ещё и на ночные посещения.

– Ты не можешь решать, что нам делать, – уже не так уверенно сказала она. Но за ее спиной согласно зашептались. Не всем по душе новые правила.

– Я пойду к ректору, и он выгонит тебя из Академии.

– Удачи, – спокойно сказала ей.

Приона хотела еще что-то сказать, но передумала и, развернувшись, ушла с высоко поднятой головой. Видимо, в скором времени мне предстоит знакомство с ректором, подумала я, провожая взглядом удаляющуюся фигуру. Когда Приона скрылась в своей комнате, я обратила внимание на все ещё стоявших в коридоре адептов. Они все с повышенным вниманием рассматривали меня. И что интересного они во мне нашли?

«Малыш, ты бы хоть халат накинула, прежде чем дверь открывать», – заговорил Алан.

«А что не так с моим видом?»

Я осмотрела себя. Сдержалась, чтобы не выругаться.

– Никогда голых ног не видели? – спросила у всех сразу.

А сама пыталась не покраснеть. И во всем виноват очень миленький комплект для сна. Его мне подарила Фрида. Она планировала одно время заниматься пошивом одежды, но не нашла горячего отклика в душах граждан. Поэтому и остановилась на ночных пижамах, как она сама их называла. А вот мне понравился и фасон, и удобство. Комфортная маечка на тонких бретельках и маленькие шортики совсем не ощущаются на теле. И поэтому с собой я привезла парочку комплектов. И теперь пожалела. Видя, какими взглядами на меня смотрят драконы. Особенно один из них, с золотыми волосами. Не дождавшись хоть какой-то реакции на свои слова, поспешила убраться. Надеюсь, это не было похоже на бегство.

«Малыш, ещё несколько таких вылазок и придется запираться в своей комнате на замки», – со смешком сказал Алан.

«Они все ещё стоят?» – спросила с надеждой на отрицательный ответ.

«Только златовласка. Сильно ты его зацепила.»

Спать больше не хотелось, поэтому, переодевшись, пошла на пробежку.

Я начала разминку. Через полчаса пришел Алан. Мы стали делать привычные движения. Так, вдвоем, мы занимались уже около пяти лет. Но что стало для меня неожиданностью, это появление моей группы. Ведь они продолжали в упор не видеть меня. А теперь пришли почти все. Не было только Прионы и ее подружек. Даже эльф пришел. Не сговариваясь, они выстроились передо мной. В душе я ликовала. Это маленькая, но победа. И пусть они все ещё смотрят на меня с презрением, да, есть и такие, но определенные сдвиги в отношениях видны. Я дала команду на несколько кругов, после них разминка и на сегодня достаточно.

– Малыш, ты делаешь успехи, – обняв меня, сказал Алан.

– Знаешь, я совсем не ожидала, что они все придут.

– Ты их впечатлила своим появлением, – засмеялся парень.

Сзади раздались смешки. Кто-то бессовестно нас подслушивал. Ударив Алана в плечо, поспешила в свою комнату. Пары ещё никто не отменял.




Глава 8


Я была права. Уже на третьей паре произошла моя встреча с главой Академии. Меня вызвали прямо с пары и под прицелом доброго десятка взглядов я вышла из аудитории.

Кабинет ректора находится на третьем этаже, пара шла на втором. Карта в браслете помогла быстро найти нужный кабинет и я, постучавшись, вошла. Сразу заметила, что мужчина в кабинете не один. Ну кто бы сомневался, Приона и ее группа поддержки минус одна.

– Добрый день, – поприветствовала я ректора.

За столом в центре кабинета, откинувшись на спинку своего кресла, сидит мужчина лет тридцати пяти. Дракон. Русые волосы, широкие плечи, квадратный подбородок и темно синие глаза. Мелькнула мысль, что я его уже где-то видела. Но она быстро пропала.

– Добрый день, – ответил ректор и замолчал.

Понять, что он думает, по его каменной физиономии нет возможности. Постояв в тишине минут пять, не выдержала. Без разрешения подошла к свободному стулу, что напротив ректора, и села. С такого ракурса я вижу и ректора, и притаившихся в углу девушек.

– Деревенщина…

– Вы только посмотрите…

– Сейчас ей… – зашептались они.

– Могу я узнать причину, по которой меня вызвали? – спросила у ректора.

– Я так полагаю, вы адептка Блоу. Староста этих девушек – не спросил, а констатировал он.

Зашел издалека.

– Так точно, магистр Демпшир. Но я всё ещё в неведении, почему я сейчас не на парах.

Девушки поражено замолчали. Лицо ректора ещё больше окаменело. Если такое возможно.

– Адептка Зальнург, – обратился он к Прионе, – объясните суть вашей проблемы.

– Я-я-я… Она… – такая разговорчивая с утра, сейчас и слова связать не может.

– Очень познавательно, – прокомментировала я, – но, простите, у меня есть более важные дела.

– На данный момент самым важным делом для вас будет то, что я скажу, – тихо, но безапелляционно заявил ректор.

Я прониклась, но не испугалась. Это он дядю моего не видел, когда тот на Алана орал. А вот девчонки от голоса ректора вздрогнули.

– Давайте я коротко объясню вам возникшую проблему, – заговорил он, приняв более подходящую позу для разговора.

– Адептка Зальнург утверждает, что вы установили на своем этаже комендантский час. Внесли изменения в расписание, добавив утреннюю тренировку.

– Все так и есть, – подтвердила я.

– А ещё она форму заставляет носить, – воскликнула одна из девушек.

На неё зашипели с двух сторон. И только потом она поняла, что сказала. Ректор так посмотрел на нее, что девушка вжалась в кресло, пытаясь казаться более незаметной. Кстати, форму-то они надели. Для встречи с ректором так расстарались?

– И это тоже правда, – заговорила я.

– О форме отдельный разговор. Вы, адептки, – тяжёлый взгляд в сторону притихших девушек, – в обязательном порядке должны носить форму. Это касается всех учащихся.

Взгляд на меня. Я продолжаю сидеть с невозмутимым видом, разглаживая несуществующие складки на своей рубашке.

– Теперь что касается вас, адептка Блоу, – я подняла взгляд на ректора. – По какому праву вы решаете такие вопросы? Почему я не в курсе этих изменений?

Не могу понять, что его огорчило больше. Что его в известность не поставили или то, что я вообще взяла на себя смелость решать такие вопросы. Почувствовала торжествующе взгляды девушек.

– Все согласно уставу Академии.

Повторила то же, что и своей группе.

– Объясните, – приказал ректор, – не помню, чтобы в нашем уставе звучали слова, которые дают вам на это право.

– В уставе сказано, что староста обязан делать все, чтобы обеспечить хорошую успеваемость группы. Я поняла, что как раз-таки в моей группе успеваемость не на высшем уровне. Много прогулов и уже один отчисленный адепт. Оценив возникшую ситуацию, я смогла понять, что их отвлекает. И всеми возможными способами попыталась устранить это препятствие.

– Почему я не был поставлен в известность?

– Когда я пришла утвердить приказ о получении и размещении нужных артефактов, вас не было на месте. Сами понимаете, дело было важное и ждать не могло. Поэтому я пошла к вашему заместителю. Магистр Фринот внимательно выслушал меня. Мои доводы ему показались разумными, и он дал разрешение на эти нововведения.

Ректор смотрел без прежней враждебности. Он, кажется, даже немного расслабился.

– Что ж, адептка. Я вас услышал. Позволите мне ознакомиться с данным документом?

– Да, конечно.

С помощью браслета отправила запрос секретарю на предоставление ему требуемого документа. Копия лежит на его столе.

– От меня еще что-то нужно?

– Нет. Можете быть свободны. Все!

Он посмотрел на притихших девушек.

Поклонившись, пошла на выход. Но Приона не успокоилась. И откуда только смелости набралась?

– Ректор Демпшир! Адептка Блоу не выполняет свои обязанности старосты!

И прищуренный взгляд в мою сторону. Выглядит так, будто она откроет сейчас страшную тайну.

– Ректор, адептка Блоу отказалась присутствовать в эту пятницу на собрании комиссии по отчислению. А там будет решаться судьба ее одногруппницы. В связи с этим, я прошу отстранить ее от должности старосты, так как адептка Блоу некомпетентна и не может справиться с руководством группой.

– Блоу, – видимо, дал мне слово ректор. Пришлось вернуться в кресло.

– Не совсем так. Я не отказалась присутствовать на собрании. Быть там – моя обязанность. Я лишь отказалась выступать в защиту адептки, которую собираются исключить.

– Объяснитесь, – потребовал ректор.

– Адептка Зельнург за прошедший месяц показала себя, как глупая сварливая девушка. Она не стремится быть боевым магом. Я считаю, что ей не место в моей группе.

– Да кто ты такая, чтобы решать, где мое место? – снова завелась Приона.

– Попрошу без дамских истерик, миссис Зальнург. – сказал ректор.

Приона успокоилась. Но все равно продолжала на меня бросать убийственные взгляды.

– Помнится мне, Вас хотели исключить ещё две недели назад, – огорошил ректор девушек, – Вы тогда ещё не явились на слушание, и ваша староста прям-таки умоляла перенести его. Не так ли, адептка Блоу? – уголок губ ректора приподнялся в подобии улыбки.

– Так, – подтвердила я.

– Что же теперь изменилось? – спросил ректор.

– Ничего. Я и тогда думала, что она выбрала не тот факультет. Это время ей было дано для того, чтобы осмыслить свой выбор и перевестись на другой факультет.

В кабинете тишина. На девочек пытаюсь не смотреть. Ректор с меня взгляд не сводит.

– Вы меня впечатлили, Блоу, – сказал он, смотря на меня, – адептка Зальнург, вы готовы озвучить свой выбор факультета? Или предпочитаете предстать перед комиссией и доказать свое право на обучение именно на боевом?

– Позвольте? – попросила я ректора. Тот кивнул.

– Я бы советовала ей перевестись на целительский. У Прионы отличные показатели по целительской магии. И недавно, как раз на том факультете, освободилось несколько мест.

– Адептка Зальнург, что скажете? – ректор улыбался.

Неужели его все происходящее забавляет? Лично я ничего смешного не вижу.

– Я согласна.

Голос Прионы прозвучал как-то сдавленно.

– Раз компромисс найден, я попробую что-то решить. Все-таки уже прошло больше месяца.

– Я уже договорилась, – вклинилась я в их диалог, обратив на себя всеобщее внимание.

– С преподавателями я говорила, они готовы дать первые лекции адептке Зальнург. Много предметов у нас общих, поэтому сложностей возникнуть не должно. С деканом целителей я уже говорила. Она готова подписать бумаги о переводе. Наш декан тоже.

Минуту на меня все смотрели, не мигая. Что именно они хотели во мне рассмотреть, я не поняла. Ну да. Побегала немного. Зато точно знаю, что Прионе там будет лучше, а мне спокойней. Приона не из бедной семьи, и выгонять ее из Академии со скандалом не хотелось бы. Зачем мне такие враги?

Ректор нас больше положенного задерживать не стал. Когда все вопросы были решены, он вежливо попросил нас покинуть его кабинет.

Я выходила последней. Но в дверях немного задержалась и под любопытным взглядом ректора подошла к нему.

– Я бы хотела попросить.

– Слушаю вас, – ректор испытующе уставился на меня.

– Я о комендантском часе. В договоре указано, что моей группе запрещается покидать пределы этажа после одиннадцати целый месяц.

Демпшир кивнул.

– Вы хотите увеличить срок введения комендантского часа?

– Что вы?! Нет!

Сказала резче, чем хотелось.

– Я бы хотела… Вы могли бы подписывать разрешения для парней из моей группы, если такие будут? Просто не хотелось бы, чтобы из-за меня у них были проблемы. Понимаете, – затараторила я, – они ведь мужчины и, к тому же, драконы…

Под проницательным взглядом ректора я смутилась и замолчала. Но, собравшись с духом, продолжила.

– Не хочу, чтобы у моей группы были проблемы ещё и из-за того, что я забыла о некоторых физиологических потребностях.

Не люблю признавать свою вину. Но я тогда действительно немного перегнула. Еще будут говорить, что моя группа кидается на все, что движется. А мы ведь первый курс, и драконы в это время очень эмоциональны. И Алану нужно на охоту ходить. Он за неделю в каменных стенах завоет.

– Позвольте уточнить. Вы просите, чтобы я подписывал все, что мне подсовывают?

– Нет.

Что за глупости? Я не это имела в виду.

– Я сама буду приносить вам заявления. Но ведь бывают случаи, когда тайны нельзя доверить даже старосте. Вы, как ректор, в курсе всего. Поэтому в подобных случаях прошу не отказывать им.

Мне самой кажется, что я прошу слишком много, и лезу слегка не в свое дело. Я пойму, если сейчас Демпшир скажет, что я многое на себя беру. Его изучающий взгляд, и долгое молчание заставляют готовиться услышать отказ.

– Хорошо, – кивнул он.

У меня камень с души упал.

– Спасибо. Я могу идти?

Мне кивнули, и я поспешила на выход. И так задержалась слишком долго. Пары уже закончились, и я надеюсь, что Алан занял мне место в столовой.




Глава 9


Демпшир

Едва за девушкой закрылась дверь, я, с помощью браслета, связался со своим другом и, в частности, деканом.

– Ты кого назначил в старосты первокурсникам? – без приветствий спросил я.

– Сейчас буду.

Пришел он быстро. Видимо, понял по моему голосу, что я шутить сегодня не намерен. Минут через десять мы перенеслись в мой дом и сидели в более комфортных условиях. Потрескивание поленьев в камине, рубиновая жидкость в стакане и хорошая компания. Что ещё нужно после тяжёлого дня? И плевать, что лишь обед. У ректора могут быть свои маленькие вольности. Хотя бы раз в месяц.

– Как слетал? – спросил Арвин.

Я поморщился.

– Вижу, все не слишком хорошо.

– От тебя ничего не скроешь. Но позвал я тебя не для этого. Ты кого на должность старосты определил?

Сидели мы напротив камина в удобных креслах. С такого ракурса нам двоим было прекрасно друг друга видно.

– Ты о ком? – спросил, будто не понимает.

– Адептка Блоу, конечно, – терпеливо разжевал я. На этом мое терпение кончилось.

– Ты с ума сошел?! Что ты устроил, пока меня не было?! Почему староста у боевиков девчонка, ещё и магически не одаренная?

Я не имею ничего против девушек, и уж тем более против обычных людей. Но поставить во главе группы, основой которой всегда была и будет магическая сила, это верх сумасшествия.

– Ты подумал о том, каково ей будет справиться с двадцатью драконами?

– Подумал, – ответил друг, отпив из своего бокала.

– Как она вообще смогла занять первое место на экзаменах? Может, произошла ошибка? Это бы многое объяснило…

– Ошибки быть не может. Она ответила на все вопросы. Некоторые из них она дополнила своими мыслями. И, знаешь, они очень интересные. Думаю, была бы у нее магия, она могла бы стать хорошим магом.

– Все равно не понимаю, как ты смог это допустить.

Я устремил взгляд на огонь, вспоминая девушку, что сегодня сидела передо мной. Друг не спешил отвечать.

– А ведь я сам хотел сделать старостой второго в списке. Но она меня переубедила.

На губах друга засияла улыбка, по непонятным причинам вызвавшая у меня раздражение.

– Неужели эта наивная девочка смогла уговорить такого опытного мага, как ты? – спросил я, скрывая раздражение за усмешкой.

– Не нужно язвить. И ты не прав. Катарина совсем не наивная девочка и она это недавно доказала, – засмеялся друг.

– С этим не поспоришь, – ухмыльнулся я.

И как она смогла до такого додуматься? Может, ей кто-то подсказал? Покосился на друга.

– Не нужно на меня так смотреть. Я сам не ожидал, что она примет такие меры.

– Но ты подписал ее прошение.

– Подписал, – скривился друг.

С чего бы?

– И теперь жалею.

– Очень интересно, – подстегнул его к продолжению.

– Эта… адептка. Закрепила портал, что выбрасывает нарушителей, на меня. И теперь всех провинившихся выкидывает в моей комнате.

На этот раз смеялся я. Долго и со вкусом. Какая умная девочка!

– Не советовал бы тебе так радоваться, – прервал он мой смех, – если количество нарушений будет больше десяти, портал автоматически перестраивается на тебя.

– Что?! Как ты мог такое подписать?

– Ну, я тогда спешил, ночь была. Понедельник, сам знаешь, что у меня есть постоянное неотложное дело.

Знаю я его дело. Сидит в одном из его домов и ждёт приезда денежного кошелька. И почему он не избавится от этой женщины?

– А тут она, прилетела, вся растрёпанная, с горящими глазами. И сует мне на подпись свое прошение. Ну я и подписал, практически не читая… Ты ведь уже знаешь, что здесь происходило до твоего приезда?

Я кивнул.

– Уже осведомлен. И не жалко тебе было её?

– На факультете боевых магов нет такого понятия, как жалость. Но ты прав: видя, что творит ее группа, я несколько раз подумывал, правильно ли я поступил.

– Но ничего не предпринимал.

– Ты лучше меня знаешь правила.

Это не правила, а скорее установленный негласный закон. Первогодки первый семестр должны сами справляться. Никто из преподавателей не имеет права им помогать или выделять кого-то. Наоборот, нужно валить их, испытывая на прочность. Боевыми магами могут быть только сильнейшие. Обычно к концу семестра отсеивается человек пять. Именно человек. Остальные расы более устойчивы к стрессам. А вот для старосты это самое адское время. Вся ответственность за группу лежит на нём. Их прогулы, плохие оценки, общая успеваемость. Все это делается для того, чтобы сблизить старосту с группой, либо чтобы убедиться в ошибочном выборе. Но ещё никогда Арвин не ошибался.

И, судя по всему, на это раз он снова оказался прав.

– Я немного помог ей, – признался он.

Вот так и знал!

– Ничего серьезного. Просто непрямым текстом намекнул на то, что ей следует ознакомиться с правилами академии. Но я никак не ожидал, что она возьмётся за чтение полного устава, а не сокращённой версии.

– Странно, что ты вообще стал помогать ей. Понравилась девчонка? Ты ведь помнишь, что отношения между преподавателями и адептами запрещены?

– Как ты мог вообще такое обо мне подумать? – вполне натурально вознегодовал друг.

– Тогда тем более не понимаю причины твоего поступка.

– Знаешь, где я нашел ее?

– На экзамене? – предположил я.

– Нет, не тогда. Недели две назад я, как всегда, шел кормить очень наглое и вредное животное. И ты ни за что не поверишь, кого я там увидел.

– Вполне могу. Первокурсники всегда пробирались в конюшню, чтобы полюбоваться на пегаса.

– Да, полюбоваться с расстояния двадцати метров от загона. А она была заперта с ним.

Я спохватился. Вспомнил, как выглядела девочка. Переломов нет, но может их залечили наши целители…

– Она рыдала, уткнувшись в гриву Бэлиала.

– Что? И он подпустил ее? Она применяла амулеты?

Он подпустил к себе обычного человека? Да эта тварь магическая даже меня не всегда подпускает!

– Ничего такого я не почувствовал, – ответил мне друг, – даже не могу сказать, что я испытывал, страх или удивление. А в каком она была виде! Перед этим ее немного искупали в странно пахнущей жидкости.

– По твоим интонациям смею предположить, что ты знаешь, кто это сделал, а жидкость эта действительно запоминающаяся.

– Правильно понимаешь, – скривился он, – именно тогда я посоветовал ей ознакомиться с уставом. После того, как подчистил ее одежду. Сомневаюсь, что она смогла бы справиться с этим заданием без магии.

– Ты пользовался магией возле пегаса? А ты не подумал, как это повлияет на магический фон?

Я всякого от друга ожидал, но ради какой-то адептки нарушить правила…

– Я не настолько глуп, – прервал он меня и, кажется, обиделся, – я позвал ее к себе в кабинет.

– В свой кабинет? Ночью? Когда кроме вас в Академии никого не было?

Не знаю, отчего стал заводиться. Даже думать не хочу, чем они там занимались.

– Умерь свой пыл, дружище. Мы только говорили.

– А ты бы хотел большего? – вопрос вырвался прежде, чем осознал это.

Какая мне разница, в конце концов?! Но почему-то очень хочу услышать ответ на свой вопрос.

– Ты ведешь себя странно, – прокомментировал мое поведение друг.

Я и сам это прекрасно понимаю. Видимо, поездка вымотала меня сильнее, чем я думал. Так и сообщил другу.

– Или дело в девушке, – словно мыслит вслух Арвин.

– Что за глупые мысли? Не думаешь ведь ты, что я сам хочу…

– Нет, – моя реакция позабавила его. Хоть кому-то здесь смешно. – Ты не поверишь, но я сам это чувствую.

Что он чувствует? Внутри возросла волна недовольства и… ревности?

– И я даже могу предугадать, что ты чувствуешь. Ревность.

– Ты ошибаешься, – уверено ответил я, откинувшись в кресле.

– Да? Странно, я думал, раз ты сильнее, ты ощутишь это быстрее, чем я.

– Что я должен был ощутить? – все также расслаблено спросил у него, внутри напрягаясь.

– Притяжение, странную потребность защищать ее. Не знаю, как ещё это описать, – закончил он, нервно ставя стакан на стол.

– Значит вот, что ты чувствуешь к ней? – спросил я.

Арвин посмотрел на меня и улыбнулся.

– Ты тоже.

Не вопрос, констатация.

– Да, – признался себе, – но, кажется, это что-то большее, нежели постоянная потребность ее защищать. Что-то более глубокое.

– Я тоже так сперва подумал, – улыбнулся он.

Захотелось стереть эту улыбку с его лица. Сжал руки в кулаки, чтобы не поддаться соблазну. Да что со мной происходит?!

– Я надеюсь, ты себя так с ней не вёл.

Сам все это время наблюдал за своей реакцией. Я отрицательно покачал головой.

– И это ты ещё их тренировок не видел, – странно хмыкнул друг, – и не знаком с ее братцем.

– А с ним что не так?

– Странный тип. Вроде как ее двоюродный брат, но ведёт себя совсем не по-братски. Эти их постоянные обжимания. То за талию обнимет, то в лоб поцелует.

Я зарычал, представив эту картину. И подавился собственным рычанием, осознав это.

– Это странно – описал я и свое поведение, и поведение этой парочки. – Нужно узнать о них побольше. Кто такие, откуда приехали, кто их родители. В общем, все!

– Будет сделано, – кивнул друг.

Этот точно сделает. Как-никак, первая ищейка империи. Пусть и в прошлом. Но кому, как не мне знать, что бывших ищеек не бывает. Ведь в управлении мы с ним и познакомились. До того, как я стал ректором.




Глава 10


Стоило мне отойти от кабинета на приличное расстояние, как меня настиг сюрприз. Точнее, три сюрприза в виде Прионы и ее подружек. Оценила ситуацию. От кабинета я отошла недалеко, но назад точно не вернусь. Нужно решать проблему, а не бегать от нее. Девушки безвредны. Разве что Приона, как единственная обладательница магии. Девушка, словно поняв, что я о ней подумала, сделала шаг вперёд. Я сдержалась, чтобы не отступить. Пристально посмотрела на нее.

– Катарина, я… – Приона замешкалась, а я мигом растеряла весь боевой запал.

– Я хотела… – она с мученическим выражением лица выдавливала из себя каждое слово. Я не мешала ей.

– Я хотела…

Решив не мучить ее, взяла девушку под локоть и, смотря ей в глаза, прошептала:

– Ты очень умная и способная девушка. В той группе тебе будет лучше и там ты сможешь полностью раскрыться, как маг. Если захочешь, конечно. И ещё, там свободная должность заместителя старосты. Я посоветовала им тебя. Ты хороший предводитель. Удачи.

Не слушая ответа девушки, пошла на выход. Надеюсь, я успею в столовую. И очень хочу верить в то, что проблем с группой больше не будет.

Прошла неделя. Это была самая спокойная неделя из тех, что у меня были в Академии.

Приона перевелась. И, думаю, именно в этом залог тишины и спокойствия в группе. В те редкие моменты, что мы видимся на общих парах, мы перекидываемся несколькими словами. Лучшими друзьями нам никогда не стать, но вот так общаться мы вполне сможем.

Моя группа присмирела. Большая заслуга здесь принадлежит Алану. Он сумел доказать, что не просто парнишка с улицы. Он с лёгкостью укладывал на лопатки драконов, и после этого они стали его уважать. Мне такое удастся не скоро.

Я в очередной раз на выходных отрабатывала упражнения с мечом, которые никак не хотели у меня выходить. Выпад, защита справа, поворот, кувырок вперёд, и я запутываюсь в ногах, падая на землю лицом вниз. Закричала в голос. Да сколько можно?!

– Ты неправильно переносишь вес на ногу. Поэтому падаешь – сказал мужчина.

Я лежала на спине. Повернув голову в сторону, посмотрела на говорившего. Мои догадки подтвердились. Магистр Фринот стоял возле двери и наблюдал за мной. И давно он здесь стоит? Поднялась.

– Никогда вас здесь раньше не видела, – без приветствий начала я.

Настроение у меня паршивое.

– Я сейчас уйду.

Стала собираться. Пока вставала, заметила, что магистр пришел в тренировочном костюме. Когда я собралась попрощаться, зашёл ректор.

– Адептка Блоу? – явно удивился он.

– Что вы здесь делаете? – ректор переводил взгляд с меня на декана.

– Я уже ухожу, магистр Демпшир.

– Вы не ответили, что делали здесь. Магистр Фринот, объясните, почему я застал вас с адепткой Блоу наедине и почему она так спешно покидает этот зал?

Теперь я смотрела то на одного мужчину, то на второго. Это что за намеки сейчас были?! Я задохнулась от негодования. Декан вместо того, чтобы что-то сказать, молчал.

– Я здесь занималась, магистр Демпшир. И уже ухожу.

– Занимались? Вы?

И в этом его "вы" было столько неподдельного удивления, что мне стало обидно. А что такого? Что, я не могу потратить свой выходной вечер на отработку приема, который у меня не выходит? Ничего не говоря больше, вышла из зала.

Что мне делать? Даже ректор моей Академии не верит в то, что я смогу быть сильной? И что я вообще что-то смогу. Не хочу сидеть в душном помещении. Скинув сумку в комнате, побежала к пегасу. Он встретил меня приветливым ржанием. Я не была у него целую неделю. Все силы уходят на учебу.

– Хочу доказать им всем, что я чего-то стою. Я не просто девушка из глубинки. Я не просто племянница своего дяди. Я ведь смогу, правда? – посмотрела на Пегаса, к которому прижимаюсь боком; – ты веришь в меня?

Пегас фыркнул и всхрапнул. Он заснул!

– Ах ты паразит! Я ему душу изливаю, а он дрыхнет!

От резкой смены тона Пегас проснулся и посмотрел по сторонам в поисках раздражителя. Увидел меня, расслабился и снова приготовился спать. Собралась возмутиться, но замолчала. От Пегаса веет спокойствием и усталостью. Видимо, у него были гости и его сегодня выгуляли, поэтому он уснул. Хоть кому-то сегодня хорошо. Поднявшись, отряхнулась. Уже на улице поняла, что сидела с Пегасом очень долго. На улице темень и, кажется, скоро у меня начнется комендантский час. Ещё один минус придуманной мною же системы. Для себя мне тоже нужно брать разрешение. А если меня в срок не будет в своей комнате, то… Вспышка света, секунда невесомости и я стою в незнакомой комнате.

– Да не может этого быть! – прошептала я.

– Снова вы! Мне уже надоело прогонять вас из своей комнаты! Мне начинает казаться, что вы специально добиваетесь того… – вошедший в комнату магистр замолчал.

– Доброй ночи, магистр, – сказала я, осмотревшись в поисках выхода. На магистра пыталась не смотреть, он, видимо, готовился ко сну и только что из душа.

– Вы пришли ко мне пожелать доброй ночи, адептка?

– Что?

Сфокусировала свой взгляд на лице магистра, а не на упругих мышцах, рельефном прессе и стекающих по нему капелькам пота. Как, оказывается, много можно рассмотреть за несколько секунд…

– Нет, – ответила на его вопрос.

– И что же вы делали так поздно не в своей комнате, адептка Блоу? – спросил он, сложив руки на груди. А кто полотенце придерживаться будет? Вдруг оно сейчас свалится?!

– Я гуляла. Долго.

Тряхнув головой, попыталась собрать разбегающиеся мысли.

– Вы правы, уже поздно и я действительно задержалась. Я могу идти? Спасибо.

Развернувшись, пошла ко второй находящейся в комнате двери. Первая, как я поняла, ведёт в ванную.

– Я вас не отпускал, Катарина.

Ох, не нравится мне, когда он так говорит.

– И что вы хотите делать в той комнате? Там ничего, кроме моей кровати, нет.

Мои щеки запылали. Почему я не додумалась обернутся. Так и есть, за моей спиной третья дверь!

– Простите, магистр, я не знала.

– Я бы был удивлён, если бы вы знали. Но сейчас не об этом. Мне нужно с вами поговорить.

Магистр перешёл на деловой тон. И мне это помогло отвлечься от посторонних мыслей.

– Подождите здесь, я оденусь.

– Было бы неплохо, – тихо сказала я, но магистр меня услышал, улыбнулся и, вернувшись, сел на диван.

– Знаете, вы правы. Уже слишком поздно, не нужно заставлять вас ждать. Поговорим так.

Он предложил занять мне место напротив него в кресле. Между нами только журнальный столик.

– Что вы хотите обсудить, магистр? – чинно спросила я.

Словно мы сейчас не у него в комнате, и он не сидит передо мной в одном полотенце.

– Ваши тренировки.

Благодушие слетело с меня в мгновение.

Он не может запретить мне тренироваться. Или может? Он не посмеет!

– Почему вы так напряглись? – заметил он мои метания.

– Что именно вас не устраивает в моих тренировках? Я не знала, что зал на этот вечер был занят. В расписании никого не было. Если бы я знала, что вы там будете, я бы никогда…

– А почему вы не зарегистрировались? – прервал меня магистр.

Каждый, если планирует позаниматься, должен отметиться в журнале и забронировать таким образом себе весь зал. Почему я этого не сделала? Просто забыла.

– Ладно, об этом потом. Я хочу помочь вам.

Эти слова ещё больше насторожили меня.

– О какой помощи идёт речь, магистр?

– Не о той, о которой подумали вы, – с усмешкой ответил магистр.

– А о чем я должна была подумать? – мысленно приказав щекам не краснеть, спросила у него.

– Я хочу предложить вам свою помощь в тренировках. А если точнее, я могу тренировать вас. Указать вам на ваши промахи, показать, как правильно.

– И зачем это вам? – приподняв одну бровь, спросила я. Магистр как-то странно улыбнулся.

– Считайте, что я разглядел в вас потенциал.

Спустя месяц? А чего так долго рассматривал?

– А на самом деле?

– Пусть это будет моей маленькой тайной.

Я встала.

– Магистр, простите, но я вынуждена отказаться. Я не знаю ваших целей и мне неизвестна причина ваших поступков. Это настораживает.

– Я не принимаю отказов, адептка.

Прозвучало двусмысленно. Я застыла, держась за ручку двери.

– Завтра в девять вечера в малом зале. Посмотрим, на что вы способны.

Ничего не ответив, открыла дверь и врезалась в мужскую грудь. О чем явно намекали крепкие руки, удерживающие меня, и терпкий мужской запах.

– Простите, я…

Стушевалась под взглядом ректора. А он что здесь забыл? Ректор взглядом оценил ситуацию. Мое состояние, позу и вид магистра Фримонта.

– Это не то, о чем вы подумали, – не знаю, почему я стала оправдываться. И, сказав, поняла, как двусмысленно это звучит. День, что ли, сегодня такой?

– Адептка Блоу, идите в свою комнату, – сказал он мне, отпуская и отходя в сторону.

На меня даже не смотрит, и в груди снова поднимается стыд и почему-то обида. Стало плевать, что он там подумал. Почему я должна перед ним оправдываться?

– Доброй ночи, магистр Фримонт.

Повернувшись, попрощалась с деканом.

– Магистр Демпшир.

Кивнула ректору и пошла, наконец, в свою комнату, на этот раз никуда не сворачивая. Приключений на сегодня достаточно.

На этаже было тихо. Большинство адептов остались сегодня в городе. Не теряя времени на размышления, прошла в свою комнату. Всё! Мыться и спать. И даже не думать о том, что будет завтра.

Глава 11

Демпшир

Я смотрел в спину уходящей девушке. Изнутри поднималось раздражение. На себя, на девушку, на своего друга. Вспомнил о нем, и о том, зачем, собственно, пришел к нему.

– Ты чего-то хотел? – спросил Арвин, даже не меняя расслабленной позы.

– И давно ты с ней спишь? – сдерживая раздражение, спросил я.

Подошёл к другу и сел в пустое кресло. Оно пахло ею. От моего вопроса Арвин подавился выпитым и закашлялся.

– Ты о ком? О Катарине?!

И такое искреннее удивление. Если бы я не видел, как она вышла из этой комнаты, мог бы поверить. Приказав себе расслабиться, откинулся на спинку кресла.

– А у тебя ещё кто-то есть? Не знал, друг, что тебе так нравятся адептки. Ты ведь понимаешь, что должен расстаться с ней?

– О чем ты говоришь? – практически по слогам спросил он. Потом с минуту помолчал, что-то анализируя.

– Ты чувствуешь это! – улыбнувшись, сказал он.

– Чувствую что? – не сдержавшись, зарычал. – Желание набить тебе морду? О, да! Оно очень большое!

Друг не проникся моим грозным тоном, а наоборот. Он расслабился и, пригубив спиртное, загадочно улыбнулся.

– Какой же ты отвратительный! – скривился я, – Если ты хоть пальцем к ней прикоснёшься, я тебя в порошок сотру. И не посмотрю, что мы друзья. Ты понимаешь, что она ещё ребенок?!

– Во-первых, прекрати здесь распинаться, – Арвин вмиг стал серьезным, – между нами ничего не было и быть не может. Катарина оказалась здесь случайно.

– У вас настолько близкие отношения, что уже зовешь ее по имени? – прервал его. Не верю ни единому слову.

– Ещё раз повторяю, она попала сюда случайно, и в большей степени по твоей вине.

– Объяснись.

– Я ведь тебе уже говорил про то прошение, что подписал, практически не читая…

– То есть она просто задержалась где-то? И как раз тогда, когда ты вышел из душа? А встреча в зале – тоже случайность?

Мне ещё тогда захотелось набить морду другу. Чем я и занялся. Мы расстались через несколько часов, когда я немного спустил пар и успокоился. И вот снова!

– А, во-вторых, подумай о своем поведении, – продолжил Арвин.

– Ты это серьёзно?! Ты спишь с моей адепткой, а о поведении должен думать я?!

– О, она уже твоя?

– Я ее ректор, значит, да.

– Забавно, но я не об этом. Тебе не кажется такое поведение странным? Ты ведь с цепи срываешься не так часто. Да я тебя раньше никогда таким не видел!

Я замолчал: друг снова прав. Что со мной происходит? Почему мне так важно, что творится с этой адепткой? Почему я беспокоюсь за нее?

– Вот, вижу усиленную работу мозга. До чего додумался?

– Ты прав, я веду себя странно. Но адептка Блоу… Неужели она моя…

– Не спеши с выводами.

– Ты что-то знаешь?

Я немного успокоился и поэтому более благодушно посмотрел на друга.

– Давай выпьем – вместо ответа сказал он.

– Ты что-то знаешь, – понял я. – Что с ней? Кто она? Она опоила меня? Ты разузнал, откуда она?

Арвин молча налил и подал мне стакан с алкоголем.

– Не все так сразу. Ты помнишь произошедшую около тридцати лет назад ужасную кровавую историю с демоном и его женой? У них там остался ещё маленький ребенок.

– Конечно, помню. Даже до наших краёв доносились ее отголоски.

– Так вот, это были ее родители.

– Катарины?! – переспросил я.

– А мы говорим о ком-то другом? – съехидничал друг.

– Насколько я помню, у нее остался дядя?

– Да. Райан Кригтайл.

– Что-то знакомое, но не могу вспомнить, где слышал раньше.

– О, возможно, лет двадцать пять назад ты что-то слышал о скандале на приеме у Владыки демонов?

– Это там, где был обнаружен первый оборотень?

– Именно, – подтвердил Арвин.

– Ты хочешь сказать…

– Да, это ее дядя там женился на девушке-оборотне. Потом его повысили до советника, и они вместе какое-то время разъезжали по миру в поисках других двуипостасных. В то же время возрождая земли, которые раньше принадлежали оборотням.

Вот это поворот! Уж такого я точно не ожидал.

– Но это не даёт тебе права…

– Да нет между нами ничего! – не выдержал Арвин.

– А ты бы хотел?

– Я не хочу продолжать этот бесполезный спор.

– Хорошо, сделаю вид, что я тебе поверил. Тогда у меня вопрос, почему она здесь? Поссорилась с дядей, и он прогнал ее?

– По моим сведениям, чтобы он рассердился на нее, Катарина должна была сжечь половину города. И то, он только похлопает её по головке, сказав, что ничего страшного.

– Тогда почему? – Арвин точно знает ответ.

– Просто захотела учиться здесь.

– Это странно. Она могла учиться рядом с родными, и там никто не смог бы ее обидеть.

– Да, – улыбнулся своим мыслям Арвин, – девочка не ищет лёгких путей, как и ее отец…

– Ты знал его, – понял я.

– Мы учились вместе. Несколько лет, до того, как меня перевели в эту академию.

– Не знал таких фактов о тебе.

В голосе против воли проскользнула обида на друга. Я-то думал, у нас нет тайн друг от друга.

– И когда ты успел отличиться в Академии демонов?

– Я разве что-то говорил про академию демонов? – с улыбкой спросил он.

– Хочешь сказать, вы встретились в военной академии?

Друг кивнул.

– Да уж, дочь пошла в отца.

Мы замолчали.

– Какие у тебя на нее планы? – задал я самый важный для себя вопрос.

Друг долго не отвечал. Казалось, что он не услышал меня или решил проигнорировать. Он мечтательно смотрел на алую жидкость в бокале. И этот его взгляд меня ужасно бесит.

– Никаких.

Уголок его губ приподнялся в грустной улыбке.

– Она ведь для меня, как дочь.

– Что ты имеешь ввиду? – не понял я его последних слов.

– Дрек был моим напарником.

– Ты о ее отце?

Арвин кивнул.

Вот такого поворота я не ожидал

Да уж, сколько скелетов прячется в шкафу моего друга!

– И ещё, – вырвал меня его голос из раздумий, – не спеши с выводами.

– О чем ты? – не понял я.

– Катарина. Поверь мне, все не так, как тебе кажется. То, что ты чувствуешь к ней, или думаешь, что чувствуешь, не настоящее.

– Я сам не разобрался в своих чувствах, а ты уже мне советы даёшь, – сказал с напряженной улыбкой.

– Просто не хочу, чтобы ты расстраивался, увидев ее с кем-то другим.

Даже мысль б этом заставила дракона внутри начать нервничать.

– Когда будешь рядом с ней прислушайся к себе, и ты все поймёшь.

– Сдается мне, ты что-то не договариваешь.

– Тебе не кажется, но это не мои тайны.

У меня появилось множество вопросов, но Арвин встал с кресла и пошел в сторону своей комнаты.

– А теперь, если ты не против, я хотел бы отдохнуть.

Понятно, сегодня я от него ничего не добьюсь. Может быть завтра? Но он прав, уже поздно и мне тоже не помешает отдохнуть. И нужно, наконец, разобраться в себе!




Глава 12


Вечера я ждала и боялась. Почему декан решил мне помочь? Какие цели он преследует? И чего мне будет стоить его помощь? Не люблю неопределенность.

Декан пришел вовремя. Он зашёл в зал как раз тогда, когда я разминалась. На этот раз я забронировала его.

Магистр поначалу даже не обратил на меня внимание, стал делать то же, что и я. Замерла, но, поняв, что он не собирается сразу же грузить меня, продолжила разминку. Расслабляться не спешила.

– Итак, – начал он, – для начала я хочу увидеть все, что ты умеешь. Не бойся навредить мне. Бей в полную силу.

Он встал в стойку, приподняв руки для защиты.

Повторив его позу, напала. Меня хватило на жалких полминуты. Короткое «ещё», и я, поднимаясь, снова нападаю. Падаю, поднимаюсь. И так по кругу на протяжении тридцати минут.

Я не выдерживаю. Он сильнее меня. Он опытнее меня. Я спрашивала себя, почему он мне помогает? А кто говорил о помощи? Кажется, сейчас он просто издевается. После очередного падения я не встаю. Очень надеюсь, что хруст в ноге мне только почудился. Лежу, смотря в потолок. Адреналин понемногу утихает, и я понимаю, что нет, мне не показалось.

– Долго лежать собралась? – спрашивает он. Конечно, у меня все тело синее, а он выглядит так, будто кофе пьет. Я всё-таки встаю. С трудом, так как правую ногу простреливает болью. Не подавая виду, смотрю на своего декана.

– Зачем вы это делаете? – тихо спрашиваю я, хотя в душе хочется кричать от боли и обиды, – вам показалось мало того, что вы назначили меня старостой, и решили добавить?

– А что не так с твоей должностью? – спросил он, будто не замечая второй части вопроса.

– Если я не ошибаюсь, а я никогда не ошибаюсь, ваши дела идут на лад.

Конечно, после изнурительного месяца и клубка потраченных нервов. И сейчас я смотрю на своего декана и думаю, а не послать мне его? Куда-то далеко и надолго.

– Только не нужно делать такой взгляд, – сказал он, складывая руки на груди.

– Какой?

– Будто я виноват, что ты слаба и не хочешь работать над собой.

– Я хочу! – возразила я.

– Тогда покажи мне это. Прекрати жалеть себя. Покажи мне всю свою силу. Или ты здесь, чтобы убедить меня, что я впервые ошибся?

– Я не могу больше! Я не дракон. Я простой человек.

Не люблю жалеть себя, но в этот момент захотелось свернуться калачиком и поплакать.

– Если это действительно так, не могу понять, зачем ты поступила сюда? – прервал мое самобичевание декан. – В то место, где учатся одни драконы, и первое место здесь занимает сила. Ты ведь прекрасно это знала. Так зачем? Чтобы оправдать свою лень тем, что ты просто человек?

– Катарина, – декан подошел ко мне. Мое лицо оказалось в нескольких сантиметрах от его.

– Люди не слабые. С детства я обучался драться. Но когда я пришел в академию, то понял, что ничего не умею. Знаешь, почему?

Я замотала головой. Откуда мне знать?

– Потому что на первой же тренировке меня избил человек. Мой преподаватель. И побороть его я смог лишь через полтора года усердных тренировок.

Ну ничего ж себе. Посмотрела новым взглядом на декана.

– Сложно представить, что вас кто-то смог победить.

– Как видишь, я смог измениться, – декан улыбнулся, – Но я никогда не сдавался. Ты ведь хочешь сдать экзамен в конце семестра?

– Конечно, хочу.

– И ты, конечно, знаешь, что последним у вас будет проверка физической подготовки.

И это я знаю.

– И принимать его у вас буду я.

Ну это, вроде, понятно и не страшно. Он ведь наш декан, кому ещё его принимать?

– А ты догадываешься, как он будет проходить?

– Прохождение полосы препятствий? – предположила я.

– Нет, Катарина. Экзамен вы сдаете в виде спарринга. Со мной.

Декан подождал, пока я проникнусь новостью, и продолжил меня «радовать».

– Девушки должны выстоять три минуты, парни – пять.

Ну, это вроде не сложно. Три минуты я уж как-нибудь продержусь.

– А староста десять, – добил меня он.

Десять минут? Мой максимум – пять!

– Тот, кто не сдаст его, автоматически исключается. Ну что, так и будешь продолжать страдать или встанешь, наконец, и покажешь, на что ты способна, – спросил без тени улыбки он, отступая от меня, – или я зря трачу на тебя свое время?

Он хочет помочь мне. А я даже спасибо ему не сказала. Собравшись с силами, снова стала нападать. А ведь он только защищается, даже не пытается напасть. А что будет, когда он перейдет в наступление? Мне нужна его помощь!

Я забыла о боли в ноге. Я видела перед собой только ухмылку декана и непреодолимое желание стереть ее. Не знаю, сколько прошло ещё времени. Но, вопреки моим попыткам, я не смогла его даже задеть.

Замахиваюсь для удара. Магистр уворачивается, я поскальзываюсь и падаю на него. Магистр не успевает сгруппироваться или поймать меня и каким-то невообразимым способом наши ноги заплетаются, а он падает. Теперь летим на землю вместе. Но, в придачу ко всему, я ещё и ударяю его лбом по носу. Лоб болит, магистр стонет.

– Кажется, ты сломала мне нос, – гундосит он.

– Заживёт, – отвечаю, потирая ушибленный лоб и начинаю смеяться. Магистр сначала смотрит удивлённо, а потом подхватывает мой смех.

Отсмеявшись, кое-как пытаюсь подняться. Ещё парочку раз заехала магистру под дых, прежде чем встать.

– Что я и говорил.

Магистр одним слитным движением оказывается на ногах. Нос, как я и говорила, зажил.

– У тебя проблемы с координацией. Нужно будет над этим поработать.

– Вы собираетесь продолжать меня учить? – спрашиваю, – после всего этого?

– У тебя есть потенциал. А я не привык разбрасываться хорошими кадрами.

Улыбнулась его словам, магистр в ответ приподнял уголки губ. Все-таки приятно слышать, когда тебя хвалят. Тем более, что следующую похвалу, судя по всему, я услышу не скоро.

– А теперь давай, я помогу залечить твою ногу и начнем заниматься.

Магистр опускается передо мной на колено и водит рукой по больному месту.

Меня удивляет даже не тот факт, что он обладает целебной магией, может у него амулет специальный, а то, что он знал, что у меня болит нога.

– И не стыдно вам? – спрашиваю у макушки своего декана, – а если бы у меня была серьезная травма? Да как вы вообще узнали, что она болит?

Ещё секунда и лишь лёгкое покалывание напоминает о боли.

– Я многое знаю, – с загадочной улыбкой говорит он, – а теперь давай, наконец, начнем.

Меня воодушевили и его слова, и вообще то, что меня взялся тренировать сам декан факультета. Но на следующий день я хотела выть от боли. Тело не слушалось, от непривычных нагрузок я еле могла встать с кровати. Поэтому, кое-как умывшись и переодевшись, пошла на пробежку. Там уже стояла моя группа. Комендантский час закончился, они могут свободно передвигаться. Но привычку бегать по утрам я им привила.

– Малыш, что с тобой? – спросил у меня Алан, пристраиваясь слева во время бега, —тебя словно толпой били всю ночь.

– Почти угадал, – ответила вяло, механически переставляя ноги. Левой – правой, левой – правой.

– Магистр Фринот.

– Он тебя обидел? – серьезно спросил Ал, – Только скажи мне, и я разберусь с ним.

Я остановилась, так как бежать и разговаривать не могу.

– Я справлюсь, Ал, – успокоила я разошедшегося оборотня.

– Малыш, мне не нравится твоя самостоятельность. Ты иногда совершаешь глупые поступки…

– Все их совершают, Ал. Разве я не должна учиться на своих ошибках?

– Должна, малыш. Поэтому я и не вмешиваюсь. Но, если я увижу или почувствую, что твоей жизни что-то угрожает, не посмотрю на твои крики и запреты.

– Все хорошо, Алан, правда, – обняв оборотня, сказала я, – я со всем справлюсь. Ты ведь веришь в меня?

Подняв взгляд, посмотрела на Алана.

– Конечно, малыш, – мне достался лёгкий поцелуй в макушку.

Месяц. Мне понадобился целый месяц, чтобы суметь ударить декана. И то, удар пришёлся вскользь. Но Фриноту этого показалось недостаточно, и после скупого «молодчина» он решил усилить тренировки.

И теперь все моё время по часам расписано. Утренняя пробежка заменена на утреннюю тренировку с деканом. Завтрак, учёба, которая стала для меня чуть ли не самым спокойным временем суток. Мне плевать было на придирки преподавателей. По сравнению с язвительным Фринотом, они просто маленькие дети. Потом обед и время на подготовку домашнего задания. Его задают все так же много. Это ещё хорошо, если не нужно к ректору бежать, потому что кое-кто из моей группы подрался с другим адептом. Ведь обязанности старосты с меня никто не снимал, а скидывать все на Алана я не могу. Просто гордость не позволит. И после этого вечерняя тренировка. С Пегасом я вижусь только на выходных, в перерывах между тренировками, подготовкой рефератов и практических работ. А в воскресенье, когда удается вырвать минутку из забитого графика, я пытаюсь поработать в лаборатории.

В таком темпе проходит ещё месяц. И вот наступил тот самый момент, когда ты должен показать, чему тебя учили долгих три месяца. Пришла пора экзаменов.

Я очень рада, что из группы больше никто не ушел. Радует, что теперь даже драконы меня слушаются. Или это из-за того, что я занимаюсь с деканом? В общем, у меня нет времени разбираться в чужих мыслях.

Первый и второй экзамены прошли хорошо. Третий завалил один дракон. Парень-то умный, и почему так вышло – ума не приложу. Ситуацию немного прояснил Алан. Оказалось, у этого парня брат сейчас на практике и буквально перед экзаменом он узнал, что его ранили. Поговорила с деканом по этому поводу. Назначили ему пересдачу, но он и ее завалил. Не дотянул несколько балов до проходного. Пришлось побегать за преподавателем. Поупрашивать, подкормить шоколадом. Вроде оттаяла и сказала, что накинет ему парочку баллов. С него реферат.

Обрадовала расстроенного парня. Ему сейчас совсем не до учебы. Вскоре пришли вести, что брата отправили с практики домой: вроде, ничего опасного для жизни нет. Поэтому последний экзамен мой одногруппник сдал уже с первой попытки. А вот как раз на четвертом я, наоборот, занервничала.

Экзамен проходит на улице. Сдают его все курсы. Вот только если у остальных его принимали преподаватели по физической подготовке, то у нас – декан. И в спарринги никого не ставили. Пробежать кросс, и достаточно. Все справлялись быстро. Даже мы. А что там, по несколько минут продержаться и все. Но тут пришел мой черед. Я сдавала самой последней. Сперва обрадовалась такому положению, ведь на полигоне к тому времени не должно было никого быть. Но вся моя группа осталась. Видимо, им не терпелось увидеть мой бой. Пока ждала свою очередь, была спокойна, но, когда пришел мой черед, руки задрожали и в груди поднялась паника. А вдруг я не смогу? Если не выстою десять минут?

И сама ответила на свои вопросы. Если не смогу, поеду домой, поступлю в другую академию, признаю свое поражение. Но это будет потом. А сейчас я готова сразиться и показать, на что я способна.

Когда я встала перед деканом, время остановилось. И резко ускорилось после звукового удара, сигнализирующего начало боя. Я не стала ждать и пошла в атаку. Все, как учили. Декан тоже не остался в стороне. И я защищаюсь, стараясь не пропускать удары. Бой длится до первой крови или до падения соперника. Все движения заучены до автоматизма. За эти два месяца он хорошо меня выдрессировал. Я не знаю, сколько мы бьемся. Вокруг нас тишина, если кто-то что-то и говорит, то это просто не долетает до моих ушей.

Стала выдыхаться. Почувствовала, как по виску потекли капельки пота. Уверена, у меня все руки и ноги в синяках. Но сейчас я ничего не чувствую. Немного растерялась, когда декан ускорился. Сигнала еще не было, значит, десяти минут не прошло. Я начала отступать, уйдя в защиту. Силы нанести удар нет. Пытаюсь сделать хоть один выпад, но банальным образом падаю.

Фринот поставил мне подножку! Это не честно и против правил! В голове проносится множество эпитетов в его сторону, которые не должна знать благовоспитанная леди. Но вот я лежу на земле и понимаю, что всё. Это конец. Я упала, сигнал так и не прозвучал. В носу защипало. Сдерживаясь, чтобы не заплакать, поднимаюсь. Магистр подаёт руку, но я на нее даже не смотрю. На стадионе тихо. Эта тишина слишком давит. Вопреки желанию, уходить не спешу. Смотрю на довольного декана и жду приговор. В голове прокручивая воспоминания о наших тренировках. Я так и не смогла полностью понять его мотивов. А после сегодняшней подножки ещё больше запуталась. Единственное, что осознала, это то, что доверять нельзя никому.

Слов так и не прозвучало, лишь спустя несколько минут декан захлопал в ладошки. Смеётся надо мной? Потом захлопал Алан, я посмотрела на него. Он улыбался во весь рот. Хлопки стали раздаваться со всех сторон и вскоре заполнили весь стадион. Кто-то даже свистел. Все это мне или декану?

– Вы чуть не побили предыдущий рекорд, адептка Блоу, – сказал все так же довольный декан. Я ничего не поняла. – Вы продержались двадцать минут. Рекорд двадцать одна.

– Вы сжульничали! – обвинила я его.

– Не может такого быть! – воскликнул он с наигранным удивлением.

– Почему в конце боя не было сигнала? Или мы его не услышали? – спросила я, все ещё не полностью поверив в то, что смогла выстоять двадцать минут.

– Его не было. Это старое правило, старосте дают только один сигнал. Вы должны были показать, на что способны.

– Но почему меня никто не предупредил?

– Ваша группа не в курсе. А преподавателям и старшим курсам запрещено говорить. Потому что, если бы ты знала, то не показала то, на что действительно способна.

– Катарина, – сказал декан громко и на стадионе снова наступила тишина, – Вы прошли этот экзамен с лучшим временем в группе. Рад, что мы встретимся с вами в следующем семестре.

Развернувшись, он пошел на выход. Я же стояла и смотрела ему вслед, пока меня не подхватил вихрь кричащих адептов из моей группы.




Глава 13


Домой я ехала в приподнятом настроении и с букетом красных роз в руках. Кто его прислал, я не знаю, записки не было. Но оставлять такую красоту погибать в пустой академии я не могла. Душа просто разрывалась от предвкушения скорой встречи с родными. Две недели каникул. Пока пройдут зимние праздники и один из самых главных – мой день рождения. Мне исполнится шестьдесят. День моего полного совершеннолетия.

Алан сидит напротив и подшучивает над моей глупой улыбкой. А я ничего не могу с ней поделать, да и не хочу. Возле телепорта места себе не нахожу. Никогда раньше так надолго не уезжала из дома. Теперь расстояние не позволяло приезжать каждые выходные. Да и родных почти никогда не бывает на месте. Том учится, Фрида постоянно в разъездах, а дядя на службе.

Как только наша карета остановилась, я выпрыгнула из нее и понеслась в замок. Удивительно, почему никто не вышел нас встречать? Ответ увидела сразу в холле. Вся семья была в сборе и перед ними стоял большой торт с цифрой шестьдесят сверху. Эту странную привычку тоже придумала Фрида. Цифровые свечи нужно задуть, загадав желание. После громких слов поздравления меня стали обнимать. Чувство эйфории накрыло с головой. Все-таки, я домашняя девочка.

– Наконец-то ты дома! – прошептала Фрида, целуя меня в щеку, – А теперь давайте есть торт!

Всеобщее внимание перетянул на себя вошедший Алан. А именно, пышный букет из сто одной розы у него в руках.

– И он здесь, – огорчённо проговорил дядя.

– И про букет не забыл, – подметил дядя Джеспер.

– Дари его быстрее и идём есть. Я сам недавно с дороги, и ужасно голодный, – подталкивая толпу родственников в сторону столовой, сказал Томас.

– А это не мой подарок, – сдал меня Ал.

– Этот прекрасный букет Рине подарил не я, – отдавая подоспевшей служанке букет, театрально вздохнул оборотень.

– Так-так-так! – заговорила Фрида, сверкая на меня своими голубыми глазами, – У нашей малышки появился поклонник? И кто он?

Я лишь пожала плечами и сказала правду. О том, что я понятия не имею, кто это был.

– Я разузнаю, – решительно сказал дядя. Только этого мне не хватало!

– Дорогой, давай потом об этом поговорим, – сказала Фрида, уводя готового действовать дядю в столовую. Брошенный напоследок взгляд в меня дал ясно понять, что от нее я просто так не отделаюсь.

Обед прошел замечательно. После торжественной части пришла пора подарков.

Том подарил мне браслет, на вид – ничего особенного. Но я прекрасно знаю своего брата, уверена, что он напичкан множеством защитных чар. Дядя Джес подарил клинок. Заговорённый клинок Травира Безумного. Раньше мне запрещали даже прикасаться к оружию.

Провела рукой по холодной стали, ощущая исходящую от них силу. Это очень ценный подарок, артефакт. Назывались они так, потому что сила, скрытая в них, могла свести с ума. Так считалось. Но я точно знаю, что их владелец всегда был не в себе, а когда к нему в руки попали эти клинки, он перерезал половину обитателей своего замка. Но самое главное, это то, что раньше они принадлежали моей матери. Но после ее смерти они считались утерянными.

– Думаю, пришла пора выходить на новый уровень, – я улыбнулась и горячо поблагодарила дядю.

Фрида с торжественным видом вручила мне свёрнутый свиток, украшенный красным бантиком.

– Здесь дарственная на мой новый дом? – спросила с улыбкой, разворачивая бумагу.

Я не угадала. Это было приглашение на открытие Академии Саурона, что состоится через полгода.

Дядя подошёл последним. Он выглядел немного взволнованным и встревоженным, протягивая мне конверт. Руки задрожали, когда я увидела на нем свое имя, написанное маминым почерком.

– Оно пришло к нам месяц назад. Не хотел, чтобы что-то отвлекало тебя от экзаменов, – по взглядам окружающих поняла, что о нем никто не знал.

– Я могу… – ком застрял в горле.

– Думаю, тебе нужно отдохнуть с дороги, – понимающе ответил дядя.

Поблагодарив всех ещё раз, сбежала в свою комнату. Руки не прекращали дрожать. Но я попыталась аккуратно вскрыть конверт. Внутри оказалось письмо.

«Катарина,

Если ты читаешь это письмо, значит нас с твоим отцом уже нет в живых. Я очень сожалею, что не могу присутствовать на твоём дне рождения и не смогу увидеть, какой красавицей ты стала. Но ты не должна грустить в такой день. Он только твой, малышка! У меня для тебя есть маленький подарочек. Найдешь его в конверте.

Я верю, что ты стала умной и красивой девушкой, и мы с отцом будем гордиться тобой.

Надеюсь, ты нашла себе верного друга. Ведь с ним ты никогда не будешь чувствовать себя одинокой. Просто помни, мы всегда с тобой, в твоём сердце.

Храни воспоминания о нас и не забывай то, чему я тебя учила.

Любим тебя всем сердцем, твои мама и папа».

На жёлтый лист капнула слезинка. Убрала письмо подальше, чтобы совсем его не испортить. Зажившая рана в сердце отозвалась глухой болью. В конверте оказался кулон в виде капли с рубином, внутри окружённый маленькими шипами роз. Провела по красному камню пальцем. Его прострелила молния и послышался слабенький щелчок. Внутри кулона были маленькие фотографии, с одной стороны родители, с другой маленькая я. Слезы полились с новой силой.

Это фото они сделали за неделю до своей гибели. Я хорошо запомнила тот день. Мама была необычайно грустной и молчаливой. Словно предчувствовала что-то плохое.

Я провалилась в воспоминания и не обращала ни на что внимания. Не заметила, как в комнату кто-то вошёл, но я почувствовала мягкие руки и успокаивающий шепот Фриды. Не знаю, может она применяла магию, но успокоилась я действительно быстро.

– Расскажи мне об Академии, – попросила она.

Всё также сжимая в руке кулон, я начала свой рассказ. С самого начала и до конца. И не заметила, как выболтала ей абсолютно все, и только потом поняла это.

– Ты учишься на боевика! – обвинительно воскликнула Фрида, – Ты почему мне не сказала?! Ещё лучшая подруга называется! Ремнем бы тебя отходить за такое, – грозно закончила она.

– Прости, Фридочка! Я ведь до последнего боялась и сомневалась, что поступлю. Даже в конце семестра вылететь могла.

Фрида посидела с невозмутимым видом, но затребовала детальных подробностей.

– Вот только теперь не знаю, как дяде об этом сказать, – опустив глазки, сказала я.

– Маленькая вымогательница.

– Я уже взрослая! – возразила я.

– А дяде признаться боишься.

Пришлось снова прятать взгляд.

– Потому что он может немного обидеться, – стала оправдываться.

– Потом рассердиться, разнести половину кабинета. Запереть тебя в комнате. Угрожать забрать твои документы, захотеть поехать в Академию и лично посмотреть в глаза тому, кто пустил его девочку на такой опасный факультет, – описала мне все прелести дядиного гнева Фрида.

– Может, не будем так сильно огорчать дядю? – спросила я, – скажем ему попозже. Через годик-другой, например, когда я выучусь.

– Эх ты, трусишка. Райана я беру на себя, – меня щёлкнули по носу, чем вызвали улыбку.

– А теперь давай признавайся, что за тайный поклонник дарит тебе такие шикарные букеты?

– Да нет у меня никаких поклонников. Я, если честно, вообще подумала, что это от вас.

– Или от магистра Фринота, или магистра Демпшира.

Добавил, прислонившись плечом к дверному косяку, Алан.

– Кто это? – спросила Фрида.

– Наши декан и ректор, – ответил Алан, проходя в комнату и падая перед нами на кровать.

– А ты времени зря не теряла, малышка, – похвалила меня Фрида.

– Это Алан так шутит. Они не могли прислать мне эти цветы.

Два «почему» прозвучали одновременно.

– Потому что! – глубокомысленно изрекла я. Фрида с Аланом переглянулись, – Потому что они мои преподаватели!

– Это не мешало тебе оказаться вечером в комнате с полуголым деканом. Конечно, если полотенце на бедрах можно считать за одежду.

– Это была нелепая случайность, – пожалела, что вообще рассказала об этом Алану.

– А прогуливаться с ректором под луной в парке тоже случайно вышло? – да откуда Ал об этом знает?!

– Рина, я жажду подробностей! – вцепившись в меня, заговорила Фрида.

Тайны в этом не было, поэтому рассказала все, как есть. Да, прогулялись несколько раз с ректором. Только потому, что оказались одновременно у клетки Пегаса. Я тогда ещё подумала, что он его, но, оказалось, Бэлиал принадлежит одному из адептов. Точнее, адептке. В подробности он не вдавался.

В процессе рассказа Фрида перебивала меня странными вопросами.

Ну да, за руку держал. Так он просто хорошо воспитан! В глаза смотрел, а куда ещё смотреть нужно при разговоре? Руку на прощание поцеловал. Очень воспитанный мужчина. Да, о скорой встрече говорил, так он ведь ректор. А раз я староста, то может быть и встретимся.

– Ты ему нравишься, – констатировала Фрида.

– Ал, как думаешь.

Парень пожал плечами.

– Да что ты понимаешь! – махнула на него рукой Фрида. – Девочка моя, это так романтично!

Меня снова задушили в объятиях.

Переубеждать ее сейчас себе дороже. Она на эмоциях, и предстоящий разговор с дядей ещё. В общем, пришлось согласиться. Пока Фрида не предложила пригласить ректора на новогодние праздники, напомнила, что нас ждут. Мой маневр заметили, но решили подыграть.

– Какая красота, – Фрида посмотрела на подарок родителей, – наденешь?

Я согласилась. Метал был не холодным, а наоборот – согревал. И сразу стал казаться лёгким и незаметным. Видимо, кулон не так прост, как кажется на первый взгляд.

– Тебе очень идёт, малыш, – сказала Фрида. Алан уже давно спал. Решив его не будить, пошли вниз. В конце концов, нас ждут гости.




Глава 14


Дома время летит незаметно. Не успела оглянуться, и вот праздник Рождения нового года. Единственное, что омрачило оставшиеся дни, это отъезд Тома, у него практика начинается. Да и Алан подгоняет меня, предлагая приехать на несколько дней раньше. Я сначала сопротивлялась, а потом всё-таки согласилась.

В академии тихо и спокойно. Что нам делать здесь оставшиеся два дня? Третий этаж совсем не изменился. Алан весь день ведёт себя странно. Я успеваю только сумку в комнату закинуть, как он тянет меня в столовую. Зачем, если на каникулах никто не готовит? Но под его напором разве устоишь!

– Поздравляем! – раздалось, кажется, со всех сторон, стоило нам с Аланом войти в столовую. Здесь собралась вся моя группа! Посмотрела на Алана.

– Что все это значит?

– Катарина! – вперёд выступил Виранж, – У нас был тяжёлый семестр. Особенно у тебя. Но ты справилась, и мы, я в особенности, – подмигнул мне парень, – этому очень рады. Мы поздно узнали о твоём дне рождения, да и ты как раз уезжала, поэтому, посоветовавшись с Алом, мы решили поздравить тебя сегодня. Ведь шестьдесят лет не каждый день бывает. Катарина! – дракон поднял бокал, и все повторили за ним. Я и не заметила, когда и мне успели его вручить. – С днём рождения!

Все в помещении поддержали его возгласами.

А я стою и не знаю, куда деть взгляд. Это так неожиданно и приятно!

– Спасибо большое, ребят, – в носу защипало от переизбытка чувств.

– Но это ещё не всё! – продолжил Виранж, – У нас для тебя есть подарок.

Мне вручили что-то большое, квадратное, завёрнутое в бумагу. Я осторожно открыла его. Это картина. Да ещё какая! На ней изображение – полуголый русал. Да уж, первый день в академии все запомнили.

– Он очень… – не смогла подобрать слова для него.

– Я сам выбирал, – сказал Нариман, тот самый парень, что усомнился в первый день в моей ориентации.

– Мне нравится, спасибо большое, – я чувствую, что прямо сейчас разрыдаюсь, поэтому, выпивая залпом бокал шампанского, предлагаю продолжить веселиться. Меня поддерживает стройный гул голосов. И мы снова направляемся в таверну. Но теперь уже как сплочённая группа.

Три дня пролетают, как один. И вот первый учебный день, и я практически сразу получаю выговор. А все из-за одного дракона, который забывает свои обещания. Нет, я могу понять, он переживал за брата. Но он мог выделить минутку, ну, или несколько часов, на реферат?! Так мало того, он ещё и на парах не появился, хотя я прекрасно знаю, что он приехал. Вот только поговорить я с ним не смогла. Собрания старост, получение первых заданий от преподавателей, встреча с деканом. Магистр Фринот желает увидеть, не забыла ли я чего за каникулы, так что вечер был занят. Немного времени, чтобы увидеться с Бэлиалом. И нужно было повесить свой подарок. На следующее утро все увидели его в гостиной рядом с русалкой. Я посчитала, что запирать такую красоту в кабинете и наслаждаться ею в одиночестве просто кощунство!

В своей комнате дракона не было. Поэтому я так и не смогла поговорить с ним. Засыпала с надеждой на его благоразумие. Но она разбилась о суровую реальность. Парень снова прогулял. Вычислить, где он пропадает, не составило труда. Ещё один плюс должности старосты. Поэтому после пар я пошла не в свою комнату, а на пятый этаж, в комнату его брата. Но меня там не ждали и вообще было закрыто.

Я постучалась. Несколько раз сделала это вежливо, потом пригрозила выломать дверь. Стала долбить ногой, чем привлекла внимание прохожих парней. Они вместо того, чтобы помочь, лишь понятливо ухмылялись. Двое из них остановились посмотреть. Как же они меня бесят! И эта дверь бесит! И Лаен бесит! Сидит в этой чертовой комнате, а я за него получаю! Ударила по двери последний раз, чтобы успокоиться. Посмотрела на двоих парней, что внимательно наблюдают за мной. Пойду ка я другим путем.

– Вы живёте на этом этаже? – спросила у них.

Они переглянулись, может полагали, что я их не вижу? Пока они думали, я рассмотрела их. Одеты не в форму. Может быть, пришли к другу? Один – кареглазый брюнет с короткой стрижкой. Фриде бы понравился, подумалось мне. Он чем-то похож на дядю. Может быть, пренебрежительным выражением лица или надменным взглядом. Второй слащавей. Блондин с зелёными глазами и смотрит, будто раздевает взглядом.

Парни утвердительно кивнули.

– Хорошо, – перевела снова все свое внимание на дверь, – будете свидетелями. Вы видели, что я стучала и мне не открыли?

Мне снова кивнули.

– Там мой одногруппник, стучала я больше пяти минут. Ответа не последовало и за дверью стоит абсолютная тишина, а я точно знаю, что он там. Имею право вскрыть дверь, так как предполагаю, что его жизни может грозить опасность.

Браслет моргнул, принимая мою формулировку, и дверной замок щёлкнул. Ещё раз спасибо декану, что посоветовал прочесть статут. И ректору, что за столько лет не поменялись правила настройки браслета для старосты.

Не обращая больше внимания на парней, зашла внутрь. Комната явно мужская. Разбросанные вещи тому подтверждение. Недоеденный завтрак или вчерашний ужин, заваленный книгами стол и несколько бутылок вина возле кровати. Подошла к ней. Значит, пока я там краснею вместо него, он спокойно спит. Из-под одеяла высунулась женская ножка. Ещё и не один! Резко стянула с девушки край одеяла.

– Ах ты подлец! – проорала на всю комнату.

– Я, понимаешь ли, жду его, ночи не сплю, переживаю, а он здесь развлекается!

Девушка вздрогнула и проснулась. Обнаружив взбешённую меня и осознав свой голый вид, схватила разбросанные вещи и стала на ходу собираться. Она практически вылетела из комнаты, не сказав ни слова. Опыт у нее, видимо, богатый: справилась с этим довольно быстро. Оставшийся в одиночестве парень что-то протестующе замычал и стал натягивать одеяло повыше. Но я не позволила ему этого сделать.

– Ты чего делаешь? – он, наконец, обратил на меня внимание.

– Ты? – удивлённо спросил.

– Я! – подтвердила.

– И что ты здесь делаешь?

Парень принял сидячее положение и начал усердно протирать глаза.

– К тебе пришла, – сказала миролюбиво, – мы, кажется, договорились с тобой, что ты приносишь реферат, а тебе засчитают экзамен.

– Что-то припоминаю. А когда нужно было это сделать?

– Вчера – без тени улыбки сообщаю ему.

– А! Вспомнил, – Лаен снова стал укладываться спать, – я тогда когда-нибудь принесу.

– Она ждёт его сегодня.

– Ну тогда сделай что-нибудь. Я сегодня не могу, я занят.

И он преспокойно принялся дальше спать.

Такую наглость я терпеть не собираюсь. Схватив не ожидавшего парня за ногу, стащила с кровати. Даже представить не могу, как это у меня получилось. Сцапала первое, что попалось под руку, хорошо, что это была подушка, стала бить его. Сопровождая каждый удар словами.

– Я! Тебе! Не! Прислуга! Как вы мне уже надоели! Я стараюсь! Все для вас делаю! А вы! Неблагодарные!

Подушка затрещала и порвалась на последнем ударе. Меня и Лаена накрыло облаком из перьев. Я задыхаюсь от гнева. А Лаен вместо того, чтобы проникнуться моими словами, смеётся.

Прекратила его избивать. Ему смешно, а у меня слезы на глазах выступают от обиды. Но чем больше он смеётся, тем сильнее во мне просыпается желание избить его ногами.

Но вместо этого я, с диким «а-а-а», хватаю вазу, что стоит рядом и так раздражает меня своей хрустальной белизной, и кидаю ее на пол. Хотя больше всего в этот момент хочу опустить ее на голову Лаена. После такого парень больше не смеётся. Опершись о кровать обеими руками, опускаюсь к парню. Мое лицо напротив его настолько близко, что ещё чуть-чуть, и мы соприкоснёмся носами.

– Почему я должна за каждым бегать? Чем я заслужила к себе такое пренебрежение? – спрашиваю, надеюсь, проникновенно.

Поднявшись, отошла на один шаг от парня.

– Чтобы завтра реферат был у нее на столе! Понял?

Парень кивает.

– А сейчас встаёшь! Одеваешься, идёшь в свою комнату, если нужно, в библиотеку, и усердно работаешь над рефератом. Понял?!

– А если не пойду! Расскажешь декану? Или сразу ректору?

Его вопрос заставил снова приблизиться и заглянуть ему в глаза. Кажется, с большого расстояния до него плохо доходит.

– Нет, что ты! Иначе я вернусь, и мы поговорим по-другому. Ну так что?

– Хорошо, пойду! – сказал он.

– Вот и славно.

Отдышавшись, сдула с носа наглое пёрышко.

– Вы решили устроить драку подушками? Почему меня не позвали?

Резко обернулась на мужской голос. В дверях в ванную стоит парень немногим старше Лаена. Сразу вспомнила про убежавшую девушку и то, что оба парня полуголые.

– Оргия? – спросила у Лаена.

– Предполагаешь или предлагаешь? – спросил парень из ванной. Засмущалась. Да какое мне, собственно, дело?

– Фу! Он мой брат! – прояснил ситуацию Лаен.

Действительно, есть в них что-то общее. Те же длинные русые волосы, голубые глаза и плутовская улыбка на губах. Прошлась по фигуре старшего братца взглядом. Полотенце на бедрах совсем не оставляло места для фантазий.

– Где шрам? – спросила я.

– Какой шрам? – не понял парень.

– От ранения.

– Зажил. У драконов не остаётся шрамов.

– Ну да, конечно. Глупый вопрос. В общем, Лаен. Чтобы сегодня все сделал! Договорились?

Парень кивнул. Этого мне достаточно.

Попрощавшись с его братом, пошла на выход.

– Он там ещё жив? – вдруг спросил блондинчик. У меня или у своего друга?

– Вы все ещё здесь? – удивилась я, – Мы не знакомы? – спросила у брюнета.

У меня такое чувство, что мы раньше виделись. Но тот лишь покачал головой. Решив не заострять на этом внимание, покинула, наконец, гостеприимный пятый этаж.

Мне есть, о чем подумать. К примеру, что это только что такое было?! Что за эмоциональные качели? Я никогда себя так не веду. Сегодня было что-то из ряда вон!




Глава 15


Алишер

Практика задержалась и продлилась дольше, чем обычно. А все из-за неожиданного нашествия нечисти. Повезло, что мы заметили прежде, чем успели выехать. В дороге нам бы пришлось в несколько раз сложнее, а так отделались царапинам и несколькими ранеными. Возле комнаты одного из них мы как раз проходили.

– Смотри – толкнул меня локтем в бок друг. – Не успел вернуться, а его уже поклонницы осаждают.

– Не завидуй, – ответил Дамиру.

Я бы прошел дальше, но Мир задержался, рассматривая увлекательную картину того, как девушка стучит в дверь. Судя по всему, Бэльт не слишком хочет видеться с ней. Может быть, попросить ее покинуть этаж? Мне только скандалов в первый день учебы не хватало. Девушка обернулась и посмотрела на нас.

– Вы живёте на этом этаже?

Мы с другом переглянулись. Первокурсница, поняли мы. Только они не знают, кто мы такие. Пока я думал, когда Бэльт успел закадрить первокурсницу, нас не было весь семестр, девушка осматривала нас. Кивнули на ее вопрос. Неужели решила на нас переключиться, раз с Бэльтом не вышло.

– Хорошо, – она посмотрела на закрытую дверь, как на своего врага, – Будете свидетелями, – надеюсь, она не хочет, чтобы мы стали очевидцами убийства? – Вы видели, что я стучала и мне не открыли? – мы снова кивнули, – Там мой одногруппник, стучала я больше пяти минут. Ответа не последовало и за дверью стоит абсолютная тишина, а я точно знаю, что он там. Имею право вскрыть дверь, так как предполагаю, что его жизни может грозить опасность.

Она что-то сделала с дверью и замок щёлкнул. Кто она такая, если имеет доступ к чужим комнатам? Может напросилась в помощницы коменданта, чтобы иметь возможность попадать в комнату к своему возлюбленному. Правда, никогда не слышал о такой должности, но девушки на многое пойдут, чтобы добиться своей цели.

Меж тем в комнате что-то происходило. Нам бы уйти, наконец, отсюда: ещё декану отчёт отдавать, и к ректору зайти нужно. Так Дамира не оторвать от двери.

– Может быть, пойдем? – спросил у него. Нет никакого желания становиться свидетелем сцен ревности.

– Подожди, – махнул мне друг рукой, не отрываясь от своего занятия. – И мы не можем уйти, мы же свидетели. Забыл?

Да уж, свидетели. Мне одно интересно, что в этой комнате забыл ее одногруппник? Через несколько минут из комнаты выскочила девушка. Но не та, что вошла, другая, по пути одеваясь.

– Вот это уже интересно, – воодушевился друг. А я в который раз понял, что был бы Мир женщиной, был бы первой сплетницей Академии. Он ещё усерднее стал прислушиваться. Но даже я со своего места слышал странное шуршание, – Видимо, мирятся, – прокомментировал Мир.

– Вот и хорошо, мы можем идти. Свидетели им не нужны. По пути назад проверим, чтобы они покинули наш этаж.

– А нет, стой! Парень ржёт. Девушка молчит. Кажется, она его бьёт. Что-то разбилось. Как думаешь, о голову парня или о пол? Ставлю пять золотых, что об его макушку! – не понимаю воодушевления друга. Но по опыту знаю. Теперь он не уйдет, пока не узнает, чем все закончится, – Что-то говорит ему, – комментирует Мир, – Парень больше не смеётся. Может она его того?

– Сплюнь! Мне только этого не хватает в первый день!

– Она чихнула, – сказал друг с блаженным видом на лице. Надеюсь, это не то, о чем я думаю, – О, кажется, Бэльт тоже там. Слышу его голос.

Мир так увлекся подслушиванием, что его чуть не пришибло резко открывшейся дверью. Но он стоит с таким видом, словно ничего не было. Девушка на нас даже не смотрит, погруженная в свои мысли.

– Он там хоть живой? – спрашивает Мир.

Девушка удивлено посмотрела на нас.

– Вы все ещё здесь? – с неподдельным удивлением спросила она. Остановилась взглядом на мне, – Мы с тобой раньше нигде не встречались? – Друг тоже посмотрел на меня.

– Нет, – ответил и ей, и Миру.

Неужели она действительно думает, что этот вопрос – хороший повод для знакомства? Но девушка ушла, не сказав больше ни слова. Может быть действительно мы где-то виделись? Но тогда я бы её запомнил.

Я и Мир, как два идиота, стояли и смотрели вслед уходящей девушке. Но мысли нас посещали разные.

– Вот это задница! – восхитился друг.

– Не твоего поля ягодка, Дамир, – Бэльт живой и здоровый стоял у двери. В комнате царил беспорядок. Везде стекло и перья. Значит мне не показалось и у нее в волосах я действительно заметил пёрышко.

– Твоя? – спросил Мир.

– Брата. Когда бы я успел с ней познакомиться? – Бэльт прислонился плечом к косяку двери, сложив руки на груди.

– А вот наш Алишер успел! – выдал друг, смотря на меня. Это было обвинение?

– Я впервые вижу ее, – повторил ему.

– Видишь, Мир. Я же говорю, что тебе ничего не светит. Девушка решила с Шером познакомиться, а не с тобой, – поддел друга Бэльт. Он его специально задевает, а Мир ведётся. Как дети малые!

– Как я погляжу, с твоим братом они расстались, – кивнул Мир в комнату Бэльта, – Значит, путь свободен.

– Даже не надейся! С таким, как ты, – Бэльт взглядом провел по фигуре друга, – она не будет. Даже в сторону твою не посмотрит.

Это был опасный момент. Мир терпеть не может, когда сомневаются в его мужском обаянии. Бэльт это знает и бессовестно пользуется.

– Спорим, что максимум через месяц она станет моей! – Сказал Мир, протягивая руку к Бэльту для заключения пари. Я чуть не застонал в голос. Опять?!

– Хорошо! Спорим на сто золотых, что она пошлет тебя и даже близко к себе не подпустит, – Бэльт пожал в ответ руку Мира, как полагается, за предплечье. Два идиота! – Шер, засвидетельствуй.

– Нет, стоп! – Остановил меня Мир. – Для чистоты пари никто не должен знать об этом. Вдруг девушка узнает и слетит с крючка?

– Что ты предлагаешь? – спросил Бэльт.

– Ты дашь клятву, что никто не узнает об этом пари, пока не пройдет месяц.

Бэльт согласился и выполнил свою часть пари. Я положил этим двум идиотам руки на плечи и произнес условия пари. Теперь я их наблюдатель. И зачем только ввязываюсь в это?

Катарина

Наступило утро. Первая пара прошла без Лаена. Вторую я ждать не стала и, предупредив Алана, пошла искать пропажу. Нашелся он в своей комнате. И снова спит. Оценила обстановку. Все, в общем то, чисто, только на столе бардак. На глаза попадаются исписанные листы. Прочла несколько строк. Улыбнулась. Послушался. По-другому посмотрела на дрыхнущее тело. Даже будить жалко стало. Видимо, всю ночь сидел, писал. Зазвенел звонок, обозначающий вторую пару. Парень зашевелился и резко поднялся. Словно не помня, где он, осмотрелся по сторонам. Увидел меня, осмотрел себя. Прикрылся одеялом. И вид у него такой потерянный стал.

– Что ты здесь делаешь? – спросил он.

– Ты проспал первую пару, – сказала без предисловий, – Молодец, что все сделал, – кивнула на написанный реферат.

– Пришла проконтролировать, – констатировал он, снова ложась на кровать.

– Не заставляй меня разочароваться в тебе, – сказала наглому дракону.

– Я все вазы попрятал. Поэтому тебе нечем мне угрожать.

Осмотрелась. Действительно, нет ни одной вазы поблизости. А подушка под головой у парня. Подготовился.

– Забыл, что в комнате живёшь не один. И ты сильно недооцениваешь женскую изобретательность, – парень застонал. Сдержала рвущийся наружу смех, – К обеду хоть выспишься? – Лаен согласно промычал.

Ничего не сказав, вышла из комнаты.

Пока туда и обратно сходила, прошла половина пары. Решила посидеть в библиотеке, все равно на пару не пустят. Проще отработать прогул, чем пытаться прорваться на неё.

Обед чуть не пропустила, дочитывая параграф, что проходили на паре без меня.

В столовой было шумно, как и всегда. Но сегодня здесь, кажется, собралась вся академия. Замерла на пороге.

– Чего застыла, малышка? – спросил меня Алан, обняв одной рукой.

– Мне кажется, или студентов стало больше?

Алан указал в сторону пустого стола. Странно, что общая часть студентов обосновалась в одном углу. Пока мы сидели, все время казалось, что кто-то неотрывно смотрит мне в спину.

– Тебе не кажется, – сказал он, садясь напротив, – Вернулся второй курс.

– Он куда-то уезжал?

– А ты не помнишь про Лаена и его раненого брата?

– Ещё бы мне не помнить. Все никак забыть не могу.

– Он со второго курса. Ты на окружающий мир хоть иногда обращай внимание, – посоветовал мне Алан.

Через время к нам присоединился Лаен.

– Все сдал, – сказал он, хватая мясо с моей тарелки, – Я молодец?

– Молодец, – согласилась. Угрожающе направив на него вилку, пригрозила, – Ещё раз сунешься в мою миску, на твоём теле станет на четыре дырки больше.

– Сдаюсь, злая ты женщина, – отодвинулся от меня Лаен.

– Не познакомишь меня со своей знакомой? – не попросил, а приказным голосом сказал парень, подошедший к нашему столу. Всеобщее внимание сосредоточилось на нем. Оказалось, это мой вчерашний знакомый блондин. А где дружка потерял?

– Мир? – явление парня стало новостью для Лаена. Тот даже в сторону дракона не смотрел, вышеупомянутый Мир, не отрываясь, наблюдал за мной.

– Дамир, – представился беловолосый.

– Катарина, – сухо ответила я, продолжив ковыряться в тарелке. Аппетит почему-то пропал.

«Малыш, я чего-то не знаю?» – мысленно спросил Алан.

«Нас таких двое. Я тоже мало что понимаю».

– Какое красивое имя, – продолжил Дамир. Пришлось сдержать рвущиеся наружу комментарии. И чего так тихо в столовой стало. Осмотрелась, девушки за соседним столом даже дышать перестали.

– Не желаешь познакомиться поближе? – продолжил Дамир.

А у меня сердце застучало быстрее. Не люблю быть в центре внимания.

«Малыш, я слышу, как колотится твое сердце» – сказал Алан.

Меня спас звонок. Но никто с места не сдвинулся. И Дамир ещё этот сидит надо мной коршуном.

– Не люблю опаздывать, – сказала, вставая из-за стола. И, не говоря ни слова, в оглушающей тишине пошла на пары.




Глава 16


Дамир

Я смотрел, как уходит Катарина и не мог поверить своим глазам. Она ушла? Даже не оглянулась ни разу! Оставшиеся студенты резко зашевелились. Видимо вспомнили, что в академии нужно не только подслушивать, но и учиться. Вскоре в столовой никого не осталось.

– Долго собираешься здесь сидеть? – спросил подошедший Алишер.

– Она просто ушла!

– А ты ожидал, что при одном твоём появлении она падет перед тобой на колени, благодаря всех богов за такой подарок, как ты? – с плохо скрываемым сарказмом сказал Шер, – если она не сделала это при первой встрече, может, не стоит надеяться, что сделает в будущем?

– Мне нужно все узнать о ней, – решительно сказал другу.

Жаль, что вчера на это не было времени. Должны же мы отпраздновать свое возвращение и удачную сдачу практики.

– Может, не стоит связываться с этой девушкой. У меня плохое предчувствие. Что тебе сто золотых? Отдашь и забудешь.

О нет! Теперь это дело принципа. Эта Катарина ещё вчера меня привлекла. Сто золотых, это всего лишь приятный бонус к тому, что еще будет между нами. Я уверен, несмотря на внешнюю скромность, девушка очень темпераментная.

Сегодня, увидев ее в столовой, готовился к тому, что она найдет взглядом меня. Надеялся на это. Может быть, она со вчерашнего дня меня забыть не может. А потом к ней кто-то подошёл. Возможно, это ее парень. Так по-свойский может обнимать только он. Ещё вчера она была с Лаеном, а сегодня крутит с другим. Как предсказуемо! Да, возможно, не нужно было подходить на глазах у всех. Но мне безумно захотелось увидеть ее реакцию. И особенно темноволосого наглого парня. И что она в нем нашла?

Признаюсь, меня расстроило ее поведение. Она даже не кокетничала со мной! Да, рядом с нами сидел ее предполагаемый парень. Но неужели я нарвался на вымирающий вид девушек под названием «верная»? Но ведь она встречалась с Лаеном, напомнил себе. Видимо, просто цену набивает. Что ж, она разожгла во мне интерес. Осталось теперь только завоевать ее. А это дело нескольких дней.

Я так думал. Но черт! Эта девчонка какая-то непробиваемая. Присылал ей цветы, конфеты. Потом слышал, что она задарила дорогим шоколадом коменданта. А когда я увидел подаренный мной букет при входе в общежитие, пришлось прекратить тратить зря деньги. Подарил ей браслет. Золотой, из последней коллекции. Так он каким-то чудом оказался следующим утром у меня в комнате. Значит, она знала, от кого цветы!

Пытался что-то разузнать о ней. Сперва хотел сделать все тихо. Зачем привлекать лишнее внимание. Но когда опомнился, понял, что прошла практически неделя, а у меня никаких результатов. Хотя нет, теперь вся Академия гудит о том, что я бегаю за первокурсницей.

Моя группа не в курсе по понятным причинам. У девчонок спрашивать нет смысла. Почуют в ней соперницу, ещё навредят, а я не хочу, чтобы ей портили шкурку. Спросил в ее группе, так мне даже не отвечали, молча уходили. Может быть, они не сильно дружат? Тот же Лаен на просьбу рассказать о Катарине лишь смерил меня взглядом, развернулся и ушел.

Все, что я смог узнать о ней, это то, что она хорошая девочка и усердная ученица. И на этом все!

Подойти бы с ней поговорить наедине. Так она всегда с охраной, то есть со своим братом. Хоть это удалось прояснить. То с кем-то из группы. Они словно сговорились все! Стоит ей заметить меня, как она скрывается за первым же поворотом.

Единственные, кому смешно, это Алишер и Бэльт. Эти двое наслаждаются моими неудачами. Я и сам стал думать, что проиграю, пока мне не помог случай. И смежное расписание, конечно.

У первого и второго курсов была смежная физическая подготовка. Ведёт ее Авенир Дорг. Он был с нами на практике, поэтому наша группа стояла смирно и даже дыхнуть боялась лишний раз. Кто бы мне сказал, что драконов будет строить оборотень, посмеялся ему в лицо. Но не теперь. А вот первый курс стоит не ровным строем и беспечно переговаривается. Когда Авенир стал перед нами, моя группа словно по команде напряглась.

– Приветствую вас, господа адепты. Меня зовут Авенир Дорг. Я ваш преподаватель по физической подготовке на этот семестр. Если повезёт, – его хищный оскал не оставит никого равнодушным, – то и до конца вашего обучения.

Он театральным жестом открыл наши списки. Хоть и знаю, что сейчас он не сможет послать нас на ночное дежурство на кладбище или ещё что похуже, но выработанные рефлексы за прошлый семестр заставляют напрячься.

– Сперва я хотел бы познакомиться со старостами. Алишер Сэнрин, – друг сделал шаг вперёд.

Вот, кто не боится его. У них даже что-то вроде дружбы или взаимного пофигизма.

– С вами я уже знаком, – Шер кивает и с невозмутимым видом становится в строй, – Первый курс, – торжественно говорит преподаватель, – Староста… – он делает театральную паузу. Что за представление? Мне кажется, он ведёт себя сегодня ещё более странно, чем обычно, – Катарина Блоу. Сделайте шаг вперёд.

Хочется повернуться и посмотреть, правильно ли я услышал. Но вместо этого лишь кошу взгляд. Я слышал, что впервые за всю историю существования Академии старостой стала девчонка, ещё и человек. Но я даже предположить не мог, что это Катарина. Но, может быть, это другая девушка. Нет! Из строя делает шаг девушка в спортивной форме. Ей очень идёт, делаю для себя вывод. Короткие волосы собраны в хвост. Она на полголовы ниже Дорга. Он в несколько раз шире неё в плечах. Но даже когда он подходит к ней ближе, Катарина не опускает взгляд. Наоборот, ее губы дёргаются, словно ее забавляет эта ситуация.

– Девушка в роли старосты, – произносит Дорг небрежно, – Куда катится мир!

– Пора пересмотреть застарелые взгляды на жизнь. Ведь магия возвращается, с каждым годом маги становятся сильнее. Одно возвращение оборотней чего стоит.

Не успеваю поднять упавшую челюсть. Вот это наглость! На практике мы даже слова не могли сказать без приказа. Даже Алишер. А она вот так вот. Посмотрел на Дорга. Сейчас будет взрыв. Но вместо него тот лишь довольно улыбается. Словно именно этого он и ждал. Они знакомы, осеняет меня.

– Возможно, вы и правы, адептка Блоу. Стать в строй, – девушка повиновалась.

Только теперь обратил внимание на друга.

– Ты выглядишь так, будто не знал о том, что она староста, – сказал он тихо.

– Я и не знал, – шепотом ответил ему, – А ты как узнал?

– Вира сказала, – ну конечно! Девушка Алишера учится на первом курсе. Как я сразу о ней не вспомнил, – А мне почему не рассказал?!

Друг только пожал плечами.

– Адепты Сэнрин и Фартис. Вам было мало наказаний на практике. Или вы так по мне соскучились, что хотите поговорить, пригласить на чашечку чая? – его обманчиво дружелюбный тон нас не проведет. Но вот смех у первого курса его слова вызвали. Моя даже не шелохнулась, – Тогда будьте так добры, – его голос утратил дружелюбие и стал на несколько тонов выше, – Прекратите хернёй страдать! Пять кругов для разогрева вашей группе, пока я буду вводить в курс дела малышей, – смягчился в конце. Нас он иначе, как сосунками, не называл. Мы безропотно повернулись и побежали, – Услышу, что разговариваете во время бега, накину ещё пять, – крикнул он нам в след.

Пришлось перенести разговор с другом на потом. Я и забыл, что стадион в Академии намного больше, нежели был на практике. Но и с ним мы все легко справляемся. Когда мы закончили, первый курс уже ушел. Нас тоже не стали долго держать и вскоре, чистые и переодетые мы сидели в столовой.

Я глаз не сводил с напрягшейся от моего внимания Виры. Девушка давилась, а потом не выдержала.

– Что ты хочешь узнать?

– Все! Что ест, с кем спит, когда ложится, когда встаёт. С кем ложится и встаёт! Что ест, что любит, кого любит! – засыпал я вопросами Виру.

Бедная девушка растерялась. Но потом взяла себя в руки. Вот за что она мне нравится, так это за любовь к сплетням.

– Насколько мне известно, она ни с кем не спит. Ест то, что и все. Ложится в очень открытом белье, – она наклонилась ниже, словно хочет поведать тайну, – Я узнавала. Таких комплектов, как у нее, нет нигде. Они появлялись несколько десятков лет назад где-то на территории Катанамии. Но после о них никто не слышал.

– О ком не слышал? – что-то я потерял нить повествования.

– О белье! – сказала она.

– Каком белье?

– Нижнем!

– Что мне до ее белья?! – взрываюсь я. В конце концов, сам узнаю, надеюсь, уже совсем скоро.

– Ты ведь сам спросил в чем спит, – обижено протянула девушка. Алишер подтвердил.

– Откуда такие знания? – поинтересовался он в ответ.

– В прошлом семестре ко мне перевелась девушка из ее группы. Теперь мой зам. Там такая история! Ведь она ее сразу не взлюбила.

– А вообще, хочу сказать, что Катарина очень приятная девушка. Скрытная, правда, но не конфликтная. Попросишь помочь – поможет и взамен ничего не попросит. Только вот с группой ей не слишком повезло. Но теперь все в порядке.

– А что с группой? – Спросил ее. Алишер продолжил поглощать свой обед, не обращая на нас внимания.

– Не взлюбили они ее. Плохо приняли. Строили козни. Но она их перевоспитала! – с гордостью за весь женский пол сказала Вира.

В общем, из ее рассказов я понял, что Катарина очень хорошая, преданная, верная и дальше по списку. Просто ангел во плоти.

– А ты зачем, собственно, интересуешься? – Вдруг спросила Вира. Конечно: после того, как все рассказала, ей стало интересно.

– А если я скажу, что мне понравилась Катарина.

– Ни за что не поверю. Не твой формат, – уверено ответила Вира. Я не стал спорить. Лишь улыбнулся своей фирменной улыбкой, – Да ладно! Неужели действительно заинтересовала? Мне ведь девчонки не поверят!

Кажется, она уже покинула нас и мысленно представляет, как поведает эту новость подругам. Но мне придется вернуть ее из мира грез. Главного она не сказала.

– Что она любит?

– Откуда мне знать? Мы ведь не подруги. У не вообще нет подруг. Ходит всегда только с этим своим братом. Но, знаете, ходят слухи – она снова перешла на полушепот, – что между ними совсем не семейные отношения. Вы видели, как они обнимаются?

– Может хоть знаешь, где она любит гулять? – Не хочу слушать эти домыслы.

– Не знаю, – ответила обижено Вира, – Хотя, – девушка задумалась, – Я видела ее несколько раз возле конюшен.

– Проверяла мой подарок? – влез в наш разговор Алишер.

– Что? Нет, конечно! Я к нему и близко не подойду, – и добавила миролюбивей, – Ты ведь знаешь, что я его боюсь.

Алишер кивнул. Что там говорить, я сам опасаюсь приближаться к той скотине. Он в прошлую нашу встречу сожрал мой сапог! Но я уверен, он хотел отведать моей плоти!

– Что думаешь? – спросил я, когда мы остались с Алишером одни. Вира побежала на свои пары, а мы неспеша шли на свои.

Хоть друг и казался равнодушным к нашей беседе, я уверен, он все слышал. И мне важно узнать его мнение. Он читает окружающих, как открытую книгу.

– Ты и сам все понял, – сказал он, – Твои старые методы на нее не подействуют.

– И что ты советуешь?

– О нет! Меня не нужно впутывать. Сам разбирайся с ней. Мое мнение по поводу этой авантюры тебе известно.

Друг ушел вперёд, а я остался думать над своим следующим шагом. Кажется, сегодня мне предстоит прогуляться к конюшням. И завтра, если понадобится, и послезавтра…

Катарина

Неделя была… странной. И как-то по особенному изматывающей. Возможно, тому виной прицепившийся, как банный лист, Дамир, или следующие за мной по стопам ребята. Сперва не обратила на это внимание. Но потом стала замечать, что они будто специально никогда не оставляют меня одну. Сперва меня это даже забавляло. Но через неделю стало бесить. Особенно потому, что не хотят признаваться, что на них нашло. Даже Алан! Ещё и парень этот прилип. Что ему нужно от меня? Ведь при первой-второй встрече мог понять, что я не заинтересована в общении с ним. Так нет же! То цветы, то конфеты. Отличный нюх Алана помог установить личность отправителя.

– Может быть, мальчик влюбился в тебя. А ты так с его подарками.

Не выдержала и рассказала все Фриде. Хорошо, что кольцо за столько лет не потеряло своих свойств. Зарядила его магией, и оно снова работает.

– Не хочу, чтобы он думал, что я согласилась на что-то.

– А ты согласилась? – чувствую, как ее губы растянулись в предвкушающей улыбке.

– Нет. И не собираюсь. Видела бы ты его. Он ведь типичный дамский угодник! Весь такой холеный! «А можно с вами познакомиться?» – передразнила его.

– Зря ты так с парнем. Вдруг у него чувства, а ты как скала. А кто хотел первый поцелуй?

– Я. Но не с первым ловеласом Академии, – я не думала, что Фрида запомнила мой пьяный бред перед отъездом в Академию. Ведь сама тогда была в какашку.

– Ты узнавала что-то о нем, – обвинительного сказала она.

– Врага нужно знать в лицо.

– Ну да, конечно. Ты там не заиграйся. Присмотрись к нему. Может, он окажется хорошим парнем. А если нет, то просто приятно проведёшь время.

– Это тебя дядя не слышит, – сказала я и, мы обе засмеялись.

– Ты права, ему лучше пока не говорить. А то ведь не знаешь, что он может предпринять. Кстати, ты с Бесом уже виделась?

– Нет еще. Завтра у нас пара у него.

– Предвкушаешь?

– Ты знаешь, я даже соскучилась по нему. Немного, – добавила я.

– Ты там моего бету не обижай. Он хоть и вредный, но мужик, в общем-то, нормальный.

Фрида сама сказала, что он ее бета. У первых, кого она обратила, с ней особая связь. Почти как у меня с Аланом.

– У тебя ещё два есть, – напомнила ей на всякий случай.

– Есть. Но один за тобой присматривает, а другой в лесу живёт. Кстати, от Ори привет.

Воспоминания о мелком светловолосом мальчишке вызвали улыбку. И пусть он сейчас выглядит старше меня. Оборотни развиваются так же, как люди. Но в определенном возрасте перестают взрослеть.

Попрощавшись с Фридой, собралась спать. Но мысли то и дело возвращались к тому, что она сказала. Присмотреться, говоришь? Если разобраться, то я боюсь не славы того парня, а самой мысли о том, что могу с кем-то встречаться. Эта мысль кажется такой дикой, что ли. Самой с себя смешно. И хочется, и колется.

На следующий день на паре по физической подготовке наша группа была вместе со вторым курсом. Что скрывать, я была рада видеть Беса. Даже немного соскучилась по его приказному тону и высокомерному взгляду. На мой выпад он ничего не ответил. Да, раньше я предпочитала отмалчиваться. Но, кажется, я все сделала правильно. Иначе, почему Бес так улыбался. Отправив второй курс на пробежку, он решил проверить наши силы. После маленькой разминки он поставил нас в спарринг и наблюдал. По итогам он выберет напарника на следующий семестр, с которым мы должны будем отрабатывать приёмы. После этого он всех отпустил. Меня попросили задержатся.

– Ты обрезала волосы. – сказал он, – Райан ругался?

– Фрида его подготовила, – улыбнулась я.

– Ты выросла. Стала взрослее.

– А ты постарел, – поддела оборотня.

Обращаться к Бесу на вы я не могу. Да я ещё помню, как он территорию метил в облике пса, прежде чем Фрида его обратила.

– Здесь я Авенир Дорг. Ты должна обращаться ко мне уважительно, – Тон серьезный, а глаза смеются.

– Конечно. Как только начнутся пары, сразу исправлюсь. А сейчас ты просто Бес. Помощник моего отца и бета Фриды. И псина, который гонял меня в детстве.

– Не соблазняй напомнить тебе это, – Бес позволил себе улыбку, – Я хотел поговорить с тобой. Ты видела старосту второго курса? – кивнула, – Он будет твоим напарником на моих занятиях. Ты ушла намного дальше своих одногруппников. И в связке с ними ничему не научишься. А Алишер лучший среди своих.

– Тебе лучше знать, – по опыту знаю, что спорить с ним бессмысленно.

– Это сейчас ты сказала, или я ослышался? Ты признала мою правоту? Какая новость! – сделал удивленный вид Бес, – Ладно, беги. Бестолочь возвращается.

– Строго ты с ними. Дал бы ребятам отдохнуть. Три месяца с тобой нос к носу прожить! Это ж какой выдержкой и терпением нужно обладать. А они вон, ещё и живы все, – ещё при построении заметила, как напряглась группа в компании оборотня. Видимо, не сладко им пришлось.

– Иди уже, мать доброты. Наслышан я о твоих подвигах в прошлом семестре. Я смотрю, ты тоже не скучала. Молодец, моя школа.

Что-то в Бесе изменилось. Само отношение ко мне. Или оно и раньше такое было, а я не замечала? Попрощавшись с оборотнем, пошла готовиться к следующей паре. Обдумывая, кто изменился, я или он. Но так и не пришла к единому выводу.

– Вы знакомы? – на выходе из раздевалки меня поджидали Виранж и Алан.

– Вы издеваетесь? Может быть и возле туалета меня караулить будете?!

– Малыш, не заводись, – успокаивающе сказал Алан.

– Я успокоюсь только тогда, когда вы скажете, какого хрена тут творится!

Парни молчали.

– Что ж, пока вы все не объясните, я с вами разговаривать не буду! – я обиделась, а все хорошее настроение как ветром сдуло. Они переглянулись, но промолчали. Как хотите! С видом «я вас не знаю» пошла по своим делам. Но эти двое все равно следовали за мной. И как же это выводит меня из себя!




Глава 17


Катарина

Вечером, оторвавшись от своих надзирателей, пошла в то место, где мне всегда рады. К Бэлиалу дошла быстро. Может быть из-за того, что не хотела попасться кому-нибудь на глаза. В конюшне, как всегда, было тепло и пахло сеном. Здесь я могу дышать спокойно. Такое чувство, будто последнюю неделю постоянно жила в напряжении, а здесь оно, наконец, отпустило. Неспеша пошла к нужному стойлу. Подойдя, заглянула внутрь. Бэлиал услышал меня и, всхрапнув, подошёл ближе, но на свет не выходил. Мы не одни. Я осмотрелась, но никого не увидела. Пегас ещё никогда не ошибался.

– Странно, что я нашел тебя именно здесь.

Только не это! Хотелось застонать в голос, но я сдержалась. Посмотрела на говорившего. Как я и думала, ко мне подошёл Дамир. И как он нашел меня? Не верю в то, что он оказался здесь случайно.

– У тебя есть конь? – спросил он.

Задавила на корню желание уйти. Вспомнила слова Фриды. Ещё раз посмотрела на парня. Красивый, высокий, подкачанный. Все это я заметила ещё при первой встрече.

– Нет, – ответила на его вопрос, а то молчание слишком затянулось.

– Пришла посмотреть на Пегаса? – продолжил расспрашивать он, кинув взгляд в сторону Бэлиала. Тот, поняв, что говорят о нем, издал что-то похожее на смех.

– Он твой? – мне действительно интересно, ведь чей он, я так и не узнала. А магистр Фринот молчит.

– Можно и так сказать, – сказал Дамир, опершись о дверцу стойла. Пегасу это, видимо, не понравилось и он со своей стороны ударил по ней. Дамир подскочил вверх от неожиданности.

– Это значит, нет?

– Он моего друга, – сказал Дамир, смотря обижено на дверь.

– Он красавец.

– У него есть девушка, – серьёзно сказал Дамир.

Я по-другому посмотрела на Пегаса, а он, оказывается, почти семейный…Пегас.

– Она здесь? – Два Пегаса в одном месте, это что-то. Может их поймали вместе, поэтому они остались здесь.

– Конечно. Учится на первом курсе.

– Это как? – пегас учится?

– Как и все, – парень не доволен разговором. А я не могу понять, как Пегас может учиться.

– В качестве учебного пособия? – предположила я.

– В качестве адептки. Что-то ещё хочешь узнать о Вире?

– О ком? – тупо переспросила я, все мысли занимала картина Пегаса в форме за партой.

– О девушке Алишера.

– Кого? – вернулась к действительности.

– Друга моего.

– А при чем тут твой друг? – продолжала тупить я.

– Он ведь тебе понравился, – уже не так уверенно сказал Дамир.

– Я о Пегасе говорила, вообще-то. – упомянутый Пегас тем временем ржал. И не так, как порядочный конь, а как самый настоящий человек, с подвываниями. Парень тоже обратил на странные звуки внимание. А когда до него дошла вся суть, сам улыбнулся и заметно расслабился.

– Не верится, что эта тварь может понравится ещё кому-то, кроме Шера, – сказал Дамир. Мне стало обидно за Пегаса.

– Никакая он не тварь, а очень даже милый и добрый, – я засунула руку между прутьями, чтобы погладить Бэлиала. Тот приблизился ко мне.

– Стой! – закричал Дамир. От его крика вздрогнула и я, и пегас. Парень подлетел ко мне и оттащил от стойла, – Хочешь с рукой попрощаться? – сказал он, глядя мне в глаза, продолжая держать в своих объятиях.

Я замотала головой, что не хочу прощаться, она мне ещё понадобится. Парень тяжело дышал, кажется, он сильно испугался. Из-за меня? Стало приятно, что за меня волнуются.

– Я в порядке, можешь отпустить, – парень продолжал смотреть на меня.

Он крепко держал меня, я сквозь форму чувствую тепло его тела и как под моими руками бьется его сердце. Взгляд Дамира упал на мои губы. Он стал медленно наклоняться ко мне. Все ниже и ниже. Я, как завороженная, смотрела на него. Сбоку всхрапнул Пегас и я словно очнулась. Извернувшись одним слитным движением, заломила парню руку, оказавшись у него за спиной. Заломила слишком сильно, так что он застонал, а я почувствовала, как что-то хрустнуло. Резко отпустила Дамира. Его рука безвольно повисла вдоль туловища. Я кинулась к нему.

– Прости, я не знаю, что на меня нашло! – запричитала я, боясь прикоснуться к его руке и не зная, что делать, – Нужно в лазарет? Ты можешь идти? Подожди здесь, я позову кого-то.

Я рванула на поиски помощи, но парень схватил меня здоровой рукой.

– Не нужно, все в порядке. Я сам смогу идти. Проведёшь меня? – он такими глазами на меня посмотрел, что сердце защемило. Ему, наверное, больно, а он даже не морщится. А ведь это я навредила ему. И что на меня нашло?!

– Конечно. Может ее хотя бы зафиксировать? – предложила я. Парень отказался, обнимая меня свободной рукой, повел к выходу.

А там нас ждал сюрприз в виде ректора.

– Что вы здесь делаете? – спросил он. Я хотела рассказать обо всем. И о том, что в лазарет идём, и что только что случилось. Но Дамир меня опередил.

– Гуляем, – парень прижал меня к себе сильнее и пошел дальше.

– Ты почему ему ничего не сказал? – спросила шепотом.

– Рассказать, как меня победила первокурсница – девчонка? Да надо мной ещё месяц смеяться будут.

– Значит в лазарет не пойдём? – Спросила у него, когда вместо нужной тропинки повернули в сторону общежития.

– Нет.

Я отодвинулась от него. Может ему и помощь моя не нужна тогда, и он просто обманывает меня. Дамир меня спокойно отпустил.

– Так тебе не больно и рука цела?

– Больно. Но терпимо и рука, судя по всему, вывихнута. Ты где так научилась?

Я застенчиво опустила взгляд в пол.

– Теперь у меня будет моральная травма. И залечить ее может только свидание.

– А ты наглый, – подняла взгляд на Дамира.

– Тем и живём, – улыбнулся парень. – Так что, согласна? Завтра в это же время на том же месте. Иначе мне всю жизнь придется жить с этой травмой.

Первой мыслью было отказаться. Но ответила я совсем другое.

– Хорошо. Только… Ты можешь никому не говорить. Зная твою репутацию… Пойдут слухи, – я не знала, куда глаза деть, говоря все это. Ожидала услышать насмешку, но парень спокойно согласился и предложил проводить меня.

Я отказалась, ведь нас могут заметить. Но Дамир лишь засмеялся, ведь мы живём в одном общежитии и в этом ничего преступного нет, но я настояла. Поэтому пошла первой, а он через некоторое время. На этаже было тихо, но стоило мне подойти к своей двери, из комнаты вышел Алан.

– Ты была у Бэлиала? – я кивнула, – В следующий раз предупреждай.

– Сразу после того, как расскажешь, с чего такая охрана, – повернувшись к оборотню, сказала я.

– Я не могу этого сказать. Просто поверь, что мы не хотим ничего плохого.

– Если ты не хочешь говорить мне правду, почему я должна?

– Тебе есть, что скрывать? – Алан стал принюхиваться, он иногда сам не замечает своих действий. Это у него на уровне инстинктов.

– Ал, я устала. Давай завтра все обсудим. Сразу после того, как услышу правду от тебя.

Я спряталась от задумавшегося оборотня за дверью. У меня не осталось сил на споры, да и желания не было выяснять отношения именно сейчас. Мысли то и дело возвращались к произошедшему полчаса назад. Он меня почти поцеловал! Я не могу разобраться в себе, какие чувства испытываю сильнее: возмущение или предвкушение. И зачем я согласилась на это свидание? Вдруг он не придет? А что мне надеть?! Остановила себя на полпути к шкафу. Уже поздно, а у меня целый день впереди. В коне концов, у меня есть тот, к кому я могу обратиться за помощью.

На следующий день ничего не изменилось. За мной все также ходили, вот только я то и дело переживала, что из-за угла сейчас выскочит дракон. Или я хотела этого? Но с Дамиром за целый день я ни разу не пресеклась. За несколько часов до свидания связалась со своей лучшей и единственной подругой.

– Фрида, мне нужна помощь.

Меня засыпали вопросами, и пришлось все рассказать. Она посмеялась надо мной. Но одобрила мое решение.

– Пора прекращать блюсти целибат, – я покраснела, Фрида хорошо меня знает, – Прекращай краснеть и беги готовиться. У тебя свидание, малыш! Не опозорь меня там!

Получив наставления и выслушав шутки в свой адрес, подумала, плюнула на все, оделась как обычно: черные кожаные штаны, сапоги без каблука, белая рубашка, волосы оставила распущенными и пошла к конюшням.

Алишер

– Сейчас будет приятно.

– Делай уже. Ш-ш-ш! – хруст костей и мат друга, как бальзам на душу.

Когда он заявился ко мне ночью с вывихнутой рукой, я немного удивился. Да мало ли, кто мог его встретить на пути. Мир любвеобилен, мог перейти дорогу старшекурсникам, а у них разговор короткий. Я, наоборот, удивился, что он так легко отделался. Но все оказалось ещё интересней.

– Так это она тебя так?! Девчонка?

– Страстная девочка.

– Теперь ты успокоился, надеюсь. Раз она так категорически против твоих поцелуев, – насмешку в голосе скрыть не удалось.

– Наоборот. Малышка так была расстроена, что согласилась пойти со мной на свидание, – Мир выглядит очень самодовольно.

– Значит у тебя все по плану.

– Да. И совсем скоро она станет моей.

– Какая радость!

– Не иронизируй. И вот ещё что, я хотел тебя попросить. Не говори ей о споре. Я вижу, что тебе она не слишком нравится, но не срывай мне развлечение.

– Я уже сказал, что не буду лезть в ваши дела.

Друг долго всматривался мне в глаза, ища подтверждение моих слов.

– Хорошо, пойду я. Завтра особенный день, – на его губах вновь плутовская улыбка.

– Конечно, до завтра. Если она тебе ещё снова что-то сломает, приходи. – сказал в спину уходящему Миру.

Не слишком нравится. А почему мне должна нравится его девица? Чувствуется в ней какая-то фальшь. Что-то мне подсказывает, что она еще покажет себя.

Следующим утром меня вызвал к себе ректор. Он не держал меня под кабинетом, сразу пригласил. Но разговор долго не начинал. Сперва писал, потом отвлекался и снова возвращался к своим документам. Такое чувство, что он не знает, с чего бы начать разговор.

– Как прошла практика? – наконец начал он. Предложенный им кофе уже давно закончился.

– Хорошо. Я ведь тебе уже говорил об этом.

– Говорил, – тихо повторил Мэйвин. Он все время избегает прямого взгляда.

Я не стал торопить его. Очень интересно, о чем он хочет поговорить. Надеюсь, тема не связана с отцом.

– А твой друг, Дамир. Он как?

– Нормально, – вот о моём друге мы никогда не разговаривали.

– И как у него с личной жизнью? – держать лицо становится все сложнее.

– Я не слежу за его девушками. Но, если тебе очень нужно, могу спросить.

– Нет, не нужно, – сказал он, не меняя напряжённой позы.

– Дядя, давай ты не будешь юлить и сразу скажешь, зачем позвал меня.

– Вчера я случайно столкнулся с твоим другом, – посмотрев прямо в глаза, начал дядя, – Он там был с девушкой, – молчу, интересно, что будет дальше, – Катарина Блоу.

Снова она! Да что они все вцепились в неё?! Я начинал серьёзно злиться, но внешне это никак не проявлял.

– Она твоя… – как точнее выразиться? Любовница? Подстилка?

– Нет! – резко ответил он, а я понял, что врёт, – Она знакомая моего друга. Не хотел бы, чтобы твой друг создавал ей проблемы. Ты ведь лучше остальных знаешь его самого и славу, которую он заработал.

– Я знаю твоего друга?

– Возможно, – уклончиво ответил Мэйвин.

– Ты хочешь, чтобы я поговорил с Дамиром и разузнал, что у него с этой…девушкой? – этого делать я не буду, просто хочу узнать, что он хочет от меня лично.

Дядя задумался.

– Я хочу, чтобы они расстались.

Вот это новость. Неужели у дяди самого планы на девчонку Блоу? Они с ума, что ли, все сошли? А она гуляет с ними всеми и крутит, как хочет! Мой друг-идиот теперь тоже в ее списке. Но его я ещё понять могу, но дядя?! Он-то как повелся? В историю про друга я не верю, Мир тоже иногда использует эту отмазку. Может, она опоила их? Это бы многое объяснило. И собачью любовь ее группы, девчонку-старосту слушаться! И решение декана, а как бы ещё она получила свое место! Мэйвин у нее в обороте и Дамир. Кто следующий?!

– Алишер, ты меня слышишь? – дядя поводил рукой возле моего лица. Видимо, я немного выпал из реальности.

– Почему ты мне, – выделил последнее слово – это говоришь? Не проще было бы вызвать к себе Дамира?

– Ты ведь его староста, ты должен разбираться с проблемами группы.

– Но я не должен следить за девчонками, с которыми он спит, – перебил дядю.

– Если ничего не изменится, то у него могут появиться проблемы, – Продолжил он.

– Я скажу тебе то же, что и Дамиру. Я не буду лезть в это дело. А насчёт проблем, у тебя нет такого права. Правилами не запрещено встречаться с противоположным полом, а в некоторых частях устава это очень даже рекомендуется.

Дядя ничего мне не ответил. Она точно что-то с ним сделала. Мэйвин на сотню с лишним лет старше меня, и я никогда не помнил, чтобы он вел себя, как юнец. Глупые угрозы, беспочвенные обвинения. Сделать он ничего не может. Ни мне, ни моей группе. Мы лучшие среди всех, даже третий курс уступает нам дорогу.

Может быть и стоит что-то предпринять, но, черт! Почему я должен беспокоиться об этом?! Нет, весточку отцу я послал о Мэйвине, и ещё одну нашему следопыту. Пусть он разузнает все, что сможет об этой Катарине и ее братце.

Прошла неделя…

Новостей нет. Отец ничего внятного не сказал, ответил лишь, что все под контролем. А следопыт пропал. Мелькала мысль, что это Катарина постаралась, но я отбрасывал ее от себя. Я бы давно забыл о ней, наслаждаясь обществом Виры. В конце концов, и Дамир, и Мэйвин взрослые мальчики, чтобы переживать из-за них.

Кажется, за эту неделю я узнал о ней больше, чем о своей невесте. А всему виной возбуждённый Дамир. Он, кажется, немного двинулся. Эти постоянные разговоры о ней, попытки пересечься с девчонкой в коридоре. А она словно не замечает его, прячась за спинами своих вездесущих прихлебателей. Но друг каждый день бегает к ней на свидания. И так уже целую неделю. А ведь они даже не целовались! Что за бред вообще?! Она строит из себя недотрогу, а сама, уверен, крутит за его спиной с другими. Не удивлюсь, если она спит со своим якобы братом. Вира была права, отношения у них действительно странные.

В таком темпе я смог бы существовать. Абстрагироваться от внешнего раздражителя по имени Катарина Блоу и наслаждаться спокойной студенческой жизнью. Если бы не подстава на паре по физической подготовке. Ее поставили со мной в пару. На целый семестр это подобие старосты будет моим напарником. Какой позор. О чем вообще думал Дорг? Но с ним, кажется, то же, что и с остальными – он потакает девчонке.

Может быть, она решила переключиться на меня? И стоит, глазки в пол, улыбается. А я сдерживаю себя, чтобы не послать всех. Даже Дорга, если понадобится. Пусть сам тренирует свою подстилку. Начало боя и девчонка стала в позу. Что ж, хоть это она может.

Сознаюсь, первый удар был точным и хорошо поставленным, но недостаточно сильным. Я легко уклонился от него и от череды следующих. Когда мне надоело, одно движение и она лежит на земле. Но вместо того, чтобы разрыдаться и убежать, снова встаёт и пытается меня задеть. Просто глупо! Неужели таким образом хочет произвести на меня впечатление? Или на кого-то другого? Свидетелей то много, только вот я в актеры не стремлюсь.

Снова мой удар и она на земле. И снова встаёт. Меня это стало бесить. Отмахиваясь от ударов, пропустил один, перед глазами словно пелена сгустилась на мгновение. Секунда, а она уже лежит на земле и не встаёт. Вокруг тишина и только Катарина слабо стонет. Меня оттеснило от нее волной подбежавших парней: Дамир, Алан, Виранж, даже Дорг, посмотрев на этот спектакль несколько минут, пошёл в раздевалку. Если ее завтра поставят мне в пару – пойду к ректору. Пусть сам разбирается со своей девкой.

Дамир

Катарина лежала на земле и не шевелилась. Первое, что я испытал, это страх за ее жизнь. Странное чувство к, казалось бы, постороннему человеку. Я видел, что Шер слишком предвзят к ней, возникали мысли, что он просто ревнует. Но зная его, даже предположение, что он посмотрит на другую девушку, смешно. И чревато разбитым носом.

Всю неделю мы тайно встречались с Катариной. Это новое для меня. Раньше особо не шифровался. То есть вообще не прятался. Мог спокойно поцеловать девушку на улице. А Катарину я даже за ручку подержать не могу. Такая скрытность поначалу бесила. Но ради пари я решил подыграть ей. А потом мне это странным образом понравилось. Встречи в конюшне, где никого нет. Переглядывания в столовой, пока никто не видит. Это добавило пикантности в отношения и со временем мне это стало нравится. Да и Катарина оказалась очень умной девушкой. Она спокойно может поддержать разговор на любые темы. Я никогда не заговаривал с девушками об оружии или о лошадях. И уж тем более не спорил, какая порода собак лучше подходит для охоты. А то, что она разбирается в магии лучше, чем половина моих знакомых, вообще оказалось сюрпризом.

Я и оглянуться не успел, как прошла неделя, а ведь у нас ещё не было ничего. Даже поцелуя. Мне временами кажется, что у Катарины его вообще не было. Слишком зажато себя ведёт, или умело играет. Но, узнав ее получше, понял – врать она не умеет. Не договорить, это возможно. Так с темами о семье. Родители погибли, живет с родственниками. Все! Больше никакой информации. И эта ее скрытность и одновременно свобода в выражении своих чувств. Когда она смущается и мило краснеет. Это все безумно заводит меня.

И вот теперь я сижу перед ней, а она пошевелиться не может. Единственное желание помочь ей. Отнести в лазарет, исцелить магией. Но я боюсь прикоснуться к стонущей девушке. Рядом оказывается ещё кто-то. Алан, ее брат. Он не смотрит на меня, как и я полностью сосредоточен на девушке. Кто-то ещё подходит. Один из них Дорг. Он сканирует ее артефактом. У девушки перелом и, возможно, надколото ребро. Захотел догнать ушедшего друга и совсем не по-дружески набить ему морду.

– Ее нужно отнести в лечебницу, – говорит Дорг.

Без слов беру девушку на руки, помогая себе магией, чтобы не навредить ей. Магистр должен остаться с группой, занятие не закончено.

– Я сам могу отнести ее, – останавливает меня Алан.

Смерил парня взглядом. Только сейчас заметил, что он не похож на адепта. Он намного старше нас, возможно, одногодка Дорга. Отогнал не нужные сейчас мысли.

– Отвали, – вышло грубо, как я и хотел.

– Я ее брат, поэтому…

– А я ее парень, – перебил его. Он снова захотел что-то сказать, но девушка на моих руках застонала.

– Мир, ты либо помогай, либо верни, откуда взял, – с закрытыми глазами сказала она.

А ведь Катарина обычный человек. Ей сейчас ужасно больно. Артефакт, конечно, провел поверхностную диагностику, но вдруг все намного серьезней! Ещё и братец ее под ногами крутится. Не говоря больше ни слова, пошел в сторону лечебницы. Алан шел за мной. Я держал на руках хрупкое тело девушки и всю дорогу что-то ей говорил. Она не должна потерять сознание. Я никогда не вспомню всех глупостей, что успел наговорить ей. А когда я отдал Катарину в руки целителям и ждал результаты полного сканирования, понял, что это что-то большее, чем просто пари.




Глава 18


Я лежала на кушетке, глядя в потолок. Рядом сновали адепты, наверное, целители практику проходят. Рука страшно болела, дышать тяжело. Видимо, нехило он меня приложил. Я даже движений его не разглядела, как почувствовала боль в руке и спине при падении. После такого встать не смогла. Неужели он так рассердился из-за моего удара? Если да, то завтра же пойду к Бесу, пусть меняет мне напарника. В спарринг с этим сумасшедшим я больше не встану.

– Малыш, ты как? – вместо больничного потолка появилось лицо Алана.

– Могло быть и лучше, – голос хрипел.

– Прости, детка. Мне стыдно за Шера. Не знаю, что на него нашло, – мордашку Алана потеснил Дамир.

– Я думала, ты ушёл.

– Я не могу бросить свою девушку в беде, – пафосно сказал он, убирая прилипшую прядь волос с моего лба.

Алан следит за всем этим молча. Он провожает руку Дамира с таким взглядом, словно откусить ее готов.

«Нам, кажется, есть, о чем поговорить, не правда ли, малыш?» – спросил он.

«О чем?» – невинно посмотрела на Алана.

«К примеру, как долго ты собиралась скрывать от меня своего парня».

– Ал, давай не сейчас, – закрыла глаза, ментальное общение вызывало дискомфорт.

– Детка, ты как себя чувствуешь? – обеспокоенно спросил Дамир, – Кажется, ты бредишь.

Парень взял меня за руку. Первым порывом было вырвать ее, но Мир так смотрел, что я не смогла. На Алана пыталась не обращать внимания.

Что я скрывала от него? Всего лишь тайные свидания с Дамиром. Я уверена, Алан бы их не одобрил. Мир ему почему-то сразу не понравился. Сперва и я сторонилась парня. Но общение с ним вышло неожиданно приятным. Мне было интересно, Мир весёлый и умный. Хоть и скрывает это под слоем дамского угодника. И, кажется, теперь я официально его девушка.

Вскоре нашу компанию разбавил лекарь. Оказалось, у меня перелом правой руки, сломано одно ребро и два треснуто. Да уж, придется здесь подзадержаться.

– Сейчас мы быстро все исправим. Не волнуйтесь, – улыбнулся мне пожилой маг, – Всего каких-то полчаса и вы будете, как новенькая, – он приготовился лечить меня магией.

– Нет! – прохрипела я и громко сказал Алан.

На нас поочередно смотрели то доктор, то Мир.

– Вам незачем волноваться, юная леди. Это пройдет безболезненно. Максимум, что вы почувствуете, это лёгкое покалывание во время заживления.

– Ее нельзя лечить магией, – стал объяснять Алан, – Ее организм воспринимает только магию кровных родственников.

– Почему это не написано в ее деле? – все добродушие слетело с лекаря. Он с укором посмотрел на Алана, – Вы понимаете, что могло произойти, если бы вы мне этого не сказали? Девушка, где ваш артефакт? – на меня посмотрели, как на маленького ребёнка.

– Остался в раздевалке.

Алан пошел за подарком Тома.

– Впервые слышу о таком, – с казал оставшийся рядом Дамир.

– Да уж, – улыбнулась я, – Я тоже не подозревала, что такое возможно. Но несколько лет назад я растянула ногу. Вызвали лекаря, когда он стал сращивать кости, я чуть не умерла. Организм противился магии.

– А зачем тогда артефакт? – допрашивался Дамир, – Тебе от него хуже не станет? – забота в голосе парня смутила.

– Это подарок брата. Он тогда из академии вернулся, узнал, что я пострадала и примчался меня спасать. Я и сказать ничего не успела, как он залечил все.

– У Алана есть магия? – спросил задумчиво Дамир.

Я зависла. Причем здесь Алан? Но потом до меня дошло, что мы, вроде как, брат и сестра.

– Это другой брат. Дальний родственник.

Спасибо Алану, что вернулся и не дал наплести ещё что-то. Не люблю врать.

Браслет на меня надели, отваром напоили, спать уложили. Но прежде выгнали всех посторонних. Алан и Дамир обещали вернутся. Они таааак друг на друга смотрели, пока выходили. Я засомневалась в том, что завтра увижу их двоих в здравии, а не рядом на койке.

Проспала я до утра. Разбудил меня запах сирени. Распахнув глаза, увидела смущённого Дамира.

– Ты цел? – спросила у него.

– Кажется, этот моя реплика, – я посмотрела на букет в его руках, – Это тебе.

Мне протянули букет сирени.

– Спасибо, – зарылась носом в цветы, а потом протянула их назад парню. Его глаза увеличились на несколько размеров или мне показалось? – Поставь в воду, пожалуйста. Мне запретили вставать, – Дамир улыбнулся.

Меня не выпускали из лечебницы три дня. И все три дня проходили у меня по одному сценарию. С утра приходил Дамир, чуть позже Алан. Уходили вместе на пары. После пар снова приходили. На Алана свалились мои обязанности и надолго он задержаться не мог. Дамир же все время проводил со мной, пока его пинками не выгоняли из палаты.

Блин, разве может этот красавчик бегать за мной? Мне страшно, и я счастлива. Когда вижу его, хочется улыбаться и так хорошо сразу становится… Не передать словами.

Третью ночь я была не одна. Поздно, когда практически никого из персонала не осталось, в палату зашёл Дамир.

– Кто тебя впустил? – спросила, садясь на кровати.

– Ты не поверишь, но местный лекарь очень любит конфеты и не имеет иммунитета от сонного порошка.

– Ты усыпил его? А если кому-то из больных станет плохо?

– Кому? Кроме тебя здесь никого нет, а уж за твоим самочувствием я смогу проследить.

Дамир зажёг магический светлячок, подошел и сел рядом со мной. А я пытаюсь сдержать расползающиеся в глупой улыбке губы. Что скрывать, я счастлива его здесь видеть.

– А ты зачем, собственно говоря, пришёл? – спросила у Дамира.

– Развлекать тебя, – Сказал тот, как само собой разумеющееся.

– Ты мне мешаешь отдыхать, – не сдавалась я. Пусть не думает, что от одного его появления я готова лужицей растечься.

– Только не говори, что не отдохнула за три дня, – приблизившись ко мне вплотную, прошептал Дамир.

Ответить мне было нечего. Да и не могла я. Его близость лишила дара речи.

– Вот и хорошо. А я с презентом, – Дамир, не отодвигаясь, словно специально меня смутить хочет, презентовал мне коробку конфет.

– Тоже со снотворными? – пошутила я, беря в руки коробку.

– Нет, что ты, – Дамир рукой заправил мне за ухо выбившуюся прядь волос. Я замерла, прислушиваясь к себе, – Больше всего я не хочу, чтобы ты спала этой ночью.

Сердце бешено заколотилось, а в голове заплясали картинки нашего возможного ночного времяпровождения. Мне стало плохо. Я не готова к этому! Отдала конфеты назад Дамиру и отодвинулась от него на край кровати.

– Тебе лучше уйти.

– Рина, что случилось? Не любишь такие конфеты?

– Если твои прошлые подружки готовы были… – я замялась, не зная, как корректней выразиться. Но поняла, что есть только одно точное слово, – Спать с тобой за шоколад, то шел бы ты к ним.

Но Дамир с места не сдвинулся. Рискнула посмотреть ему в глаза. Кажется, был в крайней степени удивления. Неужели я попала в точку? Стало паршиво от того, что повелась на него. Такая же, как и все его предыдущие девушки.

– Ты думаешь, я хочу переспать с тобой за конфеты? – уточнил он, – Ну ты и… – вот только попробуй назвать меня дурой!

Не посмотрю, что руку мне нельзя беспокоить, так оприходую, что мать родная не узнает. И пусть мне придется проваляться здесь ещё с неделю.

– Глупенькая, – сказал Дамир.

И тон такой выбрал, словно с маленьким ребенком разговаривает.

– Поразительно! Впервые решил подарить девушке конфеты просто так, продумал план, чтобы остаться с ней наедине. Без ее вечных надзирателей. Все провернул, в одиночку, прошу заметить. Хотел провести приятный вечер вдвоем. А она меня непонятно в чем обвиняет, – и, главное, смотрит на меня таким взглядом, словно я ударила его ножом в спину.

– Ладно, – потянулась за конфетами, – Давай сюда. Буду улучшать работу мозга и повышать уровень позитива, – кажется, так Фрида говорила, если я не путаю.

– А что ты там себе надумала? – спросил Дамир после двух съеденных мною конфет. Я подавилась. Ни за что не признаюсь, но, кажется, это и не нужно. Он сам все понял.

Чтобы ещё чего-нибудь не ляпнуть, ела шоколад. На Мира старалась не смотреть.

– Не угостишь шоколадом? – разрезал тишину тихий голос парня.

– Нет, – видимо, он немного в шоке, – Это мои конфеты! – сказала Дамиру, отправляя очередную конфету в рот.

Но он быстро сориентировался и, перехватив мою руку, сам съел конфету, прикоснувшись своими губами к кончикам моих пальцев. По руке пробежали мурашки. Тяжело сглотнув, отодвинула от себя полупустую коробку.

– Кажется, я наелась, – попыталась вернуть себе руку, но Дамир не отпустил.

– А я бы ещё съел.

– Угощайся, – указала ему на оставшееся в коробке.

– Из твоих рук они намного вкуснее, – сказав, Дамир слизал остатки шоколада с моих пальцев.

Да что за хрень?! Я во все глаза смотрела на парня, главное не зацикливаться на своих ощущениях. Может быть я сплю? Ущипнуть себя, что ли? Нет, лучше Дамира. Сказано – сделано.

– Ты чего? – возмущённо спросил он.

– Проверяю. Ты, случаем, не заболел? – приложила Дамиру руку ко лбу. Он смешно скосил глаза на нее, – Температуры, вроде, нет.

– И чувствую себя отлично, а почему ты спрашиваешь?

– Ведёшь себя странно.

– А ты вымазалась, – Дамир медленно приблизился ко мне, практически залезая на кровать, и прикоснулся к уголку моего рта большим пальцем.

Я, не отрываясь, смотрела Дамиру в глаза, а он в свою очередь не отрывал взгляда от моих губ.

– Все? – спросила почему-то шепотом.

– Ещё осталось, – сглотнув, сказал Дамир и, резко приблизившись, поцеловал меня.

Глаза мои расширились от удивления. Первым желанием было оттолкнуть его, но Дамир не давил. Он нежно целовал меня, и я расслабилась. Когда он провел своим языком по моим губам, я позволила углубить поцелуй и попыталась неумело ответить. В душе разливались теплота и нега. Дамир не давит, не напирает. Он позволяет привыкнуть.

Очнулась я, когда рука Дамира оказалась на моей груди. Резко прервала поцелуй, отодвинулась. И чуть не упала, так как оказалась на краю кровати. Но парень схватил меня и прижал к себе. А когда это он успел залезть на кровать? Я так и лежала в его объятьях, смотря куда угодно, лишь бы не ему в глаза. Боялась, что увижу там что-то, что разрушит этот момент.

– Рина, – позвал меня Дамир.

– Что? – спросила у его подбородка.

– Это был твой первый поцелуй?

Почувствовала жар на щеках.

– Так заметно? – спросила тихо. Дамир молчал.

– Да, – ответил он и засмеялся.

Мне стало обидно. У меня здесь первый поцелуй только что был. А он вместо того, чтобы проникнуться волшебством момента, смеётся надо мной. Разомкнув объятья, отвернулась и отодвинулась от Дамира. Правда недалеко.

– Ты собралась спать? – спросил он, продолжая посмеиваться.

– Да, – буркнула я, обрадовавшись, что сплю в комплекте из штанов и футболки. Всё-таки здесь прохладно по ночам.

– Ты обиделась? – я промолчала. Но мое недовольное сопение могло разбудить даже спящего лекаря, – Ладно, завтра поговорим.

Я думала Дамир уйдет. Но не успела ни обрадоваться, ни разочароваться, как он подвинулся ко мне сзади и, обняв рукой, засопел в ухо.

– Ты здесь спать собрался? – отодвигаться мне было некуда.

– В общежитие меня уже не пустят. Не дашь же ты мне мёрзнуть на улице?

– Дам, – я с особым удовольствием заехала парню локтем под дых.

Он отстранился, застонал. Очень наигранно, кстати. Но не рассчитал, что кровать маленькая и свалился с нее. Прикрыла рот, чтобы не засмеяться в голос. Дамир, потирая ушибленную голову, посмотрел на меня. Вот только не нужно так смотреть! На меня давно уже не действуют такие взгляды. Как оказалось, действуют. Поэтому я, сжалившись над парнем, указала ему в сторону свободной кровати.

– Прогонишь меня после всего, что между нами было? – я кивнула головой, – Одного в пустую холодную кровать? – снова кивнула, – Ты обиделась на меня.

Кивать перестала и, отвернувшись от него, укрылась одеялом и собралась поспать.

– Ну прости. Сказал не подумав. Я и поверить не мог, что ты ещё ни разу не целовалась, – да замолчи ты уже!

– Вот и валил бы к тем, кто опытней, – обиделась я. Все, теперь точно спать. Сдержала порыв спрятать голову под подушку.

– Я не хочу к другим. Я к тебе хочу, – как маленький заговорил Дамир. – Рина, – почувствовала, как один не в меру наглый дракон снова лег рядом, – Тебе просто нужно потренироваться.

– Завтра же этим и займусь, – Ударила Дамира по шаловливой ручке, – Найду кого-то и потренируюсь. А ты не порть мне репутацию, вали давай.

– Вообще то я твой парень! – заявил этот… дракон.

– С каких это пор и почему я не в курсе? – повернувшись к нему, негодующие спросила. Без меня, меня женили, как говорится, – У меня никто ничего не спрашивал, и я никому своего согласия не давала.

– С тех самых, как отнес тебя на руках в лазарет. Рина, – Дамир стал очень серьезным. Проигнорировал мое второе заявление, – Я хочу встречаться.

– Встречайся, – легко согласилась я, – Кто не даёт?

– Значит, ты согласна? – прошептал он, протягивая ко мне свои шаловливые ручонки.

– Да сейчас!

Мои дальнейшие слова протеста утонули в поцелуе. Дамир больше не слушал оправданий и просто стал по-своему убеждать меня. Я ещё попыталась для приличия повозражать, но потом сдалась. Кажется, теперь у меня есть парень. С которым я очень долго целовалась, а потом уснула в кольце его рук.




Глава 19


Утром я проснулась одна. Осталась только коробка от конфет, которая подтверждает, что это был не сон. Но не успела я расстроится, как дверь открылась. Сдержала вздох разочарования поприветствовала Алана. После осмотра лекарем, меня спокойно отпустили и просили больше у них не появляться. Сказали они другими словами, но с тем же смыслом. Алан проводил меня до комнаты. Мы шли в молчании, только Алан временами смотрел на меня и словно принюхивался. Кажется, он учуял запах Дамира. Мне бы смутиться или оправдаться, но я не хочу.

Дамир мне нравится. С ним интересно и он хорошо целуется. Стоит вспомнить о прошлой ночи как губы растягиваются в счастливой улыбке и в груди поднимается волна тепла и нежности. И мне плевать на то, что скажет Алан. Я счастлива!

До общежития дошли быстро. Сейчас время первой пары, но Алана как брата отпустили, чтобы помочь мне. Но я, заверив что чувствую себя отлично отправила его на пары. Алан замялся на пороге, словно хочет что-то сказать.





Конец ознакомительного фрагмента. Получить полную версию книги.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/bella-snezhnaya/naparnica-dlya-drakona/) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.



Я осуществила свою мечту. Поступила в Академию. На этом моя спокойная жизнь закончилась. Стала старостой, которую никто не слушает. Приобрела парочку врагов и избавилась от них. Нет, все они остались живы. У меня свои методы решения проблем. Это из старых новостей. А после: нашла друзей, влюбилась, обрела силу.

Как скачать книгу - "Напарница для дракона" в fb2, ePub, txt и других форматах?

  1. Нажмите на кнопку "полная версия" справа от обложки книги на версии сайта для ПК или под обложкой на мобюильной версии сайта
    Полная версия книги
  2. Купите книгу на литресе по кнопке со скриншота
    Пример кнопки для покупки книги
    Если книга "Напарница для дракона" доступна в бесплатно то будет вот такая кнопка
    Пример кнопки, если книга бесплатная
  3. Выполните вход в личный кабинет на сайте ЛитРес с вашим логином и паролем.
  4. В правом верхнем углу сайта нажмите «Мои книги» и перейдите в подраздел «Мои».
  5. Нажмите на обложку книги -"Напарница для дракона", чтобы скачать книгу для телефона или на ПК.
    Аудиокнига - «Напарница для дракона»
  6. В разделе «Скачать в виде файла» нажмите на нужный вам формат файла:

    Для чтения на телефоне подойдут следующие форматы (при клике на формат вы можете сразу скачать бесплатно фрагмент книги "Напарница для дракона" для ознакомления):

    • FB2 - Для телефонов, планшетов на Android, электронных книг (кроме Kindle) и других программ
    • EPUB - подходит для устройств на ios (iPhone, iPad, Mac) и большинства приложений для чтения

    Для чтения на компьютере подходят форматы:

    • TXT - можно открыть на любом компьютере в текстовом редакторе
    • RTF - также можно открыть на любом ПК
    • A4 PDF - открывается в программе Adobe Reader

    Другие форматы:

    • MOBI - подходит для электронных книг Kindle и Android-приложений
    • IOS.EPUB - идеально подойдет для iPhone и iPad
    • A6 PDF - оптимизирован и подойдет для смартфонов
    • FB3 - более развитый формат FB2

  7. Сохраните файл на свой компьютер или телефоне.

Книги автора

Аудиокниги автора

Рекомендуем

Последние отзывы
Оставьте отзыв к любой книге и его увидят десятки тысяч людей!
  • константин:
    12.08.2022
  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *