Книга - Плененный

a
A

Плененный
Юлия Кои


Увел мою омегу? Отплатишь за это стократ. У тебя ведь есть младший брат? Омежка. Береги его, иначе схватит “серенький волчок” и не только укусит, но и заставит полюбить себя, а после бросит с разбитым сердцем.Так думал Яр до того, как узнал свою жертву. Но хрупкий и добрый омега пробрался в сердце, заставив разрываться на части между данным себе обещанием и желанием забыть о прошлом.Чем закончится внутренняя борьба и станет ли принятое решение верным?Иннокентию 20 летЯрославу 25 лет





Юлия Кои

Плененный





Пролог


Стоя ночью под проливным дождем, альфа неотрывно следил за входом в многоэтажный дом через дорогу. Скрываясь от непогоды под небольшим козырьком магазина, он докуривал уже третью сигарету. В голове шумело от выпитого накануне, а грудь разъедало от ярости, которую он попытался выплеснуть еще днем, ввязавшись в драку. Но это не помогло. Прошло уже достаточно времени, и можно было перестать ждать, но он не двигался с места, точно зная, что должен увидеть их.

К дому подъехал автомобиль и остановился перед входом. Яр дернулся, вглядываясь в тени под неярким светом фонарей. Со стороны водителя вышел Владимир. Высокий альфа в темно-синем пальто. Тот, кто когда-то был другом, а сейчас его хотелось разорвать на части. Ярослав двинулся вперед через пустую проезжую часть, сжимая кулаки. Он должен был отомстить, разбить довольную рожу в кровь и пусть Аня после этого остается вместе с ним, собирая его по кусочкам.

– Вов, я возьму покупки, – с пассажирского сидения выпорхнула омега, и Яр замер.

Омега, с которой он был вместе последние месяцы и которой собирался сделать предложение еще два дня назад. Как всегда, прекрасна, в алом плаще, с длинными струящимися локонами. Она подхватила бумажные пакеты с названиями брендов, и подошла к крыльцу, будто немного пританцовывая в туфлях не по погоде. Ее широкая, счастливая улыбка, пока она смотрела на альфу, который что-то доставал из багажника, была сродни ножу в спину. Снова.

– Кеша, хватит копошиться, выходи.

Владимир открыл заднюю дверь, подтащив к ней огромный чемодан и в идеалистическую картину, на которую было тошно смотреть, шагнул третий участник.

Ярослав отступил на шаг, так и не выйдя на свет. Рядом с Владимиром выпрямился какой-то парень. Светлая курточка, такого же оттенка шапка. Он стоял спиной к Яру, но четкое ощущение того, что он уже его видел и знает, ударило в грудь.

Ярослав тряхнул головой и развернулся, зашагав прочь. Кеша, Кеша, Иннокентий. Альфа остановился, как вкопанный, вспомнив, кому принадлежит это имя. Хищная улыбка расползлась по лицу. Альфа достал из кармана кольцо, которое носил с собой эти два дня, и отбросил его в сторону. Оно ему больше было не нужно. Временное помутнение рассудка, когда ему казалось, что рядом с правильной девушкой он и сам станет лучше, прошло. Конечно, он понял это еще во время их последнего ужина. Аня плакала, просила прощения, и исходя из ее слов, не понимала, как это произошло. У них были неплохие отношения и Яр искренне верил тогда, что они могут быть вместе всю жизнь.

– Я встретила своего истинного, – вытирая глаза платком, призналась омега, а Ярослав закрыл коробочку с кольцом.

Оглушенный новостью, он даже ничего не сказал, не попытался остановить Аню. Но ее запах уже тогда изменился, возвещая каждого встречного о ее занятости. Два дня Ярослав топил горечь от расставания, но потом кто-то из знакомых прислал фото в сети. Счастливая Аня и рядом с ней альфа. Фотография была подписана кратко, но лаконично. Обручены.

Яр всматривался сквозь пьяный дурман в хорошо знакомые черты лица другого альфы и чувствовал, что начинает сатанеть. Его некогда школьный друг, лучший друг. Все детство они провели вместе, но по мере взросления стали все чаще бодаться, соревнуясь друг с другом во всем, и гоняясь за одними и теми же омегами. Беспечное в начале соревнование, переросло в ожесточенную борьбу, которая развела их.

Прошло десять лет, но судьба решила, что снова стоит столкнуть их лбами.

За меченую омегу было поздно бороться, да и смысла Яр в этом не видел. Он снова закурил, возвращаясь в настоящее. Холодные капли дождя, хлеставшие по лицу, привели альфу в чувство и растворили невеселые воспоминания. Он поднял лицо к небу, хищно усмехнувшись, с зажатой в зубах сигаретой. Вовка поймет, каково это. Ведь мог поступить по-мужски, поговорить или прийти вместе с Аней, но он отправил ее одну. Кишка тонка, видимо, была посмотреть в глаза другому альфе и сказать, что увел его омегу еще до того, как они успеют разорвать отношения. Оттого их радостный вид спустя такой короткий срок казался еще большей издевкой.

Истинность, неистинность, Яр считал это не более, чем байкой. Кто-то был более привлекательным, кто-то менее. На этом все. Он не верил, что достаточно будет посмотреть на кого-то и понять, даже не познакомившись, что с этим человеком ты проведешь всю оставшуюся жизнь и будешь любить его, пока не сдохнешь. Они все же не дикие животные, чтобы доверять одним лишь инстинктам.

Желание просто набить морду, которая быстро заживет, сменилось разъедающей грудь жаждой отомстить. И больнее всего он мог ударить через того, кем Вовка дорожил едва ли не больше, чем своей парой. Все же, родная кровь. Младший брат, лелеемый и оберегаемый омега.




Глава 1


Иннокентий закрылся в своей комнате и упал на кровать. За дверью суетились. Мама пыталась задержать дома пару, они хотели откупиться подарками и сбежать, но в итоге все крутились где-то в квартире, то ставя чайник, то порываясь открыть вино.

Кеше же хотелось просто сбежать от этого шума. Он был рад за брата, хоть его роман и развивался с невероятной скоростью. Быть вместе меньше недели, и уже рассылать приглашения на свадьбу. Так могло быть только между истинными, которые сразу же приняли друг друга.

– Кеша! Кеша! Ты почему закрылся? – мама подергала ручку и торопливо постучала, не попав в комнату.

Иннокентий поднялся с кровати, на которую завалился прямо в куртке, и прошаркал до двери.

– Прости, – вымученно улыбнулся он.

– Ох, дорогой мой, – омега оказался в теплых и уютных материнских объятиях. – Пошли, посидишь с нами. Я знаю, ты устал, но эти двое сейчас сбегут от нас и потом ищи-свищи их.

– Хорошо. Только переоденусь с дороги.

– Конечно-конечно, – мама погладила его по волосам, поцеловала в лоб и упорхнула также быстро, как пришла.

Кеша снова остался один. Соблазн забраться под одеяло и уснуть был велик, но поболтать с братом и родителями все же хотелось, ведь он не видел их уже пару месяцев. Университетский пиджак сменила мягкая домашняя рубашка, и вскоре Кеша выскользнул из своей комнаты.

Мама накрыла в столовой, и успела порезать тортик, который они взяли в кондитерской по пути из аэропорта. Тот факт, что его встретили не родители, говорил о многом. Все силы обаяния семьи были брошены на новую невестку, о которой еще недавно не было и речи. Конечно, Вовке, может быть, было рановато жениться, ведь только перевалило за двадцать пять. Но и аргумент был весомый. Уже никому не нужно нагуливаться, кутить, а родители могут насесть с внуками.

– Кешенька, садись здесь, – мама указала на стул рядом с Аней, при этом так тепло улыбаясь, что настроение капризничать испарилось. Ради родных стоило постараться и подружиться с девушкой.

Кеша плюхнулся на стул рядом и коротко улыбнулся. В отличие от него, Аня не глушила феромоны и от нее исходил мягкий, смешанный с феромоном Вовы, аромат.

– У меня будет девичник, – прочирикала омега. – Кеша, ты должен на него пойти.

Мама навострила ушки, тогда как отец заметно напрягся.

– Да мне и дома нормально будет, – попытался откреститься Иннокентий.

– Не пойдешь же ты с Вовой. Там будут одни альфы, а с ними тоска смертная.

Кеша переглянулся с братом, который сидел напротив своей будущей жены. Вовка попытался спрятать улыбку, принявшись уплетать торт. Вот ведь гад. Конечно, откуда Ане знать, что они оба с бо?льшим удовольствием останутся дома, и будут рубиться в приставку. Но все же традиции следовало соблюсти.

– Наверно, я могу сходить, – пожал плечами Кеша, быстро глянув на отца.

Ему ничего не запрещали и очень сильно любили. Но и заботились чрезмерно. Он понимал и не обижался. Особенно когда в сети попадались леденящие душу истории омег, которые возвращались домой слишком поздно или просто оказались не в нужном месте не в нужное время, если вообще можно было так сказать. Ведь они не виноваты, если альфы, которые должны быть опорой, пользуются своей превосходящей физической силой и положением. Поэтому еще с подросткового возраста ему подобрали щадящие, но действенные блокаторы, не позволяющие источать аромат. Возможно, Кеша мог бы бунтовать, но его не интересовала охота за альфами. Он учился, занимался своими делами, не ходил на вечеринки и для родителей был совершенно не проблемным ребенком.

В закрытом университете, куда набирали исключительно омег, блокаторы ему не требовались, но по возвращении в город Кеша должен был их принимать.

– Вот и замечательно! – Аня захлопала в ладоши. – Развеемся, потанцуем. Ты ходишь в клубы?

– Нет.

– Ну ничего, мы это дело поправим.

– Нечего ему делать в этих гадюшниках, – вмешался отец, но его строгий тон не подействовал на Аню, которая будто решила непременно и принудительно подружиться с Кешей.

– Ой, мы пойдем туда, где только омеги, – проворковала Аня. – Завтра я за тобой заеду и мы как следуем проводим холостую жизнь.

– А ты что будешь делать, Вов? – Кеша сделал умоляющие глаза, но этот предатель напротив будто и не понял ничего.

– Да с друзьями сходим в бар. Может, футбол посмотрим, – признался Вовка, чему Кеша ни на секунду не поверил.

– Понятно.

Дотянуться под столом и пнуть братца не получилось, поэтому Кеша уткнулся в свой кусочек торта, слушая обсуждение скатертей и салфеток, которые будут на свадьбе.

– Дети, спасибо, что зашли. Надеюсь, я буду видеть вас почаще, – мама подержала Вову с Аней в дверях, но их все же пришлось отпустить.

Иннокентий стоял чуть в стороне, наблюдая за влюбленной парой, которым все же всучили пакет с подарками.

– Ох, ну и суета нас ждет, – мама устало улыбнулась, обняла младшего сына и они вернулись в столовую, где отец налил крепкий чай.

– Кеша, постарайся подружиться с ней, – попросила мама.

– Почему? В смысле, я же не отнесся к ней плохо, но у нее и свои друзья…

– Девочке сейчас трудно. Она потому и втягивает тебя, чтобы быстрее сблизиться. У нее был альфа, когда они с Вовой встретились. Ситуация неприятная. Поэтому давай ее поддержим.

Кеша согласно кивнул. Теперь ему стало понятнее рвение Ани. Он взял чашку с горячим напитком и сделал маленький глоток. У него было время до зимней сессии, поэтому он вполне мог ходить по магазинам и в кафе с ней, посетить клуб. Ведь ничего плохого их этого не выйдет?

***

Ярослав лежал на широкой кровати и методично бросал в стену старый теннисный мячик. Он не покупал его, тот просто был в его квартире так давно, что он не помнил, откуда он взялся. И когда нужно было подумать, то ничто не успокаивало лучше, чем этот звук.

Альфа в очередной раз поймал мячик, покрутил его в руке и отбросил в сторону. Он уже решил, как поступит. Голова все еще немного гудела от дней, наполненных алкоголем и куревом. Он принял душ и вышел на улицу, чтобы немного проветриться и позавтракать, пусть на часах и был обед. Он оповестил парочку знакомых, что они сегодня понадобятся ему для одного дела. Те согласились не раздумывая. Конечно, ведь он оплатит все расходы, да еще и поить будет за свой счет.

День медленно тянулся к вечеру, а головная боль все не проходила. Яр принял душ и сбрил щетину. Простая черная футболка и кожаная куртка, джинсы. Вид, от которого любая омега должна начать течь, тем более, если ситуация будет особенно располагать.

Яр взял ключи от машины и спустился на парковку. Подвозить приятелей он не собирался, как и пить. Для осуществления задуманного ему требовалась ясная голова. К счастью или же наоборот, ему не пришлось выслеживать Аню. Она выкладывала каждый свой шаг в соцсети, фотографируя не только себя, но и его предполагаемую жертву. Парень прятался то за ладонями, то за одним из букетов, то за пышными прическами подружек, поэтому разглядеть его толком не получилось. Но Ярославу хорошо запомнились светлые волосы и длинные тонкие пальцы. Аня, Кеша и еще пара-тройка омег вместе завтракали, сходили в СПА, а теперь вовсю отплясывали на танцполе. Ярослав еще раз перелистал фото, вглядываясь в счастливое лицо невесты.

Губы альфы растянулись в ломаной улыбке. Хотел бы он проклинать, выместить зло на ней, но не мог. Он ненавидел того, кто неизвестно каким образом появился на его пути. Где они встретились? Как поддались инстинктам? Он прокручивал это в голове бессчетное количество раз, но не находил ответа. Конечно же встретились на одном из вечеров, где семьи знакомят своих детей якобы просто так. Анька не хотела идти, но он сам сказал ей, что ему тоже нужно развеяться с приятелями. Возможно, будь он рядом, то смог бы предотвратить эту встречу. От этих мыслей, которые не отпускали, голова разболелась только сильнее.

Ярослав зашел в клуб. Внутри было как-то слащаво. Много розового, мягкие диванчики и стайки хихикающих омег, которые пили непонятную бурду в высоких бокалах. Альфа фыркнул и подошел к бару.

– Что будешь? – спросила девушка бармен, натирая стакан.

– Воду.

Она удивленно приподняла брови, но Яр не посчитал нужным что-либо пояснять.

– Тут всегда так тухло? – вместо ответа на невысказанный вопрос, поинтересовался он.

– Нет, только в начале вечера. Позже начнется программа, и тогда будет не протолкнуться. На втором этаже сейчас веселее.

– Ясно.

Альфа повернулся на стуле к залу. Теперь стало понятно, почему это место называли клубом для омег. Не только сладкая до зубной боли обстановка, но и танцы в исполнении альф. Конечно, среди накаченных, почти полностью обнаженных тел, омеги могли чувствовать себя в безопасности, только если это сотрудники.

Яр махнул появившимся приятелям. Раньше они часто зависали вместе, но Ане как-то удалось их вытеснить из его жизни почти полностью. Сейчас же в этом не было необходимости.

– Они тут?

– Да, где-то в этом гадюшнике, – фыркнул Яр.

Иначе это место было просто не назвать. Сам он бывал в заведениях более смелого нрава, но сейчас не думал об этом.

– Дорогие гости, сегодня перед вами выступит Король! – на небольшую сцену с выступом в зал, выскочил какой-то парень с микрофоном. – Поприветствуем его!

Немногочисленные омеги захлопали в ладоши, а Яр в это время высматривал свою жертву. Когда со второго этажа вниз повалили остальные посетители, он отвернулся, не желая обнаружить свое присутствие раньше, чем это будет необходимо.

На сцену и правда вышел какой-то невероятных размеров альфа, будто его подкачивали велосипедными насосами в гримерке.

– Все помните? – бросив косой взгляд на особо веселую стайку омег, спросил Ярослав.

– Да что тут помнить? – проглотив уже вторую порцию виски с колой, закатил глаза Глеб.

– Ну уж нет, – Яр схватил его за воротник и дернул вниз так, что тот приложился лбом о гладкую, натертую до зеркального блеска поверхность. – Все должно быть так, как я сказал, – зло прошипел Яр. – Если накосячите, то пожалеете об этом.

– Да понятно, – отшатнулся альфа, потирая ушибленное место. – Просто скажи, кто.

Ярослав снова повернулся к залу. Все взгляды были устремлены на сцену, кто-то уже бросал деньги раздевающемуся монарху этого вечера.

– Еще я знаю, что сегодня в этом зале есть невеста!

В груди будто что-то оборвалось. Ярослав заметил ее в толпе еще до того, как Аня вышла на сцену. Цветущая, счастливая, в дурацкой короткой фате. Ей помогли подняться и усадили на стул.

По скулам альфы заходили желваки, а глаза налились кровью. Он до боли сжал кулаки, едва сдерживаясь, чтобы не броситься вперед и не вырвать ее из сальных, намазанных автозагаром рук чужака.

– Который?

Вопрос Глеба отрезвил настолько, чтобы Ярослав вспомнил о цели своего визита. Компания, от которой отделилась Аня, сидела не так близко к главному действу, что не помешало другим девушкам упорхнуть со своих стульев, и приблизиться к танцору. За столом же остался тот, кого Ярослав ждал.

– Он, – альфа кивнул в сторону белокурого тоненького парня, склонившегося над высоким бокалом с таким количеством зонтиков и трубочек, что едва ли это было законно.

Почти все было готово. Пока парни исполняли свою часть задуманного, Ярослав направился в сторону уборных. Ему не составило труда заплатить, чтобы запасной выход открыли без лишних вопросов. И скрывшись в тени коридора, альфе осталось только ждать, пока его приятели сделают то, что должны.

***

Кеша сделал еще один глоток коктейля, который ему заказала Аня. Проведенный вместе день оказался не так плох, как он опасался. На его вкус в заведении было слишком шумно. А от вида альфы в мантии и стрингах горели уши. Поэтому он старался не смотреть в сторону сцены, уткнувшись в свой напиток, который оказался очень вкусным, и Иннокентий развлекался тем, что пил из каждой трубочки по-очереди.

– Здесь свободно? – на стул рядом с ним опустился какой-то незнакомец.

Кеша повернулся, чтобы сказать, что весь стол занят, но его неожиданно притянули за шею.

В губы впился какой-то незнакомец слюнявым ртом с таким запахом перегара, что к горлу подступила тошнота.

– Отпусти! – Кеша вывернулся и толкнув незнакомца в грудь, вскочил с места.

Он в отвращении стер чужой запах со своего лица. Щеки вспыхнули от гнева, а руки сжались в кулаки. Но он все равно понимал, что не сможет сцепиться с альфой едва не вдвое крупнее него. Тот, кто не назвал своего имени, вальяжно развалился и подцепил Кешин коктейль. Альфа сделал большой глоток, не сводя с Иннокентия осоловелых глаз.

– Познакомимся поближе, малыш?

– Я не знакомлюсь, – ледяным тоном окатил в ответ омега.

– Пф, – альфа фыркнул и рассмеялся, задрав голову к потолку, будто там было что-то интересное. – А вот я другого мнения.

Альфа поднялся и двинулся на него, а Кеша в успел только глянуть на сцену, где перед Аней стриптизер тряс членом, скрытым тонкой тканью стринг. Он должен поднять шум и отбиться, но восклик протеста застрял в горле, когда альфа схватил его под руку и потащил прочь от столика. Толпа смотрела на представление, где танцевал уже не один стриптизер.

Гогот и шум перекрыли слабый голос одного омеги, который все же очнулся и начал вырываться.

– Немедленно отстань от меня! Я никуда не пойду! – Кеша извивался и брыкался. Он почти вырвался, метнувшись обратно, но налетел на кого-то в толпе.

Еще один альфа. Но вместо того, чтобы дать ему пройти, он схватил Кешу за плечи и толкнул обратно. Он едва не упал, но попал в цепкие лапы первого.

Было похоже на то, будто двое вздумали поиграть в волейбол омегой.

– Хватит! Прекратите! Если не перестанете, то…

– То что? – перекрикивая музыку, спросил второй.

Желтоватые обесцвеченные волосы выглядели отталкивающе, как и оскал, которым его одарил альфа.

– То у вас будут проблемы, – закончил Кеша.

– Напугал ежа голой жопой.

Его снова схватили и толкнули в сторону туалета. Если в зале оставалась слабая надежда на то, что кто-то заметит происходящее и решит вмешаться, то в пустом помещении уборной Иннокентий ощутил настоящий страх. Колени дрогнули, когда на него двинулись сразу двое альф, а потом схватились за его одежду, намереваясь снять ее.

Омега одеревенел, а когда его обнаженной кожи живота коснулись чужие грязные руки, в голове что-то щелкнуло. Он начал брыкаться и отбиваться, будто от этого зависела его жизнь. Он царапался и кусался, пока его не скрутили, и не прижали к полу лицом. Отвратительная вонь мочи и прочих продуктов жизнедеятельности ударила в нос.

Кеша зажмурился, тяжело дыша через рот.

– Разбил мне губу, придурок!

По затылку ударили так, что из глаз полетели искры. Кеша дернулся, но ему надавили на шею, пресекая всякое сопротивление.

– Думали просто позабавиться, но раз ты такая тварь, то готовься.

С Кеши начали стаскивать штаны прямо там, на полу в грязном сортире.

– Отпустите! На помощь! – надрывая горло, заорал омега.

В ушах зашумело и он начал отключаться, когда рядом что-то грохнуло, а затем на пол рядом с ним упал сначала один, а потом второй альфа. Кеша завалился на бок, но ему не дали полностью упасть. Чьи-то сильные руки подхватили его, поставив на ноги.

– Они успели что-то сделать? – спросил обеспокоенный голос.

Кеша стоял, не глядя на спасителя. Он отрицательно помотал головой. Горло сдавило от обиды. Ведь он ничего не сделал плохого, не привлекал внимание, не выделялся. Так почему они решили, что могут вот так поступить? А скольких омег кто-то не успел спасти?

– Нет, – проглотив горький ком, прошептал Кеша.

– Не стоит посещать такие места одному.

– Я пришел не один, – на автомате ответил Иннокентий.

Его мягко подтолкнули в сторону раковин и он подчинился. В ушах шумело, тело не слушалось. Он не смог открыть дрожащими руками кран и тогда ему снова помогли.

– Спасибо, – прошептал Иннокентий.

Он умылся, забыв, что Аня накрасила ему ресницы.

– Любой так поступил бы на моем месте.

Кеша усмехнулся, покачав головой. Он посмотрел на два внушительных по размеру тела, которые теперь без сознания лежали на полу, и внутренне содрогнулся.

– Нет, не любой. Еще раз спасибо.

Иннокентий смог распрямить плечи и наконец посмотреть в глаза своему спасителю. Перед ним стоял молодой альфа, ничуть не уступавший в комплекции первым двум. Вроде, обычная одежда, чуть небрежная прическа, но глаза… Сердце сделало кульбит, грозя выпрыгнуть через грудную клетку, а дыхание перехватило, когда альфа ему немного криво улыбнулся. Кеша покраснел, сам того не желая, и инстинктивно поправил одежду.

Может, это было естественное желание привести себя в порядок. Потому что прихорошиться он никак не мог. Рубашка оказалась разорвана на плече, а ремень до сих пор свисал из петель.

– Если хочешь, могу тебя проводить, – произнес альфа, чуть наклонив голову на бок, будто намеренно смущая.

Иннокентий наспех застегнул штаны и попытался поправить съехавший с оголившегося плеча рукав, но вышло не очень.

– Держи, – на его плечи упала тяжелая и теплая косуха.

– Не нужно.

– Потом отдашь, не переживай.

Альфа открыл перед ним дверь и пропустил вперед. Кеша не стал задерживаться или топтаться на месте. Он юркнул в шумный зал, где шоу было в самом разгаре. Он нашел глазами Аню, которая теперь стояла у сцены, как и ее подруги, кидая купюры почти полностью обнаженным мужчинам.

– Аня! – Кеша протиснулся к ней.

– Боже! Что с тобой случилось? – Аня обхватила его лицо ладонями и повертела в разные стороны. Она лизнула большой палец и начала тереть под глазом Кеши.

– Не нужно, – мотнул головой он. – Я забыл, что ты меня красила.

– Прости, – Аня улыбнулась чуть виновато, но выглядела не такой уж и расстроенной.

– Я поеду домой.

– Ладно. Только не говори родителям, что я тебя одного отправила.

– Хорошо.

– Стой. – Аня схватила его за рукав, в который Иннокентий успел просунуть руку. – Чья это куртка?

– Одного знакомого. Я замерз, – соврал Иннокентий

Аня посмотрела на него с сомнением, но разжала пальцы.

– Какой знакомый? Покажи.

– Он здесь.

Кеша обернулся, чтобы показать на альфу, но не увидел его в толпе. Ему казалось, что он стоял рядом все это время. Ведь он довел его до Ани практически не отставая.

– Был здесь.

Кеше все же удалось убедить будущую невестку, что все в порядке. Она вызвала такси и усадила его на заднее сидение, лично захлопнув дверь. Кеша был ей за это благодарен. Пробираться одному через толпу к выходу было страшно. Он ехал по ночному городу, уткнувшись в ворот куртки и вдыхая едва уловимый запах. Должно быть, одежда была новая и не успела пропитаться феромоном.

Пережитый ужас частично сгладило появление спасителя, будто уравновесив события, показывая, что существует не только что-то плохое. По крайней мере, Кеше хотелось в это верить. Чужие, отвратительные до дрожи прикосновения исчезли после того, как его окутало тепло куртки. Иннокентий согрелся и успокоился, решив для себя, что справится с этим. Конечно, желание посещать когда-либо еще бары или клубы, исчезло окончательно и бесповоротно. И к тому моменту, когда он вернулся домой, у него появилось стойкое осознание того, что он должен поблагодарить альфу с невероятными, глубокими и завораживающими зелеными глазами. Кроме того, он должен был вернуть куртку.




Глава 2


Яр проследил за тем, как Кешу усадили в такси и отправили восвояси. Аня не выглядела расстроенной и не поехала вместе с ним. Она с подругами заказала еще коктейлей и продолжила спускать деньги. Ярослав стоял в удалении, чтобы она при всем желании не смогла его заметить. Альфа боролся с желанием подойти, схватить ее за руку и увести прочь, но все же не поддался ему. Он уже пожалел о том, что дал парню свою куртку, оказавшись слишком близко к открытию. Но вид у Кеши был до того растерянный, что это показалось правильным решением. Все же он не запугать его собирался, а создать иллюзию заботы и любви.

Ярослав оттолкнулся от стены, которую подпирал добрых пять минут, разглядывая Аню, и направился к выходу. У него оставалось еще одно незавершенное дело. На парковке, заняв крыло его машины, расположились двое альф.

– Яр, мы так не договаривались! – Васька вскочил, едва его увидев. – Смотри, что этот бешеный сделал, а ты еще и добавил.

– Завали!

Яр толкнул приятеля в грудь так, что тот отшатнулся, еле удержавшись на ногах.

– Вы ублюдки, чуть не изнасиловали парня в сортире!

Альфа толкнул и второго, и тот упал на землю, соскользнув с крыла автомобиля.

– Осади, Дементьев. Ты же сам не в ладушки с ним играть собирался, – вмешался Васька, тогда как Глеб поднялся на ноги, отряхиваясь.

Ярослав почувствовал, как гнев с новой силой вспыхивает внутри, точно также, как когда он открыл дверь и увидел наполовину оголившийся тощий зад омеги, и двух кобелей рядом с ним. А дальше провал. Очнулся, когда уже оба его приятеля валялись на полу. Сейчас же они стояли перед ним и говорили по существу, но язык не поворачивался согласиться, до того мерзко это звучало.

– Да, нам бы тоже перепало. Сказал бы, если хочешь первым распечатать.

– Замолкни! – Яр ткнул пальцем в грудь Василия, куда больше желая подбить ему второй глаз. – Вы должны были его напугать, а не заниматься самоуправлением.

– Так мы и напугали.

Рука дернулась и альфа все же врезал по ухмыляющейся морде.

– Ты чего?

Пока один альфа помогал другому подняться после тяжелого удара, Ярослав сел в автомобиль и выехал с парковки. По лицу ходили желваки, руки до скрипа сжимались на кожаном руле. Он бесился, потому что план мог выйти из-под контроля, потому что не хотел так уж защищать младшего брата Вовки, не хотел всем этим заниматься, якшаясь с таким мусором, как старые приятели. Ему стало тошно оттого, что когда-то они казались ему нормальными.

За всем произошедшим он не видел своей вины и не думал о том, что сам хочет сломать этого худого перепуганного мальчишку и тем самым получить удовлетворение, точно зная, что пострадает не только Кеша.

Оставалось только зажечь искру интереса и раздувать ее, пока она не спалит всю семейку. Щека дернулась, заставляя его вспомнить, что так было не всегда. Что когда-то он был желанным гостем в доме Ушаковых. Альфа тряхнул головой, прибавив газу. Ему нужно было выспаться перед тем, как план начнет действовать. Все же куртку он отдал не зря и так будет повод встретиться снова. Такой хороший паинька-мальчик должен вернуть забытый во внутреннем кармане мобильный.

Единственное, на что Ярослав не рассчитывал, что Кеша ему не позвонит. Альфа расхаживал по дому весь следующий день, а к вечеру оставил эту затею и направился прямиком к дому. Вовка с Аней там не жили, поэтому он не опасался быть раскрытым. Он снова стоял неподалеку, но на этот раз погода располагала куда больше. Неожиданно теплое солнце пригревало, аллея окрасилась в ярко-желтый, а семейные парочки, выползшие на прогулку после рабочего дня, довольно сильно раздражали. Сидя на скамейке, альфа нервно притопывал ногой, не доставая из кармана сигареты, что превратилось в своеобразную пытку. Но через полчаса в этом идеалистическом месте, он был вознагражден.

Иннокентий выскочил из подъезда и довольно бодро зашагал по аллее прочь от дома. Яр подорвался с места и пошел вслед за ним, держась на расстоянии. Он следовал за парнишкой в светлой куртке и таком огромном шарфе, что альфа был уверен, у Кеши видны только глаза. Он проводил его до небольшой кофейни и дождался, пока тот выйдет с большим стаканом.

– Привет, – Яр остановил Кешу, когда тот в него чуть не влепился.

И как такой неуклюжий вообще решался разгуливать по городу в одиночку. Он же просто как магнит для извращенцев, которым подавай наивных омег.

Яр мысленно простонал.

Кеша достал из уха маленький наушник и только после этого посмотрел на него.

– Здравствуйте, – пролепетал омега, таращась на Ярослава и будто испугавшись его.

Альфе такой расклад совсем не нравился. Он отвел Кешу в сторону от двери, рядом с которой на них уже начали поглядывать и отпустил, убрав руки в карманы куртки.

– Прямо таки судьба, – заполнил тишину Яр.

– Ага. Простите, я не знал, как с вами связаться, чтобы вернуть, – Кеша начал суетиться, попытался что-то достать, но не нашелся, куда деть стакан и наушник. Яр созерцал это мельтешение со смешанным ощущением жалости и забавы.

– Давай сюда, – он перхватил обе вещицы, намеренно прикоснувшись к холодным рукам омеги.

Тот вздрогнул, огляделся по сторонам и наконец-то слабо улыбнулся.

– Я не знал, куда ее отправить, – признался Кеша.

Яр не сразу его понял.

– В кармане телефон, мог бы позвонить.

– Я не шарился, – простодушно заявил Кеша и на это у Ярослава уже не было аргумента. – Можем дойти и я верну. Тут недалеко.

– Нет!

Яр кашлянул, а Иннокентий удивленно захлопал ресницами. На свежем воздухе кончик носа и щеки омеги порозовели.

– Я не могу сейчас. Обеденный перерыв, все дела, – соврал Ярослав.

– Понятно, – протянул Кеша.

Разговор не клеился и это начало бесить. Омега вел себя не так, как от него ожидал альфа, и это путало все карты.

– Знаешь, можешь вернуть завтра. В центре открылось новое кафе. Название как у какого-то пирожного. Можем встретиться там в семь.

– Я понял, – кивнул Кеша. – Я приду.

Яр смотрел на него сверху вниз и понимал, насколько вчерашний инцидент усложнил ему задачу. Существовала вероятность, что до вчерашнего вечера парень был не таким пугливым, и сейчас Яру не за что было того винить. Конечно, Кеше следовало остерегаться альф, но по отношению к омеге грубую силу Ярослав применять не собирался. Так было даже интереснее. Заманить пугливого мышонка в ловушку обещало стать настоящим развлечением, которое должно было занять его время.

– Тогда договорились.

Ярослав попрощался и зашагал прочь. Он не мог отделаться от мысли, что что-то в Иннокентии не так. В клубе не было времени размышлять об этом, но на свежем воздухе, когда они стояли друг напротив друга, он понял. У парня не было запаха, хотя он совершенно точно был омегой.

***

Кеша поправил пакет на соседнем стуле и бегло глянул на часы. Он пришел раньше, но все равно немного нервничал. Он не сказал родителям, куда пойдет, да они и не спрашивали. Аня привлекла их к выбору цветов, поэтому все семейство загрузилось в автомобиль еще днем и укатило выбирать букеты, украшения и бутоньерки. Свадьбу планировали сыграть еще до того, как последние желтые листья упадут на землю и наступит довольно мрачное время года.

– Готовы заказать? – нарушил одиночество Кеши официант.

– Нет, спасибо. Я жду друга, – улыбнулся омега, порозовев.

Он проводил взглядом удаляющегося сотрудника кафе, вздохнул, и снова проверил время. Минуты тянулись бесконечно долго, но спокойнее не становилось.

Иннокентий и не думал выходить из дома вечером, и сейчас скорее всего валялся бы на диване за просмотром ток шоу, поедая вредные, но такие вкусные снеки. Ничем другим он почти не занимался, приезжая домой на каникулы. А если приходил Вовка, то они гуляли или ходили куда-то вместе. Кешу устраивало такое положение вещей. Иногда наваливалась тоска и ощущение, что он что-то упускает, но думать об этом омега не хотел. Ему казалось, что все так живут.

Поэтому, сидя сейчас за небольшим круглым столиком и поглядывая на маленький огонек свечки, он испытывал нарастающее волнение. Он ведь просто пришел вернуть одолженную вещь, так почему ладошки вспотели и хочется постоянно поправлять прическу? Будто это свидание.

– Привет.

Кеша так увлекся самокопанием, что не заметил, как альфа оказался рядом. Омега сглотнул и поднялся, чтобы пожать руку. Волнение сказалось, и он едва не проткнул живот альфы своей выброшенной вперед одеревеневшей рукой. Хотя, проткнуть его было бы сложно. Пальцы случайно коснулись твердого пресса и Кеша окончательно смутился.

– Здравствуй, – проблеял Иннокентий, когда альфа перехватил его ладонь и осторожно ее сжал.

Кеша плюхнулся обратно, красный, как скатерть их стола, но альфа этого будто не заметил. Или сделал вид, за что Кеша был ему благодарен.

– Давно ждешь?

– Нет, – соврал омега и быстро глянул на альфу, пока тот повернулся, чтобы позвать официанта.

Из под воротника рубашки виднелась сильная загорелая шея, взгляд от которой метнулся к точеным скулам и слегка вьющимся смоляным волосам. Альфа повернулся, но Кеша не смог скрыть заинтересованного взгляда. Зеленые глаза, опушенные густыми черными ресницами, брови вразлет, прямой нос, чувственные губы и сильный волевой подбородок, чуть темный из-за щетины. Он выглядел, как грех.

– Вот куртка, – Кеша схватил пакет и поставил его на стол перед альфой. – Спасибо, что помог тогда.

Он едва ли не бегом бросился в сторону выхода, но его остановили.

– Подожди.

Кеша уставился на на широкую ладонь, сомкнувшуюся на его локте, а потом перевел взгляд на альфу.

– Давай хотя бы кофе выпьем.

– Уже поздно для кофе, – зачем-то ляпнул Кеша.

– Тогда чего-нибудь другого.

– Я не знаю, как тебя зовут, – уперся Иннокентий.

– Ярослав. А тебя?

– Кеша. Иннокентий.

– Хорошо, Иннокентий, – губы альфы расплылись в такой улыбке, что и лед растаял бы. – Прошу, останься хотя бы на пять минут.

Иннокентий не был изо льда, поэтому поддался и спустя пару минут уже сидел на прежнем месте, покручивая в руке бокал с красным вином.

– А как вы оказались в том клубе? – спросил он. – Я вообще думал, что это клуб для омег. Аня так говорила, поэтому родители отпустили меня.

Он уставился на Ярослава. Его легкая полуулыбка на миг померкла, но он быстро ответил.

– Хотел с кем-нибудь познакомиться.

– Понятно.

Кеша уставился в свой бокал, а затем пригубил немного. Терпкое, сладкое вино потекло вниз, согревая грудь и подталкивая попросить о том, что на трезвую голову он озвучить не решился бы.

– Я знаю, что и так обязан вам.

– Тебе.

Кеша удивленно приподнял брови, а Ярослав продолжил.

– Не думаю, что у нас настолько большая разница в возрасте, чтобы обращаться так официально. Кроме того, видимся мы уже не в первый раз.

– Хорошо, – Иннокентий сделал еще один глоток. – Можно я тебя сфотографирую?

– На память? – усмехнулся альфа, откинувшись на стул и Кеша смог улыбнуться в ответ. Эта шутливая форма ему понравилась больше, чем если бы его назвали сумасшедшим.

– Могу отдать фото тебе. Просто, мне иногда нравится делать снимки. Ничего особенного. То есть, если не хочешь, – начал запинаться омега, ковыряя попавшую в руки салфетку, – то я не буду настаивать.

– Иннокентий, – его руку накрыла большая теплая ладонь. – Ты меня заинтриговал, так что я соглашусь.

– Правда? Хорошо.

От прикосновения стало спокойно. Он перестал дергаться и ладошки больше не потели. Кеша допил свой бокал вина, узнав, что Ярослав недавно начал работать в юридической фирме, живет один и любит кошек.

– А я всегда хотел собаку, – признался Кеша.

– Почему не завел?

– Может когда-нибудь, – пожал плечами Иннокентий, не желая полностью быть откровенным.

– Если будешь тянуть, то это время может никогда не наступить.

– Пожалуй.

Они приятно провели время просто разговаривая. Кеша принюхивался, но не мог уловить тот отклик феромона, которым была пропитана куртка, с которой расставаться ему не слишком хотелось. Это успокаивало, потому что ему часто говорили, что альфы могут воздействовать на омег при помощи запаха. Решив, что Ярослав намеренно не желает его смущать, Кеша проникся к нему еще больше. Человек, который издалека мог показаться недосягаемым, оказался таким приятным в общении, что Кеша больше не мог смотреть на него иначе, кроме как с улыбкой. Все правила, которые ему неустанно повторялись с самого детства изо дня в день, неумолимо таяли от теплой улыбки и искорок в зеленых глазах.

– Ты хочешь снимать в студии? – спросил Ярослав, когда они вышли из кафе спустя пару часов.

– Нет, – отфыркнулся Кеша, пьяненько рассмеявшись. Он и не заметил, как захмелел всего после двух бокалов. – Мы можем сходить в парк или поехать за город. Тебе очень, – он поднял палец вверх, добавляя важности своим словам. – пойдет антураж природы. Дикой.

– Как скажешь.

Внезапно альфа оказался куда ближе, чем можно было представить. Вечерний холод смешался с жаром чужого тела. Кеша вспыхнул и задохнулся от ощущений, когда Ярослав крепко обнял его, а в следующий миг уже выпустил из своих рук, осторожно придерживая.

– Тогда до завтра, – улыбнулся альфа, и Кеша согласно кивнул.

Ярослав вызвал ему такси и отправил домой. Иннокентий прижал ладони к пылающим щекам, едва автомобиль тронулся с места, не в силах перестать улыбаться. Ему было слишком хорошо, чтобы думать, почему такой альфа обратил на него внимание.



Яр достал из кармана пальто сигарету и закурил. Он запрокинул голову к небу, подставив лицо мелкой осенней мороси и выдохнул горький дым.

– Ну и простак, – хмыкнул альфа, даже немного посочувствовав омеге.

***

– Иннокентий Павлович.

Кеша поморщился от легкого шума в голове и высунулся из-под одеяла. Мама стояла рядом с его постелью с кружкой кофе и не понятно было, хмурится она или улыбается.

– Я тебе кофе сделала. Будешь вставать?

– А сколько времени? – потирая слипающиеся глаза, спросил Кеша и сел.

– Одиннадцать.

Сонливость слетела разом.

– Уже?

– Да, – мама сделала глоток из его кружки, а потом все же отдала ее сыну. – Не думала, что ты можешь так долго дрыхнуть. В университете так устаешь?

– Да нет, – уклончиво ответил омега. – Просто вчера поздно лег.

– Почему?

Кеша уткнулся в кружку, задумавшись, стоит ли ему вообще волновать родителей. Он ничего не рассказал о случившемся в клубе, ведь все обошлось. Они могли бы обвинить Аню, тогда свадьба и отношения с молодоженами могли бы испортиться и все стали бы несчастными. На плечи лег груз ответственности за спокойствие всех родственников.

– Ходил увидеться с приятелем.

– Вот как, – мама заулыбалась и присела рядом, тут же начав поправлять торчавшие после сна волосы омеги. – А кто это? Я его знаю?

– Нет, мы давно знакомы, просто редко виделись, – Иннокентий старательно подбирал слова.

– Это хорошо, что у тебя появился друг. А то Вовка женится, семью свою заведет, останешься один. Хотя, тебе тоже пора уже подумать об этом.

– Угу.

– А этот знакомый – альфа?

Разговор принял совершенно нежелательное русло. Кеша понимал маму, она беспокоилась. Наверно, многие родители переживали за своих детей омег больше, чем за альф или бет. Поэтому за ним всегда кто-то присматривал, и учился он в специальной школе, а не общеобразовательной. Впрочем, сам университет, который так называли только для статуса, был не более чем пансионом благородных омег, где их обучали домоводству и поверхностно читали пару гуманитарных наук.

Кеша сделал еще один глоток кофе, решившись на ложь.

– Нет. Он бета.

– Хорошо-хорошо, – покивала Анастасия Витальевна.

– Мам, можно взять ключи от дачи? Пока я здесь, мы хотели пофотографироваться. Там клены красивые. Когда еще погода выдастся.

Кеша с надеждой глянул в сторону окна, но мрачные тучи, скрывшие за собой солнце, будто работали против него.

– Даже не знаю. Нам скоро на примерку, – с сомнением проговорила мама, но не отказала сразу. – Да еще и с родителями Анечки надо ехать знакомиться.

– Это всего на один день, – встрепенулся Кеша. – Туда и обратно. Тем более я тут мешаться не буду.

– Дорогой, ты никому не мешаешь! Просто сейчас с этой свадьбой, – Анастасия Витальевна потерла виски и слабо улыбнулась. – По крайней мере быстро справимся и не затянется на долгие месяцы.

– Так можно?

– Ладно. Но смотри, пойдет дождь и дорогу развезет. Так что давайте зайцы без этого, – мама сделала неопределенный жест, взмахнув рукой, но Иннокентий ее понял.

То, что мама Кешу и его предполагаемого друга записала в одну строку значило, что ее последние сомнения развеялись. Омега облегченно выдохнул и начал собираться. Нужно было сходить в душ, написать Яру, чтобы они добрались до места, пока на улице светло. Сердце заходилось в груди, стоило ему вспомнить, как он напился вчера и как альфа обнял его на прощание. Страшно было снова увидеться, но еще хуже казалось и вовсе этого не сделать.

– Спасибо! – Иннокентий чмокнул маму в щеку, схватил полотенце и унесся в душ, и только потом вспомнил, что не взял с собой белье. Он быстро метнулся обратно в комнату и застыл в дверях.

Мама выронила из рук его одежду и та упала к ее ногам бесформенной кучей.

– Мам?

– Прости, – тряхнула волосами Анастасия Витальевна и вышла из спальни.

Кеша взял необходимое и вернулся в ванную. Настроение заметно подпортилось. Ему верили, но не до конца. Мама думала, что от него должно пахнуть альфой, раз он один единственный раз куда-то сходил? От этого желание уехать усилилось. Кеша не бунтовал, просто хотел где-то тихо пересидеть накатившую обиду. Ведь он никогда не давал повода подумать, будто он с кем-то встречается. К своим двадцати он и не целовался ни разу. Об отвратительном слюнявом поцелуе в клубе думать как о своем первом, он не хотел совершенно.

Когда он закончил, в квартире уже было пусто. Он написал Яру и вскоре перечитывал короткий ответ, не переставая улыбаться. Они условились встретиться неподалеку от дома Кеши. Но когда перед ним на улице затормозила черная иномарка, Иннокентий и не подумал, что это за ним.

– Прыгай, – Ярослав подался вперед и открыл для него пассажирскую дверь.

– Привет, – пролепетал Кеша, растеряв всю свою уверенность, стоило ему оказаться в одном салоне с альфой.

Он прижал к груди сумку, в которую положил свой старенький фотоаппарат и пару бутербродов с термосом горячего кофе.

– Как вчера добрался? – уверенно лавируя в потоке, спросил Яр и Кеше пришлось оторваться от созерцания точеного профиля.

Стоило признаться себе, что его откровенно вело в обществе этого человека, хотя если сложить вместе часы, которые они провели за беседой, получится немногим больше, чем пара “пар” в университете.

– Нормально, – брякнул Кеша. – А ты?

– Тоже, – Ярослав повернулся к нему и одарил такой улыбкой, что в животе у Иннокентия потеплело. – Говори, куда ехать.

– Да-да, сейчас.

Кеша набрал в телефоне адрес и включил навигатор. Ему не терпелось добраться до места и попасть на свежий воздух. Запертый в тесном пространстве автомобиля с альфой, он все же почуял феромон и это было настолько же мучительно, насколько приятно. Выросший едва ли не в стерильных от чужих феромонов условиях, Кеше показалось, что он уж слишком остро реагирует. В голове снова начало шуметь, а тело стало невесомым ровно до тех пор, пока кровь не хлынула от красных щек вниз.

***

Яр посматривал в сторону омеги и едва сдерживался, чтобы не усмехнуться. Он развлекал Иннокентия пустой болтовней, делая вид, что не замечает, как тот ерзает на сиденье и смущается. Будто первый раз наедине с альфой. Хотя, так на самом деле и было. Возиться с невинностью Дементьеву не хотелось, но выбора не оставалось. Ведь именно в этом и состоял его план. Сорвать чистый и невинный цветок, а потом прокатить его на таких эмоциональных качелях, чтобы мальчишка стал зависим от него. И только после этого растоптать.

– Может, нам вернуться, – неуверенно произнес Кеша, глянув на небо, когда они выехали за город.

– Ерунда, еще распогодится, – отмахнулся Яр, прекрасно осознавая, что это не так. Дождь обещали проливной, со шквалистым ветром. Погода была ему только на руку. Кеша перестанет делать вид, что это был не всего лишь предлог и ляжет под него, стоит только погладить в нужных местах. Конечно, не так отвратно, но исход должен был стать таким уже этой ночью. Яр прихватил плед, вино, еду и резинки со смазкой. Джентльменский набор соблазнителя.

– Ну ладно, – отступился Кеша. – Тогда пофотографируем дома. Там есть пара хороших мест.

– Покажешь их? – Яр снова глянул на омегу, который был уже равномерного персикового оттенка от смущения.

– Хорошо.




Глава 3


Когда они добрались до небольшого дачного поселка, дождь уже хлестал вовсю. И если бы Яр не был занят дорогой, которая оказалась невероятно дерьмовой, то он бы заметил, как притих Иннокентий.

– Долго еще, штурман? – спросил альфа, когда они выехали на улицу с пустыми домиками. Понять, что осенью здесь уже никого нет, было легко. Ни одной машины и ни одного светлого окошка сейчас, когда небо затянуло до черноты.

– Нет, осталась пара домов, – прошелестел Кеша и указал тонким пальчиком на каменный двухэтажный дом впереди.

Ну разумеется, самый выделяющийся среди остальных скворечников. Яр подъехал к воротам и заглушил мотор.

– Надеюсь, ты не забыл ключи.

Кеша принялся рыться в своем рюкзаке и вскоре извлек связку с безумным количеством брелоков.

– Сейчас открою, – пискнул омега и выскочил прямо под дождь.

Яр не стал его останавливать. Хочет вымокнуть до нитки – пожалуйста. Он его все равно скоро отогреет, так даже быстрее получится раздеть. Он посмотрел на то, как Кеша бегом бросился к двери, поскользнувшись на мокрой траве и едва не шлепнувшись, а затем достал сумку со всем, что взял с собой и тоже выбрался из автомобиля. Иннокентий смог открыть замок и скрылся в темноте коридора.

Внутри было холодно и пахло нежилым помещением. Яр нашел кухню и бросил сумку на стол. Он был ожидаемо спокоен, тогда как где-то в доме суетился омега. Он пооткрывал все окна, чтобы проветрить и теперь внутри со свистом гулял сквозняк, замораживая помещение еще сильнее. Когда же Кеша забежал на кухню, протопав в сырых носках и оставляя на линолеуме сырые следы, Яр его остановил.

– Скажи, чем помочь.

– Не знаю. Здесь так холодно. На втором этаже есть камин, бойлером я пользоваться не умею, – Кеша стал вытягивать шнурки в своей толстовке и Яр сжалился над ним.

– Камин так камин. Где здесь дрова?

Вскоре он уже набрал целую охапку в крытой поленнице. Мерзнуть альфе не улыбалось. Когда он вернулся и поднялся на второй этаж, Иннокентий закрыл окна, расстелил на полу плед и достал откуда-то жалкие бутерброды и старый синенький термос.

– Наш обед, – провозгласил омега.

Сырые носки он куда-то дел и теперь щеголял голыми розовыми пятками, на которые Яр неожиданно для себя засмотрелся. Он бросил поленья на решетку, часть отложил сбоку и вскоре благодаря наличию у него дурной привычки и, соответственно, зажигалки, в камине загорелся небольшой огонь.

– Здорово, – выдохнул Кеша и протянул ладошки к огню. – Я так с детства не делал.

Ярослав замешкался на секунду, глядя на покрасневший от холода кончик носа омеги. А потом перехватил его руки, и сжал в своих. Сам он не был мерзлявым, поэтому намеревался быстро согреть маленькую птичку. Кеша от прикосновения вздрогнул и затих.

Яр поцеловал ледяные кончики пальцев Иннокентия и тут же выпустил из хватки, чтобы тот не слишком испугался.

– Я тоже кое-что прихватил, – проговорил альфа. – Вода здесь есть?

– Да, – каркнул Кеша и тут же тихо ойкнул, схватившись за горло. – Вода бежит. Если надо в туалет, он справа от кухни.

– Понял.

Яр спустился вниз, порылся в ящиках и нашел таки штопор. Барабанивший по стеклу дождь и начинавшаяся вдалеке гроза вполне способствовали атмосфере. Он помыл и положил фрукты в тарелку, разлил вино по бокалам и отыскав поднос с изображением винограда, поднялся наверх. Альфа не мог припомнить, для кого бы еще старался подобным образом. Он поднялся как раз в нужный для себя момент.

Кеша рылся в рюкзаке, повернувшись к нему спиной и штаны так облепили его задницу, что захотелось отбросить подальше план и еду, впиться пальцами в эти небольшие половинки и сжать так, чтобы остались синяки. Мять их, пока омега не захныкает.

– Что ищешь? – севшим голосом спросил альфа.

– Уже нашел.

Кеша вскочил на ноги и помахал перед Яром какой-то древней мыльницей.

– Ой, а это откуда? – омега указал на поднос.

Ярославу хотелось тоже самое спросить про аппарат у Кеши в руке. Он что, на самом деле собирался его фотографировать?

– Подумал, что неплохо было бы перекусить, – пожал плечами альфа и поставил поднос рядом с омегой. Тот посмотрел на свои бутерброды, затем на виноград, и все же решился отщипнуть одну ягоду и отправил ее в рот, промычав от удовольствия.

– У нас есть библиотека, только там сейчас вряд ли светло. Но я думал, может, сможем сделать пару снимков там. У камина тоже хорошо, если тебе не удобно где-то в другом месте.

Манера омеги говорить, будто ему все на свете запрещают, то ли забавляла, то ли пробуждала внутри неожиданное сочувствие.

– А в каком виде ты хочешь меня снять?

– В смысле? – завис Кеша, не донеся до рта следующую виноградину и абсолютно игнорируя вино.

– Мне раздеться?

Яр с удовольствием насладился тем, как Иннокентий глянул на него, а затем начал стремительно краснеть.

– Я не знаю, – придушено проговорил он.

– Тогда одежду можем оставить, – хмыкнул Яр, мысленно добавив "пока что".

Ему нравилось, как Кеша ведется на его уловки. Прикосновения, внезапные вопросы или фразочки. Омега даже не мог или не пытался скрыть, насколько Яр ему нравится. Что ж, альфе это было только на руку.

Кеша поднялся на ноги и пошлепал прочь из гостиной, а Ярослав к своему неудовольствию понял, что снова засмотрелся на узкие ступни с розовыми пяточками.

***

Иннокентий осторожно скользнул в комнату, которую называл библиотекой. Он добежал до окна, чтобы отдернуть тяжелые шторы и впустить хотя бы немного света. Кеша не хотел использовать искусственное освещение, и полумрак, который получился благодаря плохой погоде, его вполне устраивал.

– Куда мне встать?

Кеша вздрогнул от голоса, прозвучавшего в опасной близости от его уха. Ярослав стоял за его спиной, и если бы Иннокентий всего лишь подался назад, то прижался бы к широкой груди альфы. В глазах на секунду потемнело от этой мысли. Мурашки побежали вниз по телу, сбив дыхание и он порадовался тому, что Яр не может видеть его лица.

– К стене, – облизнув пересохшие губы, произнес он и повернулся.

Ярослав послушно двинулся к стеллажу, заставленному от пола до потолка старыми томиками. Альфа прислонился в полкам, чуть склонив голову набок и от его пронзительного взгляда Кеше стало не по себе. Странное волнение, зародившееся где-то в животе, заставило пальцы мелко подрагивать.

– Не видел, чтобы фотографировали на такую древность, – усмехнулся альфа, разрушив очарование.

Кеша к такому привык, поэтому просто пожал плечами. Его семья могла позволить себе самое лучшее оборудование для увлечения младшего сына, но он не просил. И никогда не рассказывал, насколько ему нравится делать снимки, намеренно говоря, что это ничего не значащее развлечение. Мама до сих пор считала, что он, скорее всего, просто обновляет фото профиля в социальной сети, когда говорит, что будет фотографировать.

– Может, лучше возьмешь мой телефон? – продолжил альфа. – Там камера точно лучше.

– Благодарю, – сдержано ответил Кеша, все же немного уязвленный. – Но меня все устраивает в моем фотоаппарате.

Он навел камеру на альфу, глядя на него через объектив. Ярослав был так хорош, что при каждом взгляде на него у Кеши дыхание перехватывало. И дело было не в том, что он в своей жизни едва ли оставался наедине с альфой, а обучался и проводил свободное время всегда только с омегами. Что-то в этом человеке завораживало его. И он виделся не только красивой картинкой. Кеше казалось, что за напускной бравадой и уверенностью сквозит такая боль, от которой хочется выть.

– Можешь закинуть одну руку наверх? – спросил Иннокентий.

Его идеальная модель повиновалась. Кеша снимал, подходя все ближе и смещаясь, чтобы получить новый ракурс. Ярослав выполнял его просьбы, хорошо импровизировал и больше не поддевал.

– Я бы хотел, чтобы ты закрыл половину лица ладонью, – осмелев, попросил Кеша.

– Вот так? – Яр полностью закрыл нижнюю часть лица.

– Нет.

Губы омеги тронула легкая улыбка.

– Тогда так? – Ярослав закрыл глаза.

– Нет же, – тихо рассмеялся Кеша.

Он подошел к альфе и коснувшись его кисти, разместил ее на нужной половине лица. Ярослав был настолько выше, что Кеше пришлось смотреть на него, подняв лицо вверх. Несмотря на то, что поза теперь была нужной, даже идеальной, отходить от альфы не хотелось. Кеша позволил себе глубоко вдохнуть, и голова закружилась. Теперь он чувствовал феромон, но возмущения или даже слабого протеста по этому поводу у него не появилось. Он впервые почувствовал альфу по-настоящему, и все мысли и планы, что имелись в светлой голове, попросту растаяли. Рука с камерой опустилась вниз и Кеша даже не заметил, как Ярослав перехватил ее и положил рядом с книгами.

Его губы накрыл чужой рот. Мягко и ненавязчиво, будто прося разрешения. Омега закрыл глаза, позволяя случиться своему официальному первому поцелую. Он смог расслабиться и приоткрыл губы, когда горячий язык толкнулся внутрь, заставляя искорки плясать под закрытыми веками.

Кеша задрожал от незнакомых ощущений, которые увели почву из-под ног. Он вцепился в крепкие плечи, чтобы удержать равновесие и в ту же секунду Ярослав подхватил его, прижимая к себе, вжимая в свое тело, и пропитывая феромоном. Жар Ярослава передался ему, кровь будто нагрелась и унять этот огонь мог только настойчивый поцелуй, ставший таким глубоким, что было не вдохнуть. Одежда невероятно мешала и когда широкие ладони пробрались под толстовку, Иннокентий вцепился в альфу сильнее, издав немного жалобный, но все же радостный возглас.

Кеша не знал, сколько времени прошло. Когда Ярослав оторвался от его губ, он оказался вдавлен в книжную полку. Толстовка вместе с футболкой задрана, оголив живот и грудь, а между его ног вклинилось бедро альфы, давящее на стояк.

Иннокентий по прежнему держался за одежду Яра, пытаясь прийти в себя. Ему не было стыдно. Он будто глотнул свежего воздуха, пробыв в душной затхлой комнате слишком долго. Щеки пылали, в уголках глаз собрались слезы и он не понимал, что за безумное ощущение эйфории, которое не отпускало его, пока Ярослав не одернул на нем одежду и не отступил на шаг. Потом вокруг снова стало темно и прохладно, но память об ощущениях осела маленьким огоньком в груди.

– Извини, – хрипловато проговорил альфа. – Не смог удержаться.

Кеша перевел на него удивленный взгляд. За что он извиняется?

– Все хорошо. Я даже благодарен, – улыбнулся омега. – Пусть это будет мой первый поцелуй. Спасибо, что помог забыть.

– О чем ты?

Кеше не хотелось бы признаваться кому-либо о том, что произошло в клубе, но Яру он сказал даже не задумавшись.

– Перед тем как меня загнали в туалет в клубе, один из тех альф меня поцеловал. Жаль, что мой первый раз получился именно таким. Но сейчас я буду считать этот поцелуй первым.

Иннокентий повел плечами, не желая возвращаться в тот ужасный вечер, казавшийся теперь кошмарным сном. Это было странно, но он ни на йоту не боялся Ярослава. Тот поцеловал без разрешения, они были в доме одни, но Кеша твердо был уверен, что альфа не сделает ему ничего плохого. Скорее, он боялся себя, поняв, что если Яр захочет повторить, то он не станет возражать.

– Ты помнишь, который именно альфа это был?

– Я же с ними не знаком.

Иннокентий повернулся, чтобы взять камеру. Скрывать выпирающий стояк он не собирался. Зачем, если руки Ярослава уже побывали у него под одеждой, да и он сам давил бедром на него. Кеша понимал, что реагирует слишком спокойно, но это его нисколько не смущало.

– Думаю, мы можем закончить, – он указал на камеру. – Перекусим и поедем обратно?

Он смотрел на Ярослава, в тайне умоляя его придумать хотя бы одну отговорку для того, чтобы побыть хоть немного подольше вместе. Яр ничего не ответил. Где-то вдалеке пророкотал раскат грома, а наверху зазвонил мобильный.

***

Ярослав отступил в сторону, чтобы дать омеге пройти. Если бы он не отстранился и не прозвенел мобильный, Кеша уже лежал бы под ним с раздвинутыми ногами. Нежный, отзывчивый и горячий. Невинный. Такую добычу выпускать из рук альфа не собирался. Хотелось догнать его, раздеть и вылизать от макушки до розовых пяточек.

– Блять, – Яр вцепился в волосы и дернул до боли.

Все было именно так, как он хотел, так почему же он ощущал себя загнанным в угол? Когда он строил план и просил приятелей помочь, никто даже не подумал ему отказать. Зачем? Альфа хочет поразвлечься с каким-то омегой, это едва ли не естественно. И сейчас, оказавшись с Кешей наедине, он мог исполнить первую часть своего плана, но в голову лезли навязчивые мысли, которые были далеки от расплаты с Анной и Вовкой. Больше всего, даже больше, чем забраться под одежду Кеши, руки чесались размазать в пыль тех двух придурков, которых он сам попросил о помощи.

Яр поднялся на второй этаж, туда, где Кеша метался, разговаривая по телефону и покусывал большой палец. Альфа остановился в дверях, слушая разговор.

– Все в порядке. Да, мы разожгли камин. Еда есть, – лепетал Кеша, а щеки все сильнее розовели. – Не нужно приезжать.

Ярослав шагнул к нему и перехватил свободную руку Иннокентия. Смутить его, пока он разговаривает с кем-то из родственников, показалось интересной забавой. Яр обхватил губами палец, который Кеша грыз, и втянул его поглубже, не отрывая взгляда от омеги. Кеша задрожал, но руку не отдернул. Он сбился с мысли и хватал ртом воздух, пока альфа облизал сначала один его палец, а потом перешел на следующий, скользнул языком по нежной коже между пальцами.

– Ты его не знаешь, – выдохнул Кеша. – Как зовут?

Яр хищно улыбнулся. Сейчас омега назовет его имя и начнется паника. У него останется совсем немного времени, чтобы растлить этот цветочек.

– Я разве не говорил?

Альфа впитывал в себя реакцию Иннокентия. Тот искусал губы до крови, светлые брови сошлись на переносице и от него начало фонить. Ярослав оставил забаву с пальчиками, которые был согласен отгрызть. Обвив тонкую талию, он притянул омежку к себе и уткнулся носом в его шею.

Горло сдавило и потемнело в глазах. Яр крепче прижал к себе хрупкую фигуру и глубоко вдохнул, а потом еще и еще. Кеша пах, как сладкое новогоднее утро. Давно забытое чувство восторга и радости сдавило грудь. Яр мотнул головой, чтобы от него избавиться, но ничего не получилось. Феромон омеги будто подкосил его и Яр лизнул тонкую шею, чтобы сбить пугающее ощущение необоснованного счастья и восторга похотью. У него получилось. Вылизывая гладкую кожу, он все больше погружался в возбуждение, которое сдерживать не собирался. Как и феромон. Омега плавился в руках под его действием, и альфа не испытывал угрызений совести по этому поводу.

Он уткнулся носом в линию роста волос и довольно рыкнул, когда почувствовал, что Кеша в него вцепился. Завести омегу было не сложно, но он не ожидал подобного от себя. Член болезненно упирался в грубую ткань джинс, а сердце выбивало быстрый ритм, разгоняя кровь. Он думал, что из-за чувств к Ане придется много играть, но он почти не притворялся. Только в начале.

– Алексей, – услышал Яр сквозь накатившее волной возбуждение и остановился.

– Да, бета, – лгал омежка с пылающим лицом.

Ярослав не понял, что он испытывает. Кеша врал родителям, чтобы не рассказывать о том, с кем находится. Вроде, так было даже лучше, но на малую долю он был разочарован.

Кеша сбросил звонок и закрыл лицо ладонями.

– Маленький врунишка, – шепнул ему Ярослав и обвел языком раковинку ушка. – Не хочешь, чтобы родители узнали о нас?

– Не хочу их волновать.

Кеша вяло забарахтался и Яр позволил ему повернуться спиной. Возможно, для них обоих это стало ошибкой. Попка омеги уперлась в каменный стояк альфы. Яр посмотрел вниз на шею с выступающими позвонками и тяжело сглотнул.

Руки сами потянулись к штанам Кеши. Омега не сопротивлялся. Он дрожал почти не переставая, шумно дышал, но не высказывал ни капли сопротивления. Яр стянул вниз до коленей штаны Кеши вместе с бельем, а затем избавился от толстовки. Такой вид оказался для него пошлее, чем альфа ожидал. Молочно-белая кожа, хрупкое сложение и запах, от которого темнело в глазах.

– Ты не пах раньше, – прохрипел альфа, опустившись на колени и помогая Иннокентию до конца снять штаны.

– Наверно, таблетки перестали действовать. Я их пил! – Кеша засуетился и шагнул в сторону своего рюкзака, но Яр поймал его за лодыжку.

– Серьезно хочешь принять их сейчас? – Ярослав посмотрел снизу вверх на свою жертву.

Кеша по прежнему краснел. Он еще раз глянул на сумку и отрицательно помотал головой.

– Прекрасно, – Ярослав потянул Кешу обратно и его пах оказался на уровне лица альфы. Запах был сильнее и выдержка дала трещину. Ярослав повернул Кешу к себе спиной, развел половинки и приник губами к маленькой дырочке, из которой вытекала прозрачная смазка. Альфа не играл и не дразнил. Возможно, позже. Сейчас он уткнулся между мягких булочек, сразу надавив языком на пульсирующий вход. Омега задрожал сильнее, начал что-то лепетать, но Яр не понимал, о чем тот говорил. Сознание будто переключилось и единственным желанием стало как можно скорее попасть в это изумительное тело. Пот покатился по вискам, Яр уже трахал языком задницу омеги, и Кеша не удержался на ногах. Он упал на колени, упершись ладошками в пол.

Омега хныкал и постанывал, крутил бедрами, чем еще больше заводил. Комната наполнилась их феромонами, которые действовали одурманивающе, сгущая воздух и замедляя сознание.

– Хватит, – Кеша попытался оттолкнуть Яра, но альфа остался глух к его просьбе.

Он практически ощущал, как парень близок к разрядке. Он добавил палец, с трудом протолкнув его во влажный вход и Кеша закричал, кончая на пол, так и не прикоснувшись к себе.

Кеша упал обессиленный на пол, а Ярослав содрал с себя одежду. Кажется, футболка порвалась, но альфа был не в состоянии думать. Последним осознанным действием он вытащил из кармана джинс резинку, раскатал по члену и подтянул Кешу за ногу к себе.

Омега раскинулся перед ним. Его член был вялым, а в глазах осталось столько же осознанности, как и у альфы.

– Примешь меня? – с хрипом спросил Яр, уже приставив головку члена к узкой дырочке.

Он глянул на омегу, не сомневаясь в их обоюдном желании.




Глава 4


– Мне страшно, – дрожащим голосом прошептал Кеша. – Ярослав.

Омега попытался приподняться на локтях, но тело не слушалось, будто превратившись в желе. В голове шумело, а везде, где прикасался альфа, кожа горела. Не говоря уже о заднице, в которой едва ли не свербило, как хотелось податься вперед и слиться воедино. Но когда Яр толкнулся, по спине пробежал холодок, и еще хуже стало, когда альфа не ответил, продолжив давление. Кеша сжался.

– Я-я-а-р, – подбородок предательски задрожал, а глаза защипало.

Омега закрыл лицо ладонями и затрясся от липкого страха и бессилия. Ведь он правда хотел, пусть и не успевал думать о том, что происходит. Феромон Ярослава вышиб из него способность принимать осознанные решения. Больше всего хотелось прижаться к нему и позволить все, не думая о последствиях, но на деле оказалось иначе.

Альфа остановился, удерживаясь на руках и нависая над ним. Нежной кожей Иннокентий чувствовал, что тот не отступил, но и не пытался ворваться в его тело против воли.

Кеша боялся на него посмотреть, продолжая беззвучно трястись от слез. Против желания в голове вспыхнула сцена в туалете и Кешу замутило.

Ярослав отстранился. Зашуршала одежда, а потом хлопнула дверь.

Кеша сжался в комок, сглатывая слезы. Он не с первой попытки смог подняться и кое-как оделся, натянув толстовку задом наперед так, что капюшон оказался спереди. Он осторожно опустился на диван и сцепил пальцы в замок, желая хоть немного унять дрожь в конечностях. Белье быстро намокло, а в комнате по прежнему витал густой феромон. Его и Ярослава, слившийся во что-то новое. Огонь в камине, разгоревшийся в полную силу, не добавлял возможности мыслить ясно.

Он все испортил. Наверно, Яр уже уехал или сейчас собирается это сделать. Страх, стыд и желание смешались. Наверно, нужно было потерпеть, но смог бы он после смотреть на себя в зеркало? Ведь знает альфу всего ничего. Должно быть, он сделал что-то такое, дав повод. Кеша напряг память, однако голова отказывалась работать, а сердце билось о ребра пойманной птицей, ожидая дальнейших действий альфы. Омега боялся пошевелиться, и в то же время напряженно прислушивался.

В груди кольнуло, когда на лестнице зазвучали тяжелые шаги. Он вскинул голову, когда дверь в гостиную распахнулась и альфа едва ли не забежал внутрь. Растрепанный, в одних джинсах и босиком. Яр остановился, впившись в Кешу горящими глазами. Бесконечно долгую секунду ему казалось, что сейчас альфа на него набросится и тогда он уже не сможет отказать.

Ярослав не оправдал его ожиданий. Он подошел к окну и открыл его настежь, а затем подбросил дров в камин. Иннокентий наблюдал за его манипуляциями и когда альфа наконец-то обратил на него внимание, омега снова задрожал.

Яр приблизился и присел перед ним на корточки, взяв ладони Кеши в свои. В нос проник запах дождя и сигарет, защекотав небо.

– Прости, – сглотнув, выдавил из себя Кеша.

– За что?

– Я не должен был так себя вести, – нос вытереть было не обо что, и омега побоялся высвободить ладонь, греясь в невинной ласке.

– Забудь.

Голос Ярослава звучал напряженно. От его близости и запаха Кеша снова начал возбуждаться, теряясь еще больше. Никогда его не накрывало так сильно, а течки всегда подавлялись лекарствами. Он жил спокойно, без каких-либо плотских желаний, пока не встретил его. И сейчас казался себе озабоченным омегой, о которых окружающие всегда говорили только с презрением.

– Мне снесло голову от твоего запаха, – с нажимом проговорил альфа. – Глупая была идея остаться здесь вдвоем. Собирайся.

Он поглаживал пальцы Кеши, пуская по телу мягкие волны тепла. Иннокентий шмыгнул носом и смог улыбнуться. Признание Яра забрезжило лучом надежды, что он сам не такой уж испорченный.

– Мне тоже снесло, – шепотом признался Кеша. – Наверно, я еще не готов, но это не значит, что я не хочу!

Кеша вцепился в руки Ярослава, боясь, что он тут же уйдет.

– Тогда будем двигаться постепенно, – хрипловатым шепотом ответил Яр.

Он приподнялся, собрав губами слезы со щек Кеши. Омега подставил лицо для поцелуя и качнулся навстречу. Невинное прикосновение спустилось к шее более настойчивой лаской, а горячие ладони оказались под толстовкой. Прикосновение к бокам, легкие, поглаживающие и будто усыпляющие движения длинных пальцев. Кеша вскрикнул, когда Яр ущипнул его за сосок. То, что сначала показалось болезненным, разожгло еще больше огня внутри, и когда Яр обнял его, потянув на себя, Кеша последовал за ним. На этот раз он оказался сверху. Все еще в одежде, тогда как альфа лежал под ним с обнаженным торсом.

Омега провел ладошками по напряженным, сделанным словно из стали мускулам. Коснулся груди. Потемневшие зеленые глаза прожигали его насквозь, пока Яр гладил его бедра. Перед глазами снова все поплыло из-за феромона, а в попку уперся напряженный член, скрытый под тканью джинс.

– Ничего не могу с этим поделать, – Яр чуть надавил на бедра Кеши, и стояк ощутился куда ярче.

– Ох, – Кеша потерся о него, сжимая плечи Ярослава.

Это было почти так же хорошо, как когда альфа вылизывал его, но на этот раз вел омега. Он продолжил тереться, забыв о смущении и тихо постанывая. Яр направлял его, между ними был не один слой одежды, но это не умаляло желания. Вот оно. Дыхание перехватило, член до боли уперся в молнию, но Кеша продолжал тереться, пока перед глазами не полыхнуло ярким светом, а после померкло. Он повалился на Яра, который тут же перекатил его на спину и грубо впившись в губы, довел себя до разрядки, расстегнув джинсы.

Густая белесая сперма забрызгала живот омеги, попала на лицо, и он лежал на полу, пытаясь восстановить дыхание и не сводя взгляда с альфы. Яр тяжело дышал и не понятно было, о чем он думает. На миг Кеше показалось, что он разозлился. Но потом Ярослав подцепил пальцами свою сперму с пылающей щеки Иннокентия и поднес их к губам омеги.

Кешу затрясло. Он открыл рот и высунул язычок, слизав терпкое семя, а после альфа его поцеловал.

***

Яр стоял на улице и курил, пытаясь прийти в себя, пока Кеша убежал в ванную чистить перышки.

– Безумие, – с зажатой в зубах сигаретой, пробормотал уже в который раз альфа. Конечно, у него имелись и более крепкие выражения, точнее отражающие ситуацию, но язык не поворачивался.

Альфа бросил окурок на сырую траву, где уже лежало трое его собратьев. После того, как он почти трахнул Кешу, и тот заплакал, Яру показалось, что ему в грудь воткнули нож. И с каждой пролитой слезинкой поворачивали. Член по прежнему стоял и все, о чем он мог думать, даже не думать, жаждать каждой клеточкой своего тела – это ворваться в горячее узкое нутро и трахать до потери сознания, залить спермой и повязать.

Яр выматерился и снова закурил. Он мог сотворить то, о чем жалел бы потом всю жизнь. Конечно, залететь без течки гораздо меньше вероятности. Да и во время нее шанс не стопроцентный, но чем черт не шутит. Запах Кеши выворачивал внутренности и ломал кости, пока омега сам к нему не потянулся.

Правильнее было бы уехать в тот момент, когда он в одних штанах выскочил на улицу, по прежнему с резинкой на члене. Хватая ртом воздух, чтобы хоть немного прийти в себя, он собирался сбежать. Но даже через дождь слышал тихие всхлипы наверху. Или, так ему просто показалось.

Сейчас уже было поздно думать о том, что могло бы быть. Они потерлись друг о друга, как сопливый молодняк. Яр даже когда девственности лишился в интересном возрасте, не занимался такой херней. Тереться через одежду и кончить себе в штаны от феромона омежки и вида его запрокинутой шеи, прикосновении через одежду? Ну и бред. Скорее, дело в том, что у него не было никого уже порядочное время после Ани. И плевать, что набирался едва ли десяток дней. Для молодого здорового альфы это приличный срок.

Перед глазами всплыла картина того, как он засунул в рот Кеши свою сперму и в штанах снова начало тяжелеть. Будто гон начинался, честное слово. Привязать к себе и играть, таков был план. Но пока казалось, что все происходит как раз таки наоборот.

– Ярослав? – на улицу выглянул омега.

Его щеки до сих пор горели, а в глаза поблескивали. Но он не ластился и не начал болтать о всякой ерунде. По крайней мере пока. Яр был внутренне готов к трепу о том, как Кеша сейчас начнет фантазировать о их совместном будущем и знакомстве с родными. У него мелькнула шальная мысль нанять актеров для этих ролей, но он тут же отбросил ее. Слишком много телодвижений для того, кто у него уже на крючке.

– Не боишься простыть? – альфа отвернулся.

Смотреть на миловидное лицо и тонкую шею было невыносимо. В штанах снова стояло так, что хоть гвозди членом заколачивай.

– Ой.

Яр услышал как щелкнул замок. Видать, и правда испугался. Альфа глубоко втянул холодный вечерний воздух и внезапно им подавился. Со спины к нему прижалось хрупкое теплое тело. Кеша его не обнял, просто прижался и они стояли молча, пока в небе снова не раздался тяжелый рокот.

– Пойдем, – Яр повернулся и подтолкнул Иннокентия к двери, стараясь унять ускоренно забившееся сердце.

Он предполагал, что они не отлипнут друг от друга до следующего утра, но все вышло иначе. Пришлось вернуться в комнату и медленно цедить вино. Кеша ему не надоедал. Омега сидел рядом и уплетал виноград, помалкивая.

– Расскажи мне о себе, – попросил Яр.

Кеша встрепенулся и пожал плечами.

– Учусь в университете. Для омег.

– На кого?

Яр отвлекся от созерцания языков пламени в камине и повернулся к Кеше. Тот теребил шнурок толстовки и все же схватил вино, и сделал такой большой глоток, что не рассчитал и красная струйка потекла по его шее вниз под одежду. Яр тяжело сглотнул, не в силах оторваться от этого зрелища. Да, на омег приятно смотреть, нюхать их, тискать и насаживать. Но что с ним происходило при виде самых обычных вещей? Альфа поправил так и не упавший член через ткань, дожидаясь ответа.

Кеша облизнул губы и альфе показалось, что такими темпами он скоро окажется в аду.

– Нас учат домоводству, – пролепетал омега. – Рассказывают об истории, учат игре на музыкальных инструментах и всякое такое.

– Всякое такое?

– Еще этикет.

У Иннокентия забавно покраснели уши. Он явно стеснялся того, что говорил, но Яру было непонятно, почему. Далеко не все омеги могут получить любое образование, кроме школьного. И не все профессии были для них открыты. Разумеется, родители пацана не согласятся, чтобы он работал. Растят его, пичкают мозги романтической херней и послушанием, чтобы в удобный момент выдать замуж за полезного альфу идеально подготовленного женишка. Участь верхней прослойки среднего класса. Для Кеши это хорошая, спокойная жизнь, которая ему подходит.

– Есть то, чем бы ты хотел заниматься? – кашлянув, спросил Ярослав.

– Не знаю, – ответил омега. – Нет. Меня все устраивает.

Он снова выпил вина и Яру показалось, что Кеша глушит ответ. Привык быть хорошим, обласканным семьей мальчиком, и слова им поперек не скажет, чтобы не расстроить. Пусть и сам будет задыхаться в коконе их заботы.

– Если признаешься, никто не умрет.

Слова получились грубее, чем Яр намеревался. Но хотя бы постоянное возбуждение, не покидавшее его на протяжении вечера, разбавилось.

– Я знаю, – улыбнулся Кеша. – Но я не думаю, что мое желание фотографировать может стать чем-то серьезным. О чем-то другом и говорить не стоит.

– Когда я увижу снимки?

– Нужно проявить, высушить, – Кеша загибал пальчики и нахмурил лоб.

Он показался таким серьезным, что Ярослав улыбнулся.

– Как будут готовы, приноси ко мне. Хочу их увидеть.

Ярослав подался вперед и схватившись за толстовку, притянул Кешу для поцелуя.

***

На следующий день выглянуло солнце и старания ночного дождя начали подсыхать.

Кеша проснулся первым. Он так и отключился на пледе, даже не забравшись на диван. Тело затекло, но усталости он не ощущал. Только что-то тяжелое, придавившее к полу. Иннокентий провел ладонью по животу и наткнулся на чужую руку. Он спал в обнимку с Ярославом, который обхватил его поперек живота и прижал к себе. Альфа пропитал его своим запахом и Кеша закусил губу, чтобы сдержать глупую улыбку, которая все равно выползла наружу. Он аккуратно поправил смоляную прядь, открыв лоб альфы.

Хотелось наклониться и поцеловать, пробудить ото сна прекрасного принца, но Иннокентий не решился этого сделать. Он рассматривал Ярослава, запоминая длинные ресницы, темную щетину, сильную шею, которую он вчера обнимал.

Достигнув максимального уровня смущения, Кеша все же глянул на пах и закрыл лицо ладонями, едва не вскрикнув. Так вот что упиралось ему в задницу всю ночь.

– Выспался? – хрипло спросил Яр.

– Угу, – кивнул Кеша, пусть альфа и не смотрел на него, по прежнему лежа с закрытыми глазами.

Альфа резко подался вперед и сграбастал омегу в объятия, что тот даже пискнуть не успел, прижал к себе и уткнулся носом в затылок.

– Не могу проснуться, – признался Ярослав. – Давай еще полежим.

– Но ведь мы не поздно уснули, – забарахтался Кеша, стараясь не уплыть вместе с Ярославом в сонное марево. Но сопротивляться не вышло. Стоило прижаться к альфе, вдохнуть феромон, и все вылетело из головы. Кеша потерся о сильное тело, наслаждаясь настойчивой лаской рук. А когда Яр перекатил его на спину и прижался губами к шее, выцеловывая сладостную дорожку от уха и до ключиц, Кеша задышал чаще, боясь и желая продолжения.

– Ярослав, – Кеша вцепился в плечи альфы, комкая одежду и воспламеняясь изнутри. – Нам пора ехать. Если я не вернусь…

– Родители примчатся и заставят меня жениться на тебе? – мурлыкнул Яр, и скользнул языком в раковину уха омеги.

– Нет, – всхлипнул Кеша.

Пальцы на ногах поджались и омега не смог сдержать стон удовольствия. Каждое касание становилось откровением. Яр играл на нем, как опытный музыкант на знакомом инструменте. Но даже через поволоку удовольствия Иннокентия кольнул в грудь смешливый тон Яра и слова о женитьбе.

– Но они будут волноваться, – пролепетал Иннокентий, когда показалось, что говорить связно он уже не сможет.

– Тогда давай не будем их расстраивать.

Яр прекратил целовать и трогать Кешу. Альфа одернул на нем одежду и рывком помог подняться. От такой резкой смены поведения Кеша не сразу пришел в себя. Феромон Ярослава кружил голову, а в штанах стало влажно и липко, и он приходил в себя добрые пару секунд, пока Ярослав начал сворачивать их импровизированный пикник. Поцелуев больше не было.

Альфа собрал вещи и загрузил Кешу в автомобиль, самостоятельно закрыв дачу на ключ.

– Надо будет как-нибудь повторить, – повернув с проселочной дороги на трассу, бросил Яр.

– Надо, – эхом отозвался Кеша.

Чем ближе они становились к городу, тем яснее он осознавал, что сделал что-то не так. Не следовало оставаться наедине, да еще и врать родителям. Наверно, Ярослав решил, что он легкодоступный и ветреный, и поэтому больше не захочет с ним общаться. Да и от себя Кеша не мог ожидать чего-то подобного. Его ведь даже не тянуло общаться с противоположным полом, а тут он при первой возможности стонал и лез целоваться к тому, кого почти не знает.

– Ты чего?

Горячая ладонь накрыла Кешину руку и сжала.

– А? – встрепенулся омега. Он настолько погрузился в самобичевание, что не заметил, как оказался в своем дворе.

– Могу доставить прямо к двери, но не знаю, хочешь ли ты этого.

– Не надо. Спасибо.

Кеша прижал к себе рюкзак, но уходить не торопился. Ярослав ему ничего не сказал, не назначил следующую встречу, и даже с полным отсутствием опыта с противоположным полом Кеша понимал, что что-то пошло не так.

– Ярослав, – омега повернулся на сидении, смущаясь и боясь больше не увидеть альфу. – Мы еще увидимся?

– Конечно. Я тебе позвоню, когда освобожусь. Сейчас начнется рабочая неделя и времени у меня свободного не будет.

Яр повернулся к Кеше и чувственные губы дернулись в кривой улыбке. Иннокентию показалось, что ему врут. Он не мог бы сказать, что послужило причиной. Просто чувствовал, что это так.





Конец ознакомительного фрагмента. Получить полную версию книги.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=68499851) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.



Увел мою омегу? Отплатишь за это стократ. У тебя ведь есть младший брат? Омежка. Береги его, иначе схватит “серенький волчок” и не только укусит, но и заставит полюбить себя, а после бросит с разбитым сердцем. Так думал Яр до того, как узнал свою жертву. Но хрупкий и добрый омега пробрался в сердце, заставив разрываться на части между данным себе обещанием и желанием забыть о прошлом. Чем закончится внутренняя борьба и станет ли принятое решение верным? Иннокентию 20 лет Ярославу 25 лет

Как скачать книгу - "Плененный" в fb2, ePub, txt и других форматах?

  1. Нажмите на кнопку "полная версия" справа от обложки книги на версии сайта для ПК или под обложкой на мобюильной версии сайта
    Полная версия книги
  2. Купите книгу на литресе по кнопке со скриншота
    Пример кнопки для покупки книги
    Если книга "Плененный" доступна в бесплатно то будет вот такая кнопка
    Пример кнопки, если книга бесплатная
  3. Выполните вход в личный кабинет на сайте ЛитРес с вашим логином и паролем.
  4. В правом верхнем углу сайта нажмите «Мои книги» и перейдите в подраздел «Мои».
  5. Нажмите на обложку книги -"Плененный", чтобы скачать книгу для телефона или на ПК.
    Аудиокнига - «Плененный»
  6. В разделе «Скачать в виде файла» нажмите на нужный вам формат файла:

    Для чтения на телефоне подойдут следующие форматы (при клике на формат вы можете сразу скачать бесплатно фрагмент книги "Плененный" для ознакомления):

    • FB2 - Для телефонов, планшетов на Android, электронных книг (кроме Kindle) и других программ
    • EPUB - подходит для устройств на ios (iPhone, iPad, Mac) и большинства приложений для чтения

    Для чтения на компьютере подходят форматы:

    • TXT - можно открыть на любом компьютере в текстовом редакторе
    • RTF - также можно открыть на любом ПК
    • A4 PDF - открывается в программе Adobe Reader

    Другие форматы:

    • MOBI - подходит для электронных книг Kindle и Android-приложений
    • IOS.EPUB - идеально подойдет для iPhone и iPad
    • A6 PDF - оптимизирован и подойдет для смартфонов
    • FB3 - более развитый формат FB2

  7. Сохраните файл на свой компьютер или телефоне.

Книги автора

210 стр.Правообладатель:АвторОглавлениеКнига нарушает законодательство?Пожаловаться на книгуЖанр: исторические любовные романы, эротика ЛГБТ, эротическое фэнтези
18+
Последние отзывы
Оставьте отзыв к любой книге и его увидят десятки тысяч людей!
  • константин:
    12.08.2022
  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *