Книга - Райская обитель

a
A

Райская обитель
Екатерина Шитова


Главный герой, молодой парень Филипп, в погоне за обещанным ему богатством, отправляется в деревню Райская обитель. Вскоре он обнаруживает, что жители Райской обители – сектанты. Их религия – счастье, и поначалу Филиппу и вправду кажется, что нет людей, более довольных жизнью. Но что скрывается под счастливыми улыбками обительцев? Что происходит с ними, когда на деревню опускается ночь?…





Екатерина Шитова

Райская обитель



"Пройдите мимо нас и простите нам наше счастье!"

Ф. М. Достоевский, "Идиот"




Часть I


Все-таки я родился под счастливой звездой. Иначе чем объяснить то, что в тридцать пять лет у меня, самого простого парня, продавца бытовой техники в захудалом магазинчике на окраине города, ни с того ни с сего объявился богатенький дядюшка? И не просто объявился, а пообещал оставить мне свое состояние!

"Сказки!" – скажете вы. Я тоже так решил, когда нашел в своем почтовом ящике письмо, подписанное ровным, витиеватым почерком. Сейчас уже так никто не пишет. Сейчас люди вообще перестали писать бумажные письма.

В письме сообщалось, что мой дядя, некий Рудольф Вознесенский, желает видеть меня, чтобы совместно решить вопрос о наследстве. "Сказки," – именно так я и подумал, а потом побежал на работу, так как уже и так опаздывал почти на час. В тот момент меня волновала лишь одна мысль – ещё одно опоздание в этом месяце, и премия в две тысячи рублей мне не светит. А у меня, между прочим, на нее большие планы. Мы с моей девушкой Мариной уже несколько недель были в ссоре, ей, видите ли, не хватало внимания, и она ушла. Ну я и решил подарить ей небольшой подарок с премии – новую сумочку или сапоги, женщины любят это.

Так вот, увидев в письме слово "наследство", я сразу же решил, что это розыгрыш. Все в магазине знали, что у меня туго с деньгами. А как еще можно разыграть меня? Конечно, вот так – заставить поверить в то, что я вдруг разбогател!

– Спасибо вам за внимание, но, если честно, не смешно, – сказал я ребятам, когда прибежал, вспотевший и запыхавшийся, на свой отдел. Мои напарники, Артем и Денис, непонимающе уставились на меня.

– Фил, ты о чем? – Артем вручил мне увесистую коробку с кофемолкой, – поставь вон на ту полку, а то мне до нее не дотянуться.

А Денис даже ничего не сказал, просто снова уткнулся в товарную накладную.

Я быстро забросил кофемолку наверх, а потом достал из кармана смятое письмо и потряс им перед лицом Дениса.

– Ну так что, шутники, признавайтесь, чья была идея? Кому уши оторвать?

Денис недовольно отмахнулся от меня, а Артем взял письмо и принялся с интересом читать.

– Ну ничего себе, Фил, вот счастье-то привалило! А главное – вовремя! – Артем хлопнул меня по плечу, – старший менеджер сегодня уже был с проверкой и сказал, что премии тебе точно не видать.

– Парни, все остальное обсудим потом, а сейчас давайте займемся накладными. Сегодня первое число, как я об этом забыл? – проворчал Денис и бросил на меня злобный взгляд, – еще и ты со своими вечными опозданиями! Вечно всех подводишь!

– Так это не вы письмо прислали? – растерянно спросил я, хватая очередную кофемолку из рук Артема.

– Да какое письмо, Фил, о чем ты? – Денис уже не скрывал своего раздражения, лицо его покраснело, глаза налились яростью.

– Никакое, – обиженно ответил я, сложил письмо обратно в карман и взял со стойки стопку накладных.

***

Весь день я думал о том, кто же этот шутник, решивший так неуместно пошутить надо мной. А вечером, придя домой, я быстро съел пару бутербродов, взял сотовый и набрал номер, указанный в конце письма.

– Слушаю, – ответил низкий, представительный голос.

– Здравствуйте, – неуверенно начал я, до сих пор ожидая, что по телефону ответит кто-нибудь из моих приятелей, – я получил письмо, в нем говорится о том, что некий дядя Рудольф, о котором я ничего не знаю, хочет оставить мне свое наследство. Если это розыгрыш, то ваша шутка не удалась.

– Филипп Вознесенский? – голос в трубке прозвучал строго и надменно.

– Да, – ответил я, внезапно почувствовав себя школьником, вызванным к доске суровым учителем.

– Одну минуту, я передам трубку Рудольфу Аристарховичу.

В трубке раздалось шипение, сквозь которое я услышал звук быстрых шагов, а потом приглушенные голоса. После чего в трубке зазвучал другой голос, более приветливый.

– Здравствуй, Филипп! Рад, что ты позвонил! Как поживаешь?

– Да нормально, – смутившись, ответил я, чувствуя, как внутри нарастает волнение, – ну, то есть, хорошо. Хорошо поживаю. Если честно, я и не знал, что у меня есть дядя.

– Я и сам лишь недавно узнал о твоём существовании, Филипп, – голос в трубке забулькал, как будто телефон вместе с говорящим ушел под воду, а потом звуки стали вновь отчетливыми, – я не хочу больше терять ни минуты. Я хочу скорее увидеть и обнять тебя! И конечно, нам нужно обсудить вопрос о наследстве, которое я планирую оставить тебе после своей смерти…

От волнения я закашлялся, прижав трубку к груди, а когда снова поднес ее к уху, то услышал обрывок последний фразы, сказанной стариком:

– У нас с твоей мамой были разные отцы и огромная разница в возрасте. Она никогда не считала меня братом… Я не удивлён, что ты обо мне не знаешь.

Я замычал в ответ, соглашаясь с тем, что все так и есть – о родственнике с таким мудреным именем, Рудольф Аристархович, я слышал впервые.

– Тем не менее, должен честно признать, что нужно было найти тебя гораздо раньше. Ведь недавно я узнал о том, что жить мне осталось недолго, – голос в трубке стал печальным, – смертельный недуг уже давно живет в моем теле, и скоро он расправится со мной окончательно. Детей у меня нет, единственный родственник – это ты.

После этих слов наступило молчание. Дядя выдержал трагичную паузу, во время которой я успел тяжело вздохнуть для приличия, а потом он продолжил:

– Я хочу, чтобы то состояние, которое я скопил, а также дом, машины, яхты и кусок земли на южном побережье, достались тебе.

Я захлопал глазами. Не зная, что ответить, я промолчал, шумно сглотнув слюну, моя левая рука при этом нервно подрагивала, лежа на колене. Не каждый день случается такое! В голове застучало, наверное, давление подскочило от волнения. Я закрыл глаза и попытался успокоиться.

– Филипп, я не слышу твоего ответа! – голос в трубке прозвучал громче, и я вздрогнул.

– Простите, задумался! – быстро ответил я, понимая, что даже не слышал, что он говорил мне, так замечтался, – повторите, о чем вы спросили?

– Ты приедешь в мой дом? Пообедаем вместе, познакомимся… А потом я расскажу свои условия.

– Да, конечно, я приеду, – сказал я, надеясь на то, что мой голос звучит не сильно заискивающе, – Куда и когда?

Дядя Рудольф назначил мне встречу на это воскресенье, на двенадцать часов дня. Жил мой новоиспеченный дядюшка в элитном загородном поселке. Как туда добираться, я не знал, у меня не было авто, но ради такого можно было что-то придумать.

Попрощавшись, я убрал телефон в сторону и, закинув руки за голову, с видом победителя лег на диван. В голове моей уже рисовались картинки будущей безбедной жизни: вот я захожу в магазин, где отработал последние пять лет, и усмехаюсь в лицо старшему менеджеру, так безжалостно лишившему меня сегодня премии, а потом покупаю самый большой плазменный телевизор, о котором мечтал. Вот я останавливаю свою мега дорогую тачку около дома бывшей девушки, она выходит из подъезда и с тоской смотрит мне вслед, жалея о том, что бросила меня…

Мечты и фантазии переполняли меня, и я долго не мог уснуть. А когда уснул, то спал беспокойно и встал раньше будильника. На работу я пришёл раньше всех, старший менеджер, увидев меня в своём отделе за двадцать минут до начала смены, ехидно ухмыльнулся.

– Раньше надо было за голову браться, Филипп. Не надейся, премию я тебе не восстановлю, – прошипел он.

– Не нужна мне ваша премия. Скоро мне и зарплата-то будет не нужна. Уходить собираюсь! – дерзко ответил я и демонстративно отвернулся.

***

До воскресенья я намечтал себе столько всего, что состояния дядюшки могло и не хватить на все. Тогда я отпустил все мысли из головы и сосредоточился на том, как произвести на дядю самое хорошее впечатление. К тому же, я вспомнил, что в разговоре со мной он упомянул некое "условие" для получения наследства. А вдруг я не смогу его выполнить? Вдруг это что-то очень сложное?

Дни до воскресенья пролетели быстро, и вот я уже стоял на пороге своей квартиры, в белой рубашке, брюках со стрелкой, в лаковых туфлях, причесанный и надушенный, готовый к самому каверзному вопросу со стороны своего престарелого богатого родственника. Телефон пиликнул – это мое такси подъехало. Я в последний раз бросил на себя беглый взгляд в заляпанное зеркало, и, довольный собой, выбежал из квартиры.

Такси обошлось мне в бешеную сумму. Нехотя расплатившись с водителем и засунув свой опустевший кошелек в карман, я вышел из машины и позвонил в звонок на высоких воротах. Мне сразу же открыл охранник и, проверив паспорт, попросил следовать за ним. Я шел по тенистому саду, пытаясь не отстать от охранника, и при этом во все глаза смотрел по сторонам.

Сад был ухожен и очень красив. Вдалеке, за фруктовыми деревьями и высокими кипарисами, виднелся фонтан, по другую сторону от дорожки стояла каменная статуя женщины, указывающей тонкой, изящной рукой в сторону дома. Дорожки были посыпаны гравием, а идеально постриженный газон казался таким мягким, что мне захотелось скинуть свои неудобные туфли и пройтись по нему босиком. Когда мы подошли к дому, охранник сказал, не глядя на меня:

– Рудольф Аристархович вас ожидает.

Опустив голову, он подождал, пока я пройду мимо него, после чего встал неподалеку, укрывшись в тени высокой сосны. Чем ближе я подходил к огромному особняку, тем меньше во мне оставалось уверенности в том, что я смогу произвести хорошее впечатление. Рубашка вдруг показалась мне недостаточно белой, а туфли – дешевыми и уродливыми. Тем не менее, пути назад уже не было. Придется предстать перед дядей таким, какой я есть.

Я подошел к застекленной террасе и увидел двоих мужчин, сидящих друг напротив друга в мягких кожаных креслах. Один из них был совсем стар – его волосы ровными белыми прядями падали на лицо, плечи сгорбились от бремени прожитых лет. Мужчины обернулась разом, посмотрели на меня, и старик сразу же расплылся в широкой улыбке, а тот, что был моложе, наоборот, нахмурил брови. Я сразу понял, что тот, кто улыбается – это мой дядя. А второй, хмурый – его помощник, который взял трубку, когда я звонил.

– Филипп! Как я рад тебя видеть! Как добрался? – дядя с трудом поднялся, чтобы поприветствовать меня.

Я подошел и крепко пожал его старческую руку, а потом обнял за плечи. Он был так сух и худ, что мне показалось, обними я его сейчас так, как обнимаю своих друзей, и он хрустнет и сломается пополам. Я повернулся ко второму мужчине и поприветствовал его тоже, тот, в свою очередь, лишь сухо кивнул мне в ответ.

– Сейчас Серафима накроет на стол и пойдем обедать, а пока присядь, мой мальчик, расскажи, как ты живешь, чем занимаешься, – дядя сел в свое кресло и с интересом посмотрел на меня, – слышал, что моя сестра умерла много лет назад,

– Да, я вырос в детдоме, – ответил я, – Живу хорошо: работаю, пытаюсь наладить личную жизнь.

– Кем же ты работаешь?

В глазах дяди мелькнула лукавая искорка, но уже в следующую секунду она исчезла, и я решил, что мне это показалось.

– Работаю продавцом, – я постарался вложить в свой голос максимум оптимизма и уверенности, – конечно, это временная работа! В ближайшем будущем я планирую открыть собственный бизнес, есть кое-какие идеи и мысли.

Я чувствовал, как мои щеки покрываются пунцовым румянцем, чего не случалось, пожалуй, со школьных времен. Конечно, я соврал дяде. За все пять лет, что я отработал продавцом бытовой техники, мне не пришло в голову ни одной светлой мысли по поводу открытия своего дела. Да и где бы я взял стартовый капитал? Себя-то кое-как кормил…

– Молодец, Филипп! Я не сомневаюсь, что в тебе есть огромный потенциал. Наша фамилия обязывает быть инициативными. Мы, Вознесенские, всегда стремимся быть лучшими во всем. Нужно вознестись над миром, так сказать.

Дядя рассмеялся хриплым смехом, и я неуверенно кивнул, не зная, что ответить. Судя по всему, я был самым неудачливым представителем нашей фамилии.

Пока я судорожно придумывал новую тему для разговора, входная дверь распахнулась, и на террасу выпорхнула молоденькая девушка – тонкая легкая и прозрачная, словно бабочка. Бросив на меня беглый взгляд, девушка вспыхнула румянцем и быстро отвела глаза.

– Обед на столе, Рудольф Аристархович! – тонкий, звонкий голосок пролетел над нами и обдал меня свежим воздухом.

Я уставился на девушку, как завороженный, сердце в груди затрепетало. Такой чистой, светлой красоты я никогда раньше не встречал.

На девушке было простое длинное платье травянисто-зеленого цвета, а поверх него – белый фартук. Светлые волосы были заплетены в тугую косу, что придавало её прелестному лицу совсем юное выражение. Небесно-голубые глаза в сочетании с золотистой бледной кожей и коричневыми мелкими веснушками, рассыпанными по щекам, делали ее образ прозрачным и даже эфемерным.

Дядя бросил на девушку ласковый взгляд и проговорил:

– Спасибо, Серафима, ангел мой. Мы уже идём к столу.

"Серафима… И вправду, настоящий ангел…" – подумал я.

Девушка упорхнула в дом, мужчины поднялись со своих кресел, и я сделал то же самое. Дядя подошел ко мне и облокотился на мою руку. Я уловил запах дорогого мускусного парфюма, исходивший от него, но даже этот терпкий аромат не смог перебить запаха старости и болезни.

***

Внутреннее убранство дядиного дома поразило меня еще больше. Все здесь сверкало золотом, блестело чистотой, завораживало роскошью. Дом был большим, просторным, по сравнению с ним, моя малосемейка на окраине города казалась собачьей конурой.

Дядя, заметив мое замешательство, сказал:

– Вижу, тебя поразила обстановка, в которой я живу? Привыкай, Филипп, если ты выполнишь мое условие, то вскоре это все станет твоим. Я ведь уже говорил, что ты мой единственный наследник.

Я опустил глаза, чувствуя, как в них загорелся огонь. Еще бы! Когда богатство идет прямо в руки просто так – это ли не чудо? Как тут не воодушевиться? Дядя Рудольф просил выполнить его условие? Да я сейчас был готов на все – хоть океан переплыть, хоть в пропасть броситься. Только бы все это и вправду досталось мне. Мне одному!

***

Обед был роскошным. Но я стеснялся налегать на еду, как это обычно делаю, чтобы обо мне не подумали плохо. За столом дядя Рудольф рассказывал о своей жизни. Он много путешествовал, много чего повидал, ему было о чем рассказать, в отличие от меня.

– Арсений, – обратился дядя к своему помощнику после обеда, – будь добр, оставь нас с Филиппом ненадолго.

Строгий мужчина, который, судя по всему, не отходил от дяди Рудольфа ни на шаг, нехотя встал, кинул на меня строгий взгляд, который означал, что в случае чего мне не сносить головы, и вышел из столовой, прикрыв за собой дверь.

– Арсений всегда со мной, с тех пор, как я забрал его с улицы, спас от голодной смерти. Мы стали друзьями, а сейчас я без него, как без рук, – дядя грустно улыбнулся, – как быстро летит время. Кажется, что только вчера все было…

Дядя пригласил меня пересесть на диван. Подвинувшись ко мне ближе, он сказал:

– Расскажи мне, что случилось с моей сестрой. Почему она так внезапно умерла?

– Она покончила с собой, – ответил я так, как будто сказал что-то совершенно обыденное.

Лицо дяди Рудольфа стало мрачным.

– Как это произошло?

Я пожал плечами, не особо желая вдаваться в подробности.

– Не знаю. Я пришел из школы, а она висит… Повесилась на бельевом шнуре.

– Бедный мой мальчик. Представляю, что ты испытал, когда увидел такую картину.

Я кивнул и отвернулся от дяди. Не говорить же ему, что в тот момент я испытал невероятное облегчение. Моя мать была сумасшедшей. Ей везде мерещилось зло, она все время боролась с ним и хотела оградить меня от него. Каждую ночь она привязывала мои руки к изголовью кровати и читала надо мной странные молитвы, которые якобы должны были защитить меня от зла.

– Пойдем прогуляемся по саду, Филипп, – предложил дядя Рудольф, и я с радостью согласился.

Мы вышли из дома и медленно пошли по широкой дорожке, рядом с которой были разбиты клумбы с экзотическими цветами. На некотором расстоянии от нас шел охранник, я чувствовал его взгляд, обращенный на наши спины.

Я шел и думал, почему дядя не начинает тот самый важный разговор о наследстве, ради которого я сюда приехал. Кстати, как добираться назад из этой элитной глуши, я понятия не имел. Если я отдам оставшиеся деньги на такси, мне не на что будет жить. Дядя как будто прочитал мои мысли, повернулся ко мне всем корпусом и предложил:

– Оставайся сегодня здесь, Филипп. В моем доме полно комнат для гостей. Я буду рад, если ты согласишься.

– Даже не знаю. Завтра с утра у меня есть кое-какие дела, – ответил я, стараясь, чтобы мой голос звучал убедительно.

На самом деле никаких дел у меня не было, понедельник всегда был моим вторым выходным днем, обычно, я проводил его, валяясь перед телевизором и потягивая холодное пиво.

– Может быть, у тебя получится перенести свои дела на потом? Мне хочется получше узнать тебя, Филипп, – настаивал дядя, – а завтра мой водитель отвезет тебя в город.

– Хорошо. Я останусь, – согласился я после небольшой паузы, порадовавшись про себя тому, что мне не придется тратить последние деньги на такси.

Дядя одобрительно кивнул и похлопал меня по руке.

– Тогда после ужина я тебе все и расскажу, – радостно сказал он, а потом добавил чуть тише, – а сейчас прошу тебя, проводи меня в спальню, я не рассчитал своих сил, перенервничал, и мне нужен отдых.

***

Закрыв двери спальни дяди Рудольфа, я прошел в комнату для гостей. Серафима как раз заправляла постель новым шелковым бельем. Увидев её, я страшно смутился и, кажется, она тоже смутилась.

– Извините, через минуту я закончу и уйду, – тихо сказала она, и я вновь удивился тому, какой мелодичный и приятный у нее голос.

– Не торопись, ты совсем не мешаешь мне, – ответил я и сел на тахту, взяв в руки свой телефон, а тайком любовался стройной фигурой девушки.

Поправив накидку на постели, Серафима подошла к двери, и, снова извинившись, хотела выйти, но тут я окликнул ее:

– Серафима, извини за любопытство, но… Не могла бы ты рассказать мне о дяде Рудольфе. Что он за человек? Как живет? Я ведь ничего не знаю о нем, и, если честно, я удивлен, что он решил оставить мне свое состояние.

Девушка замешкалась, видимо, не зная, что ответить. Потом подняла на меня глаза и заговорила смущенно:

– Рудольф Аристархович – мой хозяин. Я не могу обсуждать его, как какая-то сплетница. Благодаря ему я могу содержать свою семью – маму и больную сестру.

Я понимающе кивнул, чувствуя, как к горлу подкатывает волна нежности к этой хрупкой девушке. Наверное, вот такой бывает любовь с первого взгляда, о которой все говорят и пишут – когда ты смотришь на человека и понимаешь, что хочешь защитить его от всего плохого. Мне захотелось закинуть на плечо свой рюкзак, схватить эту тонкую, полупрозрачную девушку за руку и бежать с ней из богатого особняка. Я и сам смогу позаботиться о ее семье, потому что она будит в моей душе те чувства, на которые, как я был уверен, я не способен.

– Филипп! – окликнула меня Серафима, и я вмиг спустился с небес на землю, – позвольте мне сказать вам одну вещь.

– Конечно, я весь во внимании, – ответил я и подошел поближе к девушке.

Она не смотрела на меня, стояла у двери и теребила завязки своего белоснежного фартука.

– Откажитесь от того, что предложит вам Рудольф Аристархович, – еле слышно прошептала она, – лучше уезжайте отсюда прямо сейчас.

– Хочешь сказать, что я должен отказаться от дядиного наследства? – спросил я, удивленно округлив глаза.

– Да, – тихо ответила девушка.

– Но почему? – воскликнул я.

– Потому что счастье не в деньгах, – ответила девушка.

– А в чем же, по-твоему? – спросил я.

Она ничего не ответила, развернулась, обдав меня запахом луговых цветов, и выбежала из комнаты.

– Постой, Серафима! – крикнул я и выбежал следом, но Серафима словно испарилась – темный коридор, увешанный картинами в золоченых рамах, был пуст, мой крик эхом разнесся по его дальним углам.

Я ожидал услышать все, что угодно, только не эти слова. Она что-то знает о том, что хочет предложить мне дядя? Может быть, старик, на самом деле, не так добр, как кажется? Я смотрел на богатое убранство комнаты для гостей и пытался представить себе, что я владелец всей этой роскоши. Если дядя хочет оставить мне все свое богатство, то зачем ему вредить мне?

***

Ужин был ещё более роскошным, чем обед. Столько разнообразных изысканных блюд я не видел на столе ни на одном банкете. Мне хотелось попробовать все, но я вновь побоялся произвести впечатление голодного самозванца. Серафима, подносившая к столу все новые и новые блюда, ни разу не взглянула в мою сторону. Я же то и дело поглядывал на её бледное, прелестное лицо, и внутри меня росло смутное волнение.

После ужина мы с дядей Рудольфом вновь уединились. Я сидел на диване, пил коллекционное вино из дядиного погреба, наслаждаясь его богатым послевкусием, смотрел на огонь в камине, и мне казалось, что вот так выглядит абсолютное счастье – когда ты сыт, богат, окружен красотой и спокоен. Дядя Рудольф сидел напротив меня в мягком кресле и с улыбкой смотрел на меня.

– Дядя, расскажи мне уже о своем условии. Я сгораю от любопытства, – попросил я.

Вино развязало мне язык, и я больше не испытывал чувства неловкости. У вина есть удивительная способность – оно за считанные минуты может сблизить совершенно разных людей.

– Да, Филипп, настало время все рассказать тебе. Как я уже говорил, дни мои сочтены. И так как ты являешься единственным моим наследником, я готов оставить все мое состояние тебе. Но при одном условии, – дядя выдержал многозначительную паузу, – ты должен кое-что сделать для меня.

Дядя встал с кресла, подошел к окну и стал всматриваться в вечернюю тьму, которая плотным черным облаком обнимала сад. Я вновь не сводил глаз с его худой, сутулой спины.

– Ты должен на шесть дней отправиться в Райскую обитель.

Он повернулся ко мне и посмотрел мне в глаза: долго и пристально.

– В Райскую обитель? Впервые слышу это название. Что это? – удивленно переспросил я.

– Красиво звучит, правда? – дядя Рудольф, наконец-то отвел взгляд от моего лица, – Райская обитель – это деревня, расположенная примерно в тридцати километрах отсюда. Место живописное и поистине уникальное. Не буду вдаваться в подробности, ты все сам увидишь, когда попадёшь туда.

Дядя Рудольф вновь опустился в мягкое кресло. Из моей головы вмиг выветрился алкогольный дурман, я весь напрягся от волнения и боялся пропустить хоть слово из того, что он скажет.

– Скажу тебе лишь одно… Райская обитель – своего рода эксперимент. Мой небольшой эксперимент.

– Эксперимент? Над кем?

– Над людьми, Филипп, над кем же еще?

Голос дяди Рудольфа прозвучал почти весело, как будто в его словах не было ничего предосудительного. Меня насторожили его слова. Эксперимент над людьми – эта фраза звучала зловеще.

– Расскажи подробнее, – попросил я.

– Вижу, я взволновал тебя, мальчик мой. Извини. Прошу, не принимай все так близко к сердцу. Это всего лишь психологический эксперимент. Люди едут жить в Райскую обитель по собственному желанию, предварительно заключив со мной договор, так что в этом плане все законно. И знаешь, еще ни один человек не вернулся обратно…

– Это значит, что им там нравится? – спросил я.

– Да, – ответил дядя Рудольф, – а как же иначе?

Я помолчал, пытаясь переварить информацию и найти хоть какой-то подвох.

– В чем же суть эксперимента? – спросил я.

– Всё просто. Люди, живущие там, стремятся быть счастливыми каждый день и каждую минуту. А я наблюдаю за ними.

Я хмыкнул и нахмурил брови, каждая дядина фраза вводила меня в ступор и вызывала множество вопросов. Если честно, я ожидал услышать от него все, что угодно, но не это.

– Ты ведь несчастлив, Филипп? Признайся мне в этом, мы ведь не чужие люди, – сказал дядя и грустно улыбнулся.

Я пожал плечами. На самом деле, я много раз задавался этим вопросом – там, в своей обычной жизни. И всегда отвечал себе одинаково – да, я несчастлив. Я никогда не чувствовал себя счастливым. В моей душе постоянно присутствовало чувство разочарования, недовольства своей жизнью. Но сказать об этом сейчас – означало признать себя полным неудачником.

– Я стремлюсь к счастью, – ответил я, уставившись в свой бокал, на дне которого плескались остатки вина.

– Стремиться к счастью можно всю жизнь. Гораздо важнее – чувствовать его, наполнять счастьем каждый день.

– Это невозможно, – яростно выпалил я, – невозможно быть счастливым каждую минуту!

– Это возможно, Филипп. Ты сам убедишься в этом, когда попадешь в Райскую обитель.

Дядя позвонил в звонок, и в дверях появилась Серафима.

– Ангел мой, плесни нам с Филиппом целебной настойки.

Серафима достала с полки бутылку из тёмного стекла и налила прозрачную жидкость в две рюмки.

Мы с дядей чокнулись и выпили залпом обжигающую горло настойку. Я судорожно вздохнул, почувствовав во рту пряный травяной аромат.

– Эта настойка из Райской обители. Улучшает сон, будешь сегодня спать, как младенец.

Я не обратил внимания на его слова, меня сейчас волновало совсем другое.

– Какова цель моей поездки туда? – спросил я, пытаясь, если не переварить, то хотя бы просто проглотить все услышанное.

– Узнать секрет счастья. Его можно выведать только у тех, кто владеет им. Ты проведёшь в Райской обители ровно шесть дней. Этого хватит, чтобы понять суть счастья и счастливого существования. Вернешься из обители и получишь договор на наследство. Вот и все мое условие.

Дядя взял с чайного столика толстую сигару и закурил её.

Райская обитель, секрет счастья… Все это звучало как-то странно. Я смотрел на дядю Рудольфа – лицо его было абсолютно спокойным, в глазах отражался огонь камина, и это наполняло их теплом и любовью. Рядом с нами вдруг снова появилась Серафима, она вошла так бесшумно, как будто и вправду была не человеком, а бестелесным призраком.

Серафима налила нам горячего чая, разбавила его молоком. Первую чашку она подала дяде, а вторую – мне. Я смотрел на нее, ожидая, что она посмотрит на меня в ответ или даст знак, но Серафима настойчиво отводила глаза в сторону.

– Если же ты по каким-либо причинам не захочешь или не сможешь ехать в Райскую обитель, Филипп, – сказал дядя, и я вздрогнул от звука его голоса, который прозвучал громче, чем прежде, – что ж, я приму и такое твоё решение. Но тогда и наследство свое оставлю другому человеку. Серафиме.

Дядя Рудольф обернулся к девушке. Серафима же от услышанного выронила из рук серебряный поднос, и он с грохотом упал на пол. И она, и я обратили на дядю изумленные взгляды. А он засмеялся, видимо, наши растерянные лица его сильно порадовали.

– Вы сейчас очень забавно выглядите, но я не шучу.

– Мне ничего не нужно, Рудольф Аристархович, вы знаете, я и так перед вами в долгу… – прошептала Серафима и из глаз ее выкатились две прозрачные слезинки.

Дядя Рудольф положил сигару, отпил из своей чашки, поставил ее на стол и поднялся.

– Не переживай, дитя мое, тебя я в любом случае не забуду. Слишком уж доброе и чистое твое сердце. А вот насчет тебя, Филипп… Завтра утром буду ждать твой ответ, а сейчас пора спать.

Я кивнул в ответ, и дядя протянул руку Серафиме, которая по-прежнему стояла рядом с лежащим на полу подносом и сказал ей:

– Проводи меня до спальни, ангел мой.

***

Несмотря на обещанный дядей сон младенца, всю ночь меня мучили кошмары. Я проснулся сам. За окном уже брезжил рассвет, его холодные розовые лучи проникали в комнату и отражались от позолоты, которой были покрыты стены. Казалось, вся комната светилась от этого.

Я понял, что уснуть больше не получится. Мои мысли вернулись к вчерашнему дню. У меня остался неприятный осадок на душе после того, как дядя упомянул в разговоре о наследстве Серафиму. Интересно, она знала о его намерениях? Может, поэтому она и пыталась перед этим уговорить меня отказаться от его предложения?

За завтраком я дал свой ответ дяде – согласился отправиться в Райскую обитель. Лицо старика просияло, когда он услышал это, и мне вдруг стало не по себе – в душу закралось сомнение, мне показалось, что в дядином условии, да и во всем происходящем, кроется что-то странное. Я отогнал от себя эти мысли, душевно попрощался с дядей после завтрака и сел в дорогое, блестящее авто, которое с комфортом доставило меня до моего дома.

Но уже через пару дней я вновь стоял на террасе дядиного особняка. На этот раз в руке я крепко сжимал дорожную сумку. В назначенное время за мной подъехал блестящий чёрный внедорожник, я сел на заднее сиденье и поехал туда, где за шесть дней мне предстоит выведать секрет счастья…




Часть II


Деревня была небольшая – одна круговая улица и чуть больше десятка разноцветных деревянных домов, расположенных вокруг центральной "площади", покрытой ровной зеленой травой. Дома были похожи на лучи, расходящиеся в разные стороны от солнца. Смотрелось все это необычно, но довольно-таки мило.

Меня заворожила живописная природа здешних мест: синее небо, зелёные холмистые луга, озеро, сверкающее зеркальной гладью вдалеке, тёмный лес на горизонте. Всё это природное великолепие было обнесено высоким забором, отделено от остального мира этой своеобразной "стеной".

Я смотрел на высокие ворота с надписью "Райская обитель", и меня переполняло волнение. Я ходил туда-сюда, и никак не мог собраться с духом и постучать. А потом в щель между досками я увидел компанию весело смеющихся девушек, и мое волнение слегка уменьшилось. Туда, где смеются люди, идти не страшно.

Громко постучав в ворота, я сцепил руки в замок и стал ждать, когда мне откроют. Вскоре раздался звук поднимаемого засова, и тяжелые створки распахнулись. Передо мной стояла женщина в ярком платье, подол которого был таким длинным, что волочился по земле. Распущенные волосы медно-коричневого цвета развевались по ветру. Меня поразило ее лицо – на нем застыла смесь счастья и восторга.

Я вошел в ворота и поздоровался.

– Добро пожаловать в Райскую обитель! Меня зовут Власа. А тебя как зовут?

– Филипп, – представился я, широко улыбнувшись в ответ.

Увидев меня, люди стали подходить к воротам со всех сторон, на их лицах сияли счастливые улыбки – такие же, как у Власы, а в глазах мелькало любопытство. Я смотрел на них, и чувствовал, как меня самого наполняет ощущение праздника, появившееся непонятно откуда. Слишком уж хорош был день, и слишком уж счастливыми были люди, встретившие меня в обители.

Не обманул дядя! Никогда я не видел вокруг себя столько улыбающихся лиц сразу. Люди были одеты в простую одежду, но волосы девушек были празднично украшены венками и яркими цветами. Мужчины носили свободные рубахи, а лица многих из них были покрыты густыми бородами. Я сразу же заметил, что все обительцы, обступившие меня со всех сторон плотным кольцом, были молоды, здоровы и красивы.

– Знакомьтесь, женихи и невесты! Это наш новый жених Филипп, – громко провозгласил Власа.

Жених? Ну уж нет! Искать невесту в Райской обители точно не входило в мои планы. Но я сразу заметил, как зашептались вокруг меня длинноволосые, красивые девушки.

– Ой, какой симпатичный!

– Интересно, чей дом он выберет?

Власа шикнула на них и обратилась ко мне с улыбкой:

– Не обращай внимания на наших озорных невест, Филипп! Пойдем я лучше покажу тебе, как тут у нас все устроено. Постепенно со всеми перезнакомишься.

Мы прошлись с Власой по кругу, она указывала рукой на дома, выкрашенные в разные цвета и рассказывала, кто там живет, но я все равно не запоминал. Понял лишь, что в одних домах люди живут по двое, в других – по трое. В одном доме вообще жили впятером.

– Все дома заняты, – растерянно сказал я, – где же мне жить?

– Филипп, мы тут все живем одной семьей, – радостно проговорила Власа, – и одновременно все мы тут друг другу женихи и невесты. Такая свобода предполагает взаимоуважение, взаимовыручку и, конечно же, чувство удовлетворения. Сегодня, к примеру, я живу вон в том доме вместе с Ярилой, а завтра могу уйти к Урсе и Мирославе и жить с ними. Так и ты – выбирай любой дом – везде тебе будут рады.

Я остановился и посмотрел на Власу с недоумением. Что же за уклад жизни такой? Как-то не по-людски это. Чувство радости, охватившее меня после знакомства с обительцами, начало резко угасать.

– Ты быстро привыкнешь к такой жизни, Филипп, – улыбнулась женщина и легким движением откинула назад волосы, – потом и не вспомнишь, как поначалу тебя это удивило.

– Я здесь ненадолго, – ответил я, отводя взгляд от ее красивого лица.

– Все так говорят, – усмехнулась Власа, – а потом живут и живут. Мы здесь счастливы, а к счастью быстро привыкаешь. Без него потом не выжить.

Власа подмигнула мне, приподняла подол платья и побежала босиком по мягкой траве, оставив меня одного. Я еще раз осмотрелся и решил прогуляться по окрестностям.

Разноцветные домики на фоне яркой зелени смотрелись очень красиво, почти сказочно. За домами раскинулся луг, за ним – озеро. В озере, задорно смеясь, купались девушки. Я пошёл по направлению к озеру, а подойдя совсем близко, увидел, что девушки купаются совершенно нагие и при этом ничуть не стесняются своей наготы. На стройных, гибких телах блестели капли воды, и я встал, как истукан, и не мог отвести взгляда от этой картины.

– Иди к нам, искупаешься! – крикнула мне темноволосая девушка.

Я страшно смутился и ответил, заикаясь:





Конец ознакомительного фрагмента. Получить полную версию книги.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=68496154) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.



Главный герой, молодой парень Филипп, в погоне за обещанным ему богатством, отправляется в деревню Райская обитель. Вскоре он обнаруживает, что жители Райской обители - сектанты. Их религия - счастье, и поначалу Филиппу и вправду кажется, что нет людей, более довольных жизнью. Но что скрывается под счастливыми улыбками обительцев? Что происходит с ними, когда на деревню опускается ночь?...

Как скачать книгу - "Райская обитель" в fb2, ePub, txt и других форматах?

  1. Нажмите на кнопку "полная версия" справа от обложки книги на версии сайта для ПК или под обложкой на мобюильной версии сайта
    Полная версия книги
  2. Купите книгу на литресе по кнопке со скриншота
    Пример кнопки для покупки книги
    Если книга "Райская обитель" доступна в бесплатно то будет вот такая кнопка
    Пример кнопки, если книга бесплатная
  3. Выполните вход в личный кабинет на сайте ЛитРес с вашим логином и паролем.
  4. В правом верхнем углу сайта нажмите «Мои книги» и перейдите в подраздел «Мои».
  5. Нажмите на обложку книги -"Райская обитель", чтобы скачать книгу для телефона или на ПК.
    Аудиокнига - «Райская обитель»
  6. В разделе «Скачать в виде файла» нажмите на нужный вам формат файла:

    Для чтения на телефоне подойдут следующие форматы (при клике на формат вы можете сразу скачать бесплатно фрагмент книги "Райская обитель" для ознакомления):

    • FB2 - Для телефонов, планшетов на Android, электронных книг (кроме Kindle) и других программ
    • EPUB - подходит для устройств на ios (iPhone, iPad, Mac) и большинства приложений для чтения

    Для чтения на компьютере подходят форматы:

    • TXT - можно открыть на любом компьютере в текстовом редакторе
    • RTF - также можно открыть на любом ПК
    • A4 PDF - открывается в программе Adobe Reader

    Другие форматы:

    • MOBI - подходит для электронных книг Kindle и Android-приложений
    • IOS.EPUB - идеально подойдет для iPhone и iPad
    • A6 PDF - оптимизирован и подойдет для смартфонов
    • FB3 - более развитый формат FB2

  7. Сохраните файл на свой компьютер или телефоне.

Видео по теме - ФИЛЬМ УЖАСОВ "РАЙСКАЯ ОБИТЕЛЬ"2017

Книги автора

Аудиокниги автора

Последние отзывы
Оставьте отзыв к любой книге и его увидят десятки тысяч людей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *