Книга - МЖМ по кругу. Рабство Студентки. БДСМ. Гарем. Пытки. Принуждение

100 стр. 9 иллюстраций
18+
a
A

МЖМ по кругу. Рабство Студентки. БДСМ. Гарем. Пытки. Принуждение
Саманта Джонс


Невинную студентку из МГИМО похищает властный, наглый и брутальный Джамаль – лидер международной террористической организации, за которым охотятся все спецслужбы мира.Несколько месяцев в Гареме превращают робкую девушку в изысканную любовницу для яростных бандитов. Однако путь от лютой ненависти до запретной любви молодые люди проходят на глазах у всех.Им приходится скрывать свою связь, и, чтобы вытащить любимую из гарема, Джамаль превращает её в шпионку-спецагентку под прикрытием, выполняющую самые опасные и кровожадные задания по всему миру.Начни читать очень откровенный первый сезон Рабства Студентки сегодня – загляни в оглавление.Подпишись на автора Новые рассказы каждую неделю. Это короткий эротический рассказ. В нём есть все необходимое для вкусного чтенияСаманта Джонс – автор нового уникального жанра психологической эротики. Только в ее рассказах фокус на самых острых чувствах и переживаниях героиньЗагляни в библиотеку автора





Саманта Джонс

МЖМ по кругу. Рабство Студентки. БДСМ. Гарем. Пытки. Принуждение





Тайна Похищения













Я никогда не думала, что такое может произойти со мной. Я росла в Москве обычной девочкой. Невысокая, светлые волосы до середины плеча, круглая попка и уже сформировавшаяся к моим 18 годам высокая грудь 3го размера. «Вся в маму» – говорил мой папа таинственно ухмыляясь. И конечно он был прав. Моя 35летняя мамочка тоже обладала хорошей четвёрочкой.

Папа работал в МИД и мы ждали отправления в долгосрочную командировку. Но его неуживчивый характер сыграл роковую роль в моей судьбе. Он поругался с начальником и вместо уютного Туниса или такой близкой нам Турции его отправили послом в Афганистан.

Мы сильно расстроились и ехать не хотели, но отец сказал, что это служба и мы должны сопровождать его. Иначе не солидно в его кругах.

Я конечно дико скучала в Кабуле. Ночные клубы здесь разумеется были, но репутация у них была очень плохая. И все-таки я как-то познакомилась с одним американским сержантом. Большой и крепкий, честно говоря мы быстро нашли общий язык, хотя по английски я понимала плохо. Он постоянно говорил мне про мои пухленькие губки, да большую попу. Что-то ещё пошлил, а делала вид, что не понимаю, и улыбалась.

Я хотела, чтобы он стал моим первым и, когда он пригласил в клуб я не смогла отказать. Отпросилась у папы. Одела высокие каблучки лодочки с открытым носом. Накрасила ноготочки, губки, одела обтягивающий топик и плесированную юбку. В таком виде выскочила из такси и мы нырнули в клуб. Очень громкая музыка, абсолютно такая же как на вечеринках в европе. Мы танцевали и мне периодически становилось страшно от того, что я видела как по углам богатые афганцы зажимают то одну девочку, то другую. Но я была с Мичелом и знала, что он защитит.

Но не тут то было.

Сейчас мне легко об этом говорить, но тогда для меня это был настоящий шок. Около двух часов ночи у клуба раздался скрежет тормозов. Из трех бронированных джипов вывалили люди в неамериканской военное форме. Камуфляже или как оно там называется. С масками на лицах, с автоматами. Они ворвались в клуб и стали избивать пятерых отдыхавших там богатых афганцев лояльных к американскому правительству. Я испугалась и спряталась за Митчелла, но не успела даже зажмуриться как мощным ударом приклада ему снесли челюсть.

Я завизжала, но двое жлобов в военной одежде схватили меня за руки. Запястья ныли. Пока другие дрались, они просто лапали меня, как шлюху. Собственно для них, видевших женщину только в паранже, я и была таковой. Но тут я должна быть с тобой, читатель откровенна до конца: честно говоря я не раз фантазировала о том, чтобы меня изнасиловали, но наяву это совсем другое. Было просто дико страшно. Грудь быстро стала ныть от грубого обращения. Я пыталась отбиваться, но меня повалили на диван, и я уже стала ощущать как черствая лапа одного из террористов лезет мне под юбку.

Взрослые мужики мне всегда нравились. И сейчас… короче соски у меня встали. Они это заметили и один из солдат, что на меня напали уже потянулся расстегивать ширинку. Тут он резко отлетел в сторону. Второй тоже получил подзатыльник. Надо мной стоял здоровенный амбал, с бородатым арабским лицом, в военной майке обтягивающей его прокачанный торс. Таких мужиков я никогда не видела. Каждая мышца играла. Видно, что не в зале накачался, а по жизни просто такой.

Он стал кричать на них на пуштунском.

– Вы сюда развратничать пришли, кабели? Увидели шлюху и забыли о деле?!

Потом он взглянул на меня как на сломанную куклу. В его глазах я увидела нотки сочувствия или жалости. Но потом он оглядел меня от ножек до макушки. От такого взгляда я поджала ножки. Мне хотелось полностью покориться его властности.

Он обратился ко мне на очень плохом русском.

– Задери юбку.

Я как зачарованная приподняла юбку так чтобы были видны мои трусики. Делать это при всех посторонних в клубе в свои 18 было очень стыдно, но другого выбора у меня не было.

Его глаза загорелись, он сунул руку мне между ножек, и я инстинктивно раздвинула их. Никогда раньше мужская рука не касалась меня там. Я потекла. Я была ужасно возбуждена всей ситуацией, а его большие и горячие пальцы надавливавшие на лобочек добавляли остроты. Я помню до сих пор каждое касание. Так жарко стало, что капельки пота проступили у меня на висках.

Он продолжал коверкая слова:

– Жаркая девочка. Сколько тебе лет?

– Семнадцать,– дрожащим от волнения голосом едва не заикаясь проронила я.

Он ещё раз нежно провёл подушечками пальцев по моим намокшим трусикам. Ему явно нравился жар, который исходил от моего молодого тела.

– Такая маленькая, а уже одеваешься как шлюха. Придётся взять тебя на перевоспитание.

– Взять её!!! – прокричал он своим солдатам и они схватили меня. Одели мешок на голову и бросили в машину. Очнулась я только на утро.




Проверка на Девственность




Следующие несколько недель изо дня в день проходили одинаково. Утром меня будили девушки из гарема, в который я попала. Зарина и Фатима. Ко мне приставили русскоговорящих девушек из средней Азии, но были и другие. Молодые, ухоженные, каждый вечер они наряжались и уходили. В их обязанности входило «обслуживание» членов «организации» и их гостей. Нам не говорили её названия и чем занимается, но и без того понятно, что это какая-то нелегальная банда.

«Обслуживать» – вовсе не означало банальное раздвигание ног перед ними. Пол дня девушки тренировались танцевать танец живота и танцы на пилоне. Как бы это ни было странно для восточного государства, но у нас была хорошая тренер по стрип пластике и мы занимались каждый день. После обеда нас учили красиво виляя бедрами подносить виноград и вино. Вечером до того, как придут гости – читали стихи на фарси, английском, русском.

Мне выдали красивые золотистые босоножки подчеркивавшие хрупкость ножки, в сочетании с ежедневными ваннами в молоке с инжиром, которые принимали все девушки – кожа становилась бархатистой и гладкой. И хоть мне в 18 было не на что жаловаться, я все таки и сама порой заглядывалась на свою бархатную попку у зеркала перед тем как вытереться после ванны.

Зарина рассказала мне, что меня готовят для НЕГО. Что Джамаль – главный в этом странном доме-гостиннице для делающих темные кровавые дела террористов-бизнесменов и он выбрал меня. И это единственная причина почему меня до сих пор не подстелили ни под одного нужного арабского спонсора или просто не отдали для развлечения его полевым командирам.

Я готовилась. Было очень стеснительно, но уже через неделю привыкаешь, что тебя эпилируют во всех местах ставшие родными Фатима и Зарина. Откровенно говоря, этот плен был больше похож на принудительный спа-салон. Меня заставляли красиво одеваться. Учиться ходить на нереальных шпильках, танцевать и крутить задком. Принудительно делали мою кожу идеальной и разглаживали лицо, чтобы оно выглядело сияющим без косметики. И при этом охрана не позволяла ко мне прикасаться распустившихся баронов.

Меня мыли и обследовали и «там». Проверяли мою девственность. Меня готовили для него во всех отношениях. Фатима рассказала, что обычно у него бывают по три-четыре девушки за ночь и он никогда не «пользуется» одной и той же дважды.

Ей тоже «посчастливилось» быть под ним и она отзывалась о нем как о шикарном любовнике. Хотя в моем понимании человек, который заботится только о себе не может быть хорошим любовником. Но на востоке в мужчине ценится только сила и ярость, а не внимательность и чувственность. Впрочем я уже смирилась со свей участью и бережное, по-доброму завистливое отношения подруг мне нравилось.

Я не редко засыпала слушая их стоны в соседней комнате «для гостей». Шикарные комнаты отдыха для личной охраны Джамаля. Они просто оказывали услуги. Отношения между девушками и охраной были строго запрещены, но солдаты приходили каждый вечер. Выбирали и уводили. А я слушала это. По секрету сказать я дико возбуждалась представляя как красивых и статных девушек имели во всех позах грязные солдаты пустыни. Я представляла как девушки пытаются развлечь их танцем, а их просто нагло хватают за руки, мнут груди, суют руки под юбку. Раздевают. Тискают.

Я дико изнывала от перевозбуждения. И откровенно говоря ждала того дня, когда смогу остаться с Джамалем наедине.

Этот день настал. Меня снова намыли и завистливо отшлепали по попе девушки. Они не надели на меня нижнего белья в этот день и я ходила в одних только широких штанах, которые резинкой обтягивали мои подкачанные танцами икры.

Золотой бюстгальтер приподнимал и выставлял напоказ мою грудь. Для 18летней девушки я выглядела очень вызывающе. Моё тело томилось и дымилось под легкой шелковой тканью. Я горела желанием встречи с мужчиной в этом дворце разврата. И пусть он хоть самый отпетый негодяй. Я хотела его. Его член. И прыгать на нем, как голодная сучка.

Возбуждаюсь, даже когда просто пишу эти строки.

Хочу прыгать верхом на бандите, который воюет против моего отца.

Наступил вечер и меня вызвали к нему в спальню.

Я переступила порог, как меня учили – расправив плечи и нацепив маску недоступности на лицо. Я вышагивала большими шашками, наблюдая за тем, как он разглядывает мой красный педикюр и ремешки туфелек опоясывавшие мои нежные щиколотки.

Я ступала с каждым шагом понимала, что его мужское я поглощает меня. Он большой. Он развалился на огромном диване. Среди шелковых подушек. Приглушенный свет не давал мне до конца разглядеть его щетинистое лицо. Но глаза его, большие, злые и…умные, блестели в темноте. Ему нравилась кукла, которую он для себя выбрал.

Я положила колено на диван и кошкой стала пролезать к нему. Медленно и плавно. В его штанах уже зашевелился большой толстый ствол. Я видела это и у меня перехватило дыхание от возбуждения.

Я уже была над ним. Запах мужчины, голодного и сдерживающего свою агрессию пассивно наблюдая за моим змеиным танцем над ним. Меня предупредили, что нужно сначала его как следует завести и лишь потом можно приступать к делу иначе можно схлопотать пощечину.

Я наблюдала за тем, как он возбуждается и ему все труднее сдерживать себя. Я касалась ЕГО грудью, словно случайно… Закрывала глаза и вдыхала его запах прикусывая нижнюю губку. Моя нетронутая девочка была уже очень мокрой. Тем более, что на мне не было трусиков. Я стала целовать его в шею…

Его рука легла мне на поясницу и медленно заползла в штаны. Его огромная лапа легко вместила в себя мою правую ягодичку и тут он сжал её с силой… Я застонала и упала на него прочувствовав всю твёрдость его намерений… Я пыталась, не касаясь его кулачками, опереться на его грудь, чтобы продолжить, но он с силой прижал меня к себе… Я хотела, чтобы он снял с меня штанишки и оттрахал как последнюю сучку.

Я подняла голову и откинула свои светлые волосы, чтобы поцеловать его в губы.

– Не так быстро.

Он продолжал: я думаю мы подружимся – сказал он на русском.

Его акцент уже стал моим отдельным фетишем, потому что на деле он сказал что-то вроде: «Дружба ты и я делать долго». Но я попытаюсь передать его интеллигентный тон:



Я вижу ты быстро учишься… И танцы и кожа и умение «обходиться» с мужчиной…

Он покатал виноградинку по губам и раскусил:

– Тебе понравилось учиться, нее так ли?

– Да. – дрожащим от страха и возбуждения голосом прошептала я.

– Тогда ты будешь учиться у меня не только этому…



Со следующего утра я попала в его тренировочный лагерь, где училась стрелять, скрываться и читать натовские карты на равне с его головорезами. Эти громилы и посмотреть в мою сторону боялись. Все знали, чья я и кому принадлежу и телом…и сердцем.




Горячий Ствол




Мою жопу рассматривали, мою жопу обсуждали, но никто ее не трогал. В тренировочном лагере каждый головорез знал, что «белая сука» – личный интерес Джамаля.

Это давало мне некоторую свободу, которая после долгого заточения в гареме кружила голову.

Уши закладывала от стрельбы. Я стояла в узком ущелье, метрах в ста от нас были выставлены мишени. Мишени Альбека, Рамиля, и Юсупа были расстреляны в мясо. Моя же болталась на ветру не тронутой, хоть я и расстреляла все патроны.

«Подойди»,– прохрипел его настойчивый бас.

Строгий голос Бахтияра, тренера по стрельбе перекрикивал шум отлетающих гильз.

Высокий, накачанный, замотанный в пустынного цвета хаки одежды, он укрывался в тени, пока мы жарились на испепеляющем солнце.

«Плохо Стреляешь»,– с сильным акцентом, но по-русски попытался сказать он.

Я стояла и жмурилась от солнца, понимая, что он пялится на веснушки на моем сморщенном носике. Таких тут ни у кого нет. Светлые волосы были убраны в тюрбан, но глубокое декольте сколько его не вытирай моментально наполнялось потом.

«Очень плохо»,– он недовольно и с прищуром покачал головой.

Бахтияр еще раз очертил взглядом мой силуэт песочные часы, большую упругую грудь, тонкую талию подчеркнутую коротким топиком и крутые бедра не уступающие в объёмах восточным красавицам, и только после этой инспекции перелистнул истрепанный блокнот с записями стрельб.

«Женщина должна уметь направить ствол. Иначе все выстрел мимо»,– зазвучало из его уст как афоризм.

По его ухмылке я быстро поняла, что он нарочно подобрал такие двусмысленные слова.

«Ты умеешь направить ствол?»– все стрелки дружно заржали.

«Давай давай я покажу!»– прокричал со своего полигонного места Юсуп. Высокий худощавый парень из средней Азии. Без бороды. С голубыми глазами и смуглой кожей. Его щетина были окантована по-европейски. Очевидно для заданий на Балканах или даже в западной Европе. Он часто говорил по английски в лагере, хотя очевидно знал русский. Просто говорить тут было не с кем.

Все естественно засмеялись.

Бахтияр накричал на него. Из того, что я уже начинала понимать по-афгански были только ругательства. Он назвал его «шакал членом».

Они постоянно говорили это друг другу. По смыслу означало: мужик, который ищет в какую щель бы присунуть.

Бахтияр резво вскочил с места. Взял свой м16 и не глядя на мой бюст подошёл к стрелковому рубежу.

«Иди сюда. Быстро!»– тренера постоянно кричали на нас, поэтому это уже переставало работать, но от жары и унижения, что я не могу поразить ни одну мишень у меня начали твердеть соски. Самое постыдное было то, что они выступали уже и через бюстгальтер крепко обнимающий мою грудь и через зелёный топик.

Я подошла и взяла протянутую мне винтовку.

«Надо стать со ствол одно целое»,– Бахтияр обнял меня сзади. Словно пытаясь научить. Его большие волосатые лапы легли на мои предплечья золотящиеся от выцветающих светлых волос.

Всей спиной и попой я ощутила, как он не прижался, а словно обхватил меня. Я погрузилась в него. Большого опытного мужчину.

По спине пробежали мурашки. Это было одновременно и прохладно, потому что я полностью была укрыта его мощным телом от солнца и жарко, потому что из всех щелей его одежды, из каждого рукава дышало жаром его огромное мужское тело.

Запах мужчины ударил меня в нос, и я начала сходить с ума. Просто тупо отключаться. Дышать тяжелее. По спине, в ложбинке у позвоночника покатились в трусики градинки пота.

Его голос звучал откуда то из далека. Мишени расплывались еще больше.

Он приставил приклад винтовки мне прямо в пах.

«Со ствол одно целое. Понимаешь?»– ко мне никто не прикасался уже давно. Особенно в тренировочном лагере, где у меня не было даже возможности мастурбировать в душе, потому что там всегда был кто-то из мужчин. Приклад как влитой лег мне в прогал. Я чуть выгнулась попочкой навстречу Бахтияру.

Я моментально почувствовала его еще не стоячий, но уже обильно налитой килограммовый хуй. От ягодиц он прилегал к моим бедрам через толстую ткань мужских штанов, что были на мне одеты.

Бахтияр направлял ствол винтовки, но приклад глубже погружался мне в прогал между ножек.

Я теряла голову, мне хотелось как в детстве покататься на этой пони. Парни бросили стрельбу и смотрели на этот «мастер-класс», заводясь и хихикая. Сквозь бред, теряя контроль за своими глазами, я краем глаза заметила как набухли их ширинки. В штанах цвета хакки это смотрелось особенно брутально. Большие свободно болтающиеся в просторных штанах члены мужиков с оружием. Мои глаза непроизвольно закатывались.

«Смотри мишень. Глаз не отрывай»,– всё более инфернально звучал голос тренера.

Я еле-еле моргала. Сладкая истома огненным шаром приближалась к моему низу живота. Было горячо. Соски отвердели и с каждым дыханием терлись о жесткий лифчик.

Руки Бахтияра уже скользили по предплечьям к пальцам. Сжимали их, расставляя на курок и в нужные пазы винтовки. Мои бедра инстинктивно сжались и обхватили приклад. Попа неприлично терлась о член моего тренера.

Я понимала, что все смотрят, но с каждой секундой мне было все труднее сопротивляться желанию поставить его член в боевую стойку, развернуться, встать на колени и заглотить его большой афганский член в свой нежный блондинистый ротик.

Мне казалось я чувствую рельеф его мясистого пениса. Головку, ствол, яйца.

Бахтияр вновь обхватил меня и воздуха между нами не стало вовсе. Мое тело уже само издало сдавленный стон.

Наши одежды плотно прилегали друг к другу и меня обдало волной жаркого воздуха.

Я почувствовала запах свежего мытого мужика. Его яиц, его члена, его тела. У меня усилилось слюноотделение. Я хотела сосать, но стояла к нему спиной, обхватывая бедрами приклад винтовки.

Клитор был предельно напряжен.

Бахтияр направил моими руками ствол на мишень и безжалостно нажал моим пальчиком на курок.

Отдача больно ударила в пах, и я испытала оргазм перемешанный с мощнейшей болью, которого в моей жизни еще не было.

Рукоятка винтовки скользила и ударяла в клитор и промежность снова и снова. Бахтияр крепко держал мои руки на курке и мы изрешетили мишень в лоскуты, пока я кончала с криком в его руках. Бедра сжимались, волны накатывали одна за одной. Думаю я обкончала приклад даже через грубую холстину штанов, потому что там было все мокрое.

От боли оргазм только усилился и мне было плевать, что весь пах будет в синяках. Я брызнула на винтовку и провалилась в объятия Бахтияра.

Очнулась я уже в части.

Официальная версия «солнечный удар»…



Напишите в комментариях, надо ли писать продолжение и как вы думаете, что произошло со мной дальше?




В Душевой со Всей Ротой




Когда Джамаль вошёл в казарму, все бойцы вихрем выстроились по стойке смирно. Я замешкалась и тоже, поправив песочного цвета брюки на своей круглой попе, встала в шеренгу.

Джамаль- огромный злой бородатый мужчина. В черных очках, с винтовкой в руке и широкими плечами, которыми он словно раздвигал всех в казарме. Он проходил по залу, оглядывая натренированных бойцов нашего подразделения.

Он всего лишь жевал жвачку, а я не могла отвести глаз от того, как играют желваки на его брутальных скулах.

Грудь колесом, он шел встревоженный и густые черные брови были озабоченно насуплены.

– Вчера мы попали в засаду, из-за таких каких вы, которые медленно тренируются, – он подошел ко мне – нам не хватает людей на передовой.

Джамаль вытянул руку и прикоснулся к моему лицу своими испачканными в саже пальцами.

Было ранее утро, и жара еще не успела превратить нашу накрытую брезентом казарму парник, но от его прикосновений меня моментально пробил жар.

Моя девственная киска напряглась и соски под белой футболкой моментально отвердели.

Джамаль покровительственно похлопал несколько раз меня по щеке. Осмотрел меня от макушки до ног.

Перед двухметровым полевым командиром головорезов стояла хрупкая, но уже подкачанная в тренировочном лагере русская блондинка с длинными волосами, большой идеальной круглой формы грудью и откляченной сочной попкой в военных штанах и больших черных перцах на ногах.

Он посмотрел мне в глаза с вожделением. В его глубоких карих, как пустынная ночь глазах видно было, как он хочет взять меня прямо здесь. При всех. Начать мять мои пышные формы в своих бандитских лапах, насадить меня на свой толстый член.

Он стиснул зубы, выругался не понятно и повернулся к бойцам:

– Марш на стрельбы. Мне нужно, чтобы вы были готовы к отправке в тыл врага к концу следующей недели. Ваши братья умирают за вас, пока вы тут «учитесь».

Под предводительство Баходыра будущие убийцы вышла из нашей палатки. Юсуп обернулся, посмотрев мне в глаза и мысленно попрощался.

Я осталась одна наедине с Джамалем.

И я не знала, будет ли он ласков со мной или жесток…

Одно я знала точно, что бесконечно благодарна ему.

Только его покровительство спасало меня от той дедовщины, которая присутствовала в нашем учебном лагере.

Старшие террористы гнобили молодых по поводу и без повода. Избивали, не давали спать. Обливали холодной водой ночью.

Гульфию, девушку с деревни далеко на севере, которую взяли в плен и отправили к нам готовить на кухню насиловали почти каждый день. Чаще всего толпой после обеда.

Меня пока не трогали, хотя поползновения были всё ближе.

Мне не было отведено отдельного женского места. Я должна была как солдат жить с солдатами, мыться с солдатами.

Поэтому никто не пропускал возможности принимать душ тогда же, когда принимала его я.

За последний месяц я привыкла мыться с молодыми подкачанными солдатами запрещенных террористических группировок.

Чаще всего у них уже стояли их пенисы, когда они только раздевались. Они набивались толпой по пятнадцать человек в три душевых и толкались, сменяя друг друга в моей кабинке. Отстоять свое пространство было совершенно невозможно и они терлись об меня «по необходимости».

Обступали толпой так, что моей попочки могли одновременно касаться несколько твердых больших штук.

Запросто, чтобы протиснуться в кабинку или из кабинки они могли прижаться ко мне настолько сильно, что мои набухшие соски терлись об их крепкие как стиральные доски прессы.

Парни постоянно двигались, перемещались по душу так, что я чувствовала себя в водворяет мужских тел.

Только слухи, что мою девственность хранят для Надира, останавливали молодых горячих бандитов от того, чтобы толкнуть меня, поставить на колени и пустить по кругу, заставляя снимать им накопленное за день напряжение.

Юсуп, с которым мы успели подружиться, старался не принимать душ со мной. По крайней мере точно не караулил меня, как остальная рота.

Но однажды, когда я уже привыкла раздеваться и мыться при посторонних я зашла в душевой отсек, а там стоял он. Все было переполнено, поэтому я осталась мыться под нагретыми на солнце струями такой редкой в пустыне воды с ним.

Юсуп моментально вспыхнул румянцем щек и отвернулся.

Я успела заметить, как его белый сухой пресс переходит в плоскость лобка. Его юное тело омывала пенная вода и дугой сливалась по его висящему вниз большому мужскому хозяйству.

Он отвернулся, но поворачиваясь, я всё равно могла краем глаза видеть, как быстро у него встает. Словно белый толстенький его член изящно распрямлялся на глазах. Атлант расправил плечи. Крайняя плоть медленно сползла мантией с пунцовой головки и моему взору предстал красавец член сантиметров двадцать в высоту.

Тонкая ниточка волос от пупка спускалась к его небритому лобку.

Мне захотеось сделать моему другу комплимент и поддержать его, ведь последнее время старики часто избивали его в лагере, завидуя, что он может легко общаться со мной по русски в обеденный перерыв.

– Юсуп, Гульфие наверняка очень повезло с тобой.

Моего среднеазиатского друга смутили мои слова, но его друзья сказали.

– ЭЭЭ он не ходить Гульфия. Юсуп девственница.

Они хохотались.

Нужно сказать, что уже спустя неделю совместного проживания, они не стесняясь удовлетворяли свою юношескую похоть руками прямо при мне. Обсуждали изнасилование пленных женщин, которых иногда нарочно для этого, а иногда на работу привозили в наш лагерь.

Юсуп не продолжил разговаривать со мной и почувствовала себя глупо во всей этой ситуации. Он отвернулся и продолжил мыться, скрывая волнение от того, что я впервые нахожусь абсолютно голая с ним рядом.

Меня стали посещать мысли, что со мной что-то не так. Может я некрасивая или слишком навязчивая. Да и вообще не слишком ли я омужиковела за этот месяц, что спокойно моюсь с мужиками в душе. До чего я себя опустила.

Задумавшись обо все этом я и сама не заметила, как поскользнулась на мыле и упала прямо под ноги солдатам.




Унижения от Солдат




В душевой было так тесно, что я не могла встать. Они ходили туда сюда, толкались и дурачились, а наблюдала только их крепкие спортивные мужские ноги.

Я почувствовала себя маленькой никому не нужной девочкой, потерявшейся в толпе.

Ползая голая на карачках я вдруг поняла, что они нарочно не дают мне встать. Толчки и пинки ногами стали усиливаться. Пока не приняли характер воспитательного понукания.

Да, видимо моя позиция неприкасаемой в коллективе никому не нравилась и моджахеды давно искали возможности поставить меня на место.

Обильные прикосновения горячих влажных ног, не скрою, мне начинали нравиться. Сильные мужчины были повсюду, и если поднимала взгляд вверх, но всегда вила их гениталии.. Красивые подобранное мошонки с молодыми яйцами, натянутая кожа на торчащих членах.

Я была уже очень сильно возбуждена и думала только том, как сложно быть девственницей. И что мне бы хотелось, чтобы меня хотя бы иногда пускали по кругу всей толпой. Не знать, кто тебя трогает, не знать, чей это член. Просто хвататься за каждый.

Горячая вода лилась с их обнаженных рельефных тел на меня вниз.

Толпа не обращала на меня внимания. Кто-то делал вид, что не замечает и нарочно «танковал», заслоняя мне путь наверх, кто-то действительно был увлечен онанизмом в углу или шутками с друзьями, но одно оставалось неизменным: своими маленькими ручонками и козленочками я ползала по собачьи среди всех этих голых мужчин.

Я была настолько неопытна, что мне было трудно сформулировать свои эротические фантазии. Хотели ли я отсасывать, или чтобы они трахали меня – я не знаю, одно только знаю точно – внизу живота уже тянуло так, что уже было даже больно.

Мне хотелось прижаться к первой попавшейся ноге и начать тереться промежностью, как собачонка.

Я чувствовала их запах. Я чувствовала спинкой и попкой как время от времени на меня падают ленты белой кончи. Сама мысль, что меня, девственную московскую девочку из приличной дипломатической семьи, обдрачивают вульгарные необразованные солдаты из азиатских кишлаков заводила меня до предела.

Мне хотелось тереть клитором об их волосатые ноги и быт для них общедоступной шлюхой, как Гульфия, которую они трахали как захотят и где захотят.

Но я не могла даже прикоснуться к ним. Потому что Надир убьет меня и выкинет как ненужную игрушку.

Я стояла перед ним одна в казарме. Если честно я очень соскучилась по его вниманию и изо всех сил держалась, чтобы не броситься ему на шею.

– Ты поедешь на задание в Украину.

– В Украину?

– Поставка оружия. Надо помочь кое-каким моим знакомым. Ты ведь понимаешь, что не просто так тренируешься в лагере террористов? – его русский с каждой нашей встречей становился всё разборчивее, но надо сказать, что я все равно пишу с сильным литературным переводом то, что он на самом деле говорил.

Он продолжал своим низким бархатистым голосом сводить моё тело с ума.

Я слушала, пытаясь запомнить и разобрать, что он говорит, а в своих мыслях уже оседала его и прыгала как сорвавшаяся с цепи сучка.

– Тебя могу поймать, тебя могут пытать, поэтому мне надо будет тебя подготовить…

– Что? Подготовить?

Не ответив на мой вопрос, Джамаль схватил меня за горло и потащил в душевую.




Пытка Удушением




Затащив в душ, Джамаль начал срывать с меня одежду. Первой досталось моей белой маечке, которую он рывком разорвал на двое. Я кричала, но кто меня мог услышать? Все были на стрельбах.

Да и кто бы стал перечить своему боевому командиру. Джамаль дал мне пощечину, чтобы я заткнулась, но я только разрыдалась от неё.

Он шлепнул меня по заднице и спустил армейские штаны. Вынул ремень из моих же штанов и накинул мне его на шею.

После этого он включил воду и взял шланг с мощной струей от старенького крехера, которым выбивали плесень из кафельных щелей душевой.

Джамаль рванул за ремень и тот затянулся у меня на шее так, что я стала задыхаться.

Потом он навел струю прямо мне в лицо я чувствовала как кожу буквально разрывает потоком воды.

– Мне пора принять душ.

Джамаль выключил воду и ослабил ремень. Контраст шумного насилия, которое эхом все еще взрывало мой мозг и его спокойный бытовой тон сводили меня с ума.

– Ты поможешь, мне раздеться, «мылая»?

Слово «милая» он сказал с таким ужасным арабским акцентом, что я не могла не подчиниться. Я подошла, благодарная за то, что Джамаль ослабил ремень на моей шее и я могла хоть немного подышать и стала раздевать его.

множество ремешков и армейских застежек защищали его мускулистое накачанное тело от пыли и ветра пустины. Я сняла с него рубашку и передо мной раскрылся мощный мужской торс. Грудные налились и смотрели вверх двумя коричневыми сосками. Я погладила их руками и тут же получил словесную оплеуху:

– Давай давай, славянская шлюха, готовься к своему первому заданию.

Его националистические оскорбления звучали отвратительно. За кого он меня принимает? Я вообще берегу девственность, причем для него. Но он попадал точно в цели и с каждой секундой я понимала, что всё больше и больше хочу выполнять всё, что он прикажет. Я гладила его крепкую грудь, обвитые мышцами рёбра, провела пальцами по спинке. Мне хотелось найти его уязвимые точки. его эрогенные зоны, распознать, что ему приятно.

Джамаль рванул за ремень, и от неожиданности я больно ударилась коленями о качельный пол душевой.

– Выпусти зверя.

Я расстегнула ремень, потом молнию на его ширинке. Внутри у меня уже все горело. Слюна вделалась и во рту и между ножек. Мне хотелось прижаться к нему и сосать, отрабатывая головой как в порно фильмах. Но я боялась, что он ударит меня за такие вольности.

– Мне сказали ты каждый день моешься с мужиками, блядина?

Он использовал оскорбления даже без акцента на унижении. Свободно, словно это было мое имя и от этого меня пробирала дрожь. Я готова была кончать от одних его слов.

Из штанов показался огромный пульсирующий болт.

Мясная колбаска крепла на глазах.

– Но думаю ты не видела тут ни одного по-настоящему мужского члена…– продолжал Джамаль издеваться над своей ротой.

Его член и вправду не шёл ни в какое сравнение с тем, что я видела у ребят в душе. Это был большой мощный выпрямляющийся пенис великан.

Я протянула руку, чтобы охватить его и начать работать по нему ручкой.

– Тебе разве разрешали к нему прикасаться?

Я послушно замотала головой.

– Девственницам нельзя к нему прикасаться. Ты ведь еще девственница?

Я закивала, сглатывая переполнявшую ротик слюну.

Джамаль приложил к своему вставшему члену шланг кёрхера и нажал на спуск. Мне в лицо ударил мощный кромсающий лицо поток горячей воды.

меня откинуло в угол душевой кабины и больно ударилась попой.

Джамаль перешагнул из брюк и сделал шаг ко мне. Он поливал то себя, то меня. Для его крепкого подготовленного часами тренировок тела это было обычным принятием душа, а для меня пыткой.

Струя заставляла меня захлебываться.

– Я должен быть уверен, что ты не сбежишь оказавшись среди русских. Ты ведь не сбежишь?

Джамаль затянул вымокший от воды ремень. Мокрая кожа туго впивалась в шею и казалось прилипала намертво. я стала задыхаться и кивать, что не предам своего Хозяина.

– Я должен быть уверен, что если они будут тебя пытать ты не расколешься.

С этими словами он добавил к пытке удушением струю прямо мне в лицо. Горло и легкие спазматически делали рывки, чтобы глотнуть хоть крошечку воздуха, но в легкие попадала только вода из мощного потока.

– Аххаа аааааахаааа

Колени подгибались, губы уже были синие от кислородного голодания.

Джамаль чуть ослабил ремень и отвел струю в сторону. Потом ослабил поток убрав палец с курка.

– Ты будешь хорошей девочкой?– проговорил он в установившейся тишине.

Я пронырнула пальцами под ошейник ремня, чтобы попытаться отлепить намертво севшую мокрую кожу и сделать хотя бы один глоток. Но мне не удавалось. В глазах уже темнело и сыпались звездочки.

Я отрубилась чувствуя, что умираю.

Джамаль ослабил хватку и рукой сорвал с меня ремень.

Я пришла в себя уже в его объятиях. Он держал моя язык своими огромными как сардельки пальцами, чтобы я не заглотила его. Я дышала истошно. Выплеывая набившуюся в легкие воды.

Это было похоже на второе рождение. Голая, мокрая и беззащитная я делала первые вздохи когда он буквально держал меня на руках.

– Ты моя милая, моя хорошая. Ты не злишься на меня? Мне просто необходимо было подготовить тебя. Вдруг они поймают тебя. А ты моё сокровище. Я не хочу, чтобы кто-то мог обидеть тебя.

Я куталась в его горячие руки, как в мамин салат в детстве, когда она вынимала меня из ванной.

Я целовала его грудь, плечи, шею, бороду.

Джамал обнимал меня и стряхивал капельки воды наблюдая своими бездонными карими глазами, как на мои бледные щеки возвращается румянец.

Единственное, что видела после своего воскрешения это его прекрасное лицо. Густые подвижные насупленные брови, аккуратная борода окаймлявшая его массивные скулы, загорелую кожу лба с первыми бороздками морщинок от непростой судьбы.

Мне хотелось заслужить его доверие. Сделать всё, чтобы со мной он мог раскрыться, рассказать свою тайну, довериться мне.

Я не знала каким будет задание в Украине, но я готова была ехать хоть на край света и соблазнить там, хоть самого черта только, чтобы понравиться Джамал и доказать, что я его «мылая».


Секретное Задание, а не Эскорт!



Вот он! – Джамаль протянул мне фотографию, с которой на меня смотрел высокий бородатый мужчина в военной форме. Туго затянутый ремнём, грудь колесом, волевой подбородок, густая черная борода, но главное взгляд. Как у тигра перед броском.

На вид мужчине было лет тридцать – тридцать пять максимум, но в досье, которое дал мне Джамаль год рождения был восьмидесятый. С каких это пор международные террористы тоже молодятся на фото?

– Бохар Гокаев, беспринципный международный террорист, собственно как и я, – продолжал Джамаль,– убивал турков и русских в Сирии, американцев, пуштунов и таджиков в Афганистане, бедуинов и немцев в Сомали. Вчера он вылетел из Лондона в Бедуину.

Я не могла отвезти глаз от Джамаля. Его кадык ходил вверх вниз по горлу, а лицо искажалось гримасами ненависти. Густые брови были насуплены и ему это бесконечно было к лицу.





Конец ознакомительного фрагмента. Получить полную версию книги.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=68499537) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.



Невинную студентку из МГИМО похищает властный, наглый и брутальный Джамаль - лидер международной террористической организации, за которым охотятся все спецслужбы мира. Несколько месяцев в Гареме превращают робкую девушку в изысканную любовницу для яростных бандитов. Однако путь от лютой ненависти до запретной любви молодые люди проходят на глазах у всех. Им приходится скрывать свою связь, и, чтобы вытащить любимую из гарема, Джамаль превращает её в шпионку-спецагентку под прикрытием, выполняющую самые опасные и кровожадные задания по всему миру. Начни читать очень откровенный первый сезон Рабства Студентки сегодня - загляни в оглавление. Подпишись на автора Новые рассказы каждую неделю. Это короткий эротический рассказ. В нём есть все необходимое для вкусного чтения Саманта Джонс - автор нового уникального жанра психологической эротики. Только в ее рассказах фокус на самых острых чувствах и переживаниях героинь Загляни в библиотеку автора

Как скачать книгу - "МЖМ по кругу. Рабство Студентки. БДСМ. Гарем. Пытки. Принуждение" в fb2, ePub, txt и других форматах?

  1. Нажмите на кнопку "полная версия" справа от обложки книги на версии сайта для ПК или под обложкой на мобюильной версии сайта
    Полная версия книги
  2. Купите книгу на литресе по кнопке со скриншота
    Пример кнопки для покупки книги
    Если книга "МЖМ по кругу. Рабство Студентки. БДСМ. Гарем. Пытки. Принуждение" доступна в бесплатно то будет вот такая кнопка
    Пример кнопки, если книга бесплатная
  3. Выполните вход в личный кабинет на сайте ЛитРес с вашим логином и паролем.
  4. В правом верхнем углу сайта нажмите «Мои книги» и перейдите в подраздел «Мои».
  5. Нажмите на обложку книги -"МЖМ по кругу. Рабство Студентки. БДСМ. Гарем. Пытки. Принуждение", чтобы скачать книгу для телефона или на ПК.
    Аудиокнига - «МЖМ по кругу. Рабство Студентки. БДСМ. Гарем. Пытки. Принуждение»
  6. В разделе «Скачать в виде файла» нажмите на нужный вам формат файла:

    Для чтения на телефоне подойдут следующие форматы (при клике на формат вы можете сразу скачать бесплатно фрагмент книги "МЖМ по кругу. Рабство Студентки. БДСМ. Гарем. Пытки. Принуждение" для ознакомления):

    • FB2 - Для телефонов, планшетов на Android, электронных книг (кроме Kindle) и других программ
    • EPUB - подходит для устройств на ios (iPhone, iPad, Mac) и большинства приложений для чтения

    Для чтения на компьютере подходят форматы:

    • TXT - можно открыть на любом компьютере в текстовом редакторе
    • RTF - также можно открыть на любом ПК
    • A4 PDF - открывается в программе Adobe Reader

    Другие форматы:

    • MOBI - подходит для электронных книг Kindle и Android-приложений
    • IOS.EPUB - идеально подойдет для iPhone и iPad
    • A6 PDF - оптимизирован и подойдет для смартфонов
    • FB3 - более развитый формат FB2

  7. Сохраните файл на свой компьютер или телефоне.

Книги автора

Аудиокниги автора

Рекомендуем

130 стр.Правообладатель:АвторОглавлениеКнига нарушает законодательство?Пожаловаться на книгуЖанр: короткие любовные романы, современные любовные романы, эротические романы
18+
Последние отзывы
Оставьте отзыв к любой книге и его увидят десятки тысяч людей!
  • константин:
    12.08.2022
  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *