Книга - Зеркальный антиблик для экотеррористки

a
A

Зеркальный антиблик для экотеррористки
Сергей Александрович Варлашин


Землю покрыли непроходимые джунгли. Это итог биокатастрофы и возникшего парникового эффекта. Грядет новая война. Чтобы спасти деда, Кидд оказывается втянут в опасную игру. Где множество сторон так же заинтересованы получить таинственную плату управления самым серьёзным оружием, созданным когда-то человеком. Его задание рождает авантюрные приключения и опасную связь со взбалмошной экотеррористкой, преследующей свои роковые цели.





Сергей Варлашин

Зеркальный антиблик для экотеррористки





Глава 1. Важная деталь


Утренний дождь скрадывал звуки. Всю ночь я провалялся в лёжке, на рваном куске брезента.

Сквозь глухую, сумеречную пелену дождя, едва выделялся силуэт ромбовидной башни. Я промок до нитки. За всю ночь, я ни разу не прикрыл глаза, чтобы не дать себе заснуть. Кругом было тихо. Только ночные животные почти бесшумно разгуливали под шелест дождя, да птицы лениво переговаривались.

Сезон дождей, самое спокойное время в джунглях. Жара спадает и даже становится прохладно. Я ожидал сильно замёрзнуть и даже приготовился к этому, но холод не приходил уже третий день подряд. Это было необычно. Третий день подряд, пока я шёл сюда по договорённости с Собо, принести ему одну важную для всех деталь. Подробностей не было. Только лист заломинированной бумаги с чёрно-белым изображением самой детали. На обратной стороне должны быть подробные инструкции, где она должна была лежать. Но я намеренно запомнил их наизусть, чтобы если вдруг изображение попало в чужие руки, никто не смог найти деталь раньше меня.

Высоко с башни, доносились слабые звуки громких разговоров. Несколько раз кричали, кажется в порыве веселья и дикости. Я не знал, чей это был дом. Не знал, кто здесь живёт. Не знал местности. Собо ничего не сказал об этом месте. Не дал никаких данных. Только дал запомнить карту, примерные ориентиры и изображение искомой вещи.

Никогда я ещё не заходил от дома так далеко. Но время было подходящее. Ведь начинался четвёртый день сезона дождей. Сквозь высокие, многоуровневые и непроницаемые кроны деревьев, с трудом просочился серый свет. Наступало раннее утро. Светлее уже не будет. По крайней мере, внизу точно не будет.

Самое подходящее время выступить. Хватаясь за сырые скользкие ветви и изогнутые стволы деревьев, выбрался к краю свободного пространства перед башней. Не похоже чтобы здесь были ловушки, но соваться не стал. Очевидно, подступы к жилищу всегда имеют ловушки. Даже если сюда никто не заходит, они есть, хотя бы просто от диких животных подстерегающих этих самых местных людей.

Ворота в башню стальные. Вот уж через них, мне точно не войти. Нужно искать другой путь. Самый очевидный вариант забраться на дерево, вокруг башни их много, а оттуда перелезть на башню. Видимо других вариантов у меня нет. Ждать пока кто-то выйдет из башни, можно до бесконечности. Тогда тоже тихо войти может не получится. Ухватившись за лиану толщиной с запястье, полез вверх.

Змей можно не бояться. За руку никто не укусит. В сезоны дождей они все на земле. Их любимое время. Уж не знаю почему, но в сезон дождей они сплетаются в огромные клубки и спариваются. Один из них был со мной всю ночь рядом. Я специально выбрал их соседство, чтобы меньше было желающих хищников подойти ко мне. Заодно меньше шансов под их блаженное шипение заснуть самому.

Добравшись по лианам до ствола дерева, я оказался над землей не менее чем в десяти метрах. Тут же нашёл первую ловушку. При внимательном изучении, это оказалась вовсе не ловушка. Просто кто-то сбросил сверху обрывки верёвки и они запутались в ветвях. Трогать разумеется не стал. Джунгли учат с детства, ничего лишнего не трогать. Кто не усваивает этот простой урок, до второго десятка лет не доживает. Естественный отбор.

Когда я достиг высоты тридцать метров, из-за дождя и влажной испаряющейся дымки, не стало видно земли. Зато очертания башни стали чётче. Нос учуял неприятный и резкий запах табака. Но не свежего, а словно застоявшегося. Чем выше я поднимался, тем больше разнообразного мусора было на ветках. Тот кто здесь живёт, явно не заботится о чистоте окружающей среды. Значит хозяева башни неопрятны сами по себе и уровень их жизни соответствующий.

Ещё это значит у них низкий уровень самоорганизации, а это говорит и о низком уровне самоконтроля. Если у тебя низкий уровень самоконтроля, то долго в джунглях ты не проживёшь. Они съедят тебя раньше. У джунглей всё впорядке с самоконтролем и саморегуляцией. У природы, всегда идеальный баланс.

Спустя ещё двадцать метров, я совсем перестал видеть растительность внизу. Зато башня обрела такие резкие очертания наверху, что мне стал виден её широкий, округлый балкон. Над моей головой была тёмная прямоугольная площадка. Такие угловатые конструкции может сделать только человек. Вонь эта, опять же. Я стал лезть так осторожно, как только можно. На балконе никого нет, но это не значит что там никого нет из дозорных. Может весь этот мусор специально развесили, чтобы у меня пропала бдительность. Паранойя? Может быть, а может быть это такой ловкий приём. Но я на него не попадусь.

Держась ногами за толстый ствол одиноко висящей лианы, мои глаза оказались на одном уровне с площадкой. Я осторожно выглянул через край. Под лиственным навесом, в полуметре от моих глаз, были две голые стопы. Одна почесала другую. Мужчина не менее тридцати лет. Как он ещё дожил то до такого возраста? Его истоптанные ботинки стояли рядом. Рядом с ними лежал огромный арбалет. Проснись он сейчас, за него ему лучше не хвататься. Пока он взведёт тетиву и направит его на меня, пройдёт так много времени, что лучше даже не пытаться. На поясе у него нож. Это меняет дело.

Насколько крепка в основании его конструкция? Насколько она бесшумна? Залезь я на неё, она скрипнет или он почувствует перемену в давлении. Я спустился, залез с другой стороны. Шелест отлично маскирует любые мои звуки. В обычную ночь, меня бы можно было услышать. Но сейчас, это почти невозможно. Я сам себя почти не слышу. На этот раз перед глазами оказалась его растрёпанная голова. Я надел на нос, повязанный на шее платок. Сунул руку в нагрудный карман и достал оттуда нераскрывшийся бутон сомнии. Быстро поднёс руку в его лицу и сдавил бутон в кулаке, таким образом чтобы на вдохе он втянул в себя его споры.

Мужчина хотел кашлянуть, но не успел. Тело его напряглось, но тут же вновь обмякло. Проспит теперь сутки. Эффективней было бы только кольнуть его иглой пропитанной соком сомнии, но рука одна и так занята. Держась за единственную узкую и влажную, а от того скользкую лиану, не позволяющую висеть на ней только за счёт силы ног. Я перевалился через край и заметил ведро полное окурков. Ничего себе чистюля. Мусор на ветках есть, но внизу ни одного окурка. Все в ведре. Вот почему кругом стоит такая табачная вонь. Правильно делает что вниз не скидывает, такие запахи привлекут лишних насекомых или кого-нибудь посерьёзнее.

На балконе мелькнул огонёк, я тут же укрылся за стволами дерева, вокруг которых и был сооружён навес с площадкой. Стоящий там силуэт человека, не спеша выкурил сигарету и исчез. Если я его видел, то и он видел лежащего дозорного. Как спал, так и спит, тревогу поднять не должны. Прождав с минуту, я ступил на шаткий верёвочный мост и стал подниматься вверх. Держась за железный край перилл, перепрыгнул на балкон. Нужно было проникнуть внутрь. Обходя по кругу балкон, я обнаружил несколько запертых изнутри дверей. Цепляясь за рельефный рисунок, стал карабкаться к окну над головой.

Вдруг на балкон вышел курильщик. Спускаться обратно, было слишком поздно. Выйди он на минутку раньше. Теперь оставалось притаиться. Я был недостаточно высоко, чтобы мой силуэт полностью слился со стеной или его закрывал дождь. Продолжить движение, означало привлечь внимание. Человеческий глаз, даже спросонья легко замечает любое движение, особенно боковым зрением. Докурив, человек пошёл по кругу и вскоре скрылся. Диаметр башни метров тридцать. Такими темпами, он будет с другой её стороны через минуту.

Добравшись секунд за пять до окна, я уже хотел нырнуть в него, как вдруг окно открылось. Над моей головой, пролетел мелкий предмет и скрылся в пелене дождя. Окно осталось открытым. Я осторожно выглянул через край. Тёмная, пустая комната. На полу, на подобии матраса ёжится человек в изношенной до последнего предела одежде. Только подойдя ближе я понял что это не рваная одежда, а намеренно грубо пошитые одеяния. Наверно в джунглях, такая одежда гораздо лучше скрывает своего носителя, чем здесь на светлом полу. Из соседней комнаты доносились звуки мелкой возьни.

В дверном проёме появилась тень. Вышел парень и открыв рот запустил какой-то предмет в открытое окно, ушёл обратно в соседнюю комнату. Человек на полу поморщился и поёжился. Наверно ему стало прохладно. Я проследовал в соседнюю комнату и подсмотрел. На полу рядами и в куче, были сложены предметы похожие на мой, как на картинке. Но все они были немного другими. Мысленно я досконально запомнил свою деталь. Эти меня не заинтересовали.

Из комнат узкий коридор вывел меня в другой, более широкий и круглый. На стене была огромная надпись «22». Мой уровень, согласно выученной инструкции был «23». Я был очень близок. Людей в коридоре не оказалось. Я нашёл лестницу и поднялся наверх. Вход на уровень закрывала массивная, стальная дверь. Я сунул руку во внутренний карман, но вовремя одёрнул себя что памятки больше нет. Семизначную комбинацию цифр я набрал по памяти.

Собо говорил, что дверь не может быть вскрытой. Потому что вариантов кода так много, что угадать нужный под силу только ясновидцу, а среди нас таких нет. Однако у него откуда-то был пароль. Однако пароль не сработал. Одна кнопка была так сильно оплавлена, что наверно не срабатывала. Под дверью валялись окурки. Наверно местное племя, провело здесь бесчисленное количество времени, пытаясь вскрыть замок, но всё было безуспешно. Один дикарь из них даже со зла, оплавил кнопку окурком.

Я вводил комбинацию раз двадцать, пока мне не надоело. Снизу раздался какой-то звук. Наверх поднимались. Я спрятался за стеной. Шаги приблизились и стали удаляться, как внезапно экран засветился белым светом, а дверь зашипела. Мычанием субъект выразил свою заинтересованность и пошёл к двери. Дверь раскрылась перед ним и благодаря ей, он не успел меня заметить, прежде чем с платком на лице, я смял о его лицо бутон сомнии.

Втащив грузное тело внутрь, я тщетно пытался закрыть за собой двери. Тыкал кнопки, искал рычаги, пробовал даже потянуть их руками. Бесполезно. Плюнув на них с досады, я пошёл дальше и о чудо, они закрылись сами собой. Стоило мне отойти от них подальше. Вопрос: выпустят ли они меня теперь обратно? Панельки для ввода кода, внутри нигде не было, а две безликие серые кнопки словно не работали.

Широкий коридор кончился небольшой лестницей вниз и незапертой стальной дверью. Она ввела меня в круглое помещение без окон и дверей с роскошным интерьером, какой я не видел даже на картинках. Только минут пятнадцать у меня ушло, чтобы осмотреть все статуи, картины и досконально выполненную резную мебель. Невозможно жить в таком комфорте и не забывать, что вокруг тебя джунгли. Комната была словно из другого мира.

Я не мог унять культурный шок. Совсем забыв зачем я здесь, присел на чёрный диван. Случилось ужасное. Половина комнаты вспыхнула огнями. Громко заиграла музыка. Кругом заговорили люди. Я тут же вскочил с дивана, выхватив из-за спины пёрышко, готовый отстаивать своё право на жизнь. До меня не сразу дошло, что изображение во всю стену показывало не реальных людей, а только их проекции. Такого большого монитора как здесь, я никогда не видел в своей жизни. У Собо есть пара таких, но они не длиннее моей руки.

При внимательном изучении картинки, я понял что вижу десятки разных ракурсов внутри башни. Племя не очень развитое. Больше дикое, но очень богатое. Из поселения «7» (Семь) откуда я родом, сигареты могли себе позволить только самые богатые его жильцы. Собо иногда закупал их раз в год, у идущих мимо нас торговых караванов, но это было лет десять назад. По цене одна такая белая наркотическая палочка, была как пять моих патрон. Это скорее была роскошь и диковинное баловство для недалёких обладателей лишних средств. Запах-то у сигарет плохой и выделяемые яды неизбежно травят мозг. Здесь же почти всё племя курило. Половина что не спала, ходила держа во рту и пальцах белые дымящиеся палочки. И до чего они дошли? Дикари.

Говорили они много, но я не понимал их языка. Какой-то звучный и протяжный. Словно у них в языке очень мало слов. Вдруг, я обнаружил что на диване, лежал чёрный пульт. Я видел такой у Собо, он им открывает и закрывает на ночь своё бронированное жилище. Я взял его в руки. Потыкал. Картинки менялись. Получилось убавить звук, надоедающей и однотипной мёртвой музыки. Мёртвой, потому что ничто живое не способно издавать такую музыку и мелодии. Слишком дисгармоничные.

Когда музыка перестала мешать, я начал привыкать к интерьеру. Моё изучение пульта продолжилось. С помощью проделанных мною нехитрых колдунств, вложенных в него древними, я открыл стену и потайную дверь. За потайной стеной были полки с бутылками. Алкоголь наверно. Понюхал. Действительно он. Он меня совсем не интересовал. Тоже травит мозг и почти мгновенно приводит к деградации. Пошёл в открывшуюся дверь. В центре комнаты был стеклянный столик. Под стеклом лежало нечто, из оружейной промышленности предков. Это было красивое помповое ружьё, не идущее ни в какое сравнение с тем, что я видел у охотников.

Сбив маленький замочек, рукояткой своего двуствольного обреза, я открыл боковую дверцу и извлёк ружьё наружу. Новенькое. Ни царапинки. Выгравированная надпись: «РМБ-93 Эксклюзив». Принцип действия, не сложен. Мой топорно сделанный, кустарный обрез, на его фоне был просто ржавой железякой.

На всякий случай, я всегда носил обрез и десять патрон с дробью 2.0. Всё это стоило мне целого состояния. Вдруг дикая стая привяжется. Людей, животных, не важно. Они боятся шума и огня. Знают, что огнестрельное оружие причиняет много вреда. Если несколько раз подряд пальнуть из него. Раза четыре не меньше. То есть большая вероятность, что отстанут. Но шумное это предприятие. Может ведь привлечь ещё больше хищников, со стороны людей и животных. Я как-то привык справляться пёрышком.

Был у меня отличный карабин. Семизарядный. Лёгкий, точный. Да как-то по молодости, потерял его в болоте. Повадились ночами гроки к нам ходить. Нужно было отвадить. Я решил один сходить, разобраться, глупый ещё был. Хотел сгеройствовать. Расстрелял семь патрон, стал перезаряжаться, но некогда было. На меня налетел один, я выхватил пёрышко. Двоих сработал. Одному срезал верхнюю часть головы, он так и клацнул зубами вдоль локтя. Второму пёрышко в сердце воткнул. Когда он со спины наброситься хотел. На шум и запах крови остальные стали подтягиваться. Я тогда, еле ноги унёс и карабин потерял. Чего они там вдвоём делали? Может на разведку ходили. Эти животные только кажутся не разумными. Их инстинкты и схемы загона жертвы, порой похлеще стратегий ловчих. Потом когда мужики выбили гроков, я ходил искал карабин целую неделю, но не нашёл. Утонул глубоко видать.

Вообще хорошее оружие редкость, даже в нашем развитом поселении. Есть только у парочки бывалых охотников, автоматы. Старые, затёртые до тусклого блеска. У братьев близнецов. Где они их достали непонятно. Ни разу не видел, как из них стреляют. Только слышал. Иногда прилетают такие звуки. Говорят, они самые опасные задания берут. Они же снабжают нашу деревню медикаментами. Потому близнецов, особо ценят и берегут. Однако меня учили не пользоваться медикаментами. Всё что тебе надо, есть в природе. Я верю и знаю, где и что достать, но на всякий случай элементарную аптечку всегда ношу с собой.

Я оставил обрез и патроны на столе. Отрегулировал ремень ружья по длине. Надел на пояс патронташ. Зарядил магазин. Влезло восемь патрон, с картечью 6.2 мм. Стреляю я хоть и не часто, раз в два месяца примерно, но чувствую сегодня мне оно может очень пригодиться. Нарезной ствол должен показать хорошие результаты при стрельбе. Проверил на исправность, всё работает. Вообще-то я не за ним сюда шёл, но было бы глупо с моей стороны его здесь оставить.

В потайной комнате были полки и шкафы. Там лежали многие вещи, предназначения которых я не мог предположить, но догадывался о их полезных свойствах, а значит и высокой цене. Будь я сейчас поближе к поселению и то не факт, что взял бы их с собой. Как и эти вонючие белые палочки, стоящие у нас целое состояние.

Но я здесь не из-за наживы. Да и не тащить же мне их на своей спине, обратно три дня. Любой лишний вес снижает скорость, подвижность и выверенную выносливость. Потеря мобильности увеличивает шансы на провал всей задачи. Не говоря уже о полном опасностей пути в одиночку, назад через джунгли. Даже если гружёный ценными вещами я смогу выйти отсюда, джунгли мне этого могут не простить.

Сконцентрировавшись на главном, обшарил все полки и ящики. Искомая вещь нашлась последней. В самом дальнем ящике. Она лежала в шкатулке из дерева, на мягкой подложке из красного бархата. Собо предупреждал меня о её хрупкости, потому я достал специально заготовленный, водонепроницаемый и ударостойкий футляр для неё. На экранах, обозначилось нездоровое оживление. Как местное племя узнало, что незнакомец проник к ним? Один спящий дозорный, ещё ни о чём не говорит. Ещё один пропал и спит на закрытом уровне «23», тоже не убедительно.

Я взял пульт и стал тыкать кнопки, чтобы посмотреть обзор с других камер наблюдения. Выходило что камеры были скрытые, никто ни разу не обратил внимания на меня. Мы не встретились взором. Одна камера меня заинтересовала больше остальных. Я вывел изображение на весь экран и долго не мог закрыть его. Не хотел. Камера показывала джунгли, с самой высокой точки. На мгновение даже прекратился дождь и я пару минут созерцал поднимающиеся испарения вверх, над верхушками деревьев. Очень красиво. Не часто подобное можно увидеть, с высоты птичьего полёта. Подобной высоты гор, пику этой башни, в нашей округе очень мало.

Одна ужатая по краям картинка, вывела меня из благоговения перед мощами природы. Кажется, это была обратная сторона башни. Камера работала в неизвестном режиме. Не было видно ни дождя, ни туманности. Лишь очертания плотных предметов. По извилистой, поросшей дороге двигалась крупная машина. По прямым красным контурам, она легко читалась на синем фоне джунглей. Камера автоматически сделала приближение. Внизу экрана высветился текст, предупреждающий о возможном нападении.

Не доезжая метров ста до башни, у неё открылись боковые двери вверх. С двух сторон высыпалось два десятка тёмных, малозаметных фигур. Каждая из них была обозначена ярким красным маркером. Надо быть обезьяной, чтобы не понять что это совсем другое племя и пришли они точно с враждебно-агрессивными намерениями.

Я нашёл то что нужно. Самое время уходить. Сначала мне показалось, как хорошо было бы здесь жить. Действительно, показалось. Меня стало беспокоить, что я не учёл какую-то одну, но самую важную деталь. Теперь я находился в самом сердце чужого логова, как медведь посреди растревоженной пасеки. Однако отступаться было уже поздно.




Глава 2. Зеркальный антиблик


Подходя к массивным дверям, принявшим семизначный код и впустившим меня, я старался не придавать силу опасениям что оказался в ловушке. Однако, при моём приближении они открылись автоматически. За ними стоял местный, хмурый абориген. Увидев открытые двери и меня за ними. Его лицо озарило сильное удивление. В руках его мгновенно оказалась стальная, шипастая дубинка. Брови его сильно хмурились, о дипломатии можно было забыть. Да и что я ему скажу, если он языка моего не понимает. Там и тело одного из них без чувств, позади меня лежит.

Издав боевой клич, он бросился на меня в недвусмысленном желании размозжить мне голову. Увернувшись в сторону от его удара, пёрышко само легло мне в руку. Выверенным рубящим ударом, увесистый клинок легко прошёл под лёгкими, рассекая все мягкие ткани. Дубинка выпала из рук нападающего и он упал на колени, орошая полы потоками крови. Тяжёлое тело рухнуло на пол. Умер как воин, не издав ни звука. На лестнице закричала женщина и убежала вниз. Я вышел на площадку и двери за моей спиной с грохотом захлопнулись. Щёлкнули замки. Через пару секунд, мне навстречу уже поднялось три молодца с разнообразным холодным оружием.

У меня нет времени вести с ними честный бой. В иной раз может быть я принял бы его, будь против меня хоть сто клинков, дубинок и топоров. Но не сегодня. Я не забывал о угрозе снизу. Не успели они оценить меня кровожадными холодными взглядами, как я вытянул со спины дробовик. Три выстрела навскидку от бедра, навсегда остановили их жизни и намерения лишать жизни других.

Сбегая вниз по лестнице на балкон я успел поразиться, до чего велика мощь у этого ружья. Кучная картечь с двадцати метров, просто порвала их на куски, оставляя ужасные дыры в телах и рваные раны. Мой кустарный обрез хоть и выполненный на заказ, не шёл ни в какое сравнение с этим дивом оружейной промышленности. На балконе я встретил новое сопротивление и окончательно опустошил магазин.

Внизу прогремел взрыв. Неизвестные визитёры вошли. Не удачный я день выбрал, навестить эту башню. Днём ранее было бы тише. Но с момента как я получил заказ от Собо, я и так не терял ни минуты. Как я и ожидал, спуск по навесным мостам можно было исключить. Видимо те, кого я только что расстрелял, отвязали мосты чтобы враг к ним не проник. На мой взгляд, они это зря сделали. Судя по оснащению, та пара десятков уже внутри и поднимается наверх.

На моё желание мельком посмотреть вниз, прилетела недвусмысленная тяжёлая пуля, выбив прямо перед носом крошку камня. Значит, снаружи притаился один или несколько стрелков. Они не дадут остальным покинуть башню живыми. Лучше вообще не высовываться.

Я оттащил одного кряжистого покойника без головы и стал стягивать с него зелёные лохмотья. Раз спуститься обратным ходом не получается, попробую смешаться с остальными. В общей суматохе боя это должно получиться. Мне не нужно быть как две капли воды похожим на местного аборигена. Главное что в глазах племени, я не буду выглядеть как явный враг и захватчик. В правой руке я держал пёрышко, а дробовик хлопал меня по правому бедру, стволом вниз.

По мере моего спуска, мимо меня пронеслось несколько десятков женщин и детей. Им точно не было никакого дела до меня и моего вида, волка в овечьей шкуре. Хлеще того, даже вооружённые чем попало мужчины бежали вниз со мной рядом. Разумно с их стороны. Бегу вниз к опасности, никого не убиваю, значит свой. Цвет кожи у нас один, волосы такие же, лохмотья те же. Чего ещё надо? Тревога поднята, не время выяснять почему вид мой немного отличается от других.

Спустя полтора десятка уровней, до меня стали доноситься почти непрерывные очереди автоматического оружия. То есть стрелков было так много, что их бой проходил почти без остановки и все выстрелы сливались в одну непрерывную линию. Ещё пара уровней и мы должны были столкнуться в тесном пространстве. Я намеренно сбавил темп, пропустив мимо себя с дюжину воинов. Остановился у стены. Кажется, это было похоже на расстрел. Работало сразу трое автоматчиков. Не слышал я, чтобы бравые воины успели воспользоваться своим ударным и колюще режущим оружием.

Звуки утихли, я осторожно выглянул из-за стены. Двое закованных в чёрную блестящую и облегающую по фигуре броню, из футуристических автоматов добивали одиночными в голову, лежащих и без того мёртвых аборигенов. Мимо не замеченным не пройти. Третий из них стоял на одном колене. Пытался воспользоваться инъектором. Видимо ему неслабо приложили тяжёлым, как кувалда клевцом, что в крови валялся рядом с ним. Вдруг один окровавленный абориген, открыл глаза. Яростно посмотрел на меня, своими налитыми гневом глазами. Глупо, но я подумал он меня сейчас же сдаст.

Абориген выхватил с груди два цилиндрических предмета раненого. Издав последний клич, он большими пальцами вдавил красные кнопки в основаниях. Я не настолько деревня, чтобы не понять что сейчас будет. Особо громкого взрыва не было. Зато полыхнуло жарко. Похожая на воду инстанция выплеснулась во все стороны и оплавила всё вокруг, даже бетонные стены. Пара капель прожгла мои заимствованные лохмотья. Тут же, я выбежал обратно в надежде воспользоваться случаем и проскочить.

От раненого почти ничего не осталось. Двое в прожжённой и продолжающей полыхать броне корчились на полу. Один потянулся к автомату, кажется неисправному, но я быстро угомонил его выстрелом в упор, в чёрное но блестящее забрало вместо лица. Его шлем взорвался и частично разлетелся на осколки вместе с головой. Убойное у меня ружьё! Второго добил аналогичным образом. Чтобы не мучался. В соседней части здания, по другой лестнице загремел топот множества ног. Меня на всех точно не хватит. Хотел слинять вниз, но по моей лестнице тоже поднимались.

Я положил на грудь, относительно целёхонькому аборигену в руки дробовик. Положил одну руку на цевьё. Сам, раскинув в неестественной позе руки, расположился спиной поверх двух других мёртвых аборигенов. Лохмотья мои и так были в крови. Но для убедительности, я обмакнул руку в рану соседнего аборигена и густо намазал себе ей лицо. Вовремя остановил взгляд раскрытых глаз, со слегка приспущенными веками. Часть бронированных убежала выше, часть осталась и осмотрела своих павших. Надолго не задержались. Оценив обстановку, последовали выше.

Боковым зрением, я видел по движениям как они общаются между собой. Один отдавал приказы. Но из-за блестящих забрал ничего не услышал. Полежав для порядка с десять секунд, дождался когда все поднимутся выше. Поднялся, забрал свой дробовик и бесшумно ступая, стал спускаться дальше.

Судя по их экипировке, увиденным мною трупам, многочисленным дырам в стенах и звукам теперь разносившимся над головой, стреляли они так уверенно и много, словно были ещё богаче, чем местное племя из башни. Раз этак в сто-двести богаче. Автоматический огонь вёлся слишком интенсивно, а гильзы лились рекой, я постоянно поскальзывался на них всю дорогу вниз, когда обступал лужи крови, чтобы не оставлять явных следов. Похоже у них тут не просто война за территорию. Похоже на форменную зачистку.

Признаться, от всего увиденного я испытывал лёгкий шок. Мир в котором я живу, не так богат на события и в таких кровопролитных жатвах, я не участвовал ещё ни разу. Все-таки хорошо, что я не живу в такой вот башне. Джунгли везде одинаковые. Относительно. Они никому не нужны. А вот такие места, прекрасно сохранившиеся, рано или поздно подвергаются разорению и разграблению.

Взять хотя бы меня. Я тоже пришёл к ним не дружбу заводить, а будем говорить прямо, выкрасть то что мне нужно. Точнее не мне, а Собо, взамен на одну услугу. Сколько из них ещё я успел бы укокошить прежде, чем сбежал бы? Помимо тех восьмерых, что уже были убиты. А если погоня? Плюсовать можно долго. Другое дело моё поселение Семь. Кроме редких хищников, мы никому не нужны. К нам даже крупные караваны давно не заходят.

Спустившись вниз, я снял с себя ненужные лохмотья и спрятал в тёмном закутке. Я всё гадал, будет ли кто-нибудь подстерегать меня на выходе. Кроме стрелка, что пытался достать меня на балконе. Было бы неудобно перед остальными мёртвыми, вращать головой из стороны в сторону, чтобы подсчитать прибывших на подмогу бойцов. На первом этаже и в последнем коридоре ведущим на выход, никого не оказалось. Сквозь, вывороченные взрывом стальные двери, снаружи шёл серый свет. Никого. Только дождь шелестит без остановки.

Наметив пяти метровые кусты с огромными, тёмными листьями, дающими максимальную тень, я отошёл назад для разбежки. Разбежался и за несколько секунд преодолел стену дождя и пару десятков метров, до заветного укрытия. Выстрел грянул, когда я рыбкой летел сквозь листья. Крутанувшись на месте, я залёг. Из рюкзака сочилась вода. Фляжку пробило. Главное, чтобы не футляр.

Выбрав направление, изобилующее самой пышной растительностью и деревьями, я сделал новый рывок. Через пятнадцать секунд бега хаотичным зигзагом, грянул второй выстрел. Пуля порвала в лохмотья толстый стебель рядом с моим лицом. Нервы сдали и я упал. Хорошо, что стрелок бил в слепую, на звук. Иначе уже лежал бы здесь. А если не вслепую?

Не в силах шевелиться, я сделал пять глубоких вдохов, выдохов. Сунул лицо под струи воды. Стало полегче. Пополз в сторону, чтобы укрыться в огромных лопухах. Там и остановился, ожидая в любой момент получить новую пулю. Достал дробовик, зарядил патронами с тяжёлыми пулями. В моём краю, выстрел одной такой пулей, стоит три четыре дня работы физического труда. Потому что, если ей точно попасть в голову крупного хищника или его сердце, то можно свалить наповал.

Я лежал так ещё с пять минут, ждал когда за мной придут. Сегодня, просто день моего рожденья какой-то. Столько раз выбрался из лап смерти. Джунгли меня берегут. Только я хотел сменить затёкшую позу, как вдруг рядом со мной, показалась обтянутая в броню нога. Вот как работает их камуфляж. Поверхность блестящая, но свет не отражает. Отражает только цвет окружающей среды. В данном случае, очень тёмно зелёный, почти чёрный. Внутри башни, они были тёмно серые, под стать стен. Умная технология. Этакий, зеркальный антиблик.

Я перевёл взгляд выше. Выше пояса броня приняла цвет серого дождя и тумана. Отойди он сейчас, на десяток метров и я его не увижу. Отчего-то, я не торопился стрелять в него. Внутри меня что-то останавливало. Меня он увидеть не должен. Волосы мои промазаны глиной и выкрашены в тёмно зелёный цвет. Они все равно, что трава или мох. Костюм мой сшит аналогично, даже днём его не видно на фоне любой зелени в джунглях. Тем более я лежал под широкими лопухами в полной тени.

Поводя головой и длинным стволом автомата, он выдвинулся дальше и встретился с такой же неприметной фигурой. Только винтовка у второго была длиннее, раза в два. Он осмотрел лохмотья стебля пробитого пулей, огляделся ещё раз. Вдруг, взгляды их обоих приковал балкон башни. Они резко пошли обратно.

Мне сегодня везёт. Чтобы и дальше не спугнуть удачу, я ползком преодолел метров тридцать и только потом, встав в рост перешёл на лёгкий бег. Минут тридцать без остановки я двигался на юг, а после пятиминутной остановки, прислушиваясь ко всему живому, сменил направление в сторону своего поселения, на запад. План прост. Через день пройду все холмы, на второй выйду к горам. На третий день, обойду горы и притопаю к поселению Семь. Заодно если обнаружу что за мной следят, смогу в любой момент сменить направление. Это не долго. Правда ещё никому не удавалось, следить за мной и остаться при этом незамеченным. Но как известно, всё бывает до случая.

Через несколько часов, сделав ещё один привал, я осмотрел содержимое рюкзака. Контейнер оказался цел. Четыре дня пути, не оказались напрасны. То есть они и так не оказались напрасны. Так далеко, я ещё никогда не заходил. Тем более в одиночку. Предмет что я нёс, больше всего походил на плату или микросхему. Я хоть в джунглях вырос, но не совсем дремучий. Вот только вид у неё был, ну совсем уж нестандартный. Я такого хлама много повидал, эта была особенная. Заодно починил фляжку. Выстругав две пробки и заткнув ими ровные дырочки от пули. Пробки обмотал полоской ткани от платка, чтобы не вывалились в пути. Набрал воды из ручья, фляга вроде не течёт. Вволю напился.

Как стемнеет, можно будет остановиться на привал. Солнца нет, но по внутренним часам наступал ранний обед. Мой ранний обед наступает в одиннадцать. Сейчас лучше ничего не есть, любое количество пищи спровоцирует организм на незапланированный отдых. Значит надо идти дальше. Напился ещё раз воды, сбросил в воду остатки кожуры и веток тутового дерева, течением унесёт и скроет лучше следы, чем если их зарыть в землю.

Перешёл ручей, по давно упавшему и успевшему обрасти грибами и мхом дереву. Удачное время я выбрал. Мало кто соглашается уходить из поселения в сезоны дождей. Кому приятно идти сырым до нитки? Правильно, только мне. Только с дождями, джунгли словно затихают и становятся другими. Словно засыпают, приходит долгожданная прохлада, после сезона жары и безжалостно палящего солнца.

Зачем я это, на это согласился? Мой дед шаман, с которым я живу, впал в кому. Он и раньше впадал в неё, на несколько дней. Но текущая его кома длится уже вторую неделю. Он не признаёт медицину в поселении. Но я проконсультировался со всеми местными эскулапами и взял на запись целую массу лекарственных средств и рецептов. На них нужны были только деньги. А где взять деньги, как не у местного дипломата и дельца по имени Собо. Налаживающего связи с торговцами всего поселения. Он самая влиятельная фигура и одновременно представительское лицо.

К тому же я давно хотел побывать на востоке. Хотя бы как сегодня, в восьмидесяти километрах. Никогда не видел равнины. Думал это байки стариков. Ни одного холма кругом. Ни одной горы. Одна сплошная равнина. Теперь я знаю, что такое бывает. Ничего интересного по факту. Просто прямолинейный и нескончаемый лес. Горы куда живописней.

Сложив два этих посыла, желаемое с полезным, я принял на себя ответственность и пришёл к Собо, чтобы взяться за какое-нибудь дельце. Мой дед этого не одобряет. Но у меня не было возможности с ним это обсудить. Он просто лежит на кровати и пульс его едва слышен. Словно умер, но если поднести зеркальце к носу, будет видно что он едва дышит.

Кажется, шок проходил. Пешие прогулки на большие расстояния по джунглям, лучшая терапия. Шок от смертоубийств и крещения кровью. Шок от племени, затянутого в броню, зеркальный антиблик. Собо ничего не говорил о племени, живущем в башне. Вернее он и о башне ничего не говорил. Сдается мне ни он, никто либо другой, ничего не знает о этой местности, землях и населяющих их племенах.

Собо просто дал мне примерные координаты, на довольно простой карте, не имеющей ничего общего с реальностью. Это уж моё врождённое чувство находить то, что не могут найти другие, сыграло в мою пользу. Но Собо, о нём не знал. Выходит он просто послал меня: сходить туда, не зная куда и принести то, не зная что. Хорошенький расклад. Как сейчас помню, как я к нему подошёл. Словно это было пять минут назад.

– Привет Собо.

– Привет Кидд. Давно тебя не видел у нас. Живёте где-то в лесу с шаманом, к нам почти никогда не заходите. Настоящая редкость увидеть тебя. Тем более шамана. Как он поживает? Не видел его уже третий год.

– Да ничего, нормально всё. Работа есть для меня?

– Работа? А шаман тебе не запрещает работать за деньги? Неужели у вас всё совсем плохо стало?

– Всё впорядке. Просто он немного захворал, я бы хотел ему купить кое-какое лекарство. Для этого мне нужны деньги.

– Ценю твою открытость Кидд. Первый раз слышу, чтобы шаман захворал. Ну, ты походи, – он обратился к своему охраннику. – Клок, не впускай никого, пока я общаюсь со старым хорошим другом, – затем обратился ко мне. – Именно поэтому, я могу тебе поручить одно дело. Нужно кое-что принести. Я дам тебе подробную карту, где это находится. Предмет будет лёгким. Чтобы ты его не сломал в пути или не намочил, я дам тебе особый футляр-контейнер. Много места он не займёт. Парень ты рослый и сильный, лишний килограмм веса тебя не отяготит. Чай будешь?

– Да.

– Лазель, – позвал он домохозяйку. – Будь добра сделай нам чай.

– Что за предмет? Далеко находится?

– Три дня пути, в одну сторону. Он выглядит вот так, – он показал мне свежеотпечатанную фотографию. – Я дам тебе её с собой, только заламинирую, чтобы не промокла. Предмет должен быть в здании, на двадцать третьем этаже. Комбинацию кода, я запишу тебе на обратной стороне фотографии, как и другие инструкции.

– Что с оплатой.

– Скажу, как есть. Вещь эта эксклюзивная. Оплата пятьсот грамм золотом или пятьдесят килограмм серебром, – он улыбнулся. – Правда, нет у меня столько серебра. Придётся скупать по всему поселению. Но, как тебе больше нравится. Знаю по лесу ходить ты мастер, – симпатичная девушка Лазель, поставила перед нами на столик серебряный поднос с серебряными чашками, керамическим чайником и вазочкой сладостей, улыбнулась мне. – Угум. Спасибо. Оставь нас пожалуйста одних, – покачивая бёдрами, домохозяйка ушла. – Этих денег тебе хватит, чтобы покупать любые продукты вещи и медикаменты в поселении, ещё лет пять.

– Почему ты не отдал это задание своим добытчикам?

– Думаешь, я их не отправлял, – усмехнулся Собо и откинулся на своём широком кресле. – Четверо уже сгинули. Ещё трое моих лучших охотников, не нашли. Но если бы не шаман, я бы давно попросил тебя это сделать сам. Да тут ты сам, ко мне пришёл. Как это у вас называется?

– Провидение.

– Точно. Провидение. Я хоть в этом не сильно понимаю, но уверен духи леса направили тебя ко мне. Пятьдесят грамм золота выдам вперёд. Нет сто. Купи всё, что нужно шаману и снаряжение в дорогу.

– Снаряжение у меня есть, – я хотел отказаться брать часть денег вперёд, но он меня остановил выставленной ладонью вперёд.

– Кидд. Это не аванс. Это подарок. В знак моего глубочайшего уважения к шаману и его ученику. Если бы ты просто ко мне пришёл и сказал суть проблемы, я бы поступил так же, не предлагая тебе взамен выполнить для меня задание.

– Я возьмусь Собо.

– Я в тебе не сомневался. Зайди к Затвору, скажи что от меня. Он тебе подгонит что-нибудь посерьёзнее из оружия и с пятидесяти процентной скидкой. Ходить по джунглям с полуметровым ножом хорошо, но не достаточно.

– У меня есть ружьё.

– Вот как. Но ты всё равно зайди. Хуже не будет, – он порылся в сейфе и вернулся с мешочком монет. – Вот, десять золотых монет, пробы «999». Возьми. Если завтра утром ты будешь готов, то заходи ко мне в любое время, я дам тебе контейнер, заламинированные фото и карту.

– Я пойду сегодня.

– Отлично. Тогда я сейчас же всё подготовлю. Данные тебе куда записать, на карту или фото?

– Не надо записывать, я так запомню.

– И вот ещё что, об этому никому. Абсолютно никому. Я пущу слух своим, что ты мне просто кое-что передал от шамана.

– Хорошо.




Глава 3. Особый заказ


Я вышел от Собо и направился к Затвору. Затвор был единственный оружейник во всём поселении. Если бы были другие, то уверен равных ему не было бы. Это именно тот случай, когда человек находится на своём месте и сам это осознаёт. Рядом крутилась парочка добытчиков Собо. Поганка и Пантер. Их называли так потому, что Поганка любит есть грибы, а Пантер, пантерные мухоморы. Та ещё парочка.

– Привет Кидд, – обратил на меня первым внимание Затвор, чистивший отдельно лежащий на рабочем столе длинный, винтовочный ствол. – Как обычно коробку патрон с дробью 2.0?

– Привет Затвор. Не совсем. Собо сказал, зайти к тебе от его имени.

– Подожди минутку, – кивнул Затвор, взял со стола чистую тряпку и вытирая руки, удалился.

Пока его не было, я стал осматривать лежащие на витрине, произведения искусства холодного оружия. Все изделия на витрине изготавливались в кузнице, а потом по соглашению перепродавались здесь. Моё перышко тоже было из той же кузницы, только было выполнено на заказ. По чертежу, от руки деда. Пока я разглядывал блестящие и воронёные клинки ко мне приблизились Поганка и Пантер. Они не могли не заметить сумку у меня на плече.

– Здорово Кидд, – первый сказал Поганка. – Ты я смотрю, на дело собрался?

– Конечно, – ответил за меня Пантер. – Ты что не видишь, пришёл за луком и стрелами. Старый, перегрелся от интенсивной стрельбы и сломался.

– Так куда он тебя отправил? Скажи нам, как братьям по оружию. У нас друг от друга, секретов нет.

– Это только между мной и Собо. Вы здесь не причём. Лучше подойдите к нему напрямую.

– Зачем нам Собо? Лучше скажи ты нам или мы посмотрим сами, – Пантер подошёл опасно близко и протянул руки к моей сумке.

– Нет, – я отошёл назад и отбил его руку. – Это не твоё дело Пантер.

– Волчий выкормыш будет мне указывать, – притворно улыбаясь, обернулся Пантер на Поганку.

Внутренне я расслабился и приготовился. Пантер резко обернулся, собираясь сильнейшим боковым ударом попасть мне в челюсть. Только рука его прошла сквозь пустоту и на излёте, была поймана мной. Взяв руку на излом, я припечатал ему коленом в солнечное сплетение, чтобы выбить дух. Затем сделал лёгкий вывих руки, когда он от боли в суставах хотел упасть на спину. Поганка не стоял на месте. Выхватил маленький пистолет и передёрнул затвор. Он хотел направить мне его в голову, возможно даже воспользоваться по назначению, но не успел. Острие пёрышка в моей вытянутой руке, уже выпустило каплю крови, на его щетинистой, лоснящейся щеке.

– Поганка, – заговорил хозяин оружейной, вышедший с промасленным свёртком в руках и быстро заменил его, на короткую трёхстволку. – Если я скажу Собо, что у меня перед лавкой, вы собрались устроить разборки с пацаном… Он вас уволит в лучшем случае или выгонит из поселения, – наши глаза с ним встретились, но я не торопился убирать пёрышко, в опасной близости от глаза Поганки. – Кидд, дружище, зайди ко мне через полчаса. Я кой-чего, объясню ребятам.

Пантер поднялся растирая руку, сверля меня и Затвора поочерёдно, гневными, заплывшими от алкоголя глазками. Вернув пёрышко в ножны за спиной, я перевесил удобнее сумку и ушёл. Если бы этот разговор состоялся за пределами поселения, сейчас они уже лежали бы бездыханными. Это конечно при условии, что мне не пальнули бы в спину. Но некогда этим было заниматься. Потратив ничтожно малую часть от выданной суммы, я купил все нужные снадобья и заспешил домой.

Мой дом, точнее не дом, а скорее землянка, располагался среди огромных камней, расположенных кругом. Мы с шаманом лишь уложили жерди на потолок, натянули пару слоёв брезента и засыпали все сверху землёй. Кое-где засыпали щели между камнями, выбрав самую крупную в качестве двери. Наша землянка так сильно заросла вокруг, уверен шаман приложил к этому руку, что её просто невозможно было отыскать, если конкретно не знаешь, где она находится. Я лет до двенадцати путался и плутал в округе, вспоминая, какой же именно холм был нашей землянкой. Шаман даже сделал для одного меня понятные знаки, чтобы я не плутал. Пока мой глаз окрепнет и не запомнит всё наверняка. Тропу натаптывать не получалось, оттого что сколько ни ходи по проторённым путям с шаманом, живая пышная трава и другая растительность захватывала любые свободные земли за считанные дни, а порой даже часы.

Не обнаружив за собой хвоста, а люди часто пытались выгадать, где мы живём за пределами поселения, я без ошибки вышел к нужному холму. Прошёл сквозь заросли и откинул навесной, поросший вьюнами полог. В полумраке выложил на стол все снадобья. Согласно инструкциям, стал размельчать одно из них в ступе и смешивать с другими. Вдруг позади меня, засмеялся шаман. Я даже вздрогнул.

– Кидд, мой мальчик. Подойди ко мне, я посмотрю на тебя.

– Амо, наконец-то ты проснулся! – бросился я обнимать старого, седого шамана. – Ты так долго спал! Что я начал переживать за тебя! – я рассказал ему, что подрядился на особое задание Собо.

– Я думал, что ты мой самый трудный ученик Кидд. Теперь я понимаю, это не так. Просто у тебя иная судьба и ты не противишься ей. Я был далеко в своих сновидениях, но я расскажу тебе их после того, как ты вернёшься. На это уйдёт много времени, а тебе скоро нужно уходить. Сезон дождей в разгаре. Это хорошее время для путешествий. Следуй своему выбору Кидд, я даю своё благословение и замолвлю духам, за тебя своё слово. Оно ещё имеет силу.

Последние слова шамана прочно остались в памяти, когда я очнулся от дрёмы, на ночном привале, под наклонёнными стволами деревьев. Здесь конечно тоже было сыро, найти сухого места сейчас просто невозможно, но хотя бы не лило на голову. До дома оставалось каких-то десять километров, но я решил остановиться ещё до того, как начало темнеть. Меня валила с ног усталость. Я не хотел в таком состоянии подходить к селению Семь. Когда близость дома уже создаёт ложное чувство безопасности и привкус победы ощущается на губах, легче всего совершить роковую ошибку.

Ходить ночами по джунглям чистое самоубийство. Об этом знают даже дети. Но это если ходить не умеючи. Да ничего не видно толком и каждая тень может статься притаившимся хищником, коих ночью выбирается в несколько раз больше, чем в дневное время суток. Однако не все так безукоризненно знают окрестности поселения и места обитания опасных хищников. Не всех учил шаман одному простому фокусу.

Я достал из кармана спиралеобразный варган, не требующий прижимания к зубам и стал негромко на нём наигрывать. Низкая вибрация, почти не слышимая дальше десятка метров человеческим ухом, воспринималась на сотни метров любым животным, как сигнал тревоги и опасности. Даже самый голодный и опасный хищник, не пойдёт посмотреть, в чём дело и избежит столкновения на уровне инстинктов.

Всего один час отключки меня взбодрил. Идти стало гораздо веселее. Через час с не большим, я уже обошёл поселение Семь и направился к дому. Заходить в три ночи к Собо, я посчитал не самым разумным занятием. Когда я подошёл к знакомому холму, подсвеченному стаей светлячков, полог откинул Амо. Он ждал меня на пороге. Без вопросов, он накормил меня, напоил водой и проследил, чтобы я лёг спать. Водные процедуры можно было не проходить, за семь дней я отмок так, что не нуждался в них, ещё долго.

До ушей донёсся звон колокольчиков. Тело ныло и просило отдыха. Из-за приоткрытого полога, шёл белый свет. На столе был готовый завтрак. Умывшись ледяной водой, я в один присест проглотил приготовленную еду.

– Вижу, ты отдохнул и готов идти, – застал меня Амо, когда я надевал лёгкий рюкзак с притороченными к нему ножнами. – Кидд, я вижу у тебя новое оружие. От него пахнет смертью.

– По-другому было никак Амо.

– Я не осуждаю. Поступай, как велит твоё сердце. Прежде, чем ты уйдёшь, возьми эту записку и передай её Собо.

– Собо мне сказал.

– Я всё знаю Кидд. Не трать время на разговоры со мной. Тебе пора, – я вышел, он следом. – Да вот ещё Кидд. Как будешь подходить к селению, внимательно слушай птиц. Я говорил с джунглями, они будут на твоей стороне. Но ты должен их слушать, не только двумя ушами, но и духом.

– Хорошо Амо, – я сделал ему лёгкий поклон согласия и направился к селению.

Шёл я как обычно, не прямо, а по небольшому крюку. Как учил шаман. Дом, а точнее настоящая трёхэтажная крепость Собо, располагалась с краю поселения Семь. К нему было удобно заходить со стороны леса, не появляясь в самом поселении. Очень удобное он выбрал расположение. Любой кто мог к нему придти, всегда мог остаться тайным посетителем. Это очень практично, особенно для политика. Он хоть и открыто отрицал своё прямое участие относительно политики из жизни касательно всех сфер поселения Семь. Тем не менее, было очевидно, он имеет на них прямое влияние.

Что имел в виду Амо, мне открылось не сразу. Всю дорогу я слушал красноголосых птиц, ублажающих слух, а вскоре совсем забыл о них. Пока вдруг пение не прекратилось вовсе. Лишь немногие неумёхи, в основном очень крупные, кричали как обычно, но на пение это не походило. Можно было предположить что это закончилось утро, но птицы в джунглях поют весь световой день, а некоторые, ночные, всё тёмное время суток. Меня забрали подозрения. Я был уже в каких-то трёх ста метрах, от дома Собо. Ещё немного и он начнёт мелькать среди зелени. Но не мог ступить ни шагу.

Я решил сделать ещё одну большую петлю. Внезапно затихли даже самые крупные крикуны. Лишь высоко в ветвях, возмущённо жаловалась красная обезьяна. Красная обезьяна не птица, но тоже не боится человека. Напротив, она всегда возмущена его появлением. Хоть и предпочитает жить вблизи окрестностей поселений. Знает, что человек ей не страшен. Из-за своих размеров и плохо вкуса мяса, она ему безразлична. Зато хищников рядом с человеком так мало, что можно жить припеваючи. Если учесть ещё и то, что в поселении можно неплохо поворовать продукты ночами и всякие блестящие побрякушки.

У меня выступил холодный пот. Я замер под низкой но раскидистой пальмой, дающей большую тень. В кровь уже поступила порция адреналина, а я ещё не мог разумно понять в чём дело. Мои глаза бегали по окрестности, не находя причин для беспокойств. Вдруг, боковым зрением, я уловил движение в папоротнике, по правую руку. Спиной ко мне, в мохнатой накидке, там сидел человек. Его закамуфлированный автомат был оборудован длинным глушителем. Я сделал мягкий шаг и очутился за пальмой. Человек словно почувствовал мой взгляд и обернулся. На его лице была чёрная, антимоскитная сетка. Она скрывала его лико, от света. Под ней нельзя было разобрать черт его лица.

Почти все пользуются местными и самодельными мазями, от бесчисленных москитов. Я в том числе. Но я знаю одного человека, который любит носить сетку при всей дешевизне и распространённости мазей без запаха. Оттого что его кожа, плохо воспринимает солнечный свет и идёт от него белыми пятнами. Безусловно, это Пантер. Не оттого ли его прозвище, ещё и связано с его пятнистостью, как у пантерного мухомора? Именно он не снимая, носит на шее вместо платка сетку, когда находится в поселении. Навесов от солнца там полно. К тому же в домах, всегда воскуриваются благовония, отпугивающие насекомых и в целом в пределах поселения, их почти нет.

Что он здесь делает? Ждёт меня? Сомнений у меня нет. Он направил ствол именно в ту часть леса, откуда я всегда прихожу по натоптанной людьми, тропинке к Собо. Плюс последняя потасовка у оружейника. А где его верный напарник Поганка? Я минут десять наблюдал за окрестностями, но не мог определить его местонахождение. Пока наконец, не обратил внимание на безостановочно возмущающуюся красную обезьяну. Вернее щелчок позади меня и её мёртвую тушку, упавшую с дерева прямо рядом с Пантером.

Признаться, её крики мне тоже надоели. Давно они здесь сидят, раз Поганка пожертвовал пулю ради этого безобидного, но назойливого зверька. Опустившись так медленно, как только могу, я обернулся, лёг на павшую и жухлую листву и пополз, против часовой стрелки. Поганка занял более выгодную позицию, он расположился в пустотелом стволе векового дерева. Потратив уйму времени на обход, я попутно прихватил неядовитую, трёхкилограммовую змею пернатницу. Держа её за основание головы, подобрался со спины почти вплотную. Дождь безукоризненно скрадывал все мои шаги. Я осторожно вытянул из магнитных ножен пёрышко.

Остриём пёрышка, поскрёб по стволу с левой стороны кору. Поганка поёрзал внутри. Затем, держа пёрышко под мышкой, сделал пару щелчков змее по носу. Пернатница зашипела возмущённо и стала извиваться. Именно в этот момент я и бросил её рядом с Поганкой. Находясь в полной уверенности что его сейчас укусят, он вскинул приклад винтовки, намереваясь прибить змею на месте. Опустить приклад на неповинную тварь он не успел. Я схватил его за волосы левой рукой, а правой приставил остриё к шее.

– Тссс, – предупредил я его

– Сдаюсь, сдаюсь, – неправдоподобно дружелюбно, заговорил Поганка. – Кто бы ты ни был, я ждал не тебя.

– А кого ты ждал? – спросил я негромко и слегка надавил лезвием, пустив струйку крови.

– Кидд! Ты? – выдал его шумно шепчущий, волнительный голос. – Друг, у меня к тебе нет претензий. Затвор нам всё объяснил.

– Ты лжёшь.

Ответить он не успел. На нас выскочил Пантер, так что я едва успел прикрыться широкой грудью Поганки. Его напарник, яростно палил без остановки в нас обоих. Не ценит он напарника, совсем похоже. Удерживаемое мною тело быстро обмякло, но я не отпускал его. Дожидаясь, пока Пантер не опустошит весь магазин. Хорошо, что пули у него дозвуковые оказались. Простые могли с лёгкостью прошить нас обоих. Стрельба затихла. Отпустив тело, я рванул к стрелку. Бросив затею вставить второй магазин, пантер выхватил пистолет. Пёрышко уже был в моих руках. Он вскинул руку и я уловил его движение. В один мах отсечённая кисть, вместе с пистолетом подлетела в воздух. Пантер не успел закричать, потому что его голова слетела за спину и откатилась.

Тело с вытянутой рукой без кисти, так и осталось стоять. Лишь слегка подрагивала рука, а из ран выплёскивалась кровь. Со стороны дома Собо донеслось три выстрела. Я упал на землю, а затем пнул в ноги труп Пантера. Нечего тут стоять и привлекать внимание. Даже в камуфляже. Активно пополз в сторону, ища укрытие. Наверно это стреляли не в мою сторону. Иначе было бы видно, как пули прорезают растительность или застряют с хлопками в деревьях. Пригибаясь, выдвинулся в дому Собо, обходя стороной, узнать что произошло.

Снаружи, стояла пара знакомых автоматчиков. Оба затянуты в окрещённую мною броню – зеркальный антиблик. Под их ногами лежало три мёртвых охранника. Сначала задание с щедрым вознаграждением, достать то что никто не мог достать. Потом ненависть со стороны Поганки и Пантера. Теперь их кровь на моих руках. Иначе бы они убили меня и забрали плату, чтобы потом выйти к Собо героями-добытчиками. Теперь ещё и очевидная облава на Собо, теми же самыми силами, ультрабогатого и современного племени. Не надо обладать мастерством дедукции, чтобы понять что последние события напрямую связаны с заказом Собо.

Не лучшее время, чтобы зайти к нему. Зайду к нему позже, а пока зайду-ка я к Затвору. У него вроде, что-то было для меня от Собо, перед тем как я ушёл. Идея зайти к оружейнику не самая блестящая, но возвращаться в джунгли чтобы переждать, не хотелось.

Может он мне прояснит что-нибудь, просто из дружеских соображений, в знак хороших отношений с шаманом. Один раз он вернулся с двухдневной охоты на тигра-людоеда, таскающего наших местных сборщиков даров из джунглей. Перед смертью тигр чуть не порвал ему ногу. Рана была не глубокая, но началось сильное заражение. Ни что не помогало. Тогда шаман приготовил для него мазь, по моей просьбе. Я передал мазь. Через неделю нога его исцелилась. Затвор с тех пор перестал охотиться совсем, но возиться с оружием не бросил. Я бы не сказал, что мы стали дружить, но он из тех немногих кто проникся ко мне и шаману с уважением.

Шаман говорил, что давным-давно его род люди уважали. Понимали значение шаманов, как проводников между мирами, для жизни людей и природы. Но сейчас, таких как он бояться. Потому человек и живёт в хаосе. Человек всегда боится того, чего не понимает. Однако меньше от этого, нашими услугами пользоваться люди не стали. Но всё равно приходится скрываться, вдали от поселения Семь. Так спокойней и мне с Амо и людям. В других поселениях так же. Смысла уходить нет.

Затвор жил в нескольких минутах от Собо, тоже с краю. Я зашёл к нему со стороны леса и постучал по толстым, железным ставням окна. У окна появилась тень и глянула на меня сквозь щёлки. Через минуту он открыл заднюю дверь.

– Выстрелы у Собо слышал? – спросил он меня вместо приветствия.

– Да. Как раз хотел зайти к нему. Там на входе, со стороны леса, стоят два автоматчика. Броня как зеркальная, а автоматы длинные, как дальнобойные винтовки. Охранники мертвы.

– Твою в периферию прерии. Что же там у него случилось? – риторически спросил и задумался Затвор. – Ну да зелёные джунгли с ним. Ты зачем пожаловал?

– Я от Собо зашёл. В прошлый раз нас отвлекли…

– Пантер с Поганкой совсем скурвились. Я на них Собо сам настучал. Совсем оборзели шакалы, разборки перед моим домом утроить вздумали. Сопляки. Собо их уволил, в тот же вечер.

– Теперь понятно.

– Чего понятно?

– Почему, они меня десять минут назад убить пытались.

– Да ну!?

– Ну да. Их тела в трёхстах метрах от дома Собо лежат. В папоротниковых зарослях.

– Ты их того? – он провёл пальцем себе по шее.

– Одного да, а Поганку Пантер сам изрешетил.

– Наглухо?

– Да.

– Подожди минутку Кидд, – Затвор отошёл, постучал ключом по винтовой лестнице и с неё тут же спустился вымазанный в масле паренёк, лет двенадцати. – Ком, давай пулей в папоротники. Там два тела, обобрать надо. Возьми с собой кого-нибудь.

– Вату?

– Возьму Вату. Он вроде крепкий, вдвоём сдюжите. Всё понял? – парень кивнул. – Только со стороны леса заходите. Обратно так же. К дому Собо не суйтесь, застрелят без предупреждения. Всё, беги, – он закрыл за ним дверь. – Так что у нас с тобой Кидд. Говоришь от Собо. Так я его в сейф положил. Тебя неделю не было, – открыв и порывшись в оружейном шкафчике, который он называл сейфом, Затвор извлёк знакомый свёрток. – Вот. Детище военной промышленности былых лет. Настоящая гордость предков. В масле. Новый. Пальчики оближешь.

– Там точно оружие?

– Да взгляни сам, – он развернул свёрток и в руках его оказался длинный пистолет с интегрированным глушителем. – «Глухарь». Ограниченная партия. Специально для особых структур создавался. Почти бесшумен. Даже затвор почти неслышно щёлкает. Я не удержался, пару магазинов высадил на досуге. В целях пристрелки. Ствол девятнадцать сантиметров, пламегаситель скроет вспышку хоть в темноте. Боеприпас к нему особенный, гильза с отсечкой. Вся гарь, шум и пыль остаются внутри и запираются в гильзе. В комплекте единственный цинк на тысячу патрон к нему. Но тебе хватит, ты вроде, как стрелок не очень увлекающийся. С твоим-то ножичком.

– Где же он раньше был, – вздохнул я, вспоминая все свои походные сложности, когда работал новым дробовиком.

– Ты сам ушёл и не вернулся! Собо в тебя так верил, что лучший ствол приготовил и заранее проплатил. Тому, кто выполнит для него особое задание. Кстати что за задание?

– Это только между нами с.

– Да-да, пусть это между вами и останется. Не моё дело. Кстати, я смотрю ты любопытной машинкой разжился. Покажешь?

– Да, пожалуйста.

– Хм. РМБ-93. Всё у нас наоборот. Любопытно. Очень нетипичная модель. Не видел такой. Ложе пластик, приклад пластик, к тому же складной. Рукоять пистолетная. Ага, вот вижу. «Эксклюзив» значит. Оно и видно. Тюнинг, так сказать, на лицо, – он быстро разрядил магазин и разобрал ружьё. – Новьё. Продаёшь?

– Нет. Трофей.

– Угум. Там где ты был, ещё осталось?

– Сомневаюсь.

– Я так и думал, штучный экземпляр. Чтобы провести такие модификации, нужно заводское оборудование. Взять тот же нарезной, удлинённый ствол. Показатели стрельбы пулей, должны быть весьма сносными. Давай я тебе его почищу и смажу. В знак нашей дружбы. Заодно покажу, как ловчее пользоваться. Ты же не торопишься да? У Собо гости. Так погостишь пока у меня.

– Давай Затвор.




Глава 4. У собо


Затвор показывал мне все тонкости обращения с новым дробовиком, а затем и с «Глухарём». Подоспел Ком с Ватой с полными сумками снаряжения, покойных добытчиков.

– Всё взяли?

– Да, – ответил Ком.

– Тела прикопали?

– Нет, ты не говорил, – удивился Ком.

– Ну что за молодёжь пошла. На труп придут хищники. Хищники нам в поселении нужны? – ребята отрицательно закрутили головами. – Правильно, не нужны. Значит, берём лопаты и идём обратно. Копаем глубже, потом поливаем отработкой. Канистры тоже не забудьте. Запах отбить не помешает, чтобы не раскопали звери.

– Так там территория Собо, пусть его люди и убирают тела, – встрял Ком.

– Мы с Собо дружим? – парень кивнул. – Ну, тогда какие ещё вопросы. Ну-ка пулей туда. Да смотрите на глаза никому не попадайтесь.

Собо был так доволен моей наводкой и тем, что по ней притащили в его пользование Ком с Ватой, что не знал как и благодарить меня.

– Не будь ты моим другом Кидд, я бы тебе деньгами процент за наводку выдал. Но знаю, ты этого не одобришь. Ведь правильно я говорю?

– Правильно не надо деньгами. Скажи лучше Затвор, у тебя есть патроны к ружью?

Есть ли у меня самые популярные в селении патроны 12х70? Ты верно шутишь друг, – он достал с железных стеллажей пару коробок и водрузил их на стол. – Дробь, картечь, пуля мягкая, бронебойная пуля, пуля разрывная, пуля зажигательная, дротик, жакан. Что именно тебя интересует?

– Всё.

– На Поганке с Пантером, был на редкость солидный шмот и оружие. Значит так, давай я тебе на все случаи жизни наберу солянку патрон к ружью, ещё кое-что добавлю от себя лично и мы в расчёте.

– Годится Затвор.

– Вот и хорошо.

Когда оружейник закончил, на столе лежала целая груда коробок с патронами, новейшая разгрузка, тактическая кобура быстрого доступа к Глухарю и огромный рюкзак, чтобы я смог всё это добро унести. Сложив всё в рюкзак, я взвесил его. Терпимо, носил и больший вес. Однако к Собо идти со всем этим добром я не стал. Лишь небольшой привычный рюкзак с контейнером, дробовик и верное пёрышко. Затвор был не против подержать всё это у себя, до встречи с Собо.

Неспешно подходя очередной раз к дому Собо, я часто оглядывался и вообще вёл себя осмотрительно. Ребята из нового племени в зеркальном антиблике, меня запомнить не должны были. Тем не менее, осторожность ещё никому не навредила. У них могут возникнуть вопросы. Почему я здесь ошиваюсь? Откуда у меня с собой контейнер, с одной любопытной деталью для Собо?

Простояв под дождём в тени широких листьев, я не обнаружил чужого присутствия. Мёртвые охранники так и лежали у распахнутой двери. По всем правилам Собо уже не должен был остаться в живых, но вдруг он вышел на улицу. Закурил да так и стоял под дождём, грустно глядя на своих бывших охранников.

– Привет Собо. Ты же не куришь.

– Кидд! – он осмотрелся, закашлялся и тут же бросил. – Пошли скорее внутрь.

Мы зашли, он закрыл дверь на четыре мощных замка, затем вторую. Мы спустились в его подвал. Только там он напившись воды из бака, пришёл в себя.

– Я на счёт задания.

– Да я уже понял. Ко мне приходили. Васю, Саню и Гуся убили. Говорил им курить бросайте, дуракам. Нет, вышли из задней двери, их подкараулили, грохнули и ко мне вошли.

– Мне кажется, они к тебе и без стука бы вошли. Если бы захотели.

– Ты видел их?

– Да, выглядят блестяще. Кто они такие?

– Не то слово. Блестяще, – глаза его остекленели. – Они из одного большого поселения на юге. Больше нашего в сотни раз. У них очень совершенные технологии. Помимо них, есть и другие мегаполисы. По отношению друг к другу, они в основном враждебны. Нас они даже не воспринимают всерьёз. В основном, там одни умники. Всю работу за них делают старые роботы и механизмы. Они умеют их делать и восстанавливать. Но есть среди них и такие, как эти блестящие. Наёмное войско для решения силовых проблем, – он плюнул на пол, хоть отличался свой чистоплотностью и аккуратностью, особенно в своём жилище. – Ладно, засуха с ними. Ты принёс, что я тебя просил?

– Принёс, – я достал контейнер и передал ему.

– Вот это да. Я в тебе никогда не сомневался Кидд, – он тщательно осмотрел плату, спрятал в скрытый сейф в полу, верхняя крышка которого, была выполнена в виде доски. – Твоё вознаграждение, – напомнил он сам себе и уже из напольного сейфа вытянул мне свёрток с золотыми монетами. – Четыреста грамм. Сорок монет, по десять грамм каждая, как и договаривались. Все твои. Вот весы. Можешь проверить.

– Я верю, Собо. Убрал я свёрток в рюкзак.

– Как шаман?

– Всё в порядке.

– Хорошо. Кидд, ты меня выручил. Очень сильно выручил. Если что понадобится, заходи в любое время. Окажу любую услугу, достану всё что захочешь.

– Благодарю Собо.

– Это я тебя благодарю. То, что ты для меня достал, останется строго между нами. Ты нигде не был, ничего не видел, ничего не знаешь, мне ничего не давал. Это понятно?

– Разумеется.

– Блестящим дружинникам, что убили моих ребят, я наплёл с три короба. Но они могут вернуться, если поймут.

– Это нехорошо Собо, поселение под ударом?

– Это очень нехорошо Кидд, но другого выбора нет и не было, – он включил внешние камеры, осмотрел округу. – Вроде никого. Движения судя по датчикам тоже нет. Пошли, провожу пока тихо, – мы вышли. – Не светись недельку другую у нас. Пусть всё уляжется. Хорошо?

– Договорились Собо.

– Ну, всё. Ещё раз спасибо Кидд. Передавай шаману от меня привет.

– Ладно.

Я вернулся к Затвору. Его не было у себя, ушёл на обед. За него был Ком. Он не впустил меня внутрь. Затвор не велел никого впускать. Мне и не надо было заходить. Он спустил с крыши на верёвке мой рюкзак, оставленный на хранение. Я проверил содержимое. Всё было на месте. Подвоха от Затвора можно было не ожидать.

Вес мой был теперь приличный. Так ходить по джунглям нельзя. Пока скинешь всю ношу, тебя успеют порвать пять раз. Ладно хоть звери чуяли человеческие тропы и опасность, исходящую от людей. За долгие годы, человек приучил местную флору и фауну бояться его присутствия. Но всё равно было непривычно и неприятно, чувствовать себя тягловым мулом или ослом. Из-за всего хоть и полезного снаряжения, я не купил в поселении мёд, соль, спички и прочие полезные мелочи типо тех же специй. Я внезапно стал так богат, что проще теперь их купить, чем собирать самому. Только судя по всему, куплю теперь не скоро. Собо велел пока не соваться. Чтобы всё улеглось.

Какой я улей с его подачи разворошил, оставалось только догадываться. Ясно было одно, это не сулило ничего хорошего. Быстро же к нему пришли блестящие дружинники. Напрямую меня это конечно не касалось, но я лично приложил к этому всему руку и теперь волей не волей, косвенно чувствовал на себе за всё сотворённое, часть ответственности.

На обратном пути, за километр до дома я обнаружил любопытную находку. Из земли тускло поблёскивали подобия лепестков. Я осмотрел находку внимательнее. Пару лет назад Затвор мне рассказывал о таких редких, но необычайно смертоносных изделиях. Называлось изделие «Лилия». Портативная, но сверхмощная противопехотная мина. Вступаешь с ней рядом, в радиусе метра на землю, она чувствует изменение в магнитном поле вокруг. Подпрыгивает на высоту метр-полтора и раскидывает все свои девяносто девять смертоносных лепестков. Сто процентное поражение живой силы противника в радиусе десяти метров вокруг, а вернее девяносто девяти процентное. Однако, есть одна особенность, ниже метра лепестки не летят.

Затвор описывал, как один раз на старой военной базе, при нём сработала такая мина-ловушка. Трое добытчиков, так и остались стоять, кто где был. Только без торсов. Одни ноги. Все были в нескольких метрах от взрыва и их просто срезало, не успевшим широко разойтись веером лепестков. Вот тебе и лилия. У неё базовое название «Лилия-99», звучит так же красиво, как и смертоносно работает.

В моём текущем случае, что она здесь делает? Судя по тому, что она частично обнажена от земли и дёрна, их размыл непрекращающийся дождь. Судя по глубине, прикопали её дней пять назад. Неужели Поганка и Пантер искали меня в окрестностях и установили её на примерном пути моего следования. Они хоть умы и не далёкие, но опыт ведения боевых действий у обоих был изрядный.

До того как Собо приручил их и взял под крылышко, а точнее посадил на ошейник, они работали в поисковых отрядах и повидали немалого. Неужели они просто так установили её здесь, в голой надежде что я когда-нибудь здесь пройду? Маловероятно, но зерно рациональности есть. Могли запросто найти свежий след в земле и решили заложить именно здесь. Не исключено. Я и сам не знаю, где вернусь домой в следующий раз, вполне логичный поступок с их стороны. Но не сложилось отомстить у них. Джунгли меня берегут, размыли мину. Расправились с ними посредством меня, гораздо раньше чем произошло непоправимое.

Не зная, как её без вреда для здоровья обезвредить, я заново присыпал её сырым дёрном, чтобы не выделялась и запомнил место расположения. Шаману я скажу, а кроме меня здесь никто не ходит. Ну, разве что Поганка с Пантером, но они уже в мире духов. От крупных хищников, пусть стоит на стрёме. Как-нибудь буду у Затвора, спрошу как её обезвредить. Там применение ей найдётся. Если она конечно, обезвреживается не только посредством активации с последующим взрывом.

Когда я пришёл домой, шамана дома не было. Казалось, с меня сошло вместе с дождевой водой так много пота, что я успел изрядно похудеть за последнюю неделю. Пришлось навёрстывать едой. Благо, у нас всегда полны закрома. У нас с Амо, богатый гастрономический аппетит и гурманский вкус.

Троекратный приём пищи за последний час, совсем меня усыпил. Проснулся я только на следующий день. Едва выбравшись из череды бесконечно ярких сновидений про джунгли. Амо предугадал моё пробуждение, зашёл именно в тот момент, когда я накрыл стол. Мы сели завтракать. После завтрака мы забрались на крышу, как часто это делаем после еды, чтобы созерцать с неё окрестности. Мы долго молчали. Я не решался заговорить первым.

– У тебя есть для меня то, что ты хочешь мне давно сказать.

– Амо, я заработал очень много денег. Без малого пятьдесят золотых. Теперь у нас всегда будет всё что нужно. Теперь мы можем себе позволить, купить любые вещи.

– Твоя правда, Кидд. Но разве у нас не полны закрома и мы в чём-то нуждаемся? Разве у нас нет тех вещей, которые бы нам были нужны, помимо того что у нас уже есть? Джунгли дают нам всё необходимое. Вовсе не обязательно обращаться к другим людям, чтобы что-то получить от них, что и так есть вокруг. Стоит лишь обвести взглядом округу. Но я безусловно рад, что ты преуспел в товарно-денежном отношении, пусть тебе и пришлось убить для этого много людей. Знаю не специально. Такова была воля джунглей, отражённая в тебе.

Я много раз смотрел на твою череду жизненных событий. Каждый раз она менялась, но неизменно в ней было большое приключение, в которое тебе предстоит отправиться раньше, чем ты думаешь. Я научил тебя многому, что знаю сам. Настало время тебе получать собственный опыт жизни. Без моего прямого и косвенного вмешательства.

Взявшись за задание от Собо, пока я был тигром, ты запустил линейку событий и теперь уже не сможешь отказаться от дальнейшего участия в них. Это не хорошо и не плохо. Это твоё предназначение. Но всё зависит не от воли джунглей. Всё будет зависеть от твоего выбора. Так будь же достойным учеником. Я отпускаю тебя в свободное, без оков странствование и даю, своё благословение.

Я коротко поклонился ему. Честно говоря, так и не понимая до конца, что он имеет ввиду, о моём предназначении. Но как он раньше говорил, раскрыть его можно, только идя по своему истинному пути. На это может уйти вся жизнь. Остаётся только согласиться и воспользоваться всей своей мудростью, чтобы не подвести Амо в его ожиданиях, вернее предсказании, относительно моего туманного будущего.

Во второй половине дня, Амо направил меня за холмы, пристрелять новое оружие. Так оно скорее станет «моим», на духовном уровне. Чтобы я лучше понял его дух, ночью мне предстоит с ним спать. Под подголовник его класть не обязательно, но рядом и при себе держать необходимо. После некоторой тренировки, у меня стало получаться закладывать пули с дистанции ста метров в габариты тыквы средних размеров. Для хорошего нарезного оружия, это даже не норма, а необходимый минимум. С картечью, не было совершенно никаких проблем. С дробью тем более.

К «Глухарю» долго привыкать не пришлось. Мой опыт стрельбы из пистолета был совсем скудный. Тем не менее, при должной сноровке с ним у меня всё выходило весьма ладно. Думаю всему виной особая прикладистость, с исключительным качеством данного пистолета. Что встречается не так уж часто, по крайней мере мне.



Три дня подряд, Амо не давал мне никаких поручений. Я потратил их на тренировки с новым оружием. Стрельба, разборка, чистка, ношение и самое важное, привыкание к нему. На четвёртый день, мне нужно было проверить почту. Был такой неформальный уговор деда с жителями поселения, что я буду ходить раз в неделю проверять оставленную в определённом месте почту. Там были письма от жителей поселения Семь. В основном просьбы, желания, помощь в любовных делах и всё такое прочее, а иногда даже благодарности в письменном виде.

Так очередной раз, делая большую дугу, я пошёл к предполагаемой водонепроницаемой корзинке, спрятанной в дупле старого дерева. Она располагалась примерно в километре от поселения. По-прямой, я бы дошёл до неё минут за двадцать, если поспешить. В обход у меня выходило минут сорок. Встретить здесь диких животных, шанс был почти нулевой. Охотники тщательно мониторили окрестности и численность опасных животных в нашем краю. Однако за спиной у меня был лёгкий рюкзак и дробовик. А на поясе висел Глухарь.

Амо вовсе не советовал мне постоянно ходить во все оружии, достаточно было как раньше, иметь при себе одно лишь пёрышко. Но мне самому хотелось быстрее привыкнуть к оружию, чтобы при случае, когда я отправлюсь в свободное странствие, оно не было для меня обузой. Ещё действительной была вероятность нападения со стороны блестящей дружины. Достоверно, о их визите и дальнейшей деятельности, я ничего не знал. Моя интуиция ученика шамана, упорно молчала. Однако это был не повод, быть на готове чтобы дать отпор. Джунгли учат быть всегда начеку. Всегда на стороже. Зазевался здесь и вот, тебя уже съели. Ну или пристрелили, результат тот же.

Я достал, несколько коротких записок из корзины. Ничего особенного. В основном просьба сделать по рецепту который знал только шаман, то или иное снадобье. Только одна записка без подписи привлекла моё внимание. «Жду тебя в 18:00». Похоже на записку Затвора. С другой стороны, он всегда делал приписку внизу в виде закорючки, похожей на ключ. Очевидная засада. Но не придти, я не мог. Вдруг это действительно он и ему нужна помощь, о которой он просто не может не сообщить мне.

Амо не оказалось дома. Я сложил на столе все записки в столбик, сверился с часами и отправился в поселение. Всю дорогу назад, во мне закрадывались подозрения, но я гнал их вон.

Подобравшись к дому оружейника, его самого я не обнаружил. Придумывая, чем бы заняться пока я его ожидаю, я почти случайно заметил под ногами тонкие блестящие нити.

Тело среагировало само. Я подпрыгнул так высоко, как только мог и в прыжке оттолкнулся от стены. Подо мной взвилась в воздух стальная сетка, растянулась и тут же схлопнулась в один единый клубок. Надо мной на мгновение нависла тень, но я уже кувыркался, как последняя лиса. Бросивший с крыши дома новую сетку, промахнулся и она тоже клубком свернулась позади меня. Из зелени, как из ниоткуда появились блестящие дружинники и ринулись за мной.

Удачно оказавшись возле подворотни, я сиганул в неё. Не смотря на все заверения Собо не появляться в поселении, я ослушался его предостережений и теперь удирал со всех ног. На пути у меня оказалась широкая женщина, с полным подносом фруктов. Она замерла на месте, в безысходности ожидая столкновения со мной. Пришлось нырнуть в открытое окно овощной лавки. Только я подумал, о том почему в меня ещё не стреляют, как кажется, в неё попала пару дротиков предназначенных мне. Она коротко и болезненно закричала, от двойной мощности электрического разряда.

Теперь я могу сказать, что меня хотят взять живым, однако о сохранности моей сильно заботиться не будут. Двойной дротик-шокер, может ведь и сердце остановить. На соседней улице, внезапно выскочил ещё один блестящий и метнул в меня шар раскрывающейся на лету сетки. Задранную руку я уловил заранее, потому бросил в ответ пустой ящик. Стальная путина окутала ящик и упала с ним на землю. Погоня продолжалась. Обогнув ряды домов, я ожидал встретить своё спасение в лесу. Внезапно, из земли и из-за деревьев, выскочило четверо, нацелив на меня длинные винтовки. В тот же миг, один из них сделал выстрел в воздух.

– Стой! – сказал стреляющий через искажающее голос устройство. – Ты покажешь нам, куда спрятал плату.

Я остановился, посмотрел на него словно видя его глаза, за отражающим меня и зелень забралом. Неожиданный, но вполне предсказуемый поворот. Сзади подошли и быстро меня разоружили. В спину сделали тычок дулом автомата. Я повиновался. Кивнул и повёл их за собой. Наверно они не ожидали такой лёгкой поимки и ждали очевидного сопротивления. Я дал им почувствовать себя профессионалами из большого города. Элитным подразделением мегаполиса.

Грустно глядя в землю перед собой, я пошёл шагом преступника, ведомого на виселицу. За мной гналось четверо. Ещё четверо встретило меня в лесу. Итого восемь человек. Прямое противодействие смерти подобно. Это понимал я и они. Неужели Затвор так легко и просто сдал меня? Может его долго и усиленно пытали? Вместе с его помощником Комом, у него на глазах. Я отказывался в это верить, но всё было слишком очевидно.




Глава 5. Гроза


Они шли за мной колонной. Бежать было смертельно опасно. Идущий первым, вмиг настигнет меня парным дротиком-шокером или чего похуже, сразу очередью. По ногам например. Спустя пятнадцать минут, я остановился и обернулся. Дождался когда вперёд выйдет тот, кто заговорил со мной. Главный вышел и дал остальным знак, занять круговую оборону и мониторить окрестности.

– Это здесь да? – я кивнул, а он оглянулся. – Хорошо.

– Вы только привет от меня передавайте.

– Кому? – спросил он с заинтересованностью в голосе.

– Духам, – сказал я, сделал плавный шаг и прыгнул вперёд.

Наверно, можно было не класть руки на голову. «Лилия-99» работает чётко и поражает всё, что выше метра в высоту. Однако это было разученным действием и давало иллюзию защищённости. Уловив враждебное вмешательство в своё магнитное поле, «Лилия» подпрыгнула, раскрутилась в коротком полёте и резко рванула в воздухе. Субъективно могу сказать, взрыв был на уровне девяноста сантиметров над землёй. Оглушило, даже сквозь плотно прижатые ладони и открытый рот.

Весь мой эскорт разрезало почти напополам, лишь один стоявший дальше всех, относительно уцелев, пытался взять меня в прицел, рваными руками. Из его автомата раздалась беспорядочная стрельба. Я прыгнул за деревья, в надежде увернуться от хаотичного и неприцельного, а потому совершенно непредсказуемого огня. Схватив с земли уцелевший автомат, я лёжа вдавил спусковой курок. Выстрелов не последовало. Затвор стоял мёртво и не хотел приходить в движение. Достреляв весьма ёмкий магазин, не менее семидесяти-восьмидесяти патрон, израненный дружинник наконец, упал на землю сам. С минуту он ещё дёргался в предсмертной агонии, но за оружие больше не хватался.

Всё это время я ждал за самым широким деревом, пытаясь разобраться как работают их чудо винтовки. Затвор говорил, что бывают такие системы личного опознавания. Они могут даже пользоваться винтовками друг друга, но никто чужой не сможет из них стрелять. Для этого придётся разобрать и переделать их электронные мозги. Когда последний затих, я выждал ещё с пятнадцать минут, выглянул из-за укрытия и вытянул нож у лежащих отдельно от торса ног. Ну, хоть ножи вынимались и то хлеб. Осторожно подошёл к раненому. Как он ещё был жив, при столь тяжких ранениях, оставалось загадкой. Именно он интересовал меня, потому что ему доверили нести моё снаряжение.

Джунгли меня берегут. Кроме пары разрезанных ремней рюкзака, другой порчи имущества своими силами обнаружено не было. Полезная вещь эта «Лилия-99», если уметь ей пользоваться. То что должно было меня убить, теперь спасло мне жизнь. Как говорит Амо: «У всего есть обратная сторона». Сработала мина филигранно чётко. Почти ни одной срезанной ветки ниже метра вокруг. Однако, с поправкой, плюс-минус десять сантиметров. Зато выше, вся растительность что поближе в радиусе пяти метров, превратилась в один сплошной салат с кровью.

Самое время навестить моих старых знакомых и потребовать с них, как минимум объяснений. Не веря что у оружейника может быть вторая засада подряд, я спокойно прошёл к его дому и забрался по внешней стене на крышу. Люк у него всегда не заперт. Я давно это заметил. По халатности Кома, разумеется. Сам затвор об этом не знал. Я застал его лежащим на животе, на полу с кляпом во рту. Услышав, что кто-то идёт к нему со спины, он истошно замычал и задёргался.

– Тише Затвор, это я, – снял я с него кляп.

– Кидд, я им ничего не сказал. Уверяю тебя. Они схватили нас вчера. Мальчишка им всё рассказал. Где ты примерно живёшь и как тебя найти, – я достал пёрышко и глаза его округлились, но лезвие коснулось только его пут. – Фух. Кидд, тебе надо уходить. Они тебя ищут.

– Сколько их было?

– Человек семь, может восемь. Несколько стояло на улице, точно не могу сказать.

– И всё?

– Вроде бы да.

– Там рядом с моей корзиной для писем, восемь тел.

– Ты что, их всех один прикончил!?

– Не совсем. Их причесала «Лилия-99».

– А где ты её взял?!

– Это не моя. Это видимо Поганка с Пантером поставили, несколько дней назад.

– А ну эти отморозки, покойные, из поисковых рейдов могли всё что хочешь притащить.

– Собо не видел?

– У Собо крупные проблемы.

– Пойду к нему наведаюсь. Да Затвор, будь другом, прикопай тела, пока их кто не нашёл случайно. Сбруя у них технологичная, если цела осталась. Тебе понравится.

– Не вопрос спаситель. Благодарю за освобождение. Может надо чего?

– Да не, у меня всё есть. Пойду к Собо зайду. Пока он один.

– Ага, я твой должник Кидд.

Я вышел на улицу. Дождь не прекращался. Когда изо дня в день льёт вода, начинаешь к ней привыкать. Забываешь о солнце. Голубом небе. Привыкаешь к серому небу, туману, испарениям и хмари.

– Кидд, тебе нельзя здесь появляться! – заметил меня Собо, вид у него был паршивый, как и у его разгромленного жилища.

– Что случилось Собо.

– Я хотел провернуть один заказ, для знакомого из соседнего селения. Взял данные, где можно взять плату. Но знакомого, уже нет в живых. Я не получу за неё вознаграждения. Но это мелочи. Из-за неё у меня будут большие проблемы.

– Кажется, они уже начались.

– Слушай Кидд. Её нельзя отдавать этим типам в мутной броне. Её нужно передать в другое место. Я знаю человека, он мой сводный брат. Живёт в мегаполисе, на юге.

– Отчего эта деталь?

– Эта деталь от устройства управления с земли спутниками на орбите, заряженными самым совершенным оружием, что успели сотворить наши с тобой предки. Мощь оружия такая, что им можно выжечь с орбиты все джунгли, что ты видел с самой высокой горы, за десять минут.

– Нам не нужна война. Почему бы её просто не уничтожить Собо?

– Если мы её уничтожим, мегаполис который послал сюда этих солдат в ультрасовременной броне, сомнёт дружественный мегаполис, в котором живёт мой брат. До нас они тоже доберутся, с целью поработить или разобрать на детали. Это только вопрос времени. Наличие этой детали на руках – сдерживающий фактор безвариантной войны.

– Собо, ты просишь меня отнести плату твоему брату, чтобы они смогли уничтожить другой мегаполис?

– Им не обязательно его уничтожать. Достаточно просто продемонстрировать свою силу, чтобы воцарился мир, ещё на сто лет. Война никому не нужна, разве что тем кто посылает своих солдат в броне, нужна власть и диктатура над всеми джунглями и её обитателями. Они хотят господствовать, у них достаточно для этого сил.

– Сколько к тебе приходило солдат в броне?

– Восемь. Они перевернули мой дом с ног на голову. Сам видишь. Но я накануне, перепрятал плату в лесу.

– Они все мертвы.

– Это ты их всех? Хотя это не имеет значение Кидд. Они пришлют новых, если узнают что мы их убили. Они уже ни перед чем не остановятся.

– Тогда советую замести следы. Я сказал Затвору где тела, а вы избавьтесь от их транспорта.

– Все эти меры, лишь отсрочат неизбежное.

– Дай мне плату, я передам её твоему сводному брату.

– Думаешь, я об этом не думал. Боюсь, ты не справишься Кидд.

– У тебя есть выбор кому доверять? Все кто охранял тебя, давно мертвы.

– Дай мне подумать, – минут пять он сидел и думал. – Ладно, я дам тебе плату, и карту тебе дам, и данные кому ты должен будешь её передать лично. Из рук в руку. С запиской от моего имени.

– До мегаполиса, где живёт твой брат, далеко идти?

– Он называется Дельтапак. Ты туда пешком собрался!?

– Я не умею водить. Джунгли для меня безопаснее, чем дороги. К тому же их можно перекрыть.

– Может, подожди денёк. Я сколочу тебе команду?

– Это лишнее, я хожу один. Так мне спокойнее и надёжнее. Так я привлеку меньше внимания.

– А ты знаешь Кидд, когда я отправлял тебя за платой, то сомневался что ты её найдёшь, – он прищурился. – А ты мало того вернулся невредим, так ещё и плату нашёл. Пожалуй, я доверю тебе её отнести. Безумие с моей стороны, оставлять её в руках единственного человека, но кажется у меня сейчас действительно нет выбора. Пока я колочу команду – мы потеряем ценное время. Она лежит в корнях, самого крупного дерева, на котором привешен старый умывальник. Его видно отсюда.

– Хочешь спрятать вещь, спрячь её на виду.

– Да и это сработало. Когда ты отправишься? Я оплачу любое твоё снаряжение в дорогу.

– Сегодня. У меня всё есть. Только зайду к шаману, попрощаться. Дорога займёт много времени, мы не скоро увидимся вновь.

– Вот Кидд. Всё равно, возьми от меня десять золотых. На дорожные расходы.

– У меня есть.

– Я настаиваю. Пошли, передам тебе плату. Пока никого нет поблизости.

Мы подошли к умывальнику и он, раскопав ямку небольшим совком, передал мне плату, в новом, более компактном и лёгком контейнере.

– Ну всё. Беги, пока нас не увидели вместе. Если меня не убьют раньше времени, я постараюсь отвести от нас подозрения и подчистить следы пребывания агрессоров.

– До встречи Собо, – мы пожали друг другу руки.

– Счастливо Кидд. Ты спасаешь всех нас. Помни об этом.

Вот так денёк выдался. Амо словно в воду глядел. Но вон как оно всё обернулось. Как он интересно прореагирует на эту новость? Объяснять, особо ничего не пришлось, один мой сосредоточенный вид, красноречиво говорил ему о моих намерениях. Он ничего не сказал. Тогда я заговорил первый и рассказал ему, всё о своём плане.

– Настал тот день, когда ты сам должен принять решение. Оно изменит твою судьбу так сильно, что я не могу советовать тебе, придерживаться той или иной стороны. Выбор за тобой.

– Амо, я должен пойти.

– Хорошо Кидд. Раз ты решил, то должен пойти немедленно. Чтобы не поспевать за событиями, а быть впереди них. Быть на полшага впереди своей судьбы и успевать, менять её самому, вне зависимости от обстоятельств, приходящих к тебе на пути к ней. Это очень волнительный для тебя момент, потому собери всё своё мужество в единое целое, это и будет твой дух воина. Пока ты не обретёшь настоящий дух воина, самостоятельно и естественным путём.

– Да Амо.

Шаман вообще не любитель длинных тирад. Мне он всегда говорит мало, но советы его ценны. Другое дело, что если раньше он часто выбирался в поселение, то там он мог по несколько часов общаться, с кем-нибудь из жителей. Но уже несколько лет кряду, между поселением и им, я выступаю в роли посредника и буфера. Он перестал напрямую обращаться к жителям. Я много раз спрашивал его, почему так происходит. Он говорил, что люди сами строят между собой барьеры, если кто и захочет с ним встретиться или поговорить лично, то может указать это в письме и Амо пойдёт навстречу.

Я догадывался в чём дело. Напрямую Амо об этом не говорил, но частенько об этом упоминал вскользь. Всё дело было в том, что местные духи ревновали шамана и часто препятствовали людям их встрече. Было много случаев, когда человек стремился лично увидеться с ним, но как дождь на голову на него внезапно сваливалось некоторое событие, мешающее ему это сделать.

Например, однажды мясника из мясной лавки, придавило свиной тушей. Она случайно упала на него с крюка и он семь часов не мог выбраться из-под неё, не мог закричать, потому как его слегка придавило. Только вечером, когда пришла его жена, торгующая на рыночной площади днём и увидела в беспомощном состоянии, позвала на помощь соседей.

Ещё был забавный случай с охотником. Я прочёл очередную записку и устроил им встречу, в определённом заранее месте. Встреча была назначена в обед. Рано утром, охотник собирался выйти на охоту и вернуться домой, ещё до обеда. На охоту он сходил. Даже успешно подбил крупную дичь. Только перед самым подходом к поселению, встретил он огромного тигра. К слову говоря, тигры почти никогда не подходят к селению, потому что опасаются больших скоплений людей. Чувствуют охотников, задолго до их появления.

Тигр так громко и страшно зарычал, что бравый охотник выронил со страху оружие. Ему повезло, он успел запрыгнуть на дерево, прежде чем его окончательно сковал липкий страх. Тигр быстро ушёл, а охотник не скоро пришёл в себя и не скоро спустился, боясь что тигр где-нибудь притаился и так и ждёт, чтобы вкусный человек слез по глупости на землю. Естественно встреча так и не состоялась. Благо место встречи шаман и так посещает, вне зависимости от того будет встреча там или нет.

Вот самая комическая на мой взгляд история. С шаманом собиралась встретиться одна девушка, которую постоянно отвергали. Когда она пошла на встречу, то в неё врезался возничий с тележкой потрохов. В таком виде, она не могла пойти на встречу и вернулась домой, чтобы переодеться. Так получилось, что у неё не осталось ни одного выходного наряда, потому как все были сырые и висели на верёвках. Тогда она не долго думая, одела единственное платье оставшееся ей на память, от уехавшей в другое поселение, кажется «9» Девять, старшей сестры; потому как последней оно было мало. Облачившись в него, нарядная и во всей красе, понимая что опаздывает, она понеслась к нему навстречу.

В этот же день, в поселение пришёл изгнанник из соседнего поселения. Его выгнали, за то что он в пьяной драке, зашиб насмерть пастуха. Пастух сам был пьян и первый полез на рожон. Он был взрывного характера и любил выпить крепкой браги, а потом подраться. Так вышло что изгнанник первый попался под руку, но приняв в скулу удар, не подставил вторую а ответил. Да так ответил, что драчливый пастух упал на пол и уже никто не смог привести его обратно в чувство.

Изгнанник, залив горе на оставшиеся деньги местной брагой, вышел на улицу из питейной. Сразу же он получил сокрушительный удар, сбивший его с ног. Терпя мучительную боль в сломанном носу и приготовившись отстоять свою позицию и честь, он собрал последние силы в кулаки, но вопреки самым худшим опасениям, драться ему не пришлось. Перед ним сидела, в прекрасном алом платье девушка, в которую он влюбился с первого взгляда. На встречу, она естественно как и ожидалось не попала.

Конечно, после всех этих и подобным им историям, густо приправленных местными языками вымыслами, домыслами и фактами, смельчаков встретиться с шаманом лично оставалось всё меньше и меньше. Однако теперь, когда я собирался уходить сам, ему самому придётся проверять корзину для писем, выходить на контакт с жителями поселения, нуждающимся в его помощи.

Мы выбрались на крышу и сидели там некоторое время без движения. Я почувствовал, как он на меня смотрит. Это всегда особое состояние. Невозможно не обратить на это внимания. Этим своим пронзительным взглядом, он даже будит меня иногда. Просто посмотрит и я уже просыпаюсь. Открыл глаза. Дед медленно кивнул мне. Я поднялся и спустился. Пошёл. Ещё долго я чувствовал спиной его взгляд. Он провожал меня. Только километров пять спустя, спину и затылок перестало напекать.

Я не стал огибать горы, а пошёл прямо по их средним грядам. Самые разнообразные цветные птицы разлетались во все стороны. Джунгли полнились шевелением и звуками самых разных зверей. Я не переживал на этот счёт. У меня была особая, дурно пахнущая мазь, воспринимаемая хищниками как душок, потенциально опасного зверя. Хищники не трогают друг друга, такая у них натура. Еды и территории хватит на всех. Так какой смысл вступать в схватку? Даже если я зайду на его территорию, чаще всего любой адекватный хищник, даст мне время одуматься и уйти. Любой, но не каждый. Есть конечно особи, неимоверно яростного и агрессивного характера, но их владения я избегал по особым отпечаткам на земле, следам когтей на деревьях, фекалиям и другим тонкостям следопытства.

Я не был в этих местах. Только охотники ходят очень далеко. Но и то у них, есть свой ареал отстрела. Ни разу не слышал, чтобы они сюда заходили. Сведений об этих краях почти никаких, кроме условных карт от руки. В отличие от добытчиков, что снаряжает Собо. Их может занести в любые края. Карты у них тоже свои. Более детальные, со своими одними понятными только им пометками, предназначенные только для своих. Карты это очень хорошо, однако я совсем другого мнения о путешествии с картой. Какая бы навигация тщательной не была, лучше внутреннего чувства направления не придумать.

Взглянул на карту выданную мне Собо, когда остановился напиться воды из фляжки. Больше воды нет. Нужно искать речушку или ручеёк. Вместо тщательно обрисованной местности, у меня на руках читались лишь условные обозначения и тёмный цвет гор. Что есть, что нет карты, почти никакой разницы. Полезна только сетка условно расчерченных квадратов, для отмеривания расстояний пройденного пути. Вот компас пригождался действительно. Искать по солнцу направление не получается, когда всё небо однообразная серая пелена из плотных туч, извергающих только тугой и временами слабый прямой дождь.

Влажность такая, что воду можно даже не пить. Количество сделанных вдохов и выдохов в час, наполняет организм влагой. Это если сидеть, разумеется. В движении, при жаре примерно в тридцать девять градусов, влага из тела выходит литрами. Потому нужно постоянно пополнять ею тело. Парадокс, но факт.

Под ногами чавкает разбухшая земля, вода льёт на голову плотными струями, а организм страдает от обезвоживания. Я нашёл подходящую лиану, достал пёрышко и отрубил её край. Хлынула вода, подставил под напор фляжку и она тут же наполнилась. Главное не спутать лианы. Они бывают разными, а то можно воды смешанной с ядовитым соком напиться. Мучительная смерть гарантирована. Поток утихал, но я успел напиться.

Мне предстоял крутой спуск по каменистому отвалу. Камни скользкие, грунт под ними рыхлый, можно неплохо поехать. Сразу видно, скала сыпется. Осыпи идут постоянно. Но огибать гору в поисках другого спуска, я не собирался. Не из той я мякоти собран, чтобы избегать опасностей. Подыскивая самые крупноотколовшиеся части породы, я начал осторожный спуск. Камни такие скользкие, что кроме как на четырёх конечностях спускаться не выходило. Один раз они ехали подо мной, но всё заканчивалось коротким скольжением. Под камнями весело журчала вода, подмывая и без того неустойчивый грунт.

Вдруг позади меня сошла мелкая осыпь. Я остался без движения, напряжённо посматривая за себя. Вроде пронесло. Тут же высоко на горе ударила гроза. Ливень хлынул сильнее и в том же месте где сошла осыпь, откололся огромный пласт камня. Ударив по осыпавшейся громаде камней, он не остановился. Наоборот, привёл в движение все камни. Подобно реке они устремились вниз. Я чувствовал себя рыбаком в ураган, пытаясь хоть как-нибудь сохранить равновесие, на наклонной плоскости своего камня, размерами метр на полтора. Если сорваться с него, то дробящая масса камней поменьше, разотрёт меня в кашу раньше, чем я достигну низовья.

Осыпь заканчивалась обрывом. Он был не настолько крутым, но на набранной скорости, полёт с него точно окончится смертельным приземлением. Плюс меня сильно угнетал тот огромный кусок камня, с половину моего дома. Он ехал за мной и мне же на зло – догонял меня. Я не мог понять, что хуже: упасть и быть раздробленным, съехать и долететь до самого низа и убиться в соударении или быть придавленным куском скалы. Ближе всего была перспектива сначала быть раздавленным в кашу, потом упасть и в итоге, на сладкое, оказаться погребённым каменной, безымянной, могильной плитой.

В свете сверкающих молний, впереди маячила единственная спасительная ветка. Она была далеко, но у меня не было другого выбора. Из последних сил удерживая шаткое равновесие, я сгруппировался и оттолкнулся от скользкого края. Прыжок. Правая рука уцепилась за сырую кору, обросшую скользким мхом. Не давая себе права на ошибку, ухватился второй. Маятник. Перехватился поудобнее. Оглянулся. Другая проблема, меня хотел оставить под собой, катившийся и набирающий скорость кусок скалы.

Набирая скорость маятниково вращения, я сделал кувырок и очутился верхом на ветке. Вновь сверкнула молния. Камень оказался ближе и произвёл сокрушительный удар по ветке, на которой я только что был. Обломав ветку, он качнул и без того сухое дерево на краю обрыва, стоящее видимо на честном слове. Дерево стало падать, а я побежал по его стволу обратно, на спасительный край устойчивых камней. Ствол расщепился и лопнул прямо под моими ногами, но я успел совершить финальный и спасительный прыжок. Один прилетевший камень ударил меня в плечо, но это было пустяком, на фоне перспективы, оказаться внизу под градом камней.

Укрываясь за редкими иссохшими и обросшими травой пнями, я бежал подальше от насыпи. В ту часть, где изобилие зелени свидетельствовало о меньшей вероятности обвалов и осыпей. Теперь ноги мои заливали потоки грязи, текущие сверху. Я всерьёз стал опасться быть смытым ими в любой момент вниз. Это было бы обидно, после призрачной надежды первого спасения.




Глава 6. Кости


Среди толстых ветвей и пышных листьев, вдруг в свете молнии мелькнула треугольная нора сквозь скалу. Сильно сомневаюсь, что разумный хищник поселится в таком шумном и неспокойном месте. Ливень так усилился, что округа стала абсолютно беспроглядна. Мои веки и рука не успевала справляться с водой, хоть я и непрерывно моргал. Вот зачем охотники носят широкополые шляпы. Лучшего укрытия в моём случае, просто было невозможно найти. Я шагнул в темноту.

Хлещущие в лицо струи воды, тут же прекратились. Ноги перестали омывать потоки грязной мути. Проём в пещере был под уклоном. Мне крупно повезло, что она оказалось незатопляемая. Я отдышался и прислушался. Шума изнутри не шло. Сквозняк вроде бы был. После сильного биения сердца, я не мог понять, шумит у меня в ушах или тихое шипение доносится из темноты. Я снял непромокаемый рюкзак и достал из кармана фосфорную палочку. Разломил. Засветилась. А ведь раньше, они были мне не по карману. Нужды у меня в них, правда тоже не было, но носить при себе парочку в дальние походы, я считал святой обязанностью.

Стены сухие, это радует. Вариант, что я заберусь поглубже, а потом меня вынесет внутренней рекой, как из водной детской брызгалки довольно удручающий. Я посидел у выхода так некоторое время. Любопытство победило скуку и здравый смысл. Хотя какой может быть здравый смысл, если дождь этот интенсивный может продлиться ещё сутки, прежде чем ослабнет и можно будет безопасно найти дальнейший спуск вниз.

Внутри меня ждал сюрприз. На стенах, я нашёл любопытные надписи. Языка я не смог прочесть, но это точно был не тот язык, которым владел я с шаманом и вторым, принятым поселением Семь, как традиционным для той местности языком. Надписи сопровождались незатейливыми картинками. Уголь, глина и кажется кровь. Определить время нанесения их на стены, было чрезвычайно сложно, им могло быть и полгода и сто лет. В подобных пещерах, они могут хорошо сохраняться длительное время. Они изображали подобие людей, сидящих у костра, больше я ничего не смог понять. Да особо-то и не стремился.

Следующей особенностью, был характерный скрежет костей под ногами. При внимательном изучении, оказалось что кости вперемешку человеческие, с костями животных. Причём кости животных, встречались в процентном соотношении с человеческими, примерно шесть к одному. Свет фосфорной палочки, при условии полной темноты, давал так много света, что мне становилось немного неуютно, от мысли что меня заметит обитатель этой норы раньше, чем я его. Правда такое количество рисунков и надписей, могло нанести только целое племя. Ни один сверхразумный хищник, творчеством заниматься не станет, всё свободное от охоты время.

В глубине своей души, я надеялся что это такой обычай, хоронить своих предков, просто бросая их обожжённые кости в пещерном коридоре. Чем не подобие склепа? Такая теория не просто имеет место быть, а вполне обоснована если думать логически. С другой стороны, почему тогда среди костей предков лежат кости животных?





Конец ознакомительного фрагмента. Получить полную версию книги.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=68491651) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.



Землю покрыли непроходимые джунгли. Это итог биокатастрофы и возникшего парникового эффекта. Грядет новая война. Чтобы спасти деда, Кидд оказывается втянут в опасную игру. Где множество сторон так же заинтересованы получить таинственную плату управления самым серьёзным оружием, созданным когда-то человеком. Его задание рождает авантюрные приключения и опасную связь со взбалмошной экотеррористкой, преследующей свои роковые цели.

Как скачать книгу - "Зеркальный антиблик для экотеррористки" в fb2, ePub, txt и других форматах?

  1. Нажмите на кнопку "полная версия" справа от обложки книги на версии сайта для ПК или под обложкой на мобюильной версии сайта
    Полная версия книги
  2. Купите книгу на литресе по кнопке со скриншота
    Пример кнопки для покупки книги
    Если книга "Зеркальный антиблик для экотеррористки" доступна в бесплатно то будет вот такая кнопка
    Пример кнопки, если книга бесплатная
  3. Выполните вход в личный кабинет на сайте ЛитРес с вашим логином и паролем.
  4. В правом верхнем углу сайта нажмите «Мои книги» и перейдите в подраздел «Мои».
  5. Нажмите на обложку книги -"Зеркальный антиблик для экотеррористки", чтобы скачать книгу для телефона или на ПК.
    Аудиокнига - «Зеркальный антиблик для экотеррористки»
  6. В разделе «Скачать в виде файла» нажмите на нужный вам формат файла:

    Для чтения на телефоне подойдут следующие форматы (при клике на формат вы можете сразу скачать бесплатно фрагмент книги "Зеркальный антиблик для экотеррористки" для ознакомления):

    • FB2 - Для телефонов, планшетов на Android, электронных книг (кроме Kindle) и других программ
    • EPUB - подходит для устройств на ios (iPhone, iPad, Mac) и большинства приложений для чтения

    Для чтения на компьютере подходят форматы:

    • TXT - можно открыть на любом компьютере в текстовом редакторе
    • RTF - также можно открыть на любом ПК
    • A4 PDF - открывается в программе Adobe Reader

    Другие форматы:

    • MOBI - подходит для электронных книг Kindle и Android-приложений
    • IOS.EPUB - идеально подойдет для iPhone и iPad
    • A6 PDF - оптимизирован и подойдет для смартфонов
    • FB3 - более развитый формат FB2

  7. Сохраните файл на свой компьютер или телефоне.

Аудиокниги автора

Рекомендуем

Последние отзывы
Оставьте отзыв к любой книге и его увидят десятки тысяч людей!
  • константин:
    12.08.2022
  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *