Книга - Небесный путь. Том 1

a
A

Небесный путь. Том 1
Тим Волков


Есть люди, которые хотят стать богами.Есть боги, которые хотят стать обычными людьми.И есть он, который выбрал третий путь.Он – Асгард, и имя – это единственное, что у него осталось.Десять тысяч миров боевых искусств беспощадны и небесный путь пролегает через испытания, которые под силу не каждому. Выбор прост: сдаться, упасть, умереть… Или стиснуть кулаки и идти вперед, к цели, развивая свои боевые техники и сверхспособности до уровня Бога. И выше…





Тим Волков

Небесный путь. Том 1








Глава 1




Меч у горла, острее бритвы и крепче алмаза.

Оружие в руках заклятого врага.

– Сегодня ты умрёшь, – прошептал Акан, ухмыляясь.

Юноша, к чьему горлу был приставлен меч, знал это и без подсказок, противник лишь озвучил его мысли.

Однако покоряться судьбе парень не хотел и потому дернулся.

Бесполезно. Цепные псы Акана, которых он самолично выкормил кровью своих врагов, держали пленника крепко. В их пастях словно в кандалах были заключены руки и ноги бедолаги. Не убежишь.

Собачник, управляющий тварями, ослабил цепи, отдал короткую команду и псы стиснули пасти еще крепче.

Не в силах стерпеть, Асгард закричал. Но в этом крике было больше от беспомощности, чем от боли.

Читающий Заклятия, которого отец подарил парню на день рождения, уже в который раз выдал информацию о стоящем:



Имя: Акан, возраст: 107 лет



Ступень развития: Стадия трансформации, уровень: Истинный с телом (2/10)



Прорыв: Мастер-заклинатель



Ударить бы всей мощью, всеми техниками и атрибутами по предателю, но…

Противник позаботился о том, чтобы никто не оказал ему сопротивления. Магические блоки и печати, казалось, висели на всём, куда не кинь взгляда. Странной была эта техника сокрытия – незнакомая в здешних местах. Асгард готов был поклясться, что ни один мастер не смог бы определить в ней слабые места, чтобы разрушить.

Не менее странными были и сопровождающие Акана – четыре незнакомца, чьи лица скрывали черные маски воронов. От этих незнакомцев так и веяло силой, холодной и крепкой, как болотные камни. Четверка стояла за спиной предателя, не вмешиваясь в расправу и лишь их глаза, не человеческие, красные, светились яростью сквозь прорези масок.

– Ничего личного, Асгард, – произнес противник, еще ближе приблизив лезвие. – Но сегодня ты умрешь.

Того требовал ритуал – сообщить не состоявшемуся наследнику о его поражении. В насмешку. Чтобы это разнесли гонцы по всем направлениям, и чтобы знали, что глава Северного Клана мертв, а его единственный отпрыск – уничтожен.

– Это мы еще посмотрим! – сквозь зубы прошипел Асгард. Сдаваться он не собирался.

Фраза потонула в собачьем рыке.

Акан, один из Столпов Силы, приближенный отца, самый близкий ему человек, названный брат, активировал заклятие.

Меч тут же покрылся словно язвами черными пятнами. У предателя и магия такая – гнилая.

Смерть наступит вне всяких сомнений – понял парень. И никакие эликсиры и лекари не смогут спасти его, полная необратимость. Для этого противник и активировал заклятие.

Невероятная сила была в движениях врага. Он знал что делал. Наверняка прогонял эту ситуацию в своей голове сотни и тысячи раз. Предусмотрел все. Рассчитал все варианты развития.

– Почему ты это сделал? – прохрипел Асгард. – Почему предал моего отца, своего командира?

Ему и вправду было интересно. Предательство самого близкого друга отца не укладывалось в юной голове. Ведь они вместе воевали, вместе когда-то сидели в окопах и вместе прорывались из таких огненных дуг и заварушек, что казалось и шанса нет вырваться живым.

– Отец воевал с тобой бок о бок против «Длани Ветра». Вы вместе с ним и Столпами Силы оттеснили врага. Северный Клан стал тихой гаванью, одним из безопасных мест в северных краях. Благодаря вам. А теперь ты убил главу Клана – моего отца. Зачем? Зачем?!

Акан хищно ухмыльнулся. небрежно бросил:

– Тебе не понять.

– Ты захотел занять его место? Или обезумел? Твоим разумом завладели демоны? А может…

Договорить Асгард не успел – противник отвесил ему звонкую пощечину.

Вновь зарычали псы, готовые по одному только мановению руки разорвать парнишку.

– Пощади! – закричала вдруг мать, не в силах вытерпеть издевательства над сыном. – Пощади его, Акан! Прошу тебя! Не меня, моего сына!

Она уронила голову и руки на тело мужа и разрыдалась. Всхлипывая, произнесла:

– Пощади! Он всего лишь ребенок! Он ничего не сможет тебе сделать!

«А вот это неправда! – злобно подумал Асгард. – Чтобы не случилось, куда бы я не попал – в загробный мир или плавучие небесные корабли, – я найду способ вернуться и отомстить. За себя. За отца. За королевство. Клянусь своей жизнью. Клянусь своей кровью. Клянусь всем, что есть у меня. Клянусь своим именем! Клянусь!».

– Пощади! Забери мою душу вместо его! – не унималась мать.

– Нет! – это уже выкрикнул Асгард. – Мама, не надо унижаться перед этим ничтожеством!

Акан ухмыльнулся. Кажется, идея пощады пришлась ему по душе. Только какая-то своя, специфичная. Слова женщины зародили в нем что-то черное, что промелькнуло даже в глазах.

– Хочешь обменять его смерть на свою? – холодно спросил Акан.

– Да! – тут же воскликнула женщина.

– Мама, нет!

– Я согласен, – ответил предатель, не обращая внимания на парня. – Сегодня день моего триумфа. И в честь этого я пощажу этого мальца. Но только обезопашусь. Я ведь не хочу мести!

Он громко рассмеялся.

Мать вопросительно глянула на Акана, не понимая, о чем говорит враг.

А вот Асгард все понял с первого раза. И потому невольно дёрнулся. Холодок ужаса пробежал по спине. Нет, только не это!

Псы угрожающе зарычали. Клыки впились в плоть, проникая до самых костей. Проклятые твари!

– Тебе сегодня повезло! – это Акан обращался уже к парню.

Но сказал это так, что пленник понял – уж лучше смерть, чем то, что его сейчас ожидало.

И оказался прав.

Вскинув свободную руку вверх, Акан выкрикнул заклятие и рубанул мечом над головой юноши.

Энергетические меридианы, особые каналы, без которых не мыслимо существование ни одного маломальского мага и мастера боевых искусств, вспыхнули в ту же секунду. От легкого прикосновения лезвия с сухим треском лопнули, так легко, словно и в самом деле были из щелка…

Асгард почувствовал страшную боль – она пронзила его словно тысяча лезвий. Она скрутила, задавила, начала душить.

Но и это было еще не все.

Акан вновь махнул мечом, а потом резко опустил его вниз, но не острием, а эфесом. И в ту же секунду в глазах парня потемнело. В голове что-то звякнуло и разбилось, словно уронили вазу. Да, так и есть. Вазу с самым ценным. Узлы воли и силы были уничтожены в один миг.

Все, что Асгард культивировал в себе и прокачивал, все, что было достигнуто путем долгих изнурительных тренировок и медитаций – все это было потеряно за один взмах меча.

Асгард потерял все. И даже больше. Асгард потерял себя.

Акан хрипло рассмеялся.

Он был прав. Отомстить юноша теперь едва ли сможет ему – нет никаких магических сил, а физическая сила… Асгард всего лишь простой юноша, а Акан – могущественный боевой маг, уровня, который не достиг еще ни один практикующий в Северном Клане. Кроме отца Асгарда, бывшего предводителя Клана, конечно.

Тело первого Столпа Силы, Акана, подчиняющего Ветер – это сплав физической мощи и силы магической. Он не терял времени даром, все эти годы тренировался, упорно, до зубовной крошки во рту, чтобы в один момент восстать против собственного командира и встать на его место.

Асгард обречен на забвение. Теперь он – червь. Пустое место. Никто. Жалкий человечишка, без сил!

Начали душить слезы, горькие, обжигающие, юноша попытался сдержаться. Но не смог. Разрыдался, как девчонка.

– Я даю тебе ровно один день, – снисходительно произнес Акан, холодно глядя на парня. – Один день неприкосновенности. А потом объявлю ночь охоты на тебя и дам награду за твою голову – десять тысяч золотых.

Ого! Щедрая награда! За такие деньги можно не то что дом отстроить, свою деревеньку купить, с полусотней душ и наделами земли.

– Пусть это будет моим подарком тебе в честь смены главы Северного Клана. У тебя есть шанс спастись и убежать как можно дальше отсюда, желательно на край света, притаиться там и жить тихой жизнью, прижав хвост, боясь лишний раз высунуться из своего убежища. Если конечно вообще удастся спасти в ночь охоты! Сегодня я щедрый!

Акан громогласно рассмеялся. Потом повернулся к матери.

– Как видишь, я не такой жестокий как тебе кажется. Я даровал твоему сыну жизнь, как мы и договаривались. А теперь пора оплатить нашу с тобой сделку.

И не успел Асгард даже вскрикнуть, как Акан взмахнул мечом и убил женщину.

Будь проклят это день! Будь проклят этот мир! Будь проклят Акан!

Асгард кричал, кричал, кричал…

Но даже этот крик не мог заглушить ликующий смех предателя, смешивающийся с хриплым лаем собак.

Чернота окружала парня, жадно поглощая все больше и больше, пока, наконец, окончательно не сожрала…






Глава 2




От избытка горя и чувств Асгард потерял сознание. Но валялся не долго – цепные псы быстро привели его в чувство. Будь они прокляты!

– Убирайся прочь! – сквозь зубы прошипел Акан.

Псарник нехотя оттянул собак, верно решив, что это обращаются к нему. Но Акан имел ввиду парня.

И Асгард побежал. Не потому, что испугался. Просто знал – это единственный шанс остаться сейчас в живых. Чтобы потом отомстить.

Бежать…

Сжав кулаки, жадно глотая воздух, который рвал легкие, словно колючая проволока.

Бежать, бежать, бежать.

Сквозь коридоры и залы, комнаты и будуары, гардеробы и кабинеты.

И лишь слышал жуткий дребезжащий смех Акана за спиной. Ничего, это просто так тебе не сойдет с рук. Ответишь за все!

Асгард промчался по коридору, юркнул в небольшой заворот, по которому обычно ходили слуги, чтобы не попадаться на пути знатной семьи. А теперь сам Асгард, сын главы Северного Клана и будущий наследник, словно мелкий прислуга мчался по этим коридорам. Вот такие вот злые шутки судьбы.

Но сейчас было не до этого. К демону все регалии и статус. Главное – спастись.

Асгард вбежал в комнату, ведущую в кухню, отдышался. Всего трясло. Хотелось упасть и плакать, но он не мог себе этого позволить. Теперь его жизнь принадлежала не ему. Она служит единственной цели – мести.

Асгард вытер взмокший лоб.

А потом вдруг услышал, как там, за стенами, псарник спустил собак.

Звери тут же рванули в погоню.

Дело дрянь!

Парень вновь рванул вперед, едва не сшиб полки с кастрюлями. Псы чуют добычу, наверняка голодные. И никто не будет заботиться о том, если звери вдруг схватят беглеца и начнут грызть. Отгонят лишь тогда, когда те захотят сожрать его голову. Вот голову сберегут – за нее крупное вознаграждение обещано.

Но беда пришла не в виде собак.

Из-за угла вдруг выскочил охранник, которого Асгард видел в рядах противника. Стадия развития – слабенькая. Но с учетом того, что стало с Асгардом, хватит и этого.

Выхватив меч, стражник пошел на парня. Что?! Ведь Акан сказал, что у него будет день убежать и охота начнется только ночью.

Впрочем, от этого чудовища не стоило ожидать чего-то другого и слова он своего не сдержал, как и клятву верности, которую давал главе Клана и которого жестоко собственноручно убил.

Был и другой вариант. Охранник хотел убить Асгарда сейчас, а тело предъявить ночью. Что ж, тоже неплохой план.

Любой из этих вариантов не сулил юноше ничего хорошего.

– Иди сюда, – прогундосил страж, выписывая мечом в воздухе восьмерки.

Ага, слабый закос под адепта меча. В каждом движении читаются ошибки, угол атаки неправильный, постановка рук неверная. Парню стало противно от такой дрянной техники. Учитель за такие движения беспощадно бы выпорол.

Асгард встал в стойку и даже рванул в бой, смело и отчаянно. Но тут же отхватил в челюсть кулаком. Меридианы! Проклятье! Они перерезаны, а значит от былых умений не осталось и следа.

Асгард взвыл, отлетел к стене. Из разбитой губы потекла горячая кровь.

Охранник довольно кивнул. И направился к загнанному в угол пареньку.

Сейчас только одно спасение – в бегстве. Но как бежать, когда пути закрыты?

Сердце едва не выпрыгивало из груди.

Охранник взмахнул мечом и едва не обезглавил парня – Асгард в последний момент увернулся от удара.

Демоны! Вот и пришла смерть. Нет, только не сейчас! Сначала месть, а уж потом хоть в самое пекло последнего круга ада…

Подмога явилась весьма неожиданная и откуда ее парень вовсе не ожидал.

В комнату вбежали собаки. Псины были тупы и среагировали на первое, что ощутили – кровь Асгарда на кулаке охранника. Тот прямой удар, который нанес стражник парню, поранил Асгарду губу и теперь собаки чуяли только кровь. Пьянящая, она капала с кулака болвана-охранника.

Несколько псин бросилось на стража, два зверя вцепились в руку. Началась страшная грызня.

– Отстаньте, тупые шавки! – рявкнул охранник, но было поздно – его уже облепили всего.

А потом и вовсе повалили наземь. Раздался истошный крик.

Не теряя ни секунды, Асгард рванул наутек. Сами боги дали ему сейчас шанс – парень не сомневался в этом.

Вновь бежать, и уж лучше умереть от нехватки воздуха, чем от звериных клыков, дерущих твою плоть…

Псы быстро поняли свою ошибку. Сначала за парнишкой бросилась одна собака, потом вторая, третья. Вскоре псы оставили в покое растерзанное в кашу тело стражника и вернулись в погоню.

– Сюда, мой господин! – выдохнула вдруг встретившаяся на пути слуга – парнишка Кей.

Он все знал о случившемся – весь дворец гудел об этом. Но не убежал как все, продолжил верное служение уже погибшему хозяину – парень мельком увидел, что Кей продолжил прилежно выполнять свои обязанности и чистил сейчас плиту.

– Сюда! – прошептал он, указывая на дверь.

Асгард хотел ему так много сказать – и что за ним бегут злые псы, и что ему тоже надо уходить, и что нужно предупредить остальных, – но слуга опередил его.

– Бегите! Немедленно! Только там можно спастись!

В былые дни за такой командный голос он бы получил нагоняй, но сегодня спас парню жизнь.

Асгард рванул в сторону, куда указывал Кей и оказался в комнате, служившей для подачи воды в дворец главы Клана.

Множество деревянных труб, огромных, в человеческий рост и совсем маленьких, змеились и переплеталось тут, подводя воду в ванные комнаты и будуары, на кухню и наверх, а также в личные покои главы Клана, где стоял фонтан. Тут же стоял деревянный насос, который лениво крутил маховики и валы, заставляя течь воду. Своеобразное сердце здешнего дома.

Но сейчас ни этот насос, ни эти трубы были не важны. Только одна труба. Ведущая не в дворец, а из него. Канализация.

Пригибаясь, чтобы не врезаться лбом в хитросплетения механизмов, Асгард рванул вперед – туда, где утробно гудел зев самой большой трубы.

В душе заворочалось отвращение. Все нечистоты дворца стекались в этот проход и сейчас нужно было лезть по нему, вдыхая зловоние и смрад. Однако, когда за спиной зарычали собаки, отвращение Асгарда быстро прошло.

Парень сделал глубокий вдох и прыгнул в черноту.

Сначала лишь почувствовал, как колени уперлись во что-то твердое. Потом, когда сообразил, что это изгиб, вывернулся из него и резво покатился вниз, по покатому спуску. В нос ударила вонь. Крепкая, удушливая, она высверлилась, казалось, сквозь нос в самые мозги.

Асгард зажал лицо руками и попытался не думать о том, что сюда сливают. Не получилось. Тошнота комом подкатила к горлу и оставалось только использовать единственное, что было теперь у парня – его волю.

И Асгард терпел.

Парня нес мощный поток нечистот словно весенний кораблик по ручейкам. Его швыряло и било. Поток то наполнял ход полностью и приходилось нырять в него с головой, то мельчал и тогда ноги бились о дно, рыхлое и мягкое.

Но это было только начало.

Труба была сконструирована так, что вывела Асгарда в основной поток уже через несколько минут. Глубина воды тут уже была больше, так что пришлось разжимать нос и рот и грести. Да и воздуха нужно было хлебнуть, как не хотелось.

Грохотал поток. В какой-то момент он стал похож на смех Акана. Что же, вполне возможно – только канализационная труба, по которой текут нечистоты, может повторить звуки этого предателя.

Сводчатый каменный туннель вел через нижние ярусы дворца. Асгарду вдруг стало смешно. Все верно, искалеченный никому не нужный сын убитого главы Клана теперь как самый обычный мусор удаляется прочь, на мусорку.

Смех рвался из самого нутра и пришлось несколько раз огреть себя пощечинами, чтобы успокоиться. Нельзя поддаваться эмоциям. Держать себя в руках! Не сдаваться!

Наконец туннель начал сужаться и вскоре вдали показался белый свет. Выход!

Асгард начал грести живее, уже не обращая внимания ни на вонь, ни на усталость.

Очередной круг жизни Асгарда завершился не самый приятным образом – он был исторгнут из собственного жилища через клоаку канализации. Теперь начинался новый круг, не сулящий ничего хорошего.

С трудом выбравшись на берег, Асгард перевернулся на спину и долго и жадно глотал воздух. Теперь он казался ему сладким, пьянящим. Подойти в этот момент сейчас к пареньку охрана, едва ли он что-то мог сделать или оказать сопротивление – так устал. Но, к счастью, никого не было.

Восстановив дыхание, Асгард вдруг не смог сдержать подкатывающую волну чувств и начал навзрыд плакать. Это было вне правил – мальчики из рода Северного Клана не должны реветь. Они должно мужественно и стойко переносить все невзгоды и тягости.

Но парень не мог сдержаться. Отец мертв, мать – тоже. Новым главой стал предатель. Как тут не реветь?

Выплакавшись, Асгард почувствовал опустошение. Все изменилось. Все стало другим. За один день. За один миг.

Когда первая волна сошла, парень смог наконец справиться со своей слабостью. Хватит. Достаточно взращивать в себе боль и плавать в ней как в пруду. Так и утонуть не долго. Нужно действовать.

И Асгард принялся действовать.

Местность, куда попал мальчик, была ему знакома – совсем недавно он бегал тут со своими друзьями, укрываясь от пристального надзора взрослых и играл в монетки. Облазил все вдоль и поперек. Сейчас эти знания местности пригодились весьма кстати.

Отдохнув, Асгард попытался подняться. Тело, избитое в трубе, уставшее и словно бы отяжелевшее, едва слушалось.

«Радует одно, – грустно усмехнулся парень, оглядывая себя. – Учуять мой след собаки уже точно не смогут!».

Оттёршись как смог, Асгард двинул к кряжистому дубу. С трудом забравшись туда, под самую верхнюю ветку кроны, парень тут же отключился – отсутствие сил и удары судьбы, испытанные в столь короткое время, сказали о себе.



***



Сила – в созерцании.

Сила – в действии.

Сила – в Великой Черноте, и Сила – в Небесных Реках.

Сила есть во всем. Нужно только постичь ее. Заговорить с ней на одном языке. Обуздать ее, грубо, как ретивого жеребца. Или соблазнить как красотку. Никогда не знаешь какой она будет в следующую секунду и потому будь готов получить удар копытом по лицу от нее, или звонку пощечину.

– Пощечина все же лучше, чем копытом по зубам! – произнес Ли и все ученики рассмеялись.

Учитель тоже улыбнулся, мягко, добро.

– От пощечины хоть зубы целы останутся! – продолжал хохмить Ли.

Он любил почесать языком.

– Спорное утверждение, – заметил учитель, поглаживая седую длинную бороду. – Очень спорное.

Учителя звали Исаму. Он был стар, но точный возраст его никто не знал. Кто-то утверждал, что Исаму не менее тысячи лет. А сам старик на любой вопрос про его возраст лишь улыбался в усы.

– Это почему же спорное? – не унимался Ли.

Его бестактность не знала границ, а сам он не мог чувствовать, когда начинал переходить границы дозволенного. Ли был сыном одного из купцов Клана, талант к боевым искусствам открылся рано, но талант болтать языком оказался куда более богатым.

– Потому что лошадь бьет только ногой, а женщина – еще и сердцем! – ответил Исаму и тихо рассмеялся своей шутке.

Молодняку этот юмор еще был непонятен, и те лишь растеряно переглянулись.

– Ну, довольно разговоров, – быстро переменился в лице учитель.

Он был именно таким – резким, неожиданным. Еще секунду назад добро улыбался, как вдруг весь становился как камень – холоден и крепок.

– Сегодня у нас будет трудный день. Трудный, но весьма полезный.

Ученики начали успокаиваться, настраиваться на серьезный лад. И только Ли никак не мог прийти себя, улыбался и вертелся по сторонам.

– Твоя ступень развития не такая высокая, чтобы ты мог отвлекаться на пустые разговоры, – сделал ему замечание Исаму.

Ли сморщился. Когда дело касалось ступеней развития, он всегда приобретал такой вид – кислый, недовольный. У него был слабый уровень – всего лишь пробуждение духа. Асгард же имел уже на два выше – закалка тела, чем втихаря и гордился.

– Слушайте внимательно – это пригодится вам в жизни.

И старик принялся долго и пространно объяснять своим ученикам суть ступеней развития и природу их начал, потом перешел к самим простейшим техникам, особенно остановившись на технике Капли Воздуха. Исаму был когда-то известным мастером водных начал и потому особенно трепетно останавливался на этом разделе.

– Ее могут использовать даже адепты с начальными ступенями развития. Но нужна концентрация, точка фиксации и… – учитель внимательно осмотрел всех, пытаясь проверить насколько внимательно его слушали ученики.

Собравшиеся виновато опустили глаза в пол. Их можно было понять – лето, тепло, на речке самое время купаться и есть кислые дикие яблоки. Не до учебы.

– Ли? – строго спросил учитель. – Шиг? Хотека? Кэтсу?

Ответом была лишь тишина.

– Ну что же, – нахмурился Исаму. – Не можете через голову, буду вдалбливать вам через кулаки. Стройся! В круг!

Раздались едва слышные вздохи. Ученики сомкнулись. Началась отработка.

Прошли круг пробуждения тела. Все тридцать пять приемов и практик. Потом, уставшие и озлобленные, перешли на второй круг. Уже было не до лета и не до кислых яблок. Все думали только об одном – скорей бы закончилась эта пытка.

Но учитель только входил в раж.

– Теперь практика Фламинго!

Ученики встали на одну ногу, вторую поджали. Закрыли глаза. А Исаму принялся охаживать нерадивых учеников пинками и тычками. Нужно было продержаться до счета двести. Кто не мог – начинали считать заново.

Потом приступили к зубрежке. Под горячую руку попал Асгард.

– В стойку!

Асгард встал.

– Первая ступень! – крикнул Исаму, и сам повторяя боевую положение Постижения Единого.

– Пробуждение тела, пробуждение духа пробуждение с миром, – отчеканил Асгард.

– Дальше!

– Закалка тела, закалка духа, закалка ядра, – ответил Асгард.

Это было не сложно – это он знал, потому что и сам находился на этом этапе.

– Дальше!

Асгард замешкался. Третий блок состоял уже не из трех уровней, а из шести.

– Разделение точек силы, рождение линий потока, плетение меридиан…

Парень запнулся.

– Дальше! – рявкнул Исаму.

– Плетение меридиан… – остальные уровни упорно не хотели идти в голову.

– Я сказал дальше!

– Укрепление меридиан, слияние точек силы и… – начал подсказывать Ли.

– Тихо!

– Укрепление меридиан, слияние точек силы и истинный ученик! – просветлел Асгард, незаметно кивая в благодарность Ли.

– Это не… – начал Исаму и остановился.

Вдали раздался цокот копыт – кто-то приближался к храму.

Учитель подал знак продолжать занятия, сам же обернулся на звук. В его глазах промелькнуло вдруг что-то, что Асгард назвал бы тревогой, но знал старика – тот никогда и ни о чем не тревожился. Его сердце не знало страха, если оно вообще у него было.

Звон подков усилился, стал ближе, почти у самых ворот. Был он резким, звонким, словно предвещая беду.

Впрочем, это был не далеко от истины.

И только сейчас, вырывая свой разум из воспоминаний, Асгард вдруг понял – это и были те самые странники в птичьих масках, приехавшие в город и принесшие с собой беду. Предвестники смерти.

Асгард проснулся в холодном поту. Вдали, у главных ворот, раздался тревожный глас дворцового горна. Ничего хорошего он не сулил.






Глава 3




Асгард прислушался. Что это? Почему звучит горн, тот самый Большой Голос Города? В былые дни им оповещали только о том, что где-то поблизости есть опасность. Теперь же, когда опасность уже не приближается, ведь она уже в самом замке, трубить в горн было бессмысленно. Или…

Асгард нервно сглотнул. Может, это Акан дает так сигнал к охоте над ним?

Нужно было убегать. Прятаться. И ждать пока все не утихнет.

Только вот куда убегать? Где прятаться?

Не зная, как поступить, Асгард решил выяснить по какому поводу дали общий сигнал. Да, это было опасно, но не опаснее того, чтобы опрометью мчаться, куда глаза глядят прочь. Это бессмысленно – опытные следопыты выследят его быстрее, чем он сможет даже покинуть границы города. А так у него появится информация, которую можно использовать для создания стратегии.

Да, именно так и именно сейчас необходимо продумывать каждый свой шаг на несколько ходов вперед. Да, тяжело, да, слишком горько от смерти близких. Но иного пути нет. Нужно собраться. Нужно думать.

Этому его учил когда-то давно мастер Исаму. Сейчас он должен применить эти знания на практике.

Пробраться к городским воротам не представило труда. Толпа, вышедшая на улицы, сторонилась оборванца, от которого к тому же еще и жутко пахло, принимая его за бродяжку, коих тут было полным полном.

А Асгард, опустив взгляд, играл свою роль, иногда лишь протягивая ладонь, делая вид, что побирается.

– Иди прочь! – рявкнул лавочник, отгоняя мальчишку от корзин с яблоками. – Не пугай моих покупателей!

Вся главная площадь была полна людей. Среди горожан бродили и солдаты, преданные Акану – всех других противник быстро ликвидировал. И это еще добавляло вопросов. Как ему это удалось? У отца была мощная армия, пусть и не большая, но обладающая невероятными техниками и способностями. Как она не устояла против этих болванов? И почему остальные смогли так легко предать своего правителя? Побоялись смерти? Насколько знал Асгард, ближнее окружение отца вообще не знало страха. А тут… удивительно.

Но предатели не брали сам дворец. Асгард видел, что дворец брали как раз эти четыре загадочных воина в масках птиц. Эти воины обладали невероятной силой. Да и эффект неожиданности сыграл на руку. Все произошло утром, в течение какого-то получаса. Асгард это помнил. Хотя и хотел забыть…

Но даже не это было удивительным. Где были Столпы Силы? Те самые сподвижники и приближенные отца? Почему они не вступились за своего вожака? Их даже не оказалось в замке. Кроме Акана, конечно.

Парень тряхнул головой – сейчас надо думать о другом.

Несмотря на горе, которое приключилось сегодня, люди не были встревожены. Северный Клан, вокруг которого со временем и выросло поселение, занимался своими делами, город – своими. И никто не лез друг к другу до тех пор, пока жителям не начинала угрожать опасность. На этот раз, как понял Асгард, Акан логично решил не лезть в дела поселения, сыграв карту простой и тихой передачи власти.

Да к тому же не все так просто. Власть хоть и захвачена, но верительной грамоты еще нет – ее выдает сам Альянс Декады и только он может узаконить такой поворот событий. Хочется верить, что этого не произойдет.

Пробираясь сквозь людей, просачиваясь все ближе и ближе, Асгард во все глаза высматривал то, что заставило трубить в Большой Голос Города.

Причина показалась довольно скоро. Это были те самые четыре незнакомца воина в странных масках воронов. Те, благодаря кому Акан смог захватит власть в Северном Клане, теперь покидали город. Они неспешно ехали на гнедых лошадях, а сам Акан провожал их. Он о чем-то переговаривался с ними иногда посмеиваясь.

Честь, оказанная незнакомцам, была невиданной. Никогда еще Большой Голос Города не просыпался, чтобы протрубить гостям марш. Слишком много чести этим убийцам.

Асгард невольно сжал кулаки. Ярость закипела в висках и парень с трудом подавил ее. Нельзя. Он и так слишком рискует, оказавшись здесь. А любое движение в сторону Акана только выдаст его.

Парень внимательно следил за идущими. Они двигались к городским воротам.

– Уходят, – произнес один из зевак.

– Туда им и дорога, – еще тише ответил другой.

– Главу Клана убили, Холода, – сообщил третий. – Вот и уходят.

– Убили, – кивнул первый. – И что тебе с того? Свято место пусто не бывает – вон уже и Акан нацепил красный плащ. Метит в Клан за главного.

– И пущай, – махнул третий. – Главное, чтобы защищал от нечисти всякой.

– Как бы налог не повысили, – вздохнул второй.

– Повысят, – согласился третий. – Обязательно повысят.

Зеваки принялись спорить, а Асгард двинул меж рядов ближе к идущим.

Парень обратился к своему Читающему, но тот не смог выдать хоть что-то – четверка смогла поставить каким-то неведомым образом блок на свои стадии развития. Впрочем, и без ЧИтающего было понятно, что убийцы весьма высоки в плане боевого искусства и развития.

Эти воины, невероятной силы и мастерства, обладающие неведомыми техниками, были явно не из их округа. Без них Акан не справился бы с главой Клана и его войнами. А значит нужно понять кто они такие, чтобы определить врага. Акан – это лишь исполнитель. Но есть и кукловод, который руководит всем этим.

В голове парня стали прорисовываться основные детали плана.

Ловко маневрируя между зеваками, Асгард двинул к воротам. Дождавшись, когда загадочная четверка выйдет за границы стены, он рванул в ворота. Однако остановился у самого поста, отвлеченный внезапным криком.

– Внимание! – рявкнул один из охранников, оттесняя толпу и освобождая место. – Новый глава Северного Клана хочет обратится к люду! Назад! Еще назад!

На образовавшуюся площадку вышел Акан. Он даже не слез с коня, так и сидел, надменно и с некоторой брезгливостью оглядывая собравшихся. Потом начал:

– Глава Северного Клана, мастер Холод, мертв, – сообщил он.

На лице Акана не проскользнула ни одна эмоция – он был крепок как камень.

«Давай, скажи почему он мертв!» – хотел крикнул Асгард, но сдержался.

– На его место встаю я. Таков закон самого Клана. Таков закон совести, который с жаром соблюдают все со-клановцы.

«О каком законе совести говорит этот предатель?!» – вскипел Асгард.

– Для простых жителей города ничего не изменится, вы можете по этому поводу не переживать.

Среди толпы зашушукались.

– Мы будем по прежнему охранять ваш покой. Когда-то давно мы смогли отбить секту «Длань Ветра». Будьте уверены: понадобиться – отобъем еще раз.

– А Холод… – начал кто-то из толпы, но Акан его перебил.

– Он умер. И точка.

К поинтересовавшемуся судьбой бывшего главы Клана жителю подошли двое солдат и тот благоразумно промолчал, не став продолжать.

– Еще вопросы? – спросил Акан, окидывая всех ядовитым взглядом.

Народ молчал.

– Вот и хорошо. Вы должны понимать, что новое время диктует новые условия для жизни. Опасностей все больше. Прошлый глава Клана не позаботился о том, чтобы держать вас в курсе всех дел, он все умалчивал. Я же этого делать не буду. Скажу прямо и без утайки – зреют новые опасности. И мы те, кто вас от них защитит.

Народ вновь зашептался.

– Эти опасности требуют смелых решений. Смелые решения я беру на себя. От вас же потребуется только поддержка, – он окинул всех вновь своим мерзким взглядом. – Поддержка в виде дополнительных работ на рудниках, на лесозаготовке, в угольных шахтах.

Народ начал роптать уже громче.

– Дополнительный час работы для каждого еще не никому не был во вред! – прорычал Акан. – В свою очередь я обещаю вам безопасность. Она стоит гораздо больше.

– Вы же сказали, что для нас ничего не изменится, – пробурчал кто-то из толпы.

– Кто это сказал? – рявкнул солдат, высматривая говорившего. – Кто сказал?

Воины пошли по рядам, щедро раздавая дубинками аргументы. Народ начал оттесняться назад, но его ловко окружили.

– Если кто-то против реформ – пусть выйдет сюда и скажет мне это лично в лицо.

Таких дураков не нашлось.

– Вот и отлично. На этом объявляю собрание закрытым – все за работу. Ах, да, чуть не забыл.

Акан повернулся и улыбнулся своей звериной ухмылкой.

– Сегодня ночью будет охота. Принять в ней участие сможет каждый. Победителя ждет щедрая награда!

Акан рассмеялся, и хохотал долго и звонко, пока стражники не стали разгонять людей.

Народ стал нехотя расходиться.

Этого и следовало ожидать – злобно подумал Асгард, вновь отходя назад, к городским стенам. Новый правитель, пришедший к трону таким способом, ничего хорошего не принес с собой. Дальше будет только хуже.

Но это до времени. Клятва дана и Асгард обязательно уничтожит убийцу. Только для начала нужно восстановить себя. И понять кто же был основным заказчиком и помощником во всем этом предательстве.

Парень глянул на конных путников – те стояли возле ворот, внимательно следя за толпой. Потом, когда народ, ворча, начал расходиться по домам и лавкам, они вновь двинули в путь.

Асгард юркнул к воротам, дождался, когда последний из незнакомцев выйдет, выскочил и сам.

Никто из охранников не стал ворчать на оборванца, снующего под ногами – не до того сейчас было. Особенно после недавнего собрания.

– И кому теперь подчиняться? – спросил шёпотом один из охраны. – Власть-то того, сменилась.

– У тебя старший дежурный остался? – спросил другой.

– Ну.

– Вот и ему и подчиняйся – он твой начальник, а не глава Клана.

На том и порешили.

За такие разговорчики в былые времена этих дозорных тут же выпороли. Но сейчас все изменилось.

Асгард невольно сплюнул.

Четверка миновала защитные рвы, вышла на тракт. Асгард взял сильно левее, укрывшись в пролеске. Четверка не мчала, словно никуда не спеша. Кони шли размеренно, а путники, словно не живые молчали и даже, казалось, не дышали. На их лицах по прежнему были маски птиц.

Парень шел следом. Он следил за идущими, не упуская ни единой детали, фиксируя все в голове – возможно, даже мелочь может пригодиться потом.

Так, пробираясь сквозь ветки и колючки, Асгард вышел к Белым Холмам, за которыми простиралась пустынная местность и тракт просматривался на многие ли вперед. Там особо не укрыться.

«Тогда нужно ждать и следить», – решил Асгард.

Следить за четверкой из укрытия, дожидаться темноты, когда те сделают привал и идти по следу.

План был безумен, особенно с учетом того, что у преследователя не было коня, а у его цели настоящие маларийские скакуны, известные своей скоростью. Но ярость и злость, сжигавшиеся Асгарда, не давали ему трезво мыслить, тем более отказаться от бессмысленного и безнадежного преследования. И он шел. Сквозь бурелом и валежник, напролом.

Однако вскоре место для укрытия стало исчезать – Белые Холмы были почти голые. Но и путники остановились, спешились.

Асгард притаился за небольшим кустиком, стал наблюдать.

Четверка собралась в кружок, словно что-то обсуждая, но разговора не было слышно – они молчали.

Может, знают тайную способность передавать мысли? – предположил Асгард, чуть выдвинувшись вперед, чтобы разглядеть врагов лучше.

И поплатился за это.

Один из стоящих резко обернулся. Их взгляды – Асгарда и врага, – встретились.

Парень даже не успел ничего сделать – просто увидел как незнакомец вскинул руку с мечом, выписывая в воздухе боевую руну.

А потом пришла боль, быстро сменившаяся чернотой. Боевой удар был такой силы, что Асгард даже не успел вскрикнуть – так и упал с открытым ртом.



***



Вынырнув из темноты забвения, Асгард осторожно, чтобы не выдать себя, открыл глаза. Он готов был увидеть все, что угодно – дыбу, пыточные казематы, пылающий очаг, в котором грелись бы клейма, крючья и ржавые цепи.

Но вместо этого увидел потолок, сквозь который просвечивала крыша, крытая гнилой соломой, закопченные деревянные стены хибары, нехитрую мебель бедняка – покосившийся стол да стул. Парень явно был не там, где думал что окажется.

В углу, возле стола, возился старик. Что-то бормоча себе под нос, он гремел склянками и глиняными горшочками, переливая их содержимое, добавляя какие-то порошки. Судя по горькому полынному запаху это была не еда.

Если не убил сразу, значит что-то нужно – подумал Асгард, наблюдая за стариком. Хочет больший выкуп за живого? Вряд ли Акан даст ему и десятую часть того, что обещал за голову парня.

– Кто ты? – спросил Асгард, приметив в углу кочергу – при необходимости ей можно будет отбиться.

– Это не важно, – старческим скрипучим голосом ответил хозяин дома.

– А что важно? – прищурившись, спросил парень.

– Важно, кто ты такой.

– Я… – начал Асгард и осекся. – Я простой бедняк…

– Не надо врать, – рассмеялся старик. – Только не мне. Я прекрасно знаю кто ты такой, Асгард, сын главы Северного Клана.

Парень напрягся сильней. Кажется, первые предположения вполне реалистичны. А значит придется драться – просто так даться в руки бандиту парень не собирался.

– Да ты не бойся, я не выдам тебя, – старик повернулся и теперь можно было рассмотреть его лицо.

Тонкая желтая кожа обтягивала череп, на лбу и щеках виднелись коричневые родинки, похожие на застывших в янтаре насекомых. А вот глаза старика контрастировали со всем другим образом. Они были ярко-голубого цвета, невероятно живые и горящие молодецким огнем.

– На вот, лучше выпей это.

Старик протянул плошку с темной жидкостью.

– Что это? – нахмурившись, спросил Асгард.

– Пей, не бойся. Это поможет.

– Поможет от чего?

Асгард взял плошку, понюхал. Пахло отвратно.

– Поможет восстановить силы после Броска Тысячи Скорпионов, – ответил хозяин дома.

Асгард вопросительно глянул на старика.

– Ты разве не знаешь? – спросил тот. И тут же махнул рукой: – Ну конечно, откуда тебе знать об этой технике, в Северном Клане такую не изучают. На самом деле тебе крупно повезло. Неужели ты не чувствовал их огромнейшую мощь ауры? Ты ведь ученик боевых искусств, насколько я знаю. Какая у тебя ступень? Должен был понять кто они такие.

– И кто же они такие? – могильным голосом спросил Асгард.

– Мастера боевых искусств. Причем ступени не ниже стадии трансформации, иначе бы у них не получилось то, что произошло. Тот, с маской ворона, не признал в тебе сына главы Клана, поэтому просто отмахнулся от тебя как от назойливой мухи. А вот если бы ты был не в своем рванье и таком виде, то…

Старик не договорил, но и без того стало понятно, что Асгарду было бы несдобровать. На самом деле даже не наряд парня спас ему жизнь. Перерезанные меридианы, по которым течет внутренняя сила – вот что спасло его. Асгард это понял прямо сейчас. Четверка не почувствовала в нем боевой силы, вот и приняла за простого зеваку.

Асгард только сейчас понял, как ему повезло. Его не убили. А потом…

– Вы нашли меня?

Старик кивнул.

– Нашел. И притащил обратно в город – ведь ты из него сбежал? Бегать по пустыням не дело. Нужно быть ближе к людям, особенно тем, кто сейчас уязвим, – старик глянул на парня. – Таким как ты.

– Нет, в городе мне делать уже нечего! – с жаром воскликнул Асгард.

– Пей, – сказал старик тоном, не терпящим возражений. И кивнул на плошку.

Асгард зажмурился и выпил.

Горечь прожгла глотку, нехотя провалилась вниз. Стоило огромных усилий сдержать выпитое внутри.

– Что за гадость? – немного отдышавшись, спросил Асгард.

– Семейный рецепт! – улыбнулся и с гордостью ответил старик. – Сейчас поможет.

И в самом деле парень вскоре почувствовал, как силы начинают возвращаться к нему, по всему телу растеклась приятная теплота.

– Лечебный эликсир, который научил меня делать мой отец. А моего отца – его отец. И так до седьмого колена.

Старик подал парню кружку. В ней оказался суп. Судя по запаху – невероятно вкусный.

– Поешь. Тебе нужны силы.

– Что за Бросок Тысячи Скорпионов? – спросил Асгард, припевая суп из кружки – он и в самом деле оказался очень вкусным. – Откуда вам вообще известно про такую технику?

Старик и в самом деле не походил на того, кто владеть хотя бы азами боевых искусств.

– Я ведь торговец, – ответил старик. – Сегодня здесь торгую, завтра – в другой стороне, после завтра – и вовсе на другой край света иду, хех! Мне на одном месте нельзя останавливаться – зачахну. Вольная я птица. По другому не могу уже. Продам один товар, беру другой, иду дальше. Сегодня сухофрукты, завтра – рыболовные снасти, послезавтра – эликсиры и примочки. Вот и хожу по свету, общаюсь с разными людьми. Мне много чего известно.

Последние слова растревожили душу парня. Асгард привстал с постели, дрожащим голосом спросил:

– А вам известно… В общем, мне… я бы хотел…

Асгард замешкался. Ему вдруг стало тошно, он не мог произнести даже в слух того, что с ним сделал Акан.

– Хочешь восстановить меридианы? – буравя взглядом парня, спросил старик.

– Да, – ответил Асгард, глянув старику прямо в глаза, дерзко, горячо. – Хочу!

– Не самых хороший путь ты выбрал, – покачал головой старик. – Путь мести опасен. Смертельно опасен. Он убьет тебя! Сгоришь – и не заметишь!

– Так тебе что-то известно о том, кто может мне помочь?

Старик молчал, словно размышляя – стоит ли говорить пацану эту информацию?

– Есть один человек, – после долгой паузы наконец ответил он. – Кто может – нет, не помочь тебе, но подсказать куда следует направится. Ибо восстановление меридиан – это… очень сложно. Я бы сказал невозможно, но ты же ведь не примешь этот ответ, верно?

– Верно. Говори, как найти этого человека и я немедленно отправляюсь в путь.

– Ух, какой прытки! – рассмеялся старик. – Прям как я в молодости. Ладно, слушай и запоминай. За Белыми Холмами идет тракт, ты его знаешь, коль был там совсем недавно, хех! Так вот, пройди пустыню – это где-то две-три недели пути, – отыщи деревню Като. В ней есть лекарь по имени Биаль. Найди его. Он знает как тебе помочь.

Асгард проговорил все про себя – чтобы не забыть.

– Вот и все что я могу тебе сказать и что мне известно. Не знаю, в добро ли я тебе дал эту информацию или в зло…

– Почему вы сомневаетесь? – удивился Асгард. – Неужели это может быть во вред мне?

– Надежда в душе человека не всегда хорошо. Она может вести его сквозь тьму, давать свет. А может гнать вперед, туда, где уже нет света, без отдыха, загоняя, сквозь камни и боль, превращая человека в разбитую чашу. Будь благоразумен, Асгард. Я вижу по твоим глазам, что ты смышлёный, но гнев овладевает тобой.

– Как тебя зовут, старик?

– Зови меня Скворцом – это мое прозвище, так меня все кличут.

– Спасибо тебе, Скворец. Спасибо за помощь, и за то, что спас мне жизнь. Я буду помнить это и когда-нибудь, когда наступит время, обязательно тебя отблагодарю.

– И тебе спасибо, Асгард, – поклонился Скворец.

– Мне то за что? – удивился парень.

– За то, что дал почувствовать меня вновь молодым, нужным. И за то, что оказал мне честь, – старик кивнул на кружку с супом. – Ведь разделить трапезу с наследником Северного Клана – это огромная честь.

– Я не…

– Вы истинный наследник, и вы это знаете. А теперь прощайте – я вижу ваше нетерпение в глазах. Ваши вещи я уложил в заплечный мешок. Положил еще кое-чего из эликсиров и нехитрую еду – в пути все пригодится. А теперь идите – скоро ночь, а она не сулит вам ничего хорошего.

И словно в подтверждение его слов над городом вновь, уже второй раз за день, раздался протяжный вой горна – ночная охота началась.






Глава 4




Горн трубил раскатисто. Птицы, спугнутые звуком, взмыли с деревьев в небо, крухая и еще больше напитывая пространство тревогой.

– Демоны! – выругался старик, выглянув за дверь. – Тебе пора! Уж не обессудь, что прогоняю. Мне тоже пожить еще охота.

– Спасибо, Скворец! За все спасибо!

Асгард выскочил наружу, опасливо оглянулся. Охотники, кажется, еще не успели собраться, но уже в воздухе чувствовалась тревога и терпкий запах опасности. Скоро на парня ополчится весь народ. Десять тысяч золотых – это весьма не малые деньги. За такие многие люди могут пойти на преступление и даже убить. В том числе те, кто раньше думал, что не способен на это. Деньги открывают в людях много нового, часто – не самого лицеприятного.

Ночь выдалась мглистая и сырая. По оврагам и тенистым углам тянулись щупальца тумана, словно бы живого, способного различать одиноких путников. Едва Асгард ступил на дорогу, как туман медленно пополз к нему, заинтересовавшись новым гостем его владений.

Парень пробежал сквозь всю базарную площадь, вовремя юркнул в подворотни – навстречу вышел ночной дозор. Осмотром улиц они были занятый явно в последний момент, в основном обсуждая то, что не могут включиться в охоту и сожалея об этом.

– Представляешь – десять тысяч! – произнес один страж, шмыгая курносым носом. – Это деньги!

– Большие деньги! – согласился второй.

– И демон с ним, что это сын главы Клана. Говорят, у него нет никаких боевых навыков, так что можно не бояться отхватить. Просто сцапать парнишку и принести этому новенькому – и десятка твоя.

– Верно. Я слышал, что это Акан ему меридианы подрезал.

– Да ну?

– Да чтоб мне провалиться на этом месте!

– Резать меридианы – это конечно жестко.

– Ну, сам понимаешь, для чего это.

– Понимаю. Все-таки наследник он. Но десять тысяч!

– Да, я бы нашел куда их потратить. В борделе к мадам Сяо на месяц пропал, хех!

– А меня бы взял с собой?

– Не дрейф, конечно взял бы! Эту толстуху Сяо кому-то же тоже надо обхаживать, хех!

– Да ну тебя!

Асгард дождался когда дозор пройдет мимо, продолжил бегство из города. Одна улица, вторая, третья. Парень шел к стене, через которую не раз сигал раньше и знал все тайные выступы, по которым можно подняться наверх и перемахнуть препятствие.

Асгард уже вышел на нужную улицу, как из-за угла вновь вышли люди. На этот раз это были не дозорные. Обычные жители. Только вот вид у них был не мирный.

Толпа, до зубов вооруженная вилами и факелами, топорами и косами, колами и простыми дубинками, вышла на страшную охоту. Впереди толпы шли пятеро здоровенных мужиков. Одетые в домотканые портки и рубахи, сопя и по бычьи фыркая, они тащили на руках что-то большое, замотанное в серую ткань.

– Ву! – крикнул один. – Бросай здесь!

Мужики остановились, не сговариваясь одновременно отпустили куль. Тот рухнул на землю, поднимая пыль. Штуковина была явна тяжелой.

– Давай! – приказал все тот же мужик и из толпы вышел рябой старичок.

Одни ловким движением он сорвал со штуковины серую ткань, обнажая что-то похожее на камень.

Только камень этот был не обычный.

– Поисковый турмалин! – выдохнул Асгард, весь покрываясь холодной испариной.

Он знал что это такое и откуда толпа притащила его. Из дворца Северного Клана. Старый артефакт, добытый когда-то в одном из рейдов его отцом, Холодом. С помощью этого камня можно искать людей – достаточно лишь положить на верхнюю грань вещь, принадлежащую пропавшему и использовать не хитрую магическую технику. Камень укажет путь где искать человека.

– Запускай! – рявкнул мужик на рябого старичка.

Тот заворчал:

– Не так это быстро происходит!

Мужик сунул тому под нос пудовый кулак и старик в миг замолчал, принялся возиться возле турмалина. Потом удовлетворенно кивнул:

– Готово!

Мужик достал из кармана платок и Асгард вновь неприятно удивился. Это был его платок! Просто так они достать его не смогли бы. Значит помог Акан. Да и камень тоже он дал им – чтобы легче было найти Асгарда.

Мужик положит платок на верхнюю грань камня. Толпа навалилась со всех сторон, с любопытством во все глаза взирая на диковинную штуку.

– Назад! – рявкнул мужик. – Дайте места! Воздуха дайте.

Потом повернулся к старику, нетерпеливо спросил:

– Ну? Когда начнет уже показывать?

– Сейчас.

Грань камня, до того темно-красная, вдруг стала подсвечиваться изнутри. Толпа удивленно вздохнула – видеть магию, даже самую простую, им еще не доводилось ранее.

Турмалин тем временем стал источать мягкий розовый свет, который спускался вниз, к самой земле, и смешивался с туманом, напитывая его светом. Туман пополз от камня в сторону, где прятался Асгард.

– Туда! – выдохнул старик и толпа повалила вперед.

Асгард рванул назад, ко второй улице, откуда совсем недавно вышел, но уже и там были слышны голоса людей – его окружали.

Парень рванул в другую сторону. Нарвался на дворовых собак, еле отбился от них, при этом едва не поседев от страха – была еще свежа память встречи с псами, которые гнались за ним в родном дворце.

– Заходи со двора ростовщика Капы, – отдал приказ главный мужик. – Ты и ты – прочесываете двор лекаря Вестака. Ты – посмотри дорогу возле дома Хенга. Это малый далеко не ушел. И за туманом смотрите – он покажет путь!

Люди оказались сговорчивей – понял Асгард. Поймать мальчишку они решили сообща, а добычу поделить между собой поровну. Мудрое решение, даже такой толпе хватит денег, которые за него, Асгарда, обещаны. А вот парню эта сговорчивость ничего хорошего не сулит.

Запомнив по каким дворам и улицам будут ходить его преследователи, Асгард выбрал единственное верное решение пути отхода – он пошел по крышам домов.

Строения тут располагались плотно и кучно, потому при определенной сноровке можно было перепрыгивать с одной крыши на другую и добраться до нужной ему стены. Так Асгард и поступил.

Забравшись на одну крышу, парень притаился. Нужно было понять где сейчас люди. Да и себя не выдать попутно. Если раньше времени поймут, что он на крыше, то тогда уже ничего не спасет.

Ночь наступила темная, но вот луна, одна из двух, Малая Гончая, словно была на стороне преследователей и светила ярко. Большую же Гончую заволокли тучи и она тихо и мирно спала.

Выругавшись, Асгард ринулся вперед – ждать уже не было времени.

Осторожно пробравшись по коньку крыши к краю, парень примерился. До следующего дома было метра три и нужно было перепрыгнуть это расстояние осторожно, не издавая лишнего шума. Не говоря уже про то, чтобы вообще допрыгнуть.

Спокойно. Асгард сделал глубокий вдох, попытался сконцентрироваться. Это было сложно.

«Ради того, что задумано, – сам себе произнес парень. – Ради чести и справедливости. Ради мести».

И сделал рывок вперед.

Прыжок получился хорошим, мощным. Асгард вытянул руки вперед, готовый схватиться за козырек новой крыши, но этого не понадобилось – ноги уверенно приземлились на конек.

Отлично!

Погоня прошла совсем рядом. Асгард прижался к черепице, перестал даже дышать.

– Куда показывает туман? – злобно закричал один из ночных охотников. – Он словно сошел с ума! Водит нас кругами!

– Постой… он показывает… – преследователь присмотрелся на клубы. Воскликнул: – Парень на крыше!

Все внутри Асгарда перевернулось. Засекли!

Не теряя больше ни секунды на укрытие и маскировку, парень вскочил и ринулся вперёд.

Он мчал по крышам, ломая глиняную черепицу и едва не проваливаясь в соломенные перекрытия, бежал по крышам, прыгая с одной на другую. В какой-то момент даже поймал волну куража. Холодный воздух обдувал разгорячённое тело, а Асгард все бежал и бежал.

Преследователи не отставали. Несколько мужиков взобрались на крыши и тоже ринулись в погоню. Правда так грациозно делать это у них не получалось. Некоторые и вовсе провалилась под собственным весом. Всполошили жителей, правда посмотреть кто же это там прыгает по их дому вышло не много людей – все были сами на охоте.

До ворот оставалось проскочить несколько домов. Асгард уже поверил что все получится, несмотря на погоню, даже ускорился, готовый когда нужно одним рывком перемахнуть преграду.

Но что-то со свистом пролетело почти над самым ухом. А потом еще раз – и в ту же секунду бок обожгло болью.

Парень вскрикнул, сбился с ритма. Асгарда качнуло и он потерял равновесие. Нога наступила на треснувшую черепицу и парень полетел вниз, на землю.

– Подбил! Подбил! – радостно закричал кто-то за спиной.

В последний момент Асгард успел ухватиться за водосток, смягчая падение. Но удар все равно вышел болезненным.

Короткий взгляд – и ужас. В него кидали ножи и один из них угодил в бок!

Не зная что делая, испугавшись, Асгард схватился за рукоять, готовый вытащить оружие. И только острая боль остановила его от столь необдуманного шага. Парень взвыл.

Нет, нельзя вытаскивать нож – откроется кровотечение. В голове прозвучали слова Исаму, который когда-то рассказывал основы лекарства.

Вытирая слезы с щек, Асгард двинул к стенам.

Боль пронзала. И сразу стало понятно почему нож называют холодным оружием – казалось, будто в рану вонзили кусок льда. Острая, нестерпимая, она сводила с ума, высасывала силы.

– Вот он! – крикнул охотник за спиной.

И толпа повалила из всех переулков.

Уже не отвлекаясь на боль, Асгард бросился бежать. Сейчас все его внимание было направлено на стену. Ее можно перемахнуть – он делать это множество раз. Там, чуть выше большого камня, есть небольшое углубление. Ногу туда. Потом потянуться, к щербинке, которая есть выше и левее. Схватиться за нее. Вторую ногу переставил на выступ. Перенести точку опоры. И рвануть вверх.

Перемахнуть через стену для Асгарда никогда не составляло труда. Ее сделали больше для успокоения, чем для реально защиты. Реальная защита – это Северный Клан.

Теперь же перебраться через ограждение будет настоящим испытанием.

Над головой что-то просвистело. Кто-то из преследователей не выдержал, метнул топор.

Дикари! За звон монет готовы убить любого.

Стена. Скорее! Еще чуть-чуть!

С трудом сдерживая стон, Асгард пробежал оставшиеся метры. Он уже видел первое углубление, как вдруг дорогу преградил мужик, тот самый, который был во главе толпы.

– Стоять! – рявкнул он, раскидывая руки в разные стороны словно пытаясь обнять беглеца. – От нас не убежишь!

Действовать нужно было быстро.

Запустив руку в мешок, который собрал ему добрый старик Скворец, Асгард достал оттуда склянку, наполненную бурой жидкостью и метнул в охотника.

Склянка с хлопком разбилась, окатив неприятеля содержимым.

– Что за… – только и успел процедить он, как жидкостью зашипела, а потом и вовсе вспыхнула фиолетовым огнем.

Охотник истошно закричал, бросился наутек, к корыту с водой для водопоя лошадей.

Медлить было нельзя.

Стиснув зубы, парень подскочил к стене, закинул ногу в проем. Боль прошила тело и сдержаться уже не было никаких сил. Асгард закричал. Из раны вновь потекла кровь.

Нельзя останавливаться. Вперед. Иначе поймают, отнесут к Акану, а там…

Нет! Только вперед!

Крик боли перерос в яростный рык. Асгард подтянулся, ухватился рукой за другой выступ. Еще немного. Еще…

Кто-то схватил его за ногу.

– Стоять!

Хватка была крепкой. Державший дернул парня и тот едва не сорвался.

Боль новой красной волной затмила разум. Асгард взвыл, начал слабо отбиваться.

– Ишь какой прыткий!

Вновь рывок вниз. Пальцы Агсарда предательски соскользнули с выступа. Парень в последний момент вновь смог ухватиться за другую трещину, больно содрав ногти. А потом, окутанный болью и злобой, со всей силы лягнул держащего его.

Удар выдался удачным и попал точно в цель. Державший взвыл – ему прилетело пяткой прямо в нос. Хватка тут же ослабла.

Не теряя ни секунды, Асгард вновь рванул вверх. Теперь уже ничто не было важным – ни нож в боку, ни боль, ни страх, ни усталость. Только бегство. Спасение.

Асгард перемахнул через стену, полетел вниз.

Приземление было тяжелым, но даже это его сейчас не остановило. Он пересек границу города, самое сложное позади. Теперь – бежать. И он побежал.

Тяжело ловя ртом воздух, он мчал вперед, слыша, как толпа пытается преодолеть стену. В ругани и склоках получалось у них это плохо. Кто-то рванул к воротам, но до них еще нужно было добраться. Завязалась драка.

– Я первый!

– Нет я!

Каждый быстро забыл о общей выгоде и захотел сам урвать золотой куш. Драка быстро переросла в потасовку, кому-то заехали в морду, кому-то разбили об голову глиняный горшок.

«Звери», – морщась, подумал Асгард, вновь запуская руку в рюкзак.

Нужно было срочно решать проблему с ранением. Хотелось верить, что Скворец предусмотрел какую-нибудь колбу, которая избавляет от ножей в боку.

Нащупав что-то, парень достал склянку.

«От болей различных всяких» – гласила кривая надпись на ней.

Асгард зубами откупорил склянку и опрокинул ее содержимое в себя. На удивление горечи не было, напротив, даже стало приятно сладко. Боль и в самом деле прошла, вместо нее разум начал окутывать молочный густой туман.

«Лучше бы не пил», – подумал Асгард, чувствуя, как ноги начинают наливаться свинцовой тяжестью, а разум отключаться.

Держаться! Что есть сил! Не падать!

Но устоять на ногах не получилось. Эликсир, чтобы заглушить боль, использовал последние резервы сил парня. Удалось лишь повернуться при падении другим боком, чтобы не вогнать до конца в себя торчащий из бока нож.

Асгард пропахал лицом землю. Пыль прилипла к потным щекам, лбу, шеи, заскрипела на зубах.

Нет, сейчас нельзя валяться. Надо встать. Встать…

Вдали, у ворот, послышались крики. Толпа перебралась через ограждение и начинала новую погоню.

Собрав всю волю в кулак, Асгард поднялся на колени. Потом, пыхтя и чертыхаясь, встал на ноги. Шатало. Боли не было, но вместо нее в голове был туман. Перед глазами все расплывалось.

Каждый шаг давался с трудом. Асгард шел, потом заставил себя бежать, хоть и не быстро. Только чудом преодолел перевалочный тракт и свернул на Лесной путь. Там укрыться можно, если силы окончательно покинут парня.

Парень слышал как далеко за спиной рвутся вперед люди, рыча и подвывая, словно превратившись в волков. Асгард рванул в лес, забрался в самые плотные кусты, какие только смог найти и там уже обессилено упал. Сил не оставалось. Была только надежда, что его не заметят, но и она исчезла, когда парень отключился. Его поглотила тьма небытия.



***



Сквозь туман прорезалась реальность, острая, словно нож. Жив. Уже хорошо.

Асгард с трудом открыл глаза. Полумрак. Что-то размеренно скрипит.

Парень прислушался. Сначала ему показалось, что это кожаные меха раздувают пламя в жаровне. Но нет, это было не пыточное подземелье и пламя никто не раздувал. Напротив, было зябко.

Осторожно повернув голову, Асгард сообразил, что лежит в крытом фургоне телеги. А скрипит колесо. Телега куда-то едет.

Все-таки поймали? Тогда куда везут? До дворца, где сейчас окопался Акан, рукой подать, вряд ли бы для этого пригоняли целую телегу. На крайний случай привязали бы один конец веревки к ноге, а второй к лошади и погнали вперед. Что-то тут не так.

Асгард попытался напрячь память, чтобы вспомнить что же все-таки произошло. Он убегал. Свернул к Лесному тракту. Потом все словно подернуто мглой. Нет, кажется, что-то припоминается… Обоз. Из нескольких подвод и крытых телег. Запряжены двумя худыми лошаденками. Торговец? Асгард к тому времени уже ничего не видел – туманом застилало глаза. А потом… потом темнота.

Значит подобрали.

Попытка встать не увенчалась успехом – не было сил.

Асгард перевел взгляд на бок, в котором совсем недавно торчал нож. Теперь его не было, а на месте раны виднелась грязная повязка.

«Уж лучше бы и вовсе не перевязывали, чем так», – подумал Асгард, брезгливо поглядывая на кусочек ткани. Даже представлять не хочется, что им делали до этого.

Раздались шаги. Кто-то топтался у наружной части кузова.

Асгард напрягся. Почему-то показалось, что это непременно будет кто-то из солдат Акана. Но это были не они.

Накидка распахнулась. Внутрь вошел грузный незнакомец. Глянув на лежащего, улыбнулся, обнажая ряд крепких зубов.

– Очнулся, канат-те-в-дышло? Хорошо. Меня зовут Рейн. Я хозяин бродячего цирка «Рейн и Рейни».

Асгард присмотрелся к незнакомцу. Толстое лицо, мясистый нос, маленькие поросячьи глазки. Доверия назвавшийся Рейном не внушал.

– А ты, как я погляжу, ввязался в какую-то историю! – зашедший кивнул на повязку. – Ножом тебя отоварили, канат-те-в-дышло, хех! Но ты не бойся, здесь ты в полной безопасности.

Рейн хрипло рассмеялся, потрясывая огромным животом и Асгард понял, что он соврал.






Глава 5




После короткого разговора с Рейном, Асгард узнал, что его подобрал бродячий цирк, когда парень лежал в канаве без чувств. Лекарь, он же фокусник Кали, умело извлек нож из его бока и наложил повязку. Ножичек вернули Асгарду – как сувенир на память.

– А вот за целительные снадобья надобно будет отработать, – произнес Рейн и вышел прочь.

Асгард понял, что попал в какую-то переделку, которая могла вылезти в проблему, но иного варианта у него не имелось. Возвращаться назад, в город, опасно. Смертельно опасно. А судя по тому, что его сразу не зарубил Рейн, он не знает про то, что за парня объявлена крупная награда.

Обоз катил весь день. Иногда к нему заходила молчаливая девушка, красивая, черноволосая. Как Асгард не пытался заговорить с ней или хотя бы узнать имя, она все молчала. Только ставила на небольшой столик глиняный кувшин с водой и уходила. Вода была теплой и отдавала тиной. Но парень пил – ему нужны были силы. В последнюю встречу девушка принесла ему корку хлеба и коротко бросила:

– Скоро приедем.

Вскоре и в самом деле остановились. Асгард осторожно сел. Слабость еще полностью не сошла и парня качало. Однако это было гораздо лучше того, что у него из бока торчит нож.

– Чего сидишь? – Рейн высунул голову внутрь, хрюкнул: – Давай, выходи.

Асгард вылез. Был уже поздний вечер. Приятная прохлада облизнула взмокший лоб, выстудила спину.

Обоз остановился между двух небольших холмов, в редком леске. Телеги установили полукругом, посредине разожгли большой костер. Вокруг огня суетились работники цирка. Кажется, готовили еду.

– Добрый вечер, – слабо произнес Асгард.

На него не обратили внимания.

– Добрый вечер, – чуть громче повторил парень.

– Культурный, сразу видно! – злобно процедил сидящий у огня худой незнакомец.

Тонкие черные усики, завернутые вверх, подрагивали как лапки насекомых. Худое, угловатое лицо и злые глазки не вызывали доверия.

– Новенький?

– Я…

– Для новеньких у нас особый ритуал – они отдают свою первую миску еды мне! И прислуживают!

– Я никому прислуживать не буду! – хмуро ответил Асгард.

Унижаться парень не собирался.

– Сопляк, а вон какой гордый! А ну чисти мне сапоги! Да чтобы до блеска! Чтобы лицо свое видел!

– Сам себе натирай до блеска, таракан казарменный!

Все загоготали.

– Таракан казарменный! – начали повторять все, кличка попала в самую точку.

– Да я тебя…

– Успокойся, Лавей, – осадил его здоровяк.

Асгард оглянулся и невольно охнул. Таких крепышей парень еще не видел. Даже солдаты Северного Клана не были такими большими. Размерами как три Асгарда, здоровяк был крепким как бык. Огромные волосатые руки больше походили на молоты для забивания свай.

– Медведь, не лезь в наш разговор! – огрызнулся тот, кого назвали Лавеем, но затевать дальше спор не стал и ретировался, отвернувшись к огню.

– Ты не менжуйся, – произнес Медведь, поворачиваясь к Асгарду. – У нас тут народ ушлый, чуть зазеваешься – полруки откусят. Смелей.

– Я просто… – Асгард не знал что сказать, хотя поддержать разговор хотелось.

– Да ты не обязан рассказывать что с тобой произошло, – улыбнулся Медведь.

– Нет, пусть рассказывает! – фыркнул Лавей, злобно поглядывая на парня. – С ножом в боку не просто так в лесу гуляют. Наверняка бандит. Ты бандит, малый?

– Нет, я не бандит. Я… – и вновь Асгард осёкся.

– Ну вот видишь! – злорадно выкрикнул Лавей. – Бандит! Самый настоящий бандит! Душегуб! Наверняка карманник. Ведь верно я говорю? Или подожди, расхититель могил? Знавал я одних таких, они ночами могилы свежие раскапывали и с покойника одежду снимали, а потом на базаре по утру толкали. Да не только этим промышляли. Бывало и барышень пользовали, кто помоложе. Так-то!

Собравшиеся начали бурно обсуждать это.

– Чего галдите? – к костру подошел Рейн.

Все сразу притихли.

– Познакомились значит? – спросил хозяин, поглядывая на парня. – Этот малый теперь с нами.

– Мне надо… – начал Асгард, но Рейн остановил его жестом.

Сказал:

– Ты не спорь. Помощь тебе оказали? Оказали. Нож вытащили? Вытащили. Перевязку сделали? Сделали. Оплатить надо, канат-те-в-дышло. А денег у тебя нет. Так что отработаешь на нескольких выступлениях.

– И кем же он будет? – фыркнул Лавей.

Рейн задумался.

– Пусть сцену крепит, – предложил Рейн.

– Да ты на руки его посмотри – чего он там закрепит? Нельзя ему такое ответственное занятие доверять – погубит всех нас.

– И то верно, – кивнул Рейн. – Поставить тебя, может, с кем-то?

– С Паучихой поставь его, Рейн! – крикнул Лавей и все сидящие сдержано захихикали. – У нее ведь как-раз срок скоро будет, вот и…

– Со мной он будет, – вдруг включился в разговор Медведь, положив на плечо парня тяжеленую ладонь.

– И в каком номере, Медведь? – скептически спросил Рейн, поглядывая на Асгарда. – Он же дохлый совсем, не то что гирю, ложку едва ли поднимет!

Народ вновь захохотал.

– Есть у меня новый номер в задумке, как раз малец нужен будет в помощь.

– Правда? – нахмурился Рейн. – Ну коли так, то забирай. Готовь. И смотри – если подведет, то действительно к Паучихе пойдет. Вместе с тобой!

Рейн визгливо засмеялся и его тут же поддержал Лавей.

Медведь хмуро кивнул. Стало понятно, что ничего хорошего ждать не придется.

– Кто такая Паучиха? – тихо спросил Асгард, когда все расселись и стали неспеша есть жидкую похлебку.

Асгарду тоже налили, но скупо, половину половника. Однако парень был рад и этому и с удовольствием ел, ощущая приятную теплоту, разливающуюся по телу.

– Кто-то из коллег? Канатоходец? – спросил Асгард, украдкой поглядывая на Медведя.

Ему и вправду было интересно.

– Лучше тебе не знать, – хмуро ответил тот.

Свою похлебку здоровяк выпил за один присест и сейчас угрюмо смотрел на котел, в котором плавал мосол. Но кость досталась Рейну, он вытащил ее, начал шумно обсасывать, выбивать мозг, кряхтя и шмыгая носом. Лавей смотрел на это действо, широко улыбаясь и кивая головой, тихо приговаривая «так ее, так».

– Канат-те-в-дышло! Одни жилы! Ни кусочка мяса! – чавкая, сказал Рейн. – Лоуна! Где все мясо?

Девушка, которую назвали Лоуной, фыркнула, сказала:

– Какое дали, такое и сварила.

– Врешь! Съела сама! Ну ничего, сегодня ночью будешь отрабатывать за мясо!

Лоуна безразлично пожала плечами.

– Пошли, – кивнул Медведь. – Сегодня у меня переночуешь.

– А вообще акробаты должны есть кошачье мясо! – сказал Рейн, откидывая обглоданную кость в сторону. Ее тут же на лету подхватил Лавей, принялся глодать дальше. – Чтобы перенять грациозность этих зверей. Известно всем это!

– Нет, кошек я есть не собираюсь!

– А чем тебе кошки не устраивают? Вполне съедобное мясо!

– Жесткое!

– Не жесткое, нормальное. Готовить надо уметь.

Собравшиеся загалдели, обсуждая кулинарные вопросы, а Медведь кивнул парню – пора уходить. Они прошли к крайней кибитке, отличающейся от остальных разве что усиленной рамой. Залезли внутрь.

Внутри было множество всяких приспособлений и костюмов, которые Медведь одевал для представлений. Асгард с интересом рассматривал их, пытаясь угадать какая штука для чего предназначена.

– Ложись здесь, – сказал Медведь, кидая на пол тонкое как блин одеяло. – А я у входа лягу. Завтра рано вставать. И приступать к тренировкам.

И не успел Асгард спросить хоть что-то, как Медведь грузно завалился на пол и тут же трубно захрапел.



***



Здоровяк не соврал – встали действительно рано. Вздрагивая от утреннего холода, Асгард продрал глаза. Сквозь щели деревяшек телеги просачивалось предутреннее солнце, пыльное и зябкое.

– Ну, чего валяешься? Давай, вставай!

Медведь переоделся и примерялся к гирям, что лежали у дальней стенки выбирая какую из них взять для занятий.

Асгард поднялся, умылся, вышел наружу.

Как оказалось все уже давно встали и каждый занимался своим делом – кто-то тренировался, например как две акробатки (в том числе и та, черненькая, что носила Асгарду еду когда он отходил от ранения), кто-то чистил казан, кто-то отрабатывал магические па. Лавей понуро ходил среди людей, раздавая каждому едкие комментарии. Увидев Асгарда, оживился.

– А-а, малец проснулся! Посмотрите на него! Ну, чего смотришь? Сделай мне чаю, да немедленно!

– Лавей, уймись, – осадил его Медведь. И кивнул Асгарду: – Пошли.

Парень послушно последовал за здоровяком. Они отошли от основного обоза на несколько сотен метров, вышли на поляну.

– И какой номер нам нужно разучить? – с азартом спросил Асгард, поглядывая на своего спутника.

Заживление раны, вечерняя похлебка и смена обстановки придали парню сил. Он хотел отвлечься, хотя бы на пару часов, от того, что с ним произошло.

– Нет никакого номера, – пробурчал здоровяк.

– Как это нет?! А как же я буду отрабатывать долг?

– Никак. Скоро доберемся до Илезара, городка небольшого. Там ты и сбежишь. Я помогу тебе.

– Но…

– Никаких «но». Цирк не для тебя.

– Почему ты так решил? – эти слова задели парня. – Может быть, как раз для меня?

– Ты сам в курсе почему это занятие не твое.

Асгард заинтересованно посмотрел на здоровяка.

– Твои меридианы перерезаны, а узлы разбиты словно молотом. Если и сможешь здесь остаться, то только в качестве клоуна. Но эта должность занята Лавеем, так что тебе ничего не светит. Но даже не это главное. Цирк Рейна – опасное место. Опасное для тебя.

– Откуда ты… – Асгард едва мог говорить. – Откуда ты знаешь про меридианы? Ты обладаешь боевыми искусствами?

Только бойцы не ниже третьего уровня могли видеть меридианы других людей и то не все. Простым же смертным эта способность была и вовсе не постижима.

– Откуда знаю? Вижу. Вот и все. А насчет боевых искусств… это уже не твоего ума дело. Готовь лучше провизию для побега. И отсядь подальше, не мешай заниматься. А хочешь – так беги сейчас. Правда тяжело будет, пешком несколько дней пути до ближайшего селения.

Медведь смерил оценивающим взглядом лежащий неподалеку огромный камень, обхватил его обеими руками и играючи поднял.

– Я никуда не побегу!

– Это еще почему? – настала пора удивляться Медведю.

Камень бухнулся на землю.

Асгард не мог объяснить, почему он не хочет уходить, но чувствовал – нужно остаться. До времени, но все же остаться.

– Ты можешь мне помочь? – спросил парень.

– Как?

– Тренироваться. Мне нужны силы. Чтобы… Нужны.

– Едва ли ты сможешь достигнуть в своем нынешнем состоянии и первой ступени развития, – покачал головой Медведь.

– Но этого можно достичь, – возразил ему Асгард, вспоминая уроки Исаму.

Достичь и в самом деле можно было, теоретически. И куда как сложнее. Для этого нужны тренировки, изнуряющие и долгие.

Здоровяк неопределенно пожал плечами.

– Мне надо! – внезапно с жаром произнес Асгард. – Правда надо! Я восстановлю меридианы, чего бы мне этого не стоило. Но сначала надо хотя бы достичь начальных точек силы.

– Странный ты какой-то, – пробурчал Медведь, вновь примериваясь взглядом к лежащему камню.

– Пожалуйста!

Асгард едва не упал на колени.

– Ладно! – поспешно сказал здоровяк, сморщившись. – Помогу чем смогу. Только не скули. Но имей ввиду – после первого вечернего выступления в Илезаре ты уходишь. Без всяких возражений. Поверь мне – это будет безопасней для тебя.

– Хорошо, – согласился Асгард широко улыбаясь.

– Ну, чего стоишь? – буркнул Медведь. – Бери камень и поднимай!



***



Медведь не жалел паренька. Но Асгард был только рад этому. Хотелось отвлечься от того, что произошло и полностью переключить разум.

Парень внимательно слушал скудные наставления здоровяка о том, как правильно держать спину, ноги, как тягать валуны, не повредив тело. И пытался поднять. Получалось так себе.

– Сконцентрируйся! – злился Медведь, стуча кулаком по другому валуну, от чего тот крошился на мелкие крошки.

Здоровяк все же был артистом, а не учителем и учить не умел. Ему было тяжело подобрать нужные слова и он подолгу фырчал, пытаясь найти нужное.

– Сконцентрируйся! Будь как этот камень.

– Быть как камень! – повторял Асгард, стиснув челюсти.

Тягать валуны было невероятно трудно. Но парень пытался. Злость и желание отомстить давали силы, которых, казалось бы, и брать неоткуда.

Медведь задумчиво качал головой, потом говорил:

– Плохо. Давай еще.

И все повторялось вновь.

В какой-то момент Асгарду показалось – или он просто захотел в это поверить, – что что-то там внутри у него все же изменилось. Пусть не ступень, но хотя бы малюсенький сдвиг в развитии он все же получил. Будь сейчас рядом Исаму, то сказал бы точно – удалось ли достичь хоть бы малого.

– Резче! Четче! Сильней!

Мышцы ныли и сопротивлялись, даже не смотря на то, что опыт силовых тренировок у Асгарда все же был, причем неплохой. Но эти упражнения были для паренька в новинку, и потому он был словно как в первый раз. К тому же после резких рывков сильно болела рана.

– Терпи! – рычал Медведь, от злости поднимая такие валуны, что Асгард только открывал рот и удивлялся как ноги здоровяка не зарываются от тяжести в землю?

Но терпеть было выше сил. Асгард бросил камень и упал на землю.

– Встань!

– Не могу! – выдохнул парень.

– Тогда какого демона вообще напросился на тренировку? Больше тогда не приставай!

– Нет, – остановил его Асгард. – Я… я встану. Сейчас.

Парень стиснул зубы, поднялся. Всего трясло. В бок будто вбили огромный раскаленный гвоздь. ПО спине стекал ручьем пот. Но Асгард терпел.

Медведь удовлетворенно покачал головой. Скупо произнес:

– Хорошо. Теперь повторяй за мной. Ту ведь главное не простая физическая сила, – Медведь вновь задумался, пытаясь подобрать нужные слова. – Главное – это сила духа. Понимаешь? Просто так тягать камни можно всю жизнь – и не стать при этом ни на капельку сильнее. Но если ты будешь делать это с душой, пробуждая в себе внутренние ресурсы, то хватит и одного созерцания на камень, чтобы стать сильней.

Медведь даже просиял, не ожидая от себя такого красноречия.

– Теперь понятно?

– Понятно, – кивнул Асгард.

Он и в самом деле понял. Что-то подобное говорил ему его учитель Исаму. А Медведь, вольно или невольно, говорил то же самое, только своими словами.

– Ладно, повторяй за мной.

Медведь принялся делать какие-то сложные телодвижения.

– Похоже на старую технику Лазурной Секиры, – присматриваясь к движениям, сказал Асгард.

То, что сейчас делал Медведь и в самом деле походило на боевые техники, только слегка измененные. И только когда здоровяк провернулся в воздухе несколько раз, когда подкинул валун чуть выше, парень понял, что Медведь обладает и в самом деле начальными навыками боевых искусств!

– Кто тебя обучал? – выдохнул Асгард. – Какой мастер? Я не могу определить стиль.

– Не было у меня никакого мастера, – хмуро произнес здоровяк, швыряя камень в сторону. – Просто, когда маленький был, смотрел и учился у местного кузнеца – он умел еще ловчее чем я.

– Кузнец то был не простым! – улыбнулся Асгард.

– Не знаю, – пожал плечами здоровяк. – Может быть.

– Послушай, Медведь, – насмелившись, все же спросил Асгард, когда они наконец присели на траву чтобы перевести дыхание. – А кто та черноволосая девушка?

– Ты про кого? Про Аттею что ли?

– Да, про нее, – кивнул Асгард. И повторил: – Аттея.

– А зачем тебе?

– Просто. Хотел поблагодарить за то, что приносила мне еду и питье, когда я был в слабом состоянии.

– Ну-ну, – улыбнувшись, кивнул Медведь. – Только аккуратней будь. Аттея у нас еще та, с характером. И с зубками. Никого к себе не подпускает. Вот уж действительно настоящая дикая кошка. Она ведь акробата. С Лоуной выступает. Ловко так по канатам бегают – засмотришься!

Медведь мечтательно посмотрел вверх, будто там, на ветках, и в самом деле грациозно прыгали гимнастки. Потом, опомнившись, вновь стал серьезным, сказал:

– Ну, довольно болтать. Давай, повторяй как я сделал. Научишься так же – дальше легче будет.

И они вновь начали тренировку.



***



Пока Асгард занимался с Медведем, дальние кусты едва заметно шевельнулись. Серая тень мелькнула и тут же притаилась. Сидящие на ветке соловьи с любопытством глянули на пришедшего, вновь продолжили свою заливистую песню.

Незнакомец, не захотевший, чтобы его видели, злобно зыркнул на птиц. Но прогонять не стал – могут заметить. Начал наблюдать за мальчишкой и здоровяком. От внимательного взгляда пришедшего не ускользнула ни одна деталь. Он видел, что парень владеет некоторыми боевыми техниками, и кое-что умеет, чего обычные люди уметь не должны.

– Интересно, – протянул Лавей, подглядывая за парнем из своего укрытия. – Очень интересно. А ты не так то прост, каким пытаешься казаться на первый взгляд. Ну ничего, я тебе покажу таракана казарменного, сопляк! Попляшешь еще у меня! Горькими слезами умоешься.

И тень вновь ушла в гущу леса.



***



Но не только Лавей следил за здоровяком и парнем. В глубине леса, прячась за валежником, за всеми троими людьми следил еще одно существо. В янтарных немигающих глазах блестели искорки разума. А еще там было одно – ликование от того, что скоро удастся утолить дикий голод.

Зверь облизал огромные клыки, торчащие из пасти, и двинул по следу людей.






Глава 6




Тренировка закончилась только под вечер. Уже не в силах не то что поднимать камни, а даже собственные руки, Асгард с облегчением услышал слова Медведя:

– Все, на сегодня достаточно.

Уже начало вечереть, хотелось есть, да и жажда одолевала неимоверно. Слова Медведя были восприняты с благодарностью. Едва передвигая ногами, Асгард двинулся в лагерь.

– Слушай, а все же – кто такая Паучиха?

Медведь молчал. Казалось, он был погружен в какие-то свои мысли.

– Не хочешь говорить?

– Это та, которую тебе стоит опасаться, – пробурчал в ответ здоровяк. – Она – опасна. Это все, что тебе действительно стоит о ней знать. Если пошлют к ней в обоз – по любому поводу: воды принести, убраться, поискать вещи, – не соглашайся. Ни в коем случае не соглашайся! Понял? Это такой розыгрыш у наших идиотов есть, который, впрочем, никогда весело не заканчивался. Ни-ко-гда. Под любым предлогом откажись.

– Да что же за тайны у вас тут такие? – нервно хихикнул Асгард.

– Паучиха – это одна из артистов нашего цирка, – произнес Медведь. Было видно, что говорить об этом он явно не желает. – Весьма своеобразная артистка. Она выступает на номере ужасов.

– Такая страшная? – хохотнул Асгард, но тут же понял, что это вовсе не шутка. Смущено добавил: – Ну, уроды тоже люди.

– Она не человек! – прошипел вдруг Медведь и парень даже отпрянул назад – не ожидал он от спокойного как слон здоровяка такой реакции. – Не приближается к ее обозу! Слышишь? Если хочешь жить – не приближайся.

– Ладно-ладно, – поспешно ответил Асгард.

Оставшуюся дорогу шли молча. Парень мечтал только о глотке воды, Медведь постоянно оглядывался.

В лагере вновь развели костер, поставили котел, в котором уже что-то булькало. Пахло вкусно.

На этот раз на парня обращали меньше внимания – каждый провел трудный день и не было никакого желания разговаривать. Каждый хотел только поесть горячего и отправиться на боковую. Все были вымотаны. Видимо Рейн держал всех тут в стальной хватке и лоботрясничать не давал.

– Ну что, карманник, весь день ленился? – спросил Лавей, подошедший к костру самый последний.

На его лице усталости не было, напротив он был свеж, словно хорошо выспался.

– Я… – с жаром начал Асгард, но Медведь его толкнул в плечо, сказал:

– Нет, он со мной был, номер отрабатывали.

– Что же это за номер такой? – с прищуром спросил Рейн, запуская в котел деревянный половник и вылавливая оттуда кусок мяса.

Асгард надеялся, что это все же не кошатина.

– Новый, – скупо ответил Медведь.

– Ну ладно, пусть будет новый. Надеюсь, денег за этот номер дадут достаточно. Если же провалитесь, то пеняйте на себя. Ты еще с прошлого раза за свой провал не отработал.

– Это не провал был, – хмуро возразил Медведь.

– А что же? Тот вес ты так и не смог поднять, – с издевкой сказал Рейн, с прищуром поглядывая на здоровяка.

– Не размялся как надо, – ответил Медведь таким тоном, что Асгард невольно сжался.

– Ну да! – хмыкнул Рейн, давая отмашку что пора и есть начинать. – Не размялся он, хех! Просто тот громила, который из толпы вышел – боевой маг. Подловил он тебя, сунув ту гирьку.

– Я бы поднял ее! – прошипел Медведь.

– Ну да, как же! – ответил Рейн и отмахнулся, давая понять, что спорить больше не желает.

Разлили еду по плошкам. Рейну ожидаемо досталось мясо, всем остальным – жидкая похлебка.

Взяв свою порцию, Асгард отошел подальше, намерено сев рядом с Аттеей. К Медведю, который хмуро смотрел в пол, парень не рискнул садиться и лезть с разговорами и расспросами.

Девушка сидела боком к огню, укутавшись в прохудившуюся во многих местах накидку. Ночь и в самом деле была прохладной.

– Привет, – тихо произнес Асгард, незаметно подсаживаясь ближе к Аттее.

– Привет, – ответила девушка, безразлично глянув на собеседника.

Парень украдкой рассмотрел ее – в близи она была еще красивей.

– Я спасибо тебе сказать хотел, что ты мне воду приносила и…

– Не надо этих любезностей, – отмахнулась девушка. – За это не говорят спасибо.

– Но я все же хотел бы, – улыбнулся Асгард.

– Уже сказал.

– Ты не многословная, – после некоторой паузы сказал парень. Чувствовал он сейчас себя глупо.

– А о чем тут говорить?

– Да хотя бы… – Асгард договорить не успел.

На дальнем холме завыли волки, потом устроили грызню. Циркачи начали лениво спорить сколько животных дерутся. Но грызня резко закончилась, словно по команде. С верхушек деревьев вспорхнули потревоженные птицы. Никто не обратил на это внимания. Кроме Медведя. Он напряженно вслушивался и приглядывался, пытаясь понять, что же напугало птиц. Асгард тоже напрягся.

– Хотя бы о том, как ты попала сюда, – продолжил парень, возвращаясь в разговор.

– Я – остаток, – произнесла без всяких эмоций Аттея.

– Кто? – не понял Асгард.

– Остаток, – повторила девушка. – У нас в уезде так называют тех, кто не успел выйти замуж до двадцати лет. Семья бедная, приданного никакого. Вот никто и не взял. А мне и не хотелось. Да и характер у меня не подарок, – девушка хохотнула. – Родители же напротив, хотели чтобы я как можно быстрее ушла из семьи – так легче будет. Лишний рот никому не нужен. Вот я и ушла. Собрала свои небольшие пожитки и двинула куда глаза глядят. Набрела в одном из городов на цирк Рейна. Понравилось мне тогда их выступление. Особенно акробаты. Попросилась – меня взяли. Лоуна помогла освоить акробатику. Вот выступаю теперь.

Асгард неопределенно покачал головой. Рассказ девушки его впечатлил.

– Хотя, будь у меня кругленькая сумма, то в эту же секунду убежала бы отсюда, – произнесла с грустью в голосе Аттея.

– А как…

Асгард не закончил вопрос – совсем рядом что-то утробно зарычало. А потом огромная тень метнулась из кустов.

– Зверь! – истошно крикнул кто-то из циркачей.

Кажется, это был Лавей.

Асгард хотел спросить что еще за зверь, но быстро все понял и сам. В лагерь пробралась огромная рысь. Причем не обычная.

Парень сразу же определил, что зверь был на стадии пробуждения разума. А значит обладал гораздо большими силами, чем обычные его сородичи. И имел зачатки разума. Редкость, какую не каждому суждено увидеть в своей жизни. Впрочем, вряд ли кто-нибудь добровольно захочет это сделать – разумные звери еще опасней обычных. Гораздо опасней.

Зверь рванул к костру, без всякого страха перепрыгнул его и набросился на Кали – того самого фокусника, который помогал Асгарду излечиться от ран. Выбор пал на него, не потому что тот был самым худым. Просто оказался ближе всех от зверя.

Кали заверещал, но довольно скоро его крик потонул в булькающем хрипе. Рысь одним рывком перебила бедолаге позвоночник, откинула в сторону, намереваясь насладиться трапезой позже. Но этого мало. Нужно еще мяса.

Тварь глянула по сторонам. Хищные глаза быстро пробежались по толпе, выбирая очередную жертву. Взгляд облизнул и Асгарда, заставляя того покрыться «мурашками».

Но рысь выбрала не его. Аттею.

Зверь клацнул зубами. И рванул к девушке.

– Нет! – выкрикнул Асгард.

И еще не понимая, что делает, рванул наперерез зверя.

Рысь остановилась. Нет от страха. От удивления. Никто еще не осмеливался преграждать ей путь. Особенно когда она была на охоте. А тут какой-то мальчишка, детеныш. Верно он глупый, несмышленый, еще ничего не понимает. Впрочем, молодое мясо еще вкусней.

– Не тронь ее! – рявкнул Асгард.

И только сейчас почувствовал, как его трясет. Но отступать было поздно.

– Прочь! – крикнул парень, стараясь придать своему голосу как можно больше уверенности.

Получилось так себе.

– Беги! – где-то со стороны прошипел Медведь.

Зверь зарычал, понимая, что к мальчишке присоединяется подмога. Причем весьма внушительная.

– Беги! – рявкнул вновь здоровяк, обращаясь к Асгарду.

Но команду принялись выполнять все другие циркачи и с криками рванули кто куда. За секунду в лагере воцарился хаос.

И лишь Асгард остался стоять, заслоняя собой Аттею. В руках у парня был зажат тот самый ножичек, который извлекли из его бока. Смешно было биться с таким оружием против такого противника. Но так хоть погибать будет не обидно – шкуру этой твари подпортить получится. А повезет – и зыркала выколоть.

Зверь медлил.

Он мог одним стремительным рывком сбить с ног Асгарда, ударом лапы размозжить голову. А с учетом той стадии развития, на которой находилось животное, это можно было сделать совсем просто. Но останавливал здоровяк, стоящий рядом. Силы уже уравнивались. А значит придется биться. Чего, как видимо, зверь не хотел – все-таки он привык без лишнего труда добывать себе еду. А драться… Нужно ли это?

– Отводи Аттею, – поняв намерения парня, прошептал Медведь, не отрывая взгляда от рыси.

– Я…

– Живо!

Асгард начал медленно отступать.

Зверю это не понравилось. Он зарычал, щелкнул челюстями.

И вдруг стремительно прыгнул.

Медведь бросился наперерез. Но не успел. Стальной капкан рук здоровяка поймал лишь воздух.

Рысь тяжело ударила Асгарда в грудь лапами, повалила на землю. Толчок был настолько крепким, что парень невольно выдохнул весь воздух, что быль сейчас в легких. Боль растеклась по груди, но Асгард не обратил на нее внимания. Вместо этого, весь отдавшись концентрации, он нанес выверенный удар ножом.

Похожее на зуб оружие, выкованное из дрянной стали, превратилось в руках парня в настоящий клинок. Все дело в особой технике, которой его научил дворцовый учитель.

Лезвие со свистом рассекло воздух. И рубануло толстую шкуру Рыси. Пробить глубоко плоть не удалось – ступень развития зверя была такой, что простым оружием ее не взять. Но эффект был в другом. Рысь вдруг явно почувствовала, что парень не обычный кусок мяса, которым она привыкла утолять свой голод. Парень тоже обладал – когда-то обладал, – определенной ступенью развития. А вот что осталось сейчас от тех техник никакого желания выяснять у зверя не было.

Рысь рявкнула, отпрянула в сторону.

А потом, поддаваясь звериной ярости, вновь атаковала, на этот раз намереваясь ударить под руку, исподтишка, чтобы выбить нож.

Помог Медведь.

Сбив на прыжке зверя, здоровяк зарычал:

– Беги!

На этот раз Асгард послушался дельного совета. И побежал. Аттея тоже рванула.

Рысь хотела разобраться с Медведем, но потом, увидев, что главный ее обидчик убегает, рванула в погоню.

Парень припустил во всю прыть. Ни боль в теле, ни усталость не могли сейчас остановить его.

Перепрыгнув через костер и котел, Асгард бросился к одной крытой телеге, которая показалась ему наиболее крепкой и способной выдержать атаку рыси. Ударил в дверь. Заперта. Рванул к другой. Тоже закрыта.

Демоны! Все циркачи спрятались по своим комнатками и как следует завалили входы. И им было не важно что там, снаружи, остался кто-то еще. Даже если это были Аттея или Медведь.

На четвертой попытке дверь одной из телег поддалась. Асгард ввалился в темное помещение и захлопнул за собой дверь. Как раз вовремя – в дверь ударили крепкие лапы рыси. Навалившись спиной, парень начал щупать в темноте. Наконец нашел массивную задвижку и запер дверь.

Первая волна страха прошла. Прислушавшись, парень понял, что рысь отступила – видимо решила проверить остальные двери.

В нос ударил спертый животный запах. Асгард попытался увидеть хоть что-то в полумраке, но ничего, кроме клетки рассмотреть не смог. Забежал в загон к животным? Только вот у Рейна не было никаких зверей. Тогда куда же он попал? Ведь это же не человеческое жилище.

Откуда-то со стороны клетки раздался шипящий сухой голос. Принадлежал он женщине и звучал так, словно воздух прогоняли сквозь солому огородного чучела.

– Добро пош-ш-шаловать ко мне, мальчик!

И только теперь Асгард запоздало понял, что спасаясь от зверя, забежал в обоз к Паучихе.






Глава 7




– Добро пош-ш-шаловать! – повторила Паучиха.



Блеклый свет, вырвавшийся из щели в двери, вырезал силуэт хозяйки жилища. Асгард с трудом сдержал крик. А закричать и в самом деле было первой реакцией, которая рождалась внутри при виде

этого

.



Паучиха… циркачи, эти суровые, с закаленными долгими дорогами характерами и нравами, выбрали ей самое подходящее прозвище, которое только можно подобрать.

Это и в самом деле была паучиха. Вроде бы человеческая фигура, но с боков выделялось еще три пары суставчатых длинных конечностей. Костяные, обтянутые кожей, они медленно вздымались вверх и опускались, противно цокая шипастыми оконечниками по деревянному полу и потолку. Горбатая спина еще больше придавала хозяйке схожесть с пауком.

– Я чувствую страх-х-х… – шумно втягивая ноздрями воздух, произнесла Паучиха. В голосе слышалась веселость.

Асгард невольно отступил назад. И уперся спиной в запертую дверь.

Паучиха сделала еще один шаг вперед и парень смог разглядеть ее лицо в деталях.

Лучше бы он этого не делал.

Огромный рот, слишком огромный, словно рассеченный ножом от уха до уха; четыре пары круглых немигающих глаз; круто выпирающие скулы; две жвалы, выглядывающие из-под верхней губы. В лице угадывались и человеческие черты и от этого становилось еще отвратительней. Что за чудовищные метаморфозы произошли со стоящей перед Асгардом? Какая неведомая сила превратила ее в это?

Или это не внешнее воздействие, ни чьи-то колдовские чары и проклятия?

Что, если стоящий перед парнем монстр, был перворожденным? Тем, кто так и выглядит, с рождения? А значит где-то есть целое племя таких…

– Я чувствую страх-х-х, – повторила Паучиха, подходя еще ближе к Асгарду. – И с-слабос-сть.

И это вдруг обожгло гордость парня. Страх в миг ушел. Его вытеснила ярость.

Асгард стиснул кулаки, чувствуя, как злость красной волной подкатила в голову, прошептал:

– Я не слаб! Не слаб!

И зашептал словно мантру слова учителя:

– Сила – в созерцании. Сила – в действии. Сила – в Великой Черноте, и Сила – в Небесных Реках.

– Что?!. – Паучиха явно не ожидала такой реакции. – Что ты делаешь?!

– Сила – в созерцании. Сила – в действии. Сила – в Великой Черноте, и Сила – в Небесных Реках, – повторил Асгард, сжимая ножичек до боли в пальцах.

Вокруг парня начали вспыхивать искры, больно щепая его щеки, нос, шею.

Но Асгард не обращал на это внимания. Едва ли он вообще сейчас чувствовал боль. Его разум вдруг погрузился в какой-то водоворот черноты, который крутил и крутил его душу, открывая до селе неведомые глубины.

Природная сила, ее слабые эманации и колебания, сейчас с помощью сложных техник и невольной медитации, больше похожей на транс, создавали завихрения вокруг парня, образуя над головой плотное кольцо.

А Асгард все повторял, выводя в руках затейливые движения:

– Сила – в созерцании. Сила – в действии. Сила – в Великой Черноте, и Сила – в Небесных Реках.

Знающие мастера сказали бы, что парень применил давно забытую практикую северных народов гримуардов обращения внешней силы под названием Тысяча Игл Чертополоха. Но применил не намеренно, интуитивно. Да и едва ли смог удержать. Однако один факт того, что сейчас использовалась высшая магия заставило хозяйку резко изменить свои планы.

Паучиха вопросительно глянула на парня. Рявкнула:

– Прекрати!

Но в этом крике послышалось не только раздражение, но и страх.

Асгард затих.

– Интерес-с-сно. Ты не так прос-ст, каким кажеш-ш-шся. Ты ранен. Не с-снаружи, но внутри. Твои… – Паучиха вновь втянула ноздрями воздух, словно определяя что сегодня будет на ужин. – Твои меридианы разрезаны. Ты обернут в горе как в погребальный с-с-саван. Но ты не с-с-сдался. Интересно. Очень интерес-с-сно.

Парень открыл глаза, чувствуя, как все его тело объяла пыльная слабость. Древняя техника не далась даром.

– Ты съешь меня? – без всякого страха спросил Асгард.

Он готов был сразиться с Паучихой. Пусть эта битва и будет для него последней. Довольно было бежать. Он хотел драться, чтобы выплеснуть ту горечь, что накопилась в нем.

– С-съес-сть? – хозяйка глянула на парня и рассмеялась шипящим сухим смехом. – Нет, с-сегодня у меня на ужин будет кое-кто другой.

Асгард понял, что Паучиха имеет ввиду Кали и от этого его вновь объял липкий холодный страх.

– А как же зверь… – прошептал парень.

– С-сегодня это не его добыча. Ты напугал з-зверя, – Паучиха улыбнулась так, что по спине Асгарда пробежал холодок. – Хоть и был с-слабее его, ты показал с-свое мужес-с-ство. Это похвально. Медведь заверш-шит начатое тобой и прогонит неприятеля. А я с-сберегу жизнь тебе, отужинаю тем, кто уже мертв.

– Но так нельзя… – одними губами произнес Асгард, имея ввиду поедание своих товарищей.

– Я не каждый день ем человечес-скую плоть. Но мне нужно ее ес-сть время от времени. Иногда. И только печень. Иначе я умру. Таков выбор. И каждый его делает с-сам. Ты, кс-стати, его тоже выбрал.

Паучиха облизнулась и Асгард не смог сдержаться – брезгливо отвернулся.

– Что ты имеешь ввиду?

– Ты встал на путь мес-сти – это твой выбор.

– Мой выбор?! – вдруг повысил голос Асгард. – И среди каких вариантов я выбрал этот, позвольте полюбопытствовать?!

– Между быс-строй безболезненной с-с-с-смертью, после которой будет лишь небытие и вечный с-с-сон и долгой мучительной полной боли жизнью, ты выбрал пос-следнее. Так что теперь не жалуйся.

– Ты видишь будущее? – спросил Асгард, хотя вдруг почувствовал это и сам. Ярость быстро ушла, заменившись любопытством. – Можешь заглянуть в мое?

Паучиха вновь усмехнулась.

– Так ли оно важно?

– Важно, – с нажимом ответил парень.

– Тебя ждет Война, – после некоторой паузы ответила Паучиха.

Говорила она гортанно, булькающий звук исходил из самых низов живота. Глаза хозяйки подернулись белесой пленкой. Она пребывала в трансе.

– Война. Башня. И… С-смерть.

– Моя? – нетерпеливо спросил Асгард.

– Не знаю, – ответила Паучиха. Голос ее стал прежним, взгляд осознанным. – Будущее туманно. Ос-собенно твое.

– А война? А башня? Что это значит? – растеряно спросил Асгард.

Такое предсказание сложно было хоть как-то применить на себя.

– Я не знаю! – раздраженно крикнула Паучиха. – Убирайс-ся прочь пока не поздно! Я голодна!

Паучиха раскрыла свою огромную пасть, обнажая ряд кривых острых клыков.

Асгарду хотел спросить еще многое, но он благоразумно отступил. Спорить с Паучихой было бы верхом глупости.

Створки двери сами по себе отскочили и парень выбежал наружу.

Там его уже встречали остальные. Циркачи с нескрываемым любопытством смотрели на Асгарда.

– Живой вышел! – шепнула Лоуна, поглядывая на парня. Такого исхода она явно не ожидала.

– Такой дрянной, что даже Паучиха побрезговала сожрать его! – злобно прошипел Лавей, метая на парня полные ненависти взгляды.

– Паучиха просила передать тебе, чтобы ты почистил зубы – воняет так, что слезятся все четыре пары ее глаз! – огрызнулся Асгард и народ рассмеялся.

Обстановка сразу разрядилась.

– Да я тебя… – прошипел Лавей, но Медведь остановил его.

– Остынь!

– С тобой все в порядке? – подошла к Асгарду Аттея.

– Да, я в порядке, – кивнул парень.

– Ты защищал меня, – произнесла девушка, глядя на парня как-то иначе, не как всегда.

– Я просто…

– Ты встал перед зверем, загородив меня. Это поступок, достойный настоящего мастера.

– А где, кстати, сам зверь? – оглянулся Асгард, стараясь скрыть румянец, выступивший на лице. Слова Аттеи были ему приятны.

– Медведь его прогнал.

Некоторое время народ гудел, в полголоса обсуждая случившееся. Обсуждали все и только смерть Кали обходили стороной, даже не глядя туда, где лежало его тело. Словно и не случилось трагедии. Асгард пару раз глянул в сторону мертвеца и хотел что-то сказать, но Медведь предостерег его, покачал головой.

«Не надо», – прошептал одними губами.

Парень смолчал.

Скрипнула дверь головной повозки. К собравшимся вышел Рейн. Был он зол.

– Все по своим жилищам! – крикнул он, оглядывая всех так, словно готов был испепелить их.

Но не нападение зверя на обоз было причиной его ярости.

Он был разъярен от того, что сегодня его цирк лишился ценного кадра, который приносил ему деньги. Черт бы с Кали, если бы вместо него был другой фокусник, на замену. Но его нет. А значит – потеря доходов. Это единственное, что могло действительно разозлить Рейна. Кали приносил неплохую прибыль своими фокусами, веселя деревенщину. Теперь же нужно было что-то срочно придумывать.

– Живо! Я открываю двери Паучихи!

Это подействовало. Всех словно сдуло.

Асгард почувствовал, как огромная рука Медведя сгребла его и утащила в обоз.

За считанные секунды в лагере воцарилась тишина. Медведь кивнул парню на его место и сам плюхнулся на свое.

Уставший Асгард лежал на соломе, вслушиваясь в эту могильную тишину с ужасом. Он знал что должно было произойти.

И это произошло.

В ночном небе раздался протяжный гул, было не понятно кому он принадлежит – Паучихе или ветру. Потом раздался смех, колючий, неприятный. Его ни с чем уже нельзя было спутать.

Паучиха вышла из своего убежища. Было слышно как цокают о колеса телег ее ноги, те самые, костяные.

От этого звука стало не по себе. Асгард зарыл голову глубже в солому, надеясь не слышать этого. Не помогло. Смех и цокот словно звучали внутри головы.

А потом по лагерю прокатилось это. Хлюпающий, срывающийся на свиное хрюканье звук, чавканье, рычание.

Паучиха ужинала.



***



Наступила ночь, но спать не хотелось. Пережитое за день – нападение зверя и разговор с Паучихой, – не давали сомкнуть глаз. Асгард вошкался, переворачивался с боку на бок, пытаясь попутно прикрыть уши от громоподобного храпа Медведя, но все было бестолку. Сна ни в одном глазу.

Паучиха давно закончила свою трапезу и сыто рыгнув, вновь ушла к себе. Тишина. Могильная, невыносимая.

Не вытерпев, Асгард тихо поднялся и вышел из обоза. Снаружи было тихо, россыпь звезд освещала округу. Во всех вагончиках лучины уже были потушены, циркачи крепко спали.

Осторожно ступая мимо потухшего очага, Асгард прошел вперед. Несмотря на поздний час и отсутствие защиты в виде Медведя, парень не боялся уже встретить рысь. Глубоко внутри была твердая уверенность – зверь больше не сунется сюда.

Сейчас Асгард направлялся вновь туда, где днем они тренировались с Медведем. Парень хотел вновь попробовать ту технику, о которой рассказывал здоровяк, но сделать это с учетом того, что произошло в телеге Паучихи.

Асгард понимал, что нащупал что-то, но что именно не знал. Эх, жаль нет Исаму, он бы подсказал что именно удалось ухватить парню и как это развивать. Сейчас же приходилось действовать вслепую. Читающий тоже не смог ответить на его вопросы.

Но силы нужны. Больше жизни нужны. Для мести.

Асгард вышел на площадку, осмотрелся, глянул на звездное небо. Вид, открывавшийся отсюда, был невероятен. Миллиарды звезд и созвездий рассыпались по черному бархату небосвода словно рисинки. Вон Гидра, а вон там, ниже, Старшая Сестра и Младшая. Северней раскинулась Предельное Царство – созвездие, про которые говорят, что это и не звезды вовсе, а отблески иного мира, где каждый, даже самый слабый житель, имеет такие силы, что сравнимы с божественными. Там боевые искусства имеют иной уровень. Там один взмах крыла бабочки может свернут горы, мимолетный взгляд принца может рассечь в ткани реальности глубокий шрам, а выдох принцессы создает новые боевые техники.

Исаму много рассказывал про Предельное Царство. Говорил даже, что некоторые великие войны и мастера, живущие тут, на этой плоскости мира, пришли когда-то оттуда. Только вот добровольно или были изгнаны? Учитель не давал на это ответ.

Тряхнув головой, Асгард сосредоточился и откинул посторонние мысли. Нужно было попробовать еще раз создать то, что у него получилось сотворить у Паучихи. Создать – и, главное, понять и закрепить эту технику. Ведь ее получилось сотворить без меридиан, а это… это очень полезный навык, который может пригодится.

Предельная концентрация. Фокусировка. Все, как учил Исаму.

Да, меридианы перерезаны, точки разбиты, собрать внешнюю силу и направить ее в нужное русло не получится. Но есть воля. Есть опыт. Есть упорство. Иначе как объяснить то, что ему удалось сотворить что-то, если и не магическое, то очень близкое к этому?

Асгард был сосредоточен как никогда. Даже на экзаменах у Исаму он не был так собран.

Предельный. Каменный. Постигающий. Именно такими словами можно было сейчас охарактеризовать парня.

Сколько он пребывал в этом состоянии Асгард не знал. Время остановилось, созерцание внешнего ушло, и только глубинные точки были сейчас единственным важным.





Конец ознакомительного фрагмента. Получить полную версию книги.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=68499513) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.



Есть люди, которые хотят стать богами. Есть боги, которые хотят стать обычными людьми. И есть он, который выбрал третий путь. Он – Асгард, и имя – это единственное, что у него осталось. Десять тысяч миров боевых искусств беспощадны и небесный путь пролегает через испытания, которые под силу не каждому. Выбор прост: сдаться, упасть, умереть... Или стиснуть кулаки и идти вперед, к цели, развивая свои боевые техники и сверхспособности до уровня Бога. И выше...

Как скачать книгу - "Небесный путь. Том 1" в fb2, ePub, txt и других форматах?

  1. Нажмите на кнопку "полная версия" справа от обложки книги на версии сайта для ПК или под обложкой на мобюильной версии сайта
    Полная версия книги
  2. Купите книгу на литресе по кнопке со скриншота
    Пример кнопки для покупки книги
    Если книга "Небесный путь. Том 1" доступна в бесплатно то будет вот такая кнопка
    Пример кнопки, если книга бесплатная
  3. Выполните вход в личный кабинет на сайте ЛитРес с вашим логином и паролем.
  4. В правом верхнем углу сайта нажмите «Мои книги» и перейдите в подраздел «Мои».
  5. Нажмите на обложку книги -"Небесный путь. Том 1", чтобы скачать книгу для телефона или на ПК.
    Аудиокнига - «Небесный путь. Том 1»
  6. В разделе «Скачать в виде файла» нажмите на нужный вам формат файла:

    Для чтения на телефоне подойдут следующие форматы (при клике на формат вы можете сразу скачать бесплатно фрагмент книги "Небесный путь. Том 1" для ознакомления):

    • FB2 - Для телефонов, планшетов на Android, электронных книг (кроме Kindle) и других программ
    • EPUB - подходит для устройств на ios (iPhone, iPad, Mac) и большинства приложений для чтения

    Для чтения на компьютере подходят форматы:

    • TXT - можно открыть на любом компьютере в текстовом редакторе
    • RTF - также можно открыть на любом ПК
    • A4 PDF - открывается в программе Adobe Reader

    Другие форматы:

    • MOBI - подходит для электронных книг Kindle и Android-приложений
    • IOS.EPUB - идеально подойдет для iPhone и iPad
    • A6 PDF - оптимизирован и подойдет для смартфонов
    • FB3 - более развитый формат FB2

  7. Сохраните файл на свой компьютер или телефоне.

Книги автора

Аудиокниги автора

Последние отзывы
Оставьте отзыв к любой книге и его увидят десятки тысяч людей!
  • константин:
    12.08.2022
  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *