Книга - Разбитые сердца

a
A

Разбитые сердца
Марина Олеговна Симакова


В небольшом городке случилось ужасное – появился серийный маньяк. Вначале он похищает своих жертв, оставляя красную розу, а примерно через месяц находят их тела. Весь город затаил дыхание, когда он похищает семнадцатилетнюю школьницу Келли, ведь все его жертвы были старше. Ни через месяц, ни через два ее тело так и не находят. Они оба исчезают, оставляя множество вопросов.Один миг может перечеркнуть всю жизнь, так произошло и с Келли. В плену у маньяка и долгожданная свобода, но какова вероятность вернуться к прежней жизни?Содержит нецензурную брань.





Марина Симакова

Разбитые сердца





Пролог.


Утро наступило не совсем так, как хотелось бы. Вчера я поругался с отцом, и он отобрал у меня телефон, а сейчас я спешу в школу и не могу дозвониться до Келли, может она обиделась? Гоню плохие мысли прочь. Нам по семнадцать лет и учимся в одном классе, а вместе мы целую вечность. Я запал на нее еще в пятом классе, но она вертела своим маленьким носом, поэтому я постоянно ее задевал и всячески донимал, но, когда нам исполнилось по четырнадцать все изменилось, жизнь вдруг сделала резкий поворот. Как-то вечером у моего друга Джереми были дружеские посиделки, так как родители свалили на все выходные, Келли пришла вместе со своими подругами- Самантой и Изабеллой, Боже, как она была прекрасна. На ней было нежное голубое платье, а плечи были обнажены, мои гормоны взбесились. Два раза у меня уже был секс, но хотел я только ее, всегда только ее. Ее улыбка околдовывает меня, мне и самому хочется улыбаться как можно шире, что я, собственно, и делаю. Я просто пожираю ее глазами, следую за ней своим взглядом, за что получаю подзатыльник от Джереми.

Девчонки танцевали, а мы сидели и обсуждали футбол, но кто-то из гостей предложил поиграть в бутылочку, все радостно завизжали, соглашаясь на эту игру. Мне не хотелось, но Келли присоединилась к этой детской игре вместе с подругами. Я не мог упустить такой прекрасный шанс, я так давно мечтал попробовать ее на вкус. Дело осталось за малым, не убить того, кто будет ее поцеловать, а также молиться все Богам мира, чтобы бутылка указала на нее.

– Джастин, начинай, – кричит Саманта. Она хорошая девчонка и сильно любит свою подругу, поэтому ненавидит меня. Эх, если бы они только знали. А мне с каждым днем становится все тяжелее, ведь тело Келли меняется, приобретая шикарные формы. Грудь у нее не большая, но самое то для меня, как же хочется подержать ее в своих ладошках.

Кручу бутылку, на мое удивление она указывает на Келли, время остановилось, в груди все сжалось, я облизываю пересохшие губы и приближаюсь к Келли, наши лица совсем рядом. Она широко распахнула глаза, чувствую ее свежее дыхание, а бабочки в моей животе разлетаются по всему телу, достигая самого сердца.

– Целуй, целуй, целуй, – кричит толпа, собравшись вокруг нас.

В глазах Келли появляется блеск, но это слезы, она поднимается на ноги и выбегает на улицу. Все смотрят на меня, но в одном я теперь абсолютно уверен – поцелуй со мной вызывает у нее отвращение. Поднимаюсь на ноги и иду в след за ней, пришло время расставить все точки над i. Застаю ее на улице, она смахивает слезы руками, черт, не могу видеть ее слезы, они убивают меня.

– Зачем ты пришел? – хныкает она и сверкает своими зелёными глазами, даже в темноте я вижу этот изумрудный блеск, который завораживает меня, покоряет и заставляет быть ее верным слугой. Я много раз видел ее слезы, а сколько раз был сам их причиной, мне хотелось настучать по морде самому себя, но я не мог справиться с этой дурацкой влюбленностью. Поэтому делал то, что умею лучше всего – доставал ее.

– Почему ты плачешь? – ее нижняя губа начинает дрожать, не выдерживаю и подхожу к ней, обхватываю ладонями ее заплаканное лицо и большими пальцами смахиваю слезинки. Келли широко распахивает глаза, в них удивление, она смотрит на меня как на сумасшедшего, что ж виноват только сам.

– Ты будешь смеяться надо мной, – почти шепотом произносит она, но я слышу каждое слово. Я прикасаюсь нежно к ее волосам, а затем убираю прядь за ухо, у нее такие длинные волосы, в которые мне хочется зарыться своими пальцами, провести рукой вдоль всей длинны. И я этим наслаждаюсь.

– Почему? – спрашиваю я.

– Ты всегда издеваешься надо мной, а тут этот дурацкий поцелуй… Почему ты так ненавидишь меня? – внимательно смотрю на нее, пришло время раскрыть все карты. Либо сейчас, либо никогда, а отец учит всегда добиваться поставленных целей. Только все это время я пасовал перед девчонкой.

– Детка, я мечтаю о тебе с пятого класса, – она внимательно смотрит на меня, а из ее пухлых губ вырывается тихий вздох, продолжаю держать ее лицо, я внимательно смотрю на нее, если сейчас она меня отошьет, то придётся молить ее на коленях. Перевожу взгляд на ее губы, возвращаюсь к глазам, как же я хочу ее поцеловать.

– Я никогда ни с кем не целовалась, – она как будто прочла мои мысли, я молчал, но затем вдруг понял, что это мой шанс. Я накрыл ее губы своими, ее руки обхватили мои бедра. Келли не сопротивлялась, но и свой сладкий ротик не открывала, тогда я раздвинул ее губы своим языком, она подчинилась мне. И в этот момент я понял, что моя любовь к этой упрямой девчонке, никуда не исчезнет. Она полностью в моей власти, как и я в ее. Так свершилась моя главная мечта, она стала реальностью.

– Привет, бро, – голос Джереми вырывает меня из такого сладкого воспоминания, что хочется врезать ему. Он мой лучший друг и единственный кроме отца, кто знал все это время о моих чувствах к Келли.

– Привет, – бурчу я, а сам набираю смс Келли, какого хрена она не отвечает, может оставила телефон в школе.

– Ясно, проблемы на любовном фронте? – весело спрашивает он.

– Да пошел ты, – показываю ему средний палец.

– Брось, кстати в школу приехали копы, – Джереми закидывает рюкзак на плечо, а я приподнимаю брови.

– Наверное, кто-то в очередной раз разбил окна в спортивном зале, – отвечаю я, а телефон убираю в карман. – Пошли, скоро звонок. Я еще должен отыскать Келли.

– В городе маньяк, а они по школам гоняют, разбираются с разбитыми окнами. Бред какой-то.

В классе мы расселись по местам, но Келли нигде нет. Когда она не появилась до звонка в моей груди что-то надломилось, а по спине пробежал дикий холодок, который вызвал кучу мурашек. Учитель начал рассказывать свои бреди, а я продолжаю строчить смс. Вдруг в кабинет заходят копы, лица серьезные, а директриса с красными глазами, не уже ли этого робота заставили плакать? За глаза мы зовем ее терминатором.

– Мое имя детектив Энтони Дженкинс, – начинает коп, на вид ему около сорока. Из-под пиджака виднеется значок и пистолет.

– А я детектив Люк Батлер, – продолжает другой, он моложе своего напарника.

– Как вам известно в городе объявился серийный убийца, на его счету три жертвы, а сегодня он похитил четвертую прямо из дома. Эта ваша одноклассница Келли Робинсон, – телефон падает из рук и с треском приземляется о парту. Глаза всех в классе устремились ко меня, а в моей голове шумит. Мне послышалось, он не мог произнести ее имя.

– Джастин, – Джереми подходит ко мне и кладет свою руку на мое плечо, в классе слышны лишь вздохи и тихие всхлипы. Бросаю взгляд на Саманту, по ее щекам текут слезы, это не может быть правдой.

– Нет, нет и нет, – кричу я и вскакиваю на ноги, сбрасывая руку Джереми.

– Джастин, он похитил ее из дома, а на кровати оставил красную розу, – начинает директриса, но я ничего и никого не хочу слушать. Выбегаю из класса, а затем и из школы. Запрыгиваю в свою машину и направляюсь домой к Келли, сейчас они скажут мне, что все это глупая шутка, а Келли просто простудилась и лежит в своей постели.

Но сердце трещит по швам, потому что у дома полно копов. Бросаю машину прямо на дороге и ноги сами несут меня в дом. В гостиной миссис Робинсон – ее мачеха, она рыдает в захлеб. Только теперь до меня доходит, что это дерьмо-правда, что он забрал мою девочку, а взамен оставил лишь красную розу. Мне как будто дают под дых, потому что воздух моментально покидает мои легкие.

Это все моя вина, если бы вчера я не поругался с отцом и пришел к ней, ничего бы не случилось, все сложилось бы совсем по-другому. Я бы защитил ее, не допустил бы этого.

– Молодой человек, вам не следует здесь находиться, – говорит мне коп, тогда миссис Робинсон поднимает глаза и устремляет их на меня. Ее волосы заделаны в хвост, она до сих пор в халате, а под глазами мешки.

– Все в порядке, – говорит она дрожащим голосом, а затем подходит и обнимает меня. Только сейчас я замечаю, что тоже плачу. Но плакать нельзя, она ведь жива, Келли сильнее чем кажется, поэтому спасет свою сексуальную задницу и вернется к нам.

– Мистер Рид, – обращается ко мне детектив, который приезжал в школу, миссис Робинсон выпускает меня из объятий. – Мы позвонили вашему отцу, он скоро приедет, но мне хотелось бы задать вам пару вопросов, – значит он устремился в след за мной.

– Я побуду с ним, – отвечает миссис Робинсон.

– Хорошо. Когда последний раз вы видели Келли?

– Вчера после школы, мы должны были встретиться вечером, но я поругался с отцом, мне пришлось остаться дома, – в моей голове появляется лишь один вопрос, он забрался через окно? Если да, то это точно моя вина, я открыл дверь психу, который забрал ее.

– Вы часто проводили вместе время, может замечали, что за вами следят? – продолжает детектив.

– Часто. Ничего такого, сэр. Вы же найдете ее? – с надеждой в голосе спрашиваю я.

– Миссис Робинсон, ночью было тихо? – он игнорирует мой вопрос, потому что не хочет врать, а мне с каждым новым глотком воздуха становится больнее дышать, мои легкие разрываются, как и сердце.

– У меня чуткий сон, я слышала окно, но подумала, что это Джастин, – она знала о наших встречах, но сейчас мне даже не стыдно, все мои мысли о том, что сейчас с Келли.

– Открытое окно, в этом все дело? – спрашиваю я вопрос, который мучает меня.

– Боюсь, что да, сынок, – отвечает детектив и потирает подбородок рукой. – Мой напарник опрашивает ваших одноклассников. Одно мы знаем точно, что у нас есть примерно месяц на то, чтобы найти ее живой.

Закрываю лицо ладонями и начинаю рыдать, даже не стараюсь сдерживать слезы. Полиция ничего не может, нам остается только ждать, когда через месяц появится тело, ведь столько он играет со своими жертвами. Поднимаю глаза, криминалист в пакете несет ту самую красную розу, символ его прихода, а может чего-то другого. Вместе с Келли он забрал и часть моей жизни, забрал лучшее во мне.

– Сынок, – слышу голос отца, но руки от лица не убираю, сейчас это выше моих сил. Мне хочется разнести все вокруг, потому что теперь начинается безысходность.

– Мистер Рид, могу я задать вам несколько вопросов? – спрашивает детектив.

– Конечно, – спокойно отвечает мой отец, его рука обнимает меня за плечи.

– Ваш сын сказал, что вчера вы поругались и ему пришлось остаться дома, это правда? – гнев захватывает мой разум, и я вскакиваю на ноги.

– Вы, черт возьми, серьезно? Думаете, я похищал этих женщин, похитил Келли? Да от вас никакого толка, если это продолжается. Кучка копов не может поймать одного человека, ей нет даже восемнадцати…

– Это стандартные вопросы, – спокойным тоном произносит детектив.

Пинаю по столу и выхожу на улицу, ветер обдувает мое лицо, а в голове каша. Моя всегда улыбчивая и нежная Келли находится в руках убийцы, который будет измываться над ней. Пожалуйста, Келли, не сдавайся.




Глава 1.


Джастин. Наши дни.

Сегодня начинаются летние каникулы, все экзамены сданы и пришло время веселиться. Только на душе по-прежнему скребут кошки, раздирают меня. Прошло два года и за это время многое изменилось. Отец полгода спустя увез меня из нашего маленького городка, где все напоминало мне о Келли. Она единственная чье тело так и не нашли, детективы твердят, что просто они не могут найти тело, что он не отпускает своих жертв живыми, но я цеплялся за каждую соломинку, эти убийства так и останутся тайной для всех. Но где-то глубоко во мне живет надежда. Ведь и сам маньяк пропал, если он бы убил ее, то почему перестал похищать? Здесь явно что-то другое, только что?

Детектив Дженкинс, это имя я ненавижу. Мне было семнадцать лет, но несмотря на это он обращался со мной, как с дерьмом, разговаривал так, как будто он здесь Бог, только это у меня похитили девушку. Однажды после разговора с ним мне приснилась моя Келли. Ей было страшно и холодно, она молила согреть ее, помочь ей, слезы текли по ее лицу, а я не мог ей помочь. Затем я проснулся, тогда-то я и не выдержал. Меня всего трясло, тогда я и принял то, что совершил. После этого разговоры с психотерапевтом, а отец следил за каждым моим шагом, контролировал каждое действие.

Отец пристроил меня в другой университет, потому что ехать учиться туда, где было столько планов я просто не смог. Вместе с Келли мы продумали каждый шаг, обсуждали квартиру, да мы даже обсуждали гребанную собаку, которую должны были завести. Вечером она заставляла смотреть свои дебильные мелодрамы или дневники вампира, я смотрел их три раза подряд, пока она не нашла сериал про волчонка, но я смотрел их, ведь главное она была рядом со мной. Мы росли, вскоре все началось заканчиваться сексом, это была лучшая часть.

Джереми поехал со мной для поддержки, бросив все свои мечты. У него и планов то не было никаких, но сейчас он рядом, и я благодарен ему. Отец сменил наши номера, так как репортеры не давали нам спокойной жизни, а здесь нас никто не знает. Репортёры были везде, около школы, около дома, они названивали, я просто сломался, один день изменил всю мою жизнь. Отец купил себе дом, а мне квартиру, где мы обосновались с Джереми. Холостяцкая жизнь с другом по соседству, что может быть лучше? А лучше могло быть жить здесь с Келли. Даже мать позвонила мне, узнать, как мои дела, но отец быстро устранил все ее попытки. Она ушла от него к другому, хотя весь город твердил, что она изменяла ему всю их жизнь. Мать оставила меня с отцом, якобы ее новый муж не хотел брать одиннадцатилетнего ребенка, а я уже все понимал, поэтому обозлился на нее. Да и зачем мне такая мать, которая променяла своего ребенка на новый член? Вот теперь пусть скачет на нем и забудет обо мне.

Папа быстро купил новый дом, чтобы ничего не напоминало о ней, а денег у него было море. Из-за нового района мне пришлось поменять и школу. Именно в это трудное время для меня, я повстречал ее, мою Келли. Я не мог нормально дышать, когда смотрел на нее, даже речь пропадала. Странно, ведь я не из робкого десятка, всегда знал, что и кому ответить. Все началось с того, что я начал наблюдать за ней, как на уроках она мечтательно смотрела в окно, а за обедом весело что-то обсуждала с Самантой и Изабеллой. Ее смех был такой чистый и заразительный. Помню тот день, когда один придурок из футбольной команды рассказывал, что не прочь бы покувыркаться с ней. Много времени зря я не терял, я просто накинулся на него и набил рожу, за что меня отстранили от занятий на целую неделю. Зато отец похлопал меня по плечу и сказал, что я настоящий мужик, но мне не мешало бы признаться наконец в своих чувствах, чтобы избежать следующих драк.

Я так мечтал в свой первый раз быть с Келли, мне было почти четырнадцать, когда после тренировки одна из старшеклассниц захотела соблазнить меня. Бриана затащила меня в коморку со швабрами и закрыла дверь, она, не теряя времени впилась в мои губы, а руками расстегала ремень на моих джинсах. И пусть простит меня Келли, но подростковые гормоны победили. Мне казалось, что это лучшие две минуты в моей жизни. Я никогда не был уродом, да и занятия спортом давали о себе знать, но все спорили о том девственник я или нет, Бриана точно знала, что я им был, а на следующий день знала и вся школа. Мне было плевать на сплетни, потому что я продолжал наблюдать за Келли, у нее что-то произошло, ведь она была сама не своя, даже за обедом не улыбалась.

Год ушел на то, чтобы я начал жить нормальной жизнью, вновь появились развлечения и девушки, но серьезных отношений нет, мне страшно подвести их, ведь Келли я подвел, из-за меня она попала к нему. Осталось столько вопросов, а ответов по-прежнему нет. В школе еще долго шептались за моей спиной, но Джереми был рядом. Саманта и Изи тоже были рядом, нас всех объединило это горе, но все-таки наши пути разошлись, я никогда даже не задавался вопросом, где эти девчонки. Но я чувствую свою вину перед Самантой, она гложет меня, но не так сильно, как потеря Келли.

Выпускной прошел без меня, я просто не мог заставить себя туда пойти. После официальной части была вечеринка у Кевина, Джереми уговорил меня приехать туда. Это закончилось попойкой, потому что ничего другого мне уже не хотелось, лишь забыться, хотя бы на несколько часов. На помощь мне пришла Саманта, мы вместе напились, а затем каким-то чудным образом наши губы соприкоснулись. Я извинился, а затем бежал. Бежал куда-то, сам не зная куда, алкоголь весь вышел, а слезы брызнули из глаз. Мне больше всего хотелось в этот день быть именно с ней, прикасаться к ее шелковистым волосам, подарить ей танец, а затем забрать короны короля и королевы. Почему все это произошло с нами?

– Привет, сосед, – говорит Джереми, выходя из комнаты с очередной девушкой, а я лишь закатываю глаза и продолжаю пить свой кофе. На ней короткая юбка и обычный белый топ, мне кажется, что ее грудь он еле сдерживает, она вот-вот вывалиться. Наблюдаю за тем, как он выпроваживает ее из квартиры, она же пытается спросить его номер, но в итоге получает пощечину. Хихикаю, Джереми поворачивается ко мне. – Мы студенты, самое время веселиться.

– Именно этим и занимаюсь. Линда позвала меня в кино, а затем будет вечеринка у Брамса, вот там и повеселюсь, – отвечаю я ему равнодушным тоном, мне хочется уже начать дышать полной грудью, но не могу, что-то сдерживает меня, одной ногой я остаюсь в прошлом.

– Класс! Кстати, нам не помешает купить немного продуктов, в холодильнике мышь повесилась, – произносит друг, а потом захлопывает дверь холодильника. – Между прочем ты съел последний кусок колбасы, не по-братски как-то.

– Ну уж извини, надо меньше трахаться, чтобы вовремя вставать. В магазин сейчас съезжу, до вечера у меня никаких планов.

– Что на счет Линды? – спрашивает он и смотрит на меня, играя своими бровями.

– Не знаю, может проведем пару ночей, – пожимаю плечами, а затем делаю глоток кофе. Она классная, но она не Келли.

На моей тумбочке все время стояла фотография Келли, но Джереми все-таки настоял на своем, и я убрал ее. Жить легче мне от этого не стало, но что-то изменилось. Возможно, если бы нашли ее тело, мы похоронили бы ее, то все было бы по-другому, а эта неизвестность просто убивает. Мне не куда прийти, чтобы поговорить с ней, а попрощаться с призраком я не могу. Мой телефон вибрирует, пришла смс от Линды.

«Привет, малыш, вечер в силе?»

«Да» – коротко отвечаю. Только вот ее малыш мне совсем не по душе. Келли называла меня Джас, как и многие другие, только из ее уст это больше похоже на комплимент. Иногда, она говорила милый или любимый, но я был счастлив, ведь девчонка, по которой сходили с ума, принадлежала мне.

С Келли мы постоянно переписывались, писали друг другу разные цитаты и просто играли в правду или действие, за три года наших отношений, нас многое сблизило, эта нить до сих пор существует, может это бред, но я не ощущаю ее мертвой, ведь тогда нить оборвалась бы. Может я и сошел с ума, но ничего поделать с этим не могу. Я до сих пор помню, как чувствуется ее кожа, ее свежий аромат. Помню каждую минуту, которую мы проводили вместе, но теперь это все просто счастливое воспоминание.

– Когда приезжает твой отец?

– Через пару дней, поеду к нему на ужин, – отвечаю я, а затем встаю, чтобы помыть чашку. – Я в магазин.

Обуваю кроссовки и беру ключи от машины. До супермаркета пятнадцать минут езды, я уже паркую машину, но что-то останавливает меня, а может мне просто не хочется возвращаться домой. Я еду через весь город и приезжаю в другой супермаркет. Еще не разу тут не был, а мне нужно что-то новое. Мой телефон вновь вибрирует. Линда прислала мне фотографию в одном нижнем белье, у нее женственные формы, да и грудь что надо. Ночка сегодня обещает быть жаркой. Смотрю по сторонам, множество машин, счастливые семьи с детьми. Я рад за них, рад, что с ними не произошло ничего плохого, хотя может они просто смогли пережить трагедию, как же мне пережить мою. Однажды отец нанял частного детектива, только он шел на ровне с Дженкинсом, никаких ответов, одни лишь вопросы.

Покидаю машину и захожу в магазин, с виду все, как и обычно. Беру сетку и начинаю набирать продукты, молоко и несколько банок пива, яйца и бекон, ну а на ужин по старой схеме, закажем пиццу. Мое внимание привлекает знакомая женская фигура. Волосы забраны все в тот же хвост.

– Миссис Робинсон, – зову я, она оборачивается. Она удивлена, как и я. Мы осматриваем друг друга. До сих пор не могу поверить своим глазам, хоть и прошло всего два года, но эмоции не покидали меня, а теперь и во все выходят на поверхность.

– Джастин, Боже, ты возмужал, – говорит она, голос остался в точности таким, каким я его и запомнил.

– А вы ничуть не изменились.

– Ты мне льстишь, – смеется она. Мне хочется спросить есть ли какие новости от Красной розы, но держу язык за зубами, я не могу вновь вернуться в то время, хотя кому я вру, я его так и не покидал, одной ногой я всегда там, а точнее мое сердце до сих пор где-то с Келли.

– Что вы здесь делаете? – спрашиваю я, ведь не ожидал такой встречи. Я-то думал она осталась в том городке, хотя она потеряла там мужа, а потом и дочь, ей стоило уехать первой. Но ходили слухи о ней и Дженкинсе, что совсем добило меня.

– Купила дом, уже полгода прошло, а как ты?

– Я здесь живу, отец купил мне квартиру и пристроил в университет. Ректор пошел ему на встречу и принял меня. Странно, что мы не разу не пересекались.

– Я работаю на дому, да и никуда не хожу, только в этот магазин. Действительно странно встретить тебя здесь, я разыскивала тебя год назад, твоего отца, но вы как сквозь землю провалились, – она вздыхает, а у меня появляется тревога в груди.

– Репортеры достали, отец решил сменить все контакты и переехать, – отвечаю ей, умалчивая об истинной причине.

– Я решила так же.

– Зачем вы искали меня, что-то изменилось? – глаза миссис Робинсон начинают слезиться, чувствую себя полным дерьмом. Но она не отвечает на вопрос, потому что ее телефон начинает звонить.

– Алло, – отвечает она. – Боже, детка, я сейчас буду. Келли, пожалуйста потерпи, – она проходит мимо меня, ставит корзину с покупками на пол и несется на выход.

Она произнесла ее имя, она сказала Келли, черт бы меня побрал, мне не могло послышаться. Корзина с продуктами падает из моих рук и с треском разбивается пиво в ней, я продолжаю дышать, на автопилоте разворачиваюсь и бегу к выходу. На стоянке оглядываюсь, миссис Робинсон садиться в машину. Но я опережаю ее и запрыгиваю на соседнее кресло.

– Вы сказали Келли? – спрашиваю я, почти рычу. Мне необходимо все знать, я просто не вынесу прежнего ожидания.

– Поехали, нужно спешить, – произносит она и заводит машину.

Мы выезжаем, а внутри все горит, моя кровь просто кипит. Нигде не было не единого сообщение, ни в газетах, ни по новостям, как же так могло получиться? Но теперь я получу все ответы. Если бы мы не уехали, то все было бы по-другому, черт, лишь бы только не упасть в обморок.




Глава 2.


Джастин. Наши дни.

Мы подъезжаем к маленькому двухэтажному дому, выглядит очень мило, Донна быстро покидает машину, а мне остается лишь следовать за ней. Мне страшно, этот страх во мне посилился два года назад, а сейчас я даже сам не понимаю в чем дело. Донна открывает дверь и забегает, оставляя дверь открытой для меня. Пульс учащается, я всегда верил, что она спасется, два года ожидания и вот я здесь. Теперь я точно не уйду, я должен увидеть ее. Мне кажется, я схожу с ума, что вот очнусь, а это лишь сон.

Забегаю в открытую дверь и наблюдаю, как Донна открывает дверь подвала. Оттуда к ней в объятья бросается девушка, она плачет, ее плечи содрогаются от этих рыданий. Ее лицо прижато к груди Донны, поэтому мне не видать ее, но я то знаю, что это Келли, ее я никогда не с кем не с мог бы перепутать. Я замираю, а сердце делает двойное сальто, сейчас я хочу оказаться на месте Донны и утешить ее, прижать к себе, но не время.

– Детка, все хорошо, я рядом, – Донна гладит ее по спине, а плечи Келли продолжают подниматься и опускаться от рыданий. – Что случилось?

– Я… Я зашла в подвал, а дверь захлопнулась, тут так темно и страшно, как будто я снова оказалась там, – она продолжает рыдать, а Донна показывает мне жестом выйти. Я послушно киваю и иду в соседнюю комнату, это гостиная. Здесь уютно, диванчик и два кресла, а напротив телевизор, небольшой журнальный столик. Мебель совершенно не похожа на ту, что была в прошлом доме, все сделано по-другому, по-простому, но со вкусом. Мое сердце чувствует тупую ноющую боль, а мозг просто разрывается. Я так долго ждал этого дня, молился о нем, а этот день настал. Тогда все изменилось в один миг, точно так же, как и сейчас.

Сажусь на диван, мой телефон вибрирует, но я отключаю его, сейчас мне не до этого. Мое прошлое вернулось, Келли жива, я знал это, чувствовал своим сердцем, но почему мне никто не сказал, почему меня не разыскали, куча вопросов. В комнату заходит Донна, теперь она более-менее спокойна, но все же нервничает перед разговором со мной. Но я не покину этот дом, не сейчас.

– Может чай? – предлагает она, какой к черту чай, я дышать не могу, а желудок выворачивается, но я сдерживаюсь. Сейчас я должен быть сильным.

– Как она? Что с ней? Как давно она нашлась? Почему мне никто не сообщил? – мой голос дрожит и похож на мольбу, я и так два года подряд только и делал, что молился. Не могу описать свои чувства, мне просто необходимо увидеть ее, взглянуть в ее глаза, убедиться в том, что она в порядке. Только ситуация с подвалом подсказывает мне, что Келли совсем не в порядке.

– У меня есть пара бутылок пива, разговор будет долгим, – Донна встает и идет на кухню, я следую за ней и сажусь за стол. Она открывает пиво и протягивает мне, для меня время остановилось, и каждая секунда кажется вечностью. – Не думала, что так быстро настанет время, когда я буду сама тебя спаивать пивом.

– Донна, пожалуйста, – умоляю я.

– Год назад мне позвонил детектив Дженкинс и сказал, что Келли находится в больнице, в тяжелом состоянии. Я бросила все дела и отправилась, я до последнего не верила, я потеряла надежду, – она усмехается и делает глоток пива. Только теперь замечаю, что вокруг ее глаз появились морщинки, хоть и выглядит она по-прежнему шикарно, но вот имя этого мудака заставляет сжать меня руки в кулаки.

– Что было в больнице? – спрашиваю я, а сам задумываюсь, хочу ли знать, что этот ублюдок делал с ней.

– Там была Келли. Ее лицо было в синяках. Детектив сказал, что Келли сбила машина, когда она выбежала из леса в одной ночной сорочке, она была в крови. Водитель не заметил ее, он не стал вызывать скорую, положил ее к себе в машину и повез в больницу. В больницу приехали копы, по отпечаткам определили личность, сразу же вызвали детектива Дженкинса, а он в свою очередь позвонил мне, – Донна подносит бутылку к губам и делает пару глотков, затем наступает тишина. Она настраивается на продолжение, ей тоже дается все это не легко.

– Что было с ней, он держал ее целый год? Почему? – но вопросы так и сыплются из меня.

– Если бы я только знала, после аварии Келли впала в кому. Единственное, что она помнит это то, что она была в подвале, избиения и.. – глаза Донны наполнились слезами, я сразу понимаю, что этот ублюдок насиловал ее, на протяжение всего года. Мне хочется найти его и медленно избивать, а затем задушить голыми руками, видеть его глаза, страх в них. Никогда и никому я не желал смерти, но этот ублюдок заставляет проснуться моего внутреннего монстра, который готов разорвать, мучать и издеваться.

– Что еще она помнит? – спрашиваю я, но мне нужен разговор с моей девочкой.

– Больше ничего. Она до сих пор боится темноты, с ней занимается психотерапевт. Я искала тебя, но безрезультатно. Но с телефоном теперь Келли не разлучается, даже по дому носит его в кармане, а ночью берет с собой в кровать. У нее было ножевое ранение, значит он хотел убить ее, но Келли сбежала, так думают детективы. Но вопросов намного больше, чем ответов на них. Она сильная и справляется, но не все дается легко.

– Я хочу увидеть ее, – теперь я требую, настаиваю, и голос стал более резким. Я заслуживаю увидеть ее.

– Джастин, я…

Стук в дверь прерывает наш разговор, Донна пошла открывать. На пороге появился мужчина, крупный с большим животом, на вид ему лет пятьдесят. Ухажер Донны? Ну нет, она сильно хороша для него, ее роман с детективом вызвал во мне отвращение, но он хотя бы подходил ей. Отец хотел его судить, но это был мой выбор и моя ошибка, она стоила мне доверия отца, но сейчас все наладилось.

– Келли позвонила, рассказала о подвале. Попросила приехать, – начинает он, но затем смотрит на меня, когда я появляюсь за спиной Донны, он осматривает меня пронзительным взглядом.

– Чарльз Гриффин, психотерапевт Келли, – представляется он и протягивает мне руку, на которую я сразу же перевожу взгляд.

– Джастин Рид, – отвечаю на рукопожатие, но больше мне нечего добавить. Кто я? Парень или бывший парень, а может любовник из прошлого?

– Тот самый Джастин? Любопытно, они уже виделись? – интересуется доктор у Донны, как будто меня здесь нет.

– Док, я услышала, как вы…

Я слышу до боли знакомый голос, он радовал мой слух, а последние два года я вновь мечтал услышать его. Я разворачиваюсь и наши глаза встречаются. Келли кажется взрослее, сейчас ее волосы чуть ниже плеч, в последний раз, когда я ее видел они дотягивались до поясницы. После секса я часто перебирал ее пряди, а когда нервничал брал ее руку и выводил узоры на ее ладони большим пальцем и тогда весь остальной мир переставал существовать для меня. На ней черные легинсы и белая футболка. В ее глазах непонятное для меня чувство, страх со смесью боли? В руках она крепко сжимает свой телефон, даже костяшки на ее пальцах побелели.

– Джастин? – спрашивает она, еще не веря в происходящее, я киваю головой и делаю шаг на встречу ей, но она тут же делает шаг назад, потом разворачивается и убегает. Черт бы ее побрал, я два года мечтал увидеть ее, прикоснуться к ней, а она просто взяла и убежала? Я не позволю ей оттолкнуть меня, пока мы не поговорим, я не покину этот дом. Вообще больше не собираюсь покидать ее.

– Придется отложить разговор, – ухмыляется доктор Гриффин. Он сейчас серьезно?

– Думаете, она справится? – спрашивает Донна, я же продолжаю пялиться на пустые лестницы, где только что была Келли. Она как призрак появился на мгновение, а потом исчезла, я пытаюсь делать ровные вздохи, чтобы сдержать ком в горле, глаза начинает щипать, но я сдерживаю слезы.

– Он ей поможет.

– Кто я? Да она видеть меня не хочет, – это первое, что я произношу. Разворачиваюсь и теперь смотрю на доктора Гриффина.

– Она думает, что противна тебе. Помнишь ваш первый поцелуй, она заплакала, потому что думала, что ты ненавидишь ее… А теперь все намного хуже, – док чешет подбородок, продолжая изучать меня.

– Постойте, она рассказывала вам? – я приподнимаю брови, значит, она все-таки думала обо мне и думает до сих пор, это облегчает мою задачу, хоть не уверен, что сильно.

– Она много говорит о тебе, но это останется при мне. Тебе нужно определиться, что именно ты хочешь от нее. Если хочешь бороться за нее, то я помогу тебе, медленными шагами двигаться навстречу.

– Мистер Гриффин, я мечтал о ней с пятого класса, я не сдался тогда и уж точно не отступлю сейчас, – слишком резко произношу я, хоть голос мой и продолжает дрожать.

– Джастин, мы переехали и почти никому не рассказывали о том, что Келли жива. Знает ее подруга Саманта, я, детективы, соответственно врачи. Мне бы хотелось, чтобы так и осталось, сам знаешь, какими жестокими бывают репортеры, – произносит Донна. Я пропускаю их слова мимо ушей и поднимаюсь на второй этаж. Здесь всего две комнаты, дверь в одну спальню открыта, значит Келли в другой комнате. Стучу в дверь, но в ответ тишина.

–Келли, это я, и я, черт тебя дери, никуда не уйду. Впусти меня, – я продолжаю стучать, но ответа нет. – Отлично, значит я переезжаю жить к тебе под дверь. Ну же, детка, ты же не хочешь, чтобы я спал на полу? – но в ответ все равно тишина. – Отлично!

Сажусь на пол и облокачиваюсь спиной о дверь, мне стоит придумать план получше, но это проблема. Знаю, Келли изменилась, но мне хочется верить, что где-то внутри нее живет та самая упертая девчонка. Замечаю две пары любопытных глаз, которые уставились на меня.

– Что?! Я серьезно, я не уйду, – повторяю свои слова и знаю, что говорю правду.

– Твое право, – док подходит к двери. – Келли, я поехал, а тебе нужно набраться сил и поговорить с ним, вспомни наш последний разговор, – он разворачивается и уходит. На улице уже темнеет.

Донна спускается в низ, а я продолжаю себе сидеть на полу, мой желудок урчит, я ведь с самого утра ничего не ел, если можно кофе с бутербродом вообще назвать едой.

– Помнишь маскарад? Ты удивила меня тогда, – смеюсь. – Думал, ты выберешь костюм принцессы или что-то в этом роде, а ты надела костюм чертенка. Но ты была самой прекрасной в этих кожаных шортах и рогами на голове.

– Джастин, я принесла тебе пиво и пиццы. Можешь лечь на диване, – предлагает мне Донна. Она протягивает мне пиццу, а также пиво. Хоть пожру.

– Ну уж нет, я от сюда не сдвинусь, ей придется выйти, слышишь, Келли, я не уйду. Может она спит?

– Сомневаюсь, она спит не больше часа, затем ей сниться кошмар. За ночь так может быть несколько раз, – Донна уходит в свою комнату, но дверь до конца не закрывает. Им обоим пришлось начинать жить по-другому, изменить привычный образ жизни, а теперь жить в постоянном страхе. Мы все изменились.

Я просто вздыхаю и открываю бутылку пива, вспоминаю о Джереми. Черт, он же ждет меня с едой. Включаю телефон, на него начинают приходить кучу смс, я игнорирую их, нахожу номер Джереми.

– Черт, чувак, это не хрена не смешно, – сразу же говорит он, а голос у него и в правду встревоженный.

– Со мной все хорошо, я отключу телефон, квартира в твоем распоряжение.

– Скажи, что ты завис с какой-нибудь цыпочкой? – усмехается он. Знал бы только, но пока что я не собираюсь ничего ему рассказывать.

– Ага. До связи.

Сбрасываю вызов и вновь выключаю телефон. Келли рассказывала доку про нас, вспоминала наши отношение, но я хочу найти и убить этого ублюдка, который сломал ее, превратил жизнь в ад, но сейчас я должен быть рядом с ней, помочь ей выбраться из темноты. Келли освещала мою жизнь, дарила теплоту, каждое ее прикосновение могло свести меня с ума, теперь я должен стать для нее этим лучиком надежды, надежды на счастливое будущее.

– Раньше ты была смелее. Келли, ты даже не представляешь, как я мечтал увидеть тебя. А ты меня вспоминала?




Глава 3


Джастин. Наши дни.

Я просыпаюсь от дикого крика, не сразу соображаю, где я нахожусь, но затем память восстанавливается. Крики разносятся из комнаты Келли, вскакиваю на ноги и начинаю стучать. Ничего подобного я в жизни никогда не слышал, ей страшно, я слышу ее отчаянный крик, дрожь пробегает по телу.

– Келли, проснись, – кричу я и продолжаю барабанить в дверь, крики становятся сильнее, этот вопль похож на раненного животного, которого мучительно убивают, а это ведь моя малышка, мне нужно срочно попасть в комнату. Я продолжаю барабанить, но крик лишь усиливается.

– Детка, открой дверь, – рядом появляется Донна в одной сорочке, на ее лице паника, что же тогда на моем, ведь она уже сталкивалась с этим, а я в первый раз.

– Я ломаю дверь, – твердо заявляю я. Отхожу на расстояние и с разбегу плечом прикладываюсь к двери. Она поддается, я даже не обращаю внимания на боль в плече, когда вижу, как Келли метается по всей кровати. Я подбегаю к ней и сажусь рядом, затем приподнимаю ее и крепко сжимаю в своих объятьях, оставляю поцелуй на макушке, но ее тело продолжает дрожать в моих руках. Она сырая от пота, а волосы прилипли к ее лицу.

– Милая, открой глаза, – как по команде глаза распахиваются, она внимательно всматривается в мое лицо, ее дыхание рванное, а в глазах дикий ужас. Затем в глазах что-то меняется, как будто рушится стена.

– Джастин, – выдыхает она. Прижимаю ее крепче к себе, хочу успокоить ее, но так слишком боюсь напугать, что готов разреветься от беспомощности. Как я могу быть сильным, если мне чертовски страшно.

– Поспи, Келли, я рядом, все хорошо. Я буду охранять твой сон, – продолжаю шептать ей успокаивающие слова, руками же глажу ее по спине, прижимая к себе как самую большую драгоценность.

– Только не исчезай, пожалуйста останься, – Келли умоляет меня, цепляется за мою футболку как за спасательный жилет.

– Я не исчезну, я буду рядом.

– Ты всегда так говоришь, а затем исчезаешь, – по лицу бегут слезы, теперь она сама жмется ко мне, ищет тепла, а возможно немного безопасности.

– В этот раз я не исчезну, закрывай глазки. Я буду обнимать тебя до самого утра, – как маленькую начинаю качать ее, а затем замечаю, что Донна наблюдает за этой картиной, а в глазах опять стоят слезы. Дыхание Келли выравнивается, она снова засыпает. Укладываюсь рядом с ней, аккуратно кладу ее голову к себе на грудь, а рукой притягиваю за талию к себе, чтобы даже во сне она чувствовала меня, знала, что я не уйду и не исчезну.

– Спасибо, – шепчет Донна, а затем исчезает из комнаты, хлюпая носом.

Что же произошло с тобой? Мне хочется забрать все твои страхи, чтобы твоя жизнь вернулась в прежнее русло. Мы были подростками, которые мечтали о выпускном, строили планы на будущие, даже поступили в один колледж, нас впереди ждало прекрасное будущие, но все это исчезло в один миг, один день изменил все, изменил нас всех, разбил наши сердца.

Каждый раз, когда Келли обижалась на меня, я произносил одну единственную фразу, которая стала началом наших отношений. Я мечтал о тебе с пятого класса.

Она начинала хихикать, и ссора уходила на второй план, а вскоре и вовсе забывалась. Я так любил ее громкий и естественный смех, так хочу услышать его вновь, чтобы не случилось, я приложу все усилия, чтобы она снова могла улыбаться, доверять людям. Я прикрываю глаза, тепло Келли согревает меня, потихоньку я проваливаюсь в сон.

Мою щеку что-то щекочет, а на лицо падают утренние лучи солнца. Я открываю глаза, Келли не спит, а ее пальцы гладят меня по щеке. Я улыбаюсь, давно я не просыпался таким счастливым. Ее прикосновение такое нежное, но такое знакомое, мое тело помнит и реагирует на эти касания, вспоминают ее руки.

– Ты настоящий, – шепчет она, руку опускает мне на футболку, затем кладет ее мне на грудь, в то место, где бьется мое сердце.

– Конечно я настоящий, теперь я буду рядом.

– Ты всегда исчезал, – Келли садится в кровати и прижимает колени к груди, я тоже сажусь.

– Я не понимаю тебя.

– Там в подвале я представляла тебя, а может это мне просто снилось. Я ощущала твое тепло, даже твой запах, ты прижимал меня, а я просила не исчезать, мне было так страшно.

– Иди ко мне, – я прикасаюсь к ее плечу, но Келли вздрагивает.

– Мне надо в душ.

– Я могу сходить с тобой, – я сказал не подумав, но теперь она боится. – Иди, я буду в низу.

– Джастин, теперь я другой человек. Я никогда не смогу жить прежней жизнью, – произносит она, смотря в пол.

– Только ведь и я теперь другой, Донну ты же не отталкиваешь, так и меня не отталкивай, – она молчит.

– Мы все теперь другие, но мне не нужна твоя жалость, – теперь ее голос звучит грубо, – я тоже встаю и хватаю ее за руки, я злюсь на нее.

– А теперь посмотри мне в глаза и скажи, ты видишь там жалость? Может быть сочувствие, но точно не жалость. Ты думаешь, мне было легко, потерять свою девушку, девушку, которую я безумно любил? – она вырывает свои руки, а ее глаза сверкают гневом, щеки же слегка краснеют. О да, моя малышка, где-то там.

Келли достает одежду и чистое полотенце и выходит из комнаты, что ж мне вот даже зубы не чем почистить, но я никуда не уйду. Я начинаю осматривать комнату Келли, ничего лишнего, кровать, комод с одеждой, телевизор. Раньше в ее комнате было множество фотографий, со мной, с Самантой, с родителями, а теперь здесь пустые и холодные стены, такой же хочет казаться и Келли. Делаю глубокий вздох, а затем спускаюсь вниз. На кухне Донна готовит блинчики. Сразу же окунаюсь в воспоминания. Перед школой я всегда приезжал к Келли, где наслаждался вкуснейшим завтраком. Больше всего я любил сырники со сметаной, Келли же предпочитала яйца и бекон. Так же на кухне присутствует доктор Гриффин, ведь вчера ему так и не удалось поговорить с ней.

– Кофе? – спрашивает Донна, вырывая меня из таких чудесных воспоминаний, которые засели глубоко внутри меня.

– Да.

– Блинчики?

– С удовольствием. Я скучал по твоим завтракам, – делаю глаза как у кота из Шрека, а Донна ухмыляется.

– Келли проспала всю ночь? – вдруг спрашивает док, а меня бесит, что он интересуется, хоть и понимаю, что ей нужна помощь. Значит Донна посвятила его в ночной инцидент, интересно что еще она рассказала?

– Да, один кошмар, потом я лег с ней. Она проснулась первой.

– Это прогресс, утром как она себя вела? – плотно сжимаю зубы, Келли хочет оттолкнуть меня, и я это понимаю, но не принимаю и никогда не приму. Она гладила меня по щеке, но этого я им не расскажу, потому что это только между мной и ей.

– Обычно, – фыркаю я, док же ухмыляется, он не верит моим словам.

– Спасибо тебе, – вдруг произносит Донна. – Я будила ее, но она долго не могла успокоиться, а затем лежала и смотрела в потолок.

– Миссис Робинсон, я люблю ее, теперь я знаю, что она жива и буду рядом. Мне нужно съездить за одеждой, потому что я останусь здесь, – обнажаю свои зубы в ослепительной улыбке, Донна закатывает глаза и улыбается.

– Раньше бы я тебе надавала по шее, но теперь не могу не согласиться.

– Вы не выгоняли меня, когда я пробирался к ней через окно, – я помню ее признание, она слышала окно, но думала, что это я пришел к Келли.

– И теперь тоже не прогоню.

– Она стабильна, если не считать кошмаров и ее осторожность. Даже выходя в магазин, она чувствует легкую панику, – произносит док серьезным тоном.

– Что вы посоветуете? – спрашиваю я.

– Возьмите Келли с собой за одеждой. Сейчас у вас каникулы, ходите в кино, покажите ей, что жизнь продолжается.

– Я и так знаю, что она продолжается, – фыркает Келли и проходит мимо нас, я издаю смешок, она сразу же бросает на меня гневный взгляд, а я пожимаю плечами в ответ. Но за всей этой маской я вижу интерес в ее глазах, она просто немножко боится, ей нужно адаптироваться к жизни на свободе.

– Джастину надо переодеться… – начинает док, но я перебиваю его.

– Пошли на свидание, сходим в парк, карусели и все такое, – я прожигаю ее взглядом.

–Ты же в курсе, что тебе не залезть ко мне в трусики? – спрашивает она. Донна давиться своим кофе, а док ухмыляется.

– Сегодня может и нет, хотя кто знает, – я улыбаюсь как чеширский кот от уха до уха.

– Я не хочу никуда ехать, – рявкает она.

– Иди одевайся, иначе гулять пойдешь в пижаме, – показываю ей язык, но она остается не приступной.

– Это угроза? – фыркает Келли.

– Нет, всего лишь обещание.

– Джастин, помягче, – говорит Донна, хмуря брови. Она ее мать, хочет защитить ее, но только не от меня.

– Нет. С ней случилось это дерьмо, но она справилась. У нее две руки и две ноги, голова на плечах, я не собираюсь обращаться с ней как с инвалидом.

Келли бросает на меня свой взгляд, в ней что-то ломается, затем она молча поднимается наверх, а я продолжаю пить кофе, док молчит, как и Донна. Даю ей двадцать минут, а потом прибегну к экстренным мерам.

– Джастин…

– Нет, можете ничего не говорить. Я знаю, Келли изменилась, но все же в ней живет та девчонка, и я заставлю ее вернуться, – мы сидим в тишине, лишь слышно тиканье часов. А затем я слышу топот, поворачиваюсь и вижу Келли.

– Я готова! – на ней шорты и футболка, на голове кепка, а волосы собраны в хвост.

– Отлично, поехали.

– Джастин, запиши мне свой номер, – говорит Донна, вбиваю цифры.

Мы выходим на улицу, солнце слепит и уже начинает печь, Келли идет и молчит, она прерывает молчание, когда осматривается по сторонам.

– Где твоя машина?

– У супермаркета, идти десять минут. Кстати, ты помнишь Джереми? Мы вместе живем.

– Хорошо.

– Келли, я никуда не денусь, я буду рядом. Даже если ты меня будешь вновь отталкивать, я все равно буду рядом, – она смотрит на меня, но молчит. Ее мозги сейчас думают, а мне это не нравится.

Я улыбаюсь, предлагаю ей руку, но она проходит мимо, закатив глаза. Я и так на нее сильно надавил, поэтому мне нужно сбавить немного темп. Надеюсь, Джереми нет дома, потому что я пока что не готов ничего объяснять, да и Келли лишние расспросы не к чему.

У супермаркета мы садимся в машину, Келли наблюдает за мной, как будто заново узнает.

– Ты пялишься, – дразню ее.

– Вовсе нет, просто наблюдаю, – она пожимает плечами. – Два года прошло с тех пор, как мы виделись последний раз.

– Это было самое ужасное время.

– Я хотела увидеть тебя, но в тоже время мне было страшно. Вдруг у тебя началась новая жизнь, новая девушка. Я не хочу, чтобы из-за жалости ты был со мной, – Келли отворачивается и смотрит в окно.

– Жалость? Мне тебя не жалко, я сочувствую тебе – это правда. Я свободен, никакой девушки. Да и сердцу не прикажешь… А ведь я мечтал о тебя с пятого класса.

– Я тоже, влюбилась в тебя с первого взгляда, но ты начал издеваться надо мной, – Келли надувает губу, а затем салон машины наполняется нашим смехом.

– Вот увидишь, ты будешь моей женой.

– Джастин…

– Лучше заткнись, я здесь, и я по-прежнему весь твой, каждая частичка меня, – сосредотачиваюсь на дороге. Мне больно, хотя я и понимаю, что к чему, ей нужно время для того, чтобы понять, со мной она в безопасности. Больше никогда не допущу прошлой ошибки, просто буду всегда рядом.




Глава 4


Келли. Наши дни.

– Проходи, похоже, Джереми свалил, – говорит Джастин, но я вижу, как он расслабился, он не хочет меня показывать, может быть стесняется? Мне становится неловко, а на душе словно камень, который утягивает меня на дно. Зачем я только согласилась ехать? Говорят время лечит, но все бред. Чем больше проходит времени, тем больше я задыхаюсь.

Я осматриваюсь по сторонам, а он наблюдает за мной. Он старается вести себя так, как будто ничего не произошло, я не помню день, когда сбежала, но все остальное мне не забыть. Квартира большая с двумя спальнями, сразу видно, что здесь живут холостяки. Большая и светлая кухня, но сердце начинает сжиматься, ведь вместе с ним здесь должна была быть я.

Доктор Гриффин мне очень помогает, у него не стандартные методы, но все же эффективны. Я не хотела ехать с Джастином, но он первый кто обращается со мной ни как с инвалидом, он может злиться или даже хватать меня за руки, мне не страшно, меня больше пугает темнота, которая скрывает столько всего. Джастин был там со мной, пусть и в моем воображение, но я верила в свое спасение, молилась о нем. Я представляла его рядом с собой, когда мое тело изнывало от боли после побоев, которые мне нанес это ублюдок. Иногда он приходил и просто трахал меня грубо, до боли, а иногда срывался и наносил удар за ударом.

Я была обычным подростком, любила и была любима, в школе была одной из популярных девчонок о которой мечтал каждый парень. Только вот я мечтала о Джастине, о том, кто изводил меня своими тупыми приколами. Каждое его прикосновение проникало сквозь тело прямиком в мою душу, а один его поцелуй был способен перевернуть мой мир. Как жаль, что все это теперь наше прошлое.

Когда в городе завелся маньяк, мы продолжали жить и веселиться, все его жертвы были старше, а нам было любопытно, все хотели знать, кто совершал эти жестокие убийства, разбивая сердца всему городу, а особенно близким людям. По новостям показывали родственников жертв, матери плакали и просили отпустить своих дочерей, отцы сдерживали слезы, но боль в их глазах убивала. В том подвале я часто думала о маме, какого ей сейчас, но я и так знала, что ее сердце страдает.

– Моя спальня там. Я быстро сполоснусь, и поедем на свидание, – говорит Джастин, сверля меня взглядом. Он видеть, как мне не уютно, но я ничего не могу с собой поделать.

– Это не свидание.

– Думай, как хочешь, но это свидание, – я закатываю глаза, а затем показываю ему средний палец. Мне хочется прикоснуться к нему, но я не могу, ему должно быть противно, ведь меня насиловали почти целый год. Док говорит, что не стоит судить всех одинаково, я уверена в Джастине, но все же. Теперь у меня свои заморочки и мне не хочется впутывать его. В основном парни относятся с отвращением к тем, кто подвергался такому насилию, а я была в заточении почти целый год, но вот только что же произошло потом, мне удалось сбежать, но как?

Джастин скрывается в ванной, я же захожу к нему в спальню. Огромный шкаф и большая кровать. Воспоминания накрывают меня. Когда-то мы лежали на кровати, он перебирал мои волосы, мы рассуждали о том, как будем жить вместе, будем ходить на учебу и обратно, но все пошло не по плану. До сих пор помню его издевательства, а оказалось, что он таким образом давал знать о себе, мы провели вместе почти четыре года, это лучшее время. С четырнадцати лет, сейчас мне девятнадцать, я должна была наслаждаться жизнью вместе с ним, но все пошло не по плану. А теперь я всего лишь девушка, которая боится любого шороха. Да я даже сплю с телефоном, чтобы в любой момент я могла позвонить 911. Но стоит ли им доверять, до меня было три жертвы, у них был целый год, чтобы спасти меня, но я как-то выбралась сама. Мне хочется узнать, что произошло тогда.

Однажды мое любопытство взяло вверх, в интернете я нашла информацию о жертвах, они были старше меня, но все-таки такие молодые. Бедные их родители, они хоронили своих дочерей, а мне каким-то образом удалось спастись. Прошло два месяца прежде, чем я очнулась, у меня началось восстановление, каждый день приходили детективы, но в один день в палату проникла журналистка. Она издевалась надо мной, говорила, что я не достойна была выжить, потому что не могу помочь копам поймать его. У меня случился срыв, а Донна начала подготавливаться к переезду, выставила на продажу дом и нашла работу на дому.

Новый город не помог справиться со страхами, но здесь нас никто не знал, мы могли свободно выходить на прогулку, я ходила к доктору Грифину, он пытался наставлять меня на путь истинный, но невозможно вычеркнуть из жизни то, что произошло со мной, этот кошмар врезался глубоко в мое сердце, перевернул мое сознание.

Его телефон начинает звонить, подхожу к тумбочке, Линда. У него же ведь была своя жизнь, возможно даже девушка. Он достоин лучшего, а не сломанную меня, которая кричит по ночам. Но все же я ревную. Подхожу к столу и нахожу книгу, провожу по ней пальцами. В тетрадке лекция, написанная его почерком. Смогу ли я когда-нибудь вернуться к прежней жизни. А может это и есть судьба, что мы оказались в одном городе?

– Решила изучать бизнес? – спрашивает Джастин, я вздрагиваю от неожиданности.

– Ну уж нет, – разворачиваюсь на голос, он стоит голый, а вокруг бедер повязано полотенце, волосы мокрые, капельки с них падают на его обнаженную грудь. В висках начинает пульсировать. Я не боюсь его, но боюсь того, что со мной происходило. В памяти появляется образ того, чье лицо я так и не увидела. Его руки задирают мою ночную сорочку, а я кричу. Тогда он бьет меня до тех пор, пока я не замолкаю. Только затем он стаскивает спортивные штаны и начинает свое зверское изнасилование. Я просто закрывала глаза и представляла Джастина, мысленно прося забрать меня, спасти меня.

– Келли, прости, – я отворачиваюсь, за спиной слышу шуршание одежды. Пытаюсь расслабиться. – Я все.

– Ага, – но я продолжаю стоять к нему спиной, боясь пошевелиться. Некоторые воспоминания способны уничтожить даже все самое хорошее во мне.

– Я подхожу к тебе.

Его теплые руки прижимают меня к твердой груди, вот она моя безопасность, то чувство, которое я пыталась не забывать в том подвале, который навсегда останется в моей памяти. Но зачем ему сломанная я, если у него может быть миллион нормальных? У него может быть то, что я никогда не смогу ему дать.

– Поехали, не терпится оказаться на карусели, а в руке держать сладкую вату, – вырываюсь из его объятий. – Тебе Линда звонила.

Выскальзываю за дверь спальни, но превращаюсь в статую, когда входная дверь открывается и на пороге появляется мистер Рид. Кажется, он тоже замирает, он начинает моргать. Думает призрак я или нет. Ему все-таки удается захлопнуть дверь, но глаз он с меня не сводит. Мне кажется, что он побледнел, делает шаг вперед и вновь замирает.

– Келли, – из комнаты выходит Джастин. – Папа?

– Келли? – все еще не уверенно произносит мистер Рид, я могу его понять. Затем он бросает свой чемодан и быстрыми шагами направляется ко мне, он обнимает меня, именно он заменил мне отца, давал советы и возил нас на хоккей и футбол.

Помню, как лето в выходные дни мы уезжали за город, там была небольшая речка, где мы ловили рыбу, а когда мистер Рид засыпал, мы сбегали, чтобы искупаться в воде голышом. Всегда все заканчивалось сексом, а он был великолепным, может Джастин сможет все-таки почувствовать не только отвращение.

– Я не понимаю, где ты была? – спрашивает он и отрывается от меня, чтобы видеть мое лицо. А я моргаю.

– В подвале, а год назад сбежала, но мне не повезло, меня сбила машина, наступила кома. А потом мама увезла меня из города, – это я говорю на автомате, как заученный текст.

– Милая моя, мне так жаль, так жаль… – он всхлипывает, руками вытирает глаза.

– Пап, это должно оставаться в тайне, ведь сам знаешь, как тяжело избавиться от репортеров, – предупреждает его Джастин, скрещивая руки на груди, он не в восторге от того, что его отец увидел меня.

– Ты меня за идиота держишь? – рычит он на него. – Сынок, тащи виски.

– У меня нет виски, – возмущается Джастин.

– Не ври папе, папа может заблокировать твои карточки, – теперь мистер Рид улыбается, а Джастин идет в сторону кухни. Я как хвостик следую за ним. Я не боюсь мистера Рида, только вот Джастин все же дает мне чувство спокойствия и безопасности.

– Как вы встретились?

– Вчера в магазине я столкнулся с миссис Робинсон, они уже полгода живут в городе.

– Кстати я ехал, чтобы убить тебя. Джереми оборвал мне весь телефон, потому что ты пропал. Я думал, думал… Если бы ты опять…

– Папа, – рычит Джастин, чтобы заткнуть его.

– Что ты опять? – спрашиваю я.

– Келли, есть моменты, которые я не хочу обсуждать, хорошо? – теперь он и на меня огрызается.

– Просто чудо, не могу поверить своим глазам, – мистер Рид опустошает свой бокал одним глотком.

– В воскресенье мы с Келли приедем к тебе, и тогда поговорим. Мы опаздываем, у нас свидание, – говорит он отцу. Значит, он не собирается меня скрывать.

– Вы снова вместе?

– Нет, – говорю я, в это же время Джастин говорит, – Да.

– Это даже не свидание, – спокойно отвечаю я, потому что решила этот вечер сделать последним для нас, я должна его отпустить, потому что это моя карма, а не его. Прошлое должно остаться в прошлом, где ему самое место.

– Я уже отвечал на этот вопрос, да это свидание. И мы вместе, Келли, – Джастин хмурится и прожигает меня взглядом.

– Мечтай, – выдавливаю из себя улыбку, чтобы превратить все в шутку.

Мы проводили мистера Рида, а сами отправились в парк аттракционов. Джастин продолжает себя так вести, как будто мы все это время были вместе и наслаждались жизнью. Мы побывали почти на всех каруселях, он даже затащил меня в комнату страха, где крепко прижимал меня к себе. Уставшие, мы уселись на лавочку, Джастин купил по ход догу, я всегда любила поесть. Сегодня я почти забыла, что произошло со мной, но лишь на короткое время. Потом воспоминания вернулись ко мне.

– У тебя кетчуп, вот тут, – Джастин проводит пальцем по моей нижней губе, я не вздрагиваю, но и допустить этого не могу. Встаю с лавочки, а ход дог отправляю в урну.

– Джастин, рада была увидеть тебя и…

– Не смей, – он тоже встает, а руки складывает на груди, он настроен враждебно, я же просто реалист, ведь ему будет сложно со мной.

– Погулять с тобой, но… – продолжаю я, но Джастин вновь меня перебивает.

– НЕ СМЕЙ, слышишь, даже не думай, – в два шага он оказывается рядом со мной и хватает меня за руки. – Если считаешь себя сломанной, мне плевать, я не уйду.

– Я ничего не могу тебе дать, зачем я тебе? – кричу я на него, я ненавижу сама себя, потому что это произошло со мной.

– Черт, Келли! Мне хочется встряхнуть тебя, чтобы твои мозги на место встали, но я понимаю твои страхи, но хочу двигаться вперед, только ты даже не стараешься.

– Я не могу, не могу, – я на грани истерики, чувствую, как моя нижняя губа начинает трястись.

– Знаешь, что хочу я. Чтобы ты взяла свой чертов телефон, позвонила Донне и сказала, что останешься у меня. Мы приедем, откроем бутылочку вина, включим кино, пусть даже одну из тех дерьмовых мелодрам, которые ты заставляла смотреть меня. Потому что я умирал без тебя все это время, а ты хочешь убить меня.

– Джастин…

– Знаю, прошу о многом, но я ведь мечтал о тебя с пятого класса, – я начинаю смеяться, смеяться так, как не смеялась уже два года. Эта фраза стала моим спасением. Джастин наблюдает за мной. А я понимаю лишь одно, этот ублюдок не забрал мою жизнь, он лишь забрал год, превратил его в кошмар, но я хочу жить дальше, хочу наслаждаться каждым мгновением. Но страх во мне не исчезает.

– Прошлое должно оставаться в прошлом, – тихо произношу я. Джастин притягивает меня к себе, его лоб соединяется с моим.

– Детка, я не твое прошлое. Я всегда был твоим настоящим, а также будущим. Этот чертов ублюдок, вот что должно стать твоим прошлым. Но никак не я. Все в твоих руках.

Я отступаю от него и на этот раз он отпускает меня, не отрывая своих прекрасных глаз. А я стою, не двигаясь. Смогу ли я рискнуть? Жить как раньше? Точно нет. Одно я знаю точно, я должна хотя бы попытаться. Достаю телефон, чтобы набрать номер.

– Я отвезу тебя, – произносит Джастин, он думает я хочу уехать и звоню в такси, но я продолжаю стоять на месте.

– Алло, – доносится до меня голос мамы.

– Привет, со мной все хорошо, я хочу… Хочу остаться у Джастина, завтра с утра он меня привезет, – повисла тишина, я нервно покусываю губу, – Мам? – зову я.

– Я не против, с тобой все хорошо?

– Лучше не бывает, позвоню, когда доберемся до Джастина.

– Целую.

– Пока, – я вешаю трубку, а Джастин стоит, открыв рот. Я знаю, мама переживает за меня, но ей хочется лучшего для меня.

– Так твое предложение в силе? – спрашиваю я и улыбаюсь ему, а он лишь молча кивает головой, изучая меня своим пристальным взглядом. А затем на его лице появляется широкая улыбка, он берет меня за руку, переплетая наши пальцы и тянет в сторону машины. И сейчас я чувствую себя той девчонкой, которая влюбилась в него, у которой было полно надежд и открытое сердце.




Глава 5


Джастин. Наши дни.

Мы заходим с Келли в квартиру, я крепко держу ее за руку, иногда мне кажется, что это всего лишь сон, что я проснусь, и она исчезнет. Кеды Джереми стоят на месте, но, по сколько в квартире идеальная тишина, значит, он спит. Здесь еще и чисто, значит вечеринку он не закатил, хотя и столько раз хотел. Один раз он подбил меня, но после пары часов я ушел к себе в комнату. Мне не хотелось веселиться, а еще это был девятнадцатый день рождения Келли. Теперь я знаю, что она уже была в безопасности, но тогда все было по-другому, я даже не знал, жива она или нет. Не знал, что в порядке ли она, но я продолжал ждать, надеяться и молиться.

Один раз меня занесло в церковь, я проезжал мимо и увидел, что начинается служба, Джереми начал фыркать, но я не слушал его, остановил машину и ноги сами понесли меня туда. Преподобный начал свою речь, а я ждал, что среди его слов у меня появятся хоть какие-то ответы. Джереми уселся рядом со мной, он пытался шутить, но я слегка ударил локтем ему под ребра и продолжал слушать. Служба закончилась, люди начали расходиться, но я не мог сдвинуться с места, мне казалась, что моя задница приросла к этой лавочке. Я сделал глубокий вздох, а затем покинул церковь. Легче мне не стало, но и хуже только. Но в голове появился еще один вопрос, почему Бог все это допускает, почему он не спасет мою Келли, почему он оставил нас? Но все эти вопросы возникли у меня только теперь, когда у меня в жизни произошла трагедия. Все-таки правду говорят, что Бога мы вспоминаем, когда с нами случаются ужасные вещи.





Конец ознакомительного фрагмента. Получить полную версию книги.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/marina-olegovna-simakova/razbitye-serdca/) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.



В небольшом городке случилось ужасное - появился серийный маньяк. Вначале он похищает своих жертв, оставляя красную розу, а примерно через месяц находят их тела. Весь город затаил дыхание, когда он похищает семнадцатилетнюю школьницу Келли, ведь все его жертвы были старше. Ни через месяц, ни через два ее тело так и не находят. Они оба исчезают, оставляя множество вопросов.Один миг может перечеркнуть всю жизнь, так произошло и с Келли. В плену у маньяка и долгожданная свобода, но какова вероятность вернуться к прежней жизни?Содержит нецензурную брань.

Как скачать книгу - "Разбитые сердца" в fb2, ePub, txt и других форматах?

  1. Нажмите на кнопку "полная версия" справа от обложки книги на версии сайта для ПК или под обложкой на мобюильной версии сайта
    Полная версия книги
  2. Купите книгу на литресе по кнопке со скриншота
    Пример кнопки для покупки книги
    Если книга "Разбитые сердца" доступна в бесплатно то будет вот такая кнопка
    Пример кнопки, если книга бесплатная
  3. Выполните вход в личный кабинет на сайте ЛитРес с вашим логином и паролем.
  4. В правом верхнем углу сайта нажмите «Мои книги» и перейдите в подраздел «Мои».
  5. Нажмите на обложку книги -"Разбитые сердца", чтобы скачать книгу для телефона или на ПК.
    Аудиокнига - «Разбитые сердца»
  6. В разделе «Скачать в виде файла» нажмите на нужный вам формат файла:

    Для чтения на телефоне подойдут следующие форматы (при клике на формат вы можете сразу скачать бесплатно фрагмент книги "Разбитые сердца" для ознакомления):

    • FB2 - Для телефонов, планшетов на Android, электронных книг (кроме Kindle) и других программ
    • EPUB - подходит для устройств на ios (iPhone, iPad, Mac) и большинства приложений для чтения

    Для чтения на компьютере подходят форматы:

    • TXT - можно открыть на любом компьютере в текстовом редакторе
    • RTF - также можно открыть на любом ПК
    • A4 PDF - открывается в программе Adobe Reader

    Другие форматы:

    • MOBI - подходит для электронных книг Kindle и Android-приложений
    • IOS.EPUB - идеально подойдет для iPhone и iPad
    • A6 PDF - оптимизирован и подойдет для смартфонов
    • FB3 - более развитый формат FB2

  7. Сохраните файл на свой компьютер или телефоне.

Книги автора

Рекомендуем

Последние отзывы
Оставьте отзыв к любой книге и его увидят десятки тысяч людей!
  • константин:
    12.08.2022
  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *