Книга - Миссия выполнима. Новый уровень

a
A

Миссия выполнима. Новый уровень
Валерий Кобозев


Приснился сон, в котором я, умирающий старик, передаю себе послание со схемой пространственного портала. Проснулся, зарисовал, проверил – открыл портал в пространстве, можно перемещаться с континента на континент или в космос! Начал зарабатывать большие деньги с помощью порталов, как классический попаданец из будущего в настоящее, скрывая само существование порталов, этой супер технологии будущего. За пять лет создали крупный международный холдинг, успешно работающий во многих отраслях экономики. Используя порталы, выбрасываем на Солнце токсичные отходы, добываем нефть и газ, производим уникальные металлообрабатывающие станки, лечим людей от различных заболеваний, при этом использование порталов остается засекреченным. Мы подготовились к открытию информации о существовании порталов для правительства РФ с максимально сильной позицией. Теперь нам предстояло совместно с властями страны укрепить оборону с помощью порталов, чтобы в дальнейшем использовать порталы в экономике страны.





Валерий Кобозев

Миссия выполнима. Новый уровень



Роман «Миссия выполнима»

Автор Кобозев Валерий Иванович

Книга вторая

НОВЫЙ УРОВЕНЬ




Пролог




Приснился странный сон: я, старый и умирающий, передаю себе послание со схемой пространственного портала, открытие которого состоялось сорок лет назад. Проснувшись, я быстро зарисовал схему и проверил – точно, открывается портал в пространстве, с помощью которого можно перемещаться с континента на континент и даже в космос! К тому же кромки окна портала очень острые – режут любой земной материал без сопротивления.

Постепенно с помощью порталов я начал зарабатывать большие деньги – как классический попаданец из будущего в настоящее, скрывая от широкой общественности само существование этой супер-технологии будущего.

За прошедшие пять лет с момента открытия порталов мы встали на ноги и создали крупный международный холдинг, имеющий филиалы в различных странах и на разных континентах мира. Холдинг успешно работает во многих отраслях экономики Земли, занимается удалением мусора и токсичных отходов – выбрасывая их на Солнце с помощью порталов, добывает нефть и газ, производит уникальные металлообрабатывающие станки на основе порталов, лечит людей от различных заболеваний, даже спасает жизни. При этом сам факт использования порталов по-прежнему остаётся засекреченным.

Мы подготовились к открытию информации о существовании порталов для правительства РФ, только когда максимально упрочили свои позиции. Теперь совместно с властями нам предстояло укрепить оборону с помощью порталов, чтобы в дальнейшем использовать их для развития экономики страны.

Наши возможности в прогрессорстве и миротворчестве были ничтожно малы по сравнению с возможностями государственных структур. Нужно было выходить на контакт с Президентом России.




Глава 1




Большая нефть



Для прогрессорской деятельности нужны были деньги – очень много денег. А их могла дать только нефть, поэтому в первую очередь нам пришлось завести геологический отдел по нефтегазодобыче. Возглавил его Семён Брагин – геолог, специализирующийся на нефтеразведке.

Мы озадачились этим сразу после кражи у нас мечей «джедаев», когда под вопросом стояло наше положение в России: всерьёз опасались захвата властями страны нашей компании вместе с изобретением. После обнаружения похитителей мы не стали останавливать изыскания по добыче нефти в США. Но на первое время у нас стояла задача просто освоиться на американском рынке, поэтому мы решили воровать нефть из чужих месторождений, стараясь при этом не конфликтовать с основными добытчиками.

Мне пришла в голову простая идея – купить нефтяные скважины с низким дебетом в Техасе, благо стоили они совсем недорого. Поскольку у меня было двойное гражданство – России и США – то осуществление этого плана проблемы не представляло. Далее мы собирались начать закачивать нефть из океанского месторождения в истощённую скважину, увеличивая добычу до максимума – вряд ли кто-нибудь обратил бы на это внимание. Мы довольно скоро реализовали эту идею – купили около трёх тысяч скважин, в которые пока заливали нефть из чужих месторождений в Мексиканском заливе и обеспечивали добычу примерно ста тысяч баррелей в сутки. Это служило для нас резервным источником дохода.

Специально для этих целей мы зарегистрировали компанию «Техас Атлантик Ойл», на которую и оформили покупку скважин. По нашим расчётам, добычи одного миллиона баррелей в сутки было пока достаточно – и наши геологи ждали отмашки от меня, чтобы увеличить добычу до этого уровня. Поскольку мы покупали действующие скважины с малым дебетом, система сбыта нефти была у них уже налажена. Цены на нефть и так были всем известны, так что нам пришлось только имитировать обновление скважин – и поток нефти увеличился в сотни раз!

По предложению Брагина мы принялись вести разведку нефти в Мексиканском заливе, пытаясь добраться до залежей месторождения Тибр. Поскольку инструменты портала были гораздо эффективнее бурения скважин традиционными методами, то Брагин с коллегами за месяц нашли свободные от выборки полости и наладили перекачку нефти в приобретённые нами истощенные скважины в Техасе, обеспечив суточную добычу нефти в сто тысяч баррелей. Спустя какое-то время Брагин и его коллеги обнаружили новое крупное месторождение нефти в Мексиканском заливе – они назвали его “Текса-1”. Запасы его были оценены в миллиард баррелей лёгкой сырой нефти, глубина залегания – около двенадцати километров. Легализация этого месторождения была проблематичной, поскольку оно находилось в экономической зоне США, поэтому мы решили продолжать нашу тактику «реанимации» старых скважин, которые добывали такую же нефть.

В течение двух лет Брагин постепенно увеличил добычу со ста тысяч баррелей в сутки до миллиона и тем самым вывел нашу компанию «Техас Атлантик Ойл» в первую десятку нефтяных компаний США с годовым оборотом более пятнадцати миллиардов долларов! Чтобы не возникало ненужных вопросов, Брагин приобрел ещё семь тысяч истощённых скважин, обеспечивая этим достоверность прироста добычи. Естественно, что за эти успехи самому Брагину и четверым его коллегам из Томска, помимо выражения нашего уважения к ним как к профессионалам, были выплачены премии в размере десять миллионов долларов, Семёну же – в тройном размере. Он был введён в руководящий состав нашей корпорации с соответствующим участием в прибылях.

Перед отделом Брагина были поставлены новые задачи. Первая – разведка с помощью аппаратуры порталов залежей углеводородов на нейтральных территориях мирового океана. Второе – изучение структуры месторождений углеводородов в странах Персидского залива для потенциальных возможностей по снижению ими добычи нефти и газа, в случае возникновения чрезвычайных ситуаций.

Отбор в этот отдел шёл тщательный и серьёзный – подразделение должно было работать с порталами уже в открытую, ведь, не упоминая портала, дистанционный доступ просто так не объяснишь. Наша служба безопасности подобрала кандидатуры специалистов, которые очень в нас нуждались. У одних болели родственники, другие сами страдали от неизлечимых заболеваний, третьи были глубокими стариками. Всё решилось к взаимному удовлетворению. С ними были подписаны десятилетние контракты (как ни крути, к окончанию этого срока существование порталов так и так раскроется), а зарплату предложили очень высокую. Контракты ограничивали перемещение – только под контролем фирмы, поэтому сомнений в их лояльности у нас не было. Размещался отдел на нашей базе в Томске; жили сотрудники там же, не покидая территории базы.

Проблем со сбытом не возникло – нефтезаводы на атлантическом побережье США легко переварили нашу нефть. Ежедневная выручка превысила пять миллионов долларов – и всего за год мы стали долларовыми миллиардерами! Мы не собирались пополнять бюджет Америки, поэтому девяносто процентов выручки шло на офшорные счета как плата за аренду нефтедобывающего оборудования, позволяющего увеличить добычу нефти. Всё было сделано законно, не подкопаешься: раз в месяц наши сотрудники из этих компаний приезжали в США и корректировали положение порталов в скважинах.

Впрочем, никто особо и не интересовался нашими скважинами, так как их суточная добыча не превышала максимального дебета других скважин в округе. Ну а то, что до покупки нами они давали очень мало прибыли – это уж, извините, не наша забота. Тем не менее, мы стали регулярно продавать часть скважин, возвращая их к базовым параметрам, и покупать новые – истощённые, создавая полную иллюзию краткосрочного увеличения добычи нефти из истощённых скважин.



***

Акции нашей компании «Техас Атлантик Ойл» взлетели до небес, хотя нам от этого не было никакого проку – мы и так владели всеми акциями. Но это не осталось незаметным для акул теневого бизнеса – русской мафии, штаб-квартира которой находилась в Нью-Йорке. Поскольку владельцем компании числился русский, то мафия посчитала своим долгом «пощипать» земляка – богатенького Буратино.

Летним солнечным утром в Хьюстоне (впрочем, зимы там никогда не бывает) к парковке нашего особняка, где располагался офис компании «Техас Атлантик Ойл», подъехал большой джип. Кое-как припарковался. В здании было два входа: первый для сотрудников легального подразделения компании и клиентов, а второй во внутреннем дворике – ВИП-вход для руководства компании. На стенах возле каждой двери висели соответствующие вывески. Из джипа вышел представительного вида мужчина в хорошем белом костюме. Его сопровождали двое громил. Ничуть не колеблясь, они направились прямиком к ВИП-входу. Охранник – сотрудник нашего ГРУ Вадим Циплаков – сразу же подал сигнал тревоги. Просто так такие люди не приезжают! К нему на подмогу через портал в цокольном этаже быстро перешли четверо бойцов и стали ожидать развязки. В офисе у себя в кабинете в данный момент находился Семён Брагин, его тоже заблаговременно известили о незваных гостях.

Вадим открыл дверь после звонка и поинтересовался – кто такие, к кому, зачем. Громила молча отодвинул его в сторону и пригласил своего босса пройти. Дождавшись, когда в дом зайдёт второй громила, Вадим громко потребовал остановиться и покинуть помещение, так как они проникли в него вопреки воле хозяина. Босс кивнул своему охраннику – дескать, заткни его.

Первый громила двинулся к Вадиму и попытался взять его за грудки. Тот уклонился и правой ногой ударил бандита чуть ниже левого уха. У громилы закатились глаза – и он кулем повалился на пол. Второй бандит выхватил пистолет, но громкая команда «Стоп, стоять!» от «группы товарищей» – четверых бойцов с пистолетами – охладила его пыл. Он убрал пистолет в кобуру и вопросительно посмотрел на босса.

Тот моментально начал прикидываться невинной овечкой:

– Мы тут мирно поинтересовались, как встретиться с руководством компании, а ваш человек драться начал!

– Руки за голову, лицом к стене! – скомандовал командир группы бойцов Николай Артеменко.

Бандиты подчинились. Бойцы обыскали их и изъяли оружие – оно было у всех троих. Впрочем, третий так и валялся на полу без сознания.

– Вы неправильно действуете, – попытался разрядить ситуацию босс, – и вообще не так нас поняли. У нас достаточно мирные намерения…

– С какой целью вы проникли на частную территорию? – прервал его болтовню Николай.

– Мы хотели побеседовать с руководством вашей фирмы на предмет сотрудничества, – ответил босс. – Я Борис Ельчин, бизнесмен, а это мои телохранители, Фёдор и Матвей – тот, который лежит. Лицензии на оружие у нас имеются, можете посмотреть документы.

– Нам что, легче от того, что вы вторглись на частную территорию вооружёнными, но с лицензиями на оружие? – язвительно спросил Николай.

– Мы искренне сожалеем об этом инциденте, но давайте всё-таки поговорим как деловые люди, – предложил босс.

– Нормальные деловые люди и порядочные бизнесмены договариваются о визите заранее и тем более не пытаются напасть на охрану дома, – отрезал Николай.

Он задумался, как поступить дальше: если вызвать полицию, то придётся засветиться, а они перешли в США нелегально. Надо было попробовать разрулить ситуацию мирным путём.

– Мы просто не успели договориться, – гнул свою линию босс, – а за свою неадекватность Матвей уже сполна поплатился – вон, без сознания лежит, может, ему медицинская помощь требуется, – он давил на жалость.

– Сейчас позвоню директору, он и будет решать, что с вами делать, – Николай перешёл в другую комнату и связался с Семёном.

Именно ему нужно было принимать решение, поскольку он отвечал за деятельность фирмы на территории США.

– Давай этого бизнесмена сюда, в мой кабинет. Сам будешь его сопровождать, – распорядился Семён.

– Пройдёмте, с вами поговорит наш директор, – пригласил Николай Ельчина.

Они направились в кабинет Семёна.

– Здравствуйте, я Борис Ельчин, бизнесмен, – снова представился главарь. – Хотел бы обсудить возможное сотрудничество с вашей компанией «Техас Атлантик Ойл».

– Семён Брагин, исполнительный директор компании, – отрекомендовался собеседник. – А какую компанию вы представляете и какого рода сотрудничество предлагаете? – спросил он.

– Этот вопрос очень… щепетильный и деликатный. Мне бы хотелось обсудить его с вами наедине, – попросил Ельчин.

– Николай – начальник службы безопасности компании, поэтому от него у нас нет и не может быть никаких секретов. Всё сотрудничество в его ведении, – ухмыльнулся Семён, догадываясь, что на самом деле стоит за словами о мнимом «сотрудничестве».

– Хорошо, скажу прямо: мы хотим предложить вашей компании свою защиту, – ответил Борис. – Чтобы вашему предприятию и его нефтепромыслам ничего не угрожало со стороны криминала. Ваши бойцы, конечно, хороши, но преступность на периферии очень высокая – и только наша защита будет отпугивать бандитов. Мы имеем определённую репутацию в этих кругах, с нами боятся связываться.

– И каковы же ваши условия? – прямо спросил Семён.

Ельчин недовольно зыркнул на Николая, но всё-таки ответил сквозь зубы:

– Чтобы не путаться с расчётами прибыли, мы хотим получать десять долларов с барреля.

Семён расхохотался:

– А почему не потребовали сразу сто процентов выручки?

– Мы же бизнесмены, так что прекрасно понимаем – вам тоже прибыль нужна, – ответил Ельчин, ехидно улыбаясь.

– Ну вот что, господин “бизнесмен”, ваше предложение – ничто иное, как открытый рэкет. Давайте обсудим его вместе с ФБР – сейчас я приглашу их к нам в офис, – сообщил Николай.

– Я могу предлагать свои услуги за любую цену, вы вправе от них отказаться, никакого криминала в этом нет, – отверг обвинения Ельчин.

– Ну что ж, тогда не смею вас задерживать. Оружие вам вернут. Надеюсь, если вы надумаете посетить нас в следующий раз, предварительно согласуете свой визит и оставите оружие в машине, чтобы больше не возникало никаких недоразумений, – попрощался Семён.

Николай проводил Ельчина в гостиную, где Фёдор упорно тормошил Матвея, пытаясь привести его в чувство. Тот хлопал глазами и ничего не соображал. Поддерживая товарища, Фёдор повёл его к двери. Николай вернул Ельчину пистолеты, после чего гости удалились. Естественно, ГРУ отправило за ними свой «дрон» для слежения и установления всех причастных к рэкету.

Утром следующего дня в Томске – в Хьюстоне был вечер – Семён рассказал о наезде мафии. К этому времени ГРУ уже установило, где находится штаб-квартира и кто ею руководит. Оказалось, что Ельчин был всего лишь первой ласточкой – в Хьюстон прибыла целая команда с целью наезда на нас. У них был разработан чёткий план воздействия на руководство «Техас Атлантик Ойл». Первым был намечен налёт на куст из сотни нефтяных скважин Юджин-4 северо-западнее Эль-Кампо: они собирались вывести из строя десяток насосов-качалок, а одну отдельно стоящую скважину поджечь – чтобы не вызвать пожар на всём кусте. Их целью была демонстрация своей силы и запугивание, чтобы уломать тем самым руководство «Техас Атлантик Ойл» выплачивать дань. Мафиози предполагали, что фирмачи не согласятся сразу платить и сдадутся только после силового воздействия, когда потеряют несколько скважин.

Мы начали готовиться к налёту. На совещании по этому поводу долго дискутировали – что именно нам следует предпринять.

– Давайте выбросим всю банду на Солнце, – Люся, как всегда, была категорична.

– А почему бы и нет? – поддержала её Вика, рассматривая карту. – Дорога, которая идёт к кусту Юджин-4, безлюдная. Наверное, именно поэтому они его и выбрали. Откроем портал и выбросим их на Солнце!

– Может, одну машину выбросим, а две другие оставим? – предложил Андрей. – Они испугаются и больше к нам не полезут.

– А не проще ли сразу расстрелять их через порталы из автоматов? Тогда им будет понятно, что силы тягаться с нами у них нет, – внёс своё предложение Жора.

– Они везут с собой взрывчатку для подрыва насосов. Сунем туда гранату – они и взлетят на воздух, – подал идею Гоша.

– А я считаю, что если уничтожать их, то без всяких следов, – вмешался отец. – Как говорится, нет тела – нет дела.

– Если останутся трупы или свидетели – ФБР начнёт расследование. Нам это надо? – поддержал я отца.

– Ну вот, я же говорю: вместе с машинами отправить их на Солнце, – окинув всех победным взглядом, подвела итог Люся.

– А что будем делать с той частью команды бандитов, которая останется в Хьюстоне? – спросил генерал Григорьев; он отвечал у нас за безопасность за границей.

– Надо подождать, что они предпримут. Если испугаются и уедут, то будем считать, что инцидент исчерпан, – предложил Виталий. – Если же начнут готовить новую гадость – будем утилизировать.

Однако меня терзали сомнения.

– Хотелось бы уточнить относительно действий мафии после того, как их бандиты пропадут по дороге на Юджин-4. Они сгоняют на куст для разведки, ничего не обнаружат и будут вынуждены подать заявление в полицию о пропаже людей. У них ведь есть родственники – а им просто не объяснишь, что их где-то прикопали.

– Тогда что ты предлагаешь? – спросил отец.

– Пока не знаю, надо думать. Может, перебросить их в Мексику? Пускай там поплутают, – предложил я. – Они же ночью поедут, вот и попадут на южную границу. Хотя я, наверное, перегибаю палку – если перебрасывать, то недалеко от границы, например в Монтеррей.

– Что это нам даст? – непонимающе спросил отец.

– Страх перед неизвестностью, – пояснил я. – Поехали на Юджин-4, а попали в Монтеррей! Вроде бы все живы, но как-то страшновато в следующий раз туда снова соваться. По дороге им придётся избавиться от оружия – через границу с ним не проедешь. Хотя их могут и не досматривать, но рисковать они, скорее всего, не будут.

– Ещё надо перед переброской сообщить им по громкой связи, что они попали в запретную зону, поэтому их выбрасывают из неё, – предложил Андрей с загоревшимися глазами.

– Вы как дети, честное слово, – фыркнула Вика. – Однозначно надо их уничтожить – причём так, чтобы их боссы знали, чьих это рук дело. Это закон жанра для мафии.

– Но тогда надо будет ожидать ответного визита в штаб-квартиру компании, – предположил Григорьев.

– Надо перебить всех бандитов, прибывших в Хьюстон по нашу душу, – заявил Гоша. – Сначала визитёров на Юджин-4, а потом – всех остальных. Те, кто их посылал из Нью-Йорка, поймут, что с нами связываться не стоит. Как это было с Новосибирском – два конвоя уничтожили, третий они сами уже не стали посылать.

– Что ж, эта тактика нам знакома, повторим без проблем, – подтвердил Григорьев.

– Можно грубо имитировать перестрелку между бандитами в дороге, – предложил Жора. – Это для властей, разумеется. Устроили перестрелку, в живых никого не осталось.

– Надо выбросить пару трупов с автоматами на Солнце – тогда их назначат виноватыми в бойне, – высказалась Люся.

– Организуем в лучшем виде, – заверил нас генерал Григорьев.

– Во, идея! – подскочил Жора. – Из этих же автоматов надо перебить бандитов в штаб-квартире и там же их бросить как улики.

Григорьев попросил взять небольшую паузу:

– До вечера ещё есть время. Нам хватит пары часов, чтобы продумать операцию в деталях и доложить вам.

– Хорошо, генерал, действуйте, мы вам доверяем. Главное, чтобы ни один из приехавших бандитов в живых не остался, – уточнил отец.



Через пару часов мы вновь собрались в конференц-зале, и Григорьев изложил нам план операции.

– После того, как свернёшь с основной дороги на периферийную в сторону куста Юджин-4, интенсивность движения резко падает. За десять километров до куста – ещё один сверток на грунтовую дорогу, там вообще никакого движения не наблюдается. Через три километра по грунтовке будет резкий поворот – на обочине растут кусты, там и устроим засаду. Предлагаем выкрасть у бандитов автоматы АК – они у них в багажнике последней машины. Места в конвое они уже распределили и через час трогаются. На повороте мы электрошокером вырубаем двоих, сидящих на заднем сиденье, а затем из автомата уничтожаем водителя и бандита впереди. После этого открываем огонь на поражение из автоматов по первой и второй машине через задние двери третьей. Гильзы будут падать на пол машины, часть вылетит на дорогу – таким образом мы создадим полную имитацию обстрела из третьей машины. Пока всё ясно? – он обвёл нас всех вопросительным взглядом.

Мы кивнули.

– Затем, перебив всех, мы делаем контрольные выстрелы, оставляя следы этих двух бандитов на грунтовой дороге. Далее садимся в машину и разворачиваемся в сторону шоссе. На шоссе перегоняем машину через портал в Хьюстон и паркуемся возле штаб-квартиры бандитов. Через определённое время, требуемое для пути до Хьюстона, мы заходим в дом и расстреливаем оставшихся мафиози. После этого отправляем двоих «мстителей» на Солнце, а автоматы бросаем в доме. Вот такой сценарий операции, – закончил Григорьев.

– «Мстителей» даже можно оставить в живых! Накачать наркотой и бросить в машине вместе с автоматами, – предложил Жора.

– Может не сойтись картина – а вдруг они вообще не употребляют наркотики? – возразил Григорьев. – Всё равно мы инсценируем этот спектакль чисто для полиции, мафиози-то поймут, что это наших рук дело.

– Ну, тогда они могут просто перестрелять друг друга в машине, – выступил со своим предложением Гоша.

– Для полиции это будет слишком – могут появиться сомнения в достоверности случившегося, – покачал головой Григорьев. – Начнут искать заказчика, раз исполнителей убрали.

– Не стоит углубляться в детали, – поддержал его я. – В детективах подставы как раз и определяются по мелким деталям, не свойственным настоящим преступникам.

– Я считаю, что сценарий хороший, – подвёл итог дискуссии отец. – Действуйте, генерал.

Григорьев вышел из конференц-зала, мы же продолжили обсуждение проблемы.

– Надо создать легальную службу безопасности в США, – предложила Люся. – Денег у нас хватает, эту службу будет финансировать «Техас Атлантик Ойл» – тогда и наезды прекратятся, особенно после этого случая.

– Для этого нужны американские граждане или люди с рабочими визами? – уточнил я. – Не так-то просто найти доверенных людей в США.

– Легальное подразделение службы безопасности будет прикрывать деятельность нашего ГРУ, которое будет нести основную нагрузку по обеспечению безопасности фирмы, – возразил отец.

– Тогда я могу предложить найти готовую охранную фирму и купить её, как мы и сделали в Новосибирске, – предложил я. – В Америке достаточное количество солидных охранных фирм, которые создают бывшие полицейские и агенты ФБР.

– Согласен, легче купить готовое, чем создавать с нуля, – поддержал меня отец. – Займись поисками, Олег. Как найдёшь подходящую, а лучше несколько, проведём их разведку и обсудим результаты. Но это должны быть только фирмы с бывшими полицейскими. Всем известно, что бывших агентов ФБР не бывает!



На следующее утро на совещании Григорьев показывал нам видео и докладывал о результатах рейда в Хьюстон.

– Как и планировали, мы настроили портал на третью машину. После того, как она свернула на поворот к Юджин-4, Лось вытащил из багажника пару автоматов АК-47. Далее чётко по плану, через три километра, Лось с Лоскутом вырубили электрошокерами парочку на заднем сиденье. Затем Лось и Бывалый упёрли стволы автоматов в спины впереди сидящих и приказали остановиться. После остановки машины пристрелили их, и, распахнув двери, открыли огонь по двум впереди идущим машинам – это были джипы типа Юкон. Обстрел начали с водителей, машины съехали на обочину. Расстреляв по магазину, Лось заглянул через портал в обе машины по очереди – там были раненые. Открыв через портал двери машин, Лось с Бывалым добили их и произвели контрольные выстрелы в остальных. Затем они вытащили на обочину трупы бандитов из третьей машины, с помощью обуви живых бандитов оставили следы вокруг, а им свернули шеи. Вызвали подмогу, а трупы этих двоих перетащили в Томск с дальнейшей отправкой на Солнце. После этого, надев плёночные чехлы на сиденья – они были все в крови – сели в третью машину, развернулись и выехали на шоссе. Интенсивность дорожного движения была очень низкой – всё-таки, глубокая ночь. Тем не менее, после выезда на шоссе через пять километров их остановил полицейский патруль.

Мы слушали, затаив дыхание, как будто смотрели какой-то крутой боевик.

“Что будем делать, командир?” – спросил Лось у Григорьева, который наблюдал за ними через портал.

“Надо аккуратненько их вырубить и ехать дальше. Мы вам поможем!” – ответил Григорьев.

Лось с Бывалым отстегнули привязные ремни и опустили дверные стёкла. Лось сидел за рулём, поэтому он включил свет в машине и положил руки на руль – как полагается при появлении полицейского. Подошедший коп попросил предъявить документы, Лось достал из кармана куртки портмоне и протянул полицейскому. Когда тот взял портмоне в руки, Лось ткнул пальцем в определённую точку на его груди, парализовав руки. Бывалый выскочил из машины и метнулся к полицейской машине, в которой сидел второй коп. Тот, поняв, что начинается заварушка, выскочил из машины, на ходу выхватывая пистолет.

“Кранты Бывалому, подстрелят же”, – подумал Лось, но полицейский вдруг осел на асфальт возле машины – его успокоили электрошокером из портала. Лось с Бывалым перетащили бесчувственных полицейских в их машину, пристегнув их же наручниками, пистолеты бросили на пол машины так, чтобы пришедшие в себя полицейские не смогли до них дотянуться. Изъяли все камеры, погасили огни в машине и двинулись дальше.

Через пять километров, дождавшись паузы в трафике (шёл третий час ночи) и отсутствия людей на парковке возле штаб-квартиры бандитов, перешли туда.

Ну а далее, как в том самом вышеупомянутом кровавом боевике – зашли в дом и начали “мочить” бандитов через порталы, из которых выходил только ствол автомата. Бандиты отчаянно отстреливались, но в ствол было трудно попасть. Через полчаса все было кончено: бросили автоматы и перешли через портал на базу. Операторы ГРУ перегнали через портал и машину, а уже с базы отправили её вместе с трупами двух бандитов на Солнце.



***

Григорьев установил наблюдение за боссами русской мафии в Нью-Йорке, которые послали конвой в Хьюстон. Утром мы уже смотрели видео из их штаб-квартиры.

– Приветствую, Василий Семёнович. Что там от Ельчина слышно? Он должен был этой ночью у нефтяников шороху навести, – спросил босс, бандит по кличке Ярый.

Обращались они друг к другу исключительно по имени и отчеству – привыкали к облику добропорядочных бизнесменов.

– Николай Владимирович, мы потеряли с ними связь, – растерянно отозвался бандит по кличку Хромой. – Послали на самолёте пару бойцов выяснить, в чём дело. Уже через полчаса должны отзвониться.

– Что у нас по Бронксу? – Ярый перешёл на обсуждение текущих дел.

В это время у Хромого зазвонил телефон. Он взял трубку, послушал – и подскочил, переменившись в лице:

– Надо включить телевизор. Плохие новости!

Ярый нажал на кнопку пульта дистанционного управления, нашел канал с выпуском новостей. Журналист вещал аккурат с места событий.

– Очередное кровавое преступление русской мафии! Расстреляно девять человек в доме, снятом в аренду бизнесменом Ельчиным. Полиция пока не давала комментариев, но всем и так ясно, что в этом деле прослеживается почерк русских! – надрывался репортёр.

– Не понял… Почему девять? – удивился Ярый. – Точно помню, что поехал двадцать один человек – как в очко в картах!

– Три машины – в каждой по четыре человека – поехали шорох наводить, а девять остались в Хьюстоне, – пояснил Хромой.

– А связь с ними есть? – спросил Ярый.

– Нет, хотя у них три спутниковых телефона, – Хромой развёл руками.

– Это тебе из Хьюстона твои бойцы уже отзвонились?

– Да. В аэропорту услышали выпуск новостей.

– Пускай всё-таки поедут на место и попробуют выяснить подробности. Может, там и найдут остальных бойцов, – скомандовал Ярый.

– Я пошлю туда ещё четверых. Надо докопаться, что же там всё-таки произошло, – кивнул Хромой.

– Отправь Седого, он разберётся, – предложил Ярый.

– Так и сделаю. Ситуация непростая… – хмуро пробормотал Хромой.

– Твои нефтяники не могли этого сделать? – Ярый упёр в него испытывающий взгляд, словно пронизывающий насквозь.

– Не должны вроде… – неуверенно отозвался побледневший Хромой. – У них даже нет своей службы безопасности, они обычные коммерсанты! Ельчин же этим вопросом занимался: помнишь, он гарантировал, что подстрижём их, как глупых овец?

– Выясняй, – коротко бросил Ярый. – Жаль, что Ельчин убит – спросить за это не с кого…

На этом разговор завершился.



В кабинет зашёл секретарь и сообщил о свежих новостях из Хьюстона. Ярый вновь включил телевизор, и они с Хромым впились взглядами в экран. Шла нарезка видео с двумя расстрелянными джипами и трупами бандитов, а также с фотографиями двух разыскиваемых бандитов – Белова и Никитина, чьи отпечатки пальцев были найдены на автоматах.

– Ну что, Хромой – обычные коммерсанты, говоришь? – Ярый, не мигая, уставился на Хромого.

– Да Ельчин, сука, это гарантировал! Я, как и ты, на его сладкие речи повёлся, – отчаянно оправдывался Хромой.

– Мы с таким отпором ещё никогда не сталкивались, – Ярый обессиленно упал в кресло. – Садись, нам осталось только помянуть наших бойцов.

Он разлил виски, подвинул стакан Хромому.

– Царство небесное, – тот мрачно выпил виски.

– Земля им пухом, – Ярый тоже осушил свой стакан. – Отзывай своих бойцов из Хьюстона, всё это бессмысленно, нечего тут выяснять, – приказал он. – А то навыясняют на нашу голову… Забудьте об этой «коммерческой» фирме, – язвительно добавил Ярый. – Боюсь, как бы они не наведались к нам с ответным визитом…

Зазвонил его телефон. Ярый бросил взгляд на экран:

– О! Белов звонит, – и нажал значок вызова.

Не дожидаясь приветствия, затараторил первым, как из пулемёта:

– Слушай, в чём дело? Что ты там натворил? Что вообще происходит?

– Это ты меня слушай, козёл, – раздался из трубки незнакомый голос. – Ты забрался в чужой огород. На первый раз мы тебе прощаем, но если кто-то ещё из твоих бандитов появится в Техасе, придётся нанести ответный визит в Нью-Йорк и выпустить тебе кишки. Всё понял, Ярый?

– Кто вы? – побледнел тот.

– Призрак Техаса, – издевательски засмеялся голос. – Не слышу ответа!

– Понял, всё понял, в Техасе больше появляться не будем, – торопливо пролепетал Ярый.

– Так-то лучше, – и Призрак Техаса положил трубку.

– Очуметь! – выругался Ярый, опустился в кресло и вытер выступившую на лбу испарину. – Кошмар какой-то. Просто жуть! Обещал, что кишки мне выпустит, если мы ещё раз в Техасе появимся. И, честно говоря… я ему верю.

В кабинете установилась звенящая тишина. Через пару минут усердно скрипящий извилинами Хромой выдал:

– Так это же хорошо! Значит, инцидент исчерпан – у нас здесь никто не появится!

– Ну да, получается так, – Ярый тяжело дышал, продолжая утирать обильный пот со лба. – Слушай, давай-ка ещё выпьем! Меня как будто только что смерть миновала, – он налил им обоим по полстакана виски.

– Хрень какая-то, – выпив, пробормотал Хромой. – Жили – не тужили, а тут нате – Фантомас какой-то нарисовался…

– Забей на это, Хромой. Давай лучше ещё выпьем! Что за день такой сегодня, мать его… с утра не задался! – выругавшись, Ярый снова налил по полстакана, достал из бара-холодильника закуски и выставил на стол.

Сметая съестное, они с Хромым принялись обсуждать другие свои – более успешные – дела, постепенно отходя от ощущения катастрофы, случившейся с ними. Но всё же, как ни крути, а таких потерь прежде они ещё не знали. Двадцать один человек за раз!



…Григорьев выключил видео и поинтересовался:

– Как будем действовать дальше?

– Продолжайте вести за ними наблюдение, – распорядился отец. – Если вздумают опять что-то затевать… что ж, придётся проредить мафиозные ряды.

– Отлично сработали! – похвалила Люся. – Моментально излечили мафию от нездорового интереса к нашей деятельности.

– Точно – знай наших! – поддержал её Жора.

– Не будут совать свои длинные любопытные носы и загребущие руки в чужие дела, – усмехнулась Вика.

– Теперь у нашей компании зверская репутация в определённых кругах, – иронично констатировал я.

– Ну вот и славно! На этом завершим нашу “военную кампанию” и продолжим заниматься бизнесом, – этими словами отец и закончил совещание.



***

Пошёл второй год с начала геологических исследований. За это время было открыто два крупных месторождения нефти и газа в Атлантическом океане, западнее острова Святой Елены. Между ними было около тысячи километров. Мы назвали их «Елена 1» и «Елена 2». Глубина океана в этих местах достигала трёх километров, но для наших порталов это не играло никакой роли. С их помощью наши геологи брали пробы грунта с глубины пять километров ниже уровня дна – там-то и были обнаружены месторождения нефти.

Для этих исследований пришлось изготавливать специальные барокамеры, которые выдерживали высокое давление, и выводить в них выбросы грунта, нефти и газа. Запасы этих месторождений составляли около девяноста восьми миллиардов баррелей, что примерно равнялось запасам Кувейта и немного превышало запасы России.

Чтобы не раскрывать тайну порталов, мы начали закачивать нефть из этих месторождений в свои скважины в Техасе, заместили ею нефть с чужих месторождений в Мексиканском заливе. Да и права на месторождения нефти на дне мирового океана надо было как-то легализовать, а юридическая база у нас пока отсутствовала.

При наших возможностях увеличить добычу нефти до десяти миллионов баррелей в сутки, мы ограничились всего миллионом. В противном случае это привлекло бы к нам пристальное внимание официальных структур и резко снизило бы цену на нефть на мировых рынках.



Нам нужно было делать где-то легальный резервный плацдарм, и мы решили: «Почему бы не на Кубе?» Дали поручение своим геологам отыскать там месторождения нефти – политический режим стабилен, ни от кого не зависим, а также дружественно настроен по отношению к России и её жителям. Нужно было дать Кубе нефть, в которой она очень нуждается – и за это получить в виде жирного бонуса свой резервный плацдарм.

Через полгода поисков вокруг острова нефтяники обнаружили месторождение нефти на девятикилометровой глубине – на шельфе, в районе Сантьяго де Куба. Отправили своего юриста в посольство Кубы в Москве и изложили наше предложение: «Мы выполняем геологоразведочное бурение за свой счёт, передаём скважину кубинской компании. В оплату наших услуг входит аренда на девяносто девять лет экстерриториального участка побережья в районе Плайя-Баракоа площадью несколько десятков квадратных километров с возможностью организации анклава – беспошлинной международной торговой площадки». Посол выслушал нашего юриста и обещал немедленно связаться с правительством Кубы.

Через три дня нашего представителя пригласили для переговоров. Юрист – Валентин Зорин – срочно вылетел в Гавану. Переговоры начались с вопросов о гарантиях. Мы с отцом и переводчиком с испанского участвовали в них дистанционно – по скайпу. На Кубе переводчика нашему юристу предоставила принимающая сторона.

Мы прояснили свою позицию: достигаем положительного результата и только затем получаем землю в аренду. Нам предложили прежде получить результат, а потом уже обсуждать земельный вопрос. Мы не могли подтвердить независимыми экспертами результаты своих исследований, так как на такой глубине крайне сложно было провести сейсморазведку. Бурить столь глубокую скважину – огромные затраты. Сошлись на следующем варианте: мы бурим одну скважину, обустраиваем её и за это получаем сорок процентов нефти (типичное соглашение о разделе продукции), далее ведём её эксплуатацию за свой счёт. Кубинская сторона получает шестьдесят процентов, сама строит трубопроводы к порту и к нефтеперерабатывающему заводу. В конце концов удалось подписать соглашение, но было видно, что кубинцы настроены скептически и не слишком-то верят в наш успех.

Для сокращения длины нефтепровода первую скважину мы решили бурить на три километра западнее нефтеперерабатывающего завода. Площадь месторождения была довольно большой – более четырёхсот квадратных километров. Места для выбора бурения скважин было достаточно, но крайняя точка всё равно не выходила на сушу.

При бурении мы, конечно же, использовали аппаратуру с порталами – сделали наклонную скважину. В глубине, в скальных грунтах, скважина получалась идеальной формы без дополнительной обработки. Ближе к поверхности земли – около ста метров – пришлось бурить с помощью порталов «классическим способом», то есть делать обсадку скважины бетоном.

Пробурили первую скважину за месяц – добыли первую нефть, фонтан хлынул под большим давлением. Заглушили скважину и отдали образцы кубинцам. В крайней степени удивления они умчались в Гавану, а уже оттуда резво прилетела представительная делегация – благо, аэропорт находился рядом. Быстро всё решили – заложили трубопровод, договорились, что нальём несколько автоцистерн для переработки на заводе. Подписали соглашение по земельному участку в районе Плайя-Баракоа – западной части пляжа и лагуны, по десять километров от него вдоль побережья и двадцать километров вглубь острова, примерно двадцать на двадцать километров. Этого было достаточно для строительства приличного города. Договорились, что мы обустраиваем таможенный пост, а кубинская сторона присылает таможенников.

Трубопровод кубинцы построили за месяц – там было всего-то три километра. Нефть переливалась самотёком в танки-резервуары нефтехранилищ, далее поступала в местный нефтеперерабатывающий завод и на розлив в железнодорожные цистерны для отправки на другие НПЗ Кубы.

Пока дебет самотёком достигал двухсот тысяч баррелей в сутки, а это было уже больше потребности в нефти самой Кубы. Теперь кубинцам пришлось озаботиться экспортом нефти.

Мы запланировали пробурить ещё четыре скважины в течение года: одну из них предполагалось использовать для закачки воды с целью поднятия внутрипластового давления и увеличения дебета скважин. Классическим насосом-качалкой в глубину на десять километров было никак не добраться.

Для экспорта своей доли нефти мы начали строить нефтяной терминал в заливе Байя Кахума – рядом с НПЗ. Кубинский нефтяной терминал НПЗ не был рассчитан на такие объёмы экспорта нефти, поэтому пришлось отправлять на новый терминал львиную долю кубинского экспорта. Проложили к нему нефтепровод от скважины, зарегистрировали компанию на Кубе и назвали её «Куба Атлантик Ойл».

Затем мы начали обустраивать наше Плайя-Баракоа. В планах стояло создание анклава типа бывшего Гонконга – торговой площадки, свободной от пошлин. Для этого нужен был глубоководный морской порт – благо, глубины в этом районе были для него достаточные. Аэропорт Сантьяго де Куба недалеко – в тридцати километрах от нас. У себя построили вертолётную площадку, чтобы можно было быстрее добираться из аэропорта к нам. В аэропорту для нас отгородили таможенную площадку, на которую подруливали наши самолёты и с которой стартовали вертолёты, а также выезжали опечатанные грузовые трейлеры. Пока у нас строился морской порт, договорились с кубинцами об отдельной таможенной площадке в порту Сантьяго де Куба.

За два года мы полностью построили морской порт, позволявший принимать морские корабли большого тоннажа. Куба за это время стала крупным экспортёром нефти с добычей трёх миллионов баррелей в сутки, что сравняло её с такими экспортёрами-гигантами, как Кувейт и ОАЭ. Экспорт нефти в основном шёл в Европу, часть – в Юго-Восточную Азию: Китай, Японию и Корею. Мы тоже получали на продаже этой нефти в Европу хорошую прибыль. В некоторых случаях предпочитали покупать нефть у нас, как у частной компании, из-за давления американцев, и по просьбе кубинской стороны мы часто продавали их долю нефти под нашей маркой за небольшие комиссионные.

Наши нефтяники продолжали поиски нефти и газа в районе Кубы и вскоре нашли новое месторождение в ста километрах южнее острова Нуэва-Херона, причём нефти в нём было мало, а вот запасы газа оказались для Кубы очень высоки – семь триллионов кубометров, немногим больше, чем у Венесуэлы. Мы «пробурили» скважину с острова Нуэва-Херона, там же построили распределительный коллектор и станцию очистки газа. С острова проложили «трубопровод» к газораспределительной станции возле местечка Гуанимар на берегу моря. Оттуда уже газовая компания Кубы начала вести газопроводы в Гавану и другие города страны. Можно было начинать думать об экспорте сжиженного газа, а пока Куба быстрыми темпами газифицировалась.

Экономика страны росла очень высокими темпами, благосостояние населения улучшалось на глазах. Правительство Кубы не стало скупиться и в соответствии с темпами роста экономики повышало оклады госслужащих всех категорий. Для насыщения внутреннего рынка товарами разрешило экспортно-импортные операции частным компаниям, которые быстро решили эту задачу. Уровень жизни на Кубе стал выше, чем в других странах Карибского бассейна. Правительство позволило свободный въезд и выезд своих граждан за рубеж. Экономических причин для эмиграции уже не было, политическая обстановка была спокойной и стабильной, уровень социального обеспечения – очень высоким: бесплатная медицина и образование, достойное пенсионное обеспечение.

Мы тоже внесли свой скромный вклад в повышение благосостояния страны – вокруг нашего городка, как грибы после дождя, вырастали отели и курорты. Руководство Кубы относилось к нам с большим уважением, нас часто приглашали на праздники и торжества. Мы сделали несколько крупных инвест-проектов на Кубе, в частности – построили заводы для производства пищевой продукции, швейные производства, а также производства туалетной бумаги из макулатуры. Возвели большое металлообрабатывающее предприятие на нашей площадке на Плайя-Баракоа, оснастили его нашими станками ЧПУ УНАС. Стали принимать заказы из Кубы, США, Мексики на высокоточную механообработку, открыли для этого бюро в Гаване, Мехико, Филадельфии, Хьюстоне и Чикаго. В виде исключения разрешили кубинским предприятиям использовать наши станки без права вывоза за пределы страны. Они тоже стали получать заказы из соседних государств, в основном из Южной Америки, и это дало существенную прибавку к ВВП страны.

До этого мы провели осторожные и доброжелательные переговоры с руководством Кубы, ссылаясь на опыт Китая, и порекомендовали пересмотреть радикальное отношение к частной собственности, обещая нашу всестороннюю поддержку технологиями. Кубинское руководство и так двигалось к чему-то подобному, а наша поддержка окончательно переломила отношение к этому в партийных кругах. По примеру Китая была разрешена частная собственность на средства производства, начался стремительный рост промышленности и в сельском хозяйстве, а также в сфере обслуживания.

Куба становилась развитым промышленным кластером в Центральной и Южной Америках. Наша особая экономическая зона приобрела большую популярность в мире. Свои филиалы там открыли несколько крупных банков. Мы решили сделать на Кубе вторую производственную площадку по изготовлению станков ЧПУ УНАС и аппаратуры порталов – политический и экономический режимы нам благоприятствовали, нашу безопасность обеспечивали Вооружённые силы Кубы. Для этого построили дополнительные производственные цеха к нашему металлообрабатывающему предприятию. Помимо наземных цехов, создали восемнадцать этажей подземных цехов, благо почва – сплошные скалы, и с помощью порталов нам было легко вырезать в них пещеры необходимых размеров. Оказаться в подземельях можно было только через порталы, входы в них мы разместили в подвальных помещениях новых цехов. Режим секретности не позволял персоналу знакомиться с планом помещений, поэтому, переходя в подземные цеха через портал, люди считали, что это один из подвалов.



***

По схеме, которая использовалась в США, мы приобрели несколько скважин вместе с маленькими нефтяными компаниями в России и начали «добывать» нефть тут. Наша цель была чисто прогрессорской – увеличение предложения нефти в России для снижения цен на нефтепродукты.

Поставки мы направили независимым нефтепереработчикам, суммарный годовой объём добычи всех приобретённых компаний увеличился до сорока миллионов тонн – это составляло менее десяти процентов рынка в России, так что наши успехи не бросались в глаза. Тем более, что изменения в списке собственников поставщиков не произошло, а случилось неафишируемое перераспределение акций компаний. Владельцам осталось по десять процентов акций, они продолжали вести оперативное управление компаниями – за нами же была только подача нефти в скважины через порталы с месторождения в Атлантическом океане.

Нашими геологами было открыто крупное газовое месторождение в Атлантическом океане – неподалёку от нефтяного. Но со сбытом газа было сложнее: в России рынок был монополизирован Газпромом, экспорт газа – тоже. Мы снова направились в США, чтобы по проверенной схеме закупать истощённые газовые скважины. После “сланцевой революции” их было очень много; нам хватило шести тысяч скважин, чтобы увеличить продажу газа до пятидесяти миллионов кубических метров в сутки (по американской системе расчётов – примерно 1,8 миллиардов кубических фунтов) при цене в триста долларов за тысячу кубометров. По сравнению с нефтью выходило гораздо меньше, но своё присутствие в первой десятке газовых компаний США на рынке мы обозначили. Следовательно, через год можно было резко увеличить сбыт газа – ресурсов для этого хватало.

Мы не останавливались на достигнутом: продолжали поиски месторождений нефти, газа и других минеральных ресурсов на дне мировых океанов. Возможности для этого у нас были практически не ограниченные.

В нейтральных водах, примерно в тысяче километров к востоку от Японских островов, на семикилометровой глубине было обнаружено гигантское месторождение нефти и газа, которое мы назвали «Тихий 1». В тысяче километров северо-восточнее от него было найдено примерно такое же месторождение, которое получило название «Тихий 2». Запасы обоих этих месторождений составляли около ста шестидесяти миллиардов баррелей, что примерно равнялось запасам Ирана и вдвое превышало запасы России.

Нужна была база для продажи добытых нами нефти и газа под флагом независимого государства. С властями России мы пока не были готовы вести об этом диалог – были уверены, что те попытаются отобрать наше изобретение. Требовалось найти маленькое государство: члена ООН, не состоящего ни в каких союзах и испытывающего серьёзные проблемы с бюджетом, а также такое, что не станет вдаваться в подробности, откуда мы берём нефть и газ – просто будет довольствоваться отчислениями в десять процентов от объёмов продаж.

И мы нашли такое государство – Науру, остров в центральной части Тихого океана. Это был островок микроскопических размеров – примерно пять на четыре километра, с населением в одиннадцать тысяч жителей. Дефицит там наблюдался не только с бюджетом, но и с питьевой водой – на острове не было рек, лишь одна опреснительная установка, да и та работала нерегулярно, поскольку не было средств для обеспечения её горючим. Ещё одной злободневной проблемой для Науру был низкий уровень суши, которая, как гласили прогнозы, будет полностью поглощена водой при глобальном потеплении.

Полгода мы изучали ситуацию и людей, готовили предложения, от которых просто невозможно было отказаться. У нас появилось дипломатическое подразделение – бывшие сотрудники МИД разных стран бывшего СССР, и наши дипломаты провели ряд встреч с руководством Науру. Предложения были практически идентичны соглашению с Кубой, только процент другой.

Вначале, конечно, были визги о «разграблении» природных ресурсов. Но когда мы предоставили наши расчёты о добыче нефти и газа на «шельфе» Науру, началось деловое обсуждение. Нам было заявлено, что геологоразведка уже проводилась и никаких намёков на существование таких залежей нет. Мы подчеркнули, что только наша компания обладает уникальной технологией глубокого бурения – можем бурить скважины глубиной до одиннадцати километров и уводить их в горизонтальном направлении на сотни километров. Именно поэтому только нам доступны залежи нефти и газа на такой глубине.

К взаимному удовлетворению, переговоры закончились подписанием договора, и мы перевели в Центральный банк Науру десять миллионов австралийских долларов в обеспечение нашего соглашения. По договору наша компания получала в пользование большой участок в северной части залива Анибар для постройки нефтегазового терминала и большой участок на месте бывших разработок фосфитов для бурового участка и нефтехранилища.

Плановая добыча нефти составила пять миллионов баррелей в сутки (половину от добычи в России), месячная выручка – семь с половиной миллиардов долларов, годовой доход – девяносто миллиардов. Девять миллиардов ежегодно шло в бюджет Науру – по восемьсот тысяч долларов в год на человека. Таких доходов бюджет государства Науру не знал даже в лучшие годы экспорта фосфитов, когда доход на душу населения составлял двадцать тысяч долларов в год. Мы легко могли удвоить добычу нефти, но это обрушило бы цену на нефть на мировом рынке. Нас и так начали приглашать в ОПЕК для контроля объёма добычи нефти – мы отказались и попросили объявить об этом президента Науру.

С такими деньгами от нефтедобычи в Науру все вопросы с обеспечением водой и нефтепродуктами для опреснительных систем, а также с подъёмом уровня суши и рекультивацией земель на острове после добычи фосфитов решались очень легко. Но это в перспективе, а пока нам предстояло построить нефтяной терминал, приобрести несколько танкеров для экспорта нефти, а также построить завод по сжижению газа. Потребители нефти и газа рядом – это Китай, Япония и другие государства Юго-Восточной Азии.

На северном мысу залива Анибар мы построили мол, который закрыл залив от штормов и одновременно стал пирсом для загрузки нефтяных и газовых танкеров. В океан он выдавался на километр. Учитывая, что там уже начинались глубины в один километр, это было непросто, но с помощью инструментов портала мы вырезали из подземных гор большие куски скал и укладывали их в основание мола. Благодаря высочайшей производительности наших инструментов за три месяца мы «намыли» высокий мол. Правильнее было бы назвать его «искусственный полуостров», потому что он соединялся с берегом только в одном месте, а в остальных был отделён от берега каналом шириной в сто метров. Мол получился длиной в километр в сторону океана и шириной четыре километра на север – вдоль северного берега острова.

По периметру мола были сделаны десять каналов шириной сто и длиной восемьсот метров для захода танкеров. На краю мола мы построили завод по производству сжиженного природного газа и его хранилища, а также причалы для его закачки в танкеры. Ещё мы сделали несколько плавучих пирсов для загрузки супертанкеров, сделали и установили плавучие якорные молы для гашения больших волн. Около полугода ушло на строительство инфраструктуры – ею уже занимались подрядные фирмы. И уже через год наша тихоокеанская нефть пошла на продажу! За это время мы приобрели несколько танкеров, заказали плавучий газовый завод СПГ в Южной Корее и там же – плавучий мини-НПЗ для нужд Науру.

Скважину мы «пробурили» на месте выработок фосфитов, там же разместили нефтехранилища на недельный объём добычи на глубине сто метров, вырезали в массиве пород цилиндрические танки. Трубопроводы в порт проложили под землёй на глубине двадцать метров. Нефтяную компанию зарегистрировали в Науру и назвали, не мудрствуя лукаво, «Науру Ойл».

Для снабжения острова водой с помощью инструментов портала мы вырыли котлован в карьере, оставшемся после добычи фосфитов, глубиной более пятисот метров и трёхсот – в поперечном сечении. Заполнили его пресной водой, добытой под дном Тихого океана, установили насосную станцию, провели водоводы в посёлки, к своим зданиям.

В день подачи воды в Науру состоялся большой праздник – никаких ограничений в потреблении пресной воды больше не будет! Раньше это очень сильно влияло на возможности развития туристического бизнеса и качество жизни населения. Властям Науру предстояло построить канализационную сеть – вода из канализации удалялась на двадцать километров вглубь океана, где она растворялась в больших объёмах морской воды.

На острове мы построили большое поместье (если слово «большое» в принципе применимо к такому маленькому острову). Обнесли его каменным забором, возвели пятиэтажный дом, на территории добавили домики для прислуги и охраны, каменные беседки, мангалы. Наняли прислугу из местных – всё для комфортного отдыха. Там мы чувствовали себя в полной, абсолютной безопасности, поэтому сразу сделали под домом большое подземелье в двадцать семь этажей. Первый этаж находился на глубине пятидесяти метров от поверхности, двадцать седьмой этаж – на глубине ста восьмидесяти пяти метров. Этому убежищу было не страшно даже попадание атомной бомбы.

В подземном здании мы расположили производство кристаллов и финишную сборку приборов управления порталом, а также резервные общежития для персонала и наши апартаменты на случай всяких катастроф. Подземелье не имело выхода на поверхность – только через порталы, которые для персонала работали через предприятия в Северске и Томске, а для нас – из любого места. Персонал не знал, что работает почти на экваторе, в подземелье это никак не проявлялось. Теперь наши секреты были надёжно защищены от всяких посягательств. Свои «мечи джедаев» мы перестроили на перемещение в подземелье на острове Науру.



Наша забота о безопасности возникла не от паранойи, а вследствие реальных событий, которые произошли вскоре после получения первых больших денег администрацией Науру. То, что за первый год они получили от нас пять миллиардов долларов, было отпраздновано с большой помпой, с освещением в СМИ. Основные деньги они разместили в Австралии, а в Центральный банк Науру перевезли сто миллионов австралийских долларов (основная валюта острова) – для выдачи зарплат и прочих нужд.

Разумеется, это стало лакомым кусочком для преступников. Учитывая тот факт, что полицейские силы Науру составляли от силы сто человек, банда злоумышленников задумала захватить и ограбить банк.

Они наняли небольшой корабль, набрали пятьдесят бойцов и отправились в порт Науру. Полицейский пост в порту был сметён в течение нескольких минут – банда была вооружена автоматами и гранатомётами. Бандиты захватили машины и отправились в округ Ярен – прямиком в Центральный банк Науру. Уже через десять минут группа из полусотни захватчиков ворвалась в офис Центрального банка, убив несколько охранников. Бандиты знали, где найти директора и его заместителя, которые могли открыть сейфы банковские хранилища. Они привезли их в офис и, угрожая смертью близких, заставили открыть сейф, после чего набили захваченные машины наличностью и отправились назад в порт. На всё ограбление ушло не более часа – и корабль грабителей отчалил в океан.

Отцу позвонил президент Науру, крайне опечаленный таким событием. Главной неприятностью для него стали, конечно же, смерти полицейских и сотрудников банка. Нам пришлось заняться поисками корабля, но это было равносильно тому, чтобы искать иголку в стоге сена. К поискам подключились австралийские ВМФ и ВВС, но так никого и не нашли. Очевидно, у бандитов был отработан маршрут отхода. В конце концов брошенный корабль удалось-таки обнаружить: он был набит трупами бандитов, которые, по всей видимости, не поделили награбленное. Но дальше концы обрывались. После этого случая власти Науру озаботились обеспечением безопасности, а к ним присоединились и мы. Решили всё сделать, как полагается: чтобы и морские границы были на замке, и воздушные.

Понятно, что всё, рассказанное выше – это официальная версия событий. На самом деле дело было так… После того, как президент Науру позвонил моему отцу, тот озадачил начальника ГРУ – генерала Григорьева – насчёт срочного проведения антитеррористической операции. Корабль удалось быстро обнаружить в двадцати милях от берега – он двигался в сторону Индонезии. С помощью порталов наши бойцы перестреляли часть бандитов, сымитировав внутренние разборки между ними, а деньги изъяли в нашу пользу – всё равно они принадлежали нам, охранять лучше надо было. Другую часть бандитов допросили с пристрастием о том, кто навёл и кто финансировал налёт, после чего выбросили их трупы за борт, заодно утопив шлюпку, разыграв их бегство с корабля на ней.

После этого наши бойцы посетили боссов мафии, которая и была ответственна за организацию налёта. Им тоже был устроен допрос с пристрастием перед смертью. Они выдали всех участников налёта, своих информаторов, тайники с деньгами и оружием, номера счетов и коды доступа к ним. Тут же наши хакеры перевели с них деньги через цепочку счетов на наши счета – в сумме это было триста сорок миллионов долларов. На месте казни боссов мафии мы оставили рекламный буклет туристической фирмы с Науру, чтобы ясно было, за что их прищучили. Бойцам ГРУ, а также всем участникам этой операции мы выдали премию по сто тысяч долларов, чтобы стимулировать добросовестную работу на нас, а деньги мафии отдали в благотворительные фонды.

Нам пришлось озаботиться защитой острова от террористических атак, поскольку уязвимость терминала была очень большая. Мы приобрели десяток хорошо вооружённых сторожевых кораблей с автоматическими пушками и пулемётами для береговой охраны: их задачей стала круглосуточная охрана острова от нападения террористов. По договорённости с властями Науру мы профинансировали приобретение трёх из шести комплексов «Панцирь СМ» для защиты нефтехранилища и аэропорта. Их должны были поставить вместе с обученными командами специалистов. Разместили два комплекса на горе Комманд-Ридж для увеличения дальности обнаружения целей. Ещё два – в аэропорту, а третью пару – в районе морского порта и нефтяного терминала.

Мы не стали мудрить и приняли на работу спецов из России, которые управляли ими на вахтовой основе. Жильё для них с семьями построили на месте бывших карьеров по добыче фосфитов. Насыпали гравий и ракушечник со дна океана – несколько метров, ещё и сверху три метра песка утрамбовали. Получилась отличная стройплощадка для жилья, на которой мы построили пятиэтажный жилой комплекс для военных. Командира комплекса ПВО назначили от нашей службы безопасности, он также был главнокомандующим сил ПВО Науру – ему предстояло принимать решения об обстреле целей.

Пришлось также приобрести в России корабельную радиолокационную станцию кругового обзора «Фрегат-МА» с дальностью обнаружения триста километров. Мы модернизировали её для возможности применения в качестве ударной силы наших порталов. РЛС выдавала целеуказание для нашей аппаратуры, так что мы могли наносить удары по полученным координатам. Установили также два противокорабельных комплекса «Бал» – всё от имени правительства Науру. Разместили их на горе Комманд-Ридж для увеличения дальности обзора, обслуживать их тоже поручили спецам из России. РЛС кругового обзора и один «Панцирь» пришли быстро, мы сразу же установили их на горе на круглосуточное дежурство и координацию охраны морской границы сторожевыми катерами. Остальные средства ПВО и комплексы «Бал» были поставлены в течение года. Мы приобрели также несколько разведывательных беспилотных летательных аппаратов, которые мониторили обстановку вокруг острова.

Так наш нефтяной терминал и весь остров Науру были обеспечены полной защитой от нападения лихих людей.



Глава 2



Мафия



Нам очень не нравилось, что США выкрадывает граждан РФ из третьих стран по обвинению в различных преступлениях, которых не было. Самые яркие примеры – Валентин Бот и летчик Ващенко. Они в беседе с агентами-провокаторами что-то сказали о согласии с их предложениями. Их выкрали из третьих стран и осудили в США на длительные сроки. Мы решили освободить этих людей – нам бы хотелось и осудить тех, по чьей вине они оказались за решеткой, но это была уже прерогатива государства. Мы же могли их просто освободить.

Озадачили этим наше ГРУ. Вначале мы встретились с супругой Валентина Бота, спросили ее, готова ли она и ее муж к жизни на нелегальном положении, но на свободе.

Она горячо воскликнула

– Да я бы все деньги отдала, чтобы освободить Валентина!

Мы предложили ей 3 месяца нелегального проживания на острове Науру, затем переход границы с РФ на Донбассе, там и произойдет его легализация. В РФ его по закону не ожидает преследования, в США его не выдадут. Она согласилась, обещала переговорить с Валентином при первой возможности. Мы предложили обозначить для него умозрительно нелегальный переход в РФ, чтобы он дал свое согласие на это.

И вот в американской федеральной тюрьме «Марион», в штате Иллинойс, в спецблоке которой содержится российский бизнесмен Валентин Бот, произошло сильное задымление помещений. Через 2 часа после рассевания дыма охрана тюрьмы обнаружила отсутствие Валентина Бота. Мы же обнаружили его присутствие на вилле острова Науру вместе с женой. Мы отвели для них гостевой домик.

Через пару дней состоялась наша встреча: мы с отцом и Валентин с женой Анной.

– Я не знаю, по какой причине вы меня освободили и чем я за это вам обязан, – начал он сразу.

Отец ему объяснил нашу позицию:

– Нам не нравилась ваша история с самого начала, провокация была очевидна. Нам бы хотелось еще и наказать тех людей, которые вывезли вас в США, но это пока не в нашей компетенции. В наших возможностях было вас освободить, и мы это сделали. В связи с секретностью наших возможностей вам некоторое время придется побыть у нас, через несколько месяцев шум утихнет, и вы сможете легализоваться в РФ, перейдя границу в Донбассе, – там пока никакого учета нет, невозможно будет выяснить, как вы там появились. Ну и придумаем вместе, как вы «сбежали» из тюрьмы. Но мы хотели бы, чтобы вы с нами поработали над темой ответа США за свои действия по похищению граждан РФ. Мы будем вам платить зарплату, проживать будете на этой вилле.

– Это для меня очень интересное предложение. Я даже готов это делать бесплатно, но мое финансовое положение не позволит этого. Рассчитывайте на меня полностью, – твердо решил Бот.

– Хорошо, – сказал отец, – для начала заключим с вами соглашение о неразглашении нашей коммерческой тайны и о работе на нас. Вы подготовите вместе с нашими специалистами операцию по освобождению летчика Ващенко. Он находится в тюрьме Форт-Дикс в штате Нью-Джерси. Организуйте все по аналогичной схеме со своим случаем. Для начала найдите его камеру, сокамерников, поймите, когда он находится в одиночестве, после этого явитесь к нему лично через наш портал, пригласите уйти из тюрьмы.

Через неделю Кирилл Ващенко и его жена Валерия были на нашей вилле в Науру. В США бушевал скандал – два самых медийных заключенных исчезли из своих тюрем с недельным интервалом! Бота и Ващенко с женами мы пропустили через десятилетнюю программу омоложения, обещав повторить через 10 лет бесплатно, если останутся на нас работать. Они приняли решение пока не легализоваться, работать в нашем поместье в Науру. Связь с детьми у них была через интернет с IP-адресом в США, специально, чтобы ФБР поработало.

Я попросил освободить Руслана Савельева – кардера (хакера), которого похитили США. Хоть он и не ангел, но нам бы пригодится в работе нашей разведки.

– Будем считать, что США выполнили свои обязательства – передали заключенного в РФ для дальнейшего отбывания наказания, которое он будет отбывать на нашей вилле, – обосновал я нашу позицию.

Бывшие заключенные из США приступили к работе на нашу компанию, в большей степени желая отомстить США за свои унижения и мучения. Через неделю Руслан Савельев был на нашей вилле. В США началось просто торнадо в прессе: «Узники-россияне исчезают из тюрем США!» Наши юристы тем временем снимали с них показания, фиксировали лиц, виновных в их незаконном похищении для дальнейшего судебного преследования.

Группа «Свобода» начала изучать дела других россиян, попавших в тюрьмы США. Цель – помочь тем, кто оказался в тюрьме из-за правовых коллизий или нарушений миграционного законодательства. Настоящих преступников мы освобождать не собирались. Без всякого шума наше ГРУ освободило несколько своих агентов, находящихся в тюрьмах США и НАТО, они пополнили их штат.

Мы не ставили США во главу угла нарушителей прав человека. Активно стали действовать во всех странах, в том числе и у соседей. Только в России мы этого не делали – нам предстояло открытие информации о порталах и их легализация, поэтому преднамеренно начинать контакты с конфликтов было бы неразумно. Мы надеялись решить все возникающие проблемы в будущем с помощью диалога (и кольта – портала).



***

Наши аналитики дали свой прогноз по Сирии: война в ней должна затянуться на десятилетия. США и их союзники не желали покидать эту многострадальную страну. Общий анализ Ближнего Востока давал пессимистическую картину – дальнейшее расширение радикального ислама, основные спонсоры которого – Катар и Саудовская Аравия. США с союзниками также вносили в это свою лепту, на словах борясь с ним. Мы решили попробовать помочь Сирии завершить войну, заодно потрепав экономики спонсоров радикального ислама.

Для тренировок ЧВК нам необходимо найти зарубежный полигон – Сирия для этого подходит идеально. Мы отправили гонца в Сирию к президенту Асаду для переговоров о сотрудничестве. С нашей стороны – бесплатные услуги. С их стороны – выделение в аренду участка земли: какой-нибудь заброшенной военной базы вдали от цивилизации на востоке страны, не контролируемой правительством, чтобы на него не возложили ответственности за действия ЧВК. Также мы, со своей стороны, предлагали пройти бесплатно курс «оздоровления» с помощью «биорезонансной терапии», а на самом деле десятилетний курс омоложения супруге президента Асада и ему самому.

Наши предложения были приняты, мы договорились о взаимодействии с генштабом Сирии. От нас поступят группы снайперов, которые уничтожат боевиков на проблемных направлениях. О нашей деятельности никому не станут сообщать, в том числе и своим союзникам – мы будем действовать партизанскими методами, правительство Сирии не несет ответственности за нашу деятельность.

Началась активная работа ЧВК «Восток» в Сирии. Вначале разведка – наблюдение с «супердронов» за активностью боевиков, определение командного состава, связей с турками, с другими интересантами. «Супердроны» – это микропорталы, которые соединены с видеокамерами, подключенными к ноутбуку. Диаметром всего 3 миллиметра, эти порталы могут незаметно проникнуть в любое помещение, получая изображение и звук. Второе – это изучение денежных потоков – кто сколько и кому платит. И третье – нанесение обезглавливающего удара по командному составу группировки, имитация атаки со стороны конкурирующей группировки.

В итоге знатная свалка получилась. Боевики заодно постреляли по правительственным войскам, те в долгу не остались, а после нашего предупреждения о ликвидации комсостава перешли в наступление. За пару дней район был зачищен от боевиков. Мы продолжили зачистки, заодно прореживая ряды советников боевиков из различных разведок.

Для работы против оккупантов собрали местные силы – партизанские отряды с востока страны, потому что для отстрела сирийских боевиков у нас есть «лицензия» от правительства Сирии, а для войны с войсками других стран – нет. Использовали мы их, конечно же, без доступа к информации о порталах. Ночью вывозили на полигон на закрытых машинах, под видом ночных прицелов давали снайперские винтовки, оснащенные микропорталами, указывали цели, подсвечивая их лазером. Делали огневой налет, выключали порталы. Планировали налет с командирами партизанских отрядов – они знали, на кого будут охотиться, и на следующий день сообщали о своих успехах в интернете.

Таким образом сильно проредили оккупационные силы Турции, США, других стран НАТО. По нашей рекомендации, партизаны не убивали военнослужащих стран-оккупантов, а наносили им ранения средней тяжести, после которых солдаты уже не могли служить в армии. Это давало гораздо больший эффект: в обществе стран-оккупантов нарастало раздражение правительствами, посылающими своих военнослужащих на убой в Сирию, неизвестно с какой целью. Рост числа инвалидов после службы в Сирии принял характер стихийного бедствия.

За партизанскими отрядами началась охота спецподразделений США. Мы эти спецподразделения обнаруживали, выводили на них через порталы свои отряды. Авианалеты на партизанские отряды никакого эффекта не давали, так как у них не было постоянного места дислокации. Наша разведка практически заблокировала финансирование боевиков и отрядов коллаборационистов – конфисковала деньги до их попадания боевикам, передавая их партизанам. За первый год работы в Сирии нам удалось полностью блокировать добычу нефти на территории, не подконтрольной правительству.

Наша цель – постепенно выдавить оккупантов с территории Сирии, и мы ее потихоньку приближали.

Ну и, конечно, без всякого нашего участия, ВКС России регулярно прореживали ряды боевиков и уничтожали нефтяные караваны.



***

Утром на совещании, которое проходило на нашей вилле в Науру, Вика сообщила о проблемах:

– Наши установки по утилизации токсичного мусора во Франции остановлены!

Мы подскочили – ежедневная выручка в 4 миллиона евро накрылась! Попросили подробностей у Вики.

Она сообщила, что позвонил Рене Корфуа, наш партнер по мусорному бизнесу в Европе, и сказал, что на него наехала мафия – он работал с итальянскими партнерами, которые обеспечивали треть доходов. Раньше они утилизировали токсичные отходы через фирмы, принадлежащие Коморре, неаполитанской мафии. После переключения потоков мусора на фирмы Рене они потеряли часть доходов. Наехали на итальянских партнеров Рене – те его сдали, сказали, что у него дешевле и экологичнее, он не засоряет природу, а если засоряет во Франции, то это все равно не Италия, за которую у них болит душа.

Мафиози из Коморры наведались к Рене во Франции. Ознакомились с его прайсом – обозначили свои условия. Хочешь жить – будешь отдавать нам половину выручки по прайсу. Иначе сначала убьем твоих близких, потом и тебя. К полиции Рене обратиться не мог – у него черный бизнес. Поэтому обратился к нам – попросил связаться с магом, чтобы он отправил на Солнце всю Коморру.

– Вика, уточни, где находятся близкие Рене, и давайте их эвакуировать к нам, пока мы не разрулим ситуацию, – дал команду отец.

– Гоша, выясни все про Коморру, кто есть кто в ней, адреса, фирмы, банки, связанные с ней, – попросил я.

– Сделаю, шеф! – Гоша тут же сел за комп.

– Вика, посмотри по Франции, что там есть о Каморре. Нам нужен сотрудник, говорящий на итальянском. Думайте, где его взять.

Виталий оживился:

– Так я знаю итальянский! Может, акцент у меня сибирский, но я все понимаю.

– Отлично! Погружайся в неаполитанский сегмент интернета, ищи всю информацию о Каморре. Как будем действовать друзья? – спросил отец.

– Уничтожим Каморру на хрен! – как всегда, категорично заявила Люся.

Жора поддержал:

– Мы их перестреляем, надо закупить итальянских пистолетов с глушителями.

– Нужны еще винторезы закупить – пригодятся с нашими ночными прицелами, – вставил я свои пять копеек.

Отец взял слово:

– Первое – эвакуация Рене и его родственников к нам в Науру. Потом все остальное. Мусорный бизнес нам уже только в плане прогрессорской деятельности интересен, доходы от нефти в сотню раз выше, и так же нет проблем с легализацией. Мы его можем просто закрыть, и пусть Европа задыхается от своих токсичных отходов. Но Рене и его семью мы вытащим и привлечем к другим направлениям бизнеса – он найдет свое место у нас.

– Иваныч, нельзя оставлять наезд на нас и наших партнеров без ответа – это могут принять за нашу слабость! – эмоционально обратился к отцу я.

– Согласен, – ответил он, – но вначале безопасность наших партнеров.

Вика связалась с Рене, уточнила адреса его самого и его родственников, сказала, что наш маг перенесет их в безопасное место, если они согласны. Если коротко перевести, что сказал Рене, то он согласен. На самом деле его тирада длилась 10 минут. Уточнили, кто и где находится. Начали с Рене – перетащили его к нам. Уже он показывал по очереди, где жена, дети. Мы их перетащили, отвели отдельный гостевой домик у нас в поместье, потом переселим в гостиницу или снимем апартаменты на острове – мафии сюда не добраться, весь остров под нашим контролем.

Рене отвел в сторону Виталика, поняв, что тот разговаривает на его языке, и промямлил, на итальянском, естественно:

– Еще есть люди… близкие мне… которые известны мафии. В общем… это моя… любовница и ее… точнее наш, общий сын.

– Какие проблемы – мы тебе мораль читать не собираемся! – ответил Виталик.

Передал нам – перетащили любовницу с сыном. Дали Рене телефоны отелей, он снял для них номера.

Когда он устроил своих на острове, мы его взяли в оборот:

– Рене, мы хотим отвадить мафию соваться в наши дела. Рассказывай все, что знаешь.

Рене начал рассказывать про итальянскую мусорную мафию – у девочек слезы из глаз побежали.

– Скоты – им не жить! – вскричала Вика.

Рене легкомысленно утешил ее (Виталик переводил):

– В мире много несправедливостей, мы не в силах победить все зло.

– Хорошо, Рене, ты отдыхай, а мы поговорим с нашим магом, чтобы он наказал мафию.

Начала поступать информация по Италии, мы задействовали своих разведчиков – профессионалов ГРУ. Они сообщили список имен, фотографий и адресов командного состава Коморры до уровня «лейтенантов» – порядка трехсот (!) имен. Мы были ошарашены.

– У нас патронов не хватит… – сказала Люся.

– Будем утилизировать пачками, – пошутил Жора.

Гоша предложил:

– Давайте создадим для них центр напряжения, в который они будут постепенно направлять свои команды для разруливания ситуации, а мы эти команды будем гасить через нашу печку.

–Хорошая идея, – заинтересовался отец. – Пускай этой занозой станет наш центр утилизации во Франции. – Рене будет вести с ними переговоры, они будут присылать переговорщиков, а Рене каждый раз будет интересоваться: «Скоро прибудут переговорщики?»

– Отличный вариант! – засмеялся я. – Приглашай Рене на завтра, будем играть в новую игру: «Убей мафиози».

Обсудили технологию утилизации мафиозных групп, разошлись по спальням.

Утром всей компанией, с боевыми дронами, занялись мафией. Руководство – первая десятка, адреса. Включили наблюдение, смотрим в квартирах и домах за нашими «пациентами».

– В Италии еще 3 ночи, как будем решать проблему утилизации клиентов?

Включили ночные прицелы от винтовок – все теперь видно, можно сравнить лица с фотографиями личных дел. На первый день мы не планировали много акций – достаточно было ликвидировать главаря, а на его похороны все соберутся. Вот дом главного мафиози: охрана с автоматическими винтовками обходит периметр, дежурят на входе, дежурят на этажах. Патрули с собаками патрулируют участок вокруг дома.

– Блин, как штаб нацистов во время войны по фильмам! – воскликнул Виталик.

– Они не лучше нацистов, – зло процедила Вика.

Она еврейка по матери, генетическая память, наверное.

Нашли спальню «дона Карлеоне» – спал он один, поэтому, не рассуждая долго, Жора всадил ему пулю в лоб из пистолета «Беретта-92» с глушителем.

– Первый пошел! – азартно вскричал он.

Следующий адрес – первый заместитель (в официальной трактовке) главного мафиозо, дон Альере. В спальне спит с женой.

– Не испугать бы женщину, – проговорил Жора.

Бам – Гоша всадил пулю в лоб дону Альере из своей «Беретты» – жена даже не проснулась. Это потому, что выстрел прозвучал у нас, а пуля пролетела у них.

Двигаемся дальше по списку нашей разведки – номер 3 в иерархии Коморры, дон Винченсе. Спит в спальне с молоденькой девчонкой, по виду лет 12.

– Извращенец, педофил! – Бам – Люся разрядила свою «Беретту».

Номер 4 в иерархии Коморры – дон Валенса. Спит в спальне с молоденьким мальчиком лет десяти.

– Скотина, педик! – Бам – и Вика влепил ему пулю в висок.

И так до десятого номера. Для одной ночи хватит – можно отдохнуть, все отстрелялись. Вся наша группа и также инструкторы – телохранители Влад и Стас – внесли свой вклад в освобождение Италии от мафии. Ждем информации от нашей разведки. Наши разведчики заодно еще пять персон погасили во Франции, которые участвовали в наезде на Рене.

День в Италии прошел бурно, все обвиняли всех в наемных убийствах. Наша разведка все фиксировала и анализировала – нам предоставляла свой анализ ситуации, без них мы бы не разобрались. Через 3 дня, как полагается, были похороны верхушки мафии, охранники мафиози крутились, угрожая всем карабинами. Остаток цвета мафии встал в почетном карауле возле гробов руководства. Мы доверили это дело уже профессионалам, наши инструкторы из «Сумрака» за 5 минут уменьшили руководство мафии на 35 человек – те попадали прямо рядом с гробами руководителей мафии. Визгу было много – стреляли из большого склепа, отдаленного от места похорон на 300 метров, там же были найдены все гильзы и винтовки «Беретта AR 70/90» с оптическими прицелами, взятые из арсеналов мафии.

Работы было еще много – мы загрузили этим свою разведку и инструкторов «Сумрака» – они должны были сократить численность Каморры на тысячу человек. В течение месяца в Италии шла негромкая ликвидация мафии Каморры. Через месяц участие в мафии стало смертельно опасным – рядовой состав начал разбегаться. В СМИ сразу после акции на кладбище появились многочисленные сообщения от борцов с мафией, в которых они обещали вырезать не только Каморру, но и тех, кто попытается занять ее место. Было также заявлено, что мафиози, добровольно сдавшиеся властям и признавшие свою вину, уничтожаться не будут. Пошел поток мафиози-добровольцев в полицию. Полиция для вида развила бурную деятельность, организовала регулярные пресс-конференции с отчетами о поиске убийц мафиози, но реально только делала вид и тихо радовалась нашим результатам.

А мы рекомендовали Рене вернуться во Францию и продолжить свою благородную деятельность по освобождению Земли от токсичных отходов.

Мы ему показали видео с похорон мафиози, и он нам поверил.

Правда, спросил:

– А что, маг отказался помочь?

– Да мы сами справились, зачем беспокоить волшебника по пустякам, – ответили мы ему.

После этого его доверие к нам сравнялось с его верой в Бога, а он очень набожный человек. Мы ему рекомендовали для его же спокойствия оставить пока семью в Науру под нашей охраной. Он забрал с собой любовницу и отбыл во Францию. Компания по утилизации токсичных отходов заработала на полную мощность, еще добавилось мусора из Италии – Рене перехватил все контракты Каморры. Ежедневная выручка за утилизацию мусора в Европе возросла за счет Неаполя и других городов Италии до 7 миллионов евро в день. Приятный бонус для прогрессорской деятельности!




Глава 3




Первый выход в космос



Без открытия информации о существовании порталов наш выход в космос не мог быть настолько масштабным, насколько заслуживало это открытие. Поэтому мы хотели начать с малого – добычи минералов на астероидах. Для этих работ на Земле необходимо создать большую вакуумную камеру для добычи минералов в космосе.

Мы пошли по самому простому для нас пути – на плато Путорана сделали очередную пещеру в толще гранита, доступ в которую определили только через портал. Для этого мы с помощью техники портала вырезали гранитный массив и выбросили его за пределы страны – пригодится на Кубе для строительства мола в порту. Создали в камере вакуум, открыв из камеры портал в космос. Начали двигать окно портала в поиске подходящих объектов – большинство из них изучены астрономами и хорошо описаны.

Главный претендент на исследования – астероид 16 Психея, который находится между орбитами Марса и Юпитера в поясе астероидов. Придется повозиться: расстояние до него очень большое, окно портала не дотянется, нужно строить космический корабль. Но это уже будет после открытия информации о порталах и совместной работе с Роскосмосом – одним нам все это не потянуть.

Наш астроном Виталик занялся поиском полезных минералов на астероидах в окрестностях Земли. Но ничего доступного для добычи драгоценных металлов пока нет. Даже добыча на Луне проблематична из-за большого расстояния – девиация окна портала в пределах 4 км. Нужно лететь на орбиту Луны и с нее добывать минералы. Но в этом кроются еще и юридические проблемы, поэтому мы с Луной решили не связываться. На Земле хватает своих богатств, которые доступны только через наши порталы.

Виталий занимался космосом, отработал программы выведения на орбиту спутников Земли, их снятие с орбиты, доставку и эвакуацию персонала станции МКС – чисто из любопытства. Но это однажды понадобилось нам. Обломок спутника попал в переходной отсек между космическим кораблем и МКС, сделал в нем огромную дыру, деформировал причальный узел станции, через трещину в нем стал уходить воздух. Ситуация складывалась критическая – корабль поврежден, и доступа к нему нет. Надо с Земли посылать корабль для эвакуации трех космонавтов. Но в настоящий момент ни в России, ни в США нет готового корабля для старта. Время подготовки – минимум две недели при авральном режиме работы.

Космонавты пытались заделать трещину с помощью герметика, но она оказалась слишком протяженной. Подготовили скафандры, но они понимали, что две недели в них не проживешь. От столкновения с обломком станция потеряла скорость и начала потихоньку терять высоту. В сообщении ЦУПа об этом ей давался срок – месяц, а дальше безвозвратная потеря. В ЦУПе круглосуточно заседал штаб, но результата не предвиделось – герметик закончился, воздуха на станции с таким темпом утечки хватит на неделю.

Виталий озадачил нас:

– Что будем делать?

Он изначально полагал, что мы в стороне не останемся.

Жора предложил:

– Эвакуируем космонавтов – делов-то!

– А как будем легализовать это? – спросил Гоша.

Жора хмыкнул:

– Поселим до времени на Кубе.

– А дальше – торжественные похороны на Родине? – спросила Вика. – О семьях надо тоже подумать.

Еще час обсуждали разные варианты спасения космонавтов, пока Люся не предложила:

– Подайте на нее воздух, давление перестанет падать, все подумают, что трещина затянулась. А после эвакуации космонавтов перестанем его подавать – пускай чинят, латают трещину.

Гоша воодушевился:

– Так мы и с этим поможем! Обследуем трещину внутри и снаружи, можем заклеить ее герметиком. У нас же доступ свободный и под обшивку, и под аппаратуру станции.

– Люся, ты умница, – сказал отец. – Гоша и Виталик, подготовьте герметичное помещение с равным давлением на станции и через него подавайте воздух. Чинить пока не стоит – посмотрим, чем эта эпопея закончится. Станцию необходимо еще поднять на более высокую орбиту – а это топливо. Хватит ли его на одном корабле-эвакуаторе?

Виталий уточнил:

– Его точно хватит для отсрочки падения на полгода.

Вскоре Гоша с Виталиком подали воздух на станцию – им хватило для этого двух часов, они использовали для выравнивания давления вакуумную камеру для напыления кристаллов. Отец попросил еще поставить счетчик газа, чтобы иметь представление о количественной характеристике утечки воздуха с МКС.

Через час Виталик сообщил:

– Утечка из МКС составляет 1,7 м3 в час. Без подкачки хватило бы на 40 часов. Они перестали делать подкачку, так как мы «остановили» утечку. Теперь можно ждать спокойно корабля для эвакуации персонала МКС.

Отец попросил Виталия организовать за МКС круглосуточное наблюдение и обеспечить требуемый приток воздуха при резком падении давления на МКС.

Так прошла неделя – СМИ успокоились, ЦУП тоже, только российские космонавты беспокойно шныряли по кораблю, искали источник шипения. Воздух с МКС уходил, а давление оставалось стабильным – это для них было загадкой. Впрочем, они не стали об этом сообщать в ЦУП, очевидно, боясь, что там их посчитают немного не в себе от произошедшей аварии. Нам это было на руку.

За неделю утечка возросла до 2,3 м3/час – похоже, трещина расширялась, или герметик вылетал в космос. Виталий сообщил, что космонавты начинают догадываться, что им помогают, но в ЦУП об этом не сообщают. Звук шипения из трещины никак не скроешь.

– Ну так давайте их одарим подарками, чтобы все сомнения у них рассеялись, что им помогают свои, а не инопланетяне, – предложил отец. – Олег, купи маленькие бутылочки коньяка «Лезгинка» по 50 граммов три штуки, нарезку сервелата, нарезку балыка, маслины в пакетике, нарезку батона – посмотри, чтобы не крошился. В пакетик – и на станцию.

–Может еще лимончик?

– Да, точно, лимончик тоже.

Утром на МКС было празднично – наш подарок висел в центре российского отсека в прозрачном пакете.

Космонавты развеселились:

– Точно, это наши помогают, но почему тихарятся?

Волганов – наш космонавт – предположил:

– Не хотят светить такую возможность – не время.

– Американцу будем говорить? – спросил Сивцов.

– Нет, конечно, скажем, что это наша заначка.

– Отлично, вечером устроим корпоративчик!

Вечером (по местному орбитальному времени) космонавты собрались на посиделки: выпили коньяк, закусили колбаской, лимончиком – веселье лилось рекой.

Еще через две недели прибыл корабль для эвакуации космонавтов. Корабль облетел МКС и сделал фотографии и видеосъемку поврежденного отсека станции. После причаливания корабля ко второму стыковочному узлу мы прекратили подачу воздуха на МКС, давление стало падать. Американец предположил, что стыковка пошевелила трещину, и она снова разгерметизировалась. Наши подтвердили, мол, да, конечно, так. С помощью корабля космонавты подняли орбиту МКС, после этого экипаж отбыл на Землю.

Потом еще полгода на Земле решали, как быть с МКС. Пришлось России отправить на МКС краткосрочную экспедицию – экипаж пристыковал корабль, не переходя на станцию, сориентировал ее и поднял орбиту до безопасной. Мы пока не стали вмешиваться в их дела – пускай решают, мы подождем лучших времен, когда сможем открыто использовать порталы. Космонавты Волганов и Сивцов, которые были на МКС в момент аварии, конечно, задавали вопрос в ЦУПе: «А как вы подавали воздух на станцию?» Ответили им предсказуемо: «У вас, наверно, глюки были, ребята, в результате аварии». Космонавты не стали настаивать на своей версии событий.

Виталий следил за ними и, когда их отправили в двухмесячный отпуск, предложил пригласить их в гости, чтобы люди не считали себя свихнувшимися.

Отец дал согласие:

– Приглашай, все равно им не поверили, не поверят и дальше.

Через месяц отдохнувшие Волганов и Сивцов были вместе на даче у Сивцова, сидя за столом пили чай и обсуждали свой полет, ну и в очередной раз подаренный коньяк тоже.

– Не могло это нам показаться! Американец тоже пил тот коньяк и восхищался им.

Виталик решил схохмить: когда космонавты вышли освежиться, поставил им на стол прозрачный пакет с тремя бутылочками коньяка «Лезгинка», с нарезкой сервелата, батоном и лимоном – в общем, с тем же набором, что и на станции. Когда космонавты вернулись, они просто онемели – уставились молча на пакет. Виталик не стал терять время и вышел из портала возле калитки дачи.

– Хозяева! – крикнул он. – Гостей принимаете?

Космонавты очнулись от ступора.

Сивков неуверенно сказал:

– Пойду посмотрю, кто пришел.

Виталик не стал тянуть.

– Понравился наш подарок? – спросил он прямо в дверях.

– Офигеть!.. Проходите, конечно. Мы просто в шоке… – пригласил Сивцов.

Виталий представился:

– Генеральный менеджер по астрономии компании УНАС.

Волганов спросил:

– Как такое возможно?! Вы же нам жизнь спасли! Расскажите, а то мы с ума сходим, понять ничего не можем.

Виталий успокоил:

– Все нормально с вами, мы открыли эффект портала, поэтому можем перемещаться в пространстве, при этом перемещать любые материальные предметы, в чем вы уже убедились. Моя цель посещения вас – убедить, что с вашей психикой все нормально. Мы пока не открываем эту информацию из соображений безопасности, поскольку это является абсолютным оружием. Наши заядлые партнеры из США, если узнают, что у нас есть такое оружие, но пока еще не принято на вооружение, могут нанести превентивный ядерный удар. Поэтому убедительно прошу вас не распространяться об этом случае. Предлагаем вам перейти на работу в нашу корпорацию – высокие оклады вам обеспечены, интересная работа тоже. Будете искать сферы применения порталов на Земле и в космосе. Если найдете что-то, что приносит прибыль, – вам будут идти отчисления от прибыли. Работать придется в Томске, для маскировки купим квартиру в Подмосковье – там будет ваш местный офис, из него будете переходить в Томск в наш офис на совещания, а в основном будете проводить время за разработкой перспективных программ в местном офисе.

Космонавты думали недолго. Ради чего рисковать выбираться на МКС на ракете, когда на нее можно перейти через портал?

– Мы согласны, – подтвердил Сивцов. – Какие у нас будет первоначальные задачи?

– Ищите применение порталам, чтобы не раскрывать их сущность и на этом зарабатывать деньги – это первый этап. На втором этапе – открытое применение порталов, оказание услуг за деньги. А также прогрессорство – это оказание помощи или услуг людям или человечеству в целом с целью улучшения условий жизни на Земле, повышения уровня жизни россиян и других стран. Прогрессорство не предполагает большой прибыли, только компенсацию издержек.

Виталий выложил две пачки по 500 тысяч рублей:

– Это вам подъемные на 2 месяца, снимите квартиру для офиса поближе к дому, вот мой телефон – свяжетесь, если будут какие-то вопросы. Любые вопросы. Если вам сложно снять офис, то мы это сделаем сами или купим квартиру, которая вам подойдет для офиса. Пока рекомендую снять квартиру для офиса и присмотреться к изолированным офисным помещениям, которые вам подойдут. Позже мы их купим или арендуем для вашей работы. Пока подавайте в отставку – деньги на первое время у вас есть. Жду от вас звонка не позже чем через месяц.

И уже не скрываясь от них, Виталий открыл портал и перешел в Томск.

Буквально через месяц Виталий и его группа «Космос» – в нее вошли космонавты – начали работу над проектами космических кораблей, способных летать между звездными системами. В качестве их двигателя использовался наш «космический» портал, способный открываться на расстоянии миллиона километров. Поскольку вывод корабля в космос пока был невозможен из-за раскрытия тайны порталов, все исследования были теоретическими, эксперименты производились с мусорными контейнерами – перемещали их в пределах радиуса действия портала с Земли. В основном тренировались на орбите Луны, отправляя на ее орбиту макеты космических кораблей, которые имели возможность передавать информацию о своем местоположении.

Основной механизм перемещения корабля был разработан нами как серия прыжков – перемещение корабля с блоком портала путем сдвига окна портала относительно корабля. Поскольку для экспериментов в космосе нужен свой космический корабль, которого у нас нет, мы решили отработать этот механизм на морских судах. Купили подержанный грузовой корабль океанского класса, наняли на него команду бывших военных моряков, умеющих держать язык за зубами. Загрузили необходимые припасы для длительного путешествия и отправили в малопосещаемую зону Тихого океана – южнее Австралии.

Корабль с помощью открытия окна портала перемещался на расстояние 40 км. Перед прыжком корабль обследовал с помощью радара зону предстоящего прыжка и вычислял объекты, которые могу пересечь курс корабля, чтобы предотвратить столкновение с ними. Данные с радара поступали в компьютер, который производил анализ безопасности прыжка. Если таковых объектов не находилось, то корабль перемещался на 40 км. Первое окно открывалось на расстоянии 40 км от корабля, второе окно открывалось «перед» кораблем, затем второе окно перемещалось за корму корабля вдоль оси его движения, после этого портал закрывался. Таким образом, корабль оказывался «выброшенным» в первое окно на 40 километров от места старта. Диаметр окна делали около полукилометра, чтобы корабль с мачтами свободно проходил сквозь него.

Таким образом отрабатывали алгоритмы перемещения космического корабля с помощью прыжков – наши порталы пока могли открываться только на миллион километров, что по космическим масштабам очень мало. К примеру, расстояние от орбиты Земли до орбиты Марса – почти 56 миллионов километров. А мы все-таки хотим путешествовать между звездными системами, и расстояние до ближайшей звезды – 4,2 световых года. Поскольку наш космический портал не применим для земных расстояний, мы использовали для экспериментов обычный портал для земных условий, перемещали корабль прыжками по 40 и 70 км (дальность действия обычного корабельного радара – от 48 до 75 км). После первых экспериментов остановились на 40-километровых прыжках – спутник слежения сразу потеряет корабль, и можно давать по 40 прыжков за один эксперимент.

Виталий с помощью меня и команды программистов отрабатывал алгоритмы перемещения корабля, разрабатывалась и обкатывалась аппаратура высокочастотного управления порталом, система предварительного обзора места выхода корабля. Программное обеспечение разрабатывалось группой программистов, аппаратура – отделом электроники.

Начальник отдела электроники Миша Харитонов задал вопрос о наращивании частоты переключения порталов выше 1000 Гц:

– Нужно ли это вообще? И так получается перемещение на миллиард километров в секунду – от такой скорости только мечтать можно.

– Миша, за какое время корабль доберется до Альфа Центавры с такой скоростью? – спросил я.

Миша задумался:

– Расстояние примерно 40 на 10 в 15-й степени километров. За 40 миллионов секунд доберется – 11,1 тысяч часов, или 1,3 года.

– Ну и твое мнение – надо увеличивать частоту или нет?

– Ясно, что надо. Только вот до какой величины? Я думаю, что до 10 МГц мы ее доведем без проблем, только придется хорошо экранировать установку, помехи от такой установки окажутся будь здоров!

– Так и действуйте. Если не ошибаюсь, до Альфа Центавры корабль с такой установкой доберется за час?

– Да, за час с хвостиком – и это круто!

– Удачи, Михаил! – закончил я обсуждение.




Глава 4




Борьба с наркотиками



На очередном совещании Люся подняла наболевший вопрос о наркотиках.

– Уже неоднократно выдвигалось предложение изымать у наркодилеров деньги и пускать их на благотворительность, а сами наркотики уничтожать! Но в итоге руки у нас до этого так и не дошли, ничего в этом направлении не предпринято. Остаётся не так уж много времени до раскрытия информации о порталах, после чего руки у нас будут связаны. Мне кажется, сейчас самое время заняться этой проблемой. Я попросила нашего ангела-хранителя, – Люся кинула на Осипова, – подготовить подробную информацию по теме.

– Вы правы, Людмила, – согласился отец, – мы действительно говорили об этом не раз, но к делу так и не приступили. Прошу вас, Владимир Михайлович, освежите нам память.

Осипов откашлялся:

– Итак, на нашей планете две крупнейшие зоны производства наркотиков. Это Афганистан – героин, и Колумбия – кокаин. Синтетические наркотики производятся в Европе и Азии, но они менее сосредоточены по локациям. В рамках актуальных задач нами изучена ситуации в Афганистане и в Колумбии. Выявлено по полтора десятка лабораторий в каждой стране. Можем немедленно приступать к их ликвидации.

– Уничтожим эти нарколаборатории – создадут новые, не очень-то эффективная мера, – усомнился Андрей.

– Надо дополнить её полным уничтожением посевов мака, – вмешался Виталий. – Их даже из космоса видно.

– Как будем уничтожать, какие будут предложения? – уточнил я.

– Давайте создадим над Афганистаном «озоновую дыру», – предложил Виталий.

– Ты что? Там же вся растительность погибнет! – возмутилась Вика.

– Да, Виталь, это ты перегнул палку, – поддержал я девушку.

– Надо делать локальные окна над каждым полем, – вступил в обсуждение Гоша.

– И каким образом ты облучишь одно поле? – спросил отец.

– По аналогии с космическим телескопом сделаем вакуумную линзу с кварцевым стеклом – через неё и будем облучать, – тут же отозвался Гоща. – Чтоб это осталось незамеченным со стороны, необходимо проводить облучение в солнечный день, с высоты сто-двести метров.

– Интересный вариант, – задумчиво протянул я. – А сколько времени потребуется на каждое поле?

Гоша замешкался на мгновение:

– Так сразу и не ответишь… надо подсчитать.

– Тут всё просто – устанавливаем инструмент диаметром окна, как в станке ЧПУ, и делаем растр по рисунку поля, – предложил отец.

– Тогда один гектар мы сможем обработать за… какая частота у нас в ЧПУ? – уточнил у него Жора.

– Десять мегагерц.

– На гектар сто тысяч точек, сто секунд на каждое поле, – быстро подсчитал Жора.

– Прибавь ещё пять минут на разработку программы ЧПУ: чтобы загрузить рисунок, установить инструмент и так далее, – сказал отец.

– Можно сделать для этой цели специализированную программу, – высказал Андрей предложение. – Загрузить в неё карту района с участками, на карте выбрать нужные поля и дать команду, по программе установка сама всё почикает!

– И сколько времени потребуется на разработку этой программы? – уточнил отец.

– За неделю справимся, – уверенно ответил Андрей. – Сделаем на базе АртКама, благо – лицензия на его модифицирование у нас имеется, программисты постоянно с ним работают.

– Осталось изготовить вакуумное окно из кварцевого стекла, – добавил Виталий.

– Смотрю я на вас, джентльмены, – насмешливо высказалась Вика, – вы прямо как дети, право слово! Получили в руки игрушку и давай думать, как ей играть. Чтобы озоновая дыра подействовала на растительность, ей нужно висеть несколько сезонов!!! А вы за миллисекунду хотите всё уничтожить… Смешно.

– Хм, Виктория, спасибо за своевременную подсказку, озоновая дыра отпадает. Какие будут ещё варианты? – призадумался отец.

– В настоящее время полиция уничтожает посевы обычным скашиванием ручными косами, – сообщила Люся.

– Так давайте и мы скосим! – предложил Жора.

– Опять как в ЧПУ? – спросил Андрей

– Да, всё, что вы задумали сделать в АртКаме – надо делать, нужная штука. Ещё не раз пригодится для обработки площадей, – отозвался отец. – А пока нужно определить оптимальный размер инструмента для скашивания. К примеру, можно сделать косилку диаметром десять метров…

– Нет, лучше плуг-плоскорез шириной десять метров, – возразил Гоша, – он и растения скосит, и корни срежет. Сделаем диаметр один метр и пустим его с шагом сантиметр на один оборот – всё перемелет!

– Типа захвата у комбайна, – поддержал идею Жора.

– Так и деньги можно зарабатывать вспашкой! – воскликнул Андрей.

– Не пойдёт, – остудил его я, – плуг-плоскорез формирует канавку для полезных растений и при вспашке сразу сеет их. А мы можем только корни сорняков порезать, ну и разрыхлить почву.

– Так я понял, насчёт плоскореза для скоса мака возражений нет? – уточнил отец.

– Так им и коку тоже можно косить, – вставил Андрей.

– Решено, – кивнул отец, – срезаем растения, через неделю будем пробовать. За вами, – обратился он к Осипову, – карты и их обработка на отдельные участки для последующей «денаркотизации».

– Будет сделано, – пообещал тот.



***

Через неделю мы собрались в конференц-зале на тематическое совещание. Осипов привёл двух сотрудников, которые должны были заниматься «денаркотизацией» участков.

– Карты загружены в компьютеры, установлены новая модификация АртКама, мы готовы к работе, – доложил он. – Для демонстрации информация будет выводиться на большой экран. Разрешите приступать?

– Приступайте, – позволил отец.

Команда дружно уставилась на экран.

– Селение Ас-Шахам, провинция Надир, Афганистан, – начал комментировать капитан в отставке Лукин, сидящий за компьютером. – Это текущая видеосъёмка с высоты триста метров. Цветущие поля, как вы, наверное, и сами догадываетесь, – это мак. Накладываем на карту рисунки участков – вот так… – на карте появились выделенные жирными границами участки полей с маком. – Выделяем эти контуры полей, – Лукин резво щёлкал мышкой, – даём команду «вычислить траекторию» – готово! Сейчас полдень, на выделенных полях никого нет, люди при обработке не пострадают. Контролируем процесс по видеоканалу. Нажимаем «пуск» – готово! Смотрим на камере!

Участки обработанных полей сменили цвет на зелёно-серый с красными прожилками.

– По Афганистану понятно, – кивнул отец. – Продолжайте работу, Владимир Михайлович. За вами ещё нарколаборатории – что по ним нового?

– Установлено местонахождении тридцати лабораторий, готовим операцию по их уничтожению, – отчитался Осипов.

– Люди при этом не пострадают? – нахмурился отец.

– Нет, обойдёмся без жертв, – успокоил тот. – Распугаем персонал свето-шумовыми гранатами, а после того, как убедимся, что в помещениях никого нет – обстреляем из «Шмеля», всё оборудование и материалы сгорят.

– А что вы нам скажете относительно Колумбии? – спросил отец.

– Предоставлю слово Липницину Александру, он у нас занимался этим вопросом, – ответил Осипов.

На экране появилась карта Колумбии; красным цветом были выделены районы произрастания коки.

– Вот провинция Дель-Сьерра – огромные плантации коки, расположенные в джунглях. Вот карты районов, жирными линиями выделены участки с кокой. Координаты участков занесены в компьютер, их надо обрабатывать ночью, когда там нет людей. Днём там постоянно работают сборщики коки.

– А нет ли более безопасного для людей способа уничтожения растительности? – поинтересовался Андрей.

– Можно заморозить её воздухом из Антарктиды, – предложил я. – Народ сам разбежится. Но это дольше выйдет… Хотя одной ночи в принципе хватит, чтобы заморозить джунгли.

– Так давайте также по растру холодным воздухом наносить «мазки на картину», – оживился Виталий. – Тогда только кока вымерзнет!

– Вариант, – согласился я. – Давление в Антарктиде повышенное, поэтому будем брать воздух на высоте около двадцати пяти метров и распылять его с двадцати метров. Часовые пояса там совпадают, хотя о чём я – в Антарктиде сейчас полярная ночь…

– Отлично, программы у вас готовы? – спросил отец у Липницина.

– Да, только надо заменить «режущий инструмент».

– Андрей, подкорректируй параметры портала, – попросил я.

Тот моментально уселся за компьютер.

– Будем брать воздух с Южного полюса, там сейчас минус пятьдесят градусов. Окно портала, пожалуй, надо увеличить до пятидесяти метров, – вслух рассуждал он, – а высоту забора воздуха понизим, чтобы холодный воздух под небольшим напором выходил из портала.

– Ждите ночи и вместе с Андреем запускайте программу по Колумбии, – дал отмашку отец.

– Так там сейчас полночь! – уточнил я.

– О, точно, вечно я забываю о разнице во времени, – спохватился отец. – Тогда действуйте.

На экране появилась карта районов.

– Жирной линией выделены участки с кокой, – прокомментировал Липницин. – Траекторию мы рассчитали, запускаем процесс и наблюдаем.

Однако на экране была полная темнота: что можно разглядеть на экваторе в полночь?

– Надо бы тепловизор подключить, – предложил Андрей.

– Не стоит, – покачал головой отец, – всё равно результат можно будет оценить только завтра утром. Пусть ваша программа работает дальше, до самого рассвета. Завтра покажете результаты. С полями решили, теперь за вами – нарколаборатории. Показывать нам их не надо, просто уничтожьте. Результаты продемонстрируете на видео. И подготовьте таблицу с данными!

– Будет сделано, – пообещал Осипов.

На этом совещание закончилось.



***

Через неделю мы смотрели видеосъёмку из Афганистана и Колумбии, а также выпуски новостей по этой теме, подготовленные Осиповым. Афганские власти обвиняли НАТО в применении незаконного оружия для уничтожения посевов. Каких именно посевов, они благоразумно умалчивали. Европейские новости сообщали, что героин резко подорожал в связи с гибелью посевов мака в Афганистане. В Колумбии же власти скупо отметили, что неожиданные заморозки уничтожили леса, где произрастала кока – и это, несомненно, вызовет большой скачок цен на кокаин.

Также Осипов продемонстрировал нам видео уничтоженных нарколабораторий и предоставил все данные о поставках наркотиков.

– Отличная работа, – похвалил его отец, – продолжайте в том же духе.




Глава 5




Эликсир бессмертия



– Олег, – обратился ко мне отец, – у меня тут идея возникла, как заработать полсотни миллиардов и купить на них кучу современных заводов в США.

Мне стало любопытно:

– Ну и как же?

– Надо очистить карманы миллиардерам Гейтам и другим богатеньким Буратино, – отозвался он.

– Ограбить, что ли? – удивился я. – Так у них все деньги вложены в акции, а наличные в банке.

– Нет, всё гораздо проще. Предложим им вечную молодость – за это они легко половину своего состояния отдадут, – убеждённо сказал отец.

– Да, в принципе могут… – задумчиво согласился я. – Но ведь тогда станет известен секрет омоложения! А мы же хотим его сохранить?

– Будь уверен, они сами его сохранят. Не захотят делиться! – усмехнулся он.

– Что ж, можно попробовать… Как предлагаешь действовать?

– Встретишься с Мелиндой Гейт, предложишь ей пройти курс омоложения на десять лет.

– Вот в этом ты прав, – кивнул я, – женщина быстрее на такую приманку клюнет и выложит деньги за молодость и красоту.

– Можно и бесплатно, – продолжал отец. – Сразу скажешь, что через месяц после его прохождения у тебя будет к ней дело на двадцать пять миллиардов.

– А может, тебе самому с ней встретиться? Ты же старше Мелинды на десять лет! Как говорится, продемонстрируешь товар лицом.

– Ну, во-первых, не забывай о языковом барьере, а во-вторых – о своём американском паспорте. Как американскому гражданину тебе будет проще, она сможет сделать тебе подарок, который не подлежит налогообложению. Передаст акции на нужную сумму, а в дальнейшем ты обменяешь их на акции нужных нам предприятий. Ну, а насчёт возраста – твой пример тоже будет достаточно убедителен. Можешь согласиться на осмотр личного врача Мелинды – пусть подтвердит, что пластику тебе не делали.

Я и сам уже загорелся этой идеей – приключение обещало быть интересным.

– Для неё даже десять лет омоложения – это такой скачок! Наверняка клюнет. Знала бы она, что у нас в Новосибирске это всем доступно, – усмехнулся я. – Правда, мы не афишируем, что это именно омоложение, так что особого внимания не привлекаем.

– Значит, прямо сейчас работаем с Мелиндой, а после неё займёмся Биллом, – принялся развивать идею отец. – Думаю, полсотни миллиардов на них заработаем.

– По документам я заехал в США месяц назад и ещё не выезжал оттуда, так что начинать операцию можно без проблем. Где поставим оздоровительную установку? – спросил я отца – уж коли он предложил эту идею, пусть даст разумный совет.

– Давай в твоём коттедже в Хьюстоне! – предложил отец. – В этом деле никакой анонимности быть не может, иначе нам просто не доверятся. А этим коттеджем ты уже четыре года владеешь. Блок управления, конечно, будет в другом месте, поскольку после омоложения Мелинда может не удержаться от соблазна завладеть установкой. Где его разместим? Отсюда слишком далеко до Хьюстона, а вот во втором твоём коттедже в Луизиане, пожалуй, будет в самый раз. Там же сейчас наши геологи обитают?

– Они его регулярно посещают, чтобы не выглядел заброшенным жильём. Живут-то все в моём доме, и это больше из соображений безопасности. Охраняют их орлы Григорьева, – напомнил я отцу.

– Что ж, тогда можно начинать, – подытожил отец.

– Трудновато будет с Мелиндой контакт установить, к ней наверняка несколько уровней доступа, – призадумался я. – Пересечься бы с ней где-нибудь на благотворительных мероприятиях… О! Идея! – осенило вдруг меня. – Пожертвую в благотворительный фонд Гейтов миллион долларов, напрошусь на личную встречу – прямо в руки ей чек вручу.

– Отличный вариант! Уверен, она с радостью согласится, – кивнул отец. – Вперёд и с песней!

– Опять работать, – притворно кряхтя, я двинулся к шкафу с порталом, набрал код Хьюстона и перешёл в дом.

Там меня встретил охранник от Григорьева, вежливо поздоровался и спросил, какие будут распоряжения. Я сообщил ему, что прибыл надолго, и поинтересовался, как там моя машина – не так давно я купил большой внедорожник для поездок. Охранник ответил, что обслуживается вовремя, горючим заправлена.

Я прошёл в свои апартаменты, включил ноутбук и принялся искать контакты Мелинды Гейт. Поиск продлился недолго; не мешкая, я отправил короткое письмо на её адрес в благотворительном фонде. В письме я изъявлял желание пожертвовать миллион долларов при условии передачи чека лично Мелинде и возможности поговорить с ней. Теперь оставалось только ждать ответа.

Когда я “перешёл” в США, была уже ночь по местному времени. Утром я вышел на кухню, где застал двух наших геологов: они занимались поиском полезных ископаемых на просторах мирового океана. Для работы с порталами ребята купили огромное ранчо и поставили там большие быстровозводимые ангары, в которых выкладывали керны геологоразведки. Там же, на ранчо, была создана оснащённая самым современным оборудованием автоматическая химико-аналитическая лаборатория, производящая анализ кернов. Работали на ней наши химики-аналитики, которые попадали туда через порталы.

Мы поздоровались, и я спросил у геологов, как успехи. Видно было, что они несколько удивлены моим приходом. Я успокоил их, что у меня здесь другие дела, не связанные с их деятельностью. Мы вместе съездили на ранчо, осмотрели круглосуточно работающую лабораторию, зашли в ангары. Там на стеллажах были выложены керны с месторождений различных ископаемых, жара в них стояла страшная, несмотря на вентиляцию. Начальник участка Геннадий Крошев пояснил, что кондиционеры ставить в ангарах нет смысла – как раз жара позволяет кернам быстро сохнуть, а вентиляция удаляет сырость. Мы резво выскочили из ангаров и прошли в дом, который служил офисом. Там работали кондиционеры, так что мы быстро остыли, после чего ребята рассказали мне о результатах их поисков.

– Короче, всё, что есть сейчас в интернете по поводу месторождений полезных ископаемых в мировом океане – это только вершина айсберга. Мы же делали поиск как на суше – бурили на глубины до пяти километров ниже океанского дна. Соответственно, и результат у нас другой. Если вы можете прочитать в интернете о конкрециях и корках, то есть отложениях, то мы обнаружили обычные месторождения, которые встречаются на суше – железоникелевые и железокобальтовые. Они находятся на глубине от ста метров до пары километров от морского дна. Добыча обычными способами будет нерентабельной, поэтому геологи заточены на поиск поверхностных осадочных пород, которые можно соскребать ковшами с кораблей. В общем, у нас сейчас в разработке крупное железо-марганце-кобальтовое месторождение с промышленными запасами, сравнимое с Курской магнитной аномалией, недалеко от нашего нефтяного месторождения Елена-1. Мы можем хоть сейчас начинать добычу руды с помощью порталов! Но руду нужно где-то перерабатывать, поэтому мы ведём разведку других месторождений, это же документируем, определяем его точные границы, в которых рентабельно вести добычу руды, – закончил доклад Геннадий. – Надо бы приобрести или самим построить горно-обогатительный комбинат и сталеплавильное предприятие, – добавил он напоследок, – а то руда есть, а использовать её некуда.

Я поблагодарил его за информацию, пообещал поработать над этим и отправился домой.

На экране ноутбука меня ждало извещение о письме. Я открыл его – так и есть, ответ от Мелинды! Она готова была принять меня в любое удобное мне время. О как! Теперь нужно было узнать, что там насчёт установки.

Я позвонил по скайпу в Томск и узнал, что к вечеру всё будет установлено в моём доме, а управляющая аппаратура – в Луизиане. Но что-то этот вариант мне не очень нравился… и, подумав, я решил купить для этого отдельный дом.

Набрал в поиске “недвижимости для бизнеса” – и на меня вывалилось море предложений. Так, в центре нам ни к чему, выберем на окраине… Вот интересный вариант: офис фирмы программистов, продают в связи с расширением бизнеса. Похоже, бывший коттедж перепланировали – небольшой дом в семьсот квадратных метров, три этажа, на первом большой холл с ресепшн… в общем, всё, что мне и требовалось. Я немедленно связался с риэлтором, и тот выразил готовность показать мне его уже через час. Мне это подходило.

Я направился в гараж и сел в машину. Гугл показал, что до нужного адреса ехать полчаса – но в итоге на дорогу ушло около сорока пяти минут. Я позвонил риэлтору – он сообщил, что уже подъезжает. Я пока осмотрел здание снаружи – выглядит отлично, сразу видно, что прежде в нём находилась процветающая фирма. На парковке баннер SALE – “продаётся”. Что ж, похоже, именно я его и куплю, тем более и просят не так уж и дорого, всего два миллиона.

– Рад вас видеть, – ко мне подошёл темнокожий мужчина лет тридцати. – Я Коннел Макдаул, риэлтор. Пройдём в здание?

– Пройдём, – согласился я.

Коннел открыл дверь своим ключом, и мы прошлись по холлу первого этажа – чистота и порядок. Предыдущие владельцы не стали демонтировать стойку ресепшн, и это было очень здорово. Так же оставили кресла и столик для посетителей, которые безупречно гармонировали со стойкой. Красота! Мне понравилось. Прошлись по служебным кабинетам – везде такой же порядок и чистота. Коннел сообщил, что продавец нанял дорогую клининговую компанию для уборки после переезда.

– Беру, – сообщил я Коннелу, – оформляйте документы.

Тот сфотографировал мои права, и мы разъехались.

Вернувшись в коттедж, я набросал ответ Мелинде. Попросил назначить встречу через день – надо было перелететь в Сиэтл и успеть привести себя в порядок после дороги.



***

– Здравствуйте, Мелинда, – поприветствовал я её, проходя в офис фонда. – Мне хотелось бы обсудить с вами некоторые приватные темы, если это возможно.

Согласившись, она пригласила меня в свой кабинет. Мы сели в кресла возле журнального столика, Мелинда предложила выпить кофе или чаю. Я попросил зелёный чай, а затем протянул ей проспект Новосибирского центра здоровья, в котором заранее обвёл красным фломастером следующее предложение: “В результате процедур вы полностью выздоравливаете и визуально словно молодеете на десять лет”.

Принесли напитки. Мелинда отхлебнула свой кофе, продолжая изучать проспект, и спросила:

– И ради этого вы решили пожертвовать нам миллион долларов?

– Не совсем так. Я приобрёл такую установку, она располагается в Хьюстоне – поэтому, чтобы ею воспользоваться, вам не потребуется лететь через весь земной шар.

– Так, погодите-ка… Тут написано, что зубы выпадают – но это же недопустимо! – возмутилась она. – Такой вред!

– Прошу вас, дочитайте до конца, – мягко сказал я. – Старые зубы выпадают как молочные, после чего вырастают другие – постоянные. Через месяц после процедур у вас будет полный комплект новых зубов – и все свои. Все штифты, если таковые имеются, и коронки выйдут само собой.

– Хм, интересно, конечно, зубы сменить… Но это не стоит трёх миллионов долларов! – снова возмутилась она.

– Речь ведь идёт не только о зубах, но и о полном излечении всех заболеваний, поэтому и цена такая, – возразил я. – И ещё раз обратите внимание на то, что вы как будто помолодеете на десять лет.

– Ну, “как бы” молодеть на десять лет – это фишка всех спа-салонов, – усмехнулась Мелинда, – не вижу тут ничего нового и необычного, за что можно было бы отдать три миллиона. Хотя новые зубы – это, конечно, здорово… – задумчиво протянула она. – А вы точно меня не разыгрываете?

– Точно. Я лично прошёл через все эти процедуры: а теперь посмотрите на мои зубы. Можете пригласить своего стоматолога и врача, чтобы они тоже меня осмотрели. И взгляните на мои права, – я пододвинул к Мелинде свой бумажник с правами.

Она открыла его и недоверчиво округлила глаза:

– Что?! Вам пятьдесят лет??? Да вы шутите! На вид не дашь больше двадцати пяти!

– На правах мой отпечаток пальца, – возразил я. – Посмотрите ещё мои фотографии в социальной сети, они там с двухтысячного года. Свежих фотографий я не выкладываю, так как не афиширую своё омоложение.

Мелинда быстро набрала в фейсбуке мое имя. Выскочила моя страница, которую я ни разу не обновлял после омоложения. Сравнивая оригинал и фотографии, Мелинда колебалась, до сих пор не зная, верить мне или нет:

– Там же указано, что омолаживает на десять лет?

– Ну, есть тут свой секрет, – ответил я. – Для начала пройдёте первую процедуру, а затем мы продолжим разговор.

– Вы хитрец! Пожертвовали миллион долларов, а заберёте у меня три! – всё ещё сомневалась она.

– Если мы станем друзьями, то можно будет сделать для вас первый сеанс бесплатным, – ответил я.

– Что это значит? – сразу же насторожилась Мелинда.

– То, что ваши друзья станут моими друзьями. Но, конечно, не сразу, а через месяц после процедур, когда вы увидите и испытаете на себе реальную пользу от них.

– Мне надо подумать, проконсультироваться со своим врачом, – нахмурилась Мелинда. – Понимаете, я вас первый раз вижу, поэтому не могу принять такое важное решение сразу. И скажите, в чём ваш интерес?

Я развёл руками:

– Бизнес, просто бизнес. Если вам эти процедуры хорошо помогут, то я смогу продавать их вашим друзьям. Поэтому первая процедура и бесплатна для вас. Во второй раз зубы уже не выпадают, если, конечно, они не больные. Понимаете, эта установка как бы даёт пинок нашему организму, а он уже сам начинает разбираться со своими больными частями, излечивая их. Так сказать, мобилизует свои внутренние резервы.

– Ах, вот оно что! Теперь мне понятен ваш интерес и ваше щедрое предложение. Но всё равно я должна подумать и проконсультироваться.

– Разумеется, это ваше право. Вот чек на миллион долларов для вашего благотворительного фонда. Мой телефон есть в письме, буду ждать вашего звонка – а я улетаю в Хьюстон. Можете приехать туда вместе с вашим врачом, если вам захочется меня осмотреть.

– Была рада с вами познакомиться, – энергично кивнула Мелинда и пожала мне руку на прощание. – Не скрою, вы сделали мне заманчивое предложение, которое надо осмыслить. Но я бы всё же попросила вас задержаться в Сиэтле на пару дней, чтобы не затягивать начало наших партнёрских отношений. Постараюсь побыстрее договориться со своим врачом и стоматологом, чтобы верифицировать ваши данные. Ну и моя служба безопасности проведёт проверку вашей личности – уж извините, без этого никак.

– Без проблем. Я остановился в отеле “Four Seasons Hotel Seattle”, буду ждать вашего звонка, – с этими словами я откланялся.



***

Я неспешно вышел из здания фонда и уселся в нанятый лимузин, который доставил меня в гостиницу. Там я принял душ и заказал обед в номер. Позвонил отцу, сообщил результаты переговоров.

Отец засмеялся, процитировав песню из мультика:

– Тебя не гонят – это плюс!

Я тоже засмеялся:

– Она точно клюнула, никуда от нас не денется. Я тут обдумал ситуацию, я же налоговый резидент Науру, поэтому подготовьте установку там. В США я буду проводить только десятилетние циклы – для рекламы. Миллиардеры не станут связываться с мутными схемами типа “подарков” – для них подходит только платёж за конкретную услугу. Так что циклы омоложения более, чем на десять лет – только в Науру.

Отец пожелал мне удачи и отключился. Я пообедал у себя в номере, достал планшет и принялся искать, чем бы заняться до завтра в Сиэтле, но в это время раздался звонок от Мелинды.

– Я договорилась с доктором, он готов осмотреть вас в пять часов вечера у вас в номере. Вам это подходит?

– Да, вполне, – согласился я. – Жду.

Мелинда приехала через полчаса – с доктором и ещё одним мутным типом, которого представила как сотрудника своей службы безопасности.

– Я попросила проверить ваши отпечатки пальцев. Не возражаете?

Я не возражал. Приложил к его смартфону свой большой палец, и через полминуты тип сообщил, что я – Семёнов Олег, тысяча девятьсот семьдесят девятого года рождения, русский.

– Спасибо за информацию, ну так я об этом вроде и не забывал, – смеясь, отозвался я.

Безопасник удалился, а доктор Полдерс, как представила его Мелинда, попросил меня снять верхнюю одежду и раздеться до пояса. Стесняться своей фигуры мне было нечего, поскольку изверги инструкторы по рукопашному бою сделали из нас всех фитоняшек, так что я спокойно разделся до трусов. Осмотрев меня, доктор сделал своё компетентное заключение – сей тушке примерно двадцать пять лет плюс-минус два года. Он же осмотрел мои зубы и сказал, что видит такие впервые – словно у ребёнка с образцовой гигиеной полости рта.

После этого Мелинда отправила его восвояси и обратилась ко мне:

– Но зачем тебе это нужно, Олег? Я кое-что выяснила про тебя и твою корпорацию Науру-ойл. У тебя за два последних года прибыль более восьмидесяти миллиардов долларов! А тут ты за какие-то жалкие три десятка миллионов долларов просишь моей дружбы?

– Мелинда, я с самого начала был с тобой откровенен: мне нужно иметь в США как можно больше друзей среди богатых. Честно? Я хочу на вас хорошо зарабатывать и тратить эти деньги на покупку высокотехнологичных заводов. Я хочу покупать тут заводы, а зарубежному инвестору могут отказать.

– Что ж, это более понятные мотивы. Но боюсь, что у меня не так уж много друзей, чтобы на выручку от сеансов купить достаточно заводов, – отозвалась Мелинда.

– Главное – начать, а потом пойдёт лавинообразный процесс, – убеждённо заявил я. – Выручка будет не меньше, чем от нефти!

– Дело твоё. Лично я готова пройти пробный тест хоть завтра.

– Хорошо, тогда надо заказать билеты в Хьюстон, – озаботился я.

– Не беспокойся, – улыбнулась Мелинда, – у меня свой бизнес-джет, вылетим сразу же, как соберёмся. Что мне нужно взять с собой?

– Чековую книжку, – пошутил я.

– Она у меня всегда с собой, – засмеялась она. – Но всё же, мне надо будет как-то подготовиться?

– Через пару часов после процедуры у тебя начнётся сильнейшее расстройство желудка, будешь постоянно пить воду и бегать в туалет. Вот к этому морально и подготовься. Продолжаться это будет примерно неделю, затем начнут шататься и постепенно выпадать зубы – надо будет полоскать рот, мы обычно используем для этих целей отвар шалфея, но подойдёт любой антисептик. Потом тебе надо будет лопать кальций вёдрами во всех видах, зубы-то начнут расти, им кальций нужен, – вкратце описал я ей все стадии лечения.

– Кальций вёдрами??? Я столько не съем… – растерянно отозвалась огорчённая Мелинда.

– Расслабься, это просто русское выражение. Гипербола! Тебе надо будет пить витамины с кальцием и кушать творог, – успокоил я.

– Фух, ладно, а то я уже испугалась. Творог я люблю. Значит, вылетаем завтра в полдень – пойдёт? – спросила Мелинда. – Я сниму виллу в Хьюстоне, чтобы пережить там этот месяц.

– Пойдёт, – кивнул я. – Буду в аэропорту в полдень. Скинешь, куда точно подъехать.

На этом мы и расстались.



***

Я усадил Мелинду на нашу установку – всё как полагается, приложил её руку к смартфону для регистрации и включил установку на десятилетний цикл. Вокруг вертелся доктор Полдерс: наблюдал за процессом, дотошно фиксировал каждое моё действие на смартфон – я не препятствовал. Стоило мне закрыть двери кабинки, как Мелинда зажмурилась, очевидно, ожидая чего-то необычного.

– Сеанс окончен! – усмехнувшись, объявил я. – Надеюсь, результат тебе понравится.

– Это что – всё? – ошеломлённо пролепетала Мелинда.

– Всё. Встретимся через месяц – сможешь расцеловать меня за старания, – прикололся я. – Мелинда, запомни, эта установка не продаётся, на ней делаются только десятилетние циклы. Человек может проходить эти процедуры только раз в десять лет. Все данные пациента фиксируются в общей базе данных и действуют по всем филиалам. У тебя есть шанс оставаться в одном и том же возрасте постоянно – ты сможешь пройти следующий цикл в Новосибирске или в любой другой точке.

– Я обязательно тебя расцелую, красавчик! – улыбнулась Мелинда.

Мы тепло простились, и я “перешёл” в Томск.



***

Ровно месяц спустя, оказавшись у себя в хьюстонском доме, я собрался связаться с Мелиндой и узнать, как у неё дела. Пока поздоровался с геологами, узнал у них последние новости – раздался звонок на мой американский номер.

– Олег, я чувствую себя великолепно! – ликующе сообщила Мелинда. – Я и вправду помолодела на десять лет! Боже, это потрясающая установка, я хочу у тебя её купить! Вижу по тебе, что можно проходить процедуру омоложения чаще, чем через десять лет. Продай мне установку, я за ценой не постою! – настойчиво упрашивала она.

– Мелинда, эта установка делает только десятилетние циклы. Более мощная находится в Науру, на ней возможны и более длительные циклы, но у них совершенно другая цена, – невозмутимо ответил я.

– Какая же? – мрачно осведомилась Мелинда, уже предчувствуя предстоящее ограбление.

– Половина твоего состояния: примерно двадцать пять миллиардов долларов, – сохраняя бесстрастность, отозвался я.

Она ахнула и с гневом отвергла моё предложение:

– Ты с ума сошёл! Это не стоит того!

– Ты помолодеешь до двадцати пяти лет и потом просто будешь повторять процедуру раз в десять лет – за три миллиона долларов. Или раз в три года – за триста тысяч, это омоложение на три года. Оставшихся двадцати пяти миллиардов тебе вполне хватит на безбедную и активную молодую жизнь. Подумай, торопиться тебе некуда, десять лет жизни и все болячки, которые у тебя были, ты скинула, – ответил я. – Со своей стороны я готов тебя стимулировать по части привлечения новых клиентов в размере одного процента от выручки. Можешь, конечно, отказаться, я и сам выйду на них. Твои друзья Бесоки с удовольствием пройдут эти процедуры, твой бывший муж тоже. Ну и дальше – по списку миллиардеров.

– Умеешь ты убеждать, – усмехнулась она. – А как быстро я смогу достигнуть биологического возраста двадцать пять лет?

– За три месяца после прохождения процедуры, но деньги, сама понимаешь, придётся заплатить вперед, – я был безжалостен.

– Мне надо подумать, – помедлив, откликнулась Мелинда.

– Хочу тебя заранее предупредить относительно резких шагов типа захвата установки. Её тут уже нет, а ты можешь попасть в чёрный список: после этого тебя даже на десять лет нигде не будут омолаживать, – предостерёг я.

– Ну, ты обо мне плохо думаешь, – возразила Мелинда. – Я за честный бизнес, будем договариваться.

Я кивнул:

– Будем надеяться. Я уезжаю в Науру, пиши на почту, если созреешь. Деньги нужно будет перевести в банк Науру на счет нашей медицинской фирмы, располагающейся на острове.

Мы попрощались.

На этот раз я выехал из США официально, через Мексику – из-за тонкостей налогообложения. Как я уже упоминал, я был налоговым резидентом Науру, там мы и платили налоги с корпорации. С нас, как с физических лиц, налогов там не удерживали по соглашению о разделе продукции. Но мы с отцом, как полагается, подавали налоговые декларации с многомиллиардными доходами, которые регистрировались в налоговой инспекции Науру.




Глава 6




Кража установки омоложения



Мы ждали, когда Мелинда созреет для радикального омоложения. Тем временем наш «Консультативный центр здоровья» в Хьюстоне простаивал, поскольку мы пока не решили, как его использовать. Тем не менее, он находился под охраной.

Через неделю после нашего разговора с Мелиндой внезапно сработала сигнализация – с этой вестью мне позвонил генерал Григорьев. Он спросил, какие будут инструкции и стоит ли вызывать полицию. Я изъявил желание лично проследить за визитёрами – посмотреть, что именно они будут делать в нашем здании, а затем попробовать выяснить имена заказчиков. Григорьев тут же скинул мне видеоканал наблюдения.

Один из налётчиков них был мне определённо знаком – небезызвестный доктор Полдерс, с которым меня познакомила Мелинда! И он явно руководил остальными. Всего их было четверо; они прошли в кабинет с установкой омоложения и принялись демонтировать кабинку. Двое из них изучали подключение к электропроводке и другим коммуникациям. Разумеется, ничего интересного для себя они не обнаружили: наша кабинка имела только смартфон для управления и мишень для синхронизации с порталом, управляемого из другого места. Кабинка была изготовлена из алюминия и пластика, поэтому весила немного; налётчики прямо на руках вынесли её из здания и погрузили в закрытый фургон. Интересно девки пляшут! Я задумался, на кого же работает доктор Полдерс – на Мелинду или кого-то другого? Позвонив Григорьеву, я отдал распоряжение проследить за фигурантами до конца и выяснить все их контакты.

Через два дня Григорьев доложил, что, вероятнее всего, доктор Полдерс проявил личную инициативу и работает на самого себя. Возможно, вдохновлённый результатом омоложения Мелинды, он захотел приобрести такую установку для своих пациентов, понимая, что для него это – настоящее золотое дно. Пока что доктор поставил установку в подвале своего дома в Сиэтле.

Я приказал Григорьеву продолжать наблюдение за Полдерсом – мне нужно было точно знать, причастна ли к его деятельности Мелинда. После этого связался с Андреем, нашим главным программистом, и попросил поставить на смартфон в этой кабинке модернизированное программное обеспечение, которое должно работать по предоплате с американскими тарифами; все остальные функции пусть остаются прежними. Андрей обеспокоенно уточнил, что установка в Луизиане по-прежнему настроена на эту кабинку – её пока не отключали, поскольку я не давал соответствующую команду. Я заверил его, что всё сделано верно. Что ж, понаблюдаем за доктором и посмотрим, что он придумает…

Как я и предполагал, Полдерс попробовал самостоятельно запустить установку. Она благополучно включилась, и на экране смартфона высветился запрос – делать малый или большой цикл. Полдерс, потирая руки в предвкушении, уселся в кресло и выбрал большой. Его попросили приложить большой палец правой руки, чтобы сканировать отпечаток пальца, предварительно закрыв двери кабинки. Он сделал всё, как и требовалось. Загорелось табло: “Недостаточно средств на счёте, вам необходимо пополнить его на три миллиона долларов. Деньги следует перевести на счёт… Ваш ID = 97795495».

Полдерс аж подскочил! Затем, опомнившись немного, начал пытаться изменить входные данные – задал малый цикл, снова уселся в кресло, но перед его глазами опять появилось табло: “Недостаточно средств на счёте, вам необходимо пополнить его на триста тысяч долларов”. Я улыбался, глядя на отчаянные потуги Полдерса, и между тем прикидывал, как можно использовать эту ситуацию в свою пользу.

Смартфон устанавливался в специальное гнездо, чтобы фиксировать лицо пациента и закрытую двойную дверь кабинки. Полдерс схватил его, выскочил из кабинки, сел за компьютер и начал искать хакеров по объявлениям. “Ага, хакнешь ты нашего оператора, как же! Разбежался”, – с усмешкой подумал я. Кабинки управлялись вручную: оператор наблюдал за ними через камеру смартфона и собственноручно включал портал – во избежание возможных травм при некорректном положении пациента или открытых дверей.

Через пару дней Полдерс сдался и окончательно отказался от попыток взлома смартфона. Хакеры доходчиво объяснили ему, что это невозможно: программа только связывается с сервером, а всё управление установкой идёт оттуда. Бедняга Полдерс сидел возле установки, обхватив голову руками, и раскачивался из стороны в сторону – до него, похоже, дошло, что его авантюра потерпела полный крах. Благодаря наблюдению за ним я окончательно убедился в том, что Мелинда была непричастна к этому грязному дельцу.

– Ну и что мы будем делать с этой крысой? – спросил я у партнёров на очередном совещании в Томске.

– Установку изъять, а его на месяц отправить в ссылку на плато Путорана! – предложила Люся.

Гоша был более категоричен:

– Установку назад, доктора на Солнце.

– Олег, я вижу, у тебя есть какие-то свои идеи на этот счёт? – заметил отец.

– Да, – кивнул я, – мне кажется, что как раз его нелегальное положение с этой установкой обеспечит необходимый уровень секретности. Я предвижу следующие шаги Полдерса: найти среди своих богатых пациентов потенциальных клиентов, которые готовы расстаться с тремя миллионами долларов. Себе он, несомненно, возьмёт солидные комиссионные – да и пусть берёт! Мы поставим в Хьюстон другую установку и сообщим Мелинде о краже. Попросим содействия в нахождении воров, так как они явно будут искать себе клиентов среди богатеньких.

– Скорее всего, он выйдет на лидеров преступного мира Сиэтла из клана Колакурсио, – предположил Андрей, изучая что-то в ноутбуке. – Да вот только те ни за что не согласятся платить такие деньги за процедуры, не тот у них уровень доходов.

– Наверняка у него много других богатых пациентов из корпорации Майкрософт – в руководстве компании и среди среднего менеджмента достаточно миллионеров, – сообщила Вика, тоже уткнувшись в ноутбук.

– Непростая задача у воришки, – хмыкнул Жора

– Я думаю, что после легализации порталов нам потребуется нелегальная установка на будущее, – высказался отец.

– Зачем?

– На всякий случай. Власти могут потребовать полный контроль над этими установками. В таком случае мы можем честно сообщить, что одна установка похищена в США, – пояснил он.

– Но тогда нам, наверное, придётся “прикармливать” Полдерса, чтобы у него даже не возникало мыслей задёшево продать нашу установку? – предположила Люся.

– Возможно, он найдёт себе клиентов среди миллионеров Сиэтла, там ведь не только сплошь миллиардеры живут, – иронично протянула Вика. – Пускай делает свой маленький бизнес, не будем ему препятствовать.

– Да, и пусть не сомневается, что все козыри по этой установке у него в руках, – подхватил Жора. – Тогда он будет смело набирать клиентов.

– Хорошо, запасаемся попкорном и ждём начала представления! – пошутил отец, а затем обратился к Григорьеву:

– Генерал, за вами наблюдение за Полдерсом, о существенных сдвигах прошу докладывать немедленно.



***

– Миссис Харингтон, мы с вами закончили витаминный курс, это должно помочь стабилизировать ваши зубы, – доктор Полдерс беседовал с тучной дамой, вдовой промышленника Сэма Харингтона и своей постоянной клиенткой. – Конечно, это больше в компетенции стоматологов, но мне кажется, что они скорее озабочены ремонтом ваших зубов, а не тем, чтобы они не болели, – хохотнул он и добавил, как бы невзначай:

– Кстати, в кругу миллиардеров есть одно нелегальное средство, которое поможет вам кардинально решить проблему с зубами и лишним весом. Но стоит оно очень дорого – шесть миллионов долларов.

– Ого! – воскликнула миссис Харингтон, а затем недоверчиво произнесла:

– Да это, наверное, очередная пирамида для простаков!

– Взгляните на Мелинду Гейт: как она изменилась всего лишь за месяц! – возразил Полдерс. – Скажу вам по секрету, как своей постоянной клиентке: она тоже прошла через такие процедуры.

– Да, насчёт Мелинды вы правы… – задумалась миссис Харингтон. – В последнее время её не узнать. Она куда-то пропадала на несколько недель, а потом вернулась помолодевшей лет на десять. Но я полагала, что это просто пластика… Могу я с ней поговорить по этому поводу?

Полдерс округлил глаза:

– Ни в коем случае! Вы даже не представляете, сколько денег отдала за это Мелинда – как минимум в десять раз больше той цифры, что я вам назвал. У вас всё равно столько нет. Но я же говорю, что у меня есть нелегальный канал для прохождения этих процедур и связь с оператором установки. Если об этом узнают, то канал закроется!

– Хм… а я могу оплатить это банковским чеком? – спросила миссис Харингтон.

– Нет, что вы! Оплата только наличными… и деньги вперёд, – быстро сказал Харингтон, боясь, что она передумает. – Мы запустим процесс очищения вашего организма, и через месяц вы тоже помолодеете на десяток лет! У вас появятся новые зубы и уйдут все болячки, – принялся уговаривать Полдерс.

– Ах, где мои шестьдесят лет! – шутливо воскликнула семидесятитрёхлетняя вдова. – А какие от вас будут гарантии?

– Вы меня давно знаете, тут мой дом и моя клиника, – пожал плечами Полдерс. – Я от вас никуда не денусь, исполню свои обязательства на все сто. Другое дело, что этот вопрос ещё не до конца исследован и точных прогнозов по вашему возрасту я дать не смогу. Однако могу однозначно гарантировать существенное улучшение состояния здоровья, – пообещал он.

Миссис Харингтон всё ещё упорствовала:

– Но для меня даже это – огромная сумма. Почти десятая часть всего моего состояния!

– Сколько денег вы успеете потратить до конца жизни? – задал Полдерс резонный вопрос. – Да и что за качество будет у этой жизни? С каждым годом всё хуже и хуже?

– Ежегодно я трачу около миллиона, а доход – порядка шести, – задумалась дама.

– Вот видите! Вы точно не успеете всё это потратить!

– Похоже на то… – огорчилась миссис Харингтон.

– Это всего лишь ваш годовой доход! Вы же ничего не теряете, если его лишитесь, – продолжал уговаривать Полдерс. – Зато как при этом вы станете выглядеть! Ещё и лишний вес сбросите… Впрочем, это вызовет дополнительные расходы, – добавил доктор невинным тоном, – вам ведь придётся полностью обновить ваш гардероб…

Глаза миссис Харингтон оживлённо заблестели:

– Ха-ха, я как-то не подумала об этом! А я точно сброшу лишний вес? Сколько именно?

– Сколько вы весили десять лет назад? – спросил Полдерс.

– На десяток кило меньше, это точно, – ответила вдова.

– Ну вот столько и скинете. А может быть, и больше, – заверил доктор.

Однако она всё ещё торговалась:

– Может быть, всё же дадите мне скидку… как вдове?

– К сожалению, не могу. Я же говорю – канал нелегальный, приходится подмазывать всю цепочку. Зато дешевле легального в десять раз! Считайте, вы и так получили огромную скидку! – отбил её атаку Полдерс.

– Ну хорошо, – сдалась та, – так и быть, я согласна. Вы положите меня в свою клинику?

– Нет, в связи с большой секретностью и нелегальностью этих процедур вам придётся проходить их дома. Но не беспокойтесь, я буду за вами наблюдать и осматривать раз в неделю, будем каждый день созваниваться… Ну и при необходимости буду приходить к вам по вызову в любое время, – ответил Полдерс.

– А когда и как мы пройдём эти процедуры? – спросила вдова.

– Я должен сделать предоплату оператору, и он выделит для вас окно. На следующий день после того, как вы передадите мне деньги, мы поедем в закрытом фургоне. Дело будет ночью, как вы понимаете, у нелегальных каналов есть своя специфика, – пояснил Полдерс. – В общем, всё зависит от вас – когда вы оплатите процедуры.

– Думаю, что примерно за неделю соберу шесть миллионов наличными, чтобы не привлекать излишнее внимание банка и полиции. Лучше, конечно, было бы чеком, а то вдруг погорим на этом! – осторожничала вдова.

Полдерс задумался. Ему впервые пришла в голову мысль, что просто так положить в карман три миллиона у него не получится. Эх, надо было сделать ещё и банковский перевод в качестве оплаты за сеанс! Как он уже выяснил, платёж был в адрес благотворительного фонда в офшорной зоне. Переводить деньги в неизвестность было опасно, вдова не позволила бы себя “кинуть”. Как не крути, а придётся ему рискнуть – поставить на кон свой дом и клинику.

– Возможен ещё другой вариант, – предложил Полдерс. – Два платежа в адрес моей клиники! Первый платёж – три миллиона – вы делаете сразу. Второй же переведёте после нашего краткого обследования на этой установке. Заключим договор на мою клинику, я буду нести полную ответственность, если ничего не выйдет и аванс не вернётся. Учтите, что я сам делаю это в первый раз, так что крупно рискую.

– Это совсем другое дело, доктор Полдерс! Я могу выписать чек хоть прямо сейчас! – вдова достала чековую книжку и выписала чек на три миллиона долларов.

– Благодарю. Будем надеяться, что мне не придётся продавать свою клинику и дом, чтобы вернуть вам деньги, – с оттенком грусти подытожил доктор.

На этом беседа вдовы Харингтон и доктора Полдерса была завершена. Они распрощались, договорившись созвониться утром и встретиться завтра же. Первый сеанс назначили на десять часов вечера.

В этот же день доктор Полдерс перевёл триста тысяч долларов по своему ID, выданному установкой, и запустил её на средний цикл. Установка отработала и выдала в конце сообщение: «Работа среднего цикла завершена успешно». А не запустить ли вдову тоже на средний цикл? А, нельзя, спохватился Полдерс, там же ограничение по сроку – следующий сеанс возможен только через три года! Ну что ж, придётся всё же рискнуть по полной программе.

Следующим вечером доктор Полдерс привёз в закрытом фургоне вдову Харингтон к своему дому. Там он заставил её надеть на глаза повязку и за руку провёл в свой подвал, где стояла установка. Усадив вдову за установку, он запустил программу полного цикла и, как полагается, приложил палец вдовы к смартфону. Программа выдала ожидаемое: «Недостаточно средств на счете, вам необходимо пополнить его на три миллиона долларов. Деньги следует перевести на счёт… Ваш ID = 9779784».

– Миссис Харингтон, доступ к установке я уже оплатил, теперь следует заплатить за сам сеанс.

– Доктор Полдерс, я могу перевести деньги со своего смартфона на этот счёт хоть сейчас. Я уже немолода, но современными гаджетами пользоваться умею.

– Да, вы можете перевести деньги, но в этом случае я уже не буду нести за них никакой ответственности, – согласился тот после минутного раздумья.

– О нет, тогда получите от меня ещё один чек, – вдова быстро достала чековую книжку и выписала чек на три миллиона долларов.

– Прошу вас, снова наденьте повязку на глаза – и я вас провожу в машину, – попросил Полдерс.

Он отвёз вдову к клинике, у которой ждал её автомобиль.

На следующий день доктор перевёл три миллиона долларов за сеанс вдовы, а ночью вновь отвёз её на установку. Запустил полный цикл – и через минуту на смартфоне появилось сообщение: «Работа полного цикла завершена успешно».

– И это всё? – несказанно удивилась вдова.

– Да, всё. Теперь вам следует оставаться дома и не уходить далеко от унитаза, – предупредил он её в шутливой манере, провожая до машины.

Вновь отвёз даму к клинике, попрощался с ней и попросил звонить при необходимости. После этого сам метнулся в клинику к унитазу, поскольку малый цикл тоже вызывал нещадный понос и выпадение зубов.



***

Через месяц вдова навестила доктора Полдерса. Она тепло с ним поздоровалась и похвасталась своими новыми зубами.

За это время Полдерс успел внимательно изучить рекламные проспекты Новосибирского центра «Здоровье» и окончательно осознал, какая ценная установка у него в руках. Оказывается, средние циклы излечивали почти все заболевания, снимали наркотическую и алкогольную зависимость, а также излечивали от ожирения. Полдерс решил, что нужно перенести установку в свою клинику и выделить для неё отдельное помещение с хорошими замками, чтобы не украли. “Придётся нанять для этого круглосуточную охрану”, – подумал он. Стартовый капитал он уже получил от вдовы Харингтон, за что был ей безмерно благодарен.

– Как ваше самочувствие, миссис Харингтон? – спросил он, улыбаясь.

– Отлично, доктор! Даже великолепно! – воскликнула та с воодушевлением. – Я действительно помолодела на десять лет! Кстати, вы ничего не сказали о моей фигуре, – она вопросительно взглянула на доктора.

– Я вижу, что вы похудели, но насколько – скажу после осмотра. Попрошу вас раздеться до нижнего белья и встать на весы.

Узнав результат, вдова не могла нарадоваться:

– О боже, я похудела на двадцать семь килограммов! Живот резко уменьшился, исчезли отложения на талии! Но чего мне это стоило – неделю не слезала с унитаза, – хихикнула она.

– Стало быть, ваши затраты на лечение оправдались? – спросил Полдерс.

– Разумеется! Спасибо вам, доктор. Я бы ещё раз повторила!

– Это возможно только через десять лет, – огорчил её доктор. – Но, может быть, за эти годы появятся новые установки? Кто знает…

Он попросил вдову подписать документ о завершении контракта, затем проводил её и ушёл в свой административный кабинет на мансарде, приказав секретарше не беспокоить его без весомого повода. Сел в кресло возле журнального столика, достал из бара стакан, насыпал в него льда из холодильника и налил дорогого виски на два пальца. Да, его ситуация с бизнесом повернулась совсем другой стороной благодаря краже этой чудесной установки. Итак, в активе у него два миллиона семьсот тысяч долларов… и, разумеется, сама установка. Теперь надо подумать, как дальше развивать свой бизнес, не афишируя его, а не то хозяин установки предъявит претензии.

Прежде всего нужно было определить первоочередных клиентов, которые смогут заплатить за лечение и омоложение, не распространяя слухов об этом. Доктор начал перебирать в голове своих богатых клиентов и членов их семей: кого из них можно первым привлечь омолодиться? Вдова Харингтон явно помолодела, сбросила вес, сменила зубы, так что в качестве рекламы можно смело намекать на неё в духе: “Я вам этого не говорил, но, между нами, она тоже прошла такое лечение”. Ха, у неё же подруга – вдова Мелингтон! Состояние – под полсотни миллионов, и возраст семьдесят шесть лет, вот уж кто точно согласится. Да и вдова Харингтон наверняка не станет сильно таиться, так что ждать её подругу осталось недолго, пусть даже без приглашения.

Полдерс улыбнулся: жить хорошо и жизнь хороша, скоро очередные три миллиона долларов упадут на его счёт. Но если информация дойдёт до властей, то установку могут просто конфисковать! Полдерс подскочил, его прошиб холодный пот. Надо срочно что-то придумать, чтобы замаскировать само упоминание об установке.

Он начал нарезать круги по кабинету. Так, есть всякие эликсиры, которые якобы продлевают жизнь. Наверное, надо принять этот вариант за рабочий, поскольку воздействие установки для самого пациента незаметно. Полдерс сделал ещё пару кругов по кабинету и залпом допил виски. Точно – эликсир бессмертия! Один приём продлевает жизнь на десять лет! Прием не реже, чем раз в десять лет, иначе смерть… Нет, лучше просто сказать, что иначе эффекта не будет. И вообще, “эликсир бессмертия” – это звучит слишком претенциозно и может сразу выдать установку. Тогда нужно придумать что-нибудь близкое к этому. Да хотя бы “эликсир долголетия” – таких продаются десятки и ни у кого это не вызовет подозрений! Отлично! Добавить таинственности и экзотики – к примеру, тибетский эликсир долголетия. Супер-вариант! Посмотрим, что на эту тему есть в интернете… ага, «тибетский эликсир молодости», и легенда: «Я пью его уже сто пятьдесят лет» – роскошно! Надо позвонить вдове Харрингтон и попросить её забыть об установке.

– Дороти, вы кому-нибудь рассказывали о моей установке?

– Нет, доктор Полдерс, я сидела дома и пока ещё никуда не выходила, – ответила она.

– Я прошу вас молчать об этом. Если весть об установке дойдёт до федеральных властей, у меня её просто конфискуют! И тогда вы не сможете спустя время вновь омолодиться на десять лет! Пока же это сохраняется в тайне – вам, по сути, гарантировано самое настоящее бессмертие! Я понимаю, что вас будут спрашивать о причине такого разительного улучшения здоровья. Давайте договоримся, что вы будете рассказывать всем, будто прошли у меня курс лечения тибетским эликсиром долголетия. Можете даже поделиться со своей подругой миссис Мелингтон. Вы согласны со мной?

– Да, доктор, вы совершенно правы – у федералов нет ничего святого, они запросто могут конфисковать эту установку! Решено, я лечилась у вас тибетским эликсиром долголетия. И он очень дорогой, стоит шесть миллионов триста тысяч долларов. Я правильно вас поняла, доктор?

– Абсолютно верно! С вашей подачи после каждой новой продажи вам будут перечисляться триста тысяч, – промямлил доктор, подумав про себя: вот же стерва, на ходу подметки рвёт.

– Миссис Харингтон, я тут прочитал кое-какую любопытную информацию про этот “эликсир”… Если ежегодно принимать его по микродозе стоимостью двести тысяч долларов, то все накопленные болячки и возрастные изменения будут уходить. Не потребуется принимать каждые десять лет полный курс лечения эликсиром. Но это будет наш с вами большой секрет!

– О, доктор, вы меня обрадовали! За этот секрет стоимость лечения для всех остальных моих друзей останется прежней – шесть миллионов, если обеспечите мне ежегодный курс за полцены.

– Рад слышать это от вас! Мы друг друга хорошо поняли, будем надеяться, что вашим друзьям этот эликсир поможет так же хорошо, как и вам.

Доктор Полдерс тепло распрощался с вдовой и облегчённо вздохнул про себя: слава богу, её ежегодные курсы обойдутся для него без финансовых потерь.

Так, теперь надо быстро придумать, где взять этот эликсир, нужны бутылочки с какой-нибудь гадостью. Доктор кинулся к ноутбуку. А почему бы и нет – вот очередной тибетский эликсир вечной молодости, упаковка сто граммов, стоимость десять долларов. Надо заказать самоклеющуюся этикетку, содрать старую и наклеить свою. Бутылки всё равно буду забирать, так что можно прямо поверх старой этикетки наклеивать. Или просто приклеить дополнительную этикетку – типа «Экстра» или «Эксклюзив». Нет, лучше серия 1, серия 3 и серия 10. Или ранг 1, 3, 10.

Полдерс насыпал ещё льда себе в стакан и налил туда виски. Мысли так и прыгали в его голове. Нет, надо что-то другое. Уровень 1, уровень 3 или уровень 10. Ага, есть ещё термин «ранг» или «дан»… Полдерс рассмеялся. Нет, всё-таки “уровни” будут более корректным определением. Или просто степени. Точно, первая, третья или десятая степень! Отлично, вот и решение. Название “Тибетский эликсир вечной молодости”, «Экстра» первая степень, «Прима» – третья степень, «Эксклюзив» – десятая. Солидно звучит. Покупаем!

Полдерс в несколько щелчков оплатил упаковку из сотни флаконов «Тибетского эликсира вечной молодости». Доставка была назначена на послезавтра – что ж, отлично, раньше принимать никого не стану, решил он.



Через неделю Полдерс с помощью своих техников, обслуживающих медицинскую технику, перенёс установку в цокольный этаж здания клиники, который подготовили для установки томографа. На томограф всё не хватало денег, а в кредит Полдерс залезать не хотел, хотя помещение уже было готово. Установка удачно там разместилась, а тамбуры и помещения для персонала хорошо подошли для охраны и сейфа с эликсиром.

– Здравствуйте, миссис Мелингтон, рад видеть вас. Как ваше здоровье, на что жалуетесь? – спросил доктор Полдерс у сухой старухи, страшной как ведьма.

– Всё болит – спина, суставы! Геморрой замучил! Вены на ногах вылезли, больно – сил нет. Принимаю обезболивающие, ну и те препараты, которые вы назначили, но они только откладывают боль на время. Дороти мне рассказала о тибетском препарате долголетия – о том, как здорово он ей помог. А ведь у неё суставы болели не меньше, чем у меня! Сейчас же совсем перестали. Она сказала, что это стоит бешеных денег – да ну и пусть, зачем они мне, если при этом я не могу себя нормально чувствовать? Помогите мне, доктор! Я готова хоть сейчас выписать вам чек.

– Хорошо, миссис Мелингтон, я готов вам помочь, но Дороти предупредила, что это нелегально и незаконно? – уточнил доктор.

– Предупредила, конечно. А что для меня эта легальность и законность, если мне помочь ничем не могут? – посетовала миссис Мелингтон.

– Отлично. Тогда можете выписывать чек – и я помогу вам.

– Спасибо! Вы так меня обнадёжили, – миссис Мелингтон засуетилась, вытащила чековую книжку и быстро заполнила чек на шесть миллионов.

– Следуйте за мной, – пригласил её Полдерс.

Они прошли в цокольный этаж. Полдерс усадил старуху в кресло и запустил установку, пояснив свои действия так:

– Препарат очень сильный, поэтому у нас ведётся компьютерный учёт пациентов. Следующий приём этого эликсира возможен только через десять лет, компьютер за этим следит.

Смартфон запустился, высветилась хорошо знакомая просьба пополнить счёт и идентификационный номер. Полдерс сфотографировал данные и договорился встретиться со старухой завтра в полдень.

На следующий день Полдерс усадил миссис Мелингтон за установку, запустил полный цикл и дал ей в руки флакончик «Тибетского эликсира вечной молодости» («Эксклюзив» – десятая ступень»). Велел ей выпить эликсир при нём. Старуха послушно осушила флакончик, Полдерс забрал его, закрыл двери и запустил установку. Через минуту засветилось табло: «Работа полного цикла завершена успешно». Доктор ещё раз напомнил миссис Мелингтон о том, что примерно через два часа начнётся сильнейшее расстройство желудка, а через неделю начнут выпадать зубы. Та подтвердила, что помнит и будет звонить ему.

Полдерс проводил вдову до дверей и поднялся к себе в кабинет на мансарде. Сев в кресло, он налил себе элитного виски Макаллан – теперь он вполне мог себе это позволить. Ещё три миллиона упало на его счет. Теперь надо месяц ждать результата. В глубине души его всё ещё грыз червячок сомнения: а вдруг производители этой установки его кинут? Она же краденая.

Достав из кармана флакончик из-под эликсира, доктор задумался, куда девать тару. Её надо было уничтожать бесследно, чтобы никто не выяснил состав и не объявил доктора в мошенничестве. Недолго думая, Полдерс налил во флакончик воды из графина и закрутил пробку – ничего, на второй раз пойдёт. А то мало ли – вдруг у кого-то обнаружится аллергия на оригинальный состав эликсира.





Конец ознакомительного фрагмента. Получить полную версию книги.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/valeriy-kobozev/missiya-vypolnima-novyy-uroven/) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.



Приснился сон, в котором я, умирающий старик, передаю себе послание со схемой пространственного портала. Проснулся, зарисовал, проверил — открыл портал в пространстве, можно перемещаться с континента на континент или в космос! Начал зарабатывать большие деньги с помощью порталов, как классический попаданец из будущего в настоящее, скрывая само существование порталов, этой супер технологии будущего. За пять лет создали крупный международный холдинг, успешно работающий во многих отраслях экономики. Используя порталы, выбрасываем на Солнце токсичные отходы, добываем нефть и газ, производим уникальные металлообрабатывающие станки, лечим людей от различных заболеваний, при этом использование порталов остается засекреченным. Мы подготовились к открытию информации о существовании порталов для правительства РФ с максимально сильной позицией. Теперь нам предстояло совместно с властями страны укрепить оборону с помощью порталов, чтобы в дальнейшем использовать порталы в экономике страны.

Как скачать книгу - "Миссия выполнима. Новый уровень" в fb2, ePub, txt и других форматах?

  1. Нажмите на кнопку "полная версия" справа от обложки книги на версии сайта для ПК или под обложкой на мобюильной версии сайта
    Полная версия книги
  2. Купите книгу на литресе по кнопке со скриншота
    Пример кнопки для покупки книги
    Если книга "Миссия выполнима. Новый уровень" доступна в бесплатно то будет вот такая кнопка
    Пример кнопки, если книга бесплатная
  3. Выполните вход в личный кабинет на сайте ЛитРес с вашим логином и паролем.
  4. В правом верхнем углу сайта нажмите «Мои книги» и перейдите в подраздел «Мои».
  5. Нажмите на обложку книги -"Миссия выполнима. Новый уровень", чтобы скачать книгу для телефона или на ПК.
    Аудиокнига - «Миссия выполнима. Новый уровень»
  6. В разделе «Скачать в виде файла» нажмите на нужный вам формат файла:

    Для чтения на телефоне подойдут следующие форматы (при клике на формат вы можете сразу скачать бесплатно фрагмент книги "Миссия выполнима. Новый уровень" для ознакомления):

    • FB2 - Для телефонов, планшетов на Android, электронных книг (кроме Kindle) и других программ
    • EPUB - подходит для устройств на ios (iPhone, iPad, Mac) и большинства приложений для чтения

    Для чтения на компьютере подходят форматы:

    • TXT - можно открыть на любом компьютере в текстовом редакторе
    • RTF - также можно открыть на любом ПК
    • A4 PDF - открывается в программе Adobe Reader

    Другие форматы:

    • MOBI - подходит для электронных книг Kindle и Android-приложений
    • IOS.EPUB - идеально подойдет для iPhone и iPad
    • A6 PDF - оптимизирован и подойдет для смартфонов
    • FB3 - более развитый формат FB2

  7. Сохраните файл на свой компьютер или телефоне.

Рекомендуем

Последние отзывы
Оставьте отзыв к любой книге и его увидят десятки тысяч людей!
  • константин:
    12.08.2022
  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *