Книга - Порученец

120 стр.Правообладатель:АвторОглавлениеКнига нарушает законодательство?Пожаловаться на книгуЖанр: эротические рассказы и истории, эротическое фэнтези
18+
a
A

Порученец
Инга Леровая


Мир омегаверса, где есть благородные альфы, умилительные омеги и нейтральные беты. Альфы являются самцами, а омеги выполняют функции вынашивания и рождения детей. В семьях отцом называется альфа-родитель, а папой – омега-родитель. В силу физиологических причин большинство произведений омегаверса относятся к виду "слэш".Каждая история – это судьбоносная встреча со своей истинной половинкой. А помогает парам встретиться рыжий омежка Тим. Он герой почти всех рассказов. Название рассказа "Порученец" стало названием всего сборника.Мило, нежно, исцеляюще, вдохновляюще.





Инга Леровая

Порученец





Попытка


Предстояли сложные экзамены, и Милош остался дома, не поехал с родителями кататься на белоснежной яхте. Яхта подождет. И родителям надо побыть без него, понежиться на солнышке. А ему надо учиться. Диплом целителя не за горами. Пусть целительство и не совсем медицина, но уже огромный шаг вперед. Ведь какой-то десяток лет назад омегам запрещали подобные специальности. В лучшем случае обслуга, нянечки и медбраты.

Его отец был врачом, а папа медбратом. Они и сейчас практиковали в своем частном маленьком кабинете. И мечтали оставить практику Милошу в наследство. Чтобы ему не пришлось пробиваться через сотню препон в государственных клиниках, чтобы он не испытал высокомерного отношения от чиновников. Чтобы пациенты не кривили носы: “О, вы омега, а нет альфы или, на крайняк беты, чтобы поставить укол”. Его папе омеге все это пришлось пережить. И он часто рассказывал, как тяжко ему приходилось, хотя у него была поддержка от своего альфы, отца Милоша.

Учиться Милошу нравилось, и в общем, он не чувствовал себя обделенным, что ближайшие дни просидит за книгами и будет выполнять много практических заданий. Снятие головной боли ему уже отлично удавалось. Распознавать эмоции и ложь тоже. Уменьшить тревогу – запросто. А вот выявлять камни в почках и аппендицит совсем не мог. Все, что ниже пояса, он стеснялся смотреть. Ну, для молодого омеги простительно.

Его куратор так и говорил, будут регулярные отношения с альфой и все наладится. Пока с регулярностью, и вообще с отношениями, было так себе. Альфы проявляли к Милошу интерес, но большей частью сиюминутный “сунул, вынул и пошел”, он это с ходу понимал и не соглашался на незавидную роль. Альфы тоже понимали, что он нудный и робкий заучка, с таким намаешься, и больше не лезли.

Милош прилежно занимался, а под вечер позвонил давний приятель Герман. Когда-то они жили в одном дворе, дружили, откровенничали, насколько это возможно между альфой и омегой. Герман был в курсе личной жизни Милоша и про то, как мешает девственность в диагнозах, тоже знал. Однажды расстроенный Милош ему признался в своих затруднениях. О чем потом пожалел.

– Ми, привет. Скучаешь? Учебники все сгрыз? Слушай, а у меня супер-идея возникла. Я понял, как тебе помочь с диагностикой, сто процентов даю, поможет! – Герман напирал и давил, как все альфы. – Я на базе отдыха сейчас. Приезжай. Погуляем по лесу, подышишь свежим воздухом. Ну, и с нашей девственностью разберемся.

– С нашей девственностью? – Милош растерялся.

– Ми, не будь ханжой. У тебя никого нет, у меня никого нет. Поможем друг другу. Ты поймешь, что ниже пояса ничего страшного нет.

– Я и так знаю. Про ниже пояса. Я все-таки целитель.

– Да какой ты целитель, спермы не нюхал.

– Герман, выбирай выражения. Похоже, ты перенюхал? Непонятно только чего.

– Я тебя жду, чтобы вместе. Нюхать. Тьфу, вместе удовольствие получить. Повзрослеть, наконец. Приезжай. Тут недалеко. На мотике за полчаса домчишь.

– Как-то неожиданно. И я к экзаменам готовлюсь, – срываться куда-то Милошу вовсе не хотелось.

– Трусишка. Жизнь вообще неожиданная штука. Тем она и прекрасна. У меня номер на двоих, восьмой. Жду тебя, – Герман бросил трубку, специально, чтобы Милош не успел отказаться.

А Милош задумался. Он, конечно, не верил, что с одного раза он сразу станет полноценным целителем, но быть девственником в его двадцать два тоже перебор. И ведь чем дальше, тем труднее решиться. Страхов будет больше. На лекциях им это объясняли. Германа он давно знает, и сможет попросить его не торопиться. Сделать все аккуратно, достаточно возбудить, не метить, не использовать узел. Герман не будет злорадствовать потом, что Милош ничего не умеет.

Чем больше Милош размышлял, тем больше он находил плюсов в предложении Германа. Насчет своей девственности Герман, конечно, привирал, ложь Милош почувствовал. Но, с другой стороны, доверяться совсем уж неопытному альфе, он бы тоже не хотел. Хуже нет, когда оба толком не знают, что делать. И с одногруппниками он не хотел связываться.

Попытка это же не пытка, уговаривал себя Милош. Это просто попытка. Новый опыт. Если не понравится, дальше не будем продолжать. А если все сложится удачно, то… Тут у Милоша фантазия заканчивалась. Не мог он придумать, как они с Германом становятся парой. Но дружеский секс время от времени тоже ведь не плохо. А поскольку не дружеского секса у Милоша нет и не предвидится, то и надо решаться. В конце концов, Герман действовал по правилам – пригласил его по сути на свидание, погулять по лесу.

Останавливала Милоша еще одна вещь – ему не очень нравился запах Германа. Перечный с мятной отдушкой. Ни мяту, ни перец, Милош не любил. А запах партнера должен нравиться, возбуждать. Вот его родители не могут надышаться друг другом. Отец, так вообще, входил в квартиру и сразу делал глубокий вдох, и расплывался в довольной улыбке, так ему нравилось, как пахнет папа. Хотя они давно в браке и целый день вместе на работе. Отец даже рычал от восторга, обнимая супруга.

Милош хотел также. Чтобы его ценили. Целовали за ухом и не могли надышаться. Чтобы его тискали и рычали от восторга. Чтобы не приходилось морщиться от запаха партнера. До сих пор этого ничего не случилось. Никто Милошу не нравился, и он никому. И пока приходилось соглашаться на дурацкий дружеский секс.

Все еще в сомнениях, Милош положил в рюкзак конспекты, пижаму и презервативы. Им выдавали на занятиях, самые дешевые, не для использования по прямому назначению, конечно. Но хорошо, что они были. И надо взять упаковку снотворного, есть начатая. Он, наверняка, разволнуется после всего, не сможет уснуть, да и боль может быть, а завтра снова надо готовиться к экзаменам. Поэтому он выспится со снотворным и будет на природе отрабатывать целительские навыки. Это даже лучше, чем в квартире.

Про сам секс Милош старался не думать. Как правило, омеги легко возбуждались, а в течку так вообще без альфы было сложно, но все это Милош знал теоретически. В их доме не было специальных средств для возбуждения, родителям было это не надо. А Милоша они берегли, и всегда на время папиной течки или отцовского гона уезжали куда-нибудь вдвоем. Поэтому он и вырос такой инфантильный и робкий в вопросах секса.

Заехать в аптеку за возбуждающим Милош постеснялся. Это дело альфы своими феромонами и ласками заставить омегу хотеть секса и выделить достаточно смазки, пусть Герман и старается. Милош боялся ехать и боялся передумать ехать, поэтому просто сел на мотоцикл и газанул. Как уж выйдет. Он гнал свой байк по ровной лесной дороге, и скорость наполняла его азартом и уверенностью. Лучше попытаться и пожалеть, чем пожалеть, что не попытался.

База отдыха располагалась в красивом месте, на берегу заросшего озера. Но маленький песчаный пляжик имелся. Смешанный лес окружал и озеро, и разноцветные одноэтажные домики для отдыхающих. На излете весны все зеленело, цвело и радовало глаз. Милош с удовольствием прогулялся по извилистым дорожкам и зашел к администратору. Он сразу решил взять себе отдельный номер, а не заселяться к Герману. Они пока друзья, зачем давать повод для слухов. И вряд ли он выдержит сутки в плотном запахе нелюбимого альфы.

Оранжевый домик на шесть номеров, куда заселили Милоша, оказался очень милым. Вход в номера был с открытой веранды. Милош понадеялся, что соседи тихие. Не устроят пьяных гулянок. Его крайний номер ему тоже понравился. Из номера можно было выйти на другую сторону домика и там тоже была веранда. И вид на озеро. На веранде он отлично позанимается завтра с конспектами или просто посидит, слушая птиц, любуясь природой. Настроение поднялось, и Милош уже не жалел, что приехал. Сейчас душ примет и пойдет искать Германа.

После холодного душа и короткой медитации Милош все равно нервничал и не хотел, чтобы кто-то видел, как он стучится в номер Германа. Поэтому он нашел нужный домик и поднялся на заднюю веранду. Появится с балкона, и будет сюрприз. Дверь в номер Германа была распахнута настежь. Милош помедлил, осторожно заглянул, и тотчас отпрянул. Кровь бросилась ему в лицо. В номере полубоком к нему стоял обнаженный Герман. А на коленях перед ним расположился омега в служебной форме, администратор или горничный. Омега старательно делал минет Герману, причмокивая и отклячивая задницу, а Герман направлял его, положив руку на затылок. Парочка, естественно, увлеклась, и Милоша не заметили. А он поспешил по-тихому уйти.

Ситуация была несколько глупая и вроде не особо обидная. Как в анекдоте. Герман свободный альфа, но Милошу стало неуютно. Он столько душевных сил потратил, чтобы убедить себя в необходимости этой попытки секса, что сейчас чувствовал себя не в своей тарелке. Главным образом от того, что понимал неприглядную правду. Если бы он постучал в главную дверь, Герман успел бы выкинуть из номера услужливого омегу. И наивный Милош стал бы той самой игрушкой, которую ласкают между делом, просто потому что попалась под руки.

Подумав, Милош решил переночевать на базе, хотя поначалу, в горячке, хотел тотчас прыгнуть на мотоцикл и вернуться домой. Но внутренний жар усиливался, руки тряслись и Милош остался. Запер накрепко все двери. Хотя Герман ведь не знал о его приезде. Бояться было нечего. Никаких разборок не будет. Просто попытка не удалась. Да и ладно.

Выпив двойную дозу снотворного, Милош переоделся в пижаму и улегся в постель. Сон не приходил. И грустных мыслей не было, и не огорчился он, а вот не спалось. Голова как ватой была набита, слегка тошнило. Может простыл, пока на мотоцикле ехал с ветерком? Помучившись без сна, Милош выпил еще снотворного. Завтра все-таки надо готовиться к экзамену. А после бессонной ночи ничего он не выучит. Через полчаса, к счастью, начала накатывать дрема.

Вдруг снаружи раздался шум. Кто-то бегал по веранде, стучал в все двери и истошно вопил. Пожар что ли? Милош приоткрыл дверь, хотя его уже пошатывало, он засыпал на ходу. В номер влетел рыжий паренек с конопушками по всему лицу.

– Ой, спасибо, а то никто не пускает, а я в туалет хочу, сил нет терпеть, а ключ родители унесли, а брат занят на работе, – выпалил одной очередью гость и молниеносно скрылся в туалете.

Милош прислонился к стене в коридорчике, стоя ждать было затруднительно. Он сел на корточки, глаза сами закрылись, сон его сморил. Начисто вырубило. Когда довольный омежка вышел из туалета и увидел неподвижного Милоша, сидящего на полу с опущенной головой, то завопил и кинулся бить Милоша по щекам.

– Эй, ты чего, не умирай, эй, – паренек тряс Милоша за плечи, но добился только того, что Милош из сидячего перетек в лежачее положение. – Я сейчас, я за врачом.

Проснулся Милош в незнакомой комнате. Кровать была неудобная, а он лежал под одеялом голым. Попытался поднять руку к лицу и с удивлением обнаружил, что в вену воткнута игла капельницы. Огляделся – явно больничная палата. Что за ерунда. Как он здесь оказался и почему? Он точно помнил, что заснул в номере. Немножко плохо себя чувствовал, но точно не настолько, чтобы оказаться в больнице.

В палату влетел вчерашний паренек. Рыжие волосы торчали во все стороны.

– Ты очнулся! Ура! А я так испугался. Я из туалета вышел, а ты лежишь. Я трясу, а ты не дышишь. Но я не растерялся и тебя спас. У меня брат врач, – паренек строчил словами как из пулемета.

– Ты меня спас? – Милош никак не мог сообразить, в чем дело.

– Ну, конечно, я. Ты что, не помнишь ничего? А зачем таблеток наглотался? Несчастная любовь, да? Не бойся, я никому не скажу, – конопушки мелькали в глазах Милоша, сбивая с толка.

– Несчастная любовь? У меня? Наглотался? – Милош протестующе замахал свободной рукой. – Ты с ума сошел?

– Тим, выйди, – строгий голос прервал абсурдную беседу.

Милош поднял глаза и смутился. Рядом с кроватью стоял невозможно красивый альфа в белом халате, явно брат рыжего, потому что тоже рыжий, только без конопушек.

– Меня зовут Майкл, я ваш врач, мне нужно заполнить медицинскую карту, – альфа сел рядом на стул. – По закону я должен сообщать о таких попытках. Но я пока этого не сделал, хочу разобраться.

– Попытка? – Милош вытаращил глаза. – Да с чего вы это взяли?

– Вы наглотались таблеток. Пришлось промыть вам желудок и поставить капельницу. К счастью, вы быстро пришли в себя.

– Что за бред! Да, я выпил снотворное, но я не превысил допустимую дозу. Я сам целитель, я знаю, – Милош замолчал, не силах придумать, что еще можно сказать в свое оправдание, и перешел в наступление. – Вы что, ворвались в мой номер, насильно меня привезли в больницу и лечили?

– Мы не врывались, дверь была открыта. А вы были без сознания. Лежали на полу.

– Я просто уснул! Крепко уснул. У меня экзамены, мне надо было хорошо выспаться. И уж точно я не нуждался в промывании желудка. Вы перестарались, – Милош обиженно отвернулся и потянулся к капельнице. Он вдруг осознал, что был в номере в пижаме, а сейчас ее на нем нет, и с ним, голым, проводили какие-то манипуляции. Руки задрожали, он закусил губу, чтобы не всхлипнуть.

– Простите, я испугался, что вы умрете от передозировки таблеток. Я нашел пустую упаковку, – Майкл встал, освободил Милоша от капельницы. – Я сейчас принесу вашу одежду, если вы позволите мне зайти в ваш номер.

– А где я?

– Это медпункт на базе отдыха.

– Идиотизм. Отдохнул, называется, – проворчал под нос Милош, но Майкл услышал.

– Я сожалею. Тим так кричал, так испугался за вас, прибежал ко мне с дикими глазами.

– И вся база наблюдала, как вы меня тащили сюда? – Милош закрыл лицо руками, внутри все скрутило от стыда.

– Не переживайте так. На улице уже было темно. И медпункт рядом с вашим домиком, кроме меня вас никто не видел. – Майкл присел на краешек кровати, вздохнул, и вдруг принюхался. – У вас скоро начнется течка, да? Поэтому вы так нервничаете. Вас есть кому отвезти домой?

– Как только вы принесете мне одежду, я уеду.

– Это опасно, одному.

– Послушайте, принесите мне одежду, дайте блокаторы и я исчезну, – повысил голос Милош.

– Блокаторы?

– Да, блокаторы. У меня нет под боком альфы и экзамены на носу.

– Я могу дать вам освобождение.

– Не надо. Просто отпустите меня отсюда, – Милош устал от странного разговора, закрыл глаза, злясь на себя за то, что сам не догадался о своем состоянии. Приехать на базу в преддверии течки. Он растяпа, каких мало, и не достоин называться целителем.

Майкл быстро вернулся с одеждой, таблетками и спреем.

– Неужели запах уже сильно чувствуется? – Милош схватил спрей.

– Пока нет, но лучше вам поспешить, – Майкл отвернулся к окну, чтобы не смущать Милоша. – Тим хочет поехать с вами, вбил себе в голову, что отвечает теперь за вас.

– У меня нет второго шлема, я не смогу его взять, – Милош оделся и пошел к двери. Некрасиво уйти просто так. – Спасибо за все. И не говорите Тиму, что реальной опасности не было. Пусть останется моим спасителем.

Сдав номер, в котором не удалось выспаться и позаниматься, Милош направился в столовую. Пить блокаторы на голодный желудок не хотелось. Конечно, грустно, что очередную течку придется перебиваться одному, но уж точно не с Германом. Попытка была глупая и не удалась. Ну и пусть, подумал Милош, и, как назло, Герман ему встретился у раздачи.

– Ми, ты тут? А почему вечером не приехал? – Герман взял из его рук поднос, донес до столика у окна. – А я тебя ждал, скучал.

Милош чуть не выдал себя язвительным – “видел я, как ты скучал”.

– Давай позавтракаем и ко мне. У тебя ведь скоро течка должна начаться?

– С чего ты взял? – оторопел Милош. Герман был в курсе его графика? Надо же. И поэтому пригласил, четко понимая, что с течным омегой можно не церемониться. Даже с таким зажатым, как Милош.

– Ми, я так давно тебя знаю, так долго жду, когда ты уже, наконец, созреешь, – Герман качнулся в его сторону. Запах перца ворвался в ноздри и Милош чихнул.

– Я простыл, похоже. Извини, я возвращаюсь домой.

– Я тебя не отпущу. Буду сам лечить. Поиграем в доктора? – Герман ухмыльнулся и вздернул брови, он был уверен, что Милош просто кокетничает, хочет, чтобы его уговаривали. И Герман был готов немного поуговаривать. Ведь через несколько часов Милош сам будет тереться об него и умолять о сексе.

– Я нашел шлем, я поеду с тобой, вот смотри, красивый? Майкл меня отпустил! Ты уже поел? Когда поедем? Сейчас? – рыжий спаситель пританцовывал вокруг Милоша и стянул булочку с его тарелки. – Это твой рюкзак? Я возьму его, доедай скорей.

– Да, сейчас поедем. Иди к мотоциклу, он там на стоянке, у большого дерева, я догоню, – Милош так обрадовался конопатому чертенку, что заговорил как он.

– Ми, ты что? – Герман не мог поверить, что Милош его отверг.

– Герман, все пока. Меня ждут. Потом я тебе позвоню, после экзаменов.

На самом деле Милош не собирался больше звонить Герману и выбалтывать ему свои секреты, наоборот, он занесет его в черный список. Разочарование было слишком сильным, какой же это друг, если он внаглую готовился использовать физиологию Милоша. Такое не прощают робкие заучки.

В городе Тим ни за что не позволил отвести его домой, настоял, чтобы Милош ехал сразу к себе.

– С течкой не шутят, ты уязвим, тебе надо лечь, душ холодный принять, острое не вздумай есть, мне брат все про течку рассказал.

– Кто из нас взрослый и целитель, догадаешься или подсказать? – Милош шутливо дернул наглеца за ухо. – Ты маленький омежка и нечего тут командовать.

Дожидаясь чая, Тим обследовал всю квартиру, полистал книжки, заглянул в шкаф с одеждой и выдал свой вердикт.

– Нормально тут у тебя, ты, наверно, по ошибке таблеток наглотался, да?

– Тим, я не наглотался, я выпил несколько таблеток, чтобы выспаться. А ты такой шум поднял, что мне стыдно было смотреть на твоего брата. Он меня принял за неврастеника.

– Он в тебя влюбился, – Тим захихикал. – Ты что не понял? Отойти от тебя не мог. Всю ночь с тобой просидел. За ручку держал. Пульс считал. И меня утром выгнал. Знаешь, как он тебя отпускать не хотел.

– Тим, не выдумывай, спокойно он меня отпустил.

– Ага, спокойно. А то я брата не знаю. Шлем свой драгоценный выдал, а так и не выпросишь, лекцию прочитал, как за тобой ухаживать.

– Тим, – Милош растерялся.

– Да ладно, не смущайся. А этот альфа в столовой, он тебе кто? Противный. Почему он тебя Ми называл? А брат тебе понравился? Ну хоть немного? А чем он для тебя пахнет?

– Тим.

– Ну что Тим.

– Меня зовут Милош, поэтому Ми. Понятно?

– Да знаю я, как тебя зовут и адрес тоже, я на ресепшене узнавал, брат просил. Так что, понравился он тебе? Он же мне сейчас звонить будет, что я ему сказать должен?

– Ничего ты не должен ему говорить. Да и не будет он звонить.

– Будет, будет. А у тебя когда экзамен? Ты на целителя учишься? Я книжки видел. А меня можешь вылечить от конопушек?

– Я могу тебя вылечить от словесного поноса! Сейчас только скотч достану.

– Вот, я же говорил, а ты не верил, – Тим тыкал в Милоша вибрирующим телефоном. – Что сказать-то? Понравился же?

– Скажи, что у меня от тебя голова треснула. И что мне заниматься надо, а ты мешаешь.

– Нам заниматься надо, а ты мешаешь, и голова треснула у Милоша, – выпалил Тим в трубку. – А чем ты пахнешь он мне еще не сказал, перезвони позже.

– Тим, все, сваливай, иначе я тебя прибью.

– Вот, у вас даже реакция на меня одинаковая, – довольный Тим побежал к двери.

Все экзамены Милош сдал на отлично. В деканате его поздравили, назвали гордостью факультета, сфотографировали на доску почета и выдали благодарственное письмо родителям. Счастливый, он вышел на улицу, потянулся с хрустом. Родители должны были его встретить, но пока он их не видел. Кто-то схватил его за рукав и потащил в сторону парковки.

– Привет, ну что сдал? Все сдал? А оценки какие? Мы к тебе не приходили, потому что ты готовился, и чтоб голова не трескалась, но сейчас же ты свободен, пошли есть мороженое, а у Майкла в телефоне есть твое фото, я видел, честно видел, и Майкл тебе розы купил, но они в машине, – Тим сверкал всеми конопушками и подпрыгивал от нетерпения. Взрослые никогда не торопятся за мороженым, а он очень хотел шоколадного.

– Кто в машине, Майкл или розы? – Милош замер, увидев улыбающегося Майкла и вправду с цветами.

– Теперь уже никто, а вы так и будете стоять как два дебила, а ты какое мороженое любишь, я шоколадное, а Майкл фисташковое. А вон тот альфа идет, ну противный который. Майкл врежь ему, чего он к нашему Милошу клинья бьет. Или я сам сейчас с ним разберусь.

– Тим, – разом заорали Милош и Майкл.

– Милош, детка, мы так рады, – папа ревниво посмотрел на букет в руках Милоша и вручил свой.

– Это мои родители, Фидель и Луис, – Милош смутился, как будто его застали за чем-то недопустимым, и зачем-то уточнил. – Они врачи.

– Это мой брат Майкл, – не растерялся Тим. – Он врач. А я Тим, тоже буду врачом. Или нет, я буду целителем, как Милош. Или потом решу.

Тим, как всегда разрядил обстановку, все засмеялись, направились к машинам, и, кто бы сомневался, что Тим не позволит Милошу сесть в машину к родителям. А пока все рассаживались, рыжий непоседа успел показать язык обозленному Герману.

В кафе все поздравляли Милоша. Тема экзаменов была самой безобидной. Что было в билетах, как Милош отвечал, было всем любопытно. Но вскоре родители начали задавать вопросы, где и как Майкл и Тим познакомились с Милошем. Фидель и Луис знали, какой Милош затворник. А тут тебе красавец альфа, на машине, да еще с розами. Милош запаниковал и умоляюще посмотрел на Майкла.

– Мы заходили как-то в колледж, по делам, – важно проговорил Тим, но тут же сбился и затарахтел. – Милош очень симпатичный и добрый и разрешил мне посетить туалет. А я же мог оконфузиться, никто не пускал.

– Да да, Милош добрая душа, – согласились родители. – Поэтому и в целители пошел.

Милош выдохнул, а Майкл незаметно погладил его по колену, ободряя.

– Я прошу вашего разрешения ухаживать за Милошем, – Майкл склонил голову. Это было ужасно старомодно, но родители растаяли. А Тим сделал вид, что его сейчас вырвет.

– Это так символично, – Луис сложил ладони на груди. – Мы с Фиделем врач и целитель, и вы тоже.

– Папа, ты разогнался, – Милош удивился тому, что родители так милостивы к Майклу. Германа они на порог не пускали.

– Ну почему же, – Майкл открыто сжал руку Милоша. – Темп приемлемый.

Все засмеялись, а Тим намекнул Милошу на ухо, что опять его спас и заслуживает, чтобы его прокатили на мотоцикле.




Посудина


На процедуру распределения на практику я вообще не хотел оставаться. По большому счету, да и по малому тоже, ничего интересного мне не светило. Какая-нибудь чахлая муниципальная контора на окраине города. Куда не поедут столичные ребята со связями, а поедут как раз такие как я. Из маленьких городков, без полезных знакомств, да и без денег. А деньги нужны очень, чтобы снять квартиру, так как из общежития нас всех выселят на время полугодовой практики. Где жить – каждый должен решать сам. Мне было неудобно просить родителей о помощи, но выхода не было.

Мой сосед по комнате не стал даже пытаться устроиться на хорошее место, собирался домой. Там ему родители помогут. А мне ехать некуда. В той далекой деревне в горах, откуда я родом, очень красиво, но специалисты по кадрам не требовались. Учился я хорошо, несмотря на то, что приходилось подрабатывать, но это был самый слабый аргумент. На практике оценки не требовались, чаще всего наших гоняли по разным поручениям. Или отправляли на работу с жалобами.

Видимость равенства возможностей в колледже успешно поддерживали. На сайте был вывешен список компаний для стажерства, подавай заявку в любое место, типа все в твоих руках. К четвертому курсу я уже понимал, что это иллюзии, но амбиции гнали меня вперед. Исключительно из вредности я подал заявку на практику в самое лучшее место – крупную фирму, в которой реально было получить профессиональный опыт, зарплату и, если повезет, трудоустройство после защиты диплома.

На это место претендовали все студенты с нашего курса, все подали заявки. А я что рыжий, что ли? Тоже метнулся за счастьем. Глупая шутка, потому что я рыжий и есть. И все три года обучения я слышал эту фразу – а я что, рыжий что ли. По любому поводу. После фразы все смотрели в мою сторону и улыбались. Без зла. Просто потому что, если есть рыжий, почему бы не приколоться. Рыжий на курсе я был один. Все шуточки доставались мне.

Распределение началось. Куратор практики, нудный бета с длинным носом, который придирался равным образом и к омегам, и к альфам, расхаживал по аудитории и раздавал направления. Носом он забавно подергивал, проверяя, не забыл ли кто-нибудь побрызгаться спреем от запаха. Запахи альф, а тем более омег, куратор терпеть не мог. Сопровождая каждую бумагу нелицеприятными комментариями и наставлениями, куратор никуда не торопился. А я рассчитывал отделаться быстро. Но противный старикашка меня как будто не замечал. Уже и троечники получили свои скромные места, и отличники со связями обрели свои шикарные офисы.

Народ подозрительно косился на меня, а я начал нервничать, неужели мне совсем места не нашлось. Или для рыжих существовал персональный ад? Наконец, куратор подошел к моей парте. Оперся одной рукой о столешницу, а другой – помахал направлением. Посмотрел как на таракана.

– А тут у нас образовалось явление просто космического масштаба. Как вам это удалось, Виллен? Вы штурмовали кабинеты топ-менеджеров или подкупили уборщиков? Или у вас есть тайный покровитель? Расскажите нам. Как омеге из задницы мира, без денег и связей, удалось получить место практиканта в лучшей компании города?

– Я вас не понимаю.

– Ну еще бы. Зачем вам меня понимать? Вы же звезда, а мы пыль. За пять лет ни один студент колледжа не проник в эту крепость ни на практику, ни на работу. И тут вы спускаетесь с гор и вуаля. Я хочу знать, Виллен, как вы это провернули? И я узнаю!

– Я понятия не имею, почему они одобрили мою заявку. Все подавали.

– Вот именно. Все подавали, а досталось вам. Вы пообещали им кадровую революцию и увеличение прибыли в десять раз? Стриптиз по пятницам? Небо в алмазах? – куратор оценивающе рассматривал меня, гожусь ли на стриптиз. По его взгляду выходило, что гожусь я только для помойки.

– Нет, – я понял, что лучше помалкивать, все равно мне никто не поверит. У меня самого не было никаких предположений. И уже пугала ответственность. В самом деле, зачем они меня берут? Среди всех заявок мою взяли. Методом тыка, не иначе.

– Я жду от вас еженедельные отчеты, Виллен. Все остальные сдают отчеты раз в две недели, – куратор бросил на парту мое направление и вышел из аудитории, хлопнув дверью.

Ребята тут же окружили меня, тормошили и поздравляли, всем были интересны подробности, которых у меня не было. Шутка “я что, рыжий что ли” обрела другое наполнение. А я совершенно не знал, за что хвататься. Надо было найти другую квартиру, поближе к практике, чтобы не опаздывать. Моя машина, облезлая и старомодная, имела все шансы стать главным позором на корпоративной парковке, да и мой гардероб, манеры, привычки… Я сам с собой заключал пари, на какой день компания поймет, что я им не подхожу. И выходило, что на первый, в крайнем случае, на второй.

Я позвонил родителям и, заикаясь, рассказал о своем то ли успехе, то ли провале. Папа и младший братишка захлопали в ладоши, и я понял, что, как минимум на неделю, деревня обеспечена темой для разговоров. Отец без лишних слов прислал денег на жилье и новую одежду. Было приятно, что он гордится мной. Двумя проблемами стало меньше. Но я все равно никак не мог для себя решить, радоваться мне или огорчаться. А что если я не справлюсь, и они мне напишут плохую характеристику, и потом еще пять лет никого не возьмут на практику? Куратор такого мне не простит, и дипломный год станет полосой препятствий.

Когда я появился по месту практики, одетый скромно, но вполне прилично, на меня посмотрели удивленно и пожали плечами. Хочешь практиковаться, ну практикуйся. Вот рабочее место, вот пропуск, вот личный бедж и талоны на питание в корпоративной столовой. Никому я тут не был нужен, но и прогонять не стали. Все занимались делом. Я же чувствовал напряжение от того, что их выбор пал на меня. Не мог перестать думать про шестьдесят человек на место. Выигрыш в таком конкурсе меня пугал. Отправляясь к руководителю кадровой службы за своим заданием, я изо всех сил старался выглядеть достойно.

– Дионте? – вместо приветствия спросил меня щеголеватый омега в возрасте, отрываясь от бумаг.

– Нет.

– Нет? – удивился руководитель.

– Я Виллен Кодер, не знаю никакого Дионте.

– Вот как. Ну что ж, я вас прикрепляю к группе по командообразованию. Они готовят крупное мероприятие, лишние руки не помешают. Удачи, Виллен, – он снова зарылся в бумажки.

В некотором замешательстве я вернулся в отдел. Задание мне понравилось, не за пиццей для начальства бегать, но я продолжал переживать, что занимаю чужое место. Ждали какого-то Дионте, а пришел я. Фамилия ничего мне не говорила. На всякий случай я решил не лезть на глаза высшему руководству. За неделю я вполне освоился, наша группа мне обрадовалась и я с чистой совестью отправил куратору первый отчет о практике, расписав на две страницы пункт о новых знаниях. Сознательно бросая камень в огород куратора, я высказался о блоках, препятствующих командообразованию. Пусть ознакомится, как он вредит делу своими шпильками.

За отчетом я засиделся, все в отделе уже ушли. Я тоже засобирался и тут увидел на столе для переговоров поднос с грязной посудой. В обед мы пили чай с тортом за мою первую неделю, и уборщики не помыли. Может, из-за того, что я долго работал с отчетом, не стали мешать. Утром народ придет, а тут немытые чашки. В каком-то непонятном порыве я схватил поднос и пошел в туалетную комнату мыть всю эту посуду. Поставил поднос между двумя раковинами, начал мыть, мне не в первой, мурлыкал какую-то песенку. Чашки были розовые, с мелким цветочным рисунком, блюдца фигурно вырезаны, позолота не бросалась в глаза – очень красивый чайный сервиз. Поставив последнюю чашку на поднос, я потянулся к коробу с бумажными полотенцами, и тут на моих глазах поднос заскользил, поехал вдоль края раковины, я метнулся удержать его и не успел. Поднос грохнулся на кафельный пол и сервиз предсказуемо разбился. Чашки, блюдца, десертные тарелки – все вдребезги. Я взвыл. К такой подлянке я не был готов.

Не делай добра, не получишь зла. К моей ситуации эта поговорка не имела отношения, но именно она всплыла в памяти. Кто меня тянул за руки? Зачем я схватил этот поднос? Надо было просто вынести его на кухню и оставить там. Но до нее пришлось бы идти в конец коридора, я, дурачина, решил помыть по дороге и в кухню отнести уже чистое. И что теперь? Как мне быть? Как признаться? Я тут никто, а убытки от меня существенные. Я ругал себя последними словами. Купить новый сервиз? Где взять денег? И такой разве купишь? Розовый порцелан.

Я сел на пол и разревелся. Как маленький. От обиды и отчаяния. Собирал по осколку на поднос и всхлипывал. Мне было так хреново, что даже мелькнула мысль бросить все и уехать в горы. Прямо сейчас, чтобы никто не нашел меня. Как можно было так опозориться? Руки-крюки. Моя гордость вся скособочилась от осознания последствий. Что ждет меня завтра? Куда деть осколки? Выбросить по-тихому и сделать вид, что не видел никакого сервиза? Это непорядочно, могут подумать на уборщиков, и мне это легче будет пережить, чем признание косорукости. Легче на один день. А как потом смотреть в глаза коллегам? Или пообещать погасить ущерб? Полугодовой зарплаты практиканта хватит?

Дверь хлопнула, кто-то влетел в помещение, как ураган.

– Ух ты, вот ты даешь, разбилось да, а ты чего ревешь, расстроился, чашки, что ли, жалко, красивые посудины, но я и красивее видел, помочь тебе убрать это? – как пулемет застрочил у меня над ухом.

Я поднял голову, рядом стоял рыжий и конопатый парнишка и восхищенно смотрел на осколки.

– Что теперь делать? – я беспомощно развел руками. Странно было спрашивать об этом у незнакомого подростка, но его участливость подкупила меня.

– Выброси, да и все.

– Я не могу. Я тут на практике, всего неделю, и так опозорился.

– Виллен, это ерунда, не реветь же из-за посудины, перестань.

– Из-за посуды, – поправил я и вскинулся. – А ты откуда знаешь, как меня зовут?

– В анкете прочитал. А я Тим. Я ж тебя выбрал. Ты рыжий и я рыжий, а рыжие должны вместе держаться и помогать друг другу, – парнишка быстро сбегал в туалет, а потом присел на корточки рядом и стал тоже собирать осколки.

– Ты выбрал? – я недоумевал.

– Ну да, я выиграл желание и выбрал тебя.

– Зачем?

– Сказал же, ты рыжий и я рыжий. А у тебя машина есть? У меня нет. А Милош ездит на мотоцикле и скоро свадьба у них, это я постарался.

Я уже не мог дальше переживать о своей оплошности, просто смотрел на нового знакомого во все глаза. За годы в колледже я привык стесняться своей рыжести, а Тим бравировал этим. Вываливая на меня тонны разрозненной информации, он успел сложить все осколки в мешок для мусора. Чисто зрительно следов моего преступления не осталось.

– Так что насчет машины?

– Есть, правда старая.

– Колеса не спущены, руль не набок?

– Не набок! – я засмеялся.

– Поехали!

– Куда?

– Спасать твою репутацию. Я правильно понял, что признаваться тебе стыдно?

– Правильно.

В машине мне удалось выспросить, что Тим имел в виду, когда говорил, что выбрал меня. Брат Тима работал в корпорации. Наверно, в отделе подбора персонала, раз показал ему заявки на практику. Ну, а Тим, согласно своим принципам, выбрал рыжего и потребовал послать приглашение. Так вот мне повезло.

– А почему он тебя послушался? Ну, с приглашением? – пробивные способности Тима я уже оценил, но хотел знать всю правду.

– Я у него в карты выиграл! Некуда ему было деваться, – Тим захихикал.

– Жульничал? – почему-то в этом я не сомневался.

– Чуть-чуть совсем. Ты меня не выдавай. А то он больше не сядет со мной играть. Все остальные уже отказываются.

– Остальные?

– У меня три брата старших, два родных и один двоюродный, альфы наглые, как еще с ними. И заметь, конопухи только у меня, – похоже, этот факт Тима все-таки огорчал.

– Так ты, наверно, Дионте?

– Да, это наша фамилия. А что?

– Понял, за кого меня кадровик принял. Сопоставил, так сказать, фейсы. Решил, что и я твой брат.

– Не бери в голову, если рыжий, так что, сразу Дионте? Узко люди мыслят.

– А куда мы едем?

– Так к брату и едем, двоюродному.

Хотя ситуация с сервизом пока не разрешилась, я испытывал колоссальное облегчение. Во-первых, я был не один. То, что кто-то мог, вот так запросто, подставить плечо, встать на мою сторону, для меня было внове. Даже родители редко вставали на мою сторону, чаще направляя к берегам, которые были важны им. Во-вторых, загадка с приглашением перестала меня мучить. Оказывается, на меня никто и не строил никаких планов, не ждал подвигов, значит, можно расслабиться и не доказывать двадцать четыре часа в сутки свою полезность. В-третьих, появилась надежда, что все как-то разрешится. И мое самолюбие не пострадает. И, в-четвертых, я перестал считать цвет волос проклятьем. Вон Тим живет и радуется. Маленький омежка, а какой ловкий. Я даже размечтался, что смогу когда-нибудь познакомить Тима с младшим братишкой, мы могли бы вместе сходить в поход в горы.

Мы подъехали к новомодному жилому комплексу, и Тим потащил меня в один из домов. Консьерж запросто пропустил, и мы поднялись в квартиру. Явно холостяцкая, но большая и уютная. Тим сразу полез на кухне в верхний шкафчик и достал оттуда большую розовую коробку. Открыл, и я ахнул – там был точно такой же сервиз, как я расколотил, розовый фарфор с мелкими цветочками и позолотой. Тим быстро вытащил чашки и блюдца, сложил в большой пакет.

– Вот, тащи в машину. Завтра придешь утром пораньше и поставишь на место посудину.

– Посуду, – поправил я. – А как же…?

– Осколки давай сюда. Иди скорей, брат может прийти.

Радостный, я унес в машину сервиз. Но потом мне стало неловко. Я успокоил себя тем, что отдам сервиз на фирму, а брату Тима выплачу деньги. Я же заработаю на практике. Когда я вернулся, Тим уже сложил осколки в коробку и с довольной физиономией швырнул коробку на пол. Эффект ему не понравился. Он бросил коробку еще и еще раз, это было очень смешно наблюдать. Я тоже пару раз бросил. Мы выхватывали коробку из рук друг друга, швыряли ее на пол и хохотали как идиоты.

Брат Тима застал нас за восторженным любованием шикарной композицией из мятой коробки и осколков чашек и блюдец по всей кухне.

– Я не помешаю? Похоже, я пропустил что-то важное? – симпатичный брюнет стоял на пороге кухни, держа руки в карманах брюк, и покачивался с пятки на носок.

– Вай, я разбил твой сервиз, такая жалость, но ты ведь его не любил, он розовый, позорный, я хотел напоить Вилли чаем, он любит земляничный, а где у тебя чай, ты что-то рано сегодня.

– Я польщен, что ты решил угостить друга чаем в моей квартире.

– Это я разбил сервиз, извините, – я не смог спрятаться за спиной мальчишки. – Я компенсирую ущерб.

– Благородно с вашей стороны, но, поверьте, Тим в защите не нуждается.

– Еще как нуждаюсь, а ты все испортил, мы не будем твой чай, Вилли, пошли от этого жадины, подумаешь несколько осколков, – Тим нагло оттолкнул брюнета и махнул мне, мол, уходим.

– До свидания, – пискнул я. – Извините за погром.

– Как же без чая, – брюнет вдохнул протяжно, вытянул руку перед моим носом и уперся ладонью в притолоку двери, перегородив дорогу. – Мороженое будете?

– Будем, будем, – Тим мгновенно вернулся и подмигнул мне. – Поможем тут тебе убрать посудину, а то ты устал, наверно, а работа не волк, конфеты тоже доставай.

– Посуду, – уже привычно поправил я, опускаясь на колени, чтобы собрать в очередной раз осколки, которых, благодаря нашим с Тимом забавам, стало в три раза больше. Вай присел рядом; случалось, что мы хватались за один осколок, и тогда по моему телу разливалось приятное тепло.

– Вам не надоело? – Тим разливал чай и смеялся над нами. – Вай, оставь ты это дело, не лишай обслугу заработка. И некрасиво заставлять гостей убираться на твоей кухне.

Мы сели пить чай, Тим болтал как заведенный. Следить за полетом его мысли я не всегда успевал, но он мне нравился все больше. Я рассказывал про горы, и Тим уже согласился на совместный поход, а Вай больше молчал, поглядывая на нас. Время от времени он доставал то печенье, то мармелад, то халву. Запасы у него оказались неплохие. Я чувствовал себя как дома. Мне нравилось представлять, что эти двое моя семья.

Ночью я не мог спать. Мысленно я обнимал и раздевал Вая, потом смущался и думал, что это он должен меня раздевать, а не я его. Представлял, что он меня обнимает, снимает одежду, касается самых интимных мест, целует… в результате так потек, что побежал в душ, а потом лежал без сна до самого утра. Пришлось вылить на себя полфлакона дезодоранта, потому что даже сам чувствал, как сильно я пахну. Хорошо, что в нашей группе были только омеги.

С сервизом получилось идеально. Я забежал на кухню, поставил его на место и никто не заметил подмены. Мой авторитет не пострадал. И работать было приятно. Мы провели серьезное мероприятие и всем выдали денежное поощрение. Только увы, все, что может кончиться, когда-нибудь кончается, и практика закончилась тоже. Я с сожалением попрощался с группой, втайне надеясь, что меня пригласят на работу после окончания колледжа. Я даже собирался потолковать на эту тему с Тимом. Общение с ним, надо сказать, избавило меня от кучи комплексов.

В приемной генерального никого не было. Я потоптался у стола, ожидая секретаря. Он меня позвал, известил, что характеристика подписана. Я предвкушал, как куратор в колледже будет читать мою характеристику и пыхтеть от злости. Все-таки я реально работал, а не бегал по мелким поручениям. Что-то щелкнуло на столе и я услышал: “Монти, если практикант подошел, пусть зайдет ко мне”. Я вздрогнул. Голос показался знакомым. Но за время практики я с генеральным точно не пересекался.

– Здравствуйте, – я быстро осмотрел большой кабинет, обстановка солидная, шагнул к столу генерального и обомлел. Из-за стола поднялся… Вай. То есть генеральный директор Вайкрат Нимол. Так было написано на золотой табличке на двери. Я знал, что брат Тима работает в корпорации, но почему-то был уверен, что другой брат, не Вай. И уж точно не генеральным. От смущения я глупо поклонился и попятился.

– Проходи, Вилли, – Вай вышел из-за стола мне навстречу. – Не бойся, я тебя не съем.

– Я не боюсь, просто не ожидал, – я подошел ближе, поднял глаза. Вай мне подмигнул. По-доброму. Интересно, он догадался о подмене сервиза? И могу я, в таком случае, рассчитывать на трудоустройство?

– Я подписал твою характеристику. В отделе тебя хвалили. Мне было приятно слышать, что ты хороший специалист, – Вай помолчал. – Ты, наверно, хотел бы у нас трудоустроиться? Не огорчайся, но я не смогу взять тебя на работу в корпорацию.

– Из-за сервиза? – я опустил голову, все-таки он догадался.

– Какого сервиза? – удивился Вай. – У меня правило, я не беру на работу родственников.

– Понятно, – покивал я, и тут же сообразил, что меня-то это не касается. – Но я же не родственник, просто мы с Тимом похожи, рыжие все похожи.

Я опять вспомнил, как в первый день на меня посмотрел руководитель кадровой службы. Он точно подумал, что я из этой семейки, по блату пришел. Но потом никто ко мне не испытывал зависти или предубеждения. Работал как все, и ко мне дружески относились. Надо убедить Вая, что и дальше так будет. Никаких поблажек мне не надо. Я ушел в свои мысли и не заметил, как Вай подошел совсем близко.

– Вилли, – Вай отвел с моего лица длинную челку и не убрал руку, медленно проводя ладонью по волосам. – Я не мог ухаживать за тобой, пока ты был моим сотрудником. Но с завтрашнего дня ты свободен, и я хотел бы, хочу, чтобы мы начали встречаться.

Я оторопело посмотрел на Вая. Он мне нравился, безумно нравился, такой серьезный, симпатичный, щедрый, да редкая ночь проходила без моих грез о нем. Я часто вспоминал, как он поил нас чаем и скормил кучу сладкого, как мне было хорошо у него в гостях, но я и думать не смел, что он захочет со мной встречаться. Я даже Тима не спрашивал о нем, чтобы не выдать свой интерес. А сейчас вообще, кто он, и кто я. Мы совершенно на разных орбитах.

– Вилли, о чем ты думаешь? – Вай поднял мое лицо за подбородок, заглянул в глаза. – Я тебе не нравлюсь?

– Нравишься. То есть нравитесь, – исправился я, все-таки он пока мой генеральный.

– Ты ни разу у Тима не спросил обо мне.

– Я боялся себя выдать, – промямлил я. Щеки так пылали, что мои чувства были очевидны.

Вай заулыбался. И я робко заулыбался вслед за ним, хотя толком в себя не пришел. Да и возможно ли прийти в себя, когда он так смотрит, когда обнимает, наклоняется и проводит носом у меня за ухом, когда прикусывает и посасывает мочку. Дыхание у меня сбилось и ладони вспотели. А сердце стучало на весь кабинет.

– Эй, вы что, обнимаетесь уже, Вай, ты наглый, не распускай руки, он под моей защитой, Вилли, тебя же уволили, пошли скорей, там Милошу нужна поддержка, он свадебный костюм покупает, – рыжий чертенок вломился в кабинет без стука.

– Тим, Милош справится без вас, – Вай нехотя отошел от меня. А я едва удержался, чтобы не шагнуть за ним, в его объятия.

– Не справится, первый раз же, он нервничает, просил помочь, Вилли ты уже идешь, а твоя машина не развалится, если мы на ней доедем до свадебного салона? – при этих словах Тим выразительно посмотрел на Вая, а я покраснел еще сильнее. У Тима, ну совершенно, не было никаких тормозов. Вай пожал плечами.





Конец ознакомительного фрагмента. Получить полную версию книги.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/inga-lerovaya/poruchenec/) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.



Мир омегаверса, где есть благородные альфы, умилительные омеги и нейтральные беты. Альфы являются самцами, а омеги выполняют функции вынашивания и рождения детей. В семьях отцом называется альфа-родитель, а папой - омега-родитель. В силу физиологических причин большинство произведений омегаверса относятся к виду "слэш".Каждая история - это судьбоносная встреча со своей истинной половинкой. А помогает парам встретиться рыжий омежка Тим. Он герой почти всех рассказов. Название рассказа "Порученец" стало названием всего сборника.Мило, нежно, исцеляюще, вдохновляюще.

Как скачать книгу - "Порученец" в fb2, ePub, txt и других форматах?

  1. Нажмите на кнопку "полная версия" справа от обложки книги на версии сайта для ПК или под обложкой на мобюильной версии сайта
    Полная версия книги
  2. Купите книгу на литресе по кнопке со скриншота
    Пример кнопки для покупки книги
    Если книга "Порученец" доступна в бесплатно то будет вот такая кнопка
    Пример кнопки, если книга бесплатная
  3. Выполните вход в личный кабинет на сайте ЛитРес с вашим логином и паролем.
  4. В правом верхнем углу сайта нажмите «Мои книги» и перейдите в подраздел «Мои».
  5. Нажмите на обложку книги -"Порученец", чтобы скачать книгу для телефона или на ПК.
    Аудиокнига - «Порученец»
  6. В разделе «Скачать в виде файла» нажмите на нужный вам формат файла:

    Для чтения на телефоне подойдут следующие форматы (при клике на формат вы можете сразу скачать бесплатно фрагмент книги "Порученец" для ознакомления):

    • FB2 - Для телефонов, планшетов на Android, электронных книг (кроме Kindle) и других программ
    • EPUB - подходит для устройств на ios (iPhone, iPad, Mac) и большинства приложений для чтения

    Для чтения на компьютере подходят форматы:

    • TXT - можно открыть на любом компьютере в текстовом редакторе
    • RTF - также можно открыть на любом ПК
    • A4 PDF - открывается в программе Adobe Reader

    Другие форматы:

    • MOBI - подходит для электронных книг Kindle и Android-приложений
    • IOS.EPUB - идеально подойдет для iPhone и iPad
    • A6 PDF - оптимизирован и подойдет для смартфонов
    • FB3 - более развитый формат FB2

  7. Сохраните файл на свой компьютер или телефоне.

Книги автора

Рекомендуем

23 стр.Правообладатель:АвторОглавлениеКнига нарушает законодательство?Пожаловаться на книгуЖанр: современная русская литература, эротические рассказы и истории
18+
Последние отзывы
Оставьте отзыв к любой книге и его увидят десятки тысяч людей!
  • константин:
    12.08.2022
  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *