Книга - Через тернии к звездам

a
A

Через тернии к звездам
Виктор Александрович Моключенко


Армагеддон #4
Книга "Через тернии к звездам", лишь косвенно связанна со вселенной Армагеддона, поскольку все действия происходят в космосе и иных звездных системах."И раз уж зашла речь об этом, то не пора ли нам, снова выйти к звездам? Ибо время бесед прошло, настало время дел – пора осваивать Звездные Рубежи…"





Виктор Моключенко

Через тернии к звездам





Пролог


Космос везде однообразен. Холодная пустая бесконечность, изредка испещренная колючими булавками звезд. Природа крайне скупа там, где некому оценить буйство красок и мистерию жизни. Но там, где есть жизнь, она старается вовсю. Жизнь раскрашивает даже черную холодную пустыню, обживает мертвые, промерзшие насквозь миры, согревая их голубой кислородной оболочкой. Посланцы жизни летят все дальше, неся искорки разума и света к самым дальним, пустым мирам. Вот показалась одна такая, отделившаяся от кислородного серпика планеты, увеличиваясь, вырастая. Стал виден силуэт: вытянутый, сплюснутый сверху, с голубыми электрическими всполохами по черной обшивке. Словно кит вынырнул из глубин атмосферы, заплясал на миг в солнечных бликах, и снова канул в пучину. Но нет. Он уверено и решительно отделился от нее, и, оставляя за собой едва заметный светящийся след, направился к цели.




Глава 01. Звездный сад


Как только Левиафан вышел за пределы атмосферы, снедаемый тяжкими думами Сэм обратился к присутствующему на мостике Харону, но тот его остановил на полуслове, подняв руку:

– Извини. Сейчас я не могу уделить тебе должного внимания, все оно уделено полету. Если у тебя важный разговор, поищи Юния, он сейчас в звездном саду, занят изучением вашего искусства. В его обязанности не входит пилотирование, он тебя выслушает.

– Извини что отвлек – извинился Сэм – а где находится этот звездный сад, я там раньше не бывал.

– Бывал много раз – едва заметно улыбнулся Харон, не отводя взгляда от бархата звезд – верхняя палуба.

– Как это? – опешил Сэм, отлично зная, что верхняя палуба находится на самом верху, где сиживал Юний.

Но Харон уже отвернулся, изучая данные светового столба, и ему не оставалось иного, как пожать плечами и направиться в сторону перехода на верхнюю палубу.

После ремонта в Атлансии, Левиафан выглядел как новенький. Многое в нем было усовершенствовано, все-таки, две тысячи лет развития атлантская наука на месте не стояла. Клеточная основа, из которой был изначально выращен титанический транспорт, была обновлена. Атланской команды теперь куда больше, да еще добавился человеческий десант, который доставить на «Альфу» и «Омегу» за один раз иначе, было бы накладно. Пусть не колонисты, но роль транспорта до орбиты он исполнит. В командную рубку и рабочие зоны их не допускали, они были размещены в анабиозных отсеках. Разумеется, на Сэма и прочих, ранее бывших здесь землян, этот приказ не распространялся. Они были вольны идти куда им вздумается, хотя бы в загадочный звездный сад. Перед выходом на верхнюю палубу дежурил атлант, увидев Сэма приветственно кивнул, и он не переминул развеять свои сомнения:

– Наверх можно?

– В звездный сад? – атлант скользнул взглядом по черному симбионту – Конечно, там безопасно.

Сэм ожидал, что перед лицом сомкнется силовое забрало, замаскированное у «абасов» под зубастую пасть. Хотя в ближнем бою она была весьма функциональна. Он хорошо помнил, как некогда в затерянном в тайге сибирском поселке, в сгоревшем кинотеатре, Харон ловко огрызался от топоров Столярова и Ивана. Выжидал, давая им возможность не только обмениваться репликами, но уйти и не путаться под ногами. Сэм помнил рваные раны на груди Ивана, оставленные шипастым хвостом. Странные раны, которые заросли сами по себе. Видимо, Харон задел их нечаянно, и сам же впрыснул заживляющий гель. В космосе, под водой, в иной потенциально опасной среде, забрало возникало помимо воли носителя, могущего не успеть среагировать на смену обстановки. Сейчас оно отсутствовало, и, кивнув стражу, Сэм, перешагнув через мембрану на верхнюю палубу, застыл в изумлении. Взору его предстал черный бархат космоса, исполненный теплым светом близкой Земли, далекие и колючие звездные россыпи. Он не мог понять, каким образом он дышит здесь, в полнейшем вакууме и стуже бездны. На месте тренировочной площадки парили невиданные, фосфоресцирующие цветы, колеблемые ветром. Юний восседал на своем месте, озаряемый бликами этих космических жар птиц.

– Как это? – шепнул Сэм, забыв о том, что хотел спросить у этнографа совершенно другое.

– Что? – поднял взор от книги Юний – Гравитонное стекло. Как в Посейдонисе.

Ну, конечно же, стекло силового поля! Невидимая, непреодолимая защита направленной гравитации. Как уместно оно смотрелось там, в далекой облачной столице Атлансии, где все было соткано из его полотен.

– У тебя вопрос, Сэмюель? – спросил Юний – Ты избегаешь меня со старта. Как всегда, к твоим услугам.

– Юний, скажи, что ты имел ввиду, когда говорил, что вы преследуете свои цели, а на нас отвлекаетесь?

– Вот что тебя гнетет. Собственно, мы были против, чтобы вы вообще брали участие в экспедиции. Могу тебя утешить – мы пойдем в первой волне, не подвергая вас глупому риску. Мы куда сильнее и искуснее вас.

– Тогда я ничего не понимаю… – мученически простонал Сэм, опускаясь рядом с атлантом.

– Я предупреждал, вы обманываетесь относительно нас и наших намерений. Мы пришли не просвещать и благодетельствовать, мы решаем свои задачи. Объясню проще. Да, мы сбили ваши глупые ракеты, но не ради вас, а в первую очередь ради себя. Черная дыра сформировалась до ваших обстрелов, и Атлансия начала свой подъем до обстрелов. Обратного хода нет! Нам что, нужно было подождать пока вы самоубъетесь, и жить на остатках ядерного пепелища, на мертвой безжизненной планете? Точно также и с вирусом.

Сэм пораженно захлопал глазами, а Юний невозмутимо продолжил:

– Да, мы нуждаемся в вас. В тех крохах атлантского генома, который вам присущ. Мы подбираем наши пары основываясь не только на личной симпатии, Сэмюель, а в первую очередь на геномной совместимости! Да, мы поделились с вами декодирующим паттерном, чтобы в общем мире стало на капельку больше счастья, больше потенциальных пар. Больше потенциальных гениев, ученых, мыслителей. Ужасное корыстолюбие, Сэм!

– Прости, Юний… – прошептал Сэм пряча глаза – при известии о совместном рейде я такого напридумал…

– Ты дитя своей эпохи, где человек человеку волк. И это замечательно, что ты сомневаешься, не веришь словам, не веришь даже делам, а смотришь что из этого выйдет. В первую очередь, мы все это делали ради себя, если тебе будет от этого легче. В остальном же, мы почти и не вмешивались.

– Но вы стояли за плечами невидимой силой. Силой, с которой пришлось считаться нашим правителям.

– Ну это была их проблема, их испуг. Они оказались колоссом на глиняных ногах, а толкнули их вы сами.

Сэм встал, сокрушенно кивая головой. Как ни крути, а Юний прав. Человек всю жизнь готовится к худшему, дрожит как зверь изготовившийся к прыжку. И боится больше всего себя самого. Своих страхов и непонимания. Он сам напридумал страхов о порабощении, коварстве, боясь каждой тени, боясь вновь ошибиться. Атлансы могли перехватить ракеты в одной единственное области или стране, а потом, как это сделали горгоны, прийти спасителями, забрать избранных на свой чистенький остров, радиацию убрать погодя. Им было проще не делать ничего, подождать в стороне, времени-то у них много. Подождать, пока люди сами очистят землю от своего рода и племени… Что же касается рейда в систему горгон, оказывается, атланты были против участия людей.

– Прости, Юний… – вновь прошептал Сэм – трудно поверить в другой мир, в другой тип отношений, если жизнь с пеленок учила иначе. Бей первым, иначе ударят тебя. Хватай сколько можешь, живи одним днем!

– Ты все о том же? – улыбнулся Юний едва подняв уголки губ – Мы тоже все это проходили, ведь горгоны – это наше бремя и плод, наш недосмотр. Это наследие мы не вправе передать, и должны уничтожить его сами.

– А что это за цветы такие – сглатывая комок в горле сменил разговор Сэм – никогда не видел такой красы.

– Печаль Геи. Земли, по-вашему. Когда-то покрывали все побережье Атлансии, поглощая после перехода вредные виды излучений. Сейчас они растут лишь в оранжереях, да вот здесь, питаясь от солнечной радиации. У них очень тонкий аромат, они безвредны, однако, не рви печаль, Сэм…

Так они и стояли, смотря на огненные всполохи печали земли, наблюдая как вырастает по курсу Луна.




Глава 02. «Витязи и Паладины»


Сэм постучал в мембрану, старательно притворявшуюся дверью. Десант за дверью притворялся что его там нет. Еще раз. Безрезультатно. Тогда он забарабанил со всей дури. Эмоции искали выход для разрядки.

– Сова, открывай! Медведь пришел!

Молчание, потом послышался едва слышный сдавленный шепоток за дверью-мембраной:

– Иван, какой у нас отзыв?

– Женек, дурья башка. Атлансы, они книжки читают, фигли им смотреть наши столетние мультики!

– Я Джэй, вообще-то.

Приоткрылась дверь, на Сэма глянуло настороженное скуластое лицо, выглянуло в коридор и впустило. Ивана плотно обступали угловатые фигуры десантников в «паладинах» с одной стороны, и в более приталенных «витязях» с другой. Даже тут они держались особняком. Иван был вместо бригадира в хате, которую атланты выделили пассажирам, кочующим до своих БДК. Больших десантных крейсеров «Альфа» и «Омега».

– Как прошло? – нетерпеливо спросил Иван, облизывая губы – А то мы сообща решили Левиафан отбить.

– И как бы ты им управлял? – усмехнулся Вестер – Нормально. Напридумали мы фигни, Вань. Юний в две фразы не оставил от наших страхов камня на камне…

– Ну… – загудели со всех сторон – нам то скажи, а то на измене все.

Сэм ухмыляясь прислонился к косяку двери, но толпа расступилась, и его дружно водрузили на возвышение.

– Ты, Сэмми, говори, говори. Все наши мысли я им тут уже рассказал, так что толкай речь.

– Ладно. Если коротко и по сути – Атлансы пришли, когда горгоны расконопатили черную дыру, так?

– Да… – сообща загудела толпа кивая коротко стриженными армейскими прическами – почти полгода.

– А ракетами нас стали власти морить позже! – припечатал Сэм – Атлансы не хотели жить в зараженном радиацией и вирусом мире, и начали свою операцию, отлавливая ракеты и горгон, создав завесу забвения. Так?

– Ну да, полгода радио и остальное не пахало. Хрен узнаешь, что в мире творится, ну и Пензиас страху на всех нагнал. А как не поверить, если на улицах условно выздоровевшие буйствуют, а в небе ракеты бахают?

– И под этой завесой атланты отлавливали горгон, а че они нам сделали, сами знаете. В остальном, атлантам до нас дела нет. Разве что корабли свои над столицами повесили, а власти мы и сами поменяли. Да, народ?

– Верно – закричал Джэй Кирби, воздевая руку в бронескафе – Мы все были боях за Оттаву и Вашингтон!

Толпа американцев и канадцев в тяжелых угловатых «паладинах» с флагом конфедератов засвистела. Сэм обождал пока пройдет ликование масс. Его надо было срочно разрядить, а то в вправду пойдут Левиафан брать.

– Хороша машинка десанта, да? – похлопал себя по броне Кирби – хорошо их на земле собирают, а не в космосе. Отбили мы с ребятами штурмом у федералов пару опечатанных складов, и двинули на Вашингтон. А в остальном все было так, как ты, Сэм и говоришь. Атлансы только вид делали и скатами шорох наводили.

– Они в наши дела не лезли. Готовились к рейду в систему горгон. Решение же сделать его совместным, продавили совбезе совета сообща Колд-Лейк, Москва и Пекин. Атлансы были против.

– А че против-то? – разочаровано спросил белобрысый здоровяк Паша в приталенном «витязе» – Они, значит нам помогли, а мы типа в стороне теперь должны быть?

– Так и сказали – кивнул Сэм – говорят, нас и так на планете дохрена погибло во всей этой заварушке. И не хотели, чтобы в этом рейде погибали еще. Сами, говорят, сдюжим. Мы горгон породили, мы их и убьем.

– Не… – загудела толпа – так не пойдет. Мы трусы что ли, или драться не умеем. Верно, парни?

– Верно – закивал головой Кирби – я в «паладине» пол танкового боекомплекта унести могу! Ноги, во!

– А че ноги, Женек – вмешался белобрысый в витязе со красным знаменем – в бою главное руки!

– Ноги, руки – глубокомысленно изрек Иван, огребая обоих гибким орудием «абаса» – главное хвост!

Оба космодесантника с лязгом покатились перед раздавшейся с хохотом толпой. Вскочили, набычились, но под взглядом Ивана опали и подняли примирительно руки, а тот, кивнув, продолжил:

– Сэм дело говорит. Я вас хвостом на раз прибью, кто знает какая техника у горгон? То-то же. Короче, тех, кто переболел подозрительностью и фигней, ждет Гена. А он вас как котят рвать будет, пока такими же отморозками не станете. Он синие биоскафы горгон в Сибири одними лишь топориками на окрошку крошил.

– Так че, Сэмми… – спросил белобрысый Паша – значит это всего лишь наши непонятки были?

– Верно, Паш. А я как дурак повелся. Крепко видать мне горгона мозги пропесочила, черное в белом ищу.

– Да че мы, не понимаем, что ли? – загудел Паша – Все наши власти под ними ходили, а теперь хрен им. Записывай меня, Вань, а вы, мужики, броньку мою на память схороните. Хорошая броня, Кремль в ней брал!

Павел начал споро выпутываться из сервоприводов «витязя», любовно сложил его в большой зеленый ящик. Следом за ним, потоптавшись начал разоблачаться Кирби, и вскоре «паладин» сложился в углу грустным роботом. Таким образом, вскоре у Гены набралось десяток добровольцев, данный момент был загодя обговорен.

– Вы как хотите, сэр – отдал честь Джей Кирби – а я с вами. Колд-Лейк своих не бросает.

– Как Колд-Лейк? – удивился Вестер, силясь вспомнить скуластое лицо солдата.

– После битвы при Колд-Лейк вы с О’Коннери утром в концлагерь приезжали, там вас встречал я.

– Славно, Джей. А ребята не обидятся что ты к нам перебежал? – осматривал угловатый «паладин» Вестер.

– Никак нет, сэр. Ведь Левиафан – это высшая лига, правда парни?

Парни одобрительно загудели, а двое, завывая сервоприводами, поволокли осиротевший бронескаф с флагом конфедератов к дверям. Без оператора он тяжелый как сейф, его только погрузчиком с места и сдвинешь.

– Кирби? – спросил Сэм разминающегося после «паладина» в боксерской стойке капрала.

– Да, сэр? – тут же ответил он, продолжая боксировать с одетым в «витязь» русским десантником.

– Расслабься, Джей. Свое я отслужил давно, теперь вот на Левиафане. Можешь без чинов.

– Ладно – Кирби уклонился от хука «витязя», поднырнул под руку и тут же двинул в бронеколпак – Че?

– Ты где это «че» подцепил? Ладно, забудь. Я отстал от дел на местах, давно у вас флаг конфедератов?

– Русским можно старый флаг, а нам нет? Нам тоже есть чем гордиться. Северные Конфедераты Америки.

– И Аляска?

Кирби вторично поднырнул под руку «витязя», но тот ловко достал его выпадом второй и растянул на полу. В ближнем бою «витязь» был грозной силой. Зато у «паладина» пушечки мощнее и лупит он ими мочи нет.

– И Аляска. Че им, за приказами каждый раз в Москву трезвонить? Вы же с Сухаревым лично знакомы.

– Было дело – засмеялся Сэм – хороший мужик. Вон Иван не даст соврать. Вместо союз заключали. Ладно, пойду обрадую атлантов новыми отморозками, а вы тут не разнесите все в такой матери. Перетерпите часа два.

– Сэр, нам бы в картишки перекинутся… – заныл кто-то из толпы – хотя бы на щелбаны.

– Ну и кто вам командир? Будут карты – пожал плечами Сэм – Только пальцы об каски в усмерть не отбейте.




Глава 03. Фатум и Лея


Коридоры Левиафана умягчали взор бежевой шагренью, а свет раннего летнего солнца наполнял бодростью. К вечеру свет этот померкнет, порозовеет, как у заходящего над океаном светила. «Гелиос», так называлось светило у атлантов и древних греков, вспорхнул на орбиту след за ними обманчиво мягким легким перышком. Он и видом походил на полупрозрачное маховое перо птицы Рух, от крыл которой на землю ложилась ночь. Но при взгляде на него его мимовольно продирал холодный озноб, ибо Рух была хищной птицей. Поднявшись на орбиту и взблеснув против Солнца полупрозрачным бортом, «Гелиос» устремился к светилу с ошеломляющей скоростью. Да, прав был Ник в том, что Левиафан плыл к Атлансии обманчиво долго с одной целью, дать людям время на раскачку и улаживание своих внутренних дел. Если так может и старичок… Впрочем, увидим. Пока он летел со скоростью тихоходных лунных шаттлов «орел» и «атлантис», оставляя за собой пыльцу фей. Надо при случае спросить у Харона или Дедала. Остается надеяться, что в этом походе они не обожгут крылья как в мифах. Сэм почти перестал удивляться, встречая запечатленные в мифологии прообразы. Все это объяснялось предельно просто. Впавшие в анабиоз при Первой Катастрофе атланты, каждый в свою очередь, выходили на берега Средиземноморья и Месопотамии, вдалбливая в головы одичавшим потомкам сии имена. Хотя бы кто кем был, и кто чем занимался, остальное люди придумали сами. Для романтичности или правдоподобия. Атлансы не были падки на плотские утехи, но люди всех меряют по себе. Их вечно тянет все испохабить и очернить, иначе не умеют. Хотелось верить, что это пройдет, минует, рядом с таким образцом. Супругов себе подыскивали, это верно. С наивысшим уровнем атлантского генотипа, и по согласию уводили через временные разломы на Атлансию. Что случалось крайне редко, поскольку для этого нужны были высочайшие технологии, которые были на Левиафане, да и то…

Поставив отметку расспросить Юния или еще кого из известных, Сэм вышел на мостик к Харону, доложить о искоренении брожения среди десанта и обрадовать пополнением. Казалось, желающих должно набежать со всех сторон, но нет. Биотехника отзывалась на минимально допустимый уровень атлантского генома. И было чудом, что у него и Лизы они были на самом минимуме, а уж Столярову да Ивану их, извините, присобачили насильно, полностью меняя «клеточную основу». И если бы первый не был синтетом людей, а второй не побывал ранее в виварии у горгон, черта с два они бы после этого выжили. Этим объяснялось то, что технологии свои атланты не давали, считая, что у людей и так есть чем самоубиться.

Ранее у него не было возможности рассмотреть мостик как следует, да и был он тут мельком. Он являл собой открытую площадку, как это в обычае у атлантов, отчего казалось, что к звездам можно дотянуться рукой. Вид звездного купола охватывавшего все пространство кроме пола, здесь совершенно не пугал. У самой кромки неба, узкое кольцо-барельеф из монолитного на вид камня, испещренного множеством высеченных пиктограмм. Казалось, часть величественного древнего храма взлетела вместе с ними и парит в звездной россыпи. Пилотов, в его понимании, тут не было. Изредка к барельефу кто-то подходил, скользил пальцами по бороздкам, словно читая высеченные в камне древние письмена и также неспешно отходил. Вспыхивал световой столб, заменяя экран или голограмму, будучи читаем и проницаем, не мешая взору. Сейчас здесь был лишь Харон, да высокая, тонкая, словно изваянная из мрамора атлантка, в невесомой тоге-хитоне, подчеркивавшей ее изгиб. Сэм даже зажмурился. Ни один скульптор, ни один резец не смог бы передать величавую гармонию и спокойствие черт, хотя глаза ее казалось начнут метать молнии. Прозрачно серые, бездонные, были исполнены гнева, и он хотел убраться подобру-поздорову. Он ранее не видел атланток, ни здесь, ни за краткое время в Посейдонисе. Однако Харон заметил, повел рукой предлагая подойти. Здесь, в этом звездном храме они казались ожившими богами.

– Сэм, знакомься. Это Селена, богиня Луны.

Сэм подошел, неловкий, деревянный, не зная как вести себя в присутствии богини. То ли пасть на колени, то ли согнуться в земном поклоне. Селена на миг, на один краткий миг задержала на нем свой взор, кивнула величаво и его словно пронзило током. Он кивнул в ответ, чувствуя себя неотесанной деревенщиной.

– Видишь как она злиться при виде того, что сотворили горгоны с ее Луной? Зря они так. Наши тральщики, название условное, сгребли оплавленные останки горгонской флотилии и стянули в центр этого безобразия.

– Здравствуй, Сэмюель. Видишь что они устроили? Кто станет поклоняться, кто станет вздыхать без Луны?

– Право, не знаю что сказать, разве может человек сделать разбитое целым?

– Но мы попробуем, не зря же меня называют богиней.

Открылся близкий вид Фатума и Деи, кометный хвост осколков, тральщики, что трудились неустанными пчелами, сжимая широким кольцом силовых щитов осколки.

Селена величественно шагнула вперед, воздела к Луне руку и тотчас в центре вспыхнула яркая серебристая искорка, разгораясь с каждым мигом сильнее. И чем более ширилось мерцание, тем быстрее глыбы стягивались к центру, устремляясь обратно. Вот заскользили навстречу Фатум и Лея, соприкоснулись, сомкнулись как части единого механизма занимая положенное место. Осколки взвихрились в неистовом верчении, а Селена стояла, простерши к Луне свою длань. Вот стали на места, через трещины виден был удерживающий вместе сребристый свет стягивающий их к центру. Луна вздрогнула, словно запущенное сердце, начала медленное вращение. Сэм всегда был чужд мистики и мистицизма, но сейчас почувствовал желание пасть на колени при виде богини сотворяющей Луну из праха и осколков. Селена обернулась и удовлетворенно улыбнулась:

– Неплохо для человека, Сэм? Да что это с тобой. Встань, я вовсе не богиня, а человек, пусть живу я дольше.

– Но это невозможно… – у Сэма перехватило дыхание – такое под силу лишь богам!

– Даже боги довольствовались уже сотворенным. Это зерно. Зерно, из которого пылевое облако начинает формироваться в планету или даже в звезду. Пройдет какое-то время, прежде чем прорастет оно через породу, срастит воедино расколы. Но вы пока туда не летайте, Сэм. Это опасно даже для нас. Гравитационное поле масс выровняется, расколы заплавятся, но будет это весьма нескоро. Природе на это требуются миллиарды лет, но она не разумна. Разум же покоряет даже время, делая невозможное возможным, а сказочное реальным. В ваших древних легендах говориться о том, что Луна родилась в волнах Великого Потопа. Пусть будет так внове! Влюбленные вновь смогут взирать на ее сребристый лик, а ваши поэты сочинять великие стихи.

Она закрыла глаза и процитировала, воздев руки перед собой и словно паря в серебристой дымке:



Не бродить уж нам ночами,
Хоть душа любви полна,
И по-прежнему лучами
Серебрит простор луна.
Меч сотрет железо ножен,
И душа источит грудь,
Вечный пламень невозможен,
Сердцу нужно отдохнуть.
Пусть влюбленными лучами
Месяц тянется к земле,
Не бродить уж нам ночами
В серебристой лунной мгле.



И хоть Сэм знал эти строки Байрона наизусть, в устах Селены они обрели иное звучание, исполнившись глубокой торжественности лунной ночи. Он застыл очарованный великолепием ее посребренного профиля. Смех ее прозвучал хрустальным колокольчиком в лунном храме:

– Право, Сэм! Видимо лишь преклонение перед чем-либо способно рождать подобные строки! Теперь оставь нас, и пусть волшебство богини в твоих глазах, все же останется тайной, которую не стоит открывать.

Он вышел завороженный ее голосом, звучавшим в нем и, казалось, унесшим покой сердца. Околдованный шел он переходами транспортника не чуя ничего: места, времени, лишь прозрачные серебристые глаза смотрели строго и испытующе. Кто-то звал его, но их тут же отсекал возникший за его спиной Юний:

– Тихо, тихо. Не тревожьте его, он во власти Селены!

Прошло должно быть пару часов, пока внове он смог воспринимать окружающее, реальность. Он помнил как ранил его вид горгоны-Пипетки, притворявшейся Надеждиной, но рядом с чарами Селены она была ничто. Юний улыбался понимающе и мягко. Они и ранее были дружны, но все ж была меж ними некая отстраненность, между атлантом, живущим тысячи лет, и человеком, чей век краток. Но теперь он смотрел на него почти как на ровню, прикоснувшегося к некоей тайне, которую нечасто дано вкусить смертным существам.

– Так любим мы, Сэмюель. Наша любовь отличается от вашей, в ней нет примести тварности, хотя плотское влечение не чуждо и нам, в свой срок. Должно быть так в древних мифах богини нисходили до смертных, даруя им свою любовь и сердце. Пусть лишь на краткий миг, но и земной человек может вкусить этой любви. Ты лишь начал знакомство с нашими богинями, друг мой, и вид первой из них сразил тебя до глубины души. Но пойдем, посмотришь сейчас как другая, грозная и мудрая, снизойдет до твоих земных соратников.

Сэм должно быть вскрикнул, удивленный, а Юний, довольный произведенным эффектом промолвил:

– Я ведь говорил тебе, мы эстеты и ценители прекрасного. А любовь величайшее из возможных искусств, сочетающее и окормляющее все остальные. Ибо все рождается от любви: слово, стих и слог, звучание струны и посвист стали в битве. И сейчас ты увидишь еще одну из богинь, разящую мудростью и мечем.




Глава 04. Эрганэ


Юний повел переходами в зал обучения, в котором упражнялись в воинском искусстве атланты, оттачивая свое мастерство столетиями, а то и тысячелетиями. Как великие, запечатленные в легендах людей Персей или Харон, с которыми Сэм был знаком лично, признавая, что это было величайшей честью. Персей остался в Атлансии, погруженный в дела людей. Сказал лишь, что поведет их в битву другой военачальник. Познакомившись с атлантами ближе, Сэм узнал, что симбионт был доспехом. Составленным из генной мозаики, любовно выращенным, и вступающим с носителем в эмпатическую связь, угадывая не мысли, но намерения. Оружием были они сами. И у каждого из них, как и положено богам, было свое особое. За тысячелетия развития себя, атланты развили способность управлять энергиями тела, преобразуя их в разрушительные формы. Ведь даже люди могли управлять биением сердца, задерживать дыхание или же впадать в длительный транс, а теперь умножьте все это на науку, умеющую обнаруживать и огранивать в генах эти качества? Как сказал атлант, облачающий Сэма впервые в симбионт – рано или поздно, технологии достигают столь высокого уровня, что непосвященному, а тем более неразвитому человеку они кажутся волшебством. Но тем не менее они остаются наукой, которую можно постигнуть и к которой можно вполне прикоснуться. И никакого волшебства.

Зал обучения походил на обычный тренировочный, был почти пуст, состоя из пружинящего пола и закаленных стен, могущих выдерживать условия тренировок. Посреди зала стоял десяток согласившихся на авантюру оболтусов, уже предвкушающих невиданные ощущения, да несколько атлантов в черных боевых симбионтах. Оболтусы же были в армейском камуфляже расцветок своих стран. Конфедераты и русские. Если конфедератами теперь считались все североамериканцы, то русскими европейцы, от Китая и до Ла-Манша. При виде Сэма ему приветственно загудели, на них тут же прикрикнул Столяров, пресекши шум. Он церемонно опустился на одно колено, как это делают рыцари при посвящении, а Юний легонько подтолкнул Сэма. Он поспешил подчинится и склонил в почтении голову. Он уже знал, что атланты ничего не делают зря. Откуда-то из бокового прохода показалось движение и степенно и величественно вошла еще одна атлантка. В отличии от Селены она была высока, широка в плечах, облаченная в такую же полупрозрачную тунику, скрепленную на плече геммой с символом Атлансии. По залу пошел вздох восхищения, даже Вестер, все еще испытывающий на себе влияние Селены, вскрикнул при виде ее красоты. Если Микеланджело задумал бы ваять богиню-воительницу, то не смог бы отыскать никого лучше нее. Потрать он хоть сто лет. Высокая, стройная, гибкая как искусный клинок. На лице невозмутимость и отстраненность как у всех атлантов, но глаза были исполнены такой силы и огня, что люди невольно поежились. Едва взмахнув рукой, позволила атлантам подняться, посмотрела на людей, пристально изучая лица. Затем молвила сильным звучным голосом:

– Я Эрганэ. Ваятель. Моя забота сделать из вас воинов. Вы мните себя сильными, иначе не стояли бы здесь. Но никто из вас не сможет сделать шаг ко мне, без моей на то воли… Попробуйте.

Земляне силились сойти с места, но никто не смог даже вздохнуть. Атланка перевела взгляд с них на Сэма:

– Ты.

Он попробовал сделать шаг, но тут же ощутил на себе ее волю. И если власть горгон туманила разум, то сила атлантки его не касалась, наоборот, лишь усиливала. Разрывая оковы, превозмогая себя, чувствуя, как внутри его разума идет незримая борьба за тело, дрожа от усилий он таки сделал шаг.

– Довольно. Теперь сделай тоже без брони. Чтобы никто не упрекнул, что тебе помогла она.

Сэм знал, что бронью симбионт называют лишь воители, говорящие скупо и архаично. Он вытянул руку в сторону и бронь-симбионт повинуясь желанию стек на пол черной лужицей. Он остался в плавках, поджарый, подтянутый, не смутившись взгляда воительницы. И снова взгляд ее сковал его члены, заморозил даже дыхание, но тут другая воля коснулась, растопила окаменелость, и воительница неожиданно рассмеялась:

– Ты покровительствуешь ему, сестра. Но он сделал шаг сам. Давно я не встречала в людях нашу кровь.

Она сделала движение кистью, оцепенение прошло, указала на симбионт.

– Облачайся воин. Теперь он твой по праву. Ибо сила воина не в оружии, а в разуме. Разум направляет руки.

Сэм присев коснулся симбионта, и он тут скользнул назад, однако приняв вид не обычной его одежды или черной брони, а древних доспехов. Он непонимающе смотрел на себя, атланты взирали на него с какой-то благосклонностью. Юний тихонько тронул за плечо и прошептал:

– Ты хоть знаешь, Сэмюель, кем был твой противник?

– Понятия не имею – опешил он – я таких как она не встречал ни тут, ни у вас.

– Сама Афина Паллада, дочь Зевса.

При упоминании этого имени у него подогнулись ноги. По легендам греков, Афина была могущественной воительницей и защитницей. Но то была богиня из легенд, а сейчас она перед ним воочию, из плоти и крови.

Тем временем Афина, она же Эрганэ ваятель, сбросила хитон, и он сполз на пол шуршащей тканью, оставив ее в черном симбионте, открывая такие формы, при виде которых в восхищении захватывало дух.

– Кто из вас, воины, отважиться помериться силой тела? Неужто устрашитесь женщины?

Вперед вышел, поднимая руку как в школе, здоровяк Паша. Столяров при его виде сокрушенно закивал.

– Давай, воин. Сможешь ли бросить меня на пол либо обездвижить. Не бойся кажущейся слабости.

И тут Паша допустил самую большую ошибку в своей жизни. Его губы скривила похабная улыбочка, он попробовал просто схватит ее ручищами, даже не делая никаких захватов, но едва его рука коснулась Эрганэ, та сделала неуловимое движение и его отбросило на десяток метров в сторону, припечатало в стену, на которой он остался висеть как муха на клейкой ленте.

– Неуважение к противнику, а тем паче к женщине, недостойно воина. Впрочем, воином у вас называют всякого, кто умеет стрелять из орудий, не прибегая ни к чести, ни к уму.

Она сделала движение кистью и он сполз на пол. Потом посмотрела на присмиревшее стадо землян. Вышел Кирби. Подошел к воительнице, с уважением склонив голову и сделав движение будто приподнимая край шляпы, как это было принято в его краях. Он не бросился вперед, сделал обманчивое движение, сместился в сторону пробуя сделать подсечку. Афина снова крутанулась черным вихрем, однако же, не впечатав в стену, а подвесив в воздухе, затем опустила его наземь.

– Итак, воины. Что это было. Можете спрашивать. Разрешаю.

– Волшебство? – пролепетал кто-то из солдат – Сила, как в старых фильмах.





Конец ознакомительного фрагмента. Получить полную версию книги.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/viktor-mokluchenko-32178839/cherez-ternii-k-zvezdam-68491637/) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.



Книга "Через тернии к звездам", лишь косвенно связанна со вселенной Армагеддона, поскольку все действия происходят в космосе и иных звездных системах. "И раз уж зашла речь об этом, то не пора ли нам, снова выйти к звездам? Ибо время бесед прошло, настало время дел - пора осваивать Звездные Рубежи..."

Как скачать книгу - "Через тернии к звездам" в fb2, ePub, txt и других форматах?

  1. Нажмите на кнопку "полная версия" справа от обложки книги на версии сайта для ПК или под обложкой на мобюильной версии сайта
    Полная версия книги
  2. Купите книгу на литресе по кнопке со скриншота
    Пример кнопки для покупки книги
    Если книга "Через тернии к звездам" доступна в бесплатно то будет вот такая кнопка
    Пример кнопки, если книга бесплатная
  3. Выполните вход в личный кабинет на сайте ЛитРес с вашим логином и паролем.
  4. В правом верхнем углу сайта нажмите «Мои книги» и перейдите в подраздел «Мои».
  5. Нажмите на обложку книги -"Через тернии к звездам", чтобы скачать книгу для телефона или на ПК.
    Аудиокнига - «Через тернии к звездам»
  6. В разделе «Скачать в виде файла» нажмите на нужный вам формат файла:

    Для чтения на телефоне подойдут следующие форматы (при клике на формат вы можете сразу скачать бесплатно фрагмент книги "Через тернии к звездам" для ознакомления):

    • FB2 - Для телефонов, планшетов на Android, электронных книг (кроме Kindle) и других программ
    • EPUB - подходит для устройств на ios (iPhone, iPad, Mac) и большинства приложений для чтения

    Для чтения на компьютере подходят форматы:

    • TXT - можно открыть на любом компьютере в текстовом редакторе
    • RTF - также можно открыть на любом ПК
    • A4 PDF - открывается в программе Adobe Reader

    Другие форматы:

    • MOBI - подходит для электронных книг Kindle и Android-приложений
    • IOS.EPUB - идеально подойдет для iPhone и iPad
    • A6 PDF - оптимизирован и подойдет для смартфонов
    • FB3 - более развитый формат FB2

  7. Сохраните файл на свой компьютер или телефоне.

Книги автора

Аудиокниги автора

Рекомендуем

Последние отзывы
Оставьте отзыв к любой книге и его увидят десятки тысяч людей!
  • константин:
    12.08.2022
  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *